Форум
Весна идет, весне дорогу!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиТанзинская охота

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 7 Мар 2013 22:22    Заголовок сообщения: Танзинская охота
Ответить с цитатой

Название: Танзинская охота
Автор: Miss from Earth
Рейтинг: Осторожно!
Статус: не закончен
Герои: оригинальные
Жанр: фэнтези, приключения, драма
Смерть персонажей: есть
Критика: любая конструктивная
Аннотация: это классическое фэнтези, мой первый рассказ в этом жанре. Написан мною еще в 2009 году, до знакомства с книгами нашего любимого автора. Удачный это опыт или нет - судить Вам. Рассказ буду выкладывать по главам (если Вам первые понравится). Идея, текст, персонажи полностью мои.

1. Охотничий домик короля Кира.
Вечер выдался теплый и спокойный: шумело ласковое Южное море, в лесу, который начинался сразу за небольшим охотничьим домиком короля Олеандрии Кира, заливисто пел соловей, воздух был наполнен ароматами лета, моря, благоуханием цветов из сада. Из домика вышла девушка: каштановые волосы мягко спадали ей на плечи, изумительно зеленые глаза с любовью смотрели на окружающий мир, все ее тело, одетое в длинное темно-зеленое платье, украшенное тонким кожаным поясом, какие обычно носят женщины в Олеандрии, олицетворяло гармонию, спокойствие и красоту. Она сладко потянулась, глубоко вдохнула пряный воздух, с удовольствием подставила лицо легкому вечернему бризу, казалось, будто внутри у нее звучит музыка, делающая мир вокруг еще более совершенным.
- Скандр, Уилл, хватит спать! Идите сюда, посмотрите, какой чудесный вечер! – позвала она, спускаясь с крыльца.
Из дома, не спеша и все еще зевая, вышли двое юношей:
- Вечер и правда хорош, - сказал тот, что был старше, во всех его словах и манерах читалась уверенность, сила, он был немного выше и крупнее своего брата. Скандр отбросил со лба длинную прядь выгоревших на солнце русых волос, посмотрел ясными, как у сестры, глазами на заходящее рыжее солнце и спросил. – Может, покатаемся на лодке?
- Я за! - тут же живо откликнулась девушка, забыв о колокольчике на клумбе, который разглядывала секунду назад. – А ты что скажешь, Уилл?
- Не знаю, по-моему, уже поздно… Может лучше наловим рыбы и поужинаем вон на том холме? Оттуда, наверное, открывается чудесный вид на море и на сад, - Уилл указал рукой на небольшой холм справа от домика, за которым начиналась песчаная коса, уходившая в море.
- Наш маленький мальчик проголодался! – съехидничал Скандр, спускаясь в сад к сестре.
Уилл только улыбнулся в ответ, каштановые волосы легко колыхнулись, не прошло и секунды, а перемахнувший через перила шестнадцатилетний юноша уже стоял рядом с остальными.
- Да, проголодался. А вот спорим, я больше тебя рыбы наловлю? – большие карие глаза озорно сверкнули на загорелом лице, вся его поджарая легкая фигура говорила о дерзком и подвижном нраве хозяина.
- А вот и нет!
- Эй, а меня послушать никто не хочет?! – вмешалась их сестра. – От ваших разговоров о еде, костре и рыбе у меня уже слюнки потекли. Решено: вы идете на рыбалку, а я готовлю.
- Двое против одного, Скандр, - сказал довольный Уилл, – Видимо, катание придется отложить.
- Не задирай нос, а то я передумаю, и будешь сидеть на веслах от сюда и до самого дома, - пригрозил Скандр.
- Легко, но только вместе с тобой, - согласился Уилл. – И я бы на твоем месте поторопился за удочкой, а то я все выловлю без тебя.
И мальчишки наперегонки побежали к сараю со снастями.
- И не скажешь, что одному шестнадцать, а другому восемнадцать, - проводила их ласковым взглядом сестра, которой едва исполнилось семнадцать лет – Как дети…
Рыба была вкусной, костер ярким, вечер близился к концу… В сумерках мир казался еще прекрасней и загадочнее, чем раньше. Ветер стал чуть сильнее, птицы постепенно замолкали, Скандр и Уилл грели озябшие после рыбалки ноги у костра и мечтали о том, как пойдут охотится утром, вдруг их сестра встала:
- Я пойду прогуляюсь по берегу, - сказала она и спустилась к самой воде.
- Будь осторожна: сейчас прилив, вода холодная, да и дикие звери вокруг, - предупредил ее Скандр.
- Возьми на всякий случай, - Уилл догнал ее и протянул небольшой кинжал.
- Не стоит, мы ведь здесь одни, - сказала и ушла в темноту.
- И почему она не дриада или нимфа?! – воскликнул Скандр. – Мне было бы в тысячу раз спокойнее, если б я знал, что с ней, ничего не случится, пока живо ее дерево.
- Вот всегда ты хочешь все предусмотреть! И не скучно тебе? Иногда мне кажется, что ты не мой брат, а мой отец. Но как бы ты ни старался, ты все равно не знаешь, что случится в следующую секунду, - философски ответил Уилл. - Я не знаю, помнишь ли ты, но дриада может быть только сестрой сатира. Или фавна… Все время путаюсь… И к тому же…
Но Уилл не успел договорить: прямо возле его уха просвистела стрела и исчезла в темноте, за ней другая. Братья вскочили, оглянулись по сторонам и увидели несколько мужчин, окружавших их с разных сторон, не отрезанным пока оставался лишь путь к дому. Не сговариваясь, Уилл и Скандр выхватили из костра по горящей головешке и ринулись к дому, нападавшие кинулись вдогонку.
Всего в ста шагах от дома Скандра настиг один из нападавших. Завязалась драка. Но у юноши были хорошие учителя: не прошло и двух минут, как мужчина лежал на земле без сознания, а Скандр завладел его мечом. Он огляделся по сторонам: Уилл уже раздобыл где-то арбалет и отстреливался, спрятавшись за сараем со снастями шагах в пятидесяти от дома, несколько нападавших со стонами лежали на земле, а в их плечах и ногах торчали стрелы, остальные разделились на два отряда: трое подбирались к Скандру, двое пытались обойти сарай сзади, но пока у Уилла были в запасе стрелы никто из нападавших не мог двинуться с места без потерь.
Не прошло и двух минут, как стрелы все-таки закончились, пираты, а это были именно они, только этого и ждали – бой продолжился. Трое ринулись на Скандра сразу, но недооценили его, как и их предшественник – итог - один ранен, но двое других продолжают атаку, они злы, что какие-то мальчишки дали отпор бывалым воинам, столько повидавшим на своем веку.
Вдруг со стороны дома раздался сдавленный крик, на секунду все обернулись и увидели, как девушка борется с пиратом на крыльце дома, ловко орудуя кинжалом, который все-таки взяла у Уилла, прежде чем уйти. Бой был в самом разгаре, пираты все прибывали и прибывали.
«Нужно выбираться отсюда как можно скорее в лес, там они нас не поймают», - решил Скандр и тут в воздухе вновь запели стрелы. Уилл вскрикнул, выронил меч и упал на землю, на светлой рубашке быстро расползалось алое пятно крови, превращая чудесную вышивку его сестры в темную массу.
- УИЛЛ! – закричала она, отчаянно рассекла кинжалом лицо своему противнику, хотела спрыгнуть на землю, но вовремя подоспевший другой пират схватил ее и, перевернув через себя, скинул с крыльца. Полет длился меньше секунды, легкое стройное тело опустилось на мягкую песчаную дорожку, рука безжизненно выронила кинжал, глаза закрылись, в уголке пухлого алого рта скопилась капля темной крови…
- Сдавайся, парень! – крикнул один из пиратов, держа раненного Уилла за шкирку.
- Скандр, беги! – крикнул тот из последних сил, тут же получил удар древком меча по затылку и потерял сознание.
Скандр оглянулся: на него ощерились мечами пятеро, еще двое стояли за их спинами шагах в пятнадцати, двое держали потерявшего сознание Уилла, и вдруг сзади донесся голос еще одного:
- Жаль, девчонка мертва, за нее много бы дали на Адхетском рынке.
С криком Скандр стал прорываться к дому, все почернело у него перед глазами, он не видел, как рубил пиратов направо и налево, не видел ничего, кроме стройной фигуры в зеленом платье на дорожке. Наконец он достиг ее, опустился на колени рядом, слезы застилали ему глаза, он хотел повернуть ее голову к себе лицом, пощупать пульс, послушать сердце, но все исчезло, померкло, растворилось во тьме.

2. Адхетский рынок.
Скандр просыпался как всегда медленно, перевернулся на другой бок, потом на спину, но сон уже пропал, тогда он медленно сел, приоткрыл глаза, как-то совсем нечетко увидел сидевшего рядом Уилла и сказал, зевая:
- Представляешь, мне приснился такой странный сон: будто бы мы дрались с пиратами возле охотничьего домика короля Кира и даже… - по мере того, как он говорил, привычное зрение возвращалось и вот уже стали четко видны грубо отесанные просмоленные доски со всех сторон.
Помещение было небольшим и душным, возле маленькой дверцы слабо коптил масляный фонарь, в двух шагах от них стояла бочка, в которой плескалась пресная вода. Скандр сидел на дощатом полу рядом с братом, руки и ноги обоих были закованы в кандалы.
- Боюсь, тебе это совсем не приснилось, Скандр, - сказал хриплым голосом Уилл, и повернул к брату бледное лицо, в глазах стояли слезы.
- Нет, Уилл, нет… - замотал головой Скандр, - Нет!!! Она жива. Скажи мне, что она жива, что она спаслась…
- Я очнулся, когда нас тащили на корабль и пираты долго ругались, что потеряли стольких товарищей из-за двух мальчишек, а девушка мертва. А ведь такая девушка – это пол дворца в Адхете, - здесь Уиллу сдавило горло комом, губы его задрожали. – Я убью их! Всех до единого убью! – прошептал он, рванулся, чтобы встать, взвыл от боли и повалился на пол.
- Что с тобой? – Скандр тут же очнулся от скорбных мыслей.
- Стрела, - прохрипел Уилл, и повернул голову налево, где из его плеча торчала длинная стрела, конец же ее засел где-то глубоко в теле юноши, рубашка слева была залита кровью, и пятно медленно расползалось.
- Нужно ее вынуть, ляг на спину.
Уилл аккуратно спустился на пол, Скандр бережно, как мог в кандалах, снял с брата рубашку, казалось, одно это отняло у раненного пол жизни: он прерывисто и часто дышал, глаза почти закрылись.
- Я не смогу, Скандр… Оставь…
- Сможешь, - твердо сказал брат. - На счет «три» я выдерну стрелу, промою рану, перевяжу тебя, и все будет хорошо, - уже мягче закончил он.
Уилл слегка улыбнулся и спросил:
- Обещаешь?
- Конечно.
- Тогда давай: р-а-а-а-з, д-в-а-а-а…
- Три! – Скандр зажмурился и с силой рванул из плеча стрелу, Уилл закусил правую ладонь до крови, изнутри вырвался сдавленный вой, грудь подалась наверх, затем тут же опустилась, и он потерял сознание.
Очнулся Уилл от боли в левом плече, открыл глаза: Скандр стоял рядом с ним на коленях и промывал рану маленькой мокрой тряпочкой, смоченной водой.
- Очнулся, вот и хорошо. Я уже почти закончил, осталось только перевязать.
- Чем? У нас ничего нет.
- Есть.
Рубашка Скандра стала заметно короче снизу.
- Твоя рубашка… Не стоило… Она вышивала их целый месяц перед прошлым Праздником Зимы.
- Но твою брать нельзя – она грязная и вся в крови, а моя немного чище.
Скандр закончил промывать рану и начал перевязку. Уиллу было больно, и он то и дело морщился или тихо-тихо постанывал.
- Не смотри на меня так, - сердито потребовал Уилл.
- Как «так»?
- С жалостью. Как в детстве, когда я маленький учился ездить на лошади и все время падал, а ты подъезжал и помогал мне подняться и снова залезть. Я не маленький мальчик, Скандр! И в твоей жалости я не нуждаюсь!
- О чем ты?
- О том! Ты думаешь, я не вижу, что ты презираешь меня, считаешь, что я ни на что не способен?!
- Прекрати! У тебя что, горячка началась? – Скандр потянул руку потрогать его лоб и тут же получил сильный толчок.
- Оставь!
- Ладно, давай поспим. Нужно собраться с силами и подумать, как сбежать отсюда поскорее.
Уилл посмотрел, как брат поставил между ними ковш с пресной водой, чтобы не вставать каждый раз, сел, прислонился к стене и закрыл глаза.
- Ну почему ты всегда такой?! Почему, Скандр?!
- Потому что я твой старший брат, меня так воспитали.
- Иногда мне кажется, что и ты и наша сестра будете стоять с прямыми спинами и не поморщитесь, даже если на вас будет падать замок. Неужели тебе никогда не бывает страшно?
- Бывает. Мне было страшно, когда ты падал с лошади в детстве, мне было страшно, когда наша сестра сражалась кинжалом с пиратами, когда тебя ранили, когда… - тут он опустил голову на притянутые к самому лицу колени.- Мне и сейчас страшно, Уилл. Очень. За тебя, за себя, за Ангелию… Мы должны выбраться отсюда, во что бы то ни стало, поэтому ложись и спи, а потом разберемся, что делать дальше.
Уиллу было стыдно. Очень стыдно.
- Скандр, я…
- Спи.
В комнатке было жарко и душно, и Уиллу не удавалось заснуть больше, чем на десять минут, вдобавок очень хотелось пить, вода в ковше закончилась быстро, он несколько раз пытался встать сам. Не сразу, но ему все же удалось дойти до бочки и набрать еще один ковш.
- Эй, парень, как там тебя? Дай воды, - попросил голос из противоположного угла.
От неожиданности Уилл чуть не упал, потом пригляделся и увидел, что там сидит на полу мужчина лет сорока, закованный в точно такие же кандалы. Он тоже был босой и одет только в серую рубашку и штаны.
- Я попробую донести, но не уверен, что получится. Кто вы такой?
- Я Эрл. Рыбак из Олеандрии. Я живу недалеко от охотничьего домика. Прибежал на шум драки и угодил в самые лапы пиратов. Я видел, как дралась твоя сестра. Смелая девочка… Сколько ей было?
- Семнадцать.
- Да, теперь я понимаю, почему пираты так разозлились. На Адхетском рынке они получили бы за нее сто тридцать золотых, а то и все сто пятьдесят. Сам князь Азиз не отказался бы от такой.
- Откуда ты знаешь?
- Я раньше был пиратом, потом встретил чудесную женщину, женился и стал рыбаком. Год назад моя жена умерла, и я жил один.
- Но как же пираты заковали тебя, если ты тоже пират?
- Пиратам все равно, кого продавать. Откуда им было знать, что лет десять назад я точно также похищал и продавал людей?! Да это ничего не изменило бы. А вы кто такие и как оказались в охотничьем домике?
- Мы королевские слуги, - ответил проснувшийся Скандр. – Готовили дом к приезду короля и принцев.
- Я Уилл, а это мой старший брат Скандр. Куда мы плывем, Эрл?
- Известно куда! В Адхет на крупнейший невольничий рынок.
- И что там? – Скандр подался вперед.
- Там всех нас продадут в рабство каким-нибудь вельможам.
- Но ведь можно сбежать. Должен быть способ! – Уилл попытался снять кандалы с левой ноги, но ничего не вышло, только оцарапал кожу и плечо заболело еще сильнее.
- Не трудись зря, - обреченно сказал Эрл. – Ключ от этих кандалов есть только у капитана и откроет он их до прибытия на рынок лишь в одном случае: если ты умрешь.
- Что же нам делать? – Скандр не мог поверить, что все настолько безнадежно.
- Молиться.
- Молиться?! – возмущенно переспросили братья.
- Да молиться, чтобы ваш хозяин настолько благороден, что даст вам умереть от старости, а не от пыток, чтобы он был настолько богат, что вы ели один раз в день похлебку, а не собирали корки по помойкам, и чтобы вы умерли как можно раньше.
У мальчиков мурашки пробежали по коже.
- Что ты такое говоришь?
- Правду. И лучше вам привыкнуть к ней сейчас. А теперь давайте спать, если это возможно.
Все снова стали укладываться на свои места и вдруг Эрл добавил:
- Эй, олеандрец, присмотри за своим младшим братом. Он так и норовит наделать глупостей. Пусть побольше лежит и пьет. Иначе сдохнет, не дотянув до рынка.
Скандр согласно кивнул, посмотрел на брата, тот уже спал, у юноши защемило сердце в предчувствии, что их беды только начинаются.
Адхет встретил троих пленников пестрой толпой на пристани. Надежды братьев на то, что по прибытии кандалы снимут, не оправдались: их вели к находившемуся здесь же неподалеку рынку закованными. Солнце нещадно палило, ужасно хотелось пить и есть: пираты не покормили их ни разу за все время путешествия. Впереди их маленькой процессии, каких тут были сотни, шел капитан: высокий широкоплечий мужчина лет тридцати пяти в алом платке на лысой голове и с кривым танзинским мечом на поясе, но больше всего пленники завидовали его кожаным сапогам, сами они шли по раскаленным булыжникам босиком. За капитаном шел старший матрос – щуплый, но физический очень сильный парень с небольшим кинжалом в правой руке, в левой была цепь, к которой прикрепили цепи пленников, рядом и сзади шли другие пираты, изредка подгонявшие пленников.
Идти было недалеко, яркий шатер невольничьего рынка раскинулся шагах в пятистах от пристани, вокруг него продавали свой товар торговцы попроще: здесь были нищие, увечные, больные, женщины, мужчины, дети – продавали всех. Смотреть на это у юношей не хватало духу, и они часто отворачивались, когда к их охранникам кидались торговцы, толкая впереди свой товар.
- Смотрите, что будет с вами, если не станете слушаться, - обернулся к ним капитан, обнажая в улыбке черные зубы. – Продам вас какому-нибудь землепашцу с юга за гроши и сдохните там через месяц от непосильной работы и голода. А ты, - он ткнул в Уилла жесткой ладонью, - еще раньше.
Тут какой-то торговец кинул под ноги старшему матросу молодую девушку, она была некрасива и явно чем-то больна.
- Купите красавицу, господин, не пожалеете! Она ласковая, будет согревать вам постель, готовить, убирать, она покорная, нежная и страстная…
- И сколько же стоит, такое чудо? – перебил его матрос, подняв лицо девушки наверх острием кинжала.
- Семь серебряных монет.
- Да-а, - протянул пират, отталкивая обоих,- жалко, что та девчонка мертва. Здесь бы мы получили за нее целое состояние. Она сияла бы в гареме самого Правителя Танзина, а мы бы озолотились. Во сколько бы оценили вашу сестрицу, а? – обернулся он к пленникам.
Скандр поднял на него полные ненависти глаза, но ничего не сказал, он знал, его час придет и этот мерзавец ответит за все.
- Заткнись! Все золото мира не сравнится с жизнью моей сестры! – воскликнул Уилл и бросился вперед.
Матрос только этого и добивался, он дернул цепь, и юноша тут же оказался на земле.
- Вот что, парень, - подошел капитан и помог ему встать, - умерь-ка свой гонор не то и впрямь продам тебя какому-нибудь прелюбодею из покоев Правителя. Там любят таких мальчишек.
Уилл плюнул капитану в лицо, за что тут же получил стальным кулаком в висок и снова оказался на земле.
- Этого продавать последним.
Скандр помог брату встать и сокрушенно покачал головой.
В шатре было много народу: толпились работорговцы со своим товаром, но здесь они были совсем другими, нежели на улице, чистыми и холеными, и людей продавали тоже здоровых и красивых. Здесь было много обнаженных женщин, они утирали слезы и прикрывали себя полупрозрачными плащами, которые на них поминутно поправляли хозяева. Были здесь и взрослые мужчины, и юноши, и даже дети, и у каждого в глазах читалась скорбь и безысходность – они смирились со своей судьбой. У Скандра ком подступил к горлу, когда он увидел, как отдирали от мальчика лет семи молодую красивую женщину – не то мать, не то сестру – и толкали к выходу на помост, стоящий посередине и отделявший рабов от покупателей. За помостом был слышен гул толпы, то там, то тут раздавался веселый смех, выкрикивали цены, распорядитель торгов называл имя властителя очередной человеческой жизни.
Скандр украдкой посмотрел на брата: тот был бледнее смерти, правая бровь рассечена, рубашка вся в грязи и в засохшей крови. Он хотел незаметно подойти Уиллу, но тут капитан велел матросу отцепить его.
- Сейчас распорядитель будет тебя продавать, - сказал капитан. – Ты снимешь рубашку, отдашь ее распорядителю, выйдешь на помост и будешь делать все, что тебе скажут. Если вздумаешь дурить, то тебя убьют, а его – капитан кивнул в сторону Уилла, - я продам в самый грязный бордель этого города. Надеюсь тебе не надо объяснять, что такое «бордель»?
Скандр молча смотрел мимо капитана на брата, тот на него, глаза Уилла молили о прощении за все глупости, что он сделал в этой жизни.
- Я не слышу ответа! – капитан сжал лицо юноши в своей железной руке. – Ты меня понял?
- Да, - обреченно выдохнул Скандр,
Кандалы упали на пол, капитан подтолкнул его к помосту. Скандр поднимался и ничего не видел перед собой, все вокруг плыло и кружилось, уже как будто не он снял рубашку и отдал ее распорядителю, в висках у него гулко раздавались удары собственного сердца, где-то далеко-далеко слышалось:
- Продается юноша из Олеандрии. Восемнадцать лет. Здоров, силен, красив, вынослив. Начальная цена восемь золотых. Кто больше?
- Десять…
- Одиннадцать…
Скандр оглядывал толпу невидящим взглядом и вдруг увидел выход из шатра слева от помоста, там не было охранников, только несколько покупателей. Он добежал бы туда за мгновение, и вот она – свобода, возвращение домой, но Уилл… Скандр посмотрел вниз за помост: железные руки пирата держали брата за волосы на затылке, а тот смотрел сухими глазами и губы его беззвучно шептали: «Беги!». Скандр снова посмотрел на выход, на брата, сердце его теперь стучало часто-часто, дышать было тяжело, и тут распорядитель звонко выкрикнул:
- Продано достопочтенному князю Азизу за 19 золотых!
Скандр в ужасе посмотрел на исполнившего его приговор мужчину, тот швырнул ему рубашку и подтолкнул к лестнице, которая вела на другую сторону арены, где сидел его хозяин.
Юноша ничего не понимал, он просто растерянно оглянулся через плечо назад, мир вокруг и время будто замедлили свой ход, стали резиновыми. Уилл рванулся из рук пирата, но тут же как-то обреченно затих, губы его дрожали и он что-то говорил, но что, Скандр уже не слышал, он низко опустил русую голову и покорно шел за охранником.
Его поставили возле высокого кресла с резной спинкой, на котором сидел тучный мужчина в дорогих ярких одеждах. У нового хозяина была с широкая окладистая борода и большие черные глаза, вокруг стояли слуги и рабы. Новые покупки один из слуг ставил в сторону, подальше от кресла и поближе к пятерым высоким мускулистым мужчинам, видимо охранникам. Они смотрели на все вокруг пустыми глазами, но никому не позволяли отойти от себя дальше, чем на четыре шага.
- Как думаешь, Рака, - спросил князь Азиз у своего главного надсмотрщика, - подойдет этот олеандрец в оруженосцы моему сыну?
- Думаю, да, мой господин. Парень высок, статен, силен.
- Надо бы купить еще одного такого же, ведь не может же мой сын ходить с одним оруженосцем!
- Безусловно, мой господин, - низко поклонился Рака.
И тут Скандр очнулся от дурмана и с поклоном кинулся к князю:
- Господин! Господин! Посмотрите, там как раз продают юношу, он был бы прекрасным оруженосцем! Это мой брат, он силен, вынослив! Он многое умеет… Мы будем верно служить вам, господин!
Азиз с сомнением посмотрел на постамент, где рядом с распорядителем раздевался темноволосый мальчишка, левое плечо его было завязано какой-то сероватой тряпкой с бурым пятном посередине, сам он был стройный, высокий.
- Он тоже олеандрец? – спросил князь.
- Да, господин.
- Что ж, два олеандрца в свите не у всякого вельможи увидишь, - рассуждал почтеннейший, поглаживая бороду. - Но он ранен. Зачем мне больной раб?
- Это всего лишь царапина, мой господин. Пираты задели его стрелой, когда захватывали нас в плен. И потом она уже почти затянулась и не беспокоит его.
- А ты не врешь? – Азиз поднял на себя лицо Скандра, посмотрел ему в глаза. – Нет, не врешь…
Уилла вытолкнули на помост прямо в рубашке, он, морщась от боли в плече, снял ее и положил себе под ноги. Кругом гудели люди, его продавали последним, большинство уже приобрели, что хотели, и остались из простого любопытства, цены выкрикивали вялые редкие голоса. Уилл смотрел на тот же выход из шатра, что и Скандр. Он знал, что будет делать, как только сбежит – достанет оружие и перебьет всех этих пиратов, а потом, если останется жив, найдет и освободит брата. Он уже напряг мышцы для прыжка с помоста высотой метра в два, как вдруг услышал в общем гуле голосов вальяжное:
- Я покупаю этого мальчишку. Шестнадцать монет. Дал бы девятнадцать, но он ранен.
- Продано достопочтенному князю Азизу за шестнадцать золотых, - огласил распорядитель.
Его помощник тут же жестом показал Уиллу идти в другую сторону от той самой двери, на которую он так жадно смотрел. Его передали охране князя, а Уилл продолжал пожирать глазами спасительную дверь, и тут совсем рядом он услышал голос:
- Не сейчас. Через эту дверь ты не сбежишь, там полно стражников.
Он оглянулся направо– рядом стоял Эрл.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю, я здесь не в первый раз.
- А когда?
- Придумаем что-нибудь, - ответили сзади.
- Скандр! – Уилл улыбнулся впервые за последние несколько дней и облегченно вздохнул, вновь ощутив себя в привычном качестве младшего брата.
Оба юноши - усталые, голодные, измотанные, - улыбались, насколько хватало сил. Да, сил было немного и улыбки вышли вымученные, но это были единственные улыбки рабов на Адхетском рынке за всю его историю.


Ловлю тапки и прочие метательные предметы.
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 13 Мар 2013 23:23    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Интересно... В начале, правда, стиль такой... пышно-красивый, но это, видимо для контраста с последующими событиями?
Потом один момент. Девушка спустилась к самой воде, когда напали пираты. Но она успела добежать до крыльца? Почему пираты не схватили ее сразу?
И почему охотничий домик короля не охраняется постоянно, раз есть опасность пиратских набегов?
Да, и еще - девушка все-таки осталась жива? Или нет?
Жду продолжения Very Happy
И нового фанфика по Хроникам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 14 Мар 2013 21:02    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake
спасибо за отзывSmile тем более что он пока первый и единственный

По поводу начала: специально я ничего не задумывала, просто настроение такое было, так мне этот момент виделся: вечер, трое молодых людей, море, счастье... скорее это было для контраста с последующими мрачными событиями.

Вот по поводу спустилась к воде и добежала до крыльца - это можно сказать больной вопросSmile) мне очень хотелось запечатлеть у читателя в памяти удаляющийся силуэт в лучах закатного солнца, и еще видела драку и момент вот такого падения. Поэтому логика пострадала за искусствоSmile

На остальные твои вопросы я отвечать пока не буду, ибо читай продолжениеSmile))))

Новый фик по Хроникам пишется, но медленно - муза ленитсяSmile) и он явно будет слабее первогоSad но я стараюсь!

Спасибо за интерес к моим работам для автора это очень важно!
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 14 Мар 2013 21:42    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

По заявке Lake выкладываю продолжение.

3. В Адхетском доме.
Покупки Азиза вывели в ту самую дверь, к которой так стремились братья, и они поняли, что Эрл был прав: это был круглый двор с высокими каменными стенами, на стенах стояли по пояс голые стражники, вооруженные арбалетами и кривыми танзинскими мечами. Их смуглая кожа лоснилась от пота на солнце, глаза неотрывно следили за рабами, как у коршунов, высматривающих добычу.
Единственные ворота открывались лишь для господ и их вольных слуг, предъявлявших для выхода специальный кожаный брелок, полученный при входе. Рабов грузили в большие железные клетки, их рынок предоставлял за плату, в некоторые набивалось столько людей, что их руки и ноги оказывались застрявшими между узкими прутья. Скандру и Уиллу повезло: сегодня Азиз купил лишь пятерых и в клетке все легко разместились, усевшись на пол.
- Что теперь? – спросил Уилл, когда повозка тронулась.
- Ждать момента, - ответил Скандр, всматриваясь в толпу, в надежде увидеть знакомые лица, год назад они были в Адхете и познакомились с некоторыми жителями.
Но тщетно, никто не смотрел на клетку.
Впереди ехал Азиз на великолепном кауром жеребце, пятидесятилетний князь был высоким и тучным мужчиной, наряд его был пестр и ярок: сияли на солнце парча и шелк, расшитые золотом, голову его украшала белоснежная чалма с огромным рубином в центре, его сильные руки были унизаны драгоценными перстнями, глубоко посаженные огненные глаза снисходительно и порой с презрением взирали на толпу у ног его великолепного коня – самого лучшего во всем королевстве.
Это был один из богатейших и влиятельнейших вельмож Танзина. Открыто он не вмешивался в политику и даже не имел должности при дворе, но все знали, что его переписка с Правителем и их редкие встречи несут в себе больше, чем Малый Совет, где были военачальники, жрецы и мудрецы – умнейшие, хитрейшие и коварнейшие люди Танзина, его высший свет.
Позади князя ехал главный надсмотрщик Рака: худой, долговязый, лет сорока, абсолютно лысый, с огромным орлиным носом, черными глазами на выкате и маленьким ртом, утонувшем в короткой кучерявой бороде, в которой поблескивало серебро седины. Правая рука его ни на минуту не выпускала кожаный хлыст, готовая огреть незадачливого зеваку или непокорного раба. Он был предан хозяину как собака и исполнял его приказы без лишних вопросов.
Перед лошадью Азиза и вокруг клетки шли охранники все с теми же пустыми лицами.
- Вы все мечтаете сбежать? – усмехнулся Эрл, глядя, как Уилл украдкой проверяет на прочность каждый прут, до которого могла дотянуться его рука.
- Да, - ответил тот, не прекращая своего занятия.
- А ты разве смирился со своей участью? – удивился Скандр.
- Нет, но бежать в Адхете безумие. Это город вельмож, рабов, пиратов и работорговцев. На это живет весь город. Вы не пройдете и двух шагов, как снова угодите в лапы какого-нибудь проходимца. Босые, голодные, в грязной и рваной одежде, без денег, без знакомых…
- Что ты предлагаешь?
- Когда мне будет что предложить, я расскажу вам.
Скандр посмотрел сквозь прутья наверх на нещадно палящее в полдень солнце и вспомнил, как они гуляли по узким улочкам Адхета с сестрой, ему вспомнился ее звонкий смех, как она играла с цирковыми обезьянками и кормила их фруктами, как заглядывались на прекрасную чужестранку мужчины. На поясе ее висел, словно сумочка, и переливался драгоценными камнями на изящной рукояти длинный кинжал в красивых ножнах – подарок отца. Рядом Уилл как всегда рассуждал о том, что нет страны прекраснее, чем их дом, крошил лепешку голубям, некоторые особенно наглые садились ему на руки, на рукоять меча, ели с ладони. Местные псы бежали за молодой троицей в надежде, что им тоже перепадет немного ласки и тепла. Скандр тогда даже не вспомнил, что в нескольких шагах рядом сотни и тысячи человеческих жизней продают, кромсают, втаптывают в грязь.
- Скандр… Скандр!
- Да, Уилл, ты что-то говорил? – он повернулся к брату и не узнал того: загорелое лицо посерело, губы потрескались, правая бровь рассечена, там запеклась темно-красная кровь, запястья красные от кандалов, ноги сбиты в кровь, рубашка стала серо-бурого цвета и порвана на плече. - Как ты? – спросил он, так что бы это не выглядело слишком мягко.
- Прекрасно, ведь нас везут, и мы не идем босиком по раскаленным мостовым.
- Я серьезно, - Скандр понял, что перегнул палку в желании казаться сильным.
- Я тоже. Скандр, мы живы, мы вместе, нам дали передышку длинной в поездку в этой клетке. Помнишь, что говорил Осириум?
- «Нужно ценить то, что у тебя есть», - ответил Скандр, и лицо его невольно стало умиротворенным, когда он вспомнил о своем мудром друге.- Интересно, как они там?
- Вы о ком? – заинтересовался Эрл.
- Не важно, - скупо ответил Уилл.
Через несколько кварталов процессия въехала в просторный двор большого красивого дома с балконом и огромной верандой, увитой виноградом.
Во двор выбежали слуги, помогли князю спешиться, Азиз прошел в дом, откуда доносились райские звуки арфы и запахи готовящегося обеда.
Рака открыл клетку, жестом велел всем выйти, пересчитал, проверил руки и рты и велел стражникам отвести всех в подвал, а сам пошел в дом.
Подвал был большой, с низким потолком, можно было ходить в полный рост, но Эрл, как самый высокий, все равно нагибался, боясь удариться головой о каменные своды. Каждого раба приковали одной ногой к стене на длинной цепи: они могли стоять и ходить и даже подойти к маленькому полукруглому окошку в правом углу, выходившему во внутренний сад.
Как только стражники ушли, Уилл попытался снять кандалы, но ничего не получилось, он лишь ободрал кожу на лодыжке, и теперь она горела огнем. Остальные посмеивались над ним, Эрл и вовсе лег спать, пожелав удачи, Скандр молча сидел в углу напротив брата и думал о чем-то.
Ближе к вечеру каждому выдали по три куска хлеба и по целой кружке свежего молока. Во время еды завязался разговор.
- А вы откуда, ребятки? – спросил один из купленных вместе с ними рабов, обращаясь к братьям. Он назвался Грымом.
- Из Олеандрии, - ответил Скандр. – А ты?
- А я местный. Я был подмастерьем, делал изумительные щербеты, их продавали на рынке и в харчевнях, но однажды выпил лишнего и испортил продуктов на неделю торговли, мой мастер разозлился и продал меня, заработал в три раза, - мужчина был невысокий, плотный, лет тридцати, с красивыми темными вьющимися волосами и залихватскими усами.
- А он? – Уилл кивнул в сторону другого раба.
- Не знаю. Он тоже местный, немой. Не знаю, откуда мой хозяин взял его, но вместе со мной продал князю и это чудо. Что Азиз будет с ним делать – не представляю!
- Я вижу, ты совсем не расстроен случившемся? – Эрл, полулежал на полу, медленно отхлебывал молоко, которое остальные выпили в первые пять минут, и болтал закованной ногой.
- А чего мне расстраиваться-то?! Уж лучше у князя Азиза в рабах, чем у моего мастера вкалывать задаром.
- Ты что знаешь, что князь хороший человек? – Уилл заинтересовался не на шутку.
- Конечно! Кто не слышал про щедрость и доброту князя Азиза?! Любая девушка в Танзине мечтает стать его наложницей. Его слуги вдоволь едят и пьют, они одеты, обуты, в замке князя проходят великолепные пиры, иногда там бывают заморские короли и королевы или даже сам Правитель. Вот что за человек нас купил.
- Прямо рай, а не местечко! – усмехнулся Эрл.
- Что-то этот особняк не похож на замок… - заметил Скандр, оглядев сад из окна.
- Это и не замок вовсе. Замок князя Азиза за Великой пустыней. Его владения простираются по побережью от реки Арот до самой Белой скалы на Севере, охватывая все леса до самой Оленадрии.
- То есть нас повезут туда? – Уилл не знал, радоваться ему или огорчаться.
- Не повезут, а поведут. Мы пойдем пешком, а князь и Рака поедут верхом.
- Откуда ты знаешь все это, Грым? – удивился Скандр.
- Я подслушал разговор князя и Раки на рынке.
Поговорили еще немного, поспорили о том, что лучше: жить в рабстве в довольстве или свободным в нищете. Затем мужчины стали потихоньку засыпать, Уилл подсел к брату и жадно зашептал:
- Я вот что подумал, Скандр, а может, расскажем Азизу правду?
- Какую правду, Уилл? Ты в своем уме?!
- А что? Ты же слышал, он порядочный уважаемый человек, сам Правитель бывает у него, иноземные гости… Такой человек не может быть подлецом. А то, что у него есть рабы, так ты сам видел, здесь они повсюду. Подумай, Скандр! Он поможет нам: даст одежду, денег, лошадей и мы уедем.
- Или преподнесет в дар Правителю и тогда… Хотя, может быть в твоих словах есть смысл. Ведь других способов сбежать отсюда у нас пока нет, а время не ждет. Нам нужно попасть домой как можно скорее. Эх, бедная наша Ангелия! Как она там без нас?
- Ну, так что? Решено? Завтра говорим Азизу правду?
- Да, - решился Скандр.
На улице уже стемнело, появился месяц и первые яркие звезды. Вдруг в саду послышались чьи-то шаги и голоса, братья подошли к зарешеченному окошку и задрали головы, чтобы лучше слышать. Говорила молодая женщина очень быстро и жалостливо:
- Ах, прошу вас, не надо! Пожалуйста! Нет! Не трогайте меня! Я же дочь человека, который дал вам кров, как вы можете?
- Ну, что ты упрямишься, глупая женщина?! Для любой в этой стране честь стать моей! – ответил ей Азиз и притянул к себе за талию.
- Но у меня есть жених, я люблю его! Я не хочу! Нет! – она начала вырываться, уворачиваться от жарких поцелуев князя, когда тот стал рвать на ней платье – попыталась закричать, но он ударил ее и девушка потеряла сознание.
Князь опустил ее тело на скамейку и продолжил рвать на ней платье.
Скандр и Уилл медленно сели на пол под окном, не в силах проронить ни слова.
- Вот тебе и достойный человек… - протянул Уилл, когда звуки в саду утихли
- Хорошо, что мы ничего ему не успели сказать. Как же мы влипли, Уилл! – Скандр схватился за голову. - Этот нас живыми никогда не выпустит. Нужно бежать и как можно быстрее.
- Как? Я согласен хоть сейчас!
- Как только представиться малейшая возможность. Давай спать.
Уилл согласно кивнул, и они улеглись рядом.
Спалось на сытый желудок хорошо и проснулись все, когда солнце уже было высоко на небе. С самого утра Уилл все не мог найти себе места: сначала сидел в углу, притянув колени к лицу, потом мерил шагами подвал, на сколько хватало цепи, и наконец, подошел к брату, любующемуся утренним небом через маленькое окошко.
- Скандр, пообещай мне кое-что, пожалуйста.
- Что? – удивился тот.
- Пообещай, что если тебе представиться возможность сбежать, ты сбежишь, - серьезно попросил Уилл.
- Конечно, мы же говорили об этом, - улыбнулся тот, - как только будет шанс, мы сразу же…
- Ты не понял меня, - покачал головой Уилл, - я говорю о тебе. Ты должен сбежать, даже если не сможешь взять меня с собой.
- Что за чушь! Ты что не хочешь выбраться отсюда?!
- Хочу! Не спрашивай меня ни о чем, Скандр. Просто пообещай и выполни.
Скандр никогда не видел Уилла таким серьезным и таким печальным, в его глазах он прочитал тоску и боль, как будто тиски сжимали его душу.
- Что с тобой, Уилл?
- Ничего. Ты просто должен помнить об Ангелии, что она зависит от тебя. Без тебя она погибнет.
- А без тебя? – Скандр потряс брата за плечи. – Уилл, я потерял сестру, отца, мать, я не могу потерять и тебя! Ты все, что осталось у меня в жизни!
- А Ангелия? Ты обещал отцу заботиться о ней.
- Мы все обещали.
- Скандр, я не отступлю: пообещай мне, что сбежишь, со мной или без меня! – потребовал Уилл.
- Хорошо, обещаю, - сдался Скандр. – Но и ты пообещай мне тоже самое.
- Вряд ли мне это пригодиться…
Скандр непонимающе взглянул на брата.
- Обещаю, - ответил Уилл и отвел глаза.
-Что ты задумал?
- Ничего.
- Уилл, я же вижу…
- Мне просто приснился сон.
- Сон? – удивился Скандр. – Какой сон?
- Помнишь, маме часто снились вещие сны?
- Да, ведь в ее жилах текла кровь древних гномов, они всем известны своими волшебными чарами.
- Так вот, сегодня я видел вещий сон, - Уилл смотрел брату в глаза, ему было страшно, очень страшно, ему хотелось забыть все увиденное этой ночью, но он знал: теперь так будет всегда. Это его судьба – видеть вещие сны.
- И что ты видел?
- Свою смерть, - выдавил Уилл.
Скандр стал белее снега, он крепко обнял брата и жарко зашептал:
- Забудь об этом! Слышишь, забудь! Это все неправда! Он не вещий, он не сбудется!
Уилл отстранился и покачал головой, Скандр знал, что сон вещий, многие их предки умели видеть будущее, и внутри у него все похолодело.
- Я не допущу этого, - твердо сказал он.
Уилл уселся в свой угол, спрятав лицо в коленях.
Скандр отвернулся к окну и с силой ударил кулаком по каменной стене, чтобы заглушить боль внутри.


4. Черные рабы.
Дорога по пустыне казалась бесконечной. Ноги покрылись волдырями от раскаленного песка, казалось, кровь закипает в жилах. Они шли уже третий день, стражники так устали от жары, что не обращали на рабов никакого внимания. Да и куда бежать в пустыне измотанным путникам?
Наконец объявили привал, первый за день. Для князя разбили белую полотняную палатку, рабы и стража пытались спрятаться от нещадно палящего солнца в тени, отбрасываемой лошадьми.
- Интересно, долго нам еще идти? – спросил Уилл.
- Нет, к вечеру будем в замке, - ответил один из стражников.
- Скандр, смотри, что это? – Уилл показал брату на темную полосу, тянущуюся шагах в пятистах от места привала.
- Если это не мираж, - Скандр напряг зрение, не веря глазам. – То это… лес. Уилл, лес! Ты понимаешь? – зашептал он тихо-тихо.- Лес! За ним Олеандрия, Уилл!
Уилл оживился, оглядел сомлевших стражников и рабов.
Братья переглянулись, Скандр встал и отошел к одиноко стоящей вдали от всех лошади, взял ее под уздцы, кобыла недовольно заржала.
- Эй, а ну отойди от моей лошади! – закричал один из стражников. – А лучше, приведи ее ко мне!
Скандр повиновался.
Уилл тем временем тихо, чтобы никто не заметил, пролез между лошадей, между ним и стражниками теперь спали стоя шесть лошадей. Он замер в ожидании брата, тот подвел лошадь к хозяину, сел на песок чуть поодаль от всех, потом лег на спину, вытянув руки. Кругом всех одолевал сон и жара, никто ни на кого не обращал внимания. Из белой палатки доносилось мерное похрапывание, лошади лениво махали хвостами, гоняя мух и раскаленный воздух. Уилл присел, ухватил брата за вытянутые руки и потянул на себя.
Перед братьями открывалась бескрайняя пустыня, вдали манил темнотой и прохладой лес, простирающийся на много километров вдоль границы Олеандрии и Танзина.
«Лишь бы это был ни мираж!» - взмолился Скандр, кивнул брату, и они побежали к лесу, что было сил.
Они пробежали уже половину пути, как вдруг услышали сзади крики и конское ржание: их побег открылся и вот стражники уже скакали за ними.
- Быстрее, Уилл! Еще немного! – крикнул Скандр.
Уилл, бежавший чуть впереди, оглянулся назад и увидел, что один стражник, догоняет Скандра.
- Сзади! – закричал он, схватил брата за руку и рванул вперед.
Вдруг в воздухе что-то пронзительно засвистело, рука Скандра выскользнула, и сам он исчез, остался лишь крик, становившийся с каждой секундой все тише. Уилл остановился: стражник накинул на Скандра веревку и тащил его за собой по раскаленному песку; Уилл посмотрел на лес, до которого осталось лишь сто шагов.
- Так надо! - решил он и повернул к лесу, но в лицо ему уже смотрела кривая танзинская сабля.
Они стояли на коленях на раскаленном песке, руки связаны спереди, головы низко опущены.
- Ты обманул меня, олеандрец, - спокойно сказал князь, расхаживая перед братьями, - Ты обещал, что вы оба будете служить мне верой и правдой, я сделал милость и купил твоего брата. Чем ты отплатил мне за мою доброту? Решил бежать? Какая глупость… - сокрушенно вздохнул Азиз. – Я хотел сделать вас оруженосцами моего сына. А теперь, что мне делать с вами, глупые мальчишки?
Некоторое время все молчали, ожидая решения князя, Эрл и Грым смотрели на юношей и переговаривались о чем-то в полголоса, по их лицам читалось, что им жаль, но, мол, сами виноваты.
- Вот что, - решил Азиз, - вы будете черными рабами. А сейчас я преподам вам свой урок. Рака!
Надсмотрщик подал князю огромную кожаную плетку толщиной с пол руки и длиной в два, а то и в три метра.
При одном взгляде на плетку Скандру сделалось больно, хотя все его тело и так было сплошь покрыто мелкими-мелкими царапинами от песка. Уилл закусил нижнюю губу и сжал кулаки.
Азиз зашел сзади, несколько раз ударил плеткой по воздуху, так, что стражники едва удержали лошадей.
- Вы были бы моими лучшими рабами, - сказал он сожалением и обрушил на Скандра удар, второй, третий.
Юноша повалился на песок и тихо застонал, на рубашке проступили красные полосы от плеч до поясницы. Сквозь туман боли Скандр слышал удары, пронзительные крики брата и приказ князя:
– Привязать обоих к моему седлу. Воды не давать до самого приезда в замок.
Скандра поставили на ноги, привязали за руки на веревке диной в метр к седлу, Уилла - с другой стороны. Оба еле держались на ногах, и иногда лошадь просто волокла их за собой.
Уилл не помнил, как они оказались в замке, он не помнил ничего, что произошло после удара, угодившего в больное плечо. Он очнулся, когда пил из фонтана вместе с остальными. Казалось, все его тело было одним сплошным куском боли: болели ноги, обожженные песком пустыни, руки, изодранные веревкой, обгоревшее на солнце лицо, спина, на которой покрылись кровавой коркой три широкие борозды, и раненное плечо.
- А ну встали! – крикнул Рака, поигрывая своей тонкой и не такой длинной, как у князя плеткой.
Рабы неохотно встали в ряд.
– Меня зовут Рака. Я старший надсмотрщик. Для вас я царь и бог после князя и его сына. Если я скажу лежать, вы должны лежать, скажу есть траву – будете есть траву, скажу сдохнуть – сами выпустите себе кишки. Здесь вы никто, вы даже не духи и не тени, если вы разобьете или сломаете что-то – вас накажут, если вы будете непочтительны и дерзки – накажут. А теперь посмотрите внимательно на этот столб – он указал на круглый гладкий деревянный столб высотой метра три, его могли обхватить руками лишь два человека. – Если вы попытаетесь сбежать, то вас привяжут к нему и дадут 50 ударов княжеской плеткой, а потом еще три дня не будут отвязывать, давать есть и пить, если вы оскорбите князя, юного князя или их гостей, вам всыпят 50 обычных плетей, если вы покуситесь на их жизнь или здоровье, то получите сто ударов княжеской плеткой. Я могу перечислять ваши кары до завтрашнего утра, поэтому просто запомните: вы не можете ничего без позволения князя. А теперь о вас: ты, - Рака показал на Грыма, - будешь работать на кухне. Ты, - рукоять плетки уткнулась в немого, - будешь прибирать в покоях князя или его сына и делать, что прикажут. Вы трое – на черные работы.
Грыма и немого отвели в замок, а Скандра, Уилла и Эрла – в подвал на подобии того, где они ночевали в Адхете, только этот был больше и окно находилось высоко под потолком, так что не достать, даже если один человек встанет на плечи другому. Едва стражники приковали их и ушли, все трое повалились на пол и тут же заснули.
Дни тянулись за днями, похожие, словно близнецы: их будили на заре, давали по куску хлеба и кружке молока и отправляли на работы, каждый день на разные: то чистить конюшни, то колоть дрова, носить воду, собирать виноград на виноградниках, пасти лошадей, прибирать двор, на закате их кормили похлебкой и объедками с княжеского стола, потом отводили в подвал и приковывали. Таких, как они, в замке было около сотни, все ночевали в одном подвале на голом каменном полу, ели на заднем дворе возле входа на кухню, здесь были в основном мужчины и юноши, многие были когда-то слугами в замке, но прогневали князя или Раку и стали черными рабами, они давно забыли, что значит жить, дышать, чувствовать, быть свободным человеком.
Однажды утром Уилл и Скандр шли в конюшню на работу, во дворе их знакомый немой стоял над разложенными на земле мечами, кинжалами и щитами. Он явно не знал, что нужно сделать со всем этим, вид у него был напуганный и растерянный: блеклые глаза перебегали с одного предмета на другой, левая рука теребила длинные сальные волосы, правая хватала то щит, то меч, то кинжал.
- Что ты делаешь? – спросил Скандр, подойдя к нему.
Немой был рад вопросу и стал жестами показывать, что ему приказали почистить оружие.
- Ты когда-нибудь делал это раньше? – Скандр присел на корточки и взял в руку кривой танзинский меч.
Немой замотал головой в разные стороны.
- Ясно, - Скандр взял кусок мягкой ткани и стал показывать, как правильно чистить оружие.
Уилл любовался красивой работой, легкими клинками, прочными щитами, удобными рукоятями, он подумал, сильно ли попадет немому, если украсть небольшой кинжал, который мог бы им здорово помочь при побеге. И тут раздался звонкий голос:
- Эй, вы что это тут делаете? – к ним приближался высокий стройный юноша с длинными темными волосами, его можно было бы назвать красивым, если бы не надменное выражение лица и большой с горбинкой нос, рубашку его украшали позолоченные манжеты, ноги были одеты в расшитые камнями сандалии и яркие легкие штаны. – Как вы посмели прикасаться к моему оружию?! Ну, чего встали как истуканы? Отвечайте!
Уиллу стразу захотелось пустить в ход клинок, который он держал в руке, Скандр медленно встал рядом с перепугавшимся до смерти немым. Они были примерно одного роста и возраста, светлые волосы Скандра сияли на утреннем солнце, он долго смотрел в глаза крикуну, так что тот едва не лопнул от ярости, наконец, танзинец отвел взгляд и напустился на немого:
- Как ты посмел подпустить кого-то к моему оружию?! Тебе было велено почистить его, а ты вместо этого разрешаешь играться с ним каким-то мальчишкам! Рабам!
- Не кричите на него. Он не виноват. Он никогда не имел дела с оружием и не знает, как нужно его чистить, - спокойно сказал Скандр.
- А ты знаешь?
- Да.
- Откуда? Ты что воин? – усмехнулся он.
- Мой отец был воином, - ответил Скандр и опустил голову.
Уилл закусил губу от досады и тихо положил кинжал на место.
- Как ты смеешь так разговаривать со своим хозяином?! Я князь Родмир, сын князя Азиза. Как следует мне отвечать? – он поднял лицо Скандра к себе.
Уилл кинулся вперед, но Скандр знаком руки за спиной велел ему стоять на месте.
- Мой отец был воином, господин, - произнес Скандр и поклонился, когда Родмир отпустил его.
- Так-то лучше. Ты будешь чистить мне оружие. Как тебя зовут?
- Скандр, господин.
- А это кто? Ты чего здесь ошиваешься? – князь, наконец, заметил Уилла. – Где ты должен сегодня работать?
- На конюшне, господин, - ответил Уилл и тоже поклонился.
- Вот и иди туда. Ты должен был работать с ним?
- Да, господин.
- Сегодня поработаешь один. Иди!
- Слушаю, господин, - Уилл поклонился и ушел.
- А ты иди почисти мое платье, - Родмир приказал немому. – Надеюсь, хоть это ты можешь.
Тот с радостью поклонился и убежал в дом.
Князь взял в руки красивый сияющий сталью олеандрский меч, покрутил в руках, отложил, взял привычный танзинский кривой и начал тренироваться.
Скандр приступил к своей работе. Казалось, он не касался оружия целую вечность, но руки быстро вспомнили то, к чему привыкли с детства. Какое это было наслаждение! Дойдя до олеандрского меча, Скандр не сдержался и несколько раз виртуозно рассек им воздух.
- Эй, да ты, я вижу, умеешь с ним обращаться, - сказал Родмир.
- Немного, господин.
- Откуда ты? Ты ведь не танзинец.
- Я из Олеандрии, господин.
- А, ты тот парень, что пытался сбежать в пустыне. Отец рассказывал мне о тебе. Научи меня владеть олаендрским клинком. Он, конечно, ужасен по сравнению с танзинским, но вашим девам нравятся мужчины с такими мечами, не так ли?
- Не знаю, господин.
- Это не важно. Отложи свою работу. Учи меня.
- Я не столь искусен, как вы думаете, господин, - сказал Скандр, проклиная себя за неосмотрительность.
- Это не тебе решать. Бери вон тот меч. А я возьму вот этот. Показывай, что нужно делать.
Скандр старался показывать все как можно хуже и неуклюжее, но получалось все равно хорошо, и скоро Родмир уже начал кое-что понимать в искусстве боя таким оружием.
- А теперь я хочу попробовать в деле то, что ты мне показал. Нападай на меня.
- Как я могу, господин мой? – отшатнулся Скандр, а внутренний голос подсказывал, что добром это не кончится.
- Я приказываю. Нападай!
Скандр неуклюже напал на юного князя, тот отбил удар.
- Еще! – требовал Родмир.
Еще одна неуклюжая атака снова была отбита. И тут Родмир решил показать свое умение во всей красе и стал наступать уже совсем не игрушечным боем, задел Скандру икру, тот поморщился, стерпел и продолжил защищаться, умело парируя выпады князя. Драка шла уже всерьез, мечи скрещивались, противники падали и поднимались. Скандр напрочь забыл, что уметь драться на мечах олеандрскому юноше-слуге не положено и начал атаковать. Да еще как! Меч словно прирос к его ладони, движения стали мягкими, гибкими и быстрыми, как у кобры, зеленые глаза яростно горели, Родмир кружил над ним словно коршун, но ни выбить меч из рук, ни ранить еще раз, ни повалить на землю Скандра он не мог. Скандр так увлекся, что не заметил, как его противник оказался на земле, меч лежал метрах в трех от его руки, а клинок Скандра был нацелен точно в грудь Родмиру.
Несколько секунд оба юноши лишь часто дышали, не совсем понимая произошедшее, Родмир округлившемеся от ужаса глазами смотрел на острие направленного в сердце клинка, Скандр готов был пронзить того на месте.
- Скандр, нет! – в ужасе закричал Уилл, вышедший из конюшни на звон мечей.
Со всех сторон к юному князю бежала стража и слуги. Скандр оглянулся, опустил меч, Родмир еще несколько секунд лежал на земле, а потом вскочил на ноги, отошел от раба подальше, их со всех сторон окружили слуги, Скандр затравленно смотрел на все плотнее сжимающееся вокруг них кольцо и понимал, что теперь ему не жить. За такой позор Родмир не оставит его в живых, за те минуты страха, что заставил его пережить какой-то олеандрский раб, этот парень потребует самую высокую цену – жизнь.
- Он хотел убить меня! – закричал Родмир, указывая на Скандра. – Я велел ему начистить мое оружие, а он вместо этого схватился за меч и стал махать им куда попало. Мне еще повезло, что он меня не покалечил. Схватите его!
Стража уже связывала Скандру сзади руки, когда толпа расступилась и в круг вошел князь Азиз.
- Снова ты, олеандрец? – усмехнулся он. – Что стряслось на этот раз? Или тебе было мало моего прошлого урока?
- Он хотел убить меня, отец!
- Погоди, Родмир, - мягко остановил юношу князь. – Что здесь произошло?
Скандр молчал.
- Он схватил меч и хотел изрубить меня в куски, - тараторил Родмир.
- Я это понял, сын мой. Я хочу услышать, что скажет этот раб. Ну, я жду!
Скандр не знал, что ему делать. Обвинить юного князя во лжи было равносильно смерти. Отец не потерпит такого позора и Скандр умрет не успев договорить. Признаться в подлом покушении означало самому подписать себе смертный приговор.
- Ты молчишь, что ж, значит, ты виновен, - вздохнул Азиз.
- Убей его, отец! Прикажи убить его!
Скандр посмотрел в глаза Азизу и понял, что тот видел бой с самого начала и знал, что олеандрец не виновен. Видели это стражники на стенах и убиравшие двор рабы, и садовник, и многие другие, но все они молчали, устремив взгляд в пол.
- Юный князь ошибся! – раздался голос в толпе.
Когда все бежали к месту битвы, Уилл хотел быть в числе первых и защитить брата, которому теперь грозила неминуемая гибель. Но крепкие руки схватили его за плечи и держали изо всех сил.
- Пусти, Эрл! Пусти!
- Успокойся! Ты ему сейчас не поможешь.
- Но они убьют его! Пусти!
- А так они убьют вас обоих.
- Ну и что!
- Сразу его не убьют. Стой смирно, твое время придет, - спокойно сказал бывший пират.
Уилл еще пытался вырваться какое-то время, потом стал понемногу успокаиваться:
- Ну, все-все, не убегу, пусти.
Эрл разжал свои крепкие объятия. Уилл распрямил спину и стал прислушиваться к происходящему, но тут его взгляд уцепился за ворота: они были пусты, стражники оставили свой пост - любопытство пересилило долг. Медленно и очень аккуратно Уилл стал пробираться к воротам, все вокруг были увлечены творившемся в центре двора и не обращали на юношу никакого внимания. Он уже прислонился спиной к резным деревянным доскам ворот и выглядывал за ограду, где перед ним расстилалась прекрасная долина: виноградник, луг, загон для лошадей, деревня на другом конце, а справа возле самых ворот начинался лес, он был так близко, что рукой можно было дотронуться до веток ближайших деревьев. Всего несколько шагов отделяли Уилла от такой желанной свободы, но Скандр… Скандр… Перед глазами всплыло обещание, данное в Адхете: сбежать, если будет возможность, не смотря ни на что. Уилл затравленно оглянулся на толпу во дворе, надеясь увидеть брата, но до ушей его долетел крик Родмира и сердце больно кольнуло.
- Прости, брат! – прошептал Уилл, глядя на толпу.
Толпа расступилась, Скандр оглянулся, и из его груди вырвался вздох разочарования: к Азизу подошел Уилл, низко поклонился сначала ему, потом Родмиру.
- Что ты сказал, раб? Я вру?! – взвился юный князь.
- Вы ошибаетесь, господин, - еще раз поклонился Уилл. – В пылу битвы вы забыли, что сами попросили моего брата помочь вам оттачивать мастерство владения олеандрским клинком – одно из самых сложных искусств, которым вы, мой господин, владеете великолепно. И если бы вы случайно не оступились об этот злосчастный камень, - и Уилл указал на булыжник, - то быть мне круглым сиротой, ибо я лишился бы и брата. Ваше мастерство, стать, отвага навеяли бы страх на бывалых воинов, что говорить о рабе, которого лишь обучили держать меч. Любой, кто видел этот поединок, подтвердит, что ваше случайное падение было единственной причиной, почему вы оказались на земле и все признают победу за вами, мой господин, - поклонился Уилл и обвел взглядом толпу.
Родмир был ошарашен. Он не знал, что сказать, и задыхался от душившей его злобы. Если бы ему дали сейчас волю, он изрубил бы обоих братьев на мелкие кусочки и скормил бы своим любимым псам.
- Все действительно было так, сын мой? – спросил князь Азиз, глядя ему в глаза.
Родмир колебался, но все же понял, что сейчас ему не удастся расправиться с обидчиком.
- Да, отец.
Толпа одобрительно зашептала, что, мол, так все и было.
- Что ж, Родмир, в следующий раз лучше выбирай место для упражнений и противника, - похлопал сына по плечу Азиз. – Ну, чего встали? Все за работу! Отпустите его, - велел он стражам, державшим Скандра. – Иди работай, - приказал князь, - и не занимайся больше тем, чем заниматься не должен. Ты черный раб, оружие – не твое дело. Понял?
- Да, господин, - поклонился юноша.
Азиз и Родмир пошли в дом, Скандр поспешил в конюшню, все возвращались к своим привычным делам, когда на полпути юношу догнал немой и жестами показал, что его зовет князь. Азиз стоял на широком белокаменном крыльце один, он пристально посмотрел на Скандра и сказал:
- Благодари своего брата, олеандрец, и забудь о своем умение владеть мечом, иначе снова узнаешь мою плеть.
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 20 Мар 2013 00:22    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Спасибо за продолжение. Написала в личку. Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 22 Мар 2013 23:45    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake пожалуйста Smile
ответила в личку
По просьбе Lake в личке выкладываю продолжение.
Как всегда жду отзывовSmile

5. Наложница.
В тот день Уилла и Эрла отправили с другими рабами на виноградники, а Скандр остался в замке подметать двор и помогать на кухне: колоть дрова, носить воду, выполнять разные поручения. Близился полдень, когда во двор въехала всадница в белоснежном плаще с капюшоном на прекрасной белой кобыле, ее сопровождали четверо мужчин.
Скандр, по пояс голый, как раз закончил рубить дрова и присел на край фонтана, всадники остановились в центре, мужчины спешились и помогли сойти девушке, она откинула капюшон, и Скандр потерял дар речи - никогда прежде не встречал он подобной красавицы: молодое прекрасное лицо с нежными губами и ярко-синими глазами обрамляли длинные, почти что до пояса, волнистые волосы огненного цвета. Под плащом виднелось синее танзинское платье, ее тонкие руки, шея были украшены многочисленными золотыми украшениями. Она заговорила, и мир для Скандра изменился в ту секунду, разделившись на до и после того, как он услышал этот чарующий нежный голос:
- Видимо, князь не ждал нас так рано, раз сам не вышел встречать, - обратилась она не то к Скандру, не то к своим спутникам. – Иди, сообщи, что я прибыла.
Один из всадников поспешил во дворец, девушка подошла к ошеломленному Скандру, осмотрела его с ног до головы, так что тот залился краской против воли, но сделать с собой ничего не мог. Он был согласен стоять здесь вот так сутки напролет, лишь бы любоваться этой красавицей, слушать ее голос, видеть так близко.
- Моя Крона устала, напои ее, - обратилась она к Скандру, тот с готовностью подхватил поводья и подвел кобылу к фонтану.
- Как тебя зовут? – спросила красавица.
- Скандр, госпожа.
- А меня Наоми. Но я вовсе не госпожа тебе. Я наложница.
- Вы, должно быть, прибыли к князю Родмиру, но его нет, он еще утром уехал с товарищами.
- Родмир еще слишком молод для того, чтобы иметь своих наложниц. Мне оказал честь сам князь Азиз, - гордо произнесла Наоми.
- Вы наложница князя?! – удивился Скандр. – Но вы так молоды!
- Мне двадцать, - гордо произнесла девушка. – Женщины моего рода прекрасней в этом возрасте, чем молодая луна.
- И это правда, - выдохнул Скандр.
- Скажи, много ли наложниц у князя?
- Тридцать.
- А много ли среди них тех, что прекраснее меня?
- Ни одной, - Скандр осмелился посмотреть ей в глаза, и его будто прожгли каленым железом две капли океана.
- Что ты делаешь в доме, Скандр? - она провела тонким пальчиком по его плечу. – Ты, верно, родственник князя?
- Нет, я всего лишь раб, - покачал головой юноша.
Наоми отдернула руку, оглядела его еще раз, и произнесла надменным голосом:
- Я дочь самого Мухмара, советники Великого Правителя Танзина. Мне оказал честь сам достопочтенный князь Азиз, выбрав своей наложницей. За меня заплачено шкатулкой лучших алмазов.
- Разве у тебя может быть цена? – изумился Скандр. – Твой отец сам отправил тебя сюда?
- Конечно! Это большая честь для моего дома! Вот если бы Азиз никогда не был прежде женат, и я стала бы его женой, о, как я была бы счастлива! И кто только придумал, что мужчина может жениться лишь однажды?!
- Но ведь ты… - не понял Скандр.
- Я наложница. Мои дети не могут претендовать на титул и почести рода, я лишь возлюбленная, но не жена. Наложниц может быть сколько угодно и при жене и после ее смерти, были бы деньги содержать их. А у князя, как ты знаешь, их достаточно.
- А я всегда думал, что наложницами становятся не по своей воле.
- Ну, если твой господин стар, уродлив и скуп – возможно, но когда он так прекрасен, как князь Азиз – это большая удача для девушки.
- Наоми, душа моя! Ты наконец-то приехала! – воскликнул вышедший на крыльцо князь. Девушка подбежала к нему, поцеловала унизанную перстнями руку, князь поднял ее лицо и поцеловал в губы. – Пойдем, я покажу тебе твои покои, дорогая, - ворковал Азиз.
С этого дня Скандр потерял покой и сон, он думал только о Наоми, каждый день молил Небо, чтобы ему дали работу в замке, чтобы иметь возможность видеть ее. Красавица охотно разговаривала с ним при встрече, смеялась, давала поручения, однажды даже кормила виноградом с рук. Скандр говорил и тут же забывал, о чем говорит, если рядом проходила прекрасная танзинка.
Уилл и Эрл что-то беспрестанно твердили о побеге, рассказывали ему какой-то план, но Скандр не слушал их. Он не замечал, что Уиллу с каждым днем все труднее работать, что он почти ничего не ест, а по утрам у него сильный жар, однажды, на работах на винограднике Уилл потерял сознание, Скандр и Эрл оттащили его в тень.
- Что с ним? – перепугался Скандр.
- Заметил, наконец, - проворчал пират, достал из-за пазухи небольшую фляжку и протер Уиллу лицо смоченным водой краем рубашки. – Он бредит по ночам, еле ноги таскает, а ты ничего не видишь вокруг, кроме этой рыжей девицы!
Скандр недоуменно посмотрел на Эрла, потом на брата, тот начал приходить в себя.
- Ну, как, лучше? – спросил Эрл.
Уилл согласно кивнул, провел рукой по лицу, стряхивая усталость.
- У нас с Эрлом есть план, Скандр. Почти все уже готово. Мы даже сумели стащить у стражи ключ от подвала.
- Но когда вы все это успели?
Уилл усмехнулся, встал и пошел работать дальше.
- Вечером поговорим, здесь не место, - сказал Эрл и подтолкнул Скандра вперед.
День был невероятно жаркий и тянулся невыносимо долго. Скандр видел, как тяжело дается брату работа, и ругал себя за то, что потратил столько времени впустую, пока остальные искали возможность сбежать. Это он в первую очередь должен был думать о побеге, он обещал отцу заботиться о близких и не сберег их, он виноват, что все вот так получилось.
- Давай помогу, - предложил он Уиллу, когда его корзина была уже почти полной, и тащить ее здоровому-то человеку было трудно, не говоря уже о больном.
- Не надо, я сам.
- Ты же еле стоишь на ногах.
- Я привык.
- Уилл…
- Если действительно хочешь помочь мне, давай сбежим отсюда поскорее, - перебил его брат и улыбнулся одними глазами.
- Договорились, - улыбнулся в ответ Скандр. – Еще пожелания будут?
- Поспать часов двенадцать.
- Попробую…
Вечером за ужином трое олеандрцев сели в сторонке и за едой обсудили план побега.
- Помнишь, мы ремонтировали стену за баней в саду? – Уилл вяло ковырялся ложкой в миске с серой массой, которая по идее была ужином.
Скандр наморщился, то ли вспоминая, то ли стараясь проглотить очередную ложку.
- Да не помнит он ничего, - сказал с набитым ртом Эрл. – Интересно, из чего это?
- По-моему нам лучше этого не знать, - Уилл поднес ложку ко рту, но съесть так и не смог.
- Не время привередничать, Уилл. Ешь! – строго сказал старший брат.
- Не могу. Меня вчера пол вечера рвало после ужина.
- Почему ты мне не сказал?
- Ты был занят.
- Чем?
- Любезничал со своей красавицей, - без тени злобы сказал Уилл и все-таки проглотил ложку ужина.
Скандр вспомнил, что вчера вечером Наоми как будто нарочно вышла прогуляться к фонтану вечером, князь с сыном уехали в деревню, и они смогли поговорить несколько минут.
- Так что про стену? – перевел он разговор на другую тему.
- Так вот, мы с Эрлом чинили ее и не закрепили несколько камней. Они легко вынимаются и вставляются на место, а сразу за той стеной лес. Лучше не придумаешь!
- Но нам нельзя появляться в саду.
- А мы и не будем спрашивать, тем более что ночью нас вряд ли заметят, - заметил пират.
- Но как мы выберемся ночью из подвала?
- Мне удалось украсть ключ у стражника, - улыбнулся Эрл и похлопал себя по груди. - Я все-таки пират! Так вот, у нас осталась лишь одна проблема: кандалы. Снять их просто так мы не можем, ключ храниться у Раки и отдавать его он не собирается. Есть какие-нибудь мысли?
- Я пытался стянуть их просто так – бесполезно. Только ногу ободрал.
- А что если обмотать ноги тряпками так, чтобы потом можно было просто вытащить ногу? – предложил Скандр.
- Мысль хорошая, но где мы достанем столько тряпок?
- Это я решу… - Скандр умолк, к ним подошел Грым.
- Как дела, ребята? – спросил танзинец, присаживаясь рядом.
- Ничего, живем, - ответил Уилл.
- Держи, это тебе, - Грым протянул ему что-то завернутое в тряпку.
- Что это? – юноша удивленно посмотрел на бывшего повара, а теперь помощника по кухне.
- От этого тебя не вырвет и сил прибавиться, - серьезно сказал Грым. – Ешь быстрее, пока никто не увидел.
- Я угощу всех, - твердо сказал Уилл.
Грым пожал плечами, взял миску и принялся перемешивать в ней серую жижу.
Все трое ахнули, когда увидели в свертке небольшой кусок мяса.
- Тебе здорово влетит, если об этом узнают, - серьезно сказал Скандр.
- Ешьте быстрее! – прошипел Грым и прибавил. – Я не могу смотреть, как твой брат просто загибается здесь, да и ты тоже стал заметно уже в плечах. Не смотритесь вы здесь, ребятки.
- В смысле? – спросил с набитым ртом Уилл.
- Не знаю. Просто есть в вас что-то…
- Просто мы моложе всех здесь, - предположил Скандр.
- Может быть.
- Спасибо, Грым! Видит Небо, мой желудок, кажется, решил сегодня переварить ужин, - улыбнулся во весь рот Уилл.
- Спасибо, Грым! Я твой должник, - пожал ему руку Скандр.
- Не рискуй так больше, не то вмиг окажешься с нами в одной упряжке, - посоветовал ему Эрл, который от мяса наотрез отказался.
- Ну, мне пора, а то повар заметит, что меня долго нет. Еще увидимся! – Грым поставил миску и ушел обратно на кухню.
Следующим вечером Скандр дал брату и Эрлу по большому куску материи.
- Откуда? – изумились оба.
Юный олеандрец загадочно и блаженно улыбнулся, взглянув на окна замка. Всего несколько часов назад Наоми своим собственными руками трогала эту ткань. Ей вдруг вздумалось сшить платье для своей любимой обезьянки, которая жила в клетке в саду.
Итак, все было готово для побега: утром все трое обмотали ноги тканью, так, чтобы ее не было видно из-под штанов, день прошел в ставших такими обычными делах, вечером за ужином договорились, что спать ложиться не будут, побег был назначен после полуночи, когда заснет стражник у дверей подвала и остальные рабы. Главное было – не разбудить никого в подвале. Все прошло гладко, они выбрались наружу и блаженно вдохнули сладкий воздух летней ночи, совсем близко шумело море.
- Как жалко, что у нас нет лодки! – прошептал Эрл. – Сутки пути – и мы в Олеандрии! А так блуждать по лесу неделю…
- Лучше блуждать, чем здесь, - ответил Скандр. – Хотя лодка – это идея хорошая, но у Азиза флота нет: Правитель запретил ему иметь свои корабли, а то, чего доброго Азиз сам стал бы править Танзином.
Эрл усмехнулся.
Они бесшумно двигались в темноте, прижавшись к каменной стене замка, замирая при каждом шорохе. Стражи на стенах смотрели вдаль и не обращали внимания на внутренний двор. В одном из окон, выходившем в сад, метрах в двадцати над землей, горел свет, к самому подоконнику подходила густо увитая цветущим плющом деревянная решетка. В недобрую минуту поднял Скандр взгляд на это окно: в проеме стояла Наоми и любовалась ночным небом, на котором сияла почти полная луна и множество звезд.
В саду в этот поздний час никого не было, кроме беглецов и двух павлинов, вальяжно вышагивающих по лужайке. Скандр замер, один из павлинов, словно нарочно, противно крикнул, и беглецам пришлось прижаться к стене бани, чтобы наложница и стражи на стенах не заметили их.
- Ты с ума спятил! – прошипел Эрл и потянул юношу за собой.
- Пусти, - Скандр не отрываясь смотрел на горящее желтым светом окно. – Идите без меня, я догоню.
- Скандр, а как же Ангелия? Ведь ты обещал…– в неверном ночном свете лицо Уилла блестело от холодного пота, глаза лихорадочно горели, дыхание было прерывистым и частым. – Нам нужно уходить, скорее! – прошептал он и привалился к стене бани, чтобы не упасть от накатившей вдруг слабости.
- Я догоню вас у Белой скалы. До нее ходу четыре дня. Ждите меня там до полудня пятого дня, если я не приду, дальше идите без меня.
Уилл сокрушенно покачал головой:
- Отец бы не одобрил тебя.
- Его здесь нет, - огрызнулся Скандр.
- Она не стоит того, парень, - пытался вразумить его Эрл.
- Она стоит намного больше, - заворожено произнес юноша и быстро перебежал через открытую лужайку с павлинами к увитой плющом стене.
Когда он пробегал мимо распушивших хвосты птиц, одна из них как будто сказала «Вот идиот!», но до того ли было, когда Наоми была совсем одна и так близко.
Скандр легко взобрался по плющу наверх, вцепился руками в каменный широкий подоконник, подтянулся и вот он уже в уютной теплой комнате, украшенной живыми цветами, зеркалами, красивыми подсвечниками, в углу кровать с резной деревянной спинкой и опорами, с легким шифоновым балдахином. В другом углу атласная расписная ширма, рядом маленький круглый столик с мозаикой, на нем стоял серебряный кубок, графин и ваза с фруктами, рядом со столиком на ковре Наоми играла со своей обезьянкой.
Она обернулась на шум, увидела Скадра, удивленно улыбнулась и встала напротив него. Ее бездонные синие глаза прожигали его насквозь, так что ему тут же стало нестерпимо жарко, рубашка прилипла к спине. Она подошла совсем близко, встала на цыпочки, так что ее нежно-розовые губы оказались совсем близко от его, долго-долго смотрела в его зеленые глаза, которые, блекли с каждой секундой, убрала маленьким изящным пальчиком выгоревшие золотистые волосы с высокого лба, провела им по лицу. Но едва Скандр осмелился положить на прикрытое прозрачной бирюзовой тканью плечо свою ладонь, как она тут же отпрянула и произнесла сердито:
- Что ты здесь делаешь в такое время?
- Я пришел к тебе.
- Зачем? – левая бровь Наоми удивленно изогнулась.
- Я должен тебе кое-что сказать, - Скандр не понимал ее, не мог понять играет с ним красавица или просто боится, как и он. В горле у него пересохло, и, слабо соображая, что делает, он налил в серебряный кубок вина и залпом осушил его.
Наоми тихо рассмеялась, глядя, на эту картину.
- Я должен сказать тебе, Наоми, что я… Я… Я люблю тебя, - выдохнул Скандр и опустил голову.
- Что? – танзинка села на маленький резной стул возле стола.
Скандр решился посмотреть на нее: она улыбалась!
- Да как ты мог посметь сказать это мне? Мне – Наоми – наложнице князя Азиза! Кто ты? Жалкий раб! Ужели ты думаешь, что я предпочту тебя своему господину?
- Но ведь ты сама… - Скандру казалось это все какой-то выдумкой. – Ведь вчера ты сказала…
- Что ты мил! – рассмеялась Наоми, тряхнула рыжими волосами и стала еще прекраснее. – Но моя обезьянка тоже мила, и эта луна, и эта комната, и эти бусы у меня на шее… Но сердце мое навсегда принадлежит Азизу.
- Да он в отцы тебе годится, если не в деды!
- Ты ничего не понимаешь в мужчинах, раб! Красота мужчины в его могуществе, в его силе, стати. Я рожу князю сына, и он забудет других наложниц и будет любить меня одну! – ее голова была высоко запрокинута, она смотрел на Скандра надменно и с вызовом.
Он покачал головой, угол рта предательски дернулся:
- Как же я ошибся в тебе… и как дорого за это заплачу…
- Только попробуй рассказать Азизу о том, что был здесь сегодня ночью, и ты не проживешь и минуты. Клянусь! – пригрозила она. Теперь она больше напоминала маленького декоративного кролика, который вдруг решил царапнуть руку, которая хотела его погладить.
- Не беспокойся, мне в этом нет резона.
Вдруг за окном раздался тихий вскрик. Глаза Наоми испуганно округлились, Скандр прижался к стене, аккуратно подошел к окну взглянул вниз и едва не лишился дара речи: под самым окном на одной руке висел Уилл и пытался поймать ногами опору, больная левая рука висела вдоль тела.
- Уилл, ты что здесь делаешь?! Почему ты не с Эрлом?!
- Скандр, нужно уходить! Скоро рассветет! – ответил тот.
- Сможешь спуститься? Я за тобой. Решетка не выдержит двоих.
- Попробую, - Уиллу удалось встать на один из скрытых за зеленью деревянных прутьев. Он был под самым окном, Скандр легко мог рукой достать до его руки.
- Прощай, Наоми. И пусть ты не разочаруешься в своей любви, как я в своей, - зеленые глаза сверкнули из-под выгоревших волос. Танзинка тряхнула головой, взяла на руки обезьянку, погладила, покормила виноградом и холодно произнесла певучим голосом:
- Забудь эту ночь, олеандрец и никогда не вспоминай, - но даже сейчас Скандр не мог оторвать от нее глаз.
С улицы донесся тихий вскрик и треск, Скандр оглянулся и ему показалось, что мир кружится и падает в пропасть, это было страшное де жа вю: Уилл лежал внизу на лужайке не шевелясь.
- Нет, Уилл, нет!! – бормотал Скандр, спускаясь по плющу, его трясло в ознобе, он забыл обо всем в мире, кроме лежащего без сознания на земле младшего брата.
- Уилл! Уилл! Ответь мне, Уилл! Ну же, очнись! Нам пора уходить… Уилл… - Скандр слушал едва бьющееся сердце, растирал ободранные плющом руки, похлопывал по бледному исхудавшему лицу, но все было бесполезно.
В горле предательски хрипели рыдания, губы дрожали:
- Что же я наделал, Уилл?! Прости меня! Прости! Открой глаза, пойдем!
К нему подошли павлины, постояли минуту, с любопытством взирая на эту грустную картину, как будто понимали, что произошло.
Скандр затравленно оглянулся на бледнеющую луну, на лежащего у него на руках брата, по его рубашке на левом плече снова расползалось бурое пятно.
- Что здесь происходит?
Павлины убежали, Скандр повернул голову: над ним стояли два вооруженных стражника. Юноша в ужасе оглянулся, ища поддержки и защиты хоть где-нибудь, но кругом была пустота. Он не знал, что говорить, что врать…
- Что ты здесь делаешь, парень? Почему этот, - стражник указал на Уилла, - на земле?
- Они наказаны, - донесся голос сверху. – Они были непочтительны ко мне сегодня, и я наказала их: они собирают бусины моих малахитовых бус, которые я случайно порвала здесь сегодня, - надменно произнесла Наоми, поглаживая обезьянку. – Почему вы не работаете? Что это твой брат разлегся?! Я вам еще не разрешила спать!
- Он болен, госпожа, - выдавил Скандр. – Ему нехорошо. Не могу привести его в чувство.
- Стража, отведите их в подвал, - велела Наоми.
- Бери его и пошли, - велел один из стражников.
Скандр перекинул правую руку Уилла через свое плечо и поволок его вслед за стражниками обратно в подвал.
Остаток ночи он не сомкнул глаз – все пытался привести брата в чувства, но Уилл даже не бредил сегодня, в отличие от прошлых ночей, лежал тихо-тихо, только грудь слегка поднималась при дыхании. Скандр нащупал у него ключ от подвала и спрятал у себя.
- Завтра тебе станет лучше, и мы уйдем отсюда, обещаю, - прошептал он в самое ухо брату и погладил его по голове.

6. Наказание и павлины.
Скандр задремал перед самым рассветом, проснулся он от криков охранников и гремящих со всех сторон кандалов.
- Вставайте. Вставайте. Пора на работу, - монотонно кричали сонные стражи, расковывая рабов.
- Эй, вставай, щенок, - страж лениво пнул Уилла ногой, но тот даже не застонал и не пошевелился. – Что это с ним?
- Не знаю, - Скандр испугался не на шутку и стал будить брата. – Уилл, уже утро, просыпайся!
Сердце у юноши билось, он дышал очень тихо, но ничего вокруг не слышал и не желал просыпаться.
- Ну, он будет вставать или нет? – рассердился стражник.
- Я не могу его разбудить, - беспомощно и испуганно ответил Скандр.
- Ладно, иди за остальными, он пока пусть здесь лежит. Я сообщу Раке о случившемся.
После завтрака Рака говорил каждому, что он делает сегодня.
- Мне сказали, твой брат не приходит в себя, - дошла очередь и до Скандра. – Что с ним?
- Я не знаю.
- Я хотел отправить вас двоих на виноградники сегодня, но раз он заболел, то ты возьмешь две корзины и сделаешь всю работу один. Понял?
- Да.
- И только попробуй не сделать – высеку обоих. А где этот пират, что все время ходит с вами? Он мне нужен сегодня грузить бочки с вином для продажи. Где он?
- Не знаю, - Скандр низко опустил голову.
- Найдите мне третьего олеандрца, - приказал Рака.
Прошло двадцать минут, рабы стояли во дворе без движения, ждали возвращения стражника, он вернулся только через полчаса:
- Его нигде нет, Рака. Мы обыскали весь замок и двор, но его никто не видел сегодня.
- Та-ак! – плеть звонко рассекла пустой воздух. – Ты его расковывал сегодня утром?
- Не помню, - пожал плечами стражник, - я, кажется, не видел его утром в подвале.
Рака стремительно подошел к Скандру, схватил его за рубашку, потряс:
- Где он? Где пират?
- Я не знаю, - ответил Скандр, глядя в выпученные глаза надсмотрщика.
- Интересно получается: твой брат вдруг резко занемог, пират исчез… Что произошло ночью? Ну!
Молчание.
- Кто в последний раз видел олеандрца и где? – крикнул Рака.
Рабы загудели, но все говорили одно и тоже: видели вчера вечером, когда все пришли в подвал.
- Рабов загнать обратно в подвал, проверить все. Найдите его! – велел Рака, а проходя мимо Скандра, добавил. – Я узнаю, что здесь произошло и бьюсь об заклад на что угодно: ты к этому причастен.
Сердце у Скандра билось часто-часто, они сидели в подвале уже который час, многие спали, но большинство обсуждали случившееся и косились на братьев.
Около полудня вошел Рака и двое стражей, велел всем идти на работу, кроме Скандра.
- Как он сбежал? Куда направился? – удар плети пришелся на каменный пол совсем рядом с рукой Уилла.
Скандр тут же вскочил на ноги и загородил собой лежащего без сознания брата.
- Я не знаю, о чем вы.
- Взять его!
Стражи схватили юношу.
- Как вы выбрались из подвала? Как оказались ночью в саду? Почему вы не пошли с ним? – после каждого вопроса плетка звонко ударялась о каменный пол все ближе и ближе к лежащему без сознания Уиллу.
- Нас наказали, нам велели собирать ночью малахитовые бусы на лужайке, потом Уиллу стало плохо, он упал и потерял сознание, я принес его в подвал почти на рассвете… Я не знаю ничего больше! - затараторил Скандр, вырываясь из рук стражников.
- Как вы попали в подвал?
- Нас привели стражники. Другие, не эти.
- Пират был в подвале в это время?
- Я не видел. Я устал, я ничего не видел, я ухаживал за братом, перевязывал ему рану, - тараторил юноша.
- Ты врешь. Я знаю, что ты врешь, - Рака ударил его в живот. – Говори правду, не то я убью его!
- Это правда! Чистая правда!
- К князю. Он выбьет из тебя душу.
Скандра потащили наверх, он облегченно вздохнул, когда дверь сзади закрыли – Уилл остался в подвале в безопасности.
Князь Азиз сидел на большом мягком диване, обтянутом ярким атласом, за его спиной стояла Наоми и что-то шептала ему на ухо, поминутно целуя его то в шею, то в ухо, то в щеку и непрестанно смеясь. Было видно, что Азиз доволен и счастлив, он медленно потягивал кальян и совсем не собирался думать о делах, когда слуга постучал и доложил о приходе надсмотрщика.
- Что случилось, Рака? Зачем ты беспокоишь меня сейчас?
- Господин, я привел к вам раба. Уверен, он знает, как удалось бежать этому олеандрцу, но он молчит.
- Что ж, давай я поговорю с ним.
- А как же я? – надула губки Наоми. – Ты обещал послушать, как я пою.
- Послушаю, мой цветочек, непременно послушаю, - Азиз поцеловал ей руку и усадил рядом с собой на диван.
Стражи привели Скандра.
- Хм, это снова ты, - князь отхлебнул вина из позолоченного кубка. – А где же твой брат?
- Он болен, господин, - Скандр поклонился и старался не поднимать глаз.
- Так это он сегодня не вышел на работы?
- Да, - Скандр увидел краешком глаза, как наложница играла своими тонкими пальчиками с выбивавшимися из под белоснежной чалмы кончиками волос Азиза, она даже не повернула головы в сторону раба, и юноше казалось, что его сердце пронзают сотни клинков.
- Рака сказал, что ты причастен к ночному побегу того раба, тоже олеандрца. Это правда?
- Нет, господин.
- Но ведь ты был ночью в саду под окнами моей Наоми.
Девушка даже бровью не повела.
- Да, господин, мы собирали порванные бусы.
- Князь, эти несносные мальчишки не поклонились мне вчера утром. Они меня совсем не уважают, считают себе ровней, если тебя нет рядом! – в уголках синих глаз накапливались слезинки, она прижала кончик прозрачного покрывала к носу и опустила голову.
Азиз нахмурился:
- Это правда?
- В нашей стране нет наложниц, господин. Мы не знаем, как с ними обращаться, - злость закипала в Скандре подобно лаве в вулкане, когда он увидел, как князь обнял красавицу. – У нас женщины и мужчины соединяются по любви, их никто не неволит.
- А разве я кого-то неволю? Ты несчастна со мной, Наоми?
- О, я бесконечно счастлива с тобой, господин! – и она поцеловала ему руку. – Какая глупость: один мужчина и одна женщина… Ведь это несправедливо.
- У нас в стране верят, что муж и жена могут быть счастливы вдвоем и ему не нужны наложницы.
- А далеко на севере верят в говорящих животных и волшебников. Ты и в это веришь?
Скандр не ответил, только нахмурил брови.
- Ладно, хватит, ты утомил меня, олеандрец. Если б я знал, что от вас троих будет столько проблем, то никогда не купил бы вас на рынке даже за пучок травы. Так ты не знаешь, куда и как сбежал тот раб?
Скандр покачал головой.
- Тогда вот что, за твое непочтительное обращение с моей Наоми, за то, что ты и твой брат сегодня не вышли на работы и покрываете беглеца, вы оба получите по двадцать ударов. Это будет вам наукой.
- Будешь знать, как оскорблять своим непочтением танзинских женщин, - хищно улыбнулась наложница и съела вишенку, красный сок окрасил губы.
- Нет, господин, смилуйся, прошу! – взмолился Скандр, которого уже вели к двери. Рака, любовно проверявший свою плеть, замер:
- И ты еще смеешь просить пощады, наглый мальчишка!
- Не для себя, для брата. Он и так болен, он не выдержит двадцать ударов. Пусть лучше я получу сорок, но не трогайте его.
- Мне все равно, - махнул князь. – Уведите же его, наконец. Я не желаю больше не видеть, не слышать об олеандрцах!
- Почтеннейший князь, но после сорока ударов он пролежит без памяти несколько дней, и ваша светлость потеряет третьего раба, - раздался мягкий голос из глубины комнаты.
Оказывается все это время в дальнем углу стоял мужчина лет шестидесяти пяти в просторном сером одеянии с короткой посеребренной сединой бородой на умудренном опытом лице, серебристые волосы были перетянуты сзади кожаным шнурком, в руках мужчина держал большую книгу в дорогом переплете. Он приблизился, внимательно осмотрел прозрачными, почти белыми, глазами всех присутствующих и поклонился Азизу, но не как раб или слуга, а как человек свободный и знающий свое место.
- Хм, - князь запустил унизанную перстнями ладонь в окладистую черную бороду и задумался,- Возможно, вы и правы, доктор Артезиус. Но как же мне тогда проучить этих несносных мальчишек?
- Быть может наказать его, но так, чтобы завтра он смог выйти на работу? – предложил доктор и взгляд его вдруг как-то особенно зацепился за замершего в дверях юношу. – Ударов десять-пятнадцать будет вполне достаточно, мне кажется.
- Что ж, пусть будет пятнадцать, но только моей плеткой. Ты слышал, Рака?
- Да, мой господин.
- Идите, подготовьте все, я лично приду посмотреть на наказание.
Все удалились, в зале остались лишь князь, доктор и Наоми.
- Я нашел рецепт отвара для Наоми, ваша светлость. Он будет готов через пять дней.
- Спасибо, доктор! Ах, надеюсь, он подействует и я, наконец, смогу родить тебе сына, милый, - прощебетала наложница.
- Не сомневаюсь, - доктор Артезиус подошел к окну и взглянул во двор, где привязывали к столбу Скандра.
- Ну, там все готово? – спросил князь, вставая.
- Да, ваша светлость.
- Наоми, иди к себе. Это зрелище не для твоих нежных глаз.
- Я буду ждать тебя, мой господин, - пропела она и вышла к себе.
- Какая чаровница! Просто чудо! Я помолодел с ней лет на двадцать, - Азиз любовно смотрел в след красавице. – Мой сын по первости тоже пленился ею, но я отослал его к друзьям в Адхет на несколько дней, и он вернулся вновь окрыленный мечтами об этой северной красавице.
- Говорят, она и впрямь хороша, да к тому же умна, - Артезиус и князь шли по коридорам замка к выходу.
- Меня больше интересует ее титул. Она наследница целого королевства. За право стать королем можно простить даже уродство.
- Но Родмир, кажется, влюблен в нее.
- Ну и пусть! Это делу не мешает. Если они поженятся, я стану отцом будущего короля, - и князь уже представил себя на троне рядом с сыном и невесткой, а быть может и без них.
- Но как же король? Он может не согласится на этот брак. Ваш сын, простите за прямоту, князь, увы, не принц. Он ей не ровня, - развел руками доктор.
- У них, я слышал, другие законы. Король не станет препятствовать их свадьбе, если она полюбит Родмира. А этого пока не случилось, что меня и тревожит.
- И что же вы будете делать? – они вышли на широкое крыльцо из белого мрамора прямо напротив ворот.
Все было готово к наказанию: с Скандра сняли рубашку и привязали лицом к столбу, Рака приготовил княжеский кнут, собрали слуг и рабов, чтобы те знали, что ждет провинившихся, из своего окна наблюдала Наоми, держа в руках обезьянку, спустился Родмир.
- Все-таки ты наказываешь этого наглеца, отец, - радостно произнес он. – Мое почтение, доктор Артезиус.
- Здравствуйте, князь, - поздоровался доктор. – Этот юноша и перед вами успел отличиться?
- О, да, он весьма дерзок и нерадив. Да к тому же не знает своего места. Я говорил тебе отец, что видел его на днях разговаривающим с Наоми?
- Говорил, - процедил сквозь зубы Азиз. – А что твоя северная королевна?
- Я пишу ей письмо. Думаю, она не успела еще забыть меня с момента нашей последней встречи. А не знаете ли вы такого состава, доктор, чтобы пропитать бумагу и прочитав мое письмо, красавица воспылала бы ко мне такой же страстью, как и я к ней.
- Увы, это не в моей власти!
Скандра привязали спиной к двору, перед его лицом были лишь ворота, столб, да повозка доктора, запряженная прекрасным каурым жеребцом. Конь стоял спокойно и как-то философски смотрел на все происходящее большими карими глазами. Первый удар обрушился неожиданно и Скандру стоило больших усилий не закричать, он весь сжался, стараясь стать как можно меньше, напряг все возможные мышцы, второй удар показался еще более страшным.
- Расслабься, дурачок, - услышал он откуда-то голос. – Так тебе только больнее, когда напрягаешься. Расслабься, закрой глаза, вспомни дом, родных, - говорил голос где-то совсем рядом.
Сознание уже начал покидать Скандра, сквозь затуманенный взор он видел, как доктор взял коня под уздцы и повел к воротам, конь обернулся к юноше, и он совершенно четко увидел, что конь сказал:
- Не думай об ударах.
Тут удары обрушились градом, и Скандр потерял сознание.
Он очнулся на большой зеленой лужайке, на синем небе светило солнце, рядом журчал ручей, слышались голоса, Скандр привстал, оглянулся и не поверил своим глазам: в нескольких шагах от него отец и мать разговаривали с Уиллом.
- Мама! Отец! – закричал он радостно, вскочил и побежал вперед, но не смог подойти к ним ближе, чем на десять шагов, что-то мешало ему, держало.
- Скандр, мальчик мой, - ласково произнесла мама и встала напротив него. Ее светлые волосы развевались на легком ветру, она была все такой же красивой и стройной, как десять лет назад, карие глаза излучали тепло и свет.
- Мама… - у юноши ком подступил к горлу. – Мне так плохо без тебя, мама! Почему ты ушла так рано?
- Это было не в моей власти, сынок. Ты же понимаешь.
- Понимаю… Почему я ничего не могу, мама?
- Ты можешь очень многое, Скандр.
- Нет, - покачал головой юноша. - Мою сестру ты наградила даром говорить и слышать все живое, все предметы, что есть в этом мире, брат видит вещие сны, может приручить любого зверя или птицу. А я? Что я могу?
- Ты человек.
- Но этого мало.
- Нам не дают больше, чем нам необходимо.
- Почему я не могу лечить людей, как ты?
- Я не знаю, сынок. Не я это решала.
Скандр попытался подойти ближе, но не смог, мать так и осталась для него недосягаемой.
- Я хочу быть с вами. Я больше не могу, мам, - обессилено произнес он.
- Можешь, милый, у тебя все получится.
- Я уже не верю.
- А вот это зря, - к ним подошел отец, - я учил тебя никогда не сдаваться.
- Но у меня ничего не получается! Совсем! Я обещал тебе защищать близких, беречь Ангелию, и что? Ничего не получилось… Я не справился, отец, прости!
- Не говори так, Скандр. Я горжусь всеми вами, поверь, я не желал бы себе лучших детей, чем вы.
- Но что мне сейчас делать? Бросить Уилла и бежать домой за помощью? Я боюсь, что когда вернусь, он уже умрет, и я не прощу себе этого. А если я останусь – погибнет Ангелия, а возможно и Уилл. Ведь я не доктор!
- Не думай сейчас об этом, все образуется, просто будь наготове, не теряй веры и присутствия духа. Ты молод, храбр, силен, честен, ты поистине мой сын! – гордо проговорил отец, у него были темные волосы, короткая борода и зеленые, словно летняя трава, глаза.
- Ах, отец, если б ты знал, что я натворил! Ведь это все из-за меня… Я был словно околдован и не понимал, что делаю… Я и сейчас иногда забываю все, когда вижу ее… Мне так стыдно, отец. Прости меня!
- Мне не за что прощать тебя, а вот перед братом тебе следует извиниться.
- За что?
- Он столько сделал для тебя, Скандр, а ты даже не заметил этого.
Скандр вспомнил бой с Родомиром, принесенное Грымом мясо, как Уилл уговаривал его забыть Наоми, предупреждал, что из-за нее случится беда… Но Скандр был глух к этому тогда, а Уилл, надо думать, видел сон про все случившееся.
- Теперь уже поздно… Он не услышит меня…
- Услышит.
- Оставь меня здесь с вами, отец, пожалуйста! Я не хочу возвращаться!
- Мой бедный мальчик, сколько же всего выпало тебе пережить, - сочувственно произнес отец. – Но ты должен бороться. Должен! Иди! И да хранит тебя Небо!
- Я не хочу. Отец, мама! Нет! – мир мерк перед ним, журчание ручья затихало, уступая место звукам летней ночи.
- Я же говорил тебе, нужно было на голову брызгать, а не на спину! А ты как всегда все лучше всех знаешь…
- Ну, вот и брызгай в следующий раз сам, у меня уже весь хвост мокрый.
Скандр начал приходить в себя, он лежал на животе возле фонтана, все тело болело, но ему очень хотелось посмотреть, кто же рядом, он повернул голову в другую сторону и увидел там двух павлинов, наклоняющих голову то в одну, то в другую сторону.
- О! Пришел в себя наконец-то! – произнес один.
- А мы уж думали, ты клюв кинул, - прокомментировал второй. – Целый час тут возле тебя ходим.
- Вы… Вы кто?
- Ну, вообще-то павлины, или ты ослеп после плетки?
- Нет, нет, - встать Скандр даже не пытался, ему и дышать-то было больно, потому что кожа на спине шевелилась. – Долго я здесь лежу?
- Часов двенадцать.
- Значит, уже глубокая ночь?
- Да.
- А как Уилл, мой брат, помните его?
- Помним, помним. Мы его не видели и ничего про него не слышали.
- Значит он все еще в подвале, - Скандр облегченно вздохнул, а потом вспомнил. - Так мне не показалось, что вы говорили со мной той ночью, когда мы пытались бежать!
- Нет, конечно! Я думал, хоть это тебя вразумит. Эта красотка – сущая бестия – всем тут голову вскружила, все в замке ловят каждое ее слово. Попомни, пройдет время и Родомир уйдет отсюда без гроша за душой, а ее ребенок станет наследником Азиза. Ей не нужен князь, ей нужно все, что есть у него, включая свободу.
- А ее обезьяна мне скоро весь хвост издерет. Презлющая она, - обиженно заключил второй.
- А как вас зовут? Меня Скандр.
- Я Коля, а это Толя.
- Но как вы, говорящие павлины, оказались здесь, в Танзине, так далеко от дома?
- Мы пошли в гости к нашему куму Валере, он живет в Олеандрии почти на самой границе, и попались в лапы охотников. Те продали нас на рынке князю. Вот и все.
- Но ведь здесь не знают, что вы говорящие?
- Нет, конечно! Еще чего не хватало! А то тут была бы очередь на вход! – усмехнулся Толя.
- А еще тут есть говорящая лошадь.
- Здесь? В замке? – Скандр не верил в свое счастье.
- Ну, не совсем в замке. Это конь такого старика с бородой в серой одежде.
- Доктор Артезиус! – догадался Скандр. – Но говорящие лошади не позволят запрячь себя в повозку просто так, и притворяться не станут, они животные гордые, и если тот конь служит доктору… быть может он наш земляк?
- А ты разве не из Олеандрии?
- Нет, совсем нет, мы с Уиллом солгали. Олеандрцем здесь быть проще.
- Да уж, это точно. Что ж, мы рады, что теперь здесь есть еще один наш, - радостно сказал Коля.
- Хоть будет с кем поболтать.
- Так, стража идет. Мы смываемся!
- До завтра, Скандр!
- И не натвори больше глупостей.
- Хорошо. До завтра, Коля и Толя! – улыбнулся юноша и тут же притворился спящим.
Стражники оттащили его в подвал и приковали.

7. Доктор и смерть.
Его разбудили на рассвете вместе со всеми, Скандр едва держался на ногах, рубашка запеклась на спине с кровью и каждое движение причиняло боль. Уилл по прежнему не приходил в себя, у него начался жар, а руки и ноги были холодными. Кровотечение остановилось и даже рана вроде бы начала затягиваться, но Скандр видел, что брат стал еще на шаг ближе к родителям и сестре.
- Как ты? – спросил за завтраком Грым, раздававший еду сегодня.
- Ничего, живу, - ответил пошатывающийся юноша.
- А как брат?
- Плохо. В себя не приходит, жар… Я не знаю, что делать…
- Да, жалко парнишку. И куда вас понесло за этим Эрлом?!
- Мы должны уйти от сюда, Грым. Должны, понимаешь?
- Ну, теперь уж навряд ли. Молись, чтобы Эрл не заговорил, а то вас обоих засекут до смерти за попытку побега.
- В смысле?
- Сегодня за час до рассвета Эрла привели стражи с Белой скалы. Его сейчас Рака допрашивает, потом ему дадут пятьдесят княжеских плетей. Этого еще никто не выдерживал. А потом…
- … три дня не отвяжут. Знаю, - Скандр сел на траву и схватился за голову.
«Он ждал нас на Белой скале, потерял время и попался. Это все из-за меня! О, Небо! Что это за мука?! Неужели моя судьба сеять вокруг боль, смерть и несчастье?! Эрл! Бедный добрый Эрл… Ты хотел помочь нам там в Олеандрии, а сам угодил в лапы пиратов. Ты хотел помочь нам сбежать, а вместо этого из-за нас погибнешь… Из-за меня… Прости меня, Эрл!»
- Эй, Грым, иди поможешь, - позвал один из стражей.
- А что делать-то? Да дотащить тело и закопать.
- Кто умер?
- Беглец. Не выдержал пытки. Крепкий оказался, Рака так от него ничего и не добился.
Скандр не решился посмотреть в сторону ворот, где несли серый грязный мешок с телом пирата, он сидел на траве и очень хотел заплакать, чтобы не было ТАК больно.
Сегодня Скандру поручили помогать садовнику. Рака был не в духе из-за неудачного допроса, и юноша старался быть как можно незаметнее.
Садовник оказался милым стариком, добрым и наивным, как дитя, юноше он почти никакую работу не доверял, только подавать инструмент и помогать подвязывать цветы и кусты, да послал его на конюшню за навозом. Возвращаясь, Скандр заметил, что вольер для павлинов пуст.
«Гуляют», - подумал юноша и тут же решил, что нужно использовать небольшие павлиньи крылья как способ передать весточку домой и попросить помощи. Но в саду птиц не было, не было их и во дворе у фонтана, и в загоне для лошадей. Под вечер Скандр обеспокоился, где же его новые друзья, и решился спросить у садовника.
- Боюсь, что на ужине у князя и его новой наложницы, - ответил старик.
- Как это?
- Юная Наоми пожелала на ужин павлинов. Она где-то слышала, будто еда и украшения из павлина способствует зачатию мальчика. Теперь их хвосты висят над ее кроватью, как украшение, а из перьев сделан веер и головной убор. Служанки весь день работали над этим.
- Что??? Не может быть! – у Скандра сердце ушло в пятки, и он поспешил на кухню. В глазах темнело, он спотыкался, падал, вставал и шел дальше.
- Грым! Грым! – позвал он товарища.
- Ты сума спятил приходить сюда сейчас? Тебя накажут! Что тебе нужно?
- Это правда?
- Что правда?
- Ну, про павлинов, что Наоми захотела их на ужин.
- Да, я сам…
Скандр со стоном упал на колени перед помощником по кухне, плечи его затряслись.
- Эй, что с тобой, парень? Ты чего?
- Ничего. Не бери в голову.
Скандр забился в самый дальний и самый темный угол замка и зарыдал. Он не плакал десять лет, с тех пор, как умерла его мать, даже после смерти отца ему не было так ужасно плохо и больно, как сейчас. Он остался один, совсем один, и надежды на спасение не было, он вспомнил сон брата и его слова, про смерть. Еще немного и терять уже будет некого. Скандр вылез из своего убежища только на закате, побрел в сад, садовник не сердился на него, даже ничего не сказал, отпустил ужинать, но есть Скандр не мог, и он сел у фонтана во дворе, силясь вновь не заплакать.
- Ну, как спина? – просил нежный голос.
- Ты?! – над ним стояла Наоми в головном уборе из павлиньих перьев и с веером.
- Как тебе мой новый наряд? Правда хорош? Хоть голоса у этих птиц и противные, зато перья просто чудо! Столько всего можно из них сделать! А какое у них нежное мясо! М-м-м! Да ты наверное никогда не ел такого.
- Уйди, - прошипел он сквозь зубы, до крови сжав кулаки.
- Что?
- Уйди, прошу. Ты чудовище! Маленькое милое чудовище. Ты даже не представляешь, что случилось из-за тебя…
- Из-за меня? – Наоми удивленно открыла прекрасные глаза.
- Хотя нет, ты права. Это все из-за меня. Моя глухота… моя гордыня… Моя любовь, будь она проклята! Это я во всем виноват, - он встал и пошел за остальными рабами в подвал.
На следующий день Скандр помогал Грыму на кухне, он носил воду для кухни, когда передали, что олеандрца желает видеть князь Азиз.
- Вы звали меня, господин? – спросил юноша, с поклоном входя на террасу, где князь пил чай с сыном и доктором Артезиусом.
- Да. Как твой брат? Все еще не пришел в себя?
- Нет, господин.
- Что ж, тогда дело за вами, доктор: подтвердите слова этого раба или выведите этих братьев на чистую воду.
- Я сделаю, все, что в моих силах, ваша светлость, - ответил доктор Артезиус, вставая с подушек, на которых лежали все трое перед маленьким чайным столиком.
- Отведешь доктора к брату, охрану я предупредил, - велел Азиз.
- Да, господин, - Скандр поклонился и вышел, доктор последовал за ним.
Скандр быстро шел по длинным коридорам замка, за ним бодро вышагивал доктор, оба молчали, но юноша чувствовал, как бесцветные глаза жгут его с ног до головы.
- Вы с братом из Олеандрии?
- Да, - ответил Скандр, не останавливаясь и не поворачиваясь.
- И кем же вы были до рабства?
- Слугами. Мы служили королю Киру.
- Должно быть, это очень прибыльно быть дворцовым слугой.
- Да, нет, с чего вы взяли?
- На тебе рубашка из ангелийского сукна, отрез такого стоит десять золотых, да еще ручная ангелийская вышивка по всему вороту, я про такие рубашки только слышал, но никогда не видел.
- Это подарок, - Скандр нервно провел рукой по вороту сзади и краем глаза взглянул на доктора.
- Чей?
- Олеандрских принцев, а вышивала наша сестра.
- Она, должно быть, была искусная мастерица, так вышивать девочек обучают с детства.
- Да, у нее все получалось легко и красиво.
- Ее убили пираты, верно?
- Да.
- А твои родители? Они живы?
- Мама умерла десять лет назад, отец – год назад.
- Стало быть, вы с братом остались вдвоем.
- Да, но к чему вам все это, доктор Артезиус?
- Я хочу понять, Скандр. Тебя ведь зовут Скандром?
- Верно. Понять что, доктор?
- Еще пока не знаю… Из-за чего ты вчера плакал?
- Кто вам сказал такую глупость?
- Твои глаза. Так из-за чего? Не из-за двух ли приготовленных на ужин павлинов и одного беглого раба?
- А если и так, то что с того? – Скандр остановился, резко развернулся и посмотрел Артезиусу в глаза. – Что вам до меня? До моего брата? До моих слез?
- Всему свое время, - спокойно ответил доктор. – Иди, кажется уже немного осталось.
Скандр шел вперед и не переставая думал об этом странном докторе: друг он или враг? Можно ли ему доверять? Что ему нужно на самом деле?
- Какая чудесная сосна растет возле стены! Видишь, вон там, - доктор поравнялся с юношей и указал на чудесное высокое дерево, росшее возле самой стены справа от ворот. – У тебя на родине сказали бы, что ее наяда прекраснее рассвета!
- Дриада, - поправил Скандр. – Дриады – духи деревьев, наяды – воды, - договорил и сам ужаснулся сказанному, он посмотрел на своего спутника глазами, в которых застыл страх от совершенной непоправимой ошибки.
- Теперь я начинаю кое-что понимать, - улыбнулся доктор и пошел в подвал, смущенный Скандр двинулся следом.
Едва страж закрыл за собой дверь, и шаги его удалились, как доктор рывком скинул плащ и властно приказал:
- Снимай рубашку. Ложись на живот.
- Что? Зачем?
- Делай, что тебе говорят. Времени не так много.
Скандр повиновался.
- Спина болит? – спросил доктор, растирая руки чем-то пахучим, забрякали глиняные и стеклянные крышки, подвал наполнился ароматами трав и настоев. – Не отвечай, я и так знаю, что болит. Я сейчас натру твои раны бальзамом и дам тебе отвар, это поможет тебе быстрее поправиться.
- Но вы ведь пришли осмотреть Уилла.
- Вот закончу тобой и займусь им, - деловито ответил доктор. – А сейчас не шевелись и постарайся не закричать.
Едва доктор коснулся его спины бальзамом, Скандр готов был взвиться под потолок, но терпел, закусив кулак. Пытка длилась минуть десять, затем доктор велел лежать неподвижно, а сам стал осматривать Уилла.
- Как он?
- Ничего утешительного я тебя не скажу, - ответил Артезиус, вливая Уиллу в рот какую-то жидкость. – Здесь я ничего не смогу сделать, лишь поддержать его жизненные силы, и то не на долго, ему нужно серьезное лечение. Эту микстуру будешь давать ему по три капли утром и вечером, а этим будешь смазывать его плечо.
- Это поможет?
- Он проживет чуть подольше и может быть даже придет в себя. Ты, кстати, уже можешь вставать.
Скандр сел на полу, это стоило ему меньших усилий и боли, чем утром, да и рубашка так не царапала спину. Доктор снял плащ и закутал в него Уилла, подложив под голову большой сложенный в несколько раз капюшон.
- Не стоит.
- Стоит, стоит, я лучше знаю, не спорь со мной, мальчик.
- Зачем вы нам помогаете?
- Потому что вам нужна моя помощь.
- Ваш конь, откуда он у вас? – решился Скандр задать вертевшийся на языке вопрос.
- Я подобрал Ито на поле битвы раненным, его седока убили, это произошло два года назад. Выходил, вылечил, предложил ему вернуться домой, но Ито захотел отблагодарить меня и остался. Теперь он мой самый верный и надежный друг. Это он рассказал мне о тебе еще до того, как я увидел тебя у Азиза.
- Но когда он видел меня?
- Вы с братом пасли княжеских коней на лугу, там же гулял и Ито, он сразу распознал в вас ангелийцев. Ведь это так?
Скандр согласно кивнул и отвел глаза.
- Почему ты не сказал пиратам правду?
- Ангелиец-раб – это недопустимо! Мы же для всех как некая диковина, чудо дивное, зрелище для толпы, - грустно произнес юноша.
- В этом ты прав. Но ведь вы люди. Или я ошибаюсь?
- Нет, не ошибаетесь, доктор. Но откуда вы так много знаете об Ангелии?
- Моя мать была наядой из реки возле Заливных лугов.
- Наяда из Волынки! – изумился Скандр.
- Да, она не смогла жить со мной и с отцом здесь в Танзине и вернулась домой.
- Надеюсь, вы не осуждаете ее за это. В Танзине для наяды смерть: все показывают пальцем, норовят оскорбить, да и эта повсеместная жестокость, ангелийцам трудно к ней привыкнуть. В Танзине даже самый прекрасный цветок может оказаться ядовитым, в Ангелии так не бывает.
- Например, цветок по имени Наоми.
- Вы и про это знаете?!
- Я много знаю, Скандр. И сюда я пришел не потому, что князь попросил, а потому что хочу помочь тебе и твоему брату, но чем, я пока не знаю. Все, что мог, я только что сделал.
- Нет не все, - Скандр решился наконец. – Доктор, милый, добрый доктор Артезиус, вы моя последняя надежда! Все мои друзья здесь мертвы, у меня нет другого выхода. Спасите моего брата, умоляю вас! Выкупите его у Азиза, вылечите, помогите добраться до дома. Пока он здесь больной, я связан по рукам и ногам, если я убегу, Азиз не пощадит его, изрубит в куски. Доктор, прошу вас! – в глазах Скандра стояли слезы, он вложил в эту речь все, что было у него на сердце в ту минуту. – Я должен выбраться отсюда и попасть домой как можно скорее, но пока Уилл здесь между жизнью и смертью… я не могу…
Артезиус притянул его к себе, по-отечески обнял:
- Я бы хотел помочь тебе, Скандр, - сокрушенно произнес он, - но, увы, не могу.
Скандр отступил на шаг.
- Почему?
- У меня нет таких денег. Азиз не отдаст мне твоего брата даром, а за один визит к князю я получаю лишь три серебряных монеты. Этого мало. Прости, Скандр.
- Я понимаю, - ответил юноша и со всей силы ударил по каменной стене.
Выхода не было.
Прошло несколько дней, и князь снова вызвал к себе Скандра. Его спина заживала намного лучше с отваром доктора Артезиуса, а у Уилла спал жар, и он стал дышать ровнее по ночам.
- Вот что, парень, пойдешь в деревню к доктору Артезиусу, заберешь у него отвар, он знает, какой, и отдашь это письмо. Не вздумай вскрыть письмо или убежать – скормлю твоего брата своим мастифам. Понял?
- Да, господин, - поклонился Скандр, принимая из рук Азиза запечатанный свиток без надписи. – А кто адресат? – решил он уточнить на всякий случай, если князь забыл указать его.
- Доктор знает, он сам напишет. Да и не твоего ума это дело. Иди! – махнул рукой почтеннейший.
- А он не предаст нас, отец? – спросил вошедший Родомир. – Я слышал, сын Правителя тоже добивается ее.
- Ему нет в этом резона. Он безвреден.
- А доктор?
- Артезиуса я знаю довольно давно: он не такой человек, чтобы бросаться ценными пациентами, как мы с тобой, - усмехнулся князь. – Все будет благополучно. Лишь бы только она согласилась.
- Я молю об этом Богов!
- Лучше готовься к охоте, чтобы не опозориться.
- Мужчины нашего рода еще ни разу не проиграли охоту, отец.
- То-то и оно, - потрепал сына по затылку отец. – Ну, иди, готовься, и вели прислать ко мне Наоми.
Скандр впервые вышел за ворота замка один, ему казалось, что весь мир принадлежит ему: лес, луга, небо, воздух. Ему ничего не стоило войти в лес и затеряться там, а через неделю оказаться дома, но, не смотря на обещание, данное брату, и вещий сон, Скандр верил, что Уилл поправится.
- Доктор Артезиус! – позвал юноша, входя на просторный двор, обнесенный высоким забором.
Дом доктора стоял на самой окраине деревни возле княжеского пастбища, он был одноэтажный из светлого дерева, резные наличники, прочные перила на крыльце, справа -конюшня, оттуда слышалось конское похрапывание, перед домом была разбита зеленая лужайка, в стороне стояла увитая диким виноградом круглая беседка, из нее вышел Артезиус.
- Скандр! – всплеснул он руками. – Как ты здесь оказался?
- Князь послал меня за отваром и еще велел отдать вам это, - он протянул свиток.
- Хм, отвар я тебе сейчас принесу, - погладил бороду доктор, - а вот насчет письма… Понимаешь, его повезет Ито.
- Один? Без седока? – удивился юноша.
- Да, так быстрее. Так вот, а не поговорить ли тебе с ним, может он передаст весточку от тебя близким? – прозрачные глаза сверкнули бриллиантовым блеском и доктор ушел в дом.
Скандр нерешительно вошел в конюшню: жеребец не спеша жевал свое сено, он обернулся на шум человеческих шагов, узнав вошедшего, закончил трапезу и посмотрел на стесняющегося заговорить юношу умными карими глазами, знающими все об этом мире.
- Здравствуй, - произнес Скандр и склонил голову перед благородным животным.
- Здравствуй, - ответил конь и тоже поклонился. – Меня зовут Ито, я из рода Каурого, что обитает близ склонов Заснеженных вершин. А кто ты?
Скандр подошел к коню близко-близко и прошептал ему ответ в слегка подрагивающее ухо.
- Чем я могу помочь тебе? – спросил Ито, глядя Скандру прямо в глаза.
- Ты можешь передать от меня письмо?
- Да. Где оно?
- Я бы хотел его сейчас написать. Это возможно?
- Конечно. Все, что тебе понадобиться, в беседке. Иди и пиши спокойно. Кому отдать письмо?
- Осириуму, его легко найти. Но у меня есть еще одна просьба.
- Не бойся, Артезиус даже не спросит меня о твоем послании. Если бы он хотел узнать что-то, он спросил бы тебя сам. Я никогда прежде не встречал таких танзинцев. Доктор удивительный человек, и если он взялся помогать тебе, то ты можешь полностью положиться на него, как на самого себя.
- Когда ты сможешь доставить письмо?
- Не знаю, но думаю, что до Летнего праздника в Танзине.
Скандр кивнул и отправился в беседку.
Когда он вернулся в конюшню, доктор уже заканчивал крепить небольшую кожаную сумку к шее коня.
- Ты все объяснил Ито?
- Да, доктор.
- Ну, вот и славно, клади письмо в сумку, здесь оно будет в безопасности.
Скандр опустил свой небольшой свиток на дно, где уже лежало письмо князя Азиза, взглянул на Ито и попросил:
- Пожалуйста, донеси его.
- Я сделаю все, что смогу. Не теряй надежды, Скандр! – бодро ответил конь и радостно заржал.
Доктор раскрыл ворота:
- Скачи, Ито! Скачи, как ветер! В добрый путь!
- Спасибо, доктор! До встречи! – конь встал на дыбы, радостно заржал и взял с места в галоп.
- Вот отвар для Наоми, - доктор протянул юноше стеклянный пузырек. – Отнеси его князю. Как твой брат?
- Ему лучше, но в себя он так и не пришел.
- Это плохо. Болезнь побеждает его…
- Если Ито сможет отдать мое письмо, то скоро мы с Уиллом будем дома, - мечтательно произнес Скандр, любуясь все уменьшающейся точкой по имени Ито. – Мне пора, доктор, а то, князь решит, что я сбежал.
- Скажешь, что меня не было дома и тебе пришлось ждать. Я ходил в лес за травами.
- Хорошо. Спасибо за все, доктор, - поблагодарил Скандр и поспешил обратно в замок.
- Да поможет тебе Небо! – тихо благословил его Артезиус, стоя у ворот.
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 27 Мар 2013 22:49    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Все более интересно. Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 27 Мар 2013 23:05    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake
хочешь сказать, что я не безнадежна?
Wink
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 27 Мар 2013 23:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ага Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 30 Мар 2013 23:43    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake
ну раз так, читай, что было дальшеSmile)

8. Королева Анна.
В коридоре замка было темно и прохладно, висевший на веревке ключ от подвала, больно уперся в ребра, когда доктор Артезиус прижал его к каменной стене. Оказалось, несмотря на свой возраст, он был очень крепок физически.
- Ты с ума сошел! – прошептал он. – Это уму непостижимо! Зачем?!
- Другого такого шанса у меня не будет, - покачал головой Скандр.
- Но Ито… ведь послание у него. Подожди немного!
- Я не могу больше ждать. Прошла уже неделя, а вестей от Ито нет, возможно, он еще не доставил его, а может, его вообще поймали какие-нибудь проходимцы, или загрызли волки, или… Да все, что угодно!
- Но это безумие! Раб еще никогда не выигрывал охоту!
- У меня есть завтра целый день, подготовлюсь.
- Ты самонадеянный мальчишка! К этой охоте танзинские юноши готовятся годами, чтобы продемонстрировать свою удаль, мастерство и доказать, что боги благоволят им. Победитель получит славу, почет и уважение. Мужчины из рода князя Азиза ни разу не проиграли охоты. За тобой будут гнаться по лесу десять всадников с копьями, арбалетами, мечами, кинжалами.
- Но мне тоже дадут меч. Доктор, я уже вызвался и отказаться не смогу. Не тревожьтесь так, прошу, - примиряющее улыбнулся Скандр. – И потом, я тоже кое-чего стою, не забывайте. Если мне улыбнется удача, князь освободит Уилла. Цена моей победы – его свобода, не моя.
- А что будешь делать ты?
- Сбегу, - просто ответил юноша.
- И все равно, это безумие! Ты едва оправился от плетки, ты истощен, устал, это неравный бой, почти самоубийство.
- Не отговаривайте меня, доктор, лучше помогите.
- Чем? Я уже не в том возрасте, чтобы бегать по лесу с мечом, да и волшебных трав, делающих людей невидимыми, я пока не нашел, - раздраженно произнес Артезиус.
- Если мне улыбнется удача, заберите Уилла к себе и попытайтесь вылечить, - глаза Скандра погрустнели, он отвел их в сторону, взглянув сквозь узкое окно башни на заходящее солнце. – Я не могу просто сидеть и смотреть, как он тает у меня на руках, исчезает, растворяется в темноте ночи. Он умирает, и я ничего не могу с этим поделать. Мне не передалось умение матери лечить, я умею лишь махать мечом, но как видно, этого мало, когда хочешь спасти тех, кто тебе дорог. Вы выполните мою просьбу?
- Да, Скандр, конечно, - произнес доктор, вглядываясь в строгое лицо юноши, на котором танцевали тени вечернего солнца, его профиль был четким и правильным, словно сама природа шлифовала это лицо годами, глаза смотрели вдаль без страха, без злобы, он знал, на что шел. – Кто ты? – спросил Артезиус.
- Придет время, и вы все узнаете, обещаю. Потерпите, ждать осталось не долго: всего лишь окончания охоты. Если я выживу… - прибавил он спокойно и пошел к выходу работать над украшением замка к охоте, потом остановился на полпути, обернулся и попросил. – Помолитесь за меня, доктор.
Артезиус кивнул и сглотнул подступивший к горлу ком.

Королева Анна стояла возле окна, выходящего на море. Из ее кабинета на втором этаже открывался прекрасный вид на пристань и на залив. Было утро, во дворе суетились работники и гости, прилетел ворон со свежими новостями с Заснеженных вершин, он опустился на подоконник, поклонился королеве и начал свой доклад. Анна почти не слушала его, а все смотрела вдаль, погруженная в свои мысли, на плече у нее сидела верная подруга фея Нина: маленькое тело размером с пол ладони и переливающиеся на солнце полупрозрачные яркие крылышки, голос у феи был тонкий и звонкий, как колокольчик, ресницы длинные, глаза яркие, одета она было, как и положено придворной фее, в легкое шелковое платье серебристого цвета; издали казалось, будто на плече молодой королевы мастер с изысканным вкусом прикрепил необычную брошь.
- Ваше величество, добрый день! – поздоровался и поклонился, входя в кабинет на задних лапах, рыжий колли с белым мехом на груди, на шее у него красовался медальон из драгоценных камней, на поясе висел меч.
- Здравствуйте, лорд-канцлер, - приветствовала его Анна кивком головы, проходя к рабочему столу в глубине комнаты. – Какие новости вы принесли мне сегодня, добрый Барт?
- Весьма печальные, ваше величество, - лорд Барт вздохнул, усаживаясь за стол напротив королевы.
- Нина, ты свободна пока. Я позову.
- Да, моя королева, - фея сделала в воздухе реверанс и улетела в окно.
- Я могу быть пока что свободен, ваше величество? – спросил ворон.
- Да, я позову тебя, Феникс, - кивнула королева и, когда ворон улетел, обратилась к канцлеру. – Что случилось?
- Бешмер прибыл во дворец.
- Зачем? Я же отстранила его от службы.
- В том-то и дело, ваше величество. Он жаждет власти.
- Какой власти?
- Королевской. По всей стране говорят, что с королем приключилась беда и это ваших рук дело. Нужно действовать, Анна, и немедленно, иначе мы проиграем.
- И что вы предлагаете?
- Собрать ваших подданных и объявить им правду.
- Какую правду? Что у них больше нет короля?! Я не могу. Я не имею права.
- Вы должны, иначе Бешмер покроет королевский род позором, измыслив тысячу небылиц.
- Бешмер столько лет верой и правдой служил моему роду, зачем ему сейчас все это?
- Он хочет стать королем, как вы не понимаете!
- Но по закону королем должен быть человек.
- Но человека можно сместить и избрать любого другого, в том числе и кентавра. Не забывайте, до людей этой страной правили кентавры.
- Это было тысячу лет назад. И тогда беспрестанно шли войны. А сейчас уже тысячу лет мы ни на кого не нападаем, но лишь обороняемся от неприятеля, если он приходит. И весьма успешно, надо заметить.
- Я знаю. Кстати о неприятелях: узнав о смерти короля, Правитель Танзина не примет воспользоваться этим.
- Вы думаете, будет война?
- Уверен. Для танзинцев женщина не представляет угрозы, даже если она королева, да и наше войско намного меньше, а при бунтующих кентаврах мы уязвимее вдвойне.
- Что же мне делать? – Анна откинулась на высокую резную спинку, скрестив руки на груди.
- Перво-наперво вам нужно объявить правду.
- А потом?
- А потом искать союза с соседями, с Олеандрией.
- Король Кир благородный человек, он не оставит нас в беде, если придет враг.
- Но он не будет рисковать своим войском просто так, нужно будет что-то дать ему взамен.
- Землю? Я не могу на это пойти. К чему тогда воевать с Танзином, если как ни крути, мы не сможем отстоять свой дом?!
- Но можно заинтересовать короля Кира иначе.
- Как? – при этом вопросе на молодом лице выступил румянец, королева встала и стала ходить по комнате.
- Принц Валерий влюблен в вас. Прикажите послать к нему гонцов и через неделю вы сыграете свадьбу.
- Отдать трон чужеземцу?! В своем ли вы уме, лорд Барт?! После этого я точно перестану быть королевой не только для кентавров, но и для остального своего народа.
- Но вы спасете себя, страну, и сами останетесь королевой, но с мужем. На такой союз с Олеандрией Танзин побоится идти войной, да и интересы сына для короля Кира намного весомее обетов дружбы.
- А как же король? – в ее глазах вспыхнули искры.
- Прошел уже месяц, ваше величество. Мне больно это говорить, но надежды нет. Король мертв.
Анна покачала головой, снова отошла к окну:
- Он жив, я знаю, он жив, - потом развернулась лицом к подошедшему канцлеру. - Я ничего не буду объявлять, лорд Барт. И с Бешмером я как-нибудь справлюсь, если будет угодно небу!
- Анна, он кентавр! Не забывайте об этом, он владеет древней магией, знает заклятия, он очень опасен. Пока здесь был король, он не осмеливался раскрыться, а сейчас вы одна, вы беззащитны.
- Я могу постоять за себя и за свой народ. Вы это знаете, - спокойно сказала Анна.
Во двор влетел прекрасный гордый грифон, поклонился выглянувшей в окно королеве и поспешил по своим делам, тут в дверь постучал еж:
- Ваше величество, простите за беспокойство, но принесли почту, - сказал он, впуская в кабинет двух белок с подносами, на которых лежали свитки и конверты.
- Спасибо, Кеша.
- Кхм, - белки ушли, а еж остался, он явно был смущен и не знал, как начать. – Моя королева, - начал он, - там Бешмер просил о встрече на террасе. Что ему сказать?
Барт многозначительно посмотрел на Анну: «О чем я вас предупреждал…», - говорил его взгляд.
- Мы с лордом канцлером сейчас спустимся, - ответила королева.
- Ваше величество, после этого разговора он перейдет к действиям.
- Я знаю, - Анна ходила из стороны в сторону.
- Вы же любите Валерия!
- Люблю, - призналась Анна. – И если бы здесь был король, я бы с радостью вышла замуж. Но короля нет, и я должна беречь его трон. С Бешмером я поговорю одна, а вы, Барт, выполните мою просьбу, если это вас не затруднит.
- Какую?
- Пригласите Артемия, после разговора с кентавром я буду заниматься бумагами. И дождитесь меня.
Лорд Барт поклонился, Анна отправилась вниз к ожидавшему ее кентавру.
Еще в незапамятные времена землей, что лежала меж Заснеженных вершин, морем и пустыней правили грозные кентавры, они были мудры и благородны, пока однажды к их вечернему костру не пришла женщина с огненно-рыжими волосами и прозрачными синими глазами, прекраснее которой они не встречали. Она научила их колдовству: испепелять взглядом, проникать в чужие мысли, подчинять своей воле, видеть будущее и многому другому. Колдунья пообещала, что с этой силой кентавры станут непобедимыми, но взамен она заставила их поклясться, что ни один кентавр никогда не подчиниться человеку. Шли годы, столетия, кентавры возгордились и их поданные стали потихоньку роптать на непрекращающиеся войны с соседями, льющуюся в реки кровь, на невиданные доселе болезни, которые насылали на неугодных вспыльчивые кентавры, а вместо одного погибали от этой заразы тысячи.
И тогда все жители Ангелии собрались в долине на берегу моря возле деревянного домика, построенного человеком, единственным человеком в Ангелии, и стали обсуждать, что делать с зазнавшимися кентаврами. Лесные и водные божества, дриады и наяды, русалки, кикиморы, фавны и сатиры, лешие и водяные предлагали избрать новым правителем старого видавшего мир Южного ветра, что сидел рядом с ними и каждый раз приносил лето из южных морей. Звери и птицы, минотавры и грифоны, змеи и ящерицы хотели видеть во главе молодого и сильного Орлана. Так и спорили они до хрипоты, не в силах договориться, и тогда мудрая тигрица Гайя, которую почитали все, сказала:
- Пусть нами правит тот, кто слабее всех нас, потому что у него нет ни когтей, ни клыков, ни крыльев. Он не умеет колдовать, но он умеет чувствовать, думать, строить, он такой же, как люди, что по рассказам Южного ветра, живут на том конце пустыни, пусть он возглавит нас и будет служить нам. Но если он предаст нас или совершит зло против нас или любого в этой стране, мы изгоним его.
И все согласились. Так Ангелией стали править люди.
После большой и кровавой битвы кентавры покорились человеку и нарушили обещание данной колдунье. В наказание она сказала, что тысячу лет те должны служить королям Ангелии, а ровно через тысячу лет она даст одному из кентавров шанс снова сделать свой народ выше всех остальных существ.
И снова шли годы, столетия, окруженные волшебством короли Ангелии тоже стали волшебниками, но им давала силу и обучала их сама Природа: земля, вода, воздух, огонь, деревья.
Королева Анна словно увидела всю историю своего рода, пока спускалась на просторную украшенную резным деревом и цветным стеклом террасу, где ее ждал предводитель кентавров, бывший лорд-канцлер, изгнанный в дальние леса Бешмер. Лошадиное туловище у него было белее снега, глаза под густыми, сросшимися на переносице бровями, чернее угля, а черные волосы доходили до локтей, его голову украшал древний символ власти над кентаврами, подарок колдуньи: венец из цельного черного алмаза со стоящим на задних ногах кентавром посередине. На поясе у него висел огромный, в два раза больше обычного, меч, грудь кентавра прикрывала кожаная жилетка.
- Здравствуй, Бешмер, - поздоровалась Анна, войдя.
- Приветствую прекраснейшую из королев! – поклонился кентавр, глаза его сверкнули ярче звезд.
- Какое срочное дело привело тебя в Лунный дворец, где тебе по приказу короля запрещено появляться сорок лет?
- Но где же сам король? Я что-то его не вижу, - оглянулся и притворно удивился Бешмер. – У меня письмо к его величеству от моего народа.
- Король наносит визиты нашим соседям, а в его отсутствие всеми делами занимаюсь я. Отдай письмо мне и иди. Ответ вам принесут.
- Но я хотел бы, если ваше величество не затруднит, получить ответ немедленно.
Анна долго смотрела на кентавра, колеблясь с ответом.
- Хорошо, - решилась она. – Возможно, дело можно решить сразу.
Королева села за стол, развернула свиток и стала читать, а пока она читала, Бешмер не отрываясь смотрел на нее, глаза его при этом сделались желтыми с вертикальными зрачками, как у кобры.
И вот Анна, дочитав письмо, берет чистый лист, перо, макает перо в чернила и начинает писать. Она не смотрит по сторонам, не отрывает головы от листа, все ее движения точны и размерены, проходит минута, другая и вот королева уже готова поставить подпись и свою печать, как вдруг на террасу врывается грифон:
- Ваше величество! Ваше величество! – взволнованно кричит он.
Анна вздрагивает, и роняет чернильницу на бумагу, залив все написанное черным, но даже не замечает этого.
- В чем дело?
Грифон не ответил, но Анна умела вести диалог без слов, читая в умах собеседников то, что ей хотели сказать.
- Барт! Артемий! – позвала королева, выбегая с террасы во двор, напрочь забыв про кентавра. – Найдите мне все письма из Танзина за последние несколько дней! Немедленно!
Бешмер сплюнул сквозь широко расставленные желтые зубы и спокойно пошел со двора. Грифон был очень умен и закрыл от кентавра свое послание.
Через полчаса по зову королевы явилась в кабинет Нина.
- Нина, немедленно собери мое дорожное платье, лучший костюм для охоты, серебристое платье, королевское коронационное оружие и всех дворцовых фей с парадным одеянием. Вы должны быть готовы через час. Достань мне серый чемодан, его я соберу сама.
- Да, ваше величество, - прозвенел звонкий колокольчик и фея исчезла.
Глаза у королевы горели, щеки пылали.
- Ваше величество, разумно ли это? – качал головой лорд-канцлер.
- Конечно разумно! Он меня сам зовет! Что еще нужно?! Я еду. Я должна успеть.
- Но это опасно. А если это ловушка и вы не вернетесь?
- На этот счет я оставила вам самые подробные инструкции, мы все обговорили и вы знаете, где меня искать, лорд Барт.
Заглянул еж:
- Корабль и команда будут готовы через час.
- Отлично!
- Все это очень похоже на ловушку, Анна, - не отступал Барт.
- Ну и пусть. Все будет хорошо, я это чувствую. Со мной поедет отряд грифонов, Кеша, феи, Сфинкс будет приносить вам письма от меня. Если через десять дней я не вернусь или письмо от меня вдруг принесет кто-то незнакомый, не верьте этому, начинайте действовать.
- Будьте осторожны, ваше величество. Ангелия не может потерять еще и королеву.
- Хорошо, Барт. А теперь идите, мне нужно собраться.
Через час из залива отплыла большая королевская яхта под белоснежными парусами, украшенная фигурой наяды на носу.
Вороной кентавр, стоявший на высокой скале, нависшей над заливом, улыбнулся и прошептал:
- В добрый путь, ваше величество.
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 7 Апр 2013 00:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дорогие читатели, спасибо за интерес к моему творчествуSmile) счетчик тикает, а значит Вы естьSmile) и это вдохновляет!
Отдельное спасибо Lake!
Выкладываю продолжение. Как всегда жду отзывов! (если Вам не лень)

9. Танзинская охота.
Утро было свежим и солнечным, на небе не появилось ни облачка. Во дворе замка собрались вельможи с женами и детьми, сыновья многих принимали участие в охоте, они стояли возле своих скакунов перед широким мраморным крыльцом, на котором восседал на огромном резном кресле красного дерева в парадных одеждах князь Азиз. Рядом с ним стояло еще одно такое же кресло, оно было пустым. Впереди всех всадников стоял Родомир.
- Вы готовы, юноши, стать мужчинами и доказать Богам, что достойны быть сыновьями своих отцов?
- Да, князь, - хором ответили все десять. Каждый был в прекрасном охотничьем костюме, на поясе висело по танзинскому мечу и кинжалу, к седлу были прикреплены арбалеты и охотничьи горны.
- Да прибудут с вами Боги! Идите и пусть победит достойнейший!
Охотники поклонились князю, поклонились гостям, вскочили в седла и поскакали в лес за своей добычей.
Скандр бежал с самого рассвета, не останавливаясь ни на минуту. С момента, как он вошел в лес, прошло уже несколько часов. Но он должен был успеть достигнуть озера и спрятаться там, ожидая охотников, а когда те проскачут дальше в чащу, бежать уже другой дорогой вдоль оврага обратно к замку. Этот план придумал хорошо знающий лес доктор Артезиус, вчера он пришел к Наоми с новыми снадобьями и передал Скандру маленький свиток, на котором был нарисован лес и отмечен маршрут, по которому поскачут охотники, и как следует бежать рабу, чтобы не попасться.
Где-то далеко-далеко пропел охотничий горн, ему ответил другой – чуть ближе, охотники вошли в лес. На минуту остановившийся юноша оттолкнулся от поваленного дерева, на которое присел, и побежал дальше. Босиком бежать по лесу было очень больно, но за месяц рабства ноги привыкли к отсутствию обуви, ветки изодрали руки, которыми Скандр ломал их, чтобы охотники видели, куда им бежать. Мешал и цеплялся за кусты тяжелый танзинский меч, который ему выдали в соответствии с правилами, Скандр просил олеандрский меч, но ему было отказано.
Высоко в кронах пели птицы, приветствуя день, пролетел орел, справа проскакал олень-семилетка, прошелестела в кустах лисица, жители леса боялись юношу и старались обходить его стороной. Лишь беспечная малиновка села ему на плечо на несколько секунд, но быстро вспорхнула и улетела ввысь. Скандр проследил ее полет и понял, что она полетела туда же, куда ему было нужно: к озеру, до которого по плану оставалось, совсем недалеко. И точно, следуя за птичкой, Скандр вышел на покрытый свежей изумрудной травой берег небольшого лесного озера. Охотники должны были поверить, что раб вовсе не хочет выиграть охоту, но желает попасть на родину в Олеандрию, а самая очевидная дорога туда проходила как раз возле озера. Скандр изломал несколько веток в чаще на противоположном берегу, чтобы указать охотникам путь на Олеандрию, и хотел вернуться обратно к озеру, когда за его спиной раздался тихий шелест. Юноша оглянулся и замер на месте: на него скалились четыре молодых здоровых волка, а впереди, широко расставив лапы, стояла матерая волчица.
Скандр смотрел ей в глаза и тянулся к мечу, но едва пальцы коснулись рукояти, волчица слегка подалась вперед и тихо зарычала.
- Хорошо. Хорошо. Я не беру меч, - тихо ответил он. – Отпусти меня. Я не причиню вам вреда.
Волчица не тронулась с места, лишь махнула хвостом, и волки подошли ближе к ней.
- Ох, братишка, как же ты мне сейчас нужен. Ты бы легко договорился с этой красавицей, - пробормотал Скандр, обдумывая, как бы получше ударить мечом дикого зверя.
- Ты и твои дети голодны, - раздался тихий и такой знакомый голос совсем близко.
Скандр вздрогнул, оглянулся назад и не поверил своим глазам: в пяти шагах от него в чаще стоял Уилл.
- Уилл, что ты…??? – но брат жестом приказал Скандру замолчать.
- Веди своих детей за мной, волчица. Я покажу вам, на ком им стоит поучиться охоте сегодня. Пойдем, не бойся, я не обманываю тебя. Ты же знаешь меня, волчица. Пойдем, - он манил ее рукой за собой, голос Уилла стал глухим и нежным, мягким, но сильным, как волчьи лапы.
Волчица оглянулась на своих детей, махнула хвостом и волки пошли в чащу мимо замершего Скандра. Проходя мимо него, волчица посмотрела в глаза человеку, и от этого взгляда у юноши все застыло внутри – она бы убила его не задумываясь, если бы не Уилл. Волки шли в чащу вслед за растворяющимся в дневном свете Уиллом, и лишь его голос вел их за собой в сторону Олеандрии, подальше от озера.
Скандр тряхнул головой, думая, не морок ли все это, как вдруг услышал в совсем близко охотничий горн. Он вернулся к озеру и залез в воду, спрятавшись под небольшим выступом у самого берега. К озеру выехали трое всадников, огляделись и поскакали на север, куда ушли волки, через десять минут туда же проскакал еще один, через полчаса двое, через час еще двое, через несколько минут еще двое – все охотники отправились на север.
Скандр промерз до костей, но, как и было написано в записке доктора, просидел в воде еще четверть часа и лишь затем оглядел лес вокруг озера и вылез. Теперь бежать нужно было обратно на юг, но уже намного быстрее: не известно, как далеко уедут всадники, прежде чем поймут, что раб никогда не проходил по тем тропам.
На севере зазвучал и быстро затих охотничий горн, слившийся с волчьим воем.
Скандр вздрогнул и оглянулся туда, понимая, на кого охотилась волчица со своими волчатами: четверо поваленных на землю всадников сражались с пятью волками.
- А, вот ты где! – Родомир целился рабу прямо в голову из арбалета. - Ну, что ты на это скажешь?
- Что ты не воин. Воины дерутся честно, - гордо ответил Скандр, повернувшись лицом к всаднику.
- Честно? – Родомир сошел с коня, продолжая целиться. – Что ж, будь по твоему, - арбалет полетел на землю, юный князь обнажил свой меч.
Танзинский меч был не просто тяжел и неудобен, он совсем не слушался руки хозяина, Скандру с трудом удавалось отражать атаки противника. Родомир же, с детства приученный к этому оружию, играл с рабом, как кошка с мышкой: несколько раз кольнул его до крови в грудь, оцарапал левую руку, отрезал несколько выгоревших светлых прядей, что все время падали юноше на глаза.
- Как ты хочешь умереть? – спросил Родомир, когда оба они отдыхали, кружа напротив друг друга.
- Точно зная, что выполнил данное отцу обещание.
- И что же ты пообещал?
- Защищать свой дом и своих близких.
- Твой брат все равно скоро умрет, а твой дом… А у тебя он был вообще?
Скандр кинулся в атаку, которая тут же была отражена.
- Он у меня до сих пор есть, - ответил олеандрец и снова атаковал, на этот раз более успешно.
Они дрались уже около получаса, пот струился градом, одежда обоих то там, то тут алела свежей кровью, наконец Скандру удалось уложить противника на лопатки, он склонился над Родомиром, направив острие меча прямо в горло танзинцу, и сказал:
- Я не хочу твоей смерти, князь. Отпусти меня.
- Чтобы ты выиграл охоту, и я покрыл себя на всю жизнь позором?! Никогда! – прохрипел Родомир.
- Мне не нужна твоя честь, мне нужно спасти брата. Ведь должно же в тебе быть хоть немного от настоящего князя!
- По-твоему я недостоин носить этот титул?
- По-моему ты просто никогда никого не любил и не знаешь, что такое – быть человеком, не то что князем.
- Ошибаешься, раб.
Родомир совсем не боялся смерти, сейчас он был совсем другой, нежели во время драки во дворе. Он стал как будто выше и даже красивее, глаза смотрели прямо и ясно, голос был ровен, ни один мускул не дрогнул на его лице, когда Скандр замахнулся над ним блестящим на солнце мечом.
Анна вошла в разукрашенный по случаю праздника двор замка и все разговоры смолкли: гости, рабы, слуги, хозяин – все были потрясены красотой и неземной грацией королевы в окружении двух мощных, отливающих золотом на солнце грифонов. Впереди важно шествовал еж, оглашая, что прибыла королева Ангелийская Анна.
Князь Азиз поднялся навстречу запоздавшей гостье, низко поклонился королеве, окружающие последовали его примеру. Анна обвела двор прекрасными глазами, улыбаясь всем и каждому, с кем сталкивалась взглядом.
- Добрый день, князь! Простите мое опоздание, но я получила письмо с приглашением совсем недавно и тут же стала собираться в дорогу. Присутствовать на Танзинской охоте – большая честь для меня.
- О, ваше величество, это для меня, как для хозяина, честь принимать у себя вас. Пройдемте, вы можете присесть здесь. Не желаете ли фруктов, вина, быть может вашим спутникам что-то нужно?
- Велите принести все, что сочтете нужным, как радушный хозяин, - вежливо ответила королева, усаживаясь рядом с хозяином, за ее креслом встали грифоны, слева от королевы расположился Кеша.
- Рака! – позвал Азиз, надсмотрщик наклонился к хозяину.
- Вели принести напитки, фрукты, холодное мясо, хлеб, шербеты - все, что нужно, и отправь послание нашему другу.
Рака кивнул и удалился.
- Давно ли началась охота?
- Охотники уехали два часа назад.
- Расскажите мне об охоте, князь. Я прежде никогда не присутствовала на Танзинской охоте.
- Это очень древний и красивый обычай, ему более пятисот лет. Когда танзинскому юноше из благородного и уважаемого рода (это непременное условие) исполняется двадцать лет, то в первое летнее равноденствие двадцать первого года жизни юноша должен доказать Богам и всему свету, что он достоин стать мужчиной, что он достоин славы своих пращуров, что он может преумножить ее и прославить далее в веках, что Боги благословили его. В доказательство этого и проводится охота. Охотников обычно десять, более десяти благородных семейств в округе, где можно провести такую охоту, еще не находилось. В нашем краю устроителем по обычаю является мой род.
- Ваш сын участвует в сегодняшней охоте? Я не вижу его среди гостей, - поинтересовалась королева, обводя глазами двор, цепляясь за каждый, даже самый укромный, уголок.
- Да, сегодня день Родомира, и я молю Богов снизойти на него своей благодатью. Как жаль, что он уехал, так и не узнав, что вы почтили своим присутствием наш праздник. Мой сын очень ждал вас, ваше величество, - доверительно произнес князь Азиз, наклонившись к королеве.
Анна смущенно улыбнулась и поправила изумительное по красоте серебристое платье, на котором причудливым узором были приколоты большие переливающиеся на солнце броши.
- Я надеюсь, радость князя Родомира от общения со мной не станет меньше, если мы увидимся, когда он вернется победителем, в чем я не сомневаюсь.
Прошел час. Становилось нестерпимо жарко, солнце достигло зенита.
- Князь, а нельзя ли принести опахала? Здесь так жарко! – попросила королева, поправляя едва закрывающую глаза прозрачную серебристую вуаль – неотъемлемую часть наряда Ангелийких королев еще с незапамятных времен – хотя в Ангелии никто никогда не обязывал женщин скрывать лицо под вуалью, горе и бремя правления так неожиданно упали на хрупкие плечи Анны, что юная королева стала носить легкие покровы.
- Конечно, ваше величество.
Двое рабов принесли большие красивые опахала из страусиных перьев и стали обмахивать ими Анну и князя, но взгляд королевы от этого не посвежел, голос не стал звонче.
- А как долго обычно длиться охота, князь? – спросила Анна, взглянув на перемещавшееся по небу солнце.
- Не долее четырех-пяти часов. Но сегодня у наших охотников очень интересная добыча. Так что я не исключаю, что с праздничным обедом придется немного подождать.
- И что же это за добыча?
- Как всегда раб, просто этот уж очень рвался в бой.
- Так традиционная танзинская охота – охота на человека?! – переспросила королева, и в голосе ее были заметны нотки ужаса.
- По обычаю устроитель кидает клич среди своих рабов, всегда находятся смельчаки, желающие попытать счастье и получить обратно свою свободу, но пока это никому не удавалось.
- То есть вы хотите сказать, что раб еще ни разу не выиграл охоту?
- С тех пора, как мой дом устраивает охоту, а это более четырех пятидесяти лет, ни разу.
Королева глубоко вздохнула, отпила из серебряного бокала холодного сока и снова продолжила беседу с князем.
Время тянулось нестерпимо медленно, словно нарочно мучая ее, спина устала от корсета, под вуалью было тяжело смотреть на мир, она уже проклинала себя за то, что не надела охотничий костюм, наплевав на обычаи. А он все не появлялся. И как она не успокаивала сердце, с каждой минутой оно билось все чаще, в ожидании долгожданной встречи.
Многие гости даже не заметили, как в ворота вбежал пошатывающийся юноша в ободранной окровавленной одежде, волоча за собой меч. Он двинулся прямо к мраморному крыльцу, не в силах поднять головы, опустился на одно колено перед князем, опираясь изодранной до крови рукой на меч, и произнес:
- Я выиграл охоту, князь. Верните моему брату свободу.
Все находившиеся во дворе ахнули, поняв, что видят перед собой первого в истории охоты раба-победителя. Князь потерял дар речи, заметев кровь на мече, его отцовское сердце на мгновенье сжалось и рука едва не ударила наглеца. Позор! Какой позор свалился на его род! И это проклятье принес его единственный обожаемый сын! «Родомир, как ты мог это допустить?!» - молча вопрошал небо, князь, поглаживая резной подлокотник.
Скандр едва не терял сознание от усталости, голода и множества мелких ран, перед глазами все плыло и кружилось, но осталось совсем немного: забрать Уилла из подвала и отдать на попечение доктора, а потом можно будет укрыться в тихом уголке и поспать несколько часов, пока вельможи будут праздновать. Но князь медлил с ответом, Скандр поднял голову и замер, словно статуя, за слоем грязи и крови не было видно, как он сначала побледнел, затем покраснел, а взгляд его приковали к себе два прекрасных изумрудных глаза на юном лице, с которого вдруг поднявшийся ветер откинул вуаль. Он не мог оторвать от них взгляда, он готов смотреть в них еще очень-очень долго, губы его не задрожали лишь огромным усилием воли.
Затянутая в тугой корсет грудь королевы стала часто и высоко подниматься, как только странный юноша подошел к крыльцу, она не видела больше никого в этом дворе, кроме молодого победителя охоты, лицо ее было белее снега, но щеки горели ярче рубинов в венце. Она молила ветер откинуть с лица ненавистную вуаль и больше не опускать, что бы он понимал, что она не сон и не виденье.
Они смотрели друг на друга, забыв обо всех приличиях, и князь Азиз вконец разозлился на удачливого раба, который вот-вот еще и невесту уведет у его сына.
- Иди. Рака освободит твоего брата, и я больше не желаю видеть его в своем замке, - раздраженно приказал князь.
Скандр не двинулся с места, оставаясь в плену изумрудных глаз.
- Ты оглох, раб? Иди за братом! – Рака поднял его за локоть.
Глаза королевы при этих словах слегка расширились.
Победитель, пошатываясь, пошел за надсмотрщиком в сторону подвала.
Анна часто сморгнула и подалась к князю Азизу, с исполненным скорби лицом, чем тут же вернула ему доброе расположение духа.
- Какое несчастье, князь! Ваш сын – такой доблестный воин! Я молила Небо о его удаче! Должно быть, этому рабу неслыханно повезло, раз он выиграл у таких благородных и доблестных юношей.
- О да, ваше величество! Я проклинаю тот день, когда купил в Адхете этих мальчишек. Мне нет от них покоя ни днем, ни ночью. Благодарение Богам – сегодня я избавлюсь от одного!
- Но ведь по условиям победитель получает свободу?
- Да, но это парень обменял свою свободу на свободу младшего брата, тот чем-то болен, уже десять дней не выходит на работы, прохиндей!
- Болен? – Анна устремила исполненных жалости взгляд в сторону, куда несколько минут назад Рака увел победителя.
Скандр вошел в подвал, сам снял с брата кандалы, завернул его в плащ и бережно взял на руки.
- Ну, вот и все, Уилл. Все закончилось. Скоро ты поправишься и вернешься домой, теперь все будет хорошо, - тихо говорил он, едва удерживаясь на ногах.
Уилл бормотал что-то бессвязное в бреду, на покрытом испаренной бледном лице отражались боль и просьба:
- Ты уже достаточно сыта… Отпусти людей, волчица… Твои дети научились охоте, отпусти людей… Пусть лошади станут вашей добычей… Спасибо, волчица.
- Если бы ты пришел в себя, Уилл… Клянусь, я отдал бы за твое выздоровление все, что имею. Не знаю, как тебе это удалось, но ты спас меня сегодня. Спасибо…, - боясь оступиться с такой нелегкой ношей, Скандр медленно шел по двору.
Все взгляды были устремлены на него, доктор Артезиус возле своей повозки едва сдерживался, что бы не пойти на встречу и не помочь юноше. Наконец, Скандр опустил закутанное в плащ тело брата на застланную мягкой соломой повозку, погладил Уилла по слипшимся волосам, но не мог сдержать улыбки, поднимая на доктора глаза.
- Позаботьтесь о нем, доктор.
- Конечно. Но ты сам едва стоишь на ногах. Немедленно отправляйся спать!
- Сейчас не время спать, - глаза Скандра блестели от закипающих в уголках слез счастья. – Ничему не удивляйтесь, доктор, - прошептал юноша, - верьте всему, что увидите или услышите. И уезжайте отсюда поскорее, пока князь не передумал.
Скандр отошел в сторону и теперь стоял так, что мог не сводить глаз с Анны, он видел, как чудесная переливающаяся брошка слетела с платья королевы и, покружив немного в воздухе, приземлилась на плечо уезжающего доктора Артезиуса.
Анна едва сдерживала слезы, наблюдая за этой сценой, и хотя лицо ее оставалось бесстрастным, руки нещадно теребили маленький белый платок.
Когда повозка с больным юношей скрылась за воротами, все стали живо обсуждать, что так и не был подан сигнал об окончании охоты. Князь Азиз махнул рукой, и в руках у стражника зазвучал огромный охотничий горн. Через несколько минут во двор влетел на вспененном жеребце Родомир, увидел стоявшего в толпе Скандра, спрыгнул с коня и кинулся на колени перед мраморным крыльцом.
- Ваше величество, Анна! Отец! Простите, что вернулся к вам живым и побежденным! Никогда прежде этого не случалось с мужчинами нашего рода. Я готов понести любую кару за свое поражение. За позор, которым навеки покрыл светлое имя своей семьи.
- Встаньте, князь, - попросила Анна и сама помогла ему подняться. – В том, с каким достоинством вы прошли через это испытание не меньше величия, чем в победе. Боги позволили вам подарить жизнь и свободу человеку. Это ли не награда?! В моих глазах вы победитель не меньше, чем ваш слуга.
У молодого князя перехватило дыхание от счастья, которого он уже не ждал, он боялся дышать, чтобы не спугнуть прекрасное видение.
- Я весь в вашей власти, моя королева! Повелевайте мною, я сделаю все, что вы пожелаете! – заворожено проговорил Родомир.
- Тогда устройте турнир в мою честь, - звонко сказала Анна, ослепительно улыбнувшись князю и всем окружающим.
- Какое соревнование вы желаете увидеть?
- Метание кинжала, если вы не возражаете, князь.
- Все для вас, Анна, - поклонился Родомир.
Наблюдавший молча эту сцену Азиз удовлетворенно улыбнулся: королева была явно неравнодушна к его сыну.
«Пусть он не поймал олеандрца, но, похоже, заполучит эту ангелийскую птичку», - подумал князь, поглаживая бороду.
Тут же нашлось несколько желающих поучаствовать в турнире, среди них было несколько уже вернувшихся охотников, пара гостей; на столбе, где прежде наказывали и пытали, теперь нарисовали мишень, каждый по очереди вставал в тридцати шагах от столба и кидал кинжал.
- Каков же будет приз, ваше величество? – спросил Азиз.
- Я объявлю это победителю, - лукаво улыбнулась Анна, одарила взглядом вставшего на исходную Родомира, и едва заметно скользнула по ловившему каждое ее движение Скандру.
Турнир продолжался недолго, победил Родомир, он все три раза метнул свой кинжал прямо в центр мишени.
Молодой князь подошел к мраморному крыльцу, поклонился королеве:
- Я выиграл, ваше величество.
- Поздравляю, князь. И наградой вам будет честь соревноваться в этом искусстве со мной, - объявила Анна, спускаясь с крыльца.
- Ваше величество, но оружие – вовсе не женское дело, - изумленно пробормотал князь Азиз, взволнованно переглянувшись с сыном, тот не ожидал такого поворота.
- Вы не доставите мне такую маленькую радость, князь?! – Анна взмахнула длинными пушистыми ресницами. - Я так долго плыла сюда, ужасно устала, целый день просидела на жаре. Мне хочется немного размяться. Неужели это так сильно противоречит обычаям вашего народа?
- Любой ваш каприз – закон для меня, - поклонился Родомир.
- А на что мы с вами будем играть? – спросила Анна, оглядывая двор.
- На что пожелаете, ваше величество.
- Тогда… - королева сделала круг по двору, вертя в руках свой кинжал, - оглядела все вокруг и вдруг резко остановилась и указала кинжалом прямо на Скандра. – Если я выиграю, то заберу победителя сегодняшней охоты! – звонко сказала она, глядя в глаза олеандрцу.
- Как пожелаете, ваше величество, - скрипнул зубами Родомир. – А каков же мой приз, позвольте спросить?
- Кеша! – королева позвала своего дворецкого, за ним две белки несли большой кованый серебряный ларец, украшенный бирюзой, топазами, хризолитом, рубинами, с гербом Ангелии вместо замка. – Если вы выиграете, то заберете ларец и его содержимое. Вы согласны, князь?
Скандр был в ужасе от всего происходящего: Анна играла с огнем, и не просто с огнем, а с масляной лампой – одно неверное движение – и быть пожару. Если она выиграет у Родомира, то добром это не кончится – слишком много поражений для танзинца за один день, а если проиграет – молодой князь прикажет убить надоедливого раба еще до заката.
«Верь мне», - говорили ее изумрудные глаза, и Скандру ничего не оставалось, кроме как верить.
- Я согласен, - ответил Родомир, - но предлагаю немного усложнить наше состязание, раз уж у нас такие призы. Яблоко!
Слуга подал князю большое зеленое яблоко, тот покрутил его в руках, затем деликатно отстранил рукой королеву и выдернул из толпы Скандра.
Анна побелела.
- Мы будем метать кинжалы в это яблоко. А стоять оно будет на его голове. К столбу!
Скандр и Анна смотрели друг на друга, не зная, что делать.
- Ну, что стоишь?! Пошел! – князь подтолкнул раба к столбу.
Когда Скандр встал спиной к столбу и на его макушку поставили яблоко, он почувствовал, как пот струиться ручьем по спине. Он был так близко к спасению: лишь только дождаться, когда пир будет в разгаре и улизнуть через незапертые ворота, а там его уже никто не поймает. Теперь же все опять висело на волоске. Зачем?
- Ваш удар первый, Анна, - поклонился молодой князь, пропуская королеву вперед.
У нее дрожали руки, впервые в жизни у нее перед броском дрожали руки, и еще эти полные ужаса глаза в тридцати шагал от нее. «Верь мне», - молила она эти два пронзительно зеленых глаза. – «Верь мне». Понемногу ее рука привыкла к кинжалу, Анна замахнулась и заговорила со своим оружием без слов: «Умоляю тебя, дитя земли, дитя огня, Клинок, выкованный в далеких горах в незапамятные времена, когда мир не знал ни королей, ни королев, мой верный друг и соратник, услышь мою молитву, помоги мне. Помоги мне! Помоги мне!»
Скандр не смотрел на клинок, только в глаза королеве: «Я верю тебе. Я верю.»
Кинжал разрезал яблоко ровно пополам.
Все зааплодировали невиданной доселе в Танзине женской ловкости.
На голову Скандру поставили другое точно такое же яблоко, юноша читал в глазах молодого князя ненависть и ревность, и понимал эти черные ненавидящие глаза – последнее, что он видит в своей жизни.
- Ты не уйдешь отсюда живым! – прошипел Родомир и метнул свой кинжал прямо в сердце рабу.
Клинок, летел ровно и быстро, но к удивлению хозяина, угодил не в сердце олеандрца, а в яблоко, на сантиметр левее середины. Толпа зааплодировала, зажмурившийся Скандр открыл глаза и не поверил, что жив.
Анна сияла от радости.
- Я выиграла! Быть этого не может! О, благородный Родомир, вы решили не расстраивать меня в такой чудесный день и поддались. Как это по-княжески! Теперь я понимаю, в чем сила танзиних князей. В их благородстве! И я не признаю ваше поражение! Это чистой воды ничья. А посему забирайте свой приз, - королева откинула крышку и все, стоявшие рядом ахнули.
Молодой князь взглянул в ларец и не смог оторвать взгляда: там лежал комплект оружия. Но какого! Меч, кинжал, щит, шлем, арбалет – все было выполнено лучшими на свете мастерами – минотаврами. Ни у кого, прежде, кроме Ангелийских королей, не было такого оружия. На каждом предмете был свой неповторимый рисунок, все было отделано золотом, серебром, платиной, украшено драгоценными камнями, и, самое главное, это было настоящее боевое оружие. Именно с таким оружием вели свое войско вперед Ангелийские короли.
А пока Азиз, его сын и гости, разглядывали подарок королевы, Анна приказала:
- Иди на мою яхту, раб. Она пришвартована у пристани.
- Да, ваше величество, - поклонился Скандр и поспешил исполнить приказ королевы, едва сдерживая рвущийся на свободу крик счастья и восторга, его глаза горели и светились словно звезды.
«Все кончено! Свобода!!!»
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 20 Апр 2013 23:26    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

На самом интересном месте... Very Happy
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Miss from Earth Прекрасная леди

Шагающий по Пути


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 7 Май 2013 00:08    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake
извиняюсь за задержку, я тут малость приболела, и увлеклась написанием фика, поэтому до Охоты руки дошли только сейчас. Вот продолжениеSmile)

10. Дорога домой.
Торжественный обед и последующий бал задержали Анну в замке до вечера, уже близился закат, королева гуляла по саду с Родомиром.
- Анна, - начал молодой князь, взяв ее за руку, - я знаю, что не должен говорить этого, но я также знаю, что другого шанса у меня может и не быть. Я люблю вас, Анна. Люблю искренне и нежно, как еще никого и никогда не любил. Это звучит странно из уст такого человека, как я. Я знаю, Анна, вы отнюдь не лестного мнения о танзинских вельможах и обо мне, но скажите, только, смею ли я надеяться?
- Родомир, - грустно вздохнула королева, присаживаясь на скамейку, князь сел рядом, ловя каждое ее слово, - мне очень лестны ваши слова и ваше отношение ко мне, но, простите, я не могу ответить вам тем же, и, боюсь, надежды у вас нет, - Анна смотрела на него с искренним сожалением и с почти сестринской нежностью.
- Вы любите его, да? – в глазах Родомира не было злости или ревности, он просто хотел знать правду.
- Да, - смущенно улыбнулась королева.
- Я догадался, что вы приехали вовсе не на охоту, а за ним, когда вы выкупили его за доспехи.
- Ох! Нет, Родомир, нет! - рассмеялась Анна. – Я люблю совсем другого человека. Клянусь вам, это не Скандр!
- Но вы ведь за ним приехали? Просто так с собой не возят бесценные доспехи.
- Это доспехи короля. Это подарок вашему дому.
- Взамен чего?
- Взамен того, что ваш отец отговорит Правителя идти войной на Ангелию.
- Боюсь, уже слишком поздно, и я тут ничего не могу поделать, поверьте, Анна! – покачал головой молодой князь. – Если бы вы знали, как рискуете, приехав сюда, если бы вы только знали, что… - здесь Родомир осекся, он долго и пристально вглядывался в прекрасное юное лицо королевы, в переливы ее искусно уложенных темных волос, в загорелое лицо, в изумрудные глаза. – Нет, я не могу этого допустить. Я не могу так поступить с вами, Анна, - внезапно сказал он, глубоко вздохнул, собрался с духом, и заговорил очень быстро. – Вы даже не представляете, какой подвергаетесь опасности. Это самый коварный и удачный план из всех, какие мне только приходилось видеть в своей жизни.
- О чем вы, князь? – Анна слегка отстранилась, но Родомир не дал ей встать.
- Выслушайте меня, пожалуйста, я хочу вам помочь.
- Помочь мне? В чем?
- Спасти вашу жизнь, вашу честь, вашу страну. Я сейчас предаю свою страну, своего Правителя, своего отца, но я не могу предать вас, Анна. Это был план. Дьявольский план! Когда отец узнал, что во время посольства год назад я познакомился с вами и полюбил вас, то он придумал пригласить вас сюда, очаровать, влюбить вас в меня и поженить нас, тогда я смог бы претендовать на трон Ангелии. Но когда узнали, что, пока у Ангелии есть законный король, я не могу претендовать на трон, короля решили…
- … убить, - закончила за него Анна, бледнея. – И всю королевскую семью вместе с ним, а вместо нас Ангелией должен был править Бешмер.
- Да. Поэтому когда выяснилось, что вы живы, решили вернуться к первоначальному плану. Но, Анна, теперь, когда король мертв, Правитель приказал, любым способом заставить вас выйти за меня замуж! Вы больше никогда не сможете выйти отсюда. Таков приказ.
- Зачем же вы теперь рассказываете мне все это? – надменно спросила королева. – Я не выйду за вас никогда, Родомир.
- Я хочу помочь вам!
- Как?
- Вы должны уехать немедленно! Скачите на вашу яхту, поднимайте паруса и уплывайте домой!
- Вы отпускаете меня? – изумилась она.
- Да.
- Но Правитель не простит вам этого.
- С этим я справлюсь. У стражи приказ не выпускать вас, но мы сделаем хитрее. Идемте в конюшню, - князь встал и протянул ей руку. Анна колебалась, - Верьте мне, прошу. У нас очень мало времени.
Она вложила свою руку в его и так они пошли прогулочным шагом в сторону конюшни.
Азиз наблюдал из окна, как они выехали верхом: королева на скакуне Родомира, сам князь на красивом гнедом жеребце. Они ехали рядом и беззаботно болтали, выехали в ворота, пустили лошадей шагом, отпустив поводья. На лугу, который так хорошо просматривался из окон замка, оба спешились, пошли рядом с лошадьми, остановились, о чем-то разговаривая, вдруг Анна резко выдернула свою руку из руки Родомира, он попытался ее удержать, но королева вырвалась, вскочила в седло и ускакала прочь.
От досады Азиз порвал шелковую портьеру на окне.
- Глупый мальчишка! Он даже на это не способен!
Анна прискакала на пристань на взмыленном коне, отпустила его, поблагодарив, вбежала на яхту:
- Капитан! Капитан!
Навстречу ей выбежал большой белый тигр.
- Ваше величество, что случилось?
- Отплываем! Немедленно! Все прибыли на борт?
- Так точно, ваше величество!
- А Кеша, белки, мои феи?
- Грифоны принесли всех пять минут назад.
- Отплываем! И будьте готовы к нападению с суши и с моря!
- Слушаю, ваше величество! Все наверх! По местам! – стал командовать капитан.
Анна же вихрем понеслась вниз в каюты, она не быстро шла по узким коридорам, она почти летела. Остановилась перед дверью каюты на самом носу, сердце билось часто-часто, она даже не постучала, открыла рывком. Каюта была небольшая: кровать справа от входа, рядом стул, маленький стол у стены слева, кувшин с водой и таз для умывания, небольшое круглое окно напротив двери освещало каюту мягким вечерним светом. Окруженный золотистым ореолом заходящего солнца спиной к королеве стоял юноша, он пристегивал к поясу меч и был так занят, что даже не сразу заметил, как открылась дверь.
Он обернулся, откидывая взмахом головы упавшие на точеное лицо светлые выгоревшие волосы, и замер, на секунду они столкнулись изумрудными глазами, а затем кинулись друг другу в объятия и расплакались.
- Анна! Анна! О Небо! Мы думали, ты умерла… Мы проклинали тех пиратов… обещали отомстить… Ты жива! Ты здесь! Как это возможно?! Не сплю ли я?! Анна, сестренка, ты жива!
Королева рыдала, уткнувшись жилет брата, одетый поверх белоснежной рубашки из тончайшего ангелийского сукна.
- Я думала, что больше никогда не увижу вас. Тогда, у охотничьего домика, мне показалось, что они убили Уилла, все убеждали меня, что ты тоже мертв, что я должна выйти замуж за Валерия или сына Правителя Танзина, что надежды нет, и еще Бешмер… Но я знала, я чувствовала, что ты жив! И Уилл жив! О, Небо, благодарю тебя! Ты услышало мои молитвы!!
- Как же ты спаслась? Ведь тот пират сказал, что ты мертва, - спросил Скандр, присаживаясь на стул, Анна села на край кровати, они все еще держали друг друга за руки.
- Я всего лишь потеряла сознание от удара, и это меня спасло. Я очнулась на рассветет и поспешила во дворец к королю Киру за помощью. На мое счастье по дороге мне повстречались принцы, которые помогли мне добраться быстрее. Узнав о случившемся, король Кир немедленно приказал Валерию ехать со мной в Адхет, куда должны были отправиться пираты. Но мы опоздали: когда мы тайно вдвоем приехали в Адхет, тот пиратский корабль уже отчалил, на пристани нам сказали, что капитан никого не продавал, ночью был шторм, а утром пришло известие, что корабль разбился о скалы. Так я вернулась домой, будучи уверенной, что осталась одна. Но сердце чувствовало, что это неправда. Я солгала всем, сказав, что вы охотитесь с принцами Олеандрии, а я вернулась. Но Бешмер всюду сеял смуту, убеждая кентавров и других жителей Ангелии, что вы умерли. Он был во дворце, когда я вернулась в сопровождении олеандрских пажей, ты бы видел его изумление!
- Но как ты узнала, где мы?
- Твое письмо.
- Ито?! Он добрался?! Не может быть!
- Может, - улыбнулась Анна. - Осириум принес мне письмо, я нашла приглашение Родомира на охоту, и вот мы все плывем домой.
- Да, и доктор Артезиус тоже.
- Кто это?
- О, это замечательный человек! Если бы не он, и я, и Уилл, мы оба давно погибли бы. Пойдем, я вас познакомлю, извинимся перед ним за вынужденное путешествие и узнаем, как Уилл.
- Что с ним?
- Пираты ранили его в плечо, и рана все никак не затягивается, и потом еще это падение, - невнятно бормотал Скандр, следуя за сестрой по темным коридорам в каюту Уилла на левом борту.
- Какое падение? – обернулась Анна.
- Потом расскажу. Значит, дома считают, что мы месяц охотились в Олеандрии?
- Да, на большее моей фантазии не хватило.
- Ты умница! Вот мы и пришли, - Скандр постучал в дверь, но нетерпеливая Анна не дождалась ответа и открыла ее:
- Можно войти?
- Конечно, ваше величество, - пробормотал доктор Артезиус, не отрываясь от лежащего на кровати больного.
Каюта была такая же, как у Скандра, места для троих едва хватало, учитывая тучность доктора, брат и сестра остановились возле двери, прикрыв ее за собой.
- Как он, доктор? – взволнованно спросил Скандр, заглядывая через плечо Артезиуса, который как раз накрывал одеялом метавшегося в бреду Уилла.
- Ува, Скандр! Мне нечем тебя порадовать. Он еще более слаб, чем я предполагал. Когда начался такой сильный бред? – деловито спросил лекарь, что-то размешивая стеклянной палочкой в небольшом стаканчике, склонившись над придвинутым к кровати табуретом, где было множество мешочков, кувшинчиков, тряпочек и прочей лекарской утвари.
- Сегодня днем. Когда я утром уходил, он спал тихо, а когда я пришел забрать его, Уилл уже метался в бреду.
- Что могло так сильно подкосить его?! Не представляю…
- Я знаю. Он спас меня сегодня, - сказал Скандр.
Анна изумленно посмотрела на брата.
- Что ты имеешь ввиду? Поясни, – пробормотал доктор, вливая приготовленную микстуру в рот больному.
- Это долго рассказывать, и лучше бы начать с самого начала, доктор.
- Да уж! Помниться, ты обещал мне кое-что рассказать, если сегодня тебе улыбнется удача, - припомнил юноше Артезиус, собирая свой инструмент в большую кожаную сумку.
- Но сначала, доктор, мы бы хотели извиниться перед вами за то, что без вашего на то согласия везем вас в Ангелию. Мы не могли дольше оставаться в Танзине и уже отплыли, - начала Анна. – Согласитесь ли вы погостить у нас в Лунном дворце?
- С огромным удовольствием, ваше величество! – обернулся, наконец, доктор Артезиус и замер, не в силах вымолвить ни слова.
Перед ним стояла королева Ангелии Анна, но рядом с ней оказался вовсе не измученный гордый босоногий раб в порванной окровавленной рубашке, а высокий очень стройный юноша с точеным, словно высеченным из камня, лицом, в мягких высоких замшевых сапогах, коричневых кожаных штанах и чистой ангелийской рубашке, поддетой под светлый замшевый жилет. На украшенном камнями поясе у него висел меч в ножнах такой тонкой работы, какую почтенному доктору не приходилось видеть никогда.
- Быть не может! – пробормотал доктор, прикрыв рот рукой. – Я думал это легенда…
- Вам нехорошо?! – подалась вперед Анна.
- Что с вами, доктор Артезиус? – спросил красивый юноша таким знакомым голосом.
- Король Эскандериум Ангелийский… - Артезиус перевел взгляд с брата на сестру, - Королева Анна… - затем обернулся на кровать, где чуть притих Уилл, - Принц Вильгельм…
- Король, - поправил Скандр, усаживая ошарашенного своим открытием доктора на стул, а сам сел на край кровати, взял брата за руку, убрал мокрые волосы со лба, поправил одеяло, Анна стояла у него за спиной и силилась не расплакаться. – Ему исполнилось шестнадцать два месяца назад.
- Так это правда! Это никакая не легенда…
- Какая легенда?
- Что, умирая, ваша матушка просила вашего теперь уже тоже покойного отца, чтобы все вы правили Ангелией, все были коронованы и имели равные права, но ни один не мог править без другого.
- Да, это чистая правда, - подтвердил Скандр, уступая место на кровати сестре. – Нас с Анной короновали сразу после смерти отца год назад, а Уилла лишь шесть недель назад. Все, как хотели наши родители: у Ангелии два короля и одна королева. Сама жизнь доказала, что мы не можем друг без друга.
Анна положила ладонь на лоб Уиллу и стала что-то тихо напевать.
- Скажите правду, доктор, он будет жить? – спросил король Ангелии, пронзая Артезиуса горящим изумрудным взглядом.
- Я не знаю, ваше величество, он очень слаб. Очень! Но я сделаю все, что в моих силах.
- Доктор, заклинаю вас, не называйте меня «ваше величество»! Вы спасли нас! Если бы не вы, страшно подумать, чем бы все это закончилось… Для вас я навсегда «Скандр». Пожалуйста, - молодой король снял с правой руки тонкую перчатку, обнажилась вся израненная и исцарапанная с запекшейся кровью ладонь, и протянул ее Артезиусу.
Почтенный доктор Артезиус встал, аккуратно, чтобы не причинить боль, пожал протянутую руку, поклонился.
- Для меня это огромная честь, ваше величество.
- Скандр, - поправил его юноша.
Тут Анна оторвалась от своего пения, лицо ее было мрачнее тучи, она встала и произнесла, словно приговор:
- Я не могу вылечить его, Скандр. Прости! У меня не получается… Не хватает сил… Я не знаю, что делать.
- Ждать, ваше величество. Время – лучший лекарь. Король Вильгельм молод, он справиться. И не теряйте надежду.
- Доктор Артезиус, вы столько сделали для нас и продолжаете делать. Я прошу вас называть меня просто Анна, - попросила королева, попытавшись улыбнуться. – Мы не любим титулы, особенно в общении с близкими.
- Как пожелаете, - поклонился доктор.
В дверь постучали:
- Ваши величества, на палубе накрыт ужин. И все желают поприветствовать вас, - сказал, стоя в дверях, Кеша.
- Конечно. Мы идем. Две минуты, - кивнул Скандр.
- Пойдемте поужинаем, доктор, - пригласила Артезиуса Анна.
- С удовольствием!
Скандр бросил обеспокоенный взгляд на уснувшего брата.
- Не тревожься, сейчас мы сделали все, что могли, - успокоила его Анна и увлекла за собой из каюты.
После ужина доктор Артезиус обработал израненные руки Скандра, замотал в чистые бинты и велел идти спать. Но сон не шел к молодому королю, он стоял на палубе, вдыхал ночной воздух, впервые за долгое время любовался луной, звездным небом, и каждая клеточка его тела радовалась свободе.
- Как жаль, что ты не с нами, Эрл! – вздохнул он про себя, глядя вдаль и вспоминая храброго пирата. – Прости меня, если можешь. И вы, Коля и Толя, простите, что не уберег вас от хищной Наоми. И ты, Уилл… Если ты слышишь меня сейчас, брат, я прошу тебя, прости меня! Не уходи, Уилл, прошу! Я был строг к тебе, не замечал твоей боли, забыл о долге… но теперь я знаю, КАК ты нужен мне, брат. Ты нужен Ангелии! Без тебя все это не имело никого смысла! Знаю, там, у родителей, лучше, но, мы не справимся без тебя. Мы с Анной очень любим тебя, братишка.
- Он не может вернуться, Скандр, - проникла в его мысли вышедшая на палубу Анна. – Хочет, но не может. Здесь постаралась не просто стрела, а магия, очень сильная и древняя, какой я не видела прежде. Но он борется, я знаю.
- Я могу чем-нибудь помочь? – спросил Скандр уже вслух.
- Просто будь рядом. И я буду рядом. Вместе мы справимся, - королева ободряюще улыбнулась брату.
Тот согласно кивнул, вместе они провожали взглядом враждебный танзинский берег.
В своей комнате Наоми капнула в серебряный таз с водой ярко-розовую каплю из маленького флакончика, сделанного из цельного черного агата, и прошептала: «Я не позволю тебе вернуться, король Вильгельм. Ты не успеешь спасти их на этот раз».
Уилл жил в этой выжженной до пепла пустыне, где не было ни воды, ни травы, ни облаков, лишь пепел под ногами, серое небо с бледным жарящим солнечным диском над головой и ветер, иссушающий все на своем пути. Вокруг лишь бездушные камни и черные высохшие деревья. Днем здесь было невыносимо жарко, ночью холодно так, что зубы сводило, и иней белел на подбородке. А еще ночью приходила она – огромная черная пантера с прозрачными синими глазами и все пыталась убить его, но у нее никак не получалось. Казалось, силы вот-вот оставят несчастного юношу, но они откуда-то появлялись снова и снова, они приходили внезапно вместе с голосами, такими родными и добрыми.
Однажды Уилл уснул, спрятавшись от жары в тени огромного черного булыжника, и ему приснилось, будто он дома в своей кровати, а рядом на кресле, вытянув ноги и склонив голову на плечо, дремлет Скандр, в левой руке у него застыл свиток, за окном синело усыпанное звездами небо, белела луна, слышалось пение ночных птиц и было так хорошо, что не хотелось возвращаться обратно в свое серое безмолвие, но что-то больно полоснуло по левому боку – это были ее когти. Ему пришлось вернуться и снова драться с ней, эта изматывающая битва без конца и без края длилась, кажется, целую вечность, и после каждой Уиллу казалось, что это конец, но теплые голоса откуда-то сверху тянули его из темноты обратно в эту пустыню.
Она не приходила после последней битвы несколько дней, и ночи стали намного теплей, и вот ему снова снился чудесный сон: его комната, в кресле рядом с его кроватью лежали темно-синие перчатки Скандра с серебряной вышивкой и плащ Анны. Сестра очень любила этот плащ и одевала чаще других. А за окном было утро, вот пролетел по своим важным делам Сфинкс, мимо прошмыгнули две хохочущие феи, за дверью послышались голоса: говорил Скандр и какой-то мужчина, голос его был не знаком Уиллу.
- Ты совсем не бережешь себя, Скандр, - сетовал доктор Артезиус, снова поймав короля выходящего рано утром из комнаты брата. – Мы приехали четыре дня назад, и каждую ночь ты не спишь, не отдыхаешь, а сидишь возле его кровати. Ты так себя в конец загонишь! Я понимаю, ты чувствуешь свою вину за все случившееся, но, поверь, ты сделал все, что мог.
- Нет, не все, раз Уилл до сих пор не пришел в себя. Что это за болезнь такая?! Он уже десять дней без сознания, а после охоты стал бредить.
- Я никогда прежде не сталкивался с этим, но, думаю, мы найдем выход. Скандр, сейчас речь идет о тебе: ты еле держишься на ногах. Иди поспи несколько часов, а потом примешься за дела. Твой организм не выдержит долго, ты сляжешь вслед за братом и оставишь королеву одну. Ты этого хочешь?!
- Нет, - помотал низко опущенной головой усталый король.
- Скандр, ну, пожалуйста, иди поспи, дела подождут пару часов, а я посижу с Уиллом. Обещаю, что-то случится, я тебя разбужу, - Анна положила руку ему на плечо.
Внезапно дверь в комнату короля Вильгельма открылась, и Анна оказалась в объятьях младшего брата, который от слабости просто повис на ее шее.
- Анна… Анна… - бормотал он словно в бреду.
- Уилл!!! – одновременно воскликнули все трое.
- О Небо, какой чудесный сон ты мне подарило сегодня! Спасибо! – пробормотал Уилл, и Анна почувствовала, что он медленно оседает.
Скандр подхватил его под руки, больной вынырнул из забытья, куда уже почти погрузился, обвел всех еще не до конца прояснившимся взглядом.
- Так это сон или нет?!
- Нет, - покачала головой Анна и погладила брата по голове, она улыбалась, а в уголках зеленых глаз закипали слезы радости. – Ты наконец-то очнулся.
От этого прикосновения у Уилла заметно прибавилось сил, он стал тверже стоять на ногах, оглянулся назад на Скандра.
- Так мы действительно дома?
Тот кивнул в ответ.
- Мне что все это приснилось: пираты, рабство, князь Азиз? – спросил юноша и вдруг увидел всю израненную в едва затянувшихся шрамах руку брата и понял, что никакой это был не сон.
На глазах у Уилла стали предательски скапливаться слезы, он одной рукой обнял брата, другой притянул к себе сестру, так они стояли обнявшись втроем, не в силах сказать ни слова.
- Все кончилось, правда? – спросил он у них.
Оба согласно кинули в ответ.
- Теперь да, раз ты пришел в себя, - улыбнулся Скандр.
- Кхм, - послышалось деликатное покашливание сзади, семья разомкнула объятия, и все посмотрели на стоявшего чуть в стороне доктора.
- Ваше величество, я бы хотел осмотреть вас.
- Уилл, познакомься, это доктор Артезиус, - представил Скандр лекаря брату. – Это он вылечил тебя.
- Боюсь, ты преувеличиваешь, Скандр. Что-то мне подсказывает, что моя роль здесь была весьма невелика. Но об этом позже. А сейчас извольте пройти к себе, сир.
- Я прикажу накрыть завтрак у тебя в комнате, Уилл, и мы там все обсудим, - предложила Анна и тут же ушла отдавать распоряжения на этот счет.
- Еда, как давно я ничего не ел!!
- Десять дней, - мрачно ответил Скандр, пряча глаза, и ушел, оставив брата на попечение доктора.
_________________
We do what we must because we can
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».