Форум
Весна идет, весне дорогу!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиГорький ветер перемен,миди с ФБ-2017

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 19 Окт 2017 01:48    Заголовок сообщения: Горький ветер перемен,миди с ФБ-2017
Ответить с цитатой

Название: Горький ветер перемен
Автор: Lake, Tabiti
Размер: миди, 6423 слова
Персонажи: Мануэль Каррера, Стелла Кинг, Харама, полковник Сур, ОМП, ОЖП
Категория: джен
Жанр: ангст, драма, экшн
Рейтинг: R
Краткое содержание: "— Орландо, между нами, он что, правда какого-то урода кислотой полил?
— Неужели ты думаешь, что я, как Мафей, расспрашивал его о таких вещах? Неужели у меня хватило бы ума лезть с вопросами к человеку, дважды потерявшему семью?" Оксана Панкеева. Путь, выбирающий нас.
Примечание: Имеются реплики из канона.
Предупреждения: насилие, смерть второстепенных персонажей.

Получая в Даэн-Риссе из рук мэтра Истрана, уважаемого придворного мага Ортана, премию Королевского университета за выдающиеся достижения в области химии, молодой и перспективный учёный Мануэль Каррера и предположить не мог, что ему когда-либо придётся стать революционером. Но судьба – штука непредсказуемая. Попытаться поспорить с ней, конечно, можно, но это не всегда удаётся, даже если тебе известно будущее. А если нет?
Четыре года спустя после этого счастливого события в родную Мистралию пришла беда в виде Ордена Небесных Всадников, и спокойно заниматься науками стало практически невозможно.
Поначалу никто и подумать не мог, что какая-то захудалая секта сумеет устроить государственный переворот и прийти к власти, но именно так и произошло. Проповеди странных людей в бело-голубых плащах становились всё смелее, обещая пришествие некоего Небесного посланника и власть Божественного Повелителя. Те, кто пытался к ним внедриться, проходили магическое посвящение и становились верны Повелителю и Ордену Небесных Всадников.
А затем кто-то провёл в королевский дворец Кастель Коронадо захватчиков, среди которых были сильные маги и мистики. Перебив охрану, Всадники добрались до королевской семьи. Началась резня, дворец был взят. Погиб король Ринальдо, его сыновья — принцы Ринальдо и Коррадо, сестра короля принцесса Габриэль, старший придворный маг мэтр Хавьер. Захватчики оставили в живых только пятнадцатилетнего принца Орландо, сына Габриэль, потому что знали, что он обладает магией, и хотели склонить его на свою сторону. Выйдя в город, они захватили правительственные учреждения, справились с гарнизоном, ибо не нашлось никого, кто мог бы организовать сопротивление.
Так у власти утвердились Небесные Всадники.

Мануэль в это время преподавал в университете и продолжал изучать химические науки. Разумеется, всё произошедшее ему решительно не понравилось, но любимая жена со страхом в глазах умоляла его держать язык за зубами, и он послушался. Ровно до тех пор, пока однажды к нему в университет не явились представители новой власти и не потребовали сотрудничества. Мануэль в тот день задержался на работе, проверяя лабораторные студентов, и не сразу услышал, как открылась дверь кабинета. И только когда от порога раздался низкий тяжёлый голос, он поднял голову.
— Мануэль Каррера? — коротко спросил вошедший, сделав знак своему напарнику закрыть дверь.
— Да, — настороженно кивнул Мануэль. — Чем обязан?
— Вашей премией в области химии, — хмыкнул незваный гость, не сочтя нужным представиться. — Говорят, вы выдающийся учёный-химик.
Мануэль промолчал, ожидая продолжения и уже догадываясь, каким оно будет. И не ошибся.
— Мы хотели бы видеть вас в своих рядах, — прямо заявил Всадник. – Нам чрезвычайно необходимо сотрудничество такого человека, как вы.
— Я вне политики, — ответил Мануэль, всё же надеясь убедить этих фанатичных представителей новой власти. — Я простой учёный и преподаватель.
— Не простой, а очень талантливый, — настойчиво повторил Всадник. — Позвольте заметить — пока мы вежливо вас просим. Но если придётся — будем настойчиво убеждать. Не доводите до крайностей, вам это не понравится. Ни вам, ни вашей дражайшей супруге.
Мануэль побледнел и непроизвольно сжал кулаки, стараясь сдержать эмоции. Ублюдки! Хладнокровные, бесчувственные твари! И ведь действительно рука не дрогнет убить беззащитную женщину, которая здесь вообще ни при чём!
«Если вы хоть пальцем её тронете...», — рвалось с языка, но, сделав над собой усилие, вслух он сказал совсем другое:
— Хорошо, я подумаю.
— Сразу бы так, — довольно осклабились Всадники. – Мы зайдём на днях и надеемся, что ответ будет положительный. Это в ваших интересах, поверьте.
– Не сомневаюсь, — стараясь держать голос ровным, ответил Мануэль.
Когда дверь за ублюдками закрылась, он откинулся на спинку стула и несколько минут сидел без движения, глядя в одну точку. Потом, тряхнув головой, вернулся к работам студентов и тщательно проверил все до последней. Аккуратно сложил тетради стопкой, встал, закрыл окно, вышел, запер дверь кабинета на ключ и отправился домой.
Ему предстоял выбор, о котором не стоило даже размышлять.

Каролина была дома и, как всегда, встретила любимого мужа улыбкой. Но увидев его озабоченное лицо, перестала улыбаться и тревожно спросила:
— Что случилось, любимый?
— Мы уезжаем, — коротко ответил Мануэль. — Немедленно.
— Но…
— Собирайся. Потом всё объясню.
— А куда мы едем?
— В Аррехо. Там живёт мой хороший друг. Сначала остановимся у него, а там видно будет.
— Что видно? Да что происходит?!
— Спокойно, — Мануэль подошёл и нежно обнял жену. — Не волнуйся. Всё будет хорошо.

***

Спустя три дня они уже осваивались на новом месте. Друг Мануэля – Альберто – работал учителем химии в местной школе. Туда же он помог устроиться и Мануэлю. Более того — выделил ему и Каролине комнату в своём небольшом доме, за что они были ему безмерно благодарны. Когда вопрос жилья и заработка разрешился таким чудесным образом, Мануэль смог немного расслабиться, хотя мысли то и дело возвращались к Небесным Всадникам и их предложению. Он надеялся, что его не станут искать, но при первых же признаках опасности был готов снова сорваться с места, чтобы не попасться самому и не подставить под удар любимую жену и друга.
Так прошло около трёх лет. И в один прекрасный день из столицы до Аррехо дошли вести о свержении власти Небесных Всадников. Их место заняла Партия Народного Освобождения, и люди с радостью приняли эту новость, надеясь, что их жизнь изменится к лучшему.
Поняв, что ему не нужно больше скрываться, Мануэль от всей души поблагодарил Альберто и вместе с женой вернулся в Арборино.
В университете его встретили очень радушно. Настроения там царили самые радужные.
— Мануэль, как ты вовремя вернулся, — воодушевился его старый друг Родриго Диас. — Пойдем скорее в лабораторию, я тебе кое-что покажу!
В лаборатории Каррера с интересом осмотрел несколько металлических полосок, соединённых проволочками.
— Медь и цинк, верно?
— Они самые, а сейчас мы сюда водичку нальём… — Родриго стал тщательно размешивать в большой банке соль.
Затем друзья погрузили конструкцию в ванночку. Ещё несколько манипуляций и наверху появилась яркая дуга.
— Молния, видишь!
— Впечатляет! Гномы и маги обзавидуются, — хмыкнул Мануэль. Только… ты там соль растворяешь?
— Ну да.
— Слушай, а попробуй кислоту.
— Серную?
— Да, только осторожней с ней. У нас остались запасы?
— Да, от твоих экспериментов ещё есть немного. Но вот азотной уже мало.
— Это плохо. Я как раз собирался продолжить. Надо бы заказать. А ещё лучше наладить самим.
— А, это твое универсальное средство, которое и кормит, и лечит, и калечит?
Мануэль когда-то много работал с серной и азотной кислотами, синтезируя одно интересное вещество. Судя по всему, оно годилось и на удобрение, и на лекарство, и на взрывчатку. Недаром эти долбаные Всадники так интересовались его работами.
— Оно самое. Но у меня ещё идеи появились. В Аррехо лаборатория у меня была маленькая, заказывать реактивы не мог, опасался, что найдут. Сам, конечно, кое-что сделал, но этого мало, мало!
— Кто бы сомневался?
— А кстати, — вдруг помрачнел Мануэль, — новые власти сюда ещё не лезли?
— От них приходил один господин, толкнул воодушевленную речь и обещал помогать всем, чем может. Сказал, что наука и образование — гарантия нашего процветания, но что ученые должны приносить практическую пользу и бла-бла-бла….
— Пользу? М-да, — насторожился Мануэль. — Интересно… Ты им мог бы ответить, что с твоих молний будут когда-нибудь налоги собирать.
— Не подумал. Да ты не беспокойся, — махнул рукой Родриго, — они не то, что эти Всадники, они хотят восстановить монархию.
— Кого же они на трон собираются посадить? Вся королевская семья ведь погибла.
— Принц Орландо жив, самый младший, племянник покойного Ринальдо. Он же маг, так его в полиарговом ошейнике три года держали на цепи в подвале, хотели заставить на себя работать, а он так и не сдался.
— Это ты всё в газетах прочитал? — хмыкнул Мануэль. — Если правда, то парень молодец.
— Правда, я же не дурак, умею читать между строк. Парнишка действительно молодец. Вот увидишь, скоро всё будет, как раньше.

***

То, что как раньше не будет, Каррера понял луну спустя, когда про Орландо внезапно перестали писать, а по городу пошли слухи, что он то ли убит, то ли сбежал.
А потом стало ещё хуже. Впрочем, сначала все было даже очень неплохо.
Заявки на реагенты наконец-то выполнили, и в университетскую лабораторию доставили несколько ящиков, заполненных бутылями с серной, соляной и азотной кислотами.
Мануэль занимался своим синтезом, а Родриго с воодушевлением продолжал делать молнии. Теперь его устройство из меди и цинка представляло собой внушительный столб, который помещали в большую ванну с кислотой.
Разумеется, пришлось позаботиться и о защите.
— Будь осторожен, — сказал Мануэль Каррера другу, когда узнал о его проекте.
— А сам ты? И разве фартука, перчаток и маски не хватит?
— Я работаю не с такими большими объемами, а ты, вижу, слишком увлёкся. Нужен сплошной защитный костюм. Да и ванну надо оборудовать хорошей крышкой.
— Да я кислоту растворяю под тягой!
— И тягу пора ремонтировать, — проворчал упёртый алхимик.
— А я знаю, кто нам поможет, — вспомнил Родриго. — Недавно я познакомился с одним переселенцем, он очень толковый инженер. Голова у него варит — дай боги!
Переселенец, которого звали поморским именем Сергей, действительно охотно согласился помочь. И вскоре установка Родриго заработала, давая вполне приличную дугу.
— Мы скоро собственные молнии будем делать, как маги, — радовался тот.
Мануэль тоже был доволен своей работой, и как-то перестал думать о политике.
Но вскоре политика вспомнила о нём.
Началось с того, что однажды Сергей, который уже обжился в университете, не пришёл на работу как раз, когда сдавали важный проект. Человек он был обязательный, да и сам в нетерпении ждал этого дня. Так что вряд ли он просто загулял.
«Заболел», — подумали друзья и решили навестить приятеля.
Однако дома его не оказалось. Они долго стучали в дверь, пока на шум не выглянул сосед.
— Вы кто такие? Серхио нет.
— А куда он ушёл, не знаете?
— Не он ушёл, а его ушли, — мрачно буркнул тот. — Забрали вашего приятеля. И вы уходите, чтобы с вами того же не было.
Мануэль и Родриго попытались расспросить, но тот либо больше ничего не знал, либо не хотел говорить.
На другой день Мануэль Каррера отправился к ректору.
Тот принял его сразу.
— Господин Каррера, рад вас видеть, чем могу помочь?
— Господин ректор, вчера по неизвестной причине арестован инженер нашей лаборатории Сергей, — начал тот.
Но ректор тут же помрачнел и перебил:
— Всех переселенцев забирают по приказанию советника Блая. У нас ещё одного специалиста сегодня схватили. Ничем не могу вам помочь.
Мануэль вздрогнул. Странный человек со странным именем Блай совсем недавно появился в верхах и тут же занялся обустройством ещё более странного сооружения, несколько лет назад появившегося на месте замка Кастель Милагро. Мануэль и сам тогда заинтересовался и даже съездил посмотреть на это здание, но понял только, что оно явно переместилось из другого мира. А вскоре ему пришлось бежать, и он, если честно, позабыл про Кастель Милагро. Да вот, пришлось вспомнить.
— Там какая-то особая тюрьма, — понизив голос, сказал ректор.
Мануэль кивнул. Он понял, что его опять не оставят в покое, хоть он и не переселенец. Надо сегодня же бежать, благо опыт уже есть.
Однако сначала он зашёл в лабораторию, чтобы собрать кое-какие реактивы. Но ничего не успел.
— Мэтр Мануэль,— постучал в дверь знакомый студент, — вас зовут к ректору.
— Да что ещё случилось? Или, может быть, есть вести про нашего Сергея?
— Не знаю, там кто-то из министерства или ещё откуда-то приехал.
Мэтр встревожился. И не зря.
В кабинете ректора сидел человек с малоприметным и одновременно каким-то неприятным лицом.
— Советник Блай, — представил его ректор ровным голосом. А в глазах явно читалась мысль: «Вот видите».
— Господин Мануэль Каррера?
— Да, я. Чем обязан?
— Правительство интересуют ваши разработки взрывчатых веществ, — с места в карьер начал Блай.
— Моя работа в этом направлении пока не двигается, — осторожно ответил Мануэль.
— Подумайте хорошенько, мэтр, — бесцветные глаза Блая буравили его лицо. — Иначе, сами понимаете…
— Мне нужно время до завтра.
— Думайте, — нехорошо усмехнулся Блай.
Мануэль, уже не возвращаясь в лабораторию, помчался домой, чтобы скорее забрать Каролину и бежать, наверно, уже из страны. Надо бы найти лодку — и в Эгину. Или попытаться перейти через Зелёные горы? Он перебирал варианты, пока не ворвался в дом.
Каролины там не оказалось. «Вышла на рынок? Пошла в гости к подруге?» — попытался он себя успокоить. Но аналитический ум ученого безжалостно твердил: «Её тоже забрали. Я опоздал». В квартире был порядок, обыска, видно, не делали. Деньги остались на месте, а в тайнике лежал компактный ручной арбалет.
Он бросился во дворец, решив обратиться к самому президенту.
Однако ничего не получилось.
— Господин президент сегодня не принимает. Мы можем записать вас на следующую неделю.
Мануэль скрипнул зубами.
— А могу ли я встретиться с советником Блаем?
— Господин Блай сегодня также занят. Он примет вас завтра, перед отъездом в Кастель Милагро.
Значит, Блай решил его шантажировать.
В последней надежде Мануэль побежал в полицию, чтобы сделать заявление о пропаже жены.
Там к нему сначала отнеслись с пренебрежением.
— Да что вы волнуетесь, вечером придёт ваша жена! Загуляла где-то! — хмыкнул полицейский. Но, взглянув в бешеные глаза посетителя, всё же принял заявление.
Мануэль вернулся домой, забрал арбалет и деньги и отправился в университет.
Родриго, который поздно задержался на работе, только и сказал:
— Ну и дурак же я был, что верил этим.
— Да я могу сдаться для вида этому демонскому Блаю, лишь бы её отпустили. Только… вряд ли отпустят. Ублюдки! Всех убью, и Блая — первого!
Наутро Мануэль решил всё же заглянуть домой. Несмотря ни на что, у него оставалась надежда.
Но буквально на пороге его окликнули.
— Господин Каррера? Я из министерства безопасности. Вам надо явиться туда, чтобы забрать тело.
— Что?
— Тело вашей жены.
...Каролина была как живая, только на виске виднелась рана, и лицо было залито кровью, уже подсохшей.
— Как это случилось? — прошипел Мануэль.
— Не знаю, меня при этом не было, — ответил сопровождавший его сотрудник. — Обратитесь к советнику Блаю.
Того на месте не оказалось.
— Он уехал в Кастель Милагро, — сообщил его помощник, Аугусто Гарсия.
— Кто допрашивал мою жену? — прорычал Каррера.
— Блай.
— И вы?
— Да, она была неосторожна, сама виновата, шарахнулась слишком резко, упала и проломила висок.
— Шарахнулась?! Сама проломила? Вы думаете меня обмануть? — взревел Каррера, бросаясь на помощника Блая. Но охранники тут же схватили его и буквально вышвырнули из кабинета.
— Скажите спасибо, что тело вам отдали, — бросил вслед Гарсия.
«Скажу, ещё как скажу!» — подумал Мануэль.

***

— Ты с ума сошёл! — ужаснулся Родриго.— Не лучше ли просто зарезать?
— Нет, я хочу, чтобы он помучился, и чтобы другие поняли, что со мной так поступать нельзя.
— Но ведь и зарезать можно больно? Он будет мучиться несколько дней, кишки воспалятся, начнется перитонит…
— Могут успеть спасти. Мне нужен верный способ. Поможешь?
— Помогу. Мне тоже нельзя здесь оставаться. Как бы советник не заинтересовался моими молниями, хотя, говорят, в Кастель Милагро у него уже что-то такое есть…
— И я знаю, кто нам ещё поможет.
— Кто же?
— Родственники тех, кого уже отправили в Кастель Милагро.
— А ты таких знаешь?
— Найду. Например, у министерства безопасности их можно встретить.
— Тебе нельзя там появляться, узнают.
— Загримируюсь.
— Нет, я сам схожу. Но загримироваться тебе полезно. И снять квартиру под чужим именем, а встречаться будем раз в два дня в разных местах.
— Видно, у тебя не только Луч, но и Тень есть, — невольно восхитился Мануэль.
— Да, маги мне говорили.
Так началась подпольная жизнь Мануэля Карреры. Два дня он просидел на новой квартире, и это было тяжелое время. Перед глазами всё время стояла Каролина, сначала живая, а потом мёртвая. Надо было бежать сразу же, когда арестовали переселенца. В тот же вечер. И Каролина была бы жива, и они были бы уже на пути в Эгину или Ортан, а там… он смог бы спокойно заниматься наукой. Но теперь… теперь всё. Он уже не просто алхимик, он воин. Потому что ярость не даёт ему покоя. А Луч подсказывает, как использовать научные знания, чтобы отомстить этим ублюдкам, убившим его любимую,
Соратники нашлись удивительно быстро. Уже на третий день Родриго привёл на место встречи парня и девушку.
— Это Армандо и Луиса.
— У меня арестовали отца, — сказал Армандо.
— А у меня брата, — добавила Луиса. И мы боимся, что и нас…
— Луиса Льянос? — вспомнил Мануэль. Это была одна из немногих девушек-студенток на факультете естествознания, где он преподавал до первого переворота. У неё был неслабый Луч, и она делала успехи.
— Да, мэтр, — печально улыбнулась та.
— Вам бы уехать из страны. И то, что я собираюсь сделать, девушке лучше не видеть.
— Я не уеду, пока не узнаю, что случилось с братом, — упрямо заявила она, покосившись на Армандо. Видимо, он ей говорил то же самое. — И если вам надо кого-то поймать, я помогу.
— Советника Блая и Аугусто Гарсию.
— Гарсию? — вспыхнула она. — Знаю этого негодяя. Он хотел, чтобы я с ним переспала, тогда, мол, отца освободят. Но я не поверила. А теперь могу сделать вид, отвлечь хотя бы.
Каррера поморщился. Недостойно и не подобает использовать девушку как подсадную утку. Но, посмотрев ей в глаза, понял: она не отступится. И медленно кивнул.

***

Неделю спустя, в темный безлунный осенний вечер, Мануэль, Родриго и Армандо молча ждали свою жертву. Гарсия с Луисой показались из-за угла.
— Вот мой дом, я же говорила, что нет смысла ехать в экипаже, слишком близко.
— А это чей экипаж? — настороженно спросил чиновник. Ты куда меня при…
Он не успел закончить. Удар по голове мгновенно лишил его сознания.
— А вы его не убили, мэтр?
— Нет, так просто он у нас не умрет, — сквозь зубы прошипел Мануэль. — Быстро уносим!
И друзья уложили Гарсию в заранее нанятый экипаж. Армандо уселся на козлы.
По дороге чиновника связали и на всякий случай заткнули ему рот.
Вскоре они подъехали к зданию университета.
— Мы с вами, — решительно сказала Луиса.
— Нет, и Армандо тоже не пойдет. У нас только два защитных костюма.
— Но можно же фартуки взять, перчатки, маски? — напомнила юная естествоиспытательница.
— Нет, их не хватит, и рисковать я не буду. Луиса и Армандо, ждите нас до утра. Если не вернемся, уезжайте из города и из страны. А пока лучше спрячьтесь с лошадьми вон в том переулке. И будьте осторожны.
— В случае чего сделаем вид, что мы — парочка.
Гарсию, который уже начал приходить в себя, плотно замотали в плащ и понесли к отдельному входу в лабораторию.
— Мэтр Мануэль, мэтр Родриго? — внезапно раздался знакомый голос сторожа.
— Хуан, доброй ночи!
— Срочная работа, как всегда? — понимающе кивнул Хуан на их ношу.
— Да, эксперимент нельзя прерывать.
— Удачи вам, мэтры!
«Хорошо, что не пришлось его убивать, — мельком подумал Каррера, — вряд ли у него будут неприятности, всё свалят на нас, а мы уже сюда не вернёмся».
Посередине пустой лаборатории стояла большая ванна для молнии, которую вызывал Родриго.
— Так, я сейчас этим займусь, а ты переодевайся и тащи сюда кислоту, только не разбавляй.
Гарсия дернулся — видимо, услышал и понял.
— Ну, — медленно сказал Мануэль, развязывая врагу рот. — Теперь расскажешь всё по порядку и только правду.
— На помощь! — заорал тот. — Убивают!
— Не старайся, лаборатория звукоизолирована. Итак?
— Да она сама упала, сама! Советник её только припугнуть хотел, чтобы она потом вас уговорила на нас поработать.
— Врёшь! Кто помог ей упасть? Ты или он?
— Не я!
Мануэль достал нож и молча рубанул по большому пальцу жертвы. Раздался хруст, из обрубка хлынула кровь.
Тот дико заорал:
— Нет!
— Да!
Каррера медленно подцепил его штаны между ног, резанул ткань и поднес нож к члену.
— Мы не хотели её сразу убивать!
— А, значит, потом хотели!
— Она к окну кинулась, наверно, прыгнуть хотела, дура, там решётки! Я её только придержал, а она кусаться стала! Блай её по голове и ударил, этим, как его… пистолетом. Но не рассчитал. Я не виноват, слышите!
Мануэль отпустил гениталии Гарсии, и тот, было, облегченно перевел дух.
— Знаешь, мне лично всё равно, кто из вас нанёс смертельный удар, ты или твой гребаный советник. Вы оба умрёте, но первым будешь ты. Родриго, у тебя всё готово?
— Да, вполне хватит.
Каррера быстро натянул защитный костюм, снова завязал Гарсии рот — звукоизоляция звукоизоляцией, а лучше не рисковать, — затем они вместе с Родриго уложили его в ванну, и он без жалости вылил на него целую бутыль концентрированной серной кислоты. Гарсия замычал и забился, лицо его стало покрываться белой корочкой, на вид безобидной. Она быстро становилась коричневой. Мануэль заметил, что повязку, закрывающую рот, начало разъедать.
«Наверно, успеет крикнуть», — подумал он, опрокидывая на него вторую бутыль.
Повязку все-таки разъело. Гарсия попытался держать рот закрытым, но не выдержал и закричал. Крик тут же перешел в хриплый кашель: кислота попала в гортань. Изо рта хлынула рвота пополам с кровью. Он стал задыхаться, снова закашлялся. И вдруг всё прекратилось. Гарсия рухнул на дно ванны.
— Жаль, — проронил Мануэль, — быстро сдох. Давай еще кислоты.
— Ты что, хочешь его растворить? Это же долго. И много бутылей понадобится.
— Долго. И лучше было бы взять соляную. Или плавиковую. Но мы не можем ждать. Нет, я просто хочу сделать так, чтобы его не сразу опознали. — И он взял третью бутыль.
… Через некоторое время лицо жертвы превратилось в коричневато-серую бугристую поверхность, где невозможно было различить щеки и нос. Губы и веки разъело, и из раскрытого в безумном последнем крике рта виднелись пеньки разрушающихся зубов и почерневший остаток языка. Глазные яблоки растворились практически полностью, оставив черные провалы. Мануэля замутило. Ну вот, начало мести положено. Но что же дальше? Найдет он Блая, убьёт его. А потом? Нет, надо сделать всё, чтобы прекратить это безобразие навсегда.
— Знаешь, я не успокоюсь, пока это проклятое правительство не исчезнет. Надо возвращать страну к нормальной жизни. Сколько бы времени на это ни ушло.

***

Два года спустя Мануэль Каррера уже понимал, что времени действительно уйдет очень много. Правда, теперь его настоящую фамилию почти не упоминали. Страна знала его под именем Мануэль дель Фуэго — огненный Мануэль.
Они с товарищами не без основания считали, что в свержении правительства есть и их заслуги. Однако Лига Закона и Порядка, пришедшая на смену партии Народного Освобождения, оказалась ничуть не лучше. Несмотря на название, порядком в стране и не пахло, а законом власти вертели, как хотели. Мелкие и крупные дворяне норовили создать свои армии и грызлись за власть, подобно своре собак. Цены росли, хотя наверху постоянно объявляли об их грядущем снижении. Поганец Блай никуда не делся, и люди продолжали исчезать в застенках Кастель Милагро. И, что очень печально, началась охота на магов, в которой советник Блай был чуть ли не главным инициатором.
— Он, что в вас конкурентов видит, что ли? — удивлялся Родриго, когда к подпольщикам прибилась молоденькая ученица мага по имени Харама.
— Да вы что? — искренне удивилась та. Этот грёбаный ублюдок хочет так переселенцев набрать, чтоб обмен получился. Вот и мою наставницу убил. И она обменялась с каким-то человеком.
— А ты сама-то как спаслась? Телепортом?
— Да нет, я ещё не умею. Спряталась в чулане, думала, сейчас вытащат, а они дом обыскивать не стали, очень обрадовались, что переселенца получили, ну и убрались.
И Харама добавила многоэтажную конструкцию, которую было странно услышать из уст такой юной девушки. Впрочем, Мануэля это не удивило, тут у кого угодно испортится характер.
Впрочем, Харама вызвала у него интерес только как магичка. Сам он уже не был одинок. Его второй женой стала Луиса. Они сближались как-то постепенно, сначала долго беседовали о химии, которой алхимик всё же продолжал заниматься. Потом работали вместе над взрывчаткой. Боль от потери Каролины постепенно утихала, и однажды Мануэль почувствовал, что думает о Луисе не только как о помощнице, но и как о женщине. Красивой женщине. Однако он не хотел всерьез сближаться с ней. А вдруг и она окажется в заложницах? Но однажды Луиса сама пришла к нему. И он, конечно, не устоял.
— Не бойся меня потерять, надо жить, пока мы живы, — говорила она. — Я всё равно сражаюсь рядом с тобой, и рискую так же. И Хосе не могу забыть.
Не так давно удалось узнать, что брат Луисы, Хосе, погиб при попытке побега.
Мануэль, однако, тревожился. Он сделал ей предложение, надеясь, что убедить жену у него получится лучше, чем любовницу. Луиса по-прежнему не хотела его покидать. Однажды он, правда, попытался ей приказать.
— Луиса, пойми ты, наконец, мне будет спокойнее тут всеми делами заниматься, если я буду знать, что ты в безопасности.
— А я не смогу там спокойно жить, зная, что ты можешь в любой момент погибнуть.
— Молчи, женщина! — не выдержал Каррера.
— Что?! Ах ты, … ты… ты за кого меня принимаешь? — возмутилась Луиса.
Да, она не походила на обычную мистралийскую жену, привыкшую слушаться мужа во всем. Мануэль понадеялся было, что она обидится и уедет. Но где там. Супруга просто три дня с ним не разговаривала, а потом всё продолжилось как раньше.

Но вскоре Мануэль решил, что у него появился шанс. Магов рядом не было, кроме недоучки Харамы, и он в очередной раз не обновил заклинание. И супруга его не нашла вовремя ведьму, они ведь тоже скрывались от агентов Блая и работавших на правительство мистиков.
Когда стало ясно, что Луиса беременна, Мануэль решил отправить её в Ортан, благо сейчас они находились не в столице, а близко от Зеленых гор, и до границы было, можно сказать, рукой подать.
На этот раз Луиса не противилась.
— Можешь считать, что ты добился своего! Но я там так просто сидеть не буду.
Мануэль только улыбался про себя. А сам чувствовал громадное облегчение.
Но в последний момент оказалось, что он сопровождать жену не сможет. К ним присоединился
человек, работавший раньше в службе безопасности при короле Ринальдо, и дель Фуэго просто не успевал ввести его в курс дела.
— Может быть, и я подожду? — предложила Луиса. — А потом вместе поедем?
— Нет, — решил Мануэль, — Поезжай сейчас, Луиса. Чем раньше ты уедешь, тем лучше. Документы у тебя надежные. С тобой будет Армандо, он довезет тебя до Даэн-Рисса и поможет обустроиться.
Армандо, действительно, решил переехать в Ортан, чтобы, как он сказал, «жить нормально». Мануэль вот так не мог. Стремление вернуть страну к прежней жизни не оставляло его. Он рассчитывал найти пропавшего принца Орландо и демонстративно стал красить волосы в цвета королевского дома.
Настал день отъезда. Луиса, Армандо и ещё несколько эмигрантов, собиравшихся покинуть страну, уселись в удобный фургон, и две крепкие лошадки повезли его на север.
Мануэль вернулся домой. Кажется, и документы надежные, и то, что он недавно женился, его политические противники вряд ли знают, и Армандо не подведет. Но беспокойство всё же усиливалось.
Не лучше ли было идти пешком через горы? Хотя тут можно попасться пограничной страже. Нет, безопаснее так, с обычными людьми, не связанными ни с какой политикой. Ну что же, скоро он всё узнает. И успокоится. Хотя какой тут покой?
… Разговор с полковником Суром (так предпочёл называть себя новый соратник), был деловым и весьма плодотворным. Мануэль не мог нарадоваться, что в их партию пришёл такой профессионал. Правда, Сур сначала подчеркнуто называл его «господин Каррера», но потом как-то перешёл на «дель Фуэго».
— Могу наладить вам систему безопасности, — заявил Сур, но мне нужна информация по участникам движения.
— По всем? — усмехнулся дель Фуэго. — они разбросаны по разным городам.
— Желательно, — твердо сказал безопасник. — Но досье на руководителей я уже начал собирать. — Судя по тому, что я здесь вижу, тут завелась крыса, причем крупная.
Мануэль схватился за ножи.
— Кто?
— Не торопитесь, я скоро всё узнаю. Главное — не горячиться и не показывать вида, чтобы никто ничего не заподозрил. — Сур был на редкость спокойным для мистралийца — полезная для его профессии черта характера.
«Демоны! — подумал Мануэль, — только бы Луиса перебралась через границу поскорее!»
Через три дня Сур доложил:
— Я нашел крысу. Это Армандо.
— Что?! — закричал дель Фуэго. — Луиса! Не может быть! Убью мерзавца!
— Вот доказательства.
Мануэль схватил бумаги, вчитался.
— Откуда это?
— У меня есть люди в столице.
— Тоже крысы?
— Разведчики, — усмехнулся Сур.
— Я пошёл.
— Куда?
— Спасать Луису!
— Прошло уже три дня, она давно пересекла границу, если всё в порядке.
За дверью раздался шум и в комнату ворвался Армандо.
— Луису схватили! — выдохнул он.
— Где?
— На границе! Им не понравился её паспорт. Я ничего не мог сделать. Вот, вернулся.
— Ты очень ошибся,— прорычал Мануэль. — Взгляни вот на это!
Армандо буквально посерел. Если раньше дель Фуэго мог сомневаться, то теперь всё сомнения исчезли.
— Почему? — коротко спросил он.
— Мне обещали, что выпустят отца.
— Тебя обманули, — вмешался Сур. — Твой отец умер в лагере две луны назад.
— Неправда!
— Правда, вот заверенное свидетельство.
Армандо схватился за голову.
— Они две луны назад тебя и нашли?
— Да… Луиса… Простите меня.
— Ты сказал им, что она моя жена? — крикнул дель Фуэго.
— Да.
— Куда её повезли?
— Не знаю, наверно, в столицу.
— Если с ней что-то случится, убью своими руками.
Мануэль действовал стремительно. Во главе небольшой группы, выдававшей себя за обычных наемников, он отправился в Арборино. На полпути, в городке, где они меняли лошадей, один из товарищей молча протянул ему только что купленную газету.
Заголовок на первой странице бросился в глаза:
«Арестована супруга крупного оппозиционного деятеля Мануэля Карреры, известного как Мануэль дель Фуэго! Власти предлагают ему сдаться в обмен на свободу жены».
Дель Фуэго молча швырнул газету.
— Вперед!
— Нельзя сдаваться! — крикнул ему Родриго, скакавший рядом с ним.
— Знаю! Будем отбивать. Если надо, устроим налет на тюрьму, да хоть на сам Кастель Милагро.
— Стой, они же тебя ждут. Они знают, что ты появишься в столице. Ты хоть волосы перекрась!
— Демоны!
Мануэль придержал коня, вытащил шарф и туго перетянул свои приметные волосы.
Не прошло и полутора суток, как они уже подъезжали к Арборино. Никто бы не узнал в обычном крестьянине с полуседыми волосами знаменитого Мануэля дель Фуэго, а в его спутниках — участников революционного, хотя правильнее было бы сказать — реставрационного подполья.
Как ни странно, в город удалось проникнуть без особого труда — стража ничего не заподозрила.
— Плохие солдаты у Лиги Закона и Порядка, — тихо сказал Родриго.
— Нам же лучше.
Группа расселилась по запасным адресам — старые конспиративные квартиры, которые мог знать Армандо, использовать не хотели. Обратились к агентам, которых рекомендовал Сур. На другой день удалось узнать, что Луису держат в главной городской тюрьме, обращаются неплохо, даже приглашали врача, потому что у неё начался токсикоз.
«Теперь они знают, что она беременна, — подумал Мануэль. — И меня будут шантажировать ещё и будущим ребёнком».
Действительно, вскоре в газетах появилась новая заметка.
«Господина Мануэля дель Фуэго предупредили, что его беременной супруге не стоит находиться в тюрьме. Ему следует подумать о сдаче».
— Это дело рук полковника Сан-Барреды, начальника тайной полиции. Президент приказал ему поймать тебя, а тот и рад стараться. Редкостная сволочь, — рассказывал ему бывший коллега, у которого они остановились. — Что он, что его сынок, студент консерватории. Рассказывают, что отец для него вымогает у других песни, чтобы тот выдавал их за свои. Причем людей и избивают, и под арест сажают, и запугивают. Никто этих типов терпеть не может.
— Характерный штришок, — буркнул Мануэль. — Налет на эту крепость посреди города не получится, у нас слишком мало людей. Была бы своя армия… Нет, надо заставить их вывезти Луису из тюрьмы, а по дороге мы её отобьём.
— Ты к ним не пойдёшь.
— Обратимся через газету.
На второй день в главных городских газетах появилось объявление:
«Мануэль дель Фуэго предлагает совершить обмен за пределами городских стен».
Ответ последовал незамедлительно. В столице начались повальные обыски и проверки документов.
Мануэлю с друзьями пришлось сменить квартиру.
Новое объявление в газете от Сан-Барреды гласило:
«Мануэль дель Фуэго должен явиться в тайную полицию в ближайшие три дня, в противном случае никто не даёт никаких гарантий за жизнь его супруги».
Мануэль решил пойти на переговоры и через газету дал знать, что покинет страну вместе с женой, как только её выпустят. Пока же тщательно готовил план побега. Чудом удалось договориться с одним из служащих в тюрьме сотрудников министерства безопасности. Но для подготовки требовалось время.
Сан-Барреда не дал ему этого времени.
В газетах на сей раз появилась статья, где Мануэля дель Фуэго представляли террористом, который не желает, чтобы люди жили спокойно и мирно, хочет устроить новый переворот, и ради этого не пожалел даже беременную жену.
— Общественное мнение готовят к твоему аресту, — хмыкнул Родриго.
— Нет! Они хотят убить Луису! Надо перенести побег, срочно.
Но времени уже не оставалось. Совсем.
В этот день хозяин их квартиры вернулся домой раньше обычного. Он был мрачен как никогда.
— Плохие новости. Идите на площадь.
Мануэль потом не помнил, как там оказался.
Виселицу он увидел издалека. И приближаясь к ней, всё ещё надеялся. Но нет, это была Луиса. Точнее, они. Она и их нерождённый ребенок.
Он почувствовал, как руки тянутся к ножам.
За спиной раздались голоса:
— Сволочь этот Сан-Барреда. Какого хрена беременную бабу вешать?
— Тише ты, услышат!
— А что я такого говорю? Сволочь как он есть. Ещё и сообщил, мол, она ребёнка ждёт. Смотрите, какой я подонок. Ублюдки они все, со своим законом и порядком, не лучше тех траханых Всадников.

***

Уйти из города оказалось легче, чем думал Мануэль. Стражники на воротах явно не были довольны нынешним правительством и не собирались ловить страшного дель Фуэго. Наоборот, они, видимо, сочувствовали ему. Потому и особенно не проверяли выходящих из ворот. Да, Сан-Барреда определённо просчитался.
Мануэль весь обратный путь кипел от горя и гнева. Всё повторилось. Не уберёг. Придёт время, и он повесит мерзавца Сан-Барреду. Лично. Сам. А пока…
Вернувшись в дом, который они снимали в предгорном городке, дель Фуэго в первую очередь спросил:
— Где Армандо?
— В том же подвале, куда мы его посадили, — ответил Сур. В его глазах мелькнуло сочувствие и понимание.
«Знает. И одобряет». Когда-то Мануэль слышал фразу: «Месть — это такое блюдо, которое надо подавать холодным». Но это будет не месть, а казнь.
Армандо, увидев его, замер.
— Луиса мертва.
Тот вскочил и попытался в инстинкте самосохранения броситься на Мануэля. Но сверкнули ножи. Первый удар вспорол парню живот, откуда показались белые петли кишок, заливаемые кровью. Армандо с криком попытался засунуть их обратно, но руки его не слушались. Второй удар пришёлся в горло, точнее, в сонную артерию. Алая кровь хлынула потоком. Мануэль уложил окровавленное тело на пол, присел рядом и молча стал резать шею. Наконец хрустнули позвонки, и голова отделилась от тела. Дель Фуэго поднял её за длинные волосы.
Вскоре проклятый полковник Сан-Барреда получит подарок. И будет знать, что наступит и его час.

***

Год спустя.
— Этим подонкам недолго осталось. Но сначала следует избавиться от Арнальдо Рондо.
— Не избавиться, а заставить работать на нас, или просто вынудить убраться из страны.
Мануэль выругался. Год назад Рондо работал в тайной полиции, и, хотя не он отдал приказ о казни Луисы, дель Фуэго всё равно считал его своим врагом. Теперь этот одарённый человек перешёл работать в министерство безопасности. Причем сам он был опасен. Очень опасен. Убийцам добраться до него пока не удалось, хотя теперь у Мануэля были в подчинении обученные боевики. С такими, может быть, ему удалось бы спасти Луису.
— У него есть беременная жена, — осторожно сказал Сур.
Дель Фуэго даже не дрогнул, хотя почувствовал, как в нем разгорается знакомый гнев.
— Такая заложница будет нам полезна.
— Дом хорошо охраняется.
— Пойдём ночью.
Однако, когда всё уже было готово к налету, агент, следивший за домом, сообщил:
— Жену Рондо вечером увезли в клинику. Наверно, рожать.
Планы пришлось срочно менять.
…Клинику охранял только один пожилой дядька, правда, неплохо вооруженный. Однако это ему не помогло. Он был обездвижен, связан и аккуратно уложен отдыхать.
Дверь в коридор родильного отделения пришлось взламывать.
— Что за безобразие! — возмущённо вскинулся дежурный врач.
— Орасио, держи его. Отвечайте быстро. и всё будет в порядке. Нам нужна Мария Рондо. Выдайте её нам, и мы уйдём. Убивать мы тут никого не собираемся.
— Господа, — врач старался держаться спокойно с этими боевиками. — Пациентка Рондо в операционной. Ей делают кесарево сечение, так как сама родить она не могла, слишком хрупкое сложение. Вы же понимаете, что в таком состоянии…
— Где операционная?
— Но…
— Веди! — Мануэль вытащил нож.
Когда боевики вошли, наконец, в операционную, то увидели двух, нет, трёх женщин. Будущая заложница лежала на столе, как можно было заметить, ей только что разрезали живот. Две другие были в хирургических масках. Одна наклонилась над пациенткой, вторая держала на руках новорожденного, крохотного, красного, мокрого.
«Нда, сложно будет», — подумал дель Фуэго, и не нашёл ничего лучшего, как сказать:
— Никому не двигаться, вы наши пленники!
И тут же услышал возмущённый голос с небольшим акцентом:
— Кто пустил в операционную толпу нестерильных ослов с грязными железяками?
Женщина-хирург в упор посмотрела на него. Он увидел серые глаза над хирургической маской, белый балахон, руки, перепачканные в крови по локоть.
Через мгновение она отвернулась:
— Кармен, зажим!
Но Кармен оказалась не столь крепкой. Она стала оседать на пол, и ребёнок выскользнул у неё из рук. Дель Фуэго мгновенно прыгнул вперед, вытягивая руки, упал, но успел схватить новорожденного у самого пола.
«Если я ничего себе не отбил, то мне сильно повезло», — подумал он, поднимаясь.
Доктор спокойно произнесла:
— Благодарю вас, кабальеро. Положите ребёнка вон в ту корзинку и прикажите вашим людям покинуть помещение. Это операционная, а не кабак. А сами, если вас не затруднит, растолкайте мою ассистентку и… хм… и следуйте за своими подчинёнными.
Сказать, что грозный дель Фуэго был потрясен, значит, ничего не сказать. Виду, он, конечно, не показал.
— Пошли, ребята, — коротко бросил он.
— Так что, не будем её забирать?
— Ну куда её с распоротым животом и с младенцем, где мы им условия обеспечим? Ну её. Так до Арнальдо доберемся, — заявил Мануэль.
А сам всё не мог забыть эти серые глаза и уверенный, звучный голос.
Вскоре дель Фуэго узнал, что эту решительную женщину-врача зовут Стелла Кинг, что она приехала из Голдианы — ведь в стране не хватало не только магов, но и мистиков, и поэтому иностранных врачей приглашали охотно. Что, несмотря на молодость, Стелла уже успела прославиться на всю столицу как прекрасный хирург, и что её уважают все сотрудники. Он решил, что ещё раз непременно с ней встретится.

***

Но встреча оказалась совсем не такой, как он предполагал. Во время одной из стычек Мануэля всё-таки достал арбалетный болт. Правда, повезло в том, что никто из их группы не попался. Однако, задыхаясь и кашляя кровью, дель Фуэго думал, что шансов у него мало. Так и потерял сознание. А очнувшись, увидел знакомые глаза и услышал не менее знакомый голос.

— И что тут у нас? — его груди коснулись уверенные руки. — Одышка, понятно, цианоз, замечательно, ранение левой верхней трети легкого, гемоторакс в наличии, всё типично. Ранение сквозное? Очень хорошо. Что вы мне суёте? Зачем мне этот нестерильный грязный болт? О, как это я сразу не заметила? Такая знакомая причёска! Допрыгались, кабальеро?
Всё это сопровождалось непонятными и не очень приятными манипуляциями.
— Вот вы будете мне помогать. Что? Делать в людях дырки, небось, хорошо умеете, а как латать, так назад? Так, вы кипятите воду, а вы дайте мне бумагу и карандаш. — И она быстро что-то написала. — Марш в ближайшую аптеку и привезите всё, что здесь указано. Бинты берите только стерильные и хороший дренаж. Если вы хотите, чтобы ваш предводитель не умер в ближайшее время. Знакомых магов или мистиков нет? Ну, тогда будем справляться сами.
В этот момент Мануэль понял, что не умрёт.
Стелла оставалась рядом с ним две недели, пока он окончательно не пошёл на поправку.
На прощание она дала ему кучу медицинских советов и приказала исполнять, если он не хочет допрыгаться окончательно.
— Курить не смейте!
— Да я и не курю.
— Ваше счастье. Прощайте, мэтр Мануэль. — И через паузу добавила: — Можете обращаться, если понадобится.
— Не сомневайтесь, мэтресса Стелла, думаю, мне потребуется осмотр.

***

Однако последующие две луны дель Фуэго был занят по горло, причем не в столице. Но, вернувшись в Арборино, первым делом собрался к ней.
На рынке перед самым закрытием он купил огромный букет, придирчиво осматривая каждый цветок.
Стелла жила на втором этаже, и забраться туда оказалось совсем несложно. Вечер выдался тёплый, и окно, как он и ожидал, было открыто. Прекрасно, даже стучаться не пришлось.
Правда, спрыгивая с подоконника, он чуть не уронил горшок с геранью.
Стелла стояла прямо перед ним, сжимая в руке нож. Но тут же расслабилась: узнала.
— Мэтр Мануэль? Какие жалобы?
— Я пришёл на очередной осмотр.
— Внеплановый?
— Плановый.
— А план чей?
— Мой, разумеется.
— И в чём же он заключается?
— Изучить вас как следует.
— Каким же образом?
— Для начала просто обнять. — И он привлёк девушку к себе.
— Да что за безобразие, — возмутилась она, не пытаясь, однако, отстраниться. — Вы же мой пациент!
— Ну и что?
— А с пациентом неэтично!
— Я мог бы вступить с вами в дискуссию, — продолжал Мануэль, расстегивая ей блузку,— но боюсь, ваши аргументы покажутся мне неубедительными. Не забывайте, что я алхимик, и в научной аргументации толк знаю.
— Я тоже алхимик, так что могу с вами и поспорить вполне успешно. Что это вы делаете?
— Как что? Убеждаю тебя изменить мнение о некоторых этических вопросах.
— С каких это пор мы с тобой на ты?
— Прямо с этого момента.
— Эй, зачем ты сажаешь меня на стол? Кровать лучше.
— А мы и на кровати попробуем, только потом!
— Мануэль! Ну что ты, неэтично же! Мануэль…
Расстались они только под утро, когда Стелла опомнилась и принялась буквально выпихивать гостя в окно.
— Поймают же, уходи скорее.
— Пусть только попробуют, — усмехнулся он, а сам подумал: эту женщину он убережёт, непременно. И всё у них еще будет. Сколько бы переворотов ни ожидало впереди.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 19 Окт 2017 13:39    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ну, да, сурово судьба обошлась с товарищем Амарго.
Это ведь еще в школе учат: тень и луч еще не гарантия безопасности тех, кто под ними.
(см программа средних общеобразовательных школ кор. Ортан)
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 23 Окт 2017 20:43    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Хорошо!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 23 Окт 2017 23:57    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Карудо
Дмитрий512
Спасибо за отзывы)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».