Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиО магических изобретениях и не только
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 15 Окт 2016 22:49    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Фик с ФБ-2016

Название: Перед победой
Автор: Lake
Бета: Felis caracal, Jedaittto
Размер: мини, 3305 слов
Персонажи: Кантор, Ольга, Шеллар, Карлос, Юст, ОМП, персонажи канона
Категория: джен
Жанр: пропущенная сцена
Рейтинг: G
Краткое содержание: — Он ушел в город, — поведал Макс. — Вы же сами ему велели потолковать с местными бардами.
— Но он ушел еще утром! С ним точно ничего не случилось?
— Мафей мониторит его передвижения. С утра Диего успел побывать в доме Жака и в родном театре, сейчас он отправился обедать в одно местечко, где собираются поэты, на вечер у него запланированы две тусовки музыкантов… Если останется время, он обещал вернуться к старым приятелям, теоретически — чтобы накидать Юсту материала для новой пьесы, а на самом деле они там наверняка устроят попойку в честь встречи и прибавления в семействе.
Оксана Панкеева. Распутья. Добрые соседи.

— Так, и передашь Шеллару, что гномы усиленно расковыривают пенобетон, которым была залита Т-кабина в порту. Там-то гостей, естественно, не будет, но в городе замечены подозрительные личности, похоже, с Альфы. Мы следим за тем, чтобы они не наткнулись на заработавшие нестабильные артефакты. А то еще сообразят, что магия частично вернулась. Мэтр Алехандро успел тут наработать за несколько лун. Правда, большинство его артефактов — стабильные и находятся во дворце, но лучше перестраховаться. А в Даэн-Риссе он прожил много лет, так что присмотрите там непременно.
Кантор кивнул Амарго и проснулся от плача ребенка. Рядом сонно зашевелилась Ольга.
— Дай я поднимусь, ты лежи, — сказал он.
— Уже скоро ее кормить, — отозвалась Ольга.
— Вот пока и полежи, а мне все равно вставать, — ответил он.
…Малышка быстро уснула снова. Кантор подумал, что хочется скорее покинуть дворец, снять большую квартиру или лучше купить дом, вернуться к нормальной жизни, к театру, и больше времени проводить вместе. С другой стороны, хорошо, что Ольга с ребенком сейчас во дворце и за ними есть кому присматривать — ведь прошло только три дня, как она родила. Он еще раз посмотрел на спящую дочку и стал собираться: пора было отправляться с докладом к Шеллару.

В кабинете у Шеллара сидел Жак. Король встретил Кантора неожиданным поручением.
— Кантор, сходи-ка сегодня в город, потолкуй с местными бардами.
— Вы забыли, что я отказался работать в пропаганде?
— Это не пропаганда, это только информационный вброс. И ты же сам собирался встретиться со знакомыми, так совмести приятное с полезным.
— А людей Флавиуса мало?
— Мало. Кроме того, ты многое знаешь, и тебе поверят сразу, как и Элмару. И ты ведь будешь говорить правду.
— Что, всю?
— Нет, только версию для подданных. Ты же сам понимаешь, о чем можно рассказывать, о чем — нет. Чем с большим количеством народа встретишься, тем лучше. Надо подбросить им материала, а то напишут невесть что.
— Нельзя помешать – надо возглавить? — съязвил Кантор. — Да, баллад будет много, я уж знаю, и самые разные. И что там напишут, одни боги знают.
— Как бы там не стали художественно изображать мои страдания, — недовольно поморщился король.
— Да уж, могу представить, — усмехнулся Кантор. — Но вы же понимаете, что это неизбежно.
— Сам-то ты от такого отказался.
— А вам нельзя. Но кроме вашего ранения, произошло много другого..
— Так что не думай увлекаться подробностями.
— Я понял. Но немного рассказать все же придется.
— И главное, нечего распространяться о том, что ты видел, когда встречал меня в Лабиринте. Хотя я этого и не помню, но могу предположить, что там было.
— За дурака меня держите? Про Лабиринт я и так рассказывать не собираюсь, а вот про сны — придется, хоть и без подробностей, конечно. Скажите спасибо вашему Флавиусу! Он мне на дворянском собрании форменный допрос по этому поводу устроил.
— Как сновидец ты ценный свидетель, так что Флавиуса я понимаю.
— Знаете ли, ваше величество, я же видел, что Флавиус был бы рад узнать о снах определенных особ, только в этом я ему не помощник. И вам тоже.
— Успокойся, Кантор, об этом я тебя не прошу.
— Погоди, — вмешался Жак, — ты ведь ко мне зайдешь? Захвати там пару вещичек. Генератор генератором, а мне собственный аккумулятор не повредит. Сейчас скажу, что искать. Код от кабинета помнишь?
— Я-то помню, — хмыкнул Кантор, — как и Тереза. — Он не забыл, как в конце весны добывали из кабинета Жака рогульки — ключ от пирамиды.
— На всякий случай ключ от дома у Терезы возьми. Она его сохранила.
— Ну, тому, что Тереза сохранила ключ, я не удивляюсь.
— Я бы и сам сходил, но здесь работы полно.
«Да, — подумал Кантор, уходя, — скоро все закончится, но удастся ли Жаку избегать работы? Теперь король без компьютеров не обойдется».

Ольга кормила малышку и сонно улыбнулась ему. Кантор присел рядом.
— Сегодня мне надо сходить в город, так что вернусь поздно, а может быть, и к утру, — с некоторым сожалением сказал он. — Но с тобой будет Тереза, я только что ее попросил. Служанку я сейчас пришлю. Слуги уже начали возвращаться во дворец.
— Ой, передай привет Карлосу, посмотри, как он там, а то магии нет, а он же сорвался. И скажи ему, что, как только деточка немного подрастет, я непременно вернусь в театр!
— Обязательно передам. А еще надо поговорить о восстановлении спектакля. Знаешь, я так соскучился по сцене.
— Знаю, — улыбнулась Ольга, — только не убивай в городе никого лишнего!
— В театре, да и в доме Жака, точно не убью.
Ольга хихикнула.
— После того, что там все время творят Бандерасы с компанией, не ты захочешь там кого-нибудь убить, а Тереза.
— Могу представить, что там творится. — Он взял на руки дочку, улыбнулся и уложил ее в кроватку, притащенную неизвестно из каких складов. Теперь в городе он сможет купить для малышки все необходимое.

По дороге к дому Жака Кантор вспомнил, как шел сюда прошлой осенью, но тогда он был один, а сейчас его ждет Ольга с дочкой, которой они еще не придумали имя. «Вот как быть с именем?» — задумался Кантор.
Как назвать? Лаура? Диана? Анхелика? Что за демон! Знал он девушек с такими именами, но ему не хотелось, чтобы родная дочь их напоминала.
— Ну что? — ехидно заметил внутренний голос, — о такой проблеме ты не думал, когда гулял на весь континент?
— Помолчал бы ты, — с досадой отозвался Кантор.
Он до сих пор не мог забыть чувство злости и беспомощности, которое охватывало его те страшные двое суток, когда он ничего не знал о судьбе жены.
После того момента, когда на его глазах взорвалась башня, где была Ольга, все слилось в один вихрь: треск пулемета в его руках, горячий металл, грохот гномьих пушек внизу, потом тревога и злость, когда патроны закончились, сражение на первом этаже дворца, куда прорвались нападающие. Победа в этом сражении. Хлопотный длинный, невыносимо длинный день, грызущая тревога при виде того, как разбирают завалы, оставшиеся от взорванной башни, ночь без новостей, когда он не нашел во сне ни Ольги, ни Шеллара, и опять долгий, полный забот день. Снова страх при виде разбираемых завалов. Новая ночь, когда он, наконец, нашел Ольгу. Теперь они вместе, теперь его семья в безопасности. И можно будет вернуться к музыке, к театру. Победа близко — еще несколько шагов и совсем немного усилий. И оружием в этих шагах будут дипломатия, интриги, хитрости и магия, которая уже практически вернулась. Только про нее надо пока молчать.

Вот и знакомый дом, который еще в начале войны занял Тарьен с мамой и сестренкой: в ведомстве Флавиуса ему сделали документы и предложили заселиться. Нужно было, чтобы дом, полный технических и магических изобретений, не оставался пустым. Пустым он и не был: к Тарьену тут же подселились другие артисты и даже пока не признанный драматург Юст. И, по рассказам Ольги, здесь все время кто-то гостил.
Постучав в дверь и не дождавшись ответа, Кантор, недолго думая, открыл дверь ключом. «М-да, — подумал он, входя, — будет Терезе работа». Вокруг валялись разбросанные вещи, и картина получалась примерно такая же, как описывала Ольга, разве что тролля не было. Гостиная была заполнена народом. Один Бандерас спал в кресле, другой — на диване, нежно прижав к себе трубу. Их приятель, который играл друга главного героя в «Юности волшебника», уснул прямо за столом, еще парочка оркестрантов — на полу.
Из кухни высунулся Юст с серебряной вилкой в руке.
— Да живой я, живой, — засмеялся Кантор. — Лукас вам не рассказывал? А Карлос?
— Нет.
«Вот молодцы, вот умницы», — подумал Кантор.
— Да я не из-за этого, — почему-то очень активно стал возражать Юст. — Мы тут завтракать собрались.
— Диего вернулся! — обрадовался вошедший в гостиную Тарьен. — Эй, Альберт, проснись, помнишь, что ты вчера говорил?
Тот открыл немного окосевшие глаза.
— О, маэстро Диего! — прочухался он. — Значит, мы теперь можем спектакль возобновить!
— А как Ольга? — спохватился Тарьен.
— Ольга в порядке, — радостно заулыбался Кантор, — три дня назад она родила дочку. Привет вам передает.
— Поздравляем! — наперебой заговорили все. — Надо отметить!
«Интересно, а что они вчера отмечали?» — подумал Кантор.
— Говорят, что королю вернули все права и сняли все обвинения, — вспомнил Тарьен, — и об этом свидетельствовали король Орландо и король гномов?
— Верно, — серьезно кивнул Кантор. — Король Шеллар — настоящий герой, и я могу это подтвердить. Он здесь всю весну продержался, вредя Ордену и Повелителю. А потом его схватили и отправили на Каппу, в тот мир, откуда на нас напали.
— А ты тоже на этой самой Каппе побывал? — поинтересовался Юст. — Как там?
— Хреново, — кратко ответил Кантор, — но там есть разные места и разные люди, в том числе и маги, которые сначала нам очень сильно навредили, а потом и помогли.
— Из этого можно сделать отличную пьесу, а то и не одну, — воодушевился Юст.
— Вечером, если будет время, приду и расскажу подробнее, — серьезно сказал Кантор.
— Приходи, надо же обмыть рождение твоей дочки! — еще более воодушевился Юст, — Кстати, как ее зовут?
— Еще не придумали, — нахмурился Кантор.
Мама Тарьена, спустившаяся сверху на шум, стала расспрашивать, сколько малышка весит, много ли у Ольги молока и о других радостях материнства.
«Женщины!» — подумал Кантор, но с удовольствием ответил ей.
— Да, вам привет от Жака, он просил, чтобы вы не спешили снимать квартиру и пожили пока тут. Кстати, Жак с Терезой недавно поженились, так что мы еще и это отпразднуем.
— Скорей бы вернулась магия, — вздохнула мама Тарьена, — сразу стало бы легче жить. И вечные ящики не работают, и керосиновые лампы надоели уже.
— Всему свое время, — осторожно ответил Кантор и спросил, чтобы уйти от темы: — А что, керосин сильно подорожал?
— Сильно, — вздохнула женщина, а Тарьен добавил:
— В театре с керосиновым освещением очень неудобно.
— Я как раз в театр сейчас и собираюсь, — обрадовался смене темы Кантор. — Карлос там? Как он?
— За Карлосом присматриваем. Один раз он таки сорвался. Но по большей части держится хорошо.

Не забыв захватить из кабинета Жака его приспособления и снова закрыть его на код, Кантор, наконец, выбрался из гостеприимного дома и зашел в музыкальный магазин, чтобы купить новую гитару. Теперь можно заняться любимым делом. Пробуя дерево и струны, Кантор словно услышал музыку, аккорды, которые буквально просились сыграть их. Но сначала надо было заняться настройкой и записать ноты. Он улыбнулся и направился к театру.

Театр, стоящий на углу Трех кистей и Карнавальной, ничуть не изменился за семь с лишним лун, прошедших после его триумфа. А почти год назад он тоже оказался здесь с гитарой, еще не осознавая, что тут найдет свою судьбу и вернется на свой путь. Хорошо снова почувствовать себя бардом — после того, как он был то воином, то магом. Но путь мага все же не для него. А вот путь барда — то, что нужно.
Кантор вошел в театр с черного хода, через который когда-то убегал и где его потом ожидали поклонники, намеревавшиеся порвать на лоскутки на память. За дверью кабинета Лукаса явно никого не было, а вот в кабинете Карлоса слышались голоса.
— Маэстро Карлос, с одним спектаклем в неделю мы вряд ли справимся с бюджетом, однако можно надеяться, что скоро вернутся и маэстрина Ольга, и маэстро Диего. Вы же знаете, что произошло.
— Возможно, и поэтому надо созывать людей. Сходи-ка к мадам Бежар, узнай, как ее здоровье, и выясни, что там с нашим дирижером.
Кантор больше не слушал и постучал в дверь. Собеседники, казалось, не удивились.
— Здравствуй, Диего, — улыбнулся Карлос, — рад видеть тебя наяву. Мы тебя ждали в ближайшие дни. Тебя видели на дворянском собрании, и потому мы уже знали, что ты уцелел во время штурма. А как Ольга? Вижу, ты улыбаешься, значит, все хорошо? Уже можно поздравить?
— Можно, теперь у нас дочка, — ответил Кантор.
— Ну что, будет в театре расти?
— Думаю, да. Ольга, конечно, сейчас очень занята, но про вас спрашивала, и в театр вернуться хочет, как только малышка хоть немного подрастет — ей ведь всего три дня.
— У Ольги, понятное дело, нет сейчас времени читать, но эту книгу ей все-таки передай.
— Передам, — улыбнулся Кантор. — Искусство превыше всего.
— Да, и пусть маэстрина Ольга не беспокоится, — вмешался Лукас, — все отчеты в порядке. Правда, прибылью похвастаться не можем, но, если будет восстановлена «Юность волшебника», наши дела пойдут куда лучше.
— Да, Диего, — подтвердил Карлос. — Когда ты сможешь приступить к работе?
— Не знаю, — с досадой ответил Кантор. — Но, наверно, не позже чем через луну. А пока я тут гитару настрою.
Лукас пошел за ним.
— Маэстро Диего, вы не знаете, когда можно ожидать возвращения магии? — осторожно спросил он. Мы, конечно, за маэстро Карлосом присматриваем, но сорваться еще раз он может. Да и сердце у него пошаливает.
— Всему свое время, — снова ответил Кантор и практически незаметно подмигнул.
Умница Лукас все понял.
— Что ж, маэстро, остается ждать, — вздохнул он.
Однако Кантор начал нервничать. Про магию ведь и дальше будут спрашивать, а ну как артефакты мэтра Алехандро всплывут, тогда могут возникнуть серьезные проблемы.

На обед он отправился в кафе «Легкое перо», где собирались поэты.
Войдя в зал, он увидел удивленные взгляды, но спокойно уселся за столик и заказал обед, в том числе порцию мороженого. Одну. Голос надо беречь. Вскоре к нему подсел один из старых приятелей.
— Где ты пропадал? Ходят слухи, что ты воевал в том мире, откуда явились эти пришельцы?
— Пришлось побывать, поганое местечко, хотя люди бывают неплохие.
— А правда ли, что ты способен заходить людям в сны, и благодаря этому держал между всеми связь?
Разговоры с дворянского собрания расползлись по городу, ну спасибо Флавиусу.
— А мы здесь натерпелись от этого окаянного графомана Вольдемара, помнишь его?
Кантор покачал головой.
— Нет, только слышал, что Орландо говорил о какой-то бездари, но встречаться не пришлось. Однако Ольга мне рассказывала кое-что.
— Вот-вот. Ну, ты представь, что с ним стало, когда он примкнул к этим и сделался министром изящных искусств.
— Могу представить.
— Он стал вызывать нас к себе, да и сам навещать — однажды прямо сюда с охраной ввалился, представляешь? И всякий раз он толкал торжественные речи, ругал наши работы за безыдейность и требовал писать стихи во славу Повелителя, про Наместника Харгана и против королевской власти. Пока мол, не будет в начале книжки стиха, а лучше нескольких, про Повелителя, и не надейтесь что-либо издать. А то и свободы лишитесь.
Кантор нахмурился. Ему-то такие вещи были очень хорошо известны.
— И что, кто-нибудь согласился?
— Ну уж нет, мы, конечно, делали вид, что с этим надо много работать, что мы недостойны и так далее. Так что стихи писал он. И читал вслух. Тьфу! Правда, все это продолжалось очень недолго: в конце весны его сняли. Мы так думаем, что прямо на тот свет.
— Даже если и на этот, сейчас его уже точно нет в живых — погиб со всеми посвященными. И его счастье — иначе бы я сам его убил.
Кантор скрипнул зубами. Из-за этого подлеца Карлос полез в петлю, и если бы не Ольга, его не было бы в живых.
— Кстати, ты не знаешь, когда магия вернется? — прервали его размышления приятели.
— Не знаю, — буркнул Кантор, начиная злиться. И тут же добавил, — лучше я расскажу вам, что было на дворянском собрании.
— Да, верно ли, что там появился сам король гномов?
— Верно. Он явился при полном параде, в сверкающих доспехах и с боевым топором, свидетельствовать за его величество. Если не ошибаюсь, это первый случай в истории, когда вождь гномов появляется на официальном собрании наверху. Да, собственно, и пушки гномов были использованы наверху впервые. Наверно, слышали?
Один из поэтов вытащил карандаш и воодушевленно что-то забормотал.
Кантор прислушался:

— Топор воздев, доспехами сверкая,
Воздвигся на собранье воин-гном…

Он едва удержался, чтобы не расхохотаться.
Однако у него в голове тут же появились аккорды, складывающиеся в веселую мелодию. Он тут же вытащил карандаш и запасенный блокнот…

Ближе к вечеру вполне довольный Кантор подхватил гитару и отправился в клуб «Музыкальный кристалл».
Там его сразу же попросили спеть, что он с удовольствием и сделал. Это были песни, которые он сочинил еще перед войной. Однако, перебирая струны после исполнения, он услышал нечто, что сразу же испортило ему настроение.
— Король, как-никак, сдал Ортан, а дворянское собрание слишком быстро его признало невиновным. Ну и что, что там были гномы и король Орландо. Они ведь друзья. Виконт Бакарри же вел себя как герой, жизнью рисковал, не признавал власть наместника.
Кантор аккуратно прислонил гитару к столу и встал. Кулаки у него зачесались сразу же.
— Сдал? Да он спас тут всех, избежал резни. И к тому же избавился от посвящения и дурил наместнику голову.
— А ты уверен, что тебе он голову не дурил?
— Уверен. Я посещал его сны, где нельзя лгать. И к тому же я эмпат, уж ложь прочувствовать могу.
— Значит, ты маг? Но магия же пропала. Хотя на днях пара артефактов вдруг заработала.
— Я неклассический. Моя Сила не исчезла.
А сам подумал: «Наверно, это артефакты работы мэтра Алехандро. Нет, Шеллар должен сыграть очень быстро, на опережение, чтобы слухи не дошли до альфийцев».
— Так вернется классическая магия или нет? — продолжал собеседник.
— Всему свое время, — сквозь зубы произнес Кантор, чувствуя, что ему очень хочется подраться.
Стараясь избежать драки, он быстренько поднялся и пошел на соседнюю улицу, в кафе «Лунная струна», где собирались в основном гитаристы.

— А ты знакомился с иномирной музыкой? — стал расспрашивать его приятель, Дерек Понт.
— Там, где я был, не до музыки.
Хотя как сказать, подумал Кантор, на Каппе действительно было не до музыки, а на Альфе он наслушался вдоволь. Но аккорды, которые пришли ему в голову, были совсем другие.
Тут кто-то из ребят вскочил и заявил, что он знает, как сочинять музыку в духе иномирной, и стал играть. Кантор разозлился. Это, с его точки зрения, было бездарным подражанием тем мелодиям, которые он слышал на Ольгиных кристаллах.
— Да кто ж так интерпретирует, тут надо понимать, что вносить, а у тебя полная чепуха получается! — Кулаки у него сжались, как весной в доме Гаврюши. Но здесь не было Витьки, чтобы его остановить. Правда, вмешался Дерек Понт. Но лучше бы он этого не делал.
— Слышишь, Диего, не знаешь, когда магия вернется?
Кантор не выдержал.
— А пошел ты со своей магией! — заорал он во всю мощь своего голоса, отпихнул Понта и дал в морду незадачливому композитору. Тот, естественно, попытался ответить. Противники покатились по полу, колотя друг друга. Остальные предусмотрительно расступились. Принимать участие в драке — рисковать быть избитым обеими сторонами.
Через несколько минут оба поднялись с пола, но бить друг друга больше не стали. Потирая отбитые костяшки пальцев и морщась от боли в ушибленных ребрах, Кантор проворчал:
— Да что бы ты понимал в иномирной музыке! Дай покажу!
— Покажи! — зашумели все.
— Демоны, бумага кончилась, карандаш затупился. Давайте бумагу. И карандаш. И гитара моя где?
— Не стоило кулаками махать, раз играть собрался, – съехидничал внутренний голос.
— Заткнись, стоило!
После наглядного урока композиции его противник спросил:
— Маэстро, могу ли я считать себя вашим учеником?
Кантор расхохотался. Верно, все мои ученики через драку проходят, подумал он. Не пюпитром, так кулаками, не за плагиат, так за ошибки в сочинении.

В доме у Жака Юст подсел к Кантору с бумагами и стал расспрашивать… ну почти как его величество. Почти, потому что цели у обоих были разные. Королю нужна была информация для управления и политики, Юсту — материал для творчества.
Вот что бы спросил король про куфти?
— А что они делают, для чего и как?
А Юст спросил:
— А что они делают, как и для чего?
Разница вроде небольшая, но существенная. Юсту ведь нужно описать, как. И объяснить не занудно, как это мог бы сделать Шеллар, а по ходу дела, интересно, через диалоги. Или хотя бы монологи. Юст, слушая рассказы Кантора, то и дело огорченно повторял:
— Опять придется информативный монолог делать, не люблю я их. А, ладно, может быть, и в диалоге все это удастся объяснить.
Хождения по снам Юста тоже заинтересовали, но тут уж Кантор отделался только нейтральными рассказами про совсем посторонние сны, через которые он проходил в поисках знакомых. Юсту и этого хватило.
— Какую пьесу можно из этого сделать, фантазию не надо ограничивать!
Ладно, сны, подумал Кантор. Но как бы этот фантазер не изобразил Каппу так, как Альфу в пьесе о переселенце Арнольде Пилипенко, который с табельной алебардой поперся на бандита Мухтара де Барса, пытавшегося заколдованной фомкой взломать секретный сервер. Про эту пьесу ему рассказала Ольга, и очень сильно смеялась, говоря, что здесь такое только Жак оценит, но проболтается ведь, а Юста высмеивать не хочется, он же не виноват, что никогда не был на Альфе. Потом она помогла Юсту все поправить, подробно объяснив, в чем он прокололся. А теперь ему, Кантору, придется проконсультировать почти признанного драматурга еще не раз, ничего не попишешь.
Разумеется, одними расспросами товарищи не ограничились. Началась веселая попойка в честь рождения дочки Ольги и Кантора. Счастливый отец принимал поздравления до самого утра.

Во дворец он возвращался с некоторого похмелья, но в остальном вполне довольный: день прошел прекрасно. Никаких неприятностей судьба ему не подбросила, он поговорил со множеством народа, гитару купил, молодого коллегу поучил во всех смыслах, и никого не убил. Впереди же был Путь, тот самый Путь барда, по которому они с Ольгой смогут идти вместе благодаря влекущему их Огню.


Последний раз редактировалось: Lake (16 Окт 2016 00:59), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 16 Окт 2016 00:46    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Like,
а можно текст не скрывать?
(почему, объясню в личке, если это важно)
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 16 Окт 2016 01:00    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Карудо
Пожалуйста, вот она, цитата)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 19 Окт 2016 00:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

С ФБ-2016

Название: Таккатские встречи
Автор: Lake
Бета: Felis caracal, Jedaittto
Размер: миди, 6640 слов
Персонажи: дон Мигель, Хулия, Дана, Кира, Макс, ОМП, персонажи канона
Категория: джен
Жанр: экшн, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: Бродячий цирк через портал попадает в Таккат, в результате некоторые люди и собаки узнают о себе что-то новое и старое.
Примечание: баллистами в разные времена называли как и камнеметы, так и стрелометы, в том числе под баллистой понимался греческий палинтонон, который стрелял по навесной траектории каменными снарядами.

В начале Бирюзовой Луны по галлантской лесной дороге ехал фургон, запряженный парой разномастных лошадок — серой и буланой. Это был цирк монсира Бертильона, которого на самом деле звали дон Хосе. И цирком, и доном управляла опытная дрессировщица мадам Катрин. Кроме них, в фургоне ехали клоун дон Мигель, гимнастка полунимфа Инесс и жонглер Хулио, на самом-то деле Хулия, но она себя таковой не считала. Это что касается человеческого состава. Что же до состава собачьего, то недавно к болонкам мадам Катрин присоединился здоровенный поморский волкодав по кличке Шарик. Его появление сопровождалось целым рядом приключений, в основном уже завершившихся. Однако циркачи продолжали волноваться об одной своей временной спутнице, которая прошла с ними путь от Арборино до Даэн-Рисса.
Дон Мигель, сидевший на козлах, дал немного в сторону, пропуская еще один фургон, едущий на север. Несколько человек шло по обочине дороги, некоторые мелькали даже в лесу, за кустарниками, Это были беженцы, которые, хоть и в меньшем количестве, чем весной, продолжали постепенно уходить на север. Несмотря на то, что люди потихоньку привыкли, да и вампиры в последнее время не летали, и солдат не прибавилось, жить под пришельцами было очень неуютно. Да впрочем, и не только беженцы попадались на пути. С тех пор как исчезла магия, думал дон Мигель, площади Приветствий в городах опустели, а на дорогах стало больше людей.
Сзади зашуршало, и на козлах рядом с доном Мигелем примостилась Хулия:
— А что, дон Мигель, ваша баллиста, наверно, не помогла бы против них? Вот я бы попробовал.
Хулия называла себя в мужском роде, да и предпочитала девушек. Произошло это после того, как приглянувшийся ей паренек в родном поселке отдал ее на развлечение своим дружкам. После чего она и ушла с бродячим цирком, благо что метать ножи и раньше умела.
— Да нет, судя по тому, что рассказывала Ольга, вряд ли. Баллисту слишком долго заряжать, против пулеметов она не успеет. Хотя в чем-то и могла бы помочь.
— А пушки гномов?
— Откуда ты знаешь про гномьи пушки?
— Слышал когда-то, — неопределенно ответила Хулия.
— Гномы свои пушки не продают.
— А зачем они им?
— А зачем баллисты в Арборино? Против морских чудовищ, которых уже пятьдесят лет никто не видел, но могут же появиться. Или против пиратов, которые опасаются соваться в столичный порт, в том числе из-за наших орудий. Но только кажется, мне, что и гномьи пушки скоро у нас тут наверху себя покажут. Вот попомни мои слова. Пушки — это сила. Да и попроще они будут, чем баллиста. Знаешь, как я с ней возился? Там чуть что, рычаг из рамы — хрясь. И пиши пропало. Тут главное — чтобы все детали были расположены правильно да чтоб тетива была прочная, из конского волоса. А то был у нас случай на учениях, когда после первого выстрела тетиву так перекосило, что разбирать и собирать баллисту пришлось заново.
— Дон Мигель, а вы, что, по старой службе заскучали?
Дон Мигель усмехнулся.
— Вовсе нет. Скучно было. Разве что учения. Там можно было, по крайней мере, показать себе и другим, что не зря учился.
Он задумался. Воспоминания пришли сами по себе.
Когда они уходили из Арборино, в порту стояли целых шесть баллист, предназначенных для защиты от морских чудовищ. Правда, за все время службы Мигеля ни одно не появилось. Те годы, которые он прослужил в порту, называли лихими, смутными, тяжелыми. Собственно, они такими для многих и были. Но дон Мигель этого не почувствовал. Его занимало другое: а верно ли он выбрал свой путь?
Дедушка его был гномом, и Мигель унаследовал от него маленький рост, железное здоровье и технические способности. Кем же ему быть, как не инженером, — вполне искренне думал юный Мигель. Это был вполне естественный выбор, да и во время учебы он не отставал. А кроме того, он так хорошо рассказывал всевозможные байки, что сокурсники всегда собирались вокруг него. Нет, студенческие годы прошли весело.
— Тебе бы в цирке выступать! – иногда говорили ему. Мигель смеялся, но никогда не думал, что однажды это станет правдой.
Получив диплом инженера, он был назначен в береговую охрану. Кто знает, если бы он жил среди гномов, то смог бы больше развить свой Луч. Но Огонь, унаследованный от человеческой родни, явно оказался сильнее. Вот дон Мигель и скучал. И хоть бы одно чудовище! Но из моря чудовища так и не появились, они возникли на суше.
До порта быстро дошли вести о том, что случилось во дворце. Сам Мигель был на дежурстве и на шум не обратил особого внимания. Но явившиеся из города возбужденные и испуганные сослуживцы, перебивая друг друга, рассказали, что дворец захватили враги, а народ согнали на площадь, где показали трупы королевской семьи. Молодой и вспыльчивый техник Рикардо предлагал повернуть баллисты к центру города и ударить по дворцу. Однако Мигель заметил, что это вряд ли поможет: ударить мало, нужно еще командовать всем этим делом. Да и вражеские маги явно к такому повороту должны были подготовиться.
В тот же день в порту появились Небесные Всадники. Они осмотрели баллисты и велели работать дальше, стеречь столицу от чудовищ лучше, чем это было при прогнившей династии, и готовиться к явлению посланника Повелителя. «И где же прогнила наша династия», — прошипел Рикардо, но его, к счастью, не услышали.
Через несколько лун он исчез, и только через три года, когда всадников свергли, парень снова появился в порту, и сослуживцы узнали, что он был в партизанах. Однако новое правительство никак не могло устроить такого бунтаря, и он снова вернулся к политической борьбе.
Мигелю же было все равно. Ну, почти. Служба его шла ни шатко ни валко, на смены правительств он уже перестал обращать внимание: семьи у него не было, самого его не трогали, жалованье платили вовремя. Он регулярно пил пиво в портовом кабачке, травя всевозможные байки, которые в основном выдумывал сам, а частью переделывал те, что от кого-то слышал. Он сам тогда не вполне осознавал, что этим не дает своему Огню гореть зазря, но Огонь потихоньку делал свое дело. А сам дон Мигель видел все тот же порт, то же море, те же баллисты. Неудивительно, что ему было скучно. И неудивительно, что при первой же возможности он бросил все и стал клоуном в бродячем цирке.
За годы странствий с ним произошло много интересного, и запас его баек неплохо пополнился. И за то, что он смешил публику, дон Мигель теперь получал деньги, пусть и небольшие. А что может быть лучше, чем зарабатывать себе на жизнь тем, что тебе нравится?
Тем временем на престол вступил законный король Орландо. Ну и что с того, что у него, по слухам, уши разные. Уж не дону Мигелю судить о чистоте крови. Зато король настоящий. И придворные маги у него под стать ему — неклассические. Сначала бессмертный Казак с его знаменитой кривой саблей, а потом появившийся после долгого отсутствия мэтр Максимильяно.
А тут еще эта война. И вновь отважный король Орландо увел своих людей в Зеленые горы. Да, баллиста дона Мигеля вряд ли бы справилась с пулеметами, о которых рассказывала Ольга.
В Ортане, где они выступали в каждом городке, жизнь шла как обычно, ну насколько это возможно без магии. Да и в Галланте тоже.
Вот и теперь пришло время свернуть на запад, к городу Монтре, куда собиралась привести цирк мадам Катрин. Однако дорога стала на какое-то время безлюдной: их случайные спутники шли на север.
— Смотрите, что это там?
На дорогу выскочила лесная свинья, видимо, спугнутая фургоном, за ней бежали крохотные полосатые поросята. Хулия засвистела, провожая бег зверей залихватским мотивчиком.
Из фургона в дополнение раздался разноголосый лай.
И вдруг звери моментально исчезли, как и не было. Они даже не успели перебежать дорогу. Хулия и дон Мигель переглянулись.
— Вы видели? Куда они делись? Телепортировались? Но как?
— Да просто спрятались.
— Да нет же! Я видел!
— А может быть… Слышал я о природных порталах кое-что от гномов.
— Так вы думаете…
Но тут им стало не до разговоров.
Дорогу перегородило упавшее дерево.
— Не иначе как разбойники, — присвистнула Хулия, доставая кинжалы.
Циркачи бывали в разных переделках, да и разбойники, хоть и могли отобрать у них лошадей, далеко не всегда зарились на бродячих артистов. Однажды в Мистралии, еще до реставрации монархии, им удалось договориться с весьма подозрительной компанией, называвшей себя партизанами, и устроить для них выступление. Однако угрюмые мужики с дубинами и ножами, показавшиеся за поваленным деревом, отнюдь не напоминали благодарных зрителей.
Обычно цирку монсира Бертильона везло: они прошли через оккупированную территорию, никак не пострадав. Однако теперь им было что терять и помимо лошадей. Пятьсот золотых, которые они получили от Ольги, были большим богатством. Тем более они их не успели потратить: мадам Катрин, командовавшая в труппе, решила подождать до Поморья и там уже купить и второй фургон, и новых лошадей, а если получится, то нанять акробатов. Теперь же один фургон как раз оказался кстати — он доставит им меньше хлопот.
— Разворачиваемся, быстро! — крикнул дон Мигель Хулии.
И как им только удалось быстро развернуть фургон на дороге, они и сами потом не поняли. Один из разбойников все же попытался схватить лошадей под уздцы, однако Хулия встретила его броском ножа, второй в это время попытался срезать подпругу, но ученая кобылка тут же лягнула его. В общем, успели, однако погоня приближалась, и им даже выскочили навстречу. И тут лесная дорога исчезла. И лес исчез. Лошади встревоженно заржали, но, удержанные опытной рукой дона Мигеля, остались на месте.
— Это еще что? — выдохнула Хулия, — И правда, портал, оставили-таки разбойничков с носом, мать их растак!
Перед ними простиралась ровная, как стол, степь.
Среди серебристо-голубоватого ковыля, едва колышущегося от слабого ветерка, виднелись сине-фиолетовые башенки шалфея. Зеленая трава, на которой еще оставались капельки утренней росы, была слегка примята — явно здесь проходило стадо. Наверно, где-то здесь та лесная свинья с поросятами. Скорее всего, попадется кому-нибудь из местных.
Собаки снова отчаянно залаяли, из фургона выбралась мадам Катрин и выпустила рвавшегося на волю Шарика. Огромный поморский волкодав начал нарезать круги вокруг остановившегося фургона, принюхиваясь и присматриваясь.
— Интересно, — вслух задумался дон Мигель, — что это за портал такой, что пять минут работает — пять минут не работает. Мы же после свиньи с поросятами туда спокойно проехали, а вот обратно… Ну да ладно, главное — куда нас занесло?
— Ну-ка посмотри, Хулио, что там темнеет, тебе лучше будет видно, — скомандовала Катрин.
Высокая и легкая Хулия ловко вскочила на спину одной из лошадей и всмотрелась в тени на горизонте.
— Там какие-то строения. А справа просто стадо пасется.
— Ну что будем делать? Варвары там или еще нет?
— Скорее, еще нет, у варваров же шатры. Наверно, это ортанское селение.
— Или владения королевы Даны. Слышали о такой?
— А может быть, мы вообще в Хину попали?
— Дана, Хина там, или нет, но нам лучше разобраться на месте. И раз там у них поселок, то и работа нам может найтись. Едем! — скомандовала мадам Катрин.
— Вперед, к цивилизации! — бодро произнес дон Мигель, а Катрин добавила:
— Шарик! На место! Кончай за мышами охотиться, волкодав!

***

Таккат — столица оседлых варваров, которыми правила королева Дана, — представлял собой деревянный городок посреди степи, окруженный многочисленными пастбищами и небольшими рощами. Сами варвары именовали его гордо — Незыблемое стойбище.
В это время на совете Такката было очень шумно. Кира, специально приглашенная сюда, с любопытством наблюдала за разборкой. Перед Даной, ее шаманом, военным советником и советницей по финансам стоял невысокий парнишка, хмуро зыркая из-под взлохмаченных льняных волос.
— Так какого же хрена собачьего ты сам полез собирать баллисту? Пострелять захотелось? Сломал все, что мог! Как теперь ее чинить?
— Так ученья же нужны! И ты, господин советник, сам поручил это дело, чтобы она не пылилась без дела!
— Так надо было дождаться, пока Тар и Клена с пастбища вернутся, и начали бы вместе. Один бы ты ее не собрал, да и не выстрелил. Это же тебе не лук и не арбалет.
— А сколько было еще ждать? А вдруг бы кто-нибудь напал? Сами же говорите, что все вокруг воюют и, того, бдить нужно! Да и хоть соседей-то вспомните! Как они весной дракона на нас натравить собирались! Вот я и подумал — надо начать, а дальше уже и помощники подтянутся.
— Парень прав! А если мыржуки полезут? — вмешался военный советник.
— Мыржуки больше не полезут! Надо было еще ткацких станков закупить, а то с одной баллистой справиться не можем! — парировала советница по финансам.
— Как раз полезут, дракона-то у нас больше нет. Ну не мыржуки, так курчаки.
— Нам Бойцовые коты помогут!
— Что твои коты — они со дня на день уйдут, а мы останемся!
— Так, тихо все! — прикрикнула королева Дана, вскочив со своего кресла и кружа вокруг стола. Перья в ее прическе метались столь же активно. — Почему это королева должна вмешиваться в такие разборки? Ты! За то, что полез без команды к баллисте, будешь наказан — марш на конюшню, скажешь конюхам, я тебя им на помощь отправила. А потом будешь исправлять, что наделал. Да руки вымыть перед этим не забудь. Ты и ты! Быстро на пастбище, сменить Тара и Клену, пришлите их сюда, надо с баллистой работать. А ты, господин военный советник, запомни. С ткацкими станками у нас есть кому справиться, и если надо, мы еще закупим. А пока будешь разбираться с одной-единственной баллистой, которую ты так просил.
Тар и Клена вернулись с пастбища не одни.
— К нам цирк приехал!
— Какой еще цирк? И какого… их к нам занесло?
— Говорят, что выкинуло из портала.
Кира про себя пожалела, что мэтр Хирон уже отбыл из Такката. Она и сама долго не знала, кто на самом деле белогривый конь, который в первый день Голубой луны привез в Таккат бессознательного короля Эгины Александра и на котором она сама уже успела покататься. А кентавр мэтр Хирон, превратившийся в коня после отключения магии, был старейшим магом Дельты и самым большим знатоком порталов. Их карту он с помощниками сам составлял и знал наизусть. И этим спас и себя, и Александра, и Морриган. И перекошенными под воздействием излучателя порталами непременно заинтересовался бы. Но теперь придворный маг Эгины был уже в Поморье, со своим королем.
— Так, хватит болтать, — заявила тем временем Дана, — пошли говорить с циркачами, смотреть портал, пометим его и стражу поставим. Мы же не варвары какие, цивилизованные люди, нам порталы, как положено, помечать надо, пока магия не вернется. Не тот ли это, откуда Белогривый появился? Военный советник и шаман со мной поедут. Кира, идем к циркачам с нами? Прятаться тебе нечего, смысла уже нет, а гостей потом с тобой отправим, как на север поедешь.
— Верно, — кивнула Кира, — надо проверить, нам еще не хватало в портал угодить, когда соберемся. Неизвестно же, как и когда он работает. — Ей не терпелось скорее увидеть раненого Шеллара. Рассказы Диего, часто приходящего к ней в сон, не очень утешали, хотя тот уверял, что опасность миновала, и маги не дали и не дадут королю умереть. Однако она не успокоится, пока не увидит Шеллара сама.
Пройдя до окраины поселка, они увидели фургон, около которого собрался народ.
— Бездельники, среди бела дня от работы отвлекаются, вечером же все равно представление будет, — проворчала Дана.
— А у цивилизованных людей так и принято, — не удержалась Кира.
— Нет, мы, конечно, представление посмотрим, да, посмотрим. И простоквашей, и брагой гостей угостим, но все вечером, и каждый вечер будем их привечать, как положено. К нам на гастроли цирк приехал! Пусть их и занесло неизвестно как.
Когда они подошли поближе, одна из собак, круживших вокруг фургона, вдруг подбежала к Кире.
— Шарик, ты? — удивилась она. Так вот что это за цирк! Поморский волкодав тем временем прыгал вокруг нее, норовя лизнуть в лицо.
— Ваше величество? — в ответ поклонилась мадам Катрин. Кира поняла, что ее узнали — старая дрессировщица могла видеть ее в прошлом году, да и кто не знал про одноглазую королеву Ортана? По всему континенту распевали баллады о том, как король заслонил собой Киру на свадьбе, а когда королева исчезла в начале войны, каких только разговоров не ходило! И в Ортане, и в Галланте строили самые разные гипотезы. Однако Кира понимала, что циркачи внезапно оказались посвящены в важную тайну, поэтому лучше взять их с собой. Хотя какая тут уже тайна?
— Мы ехали в Поморье и попали в портал как раз в тот момент, когда на нас напали разбойники, — тем временем объяснила Катрин.
— Нам с вами по пути, — заметила Кира, — и вы поедете с нами, правда, не сейчас. И я должна вас отблагодарить за то, что спасли мою подругу.
— Да, Ольга рассказывала, что одно время была при дворе. В Даэн-Риссе она не вернулась из города, мы думаем, что ее схватили эти иномирцы.
— Теперь с ней все в порядке, она на свободе и в безопасности.
— Бедная девочка, так хорошо держалась, — вздохнул дон Мигель, — каждый раз выступления отрабатывала, народ смешила, и только потом плакала. Настоящий бард. А как она рвалась на помощь своему мужу и друзьям…
— Они уже встретились, — вздохнула Кира, снова подумав о Шелларе.
— Ну и хвала Небу!
Дана в это время в нетерпении кружила рядом, но не вмешивалась.
Кира понимала: королева Такката не просто дала ей поговорить с гостями, она ждала, что скажет шаман. Тот, присмотревшись к гостям, кивнул своей королеве: мол, явно не врут и на шпионов не похожи.
Поняв, что циркачи свои люди, Дана решила, наконец, прервать увлекательную беседу.
— Я королева Дана, — представилась она. — Добро пожаловать к нам в Таккат. Дадите нам несколько представлений? У нас есть чем заплатить, да! Здесь цивилизованное государство!
— Ваше величество, сочтем за честь.
— А пока покажите нам, где вас выбросило.
— Да там была одна степь, до вас мы больше часа шагом ехали, видели рощицу по дороге, но это уже ближе к вашему городу.
— Ничего, справимся! Мы хоть и люди цивилизованные, а следы в степи читать умеем. Лошади у вас подкованные, узнать их нетрудно. Позовите-ка мастера-пластуна!
— Сейчас я возьму лошадь и поеду с вами, — заявила Кира.
— Ай, зачем сразу, только пластунам мешать будешь, да и мало ли кто там появиться может — человек ли, зверь ли.
— Верно, ваше величество, — раздался знакомый голос. — Не могу вам позволить. Пока мы находимся здесь, я считаю необходимым лично заботиться о вашей безопасности.
Это был командир ортанского отряда Бойцовых котов капитан Шаббо.
Кира неохотно кивнула. Да, циркачи не выглядят подозрительно, но осторожность не помешает.
Она очень обрадовалась, получив в свое распоряжение ортанскую элитную пехотную часть, однако самостоятельных боевых действий вести не собиралась. Координация со штабом сопротивления, находившемся в столице Поморья Белокамне, велась постоянно. Диего регулярно приходил к ней в сон, рассказывая свежие новости, а не так давно Таккат навестил мэтр Максимильяно, и Кире пришлось вправить ему мозги. Подумать только, он решил, что она оставит Бойцовых котов и улетит отсюда на драконе. Нет, она пойдет маршем со своими воинами. А Тереза, Стелла и остальные поедут с ними. Разве что Эльвиру надо пристроить как-то удобнее и ребенка Стеллы. И теперь она с нетерпением ждала того момента, когда можно будет отправляться на север. И очень хорошо, что она приведет подкрепление, причем подкрепление верное и прекрасно обученное.
Бойцовые коты появились в Таккате две недели назад. Кира уже знала об их предстоящем появлении (на них наткнулась Ольга во время путешествия по небесным порталам) и потому заранее предупредила Дану. Дана же сочла нужным отправить весть об этом соседним племенам — курчакам и в особенности мыржукам.
— Пусть знают: у нас союзники есть! — с торжеством говорила она. — Дракон улетел — коты пришли!
Нельзя сказать, что подобная демаскировка очень нравилась Кире, но скрыть появление ортанцев было просто невозможно: отряд спецназовцев в количестве двухсот человек походным маршем прошел через соседние земли и прибыл в столицу союзного Такката.

***

И вот теперь, пока Кира продолжила подготовку к отъезду, капитан Шаббо вместе с Даной и шаманом двигался на изрядном расстоянии за главой Таккатской разведки, который отслеживал путь циркового фургона и подкованных лошадей.
Он и его бойцы, как и циркачи, этой зимой и представить не могли, что окажутся на западе континента и совершат путешествие через горы, леса и степи. Ортанский спецназ еще в самом начале войны был заброшен через природный портал к Храму Белого Паука, где пришельцы из соседнего мира Каппа установили антимагический излучатель. Если бы бойцы сумели его уничтожить, это решило бы исход войны в самом начале — ведь остальные излучатели враги тогда еще не успели поставить. Коты понимали, что идут практически на верную смерть, но надеялись выполнить приказ.
Однако вышло по-иному. Капитан Шаббо сразу же понял, что их выбросило совсем в другую местность. Отряд находился на немалой высоте, в горах. Но благодаря этому они смогли быстро сориентироваться. Вид отсюда открывался впечатляющий. За лесной зоной далеко к востоку начиналась лесостепь, которая должна была смениться степью. А на юге, тоже в порядочном отдалении, виднелся морской берег. Скорее всего, Бойцовые коты оказались на юго-западе своего родного континента. По крайней мере, они на это рассчитывали. Капитан, хоть и не был магом, прекрасно понял, что произошло — нарушилась работа природных порталов. Что же, теперь нужно возвращаться. Их ждут, и если с врагом не удалось еще справиться, они не должны оставаться в стороне.
Котам, жившим и действовавшим на равнине, пришлось нелегко в горах, далеко превосходящих известные им Зеленые горы. Однако не зря капитан устраивал самые разнообразные учения. Они спустились в долину, не потеряв ни одного бойца, и пошли на северо-восток, двигаясь сначала через ничейные незаселенные земли, где несколько веков назад жили орки, а потом оказались в степях, где то и дело попадались стойбища варваров. Охотились они на диких копытных, с варварами старались не сталкиваться. Все это время бойцы ничего не знали о том, что происходит в королевствах,
Однако в один прекрасный день им почти что на головы свалились драконы.
Разведчики, отправленные вперед, вернулись с необычной новостью.
— Господин капитан, на наших глазах из воздуха появились два дракона. Они приземлились и устроились в овраге. Также мы обнаружили с ними маленького дракончика, девушку и тролля. Ведут они себя как лучшие друзья. Уверены, что слух нас не обманывает: лазурный дракон говорит по-ортански! Драконы, как мне показалось, нас почуяли, но не стали ничего предпринимать. Вероятно, девушка — маг и подчинила драконов?
— Так, а второй дракон какого цвета?
— Темно-бронзовый.
— Есть вероятность, что это те самые драконы, которых его величество сделал своими подданными. Лейтенант Торри, приказываю вам отправиться туда с сержантом и вступить в контакт.
Вскоре разведчики вернулись и доложили:
— Так точно, господин капитан: драконы — наши. Девушка же — та самая Ольга, которая вместе с ее величеством победила Скорма.
Вскоре путешественники уже дружески беседовали под боком у драконов. Так бойцовые коты узнали, что происходит в королевствах. Про короля Ольга сказала, что он жив, но остальное она не может упоминать. Капитан Шаббо, понимавший все лучше ее, не стал настаивать. А про Киру она и сама ничего не знала. Однако командир Бойцовых котов понял, что их решение двигаться в сторону Такката было правильным. Он убедился в этом окончательно, когда их отряд приблизился к столице оседлых варваров вплотную, и в одном из всадников, выехавших им навстречу, капитан узнал королеву Киру. И вот они готовятся к новому маршу — на север, в Белокамень.
Капитан прервал свои размышления: он увидел, что следопыты остановились.
— Здесь, — крикнул мастер-пластун. — Здесь начинаются следы. Ваше величество, осторожнее. Стойте на месте! Надо проверить, работает ли он сейчас.
Несколько камешков, брошенных мастером в разные стороны, упали на землю.
Мастер взял новую горсть, как вдруг из ниоткуда выскочил крупный полосатый зверь.
Лошади испуганно заржали, охранники мигом заслонили свою королеву, но Дана среагировала так же быстро, метнув копье. Невезучий хищник покатился по земле.
— Красивая шкура будет, в спальне у себя повешу. Что за зверь такой?
— Тигр, — чуть ли не хором отозвались дон Мигель и капитан Шаббо, — он обитает на востоке Хины.
Ясно было, что теперь портал соединил степи Такката с далекими хинскими лесами, которые начинаются за восточными степями.
— А вы и в Хине побывали? — с любопытством спросила Дана.
И воин, и бард покачали головами, оба с некоторым сожалением.
— Тигров у нас можно только в зоопарке увидеть, как, кстати, и слонов.
Отметив место портала небольшой пирамидой из камней, они отправились в обратный путь, на этот раз по дороге, и, миновав рощицу, въехали в Таккат. На площадке на окраине поселения под тентом лежали большие деревянные детали, около которых возилось несколько человек. «Баллиста, — отметил про себя капитан Шаббо, подумав, что для подданных Даны она пока остается бесполезной игрушкой. — Как бы местные энтузиасты ее не доломали».
— А что это тут у вас? Баллиста? — услышал он голос циркача дона Мигеля.
— Да, — с досадой ответила Дана, выразительно посмотрев на военного советника. — Только никто не знает, как с ней обходиться, лежит бесполезным грузом, ее уже ломать начали. Однако мы справимся, вот эти ребята с головой, кроме них, вроде и некому разобраться. Цивилизованные мы люди или нет?
— Я могу помочь, — неожиданно для всех произнес дон Мигель.
— Вы работали с баллистами, умеете?
— Двадцать лет прослужил в порту Арборино. У меня и диплом есть, это сейчас я мир смотрю, с баллистой-то особо не посмотришь.
— Ай, как удачно портал сработал! — воскликнула Дана. — Нас настоящий инженер с настоящим дипломом учить будет!
— А как научимся, еще баллист накупим, — вставил обрадованный советник.
— Сначала с этой разберись, — остановила его восторги Дана.
Вечером дон Мигель с помощью Тара и Клены перебирал детали баллисты, а на площади шло мини-представление: полунимфа Инесс легкой птичкой порхала по натянутому между двумя домами канату, болонки мадам Катрин ходили перед публикой на задних лапках, а потом устраивали вольтижировку на спине Шарика. Здесь была и Тереза, которую пес узнал и радостно бросился было навстречу, но был остановлен командой старой дрессировщицы. Болонки еле удержались на спине пса, вызвав одобрительный свист и даже цивилизованные аплодисменты.

***

На другой день дон Мигель продолжил работать с баллистой. Дана с военным советником подобрали ему помощников. Оба они, конечно, были на месте.
Военный советник приготовился со всем вниманием слушать. Тут же был и парень по имени Искрен, который пытался собрать баллисту.
Дон Мигель с удовольствием начал лекцию, готовясь показать каждую деталь.
— Итак, господа, перед вами баллиста в разобранном виде. В Эгине ее называют «палинтонон».
— А стрелы она метать может? В комплекте их не было. Поставщики обманули? Думают, мы варвары какие, не поймем?
— Нет, не обманули, ваша баллиста стреляет ядрами, каменными или металлическими. Для стрел нужна несколько иная конструкция. Но вам пригодится и камнеметная машина, хотя в степи город только один, и он ваш. Живую силу противника камни тоже хорошо выкосят. Использовали же когда-то такие баллисты против чудовищ.
— И далеко ли она метает?
— Тяжелый снаряд можно метнуть на тысячу локтей или даже на две тысячи.
— Неплохо, — довольно заметил советник. — То, что надо. Продолжайте, дон Мигель.
— Она только на первый взгляд напоминает громадный арбалет. На самом деле она сложнее, и ты, парень, один бы ну никак не выстрелил, — повернулся Мигель к Искрену.
Тот сразу же набычился в ответ, а старый инженер усмехнулся.
— Это не в обиду тебе, она так устроена. Вот рисунок. — И он пустил по рукам чертеж собранной баллисты. — На основание крепятся две рамы. Горизонтальная только так называется, здесь она будет направлена к земле под большим углом. Вот тут желоб и двое салазок, а на конце у нее лебедка с двумя рычагами. С ее помощью мы закручиваем тетиву, которая крепится к двум рычагам на вертикальной раме. И направляем снаряд, идущий по желобу с помощью салазок, в цель. Ну да тетива тут так себе. Она из сухожилий, да и обработаны они не очень. Кто это, интересно, такой материал продает? Тетиву для баллисты нужно делать из конского волоса. Или человеческого.
Искрен невольно ощупал свои длинные волосы, убранные в хвост.
— Запомни, парень, баллисту собирают с терпеньем и не вдруг, проверив и подогнав каждую деталь. Ведь демоны, как известно, кроются в деталях. Я не про покойного наместника, как ты понимаешь. Вот был у нас один случай…
— С вашей баллистой?
— Нет, не с моей, у нас шесть штук стояло, — почувствовав неожиданную для себя обиду, отозвался дон Мигель. — Той баллистой занимался Рикардо с со своей командой, он потом к партизанам ушел. Недосмотрели, собирая вертикальную раму, она ведь тоже из нескольких частей состоит. И надо же было сломать правое плечо, да так, что рама едва не треснула, а еще лопнула тетива. Она, кстати, как раз из сухожилий была.
— Так что, новую из волос Рикардо делали? — ляпнул парень.
— Нет, у него волосы недлинные были, — совершенно серьезно ответил дон Мигель, посмеиваясь про себя.

***

Кира же навестила своего малыша в таккатских «яслях». В матриархальном племени Даны, где было много женщин-воительниц и вообще занимавшихся работой вне дома, имелись свои ясли и детский сад, почти такие, о каких рассказывала Ольга. Там находился и первенец Киры и Шеллара, которому уже было больше трех лун. Ей придется оставить его в Таккате, где ему даже сделали татуировку, как у местных детей. Сначала Киру это беспокоило, но Диего во сне передал, что Шеллар такому повороту очень обрадовался. Так ребенка легче будет скрыть. Никто не примет его за ортанского принца.
В ясли вошла Тереза, которая ненадолго освободилась..
— Кира, — позвала она, — мэтр Максимильяно появился, ищет тебя.
Кира вышла навстречу придворному магу Мистралии.
— Я привез.
— Значит, можно ехать? Ну наконец-то. Как Шеллар, вы его видели?
— Он выздоравливает, ему уже ничего не угрожает, — улыбнулся мэтр Максимильяно. Беспокойство Киры ненадолго улеглось.
— Я должна посмотреть на… то, что вы привезли.
— Конечно, пойдемте.
В доме, который временно отвели мэтру Максимильяно, он показал ей ящичек, подозрительно напоминающий гробик. Кира вздрогнула: ребенок был очень похож на ее сына. И если бы она не знала правду, то вряд ли отличила его от обычного младенца трех с небольшим лун от роду. Но она знала. Отважной воительнице стало не по себе при виде нежити, похожей на ребенка. Однако Кира коротко кивнула: так будет намного безопаснее. И если их противники попробуют похитить этого младенца, их ждет неприятный сюрприз. А пока надо идти готовиться к поездке.

***

Тем временем Хулия, мадам Катрин, Инесс и дон Хосе готовились к выступлению, и тут к ним подошел мэтр Максимильяно. Внимательно посмотрев на Хулию, которая была занята репетицией, он обратился к мадам Катрин:
— Должен от всей души поблагодарить вас, что спасли мою невестку Ольгу. Я скоро увижу ее и обязательно передам от вас привет.
— Так Ольга ваша невестка? Передайте ей нашу благодарность, она знает, за что. И еще скажите: она истинный бард, и доказала это во время нашего путешествия.
— Непременно передам, — улыбнулся мэтр Максимильяно. — И еще одному существу будет интересно узнать, что у вас все в порядке.
— Пако! — заулыбались Катрин и подошедший от площадки с баллистой дон Мигель. — Пусть знает, мы будем всегда рады ему, если у него возникнут какие-то проблемы.
— Я ему все расскажу. И буду рад присутствовать на вашем представлении сегодня.

***

Этим вечером Искрен решил присоединиться к циркачам, чтобы показать, на что способны таккатцы. Он стремительно мчался, стоя на спине лошади, потом, держась в одном стремени, подбирал с земли упавшие предметы и затем перепрыгивал с одной лошади на другую. Жители степей были мастерами в этом искусстве, но парень явно проделывал все с особым огоньком… с Огнем. Хулия невольно залюбовалась красивой работой, но тут же собралась. Был ее выход.
В воздух взлетели ножи, с которыми Хулия обращалась привычно и ловко, жонглируя сразу пятью одновременно. Затем она стала перед вертикально установленной доской и, ловко метнув туда несколько кинжалов, изобразила лошадиную голову. Жаль, не очень точно, но ничего. Она не художник, она жонглер. И, наконец, она перешла к факелам. Для этого пришлось заранее просить особого разрешения: пожар в степном городке был бы катастрофой. Факелы метались в ее руках, и огонь рисовал на фоне неба причудливые фигуры. Лица зрителей слились в одно сплошное пятно, но, остановившись, переведя дыхание и раскланиваясь, она заметила чей-то упорный взгляд. А, это давешний мистралийский маг. Девушка отметила темные сверкающие глаза, черные с проседью волосы, фигуру, закутанную в длинную черную мантию с красной окантовкой. Что это с ней? С тех пор как ее первая любовь завершилась так катастрофически, она не желала признавать в себе женщину, которую могут обидеть всякие козлы. А ведь она считала их своими друзьями, а одного — даже и любимым. «Нет, — решила тогда девушка, — теперь я тоже буду парнем, и звать меня будут Хулио. И любить буду девушек! Но обижать, как эти, не собираюсь». Так и продолжалось несколько лет. Она была сильной и ловкой, и постоянно внушала себе, что она — мужчина, кабальеро. Товарищи по цирку уважали это ее стремление, по крайней мере, почти всегда. Когда началась война и братья-акробаты Ровего и Эухенио сбежали к партизанам, а ее не позвали, она была обижена до глубины души, поскольку считала себя воином, никак не женщиной. А вот сейчас? Да что же это? Он ведь старый уже и вообще… Хотя симпатичный, даже очень. Нет, надо перестать об этом думать.
В это время раздался всеобщий смех: монсир Бертильон вслед за лентой вытащил из шляпы крыкоряку, держа ее за длинные уши.
Хулия пошла к фургону складывать свои ножи, и вдруг неожиданно рядом с ней оказался мэтр Максимильяно.
— Разрешите высказать восхищение вашим талантом, маэстрина Хулия.
— Спасибо, мэтр, но я не Хулия, я Хулио, я кабальеро!
— Нет, вы не кабальеро, вы гораздо лучше – вы прекрасная сеньорита.
Он поцеловал ее руку, и вдруг Хулия почувствовала желание согласиться: да, сеньорита.
— Не желаете ли прогуляться, сеньорита? Вам нужно отдохнуть после выступления.
Хулия и сама не поняла, как они с мэтром Максимильяно оказались вдвоем, вдали от людей.
— Не тревожьтесь, ничего не произойдет против вашей воли, — сказал он, и она поняла, что вряд ли сможет отказать в чем-либо этому магу. Впрочем, ничего сначала и не произошло. Только касания горячих рук, как бы снимающих с нее долгую усталость, напряженность, которая опутывала ее, подобно черной паутине. Теперь ее жизнь изменится к лучшему, чувствовала она. Действительно она, а не «он».
Когда задумчивая и довольная Хулия вернулась к фургону, там все суетились: пропал Шарик.
— Эй, Шарик, где ты!
— Шарик!
— Ничего, вернется.
— Тише, что там?
Лошади жителей Такката обитали на вольном выпасе. Однако конюшня в поселке была. В этой конюшне когда-то стоял белогривый конь — мэтр Хирон, и в эту-то конюшню попытались проникнуть волки. Неудивительно, что к собакам-сторожам присоединился и Шарик: ему сами боги велели, ведь он родился волкодавом. Общими усильями волков прогнали, а когда все успокоилось, увидели Шарика, с окровавленной мордой сидевшего над загрызенным зверем.
— Ну что, поработал как волкодав, молодец, — резюмировала мадам Катрин.
Было видно, что Шарик крепко задумался. Но утром все было как раньше — пес весело возился у фургона, настораживая уши и останавливаясь, услышав голос мадам Катрин. Кровь, которую он попробовал, казалось, не изменила его характер. Но теперь он покажет всем, да, покажет, пусть только какой-нибудь волк попробует напасть на их фургон!

***

В этот день Дана лично отправилась к соседям сообщить, что Таккат проводит ученья по работе с баллистой, дабы они не приняли их за боевые действия.
Вернулась она вместе с вождем Бором.
Усевшись на кошму и попивая церемониальную простоквашу, добрые соседи наблюдали за тем, как дон Мигель и его команда готовят баллисту к выстрелу. Тар и Клена стояли около лебедки, а Искрен с усилием притащил внушительный снаряд. Заскрипел ворот, натянулась тетива, и, наконец, снаряд с шумом вылетел из машины и, описав дугу, исчез.
Видно было, что Дана больше всего хочет вскочить на коня и отправиться смотреть, насколько же далеко он улетел. Но нужно было соблюдать церемонии.
Однако ребята сразу же поскакали выяснять, куда же упал снаряд. Вернувшись, они объявили: 1100 локтей! Дана с гордостью взглянула на Бора, а тот с недовольным видом стал прощаться. Уж не собирается ли и он купить баллисту? Ведь баллиста изначально предназначалась для разбивания стен, а стены есть как раз у них. Правда, в Арборино из баллисты били по морским чудовищам много десятилетий тому назад. Но ничего, они отвадят мыржуков, которые не потянут обслуживать большую баллисту, постоянно кочуя в степи. Во всяком случае, операция устрашения прошла успешно. Оставить бы дона Мигеля здесь, но Дана понимала, что старый клоун, ненадолго вновь ставший инженером, не согласится. Однако спросила. И получила ожидаемый ответ:
— Нет, Дана, я буду дальше следовать своим путем барда. Но что смог помочь вам, очень рад. Ничего не бывает зря, и двадцать лет работы в порту — тоже.
— Не хочешь — не надо, — с некоторой досадой отозвалась Дана и сунула ему в руки пакет с пирогами, собственноручно испеченными для гостя.

***

Циркачи собирались вместе с Кирой и отрядом Бойцовых котов в долгий путь на север. Мадам Катрин не скрывала своего облегчения от того, что дон Мигель едет с ними. Хотя она и понимала, что он не останется в Таккате, но чем демоны не шутят! Известно ведь, что в их цирке мужчины не удерживаются надолго. Но сегодня, как оказалось, мужчин только прибавилось. К дону Мигелю подошел Искрен и предложил помощь. Запрягая лошадей, он заговорил:
— Ай, какая интересная у вас жизнь! Понимаю, почему вы не захотели у нас остаться за баллистой присматривать.
— А ты сам решил, чего хочешь?
— Да я сам не знаю, — признался парень. — И выступать нравится, и с баллистой возиться интересно, только медленная все эта работа. Тар и Клена просто прикипели к ней, я так не могу. Мне бы мир посмотреть!
Дон Мигель усмехнулся. Когда-то, уже окончательно вступив на путь барда, он приобрел в одном из городов книгу «Особенности сравнительной психологии классов» и тщательно изучил ее. Она помогла ему понять, что же с ним происходило, почему он ничего такого не изобрел и не стремился развиваться как инженер, однако прекрасно чувствует себя как бард, но все же иногда начинает скучать по прежней профессии.
— Нам с тобой, приятель, досталось убойное сочетание — Луч и Огонь. C одной стороны, они должны друг другу помогать. Но часто случается, что они мешают друг другу, да еще как. Ну вот кто мешал мне пойти к гномам и заняться изобретениями? Они бы меня приняли, помогли и, хотя под землю бы я и сам жить не пошел, но работать вместе мы бы еще как сумели. Но что поделаешь, у меня Луч оказался не так силен, чтобы изобретать что-то новое, всегда хотелось отвлечься, сочинять, строить не механизмы, а образы, не чертежи, а рисунки. Хотя, по-честному, рисовать-то я не умею, а вот смешить — это да. Мне всегда хотелось думать больше о том, что все это значит, чем о том, как все это устроено. А это Огонь. Но Луч ведь тоже не молчал и не молчит, потому в баллистах я разбираюсь как надо, сам видишь! Потому и был не худшим студентом, да и продержался в порту двадцать лет, прежде чем Огонь меня потащил по другой дороге.И вот Огонь делает тебя раздолбаем, горячим и веселым, тебе хочется творить…
— Что натворить? — переспросил Искрен. Разговаривали они по-ортански, и язык не был родным ни для одного, ни для другого.
Дон Мигель усмехнулся, а Хулия хихикнула, что было для нее чем-то новым.
— Натворить можно такое, что весь город будет ходуном ходить. А сотворить вещи, которые могут всех порадовать. Или растрогать. Или насмешить. Знаешь, как важен смех?
— От него весело, а что?
— Не только. За смехом можно спрятать очень серьезные вещи, не всегда, правда. И это хорошо умеют делать те, у кого есть Огонь. А Луч наделяет огромным любопытством, желанием разобраться в самых разных устройствах, да и самому их делать. Потому ты и полез разбирать баллисту, не сообразив, что один с ней не справишься. А Огонь твой мы все видели на выступлении. И поверь, он у тебя сильнее. Я хоть и не маг, но и так это понять могу. Так поедешь с нами? Богатым не станешь, но скучно точно не будет. Правда, мы все время в пути, не то что здесь.
— В пути веселее, и родители мои так всю юность провели, в пути, а я чем хуже?
— А там решишь сам, кем хочешь стать. Тем более тебе еще выучиться надо.
— Да я уже десять рун знаю! — похвастался Искрен.
— А всего их тридцать. Но начало положено.
Через две недели путешественники прибыли в Белокамень. За это время между Хулией и Искреном что-то начало развиваться. Ну и хорошо, думал дон Мигель, наконец-то девочка перестала чураться своей природы.
Кира с офицерами отряда торопилась во дворец и не могла думать ни о ком и ни о чем, кроме Шеллара. Но она все же нашла время попрощаться с циркачами и даже с Шариком. Пса решили оставить у них. Правда, Тереза, тоже торопящаяся на встречу с Жаком, спросила пса:
— Ну что, пойдешь с нами или останешься с мадам Катрин?
В глазах пса читалась напряженная работа мысли. Может быть, если бы тут был Мафей, пес бы и решился. Но юный эльф дежурил у постели Шеллара. И Шарик отошел к мадам Катрин.
— Когда все кончится, привезите его в Даэн-Рисс, — торопливо сказала Тереза, не думая в этот момент, как все будет выглядеть потом.
— Обязательно привезем.
Вот и славно, подумала Кира. Эпизод с псом немного отвлек ее от переживаний и работы. Предстояла долгая подготовка, а потом — не менее долгие боевые действия.

***

Тереза с удовольствием оглядела свою чистую кухню. Уже две луны прошли после победы, и их с Жаком дом снова приобрел приличный вид после тех дней, что здесь обитали барды. Нет, тихий мальчик Тарьен, его мама и сестренка никаких разрушений не вносили. Да и братья Бандерасы и уже почти признанный драматург Юст, поселившиеся здесь явочным порядком, ничего бы такого не сделали. По отдельности. Но вместе, да еще с прочей компанией артистов театра… в общем, зрелище получилось впечатляющее. Терезе пришлось потрудиться. Но сейчас все позади. Жак и Мафей как раз собрались поработать над одним из своих проектов. А ей пора в клинику.
— Дзынь! Гав! Дзынь! Гав!
«Неужели Шарик?» — мелькнуло в голове у Терезы.
Очевидно, Мафей подумал то же самое.
— Я сам открою, — заявил он, распахнул дверь и чуть не упал: поморский волкодав бросился лизать его лицо, как щенок.
— Шарик, место! — раздался голос мадам Катрин.
Шарик на мгновение присел, но тут же принялся носиться по гостиной и забежал на кухню.
Мадам Катрин начала было командовать, да куда там! Тереза махнула рукой с обреченным видом. Мафей пытался остановить Шарика. Жак и вошедший дон Мигель смеялись.
Вот они какие — алхимики и барды, — кто-то в одном доме, а кто и в одном лице.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 19 Окт 2016 01:02    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Да, вот так-то оно бывает, когда ненароком в природный портал угодишь! Laughing
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 20 Окт 2016 22:32    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Это верно) Спасибо за отзыв)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».