Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиДороги Орландо
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 20 Окт 2016 22:02    Заголовок сообщения: Дороги Орландо
Ответить с цитатой

С ФБ-2016

Название: Дороги Орландо
Автор: Lake
Бета: Felis caracal
Размер: макси, 22 200 слов
Персонажи: Орландо, Казак, Диего, Макс, Амарго, ОМП, ОЖП
Категория: джен
Жанр: экшн, драма
Рейтинг: G – PG-13
Краткое содержание: История странствий Орландо
Примечание/Предупреждения: преканон


Глава 1

Его высочество Орландо, третий наследник престола Мистралии, больше всего на свете любил сладкое. Даже его дружба с ортанским принцем Шелларом завязалась после того, как пятилетний Шеллар уступил восьмилетнему Орландо свой кусок торта. Самого мистралийского принца наказали за какую-то шалость и сладкого лишили.
И сейчас, когда Орландо исполнилось уже пятнадцать лет, он по-прежнему оставался сладкоежкой. Нет, ему, конечно, нравилось много чего еще — например, играть на гитаре, сочинять стихи и баловаться своей Силой. Однако с обучением магии возникли проблемы. Разных учителей, которых нанимали для магического образования принца, рано или поздно затаскивала в постель его мама, принцесса Габриэль, сестра короля Ринальдо. Когда слуги заставали их вместе, король выгонял очередного учителя, чтобы не узнал ревнивый папа. Так у юного принца сменилось семь учителей, и кое-чему он у них научился. Например, запускать под потолок цветные шарики. И еще кастовать молнии и огненные шары. Неклассический маг Казак, про которого говорили, что он всякий раз возвращается после очередной смерти, магии учил немного: в основном теории и тому, как и когда лучше магию применять и насколько она может быть полезна в бою и вообще в жизни. Но в основном он рассказывал Орландо о всяких житейских премудростях.
— Слышишь, хлопчик, — говорил бессмертный маг, — у тебя и Сила есть, и в королевских хоромах растешь. Но нос задирать из-за этого не стоит, мало ли что в жизни бывает. А жизнь у тебя долгая будет. И народ простой не обижай, ему и так не всегда легко живется.
— Дядя же хороший король, он народ не обижает, и я не буду, хотя мне королевства и не надо, — говорил принц.
Он нос задирать и не собирался: Орландо был мальчик веселый и добрый, но про простой народ ничего толком и не знал.
— Народ всегда в обиде, запомни, даже если король и не хочет этого, то все равно кто-то в обиде да останется. А тебе, и верно, на кой то королевство? Ты магом будешь.
Наставник Орландо, воспитывающий его, сколько мальчик себя помнил, тоже был неклассическим магом. Про мэтра Максимильяно дель Кастельмарра рассказывали всякое. Например, говорили, что он — единственный человек, вернувшийся домой после путешествия за океан. Такие экспедиции организовывали неоднократно: всегда находились люди, которым хотелось узнать, что там за земли, далеко на западе, за известным всем континентом. Что на юге — было известно, там Земля Драконов, откуда иногда прилетают крылатые ящеры, с которыми сражаются герои. Иногда до Земли Драконов добирались маги, которые рассказывали, что людей там нет, только разумные драконы. Но вот про Запад никто не знал даже такой малости. И как раз оттуда вернулся его наставник, объяснив, что на далеких островах его научили неизвестной никому здесь магии. Но много он знал и про классическую, эльфийскую магию, которой владел принц. Например, он проверил кровь мальчика и сказал, что драконья кровь, считающаяся очень ценной и полезной для людей, для него, Орландо, — смертельный яд. И рассказывал еще много нужных и интересных вещей.
В день, который изменил всю его жизнь, Орландо ждал мэтра Максимильяно. Мэтр отсутствовал уже три дня, и мальчик воспользовался этим, чтобы потренироваться в написании стихов. А уроки… ну, почти сделал. Рядом лежали пирожные и конфеты, которые он с удовольствием поглощал. Итак, Орландо лакомился и писал стихи, а потом принялся играть, создавая разноцветные шарики и пуская их под потолок.
Внезапно в его комнату вбежал лейтенант дворцовой стражи.
— Во дворце враги, спасайтесь! — крикнул он, и мальчик увидел кровь на его плече.
— Я маг, я справлюсь, — ответил Орландо, еще не совсем понимая, что происходит, но тут в распахнутую дверь ворвались несколько человек.. Раздался громкий хлопок, и лейтенант упал и больше не шевелился. Орландо успел метнуть молнию, и один из врагов рухнул на пол с обугленной дырой в груди.
Но не успел он накастовать вторую молнию, как него набросили сеть из какого-то металла.
— Не трогать мальчишку! — раздался крик.
«Ничего себе не трогать!» — ошеломленно подумал Орландо, пытаясь разорвать сеть, да где там. Он почувствовал пустоту внутри и холод в ладонях. «Полиарг! — мелькнуло в голове. — Сплав, гасящий Силу!» Шарики под потолком погасли и исчезли, все погасло, мальчик потерял сознание.
Он пришел в себя и тут же услышал незнакомые голоса. Его окружали незнакомые люди в бело-голубых мантиях.
— Мэтр Максимильяно так и не появился сегодня.
— Вот демоны, мы же должны схватить всех придворных магов.
— Ничего, он не столь опасен, как мэтр Хавьер.
«Неужели они убили мэтра Хавьера?» — подумал Орландо. — И где все — родители, дядя, братья?»
Сети на нем уже не было, но горло что-то давило, и в душе оставалось ощущение пустоты и беспомощности, чего он не чувствовал никогда. «Полиарговый ошейник надели!» — понял принц.
Дверь открылась.
— Все сделано как надо, брат Херонимо.
Мальчик поднял глаза. Брат Херонимо — небольшого роста человечек с холодными светлыми глазами и редкими волосами — казался чуждым и страшным.
— Где мама и папа? Что вы сделали с дядей и братьями?
— Они наказаны за то, что угнетали народ.
— Да никого они не угнетали!
— Уведите! — прервал его один из незнакомцев.
— Нет, сначала покажите ему короля и остальных! — вмешался брат Херонимо.
— Стоит ли? — засомневался другой..
— Ничего, ему это будет полезно. Не веришь, мальчик? Сейчас поверишь.
…Орландо в отчаянии уставился на тела своей семьи. Вот его мама, принцесса Габриэль, красивая даже в смерти, вот его отец, который всегда относился к нему несколько пренебрежительно, а вот дядя Ринальдо и братья, которые всегда защищали его. Он было рванулся — попрощаться, но его остановили.
— Убийцы! — крикнул Орландо.
— У королей есть свой профессиональный риск, мальчик, ничего не поделаешь.
— Маму за что?!
— Она из королевской семьи.
— Я тоже! Вы, вы!...
— Ты гораздо лучше их всех, и гораздо полезнее для нас, Небесных Всадников. Отныне ты сможешь учиться магии по-настоящему и служить Повелителю. Мэтр Хавьер не захотел это сделать, оказал сопротивление, и теперь его нет. А ты будешь умнее, чем этот старый дурак.
— Да идите вы! — рванулся мальчишка. — Какому еще Повелителю?!
— Тому, кто единственный достоин править этой страной и этим миром.
— Вы убийцы, не знаю никакого Повелителя, и для вас ничего не сделаю, — разрыдался Орландо.
— Да ну, посмотрим, что ты выберешь, когда посидишь в каменном мешке, — усмехнулся брат Херонимо.
Орландо отвели в тесный подвал, и скоро к нему явились двое. Это были брат Херонимо и с ним второй человек, который показался Орландо необычным. Смуглый, как мистралиец или эгинец, но с не очень резкими, скорее даже мягкими, чертами, круглым широким лицом и круглыми же темными, похожими на маслины, глазами. Даже лишенный Силы, но не лишенный эмпатии, Орландо почувствовал чуждость и какую-то тень чужой магии.
Сам брат Херонимо тоже мало походил на мистралийца, и мальчик подумал: наверно, шпионы. Но чьи?
— Итак, молодой человек, — начал брат Херонимо, — ты прекрасно понимаешь, что произошло. Твою династию свергли, потому что она была недостойна служить Повелителю, а тебя пощадили, потому что ты сильно отличаешься от своей родни. Божественный Повелитель скоро отправит сюда своего посланника, и тебе будет лучше всего направить магию на то, чтобы восславлять его и молиться ему.
— Молятся мистики, — буркнул Орландо.
— Наши маги, — ответил брат Херонимо, — служат Повелителю как мистики, ибо он бог.
— Не знаю вашего бога и молиться ему не буду, — упрямо сказал мальчик.
— Будешь! Ты сам этого захочешь, щенок! — рявкнул брат Херонимо и замахнулся, но его руку перехватил маг. После чего оба быстро покинули подвал.

Через несколько дней Орландо перевели в просторную комнату с окном, где была удобная кровать, стол и кресла, принесли хорошей еды. Ему стало немного легче — чисто физически, не морально. Вскоре пришел незнакомый ему мистик из Всадников.
— Ну, молодой человек, ты видишь, что мы не звери, подумай немного. Под правлением Повелителя народу ничего не угрожает, главное — усердно молиться. А ты найдешь самое лучшее применение своим способностям, ведь они у тебя немалые. И не беспокойся, с братом Херонимо ты больше дела иметь не будешь, не тот это человек, чтобы работать с сильными магами. Но ты сам, понимаешь, сам должен захотеть работать с нами, тогда все будет хорошо.
— Идите к демонам! — был ответ.
— Так, не хочешь? Жаль. Ну что ж, отправляйся обратно, туда, где был.
Орландо снова отвели в прежний каменный мешок, звякнула цепь.
— Идите вы все! Не дождетесь! — крикнул он снова.
Вошли брат Херонимо и его широколицый спутник.
— Что, не ожидал? — прошипел брат Херонимо. — Не захотел по-хорошему, будет по-плохому. Посмотрим, что скажешь, когда посидишь тут подольше. Здесь темно, и крысы, кстати, есть. Правда, не такие большие, как могли бы быть. — Он задумался, что-то вспоминая. — Но тебе будет достаточно. Не хочешь жить среди людей, будешь жить среди крыс.
— Да лучше крысы, чем вы! — отозвался Орландо и рванулся вперед, но цепь не пустила.
Спутник брата Херонимо что-то тихо сказал ему. Тот с явно недовольным видом изменил интонацию.
— Мы не хотим тебе зла, мы хотим, чтобы ты понял, что служить божественному Повелителю — высочайшая честь в мире. Поэтому никто тебя не будет бить и морить голодом. Даже свет мы тебе оставляем. Просто посиди здесь и подумай.
Орландо остался один. Насколько позволяла цепь, он попытался двигаться. Если здесь придется остаться надолго, так и ходить разучишься. Демоны, как неудобно сидеть на цепи, да и шея чешется и зудит.
Послышался шорох крохотных лапок, и в слабом свете свечи показался крысиный носик.
— Привет, — сказал Орландо.
Зверек не шевелился. Но тут через крохотное окошко узнику просунули еду. Крыса мигом подобралась к миске.
— Брысь! — крикнул он, для верности топнув ногой.
Пискнув, крыса отскочила в сторону и исчезла.
Похлебав жидкий суп и съев подмокший кусок хлеба, Орландо вновь уселся в углу. В крохотной камере, где оставалось место еще для стульев, на которых обычно устраивались его так называемые собеседники, цепь еще сильнее ограничивала его передвижения, видимо, Всадники боялись, что мальчишка ударит их. Но, лишив его Силы, они не отняли у него способности к эмпатии, хотя сами, наверно, носили антиэмпатические амулеты.
— Уж я бы вам показал! — прошептал Орландо.
Мэтр Максимильяно не раз говорил, что Орландо очень сильный эмпат и ему непременно надо тренировать свои способности, которые он может и должен контролировать. Ну что ж, на людях тренироваться не получается, попробуем на крысах.
«Ну где же они? Неужели я так напугал свою «сотрапезницу», что она больше не появится?»
Но не тут-то было. Снова шорох, и снова отважная и любопытная крыса подобралась поближе к человеку. На этот раз он не стал ее гнать, но не стал и ничего говорить. Он попытался настроить себя на чувство спокойствия и доброжелательности. Действительно, сегодня эти не придут, по крайней мере, он на это рассчитывает. Не придут, значит, все хорошо, он поел, он уже не голоден. У него все получится.
И действительно, получилось. Крыса приблизилась к нему и взобралась по руке на плечо. Никаких поползновений укусить она не проявляла, напротив, он почувствовал дружеское любопытство. Орландо погладил зверька по жесткой шерстке. Вот его единственный друг в этой темноте и тесноте…

Прошло уже немало лун, с тех пор как юный принц оказался заперт в каменном мешке. Наверно, наступила весна, уже зацвели апельсиновые деревья. А далеко на севере, в Поморье, в это время цветет сирень.
Перед его глазами встал весенний поморский сад. Орландо стоял среди цветущих деревьев. Светловолосая девочка-подросток подбежала к кустам сирени и, раздвигая соцветия, начала что-то искать.
— Что ты ищешь, Роана? — спросил он.
— Счастье! — смеясь, ответила она. — Смотри! Вот он, счастливый цветок.
На ладони девочки лежал цветок с пятью лепестками.
Орландо приблизился к ней и прикоснулся губами к ее губам. В это мгновение раздался шелест крыльев, потом стук посоха, — непонятно откуда, ведь никого не было и никаких шагов не было слышно, — и перед ними вырос отец Роаны, король Зиновий, во всей своей красе — здоровенный, бородатый, в длинной, ниспадающей поморской одежде.
— Роана, быстро к себе! — рявкнул он.
Она шепнула:
— Покричит и успокоится. — И убежала, только золотистая коса мелькнула между кустов.
— А ты, маленький наглец, что делаешь?
— Ничего, — нахально ответил мальчик. — Мы сиренью любовались.
— Ах, сиренью! Сейчас я покажу тебе сирень! Быстро в свои апартаменты! Бесстыжий мальчишка! Подрасти сначала!
Вечером в апартаментах мистралийской королевской семьи разгорелся скандал. Ну какой скандал, скандалил, конечно, король Зиновий, а король Ринальдо время от времени пытался его перекричать. Подслушивающие под дверью принцы, в том числе и Орландо, поняли одно: Роана и так предназначается Орландо в жены, когда они подрастут, а беготня по саду вообще не для королевских особ. Когда король Зиновий отбыл со своим посохом, король Ринальдо, посмеиваясь, сказал, что не Зиновию с его мистралийским характером рассуждать о всякой беготне. Зиновий действительно приходился родней мистралийской королевской семье — его матерью была мистралийская принцесса. Вместе с поморской кровью получилось убойное сочетание.
… От воспоминаний Орландо отвлек звук открывающейся двери. Снова появился брат Херонимо, хотя Орландо давно понял, что у этого человека совсем другое имя.
— Ну что, не устал еще здесь сидеть? А на улице весна, между прочим. Может быть, перестанешь упрямиться и согласишься наконец служить Повелителю? Пойми, тебе же будет лучше. Ты сможешь выйти отсюда и жить той жизнью, для которой был предназначен. Кстати, крысы тебе не надоели? Боишься их?
Орландо хотел было гордо ответить, что не боится, а даже дружит, как вдруг ему пришло в голову, что этот отвратный мистик назло ему постарается законопатить здесь все щели, лишь бы лишить его хоть какого-то утешения и оставить в полном одиночестве.
— Боюсь, — прошептал он, стараясь, чтобы его голос звучал как можно более испуганно.
— Вот и славно, крыс у тебя здесь хватит. Думай и общайся с ними, — усмехнулся крокодильей усмешкой брат Херонимо и покинул камеру.
Орландо торжествовал: он обхитрил этого засранца! Но сколько же ему придется здесь оставаться? Сколько лун или сколько лет?

Глава 2

Уже третий год Орландо сидел на цепи в полиарговом ошейнике. Кроме крыс, у него не было приятелей. Ему было не то чтобы страшно, а очень безнадежно. Не раз он плакал. Но всегда посылал подальше Небесных Всадников, которые, однако, до сих пор все еще пытались уговорить его вступить в их Орден.
Но вот однажды вместо привычного звука шагов надзирателя или брата Херонимо с охраной раздались шаги множества ног. Потом звякнули ключи, и в камеру вошел человек с магическим шаром в руке.
— Ваше высочество! — послышался незнакомый голос.
Орландо прикрыл глаза от слепящего света.
— Что надо? – неприветливо отозвался он.
— Ваше высочество, вы свободны! Партия Народного Освобождения свергла узурпаторов, Всадников больше нет, одни уничтожены, другие бежали.
Орландо почувствовал: этот человек не врет. Значит, действительно все закончилось? Юноша попытался подняться, но ноги его не послушались.
— Сейчас мы вам поможем, ваше высочество, — раздался другой голос.
Звякнула цепь, а потом с горла исчезло привычное уже ощущение металлического ошейника. И тут же у Орландо внезапно закололо ладони, а потом они потеплели. Это вернулась Сила, вернулась и заняла свое место. Перемена была такой резкой, что у него закружилась голова. Принца подхватили под руки, практически вынесли из камеры и уложили на носилки (наверное, заранее приготовили, понимая, что идти он не сможет). Вскоре он был уже в королевских апартаментах, а над ним хлопотали целители.
— Не тревожьтесь, ваше высочество, — после осмотра сказал один из врачей, — нужно только время, и вы совершенно поправитесь.
Так хорошо он не чувствовал себя уже несколько лет. Ванна с теплой водой, приятное ощущение чистоты и новой одежды, удобная постель. Только вот ноги подгибались и от яркого света слезились глаза.
— Уберите шар, — попросил он, щурясь.
— Сейчас, ваше высочество, — отозвался врач и отставил шар подальше. — Теперь легче? А сейчас вам надо поесть, но только сначала немного.
В комнату внесли поднос с едой. Орландо почувствовал, как у него засосало под ложечкой. Он уже воображал большой залитый кремом бисквитный торт, целую коробку конфет, банку варенья и корзину печенья. Но увы – перед ним поставили чашку бульона и немного каши в маленькой тарелке. Вздохнув, юноша принялся за еду. Он быстро приободрился: каша была сладкая. А после тюремной похлебки и то черствого, то подмокшего хлеба все было очень вкусно.
— А больше ничего нет? — осведомился он, очистив тарелку.
— Пока сразу много есть не надо, но скоро вам принесут еще.
— Варенья, пожалуйста.
— Безусловно, ваше высочество, сладкое поможет вам восполнить энергию. Пока же вам надо поспать.
— Скажите, — не выдержал Орландо, — раз Всадников действительно свергли, кто же теперь правит?
— Сама Партия Народного Освобождения. Партия — наш коллективный вождь. Ну, конечно, есть лидеры. Вы обязательно с ними увидитесь. Они с нетерпением ждут, когда вы придете в себя, чтобы поговорить с ними.
— А какой сейчас год? — Орландо пытался считать дни в камере, но не был уверен.
— Сейчас 3388 год, ваше высочество, вы пробыли в заключении почти три года. Сейчас заканчивается Розовая луна.
Значит, ему уже исполнилось восемнадцать. Он стал взрослым.
— Но вы отдыхайте, ваше высочество.
Орландо давно так хорошо не спал. Когда он проснулся, то увидел, что рядом на столе стоит стакан с апельсиновым соком, сел, голова почти не кружилась, уцепил стакан и с удовольствием выпил. Жизнь налаживалась…
Дверь открылась, и в комнате появился слуга с подносом. Там действительно было варенье, отчего юноша совсем воспрянул духом. Но не успел он позавтракать, как в комнату вошли незнакомые, в строгих одеждах люди и очень почтительно представились:
— Это дон Витторио, лидер нашей партии, а меня зовут дон Базиль, я помогу вам освоиться. Но пока вам надо лечиться и лечиться. И позвольте выразить восхищение вашим героизмом.
— Да не стоит, — ответил Орландо. Ему сразу не понравился дон Базиль, что-то было в нем напоминающее брата Херонимо.
— Я готов ответить на любые ваши вопросы.
— А где мой наставник, мэтр Максимильяно?
— Он жив, насколько нам известно, и вы, конечно, увидитесь, но вам сначала нужно поправиться.

Несколько дней Орландо лечился, ел, учился заново ходить, делал упражнения, которые ему показали. Оставаясь один, он баловался тем, что запускал под потолок разноцветные шарики и зажигал свечи, которые стояли у него в комнате вместе с магическими шарами — на всякий случай.
Один раз чуть не поджег скатерть, но вовремя сам затушил. У него было время подумать. Что им теперь от него нужно, неужели теперь его опять начнут просить работать с ними? Как мага — это вряд ли. Ему еще учиться, учиться и учиться. Как короля? Демоны, да разве дадут ему править? Конечно, править собираются эти господа, так восхищавшиеся его героизмом, которых доктор назвал коллективным вождем. Что это такое, Орландо не очень понимал. Наверно, как в Голдиане, где правит совет магнатов, но ведь и там есть президент. А в Мистралии, получается, нет?
Мэтр Максимильяно, возможно, помог бы ему разобраться, но его все не было. Дон Базиль то говорил, что мэтр в отъезде, то — что он сам не выражает интереса повидать Орландо, то начинал рассуждать о том, что некоторые люди, не доверяющие Партии Народного Освобождения, не заслуживают и доверия его высочества. Орландо подумал, что мэтр Максимильяно, наверно, не стал открыто восхвалять партию, вот его и не пускают к воспитаннику. А скорее всего, дон Базиль и дон Витторию с компанией и сами не доверяют бывшему придворному магу.
Вместо наставника ему дали поговорить с журналистами.
— Народ должен знать своего героя! — однажды с пафосом возгласил дон Базиль. — Ваше высочество, вы просто обязаны принять корреспондентов наших главных газет.
— И каких же?
— «Мистралийского вестника» и «Новостей Арборино». Им не терпится увидеть героя, который…
— Когда я в таком виде? — Орландо покосился на себя в большое зеркало. Зрелище было не из приятных: исхудавший донельзя мальчишка с огромными провалами темных глаз и тусклым оттенком кожи. Он уже взрослый, а выглядит как замученный подросток. И ростом, кажется, не удался. Ничего себе единственный представитель королевского дома. Орландо прекрасно знал, что он остался единственным: картина, увиденная в день переворота, до сих пор стояла перед глазами.
— Именно, ваше высочество, именно в таком. Люди должны знать, как много пережил их принц, который не сдался врагу.
Эмпатические способности Орландо тут же показали ему истинные чувства собеседника. Чихал тот на героизм и прочее, ему было нужно выгодно представить принца, да и самому показать себя во весь рост.
Когда два корреспондента вошли в гостиную, Орландо сразу почувствовал, какие они разные. Один из них был настроен восторженно, пожалуй, ему и в самом деле было приятно и интересно увидеть героического принца, не сдавшегося врагам. А другой… Будь Орландо постарше и поопытнее, он бы раскусил и холодный интерес к объекту, и догадался бы о прокручивающихся в голове мыслях, как эффектнее изложить материал для воздействия на население, и самое главное — как уговорить его стать королем, впрочем, каким королем — марионеткой на троне. Но главное юноша понял: этот человек неискренний, он сейчас начнет врать и будет врать и в газете.
Посыпались вопросы, иногда умные, иногда глупые, иногда бестактные. Орландо отвечал как мог.
— Как вы спаслись?
— Сам не знаю, они решили втянуть меня в свой орден.
— Что вы чувствовали во время переворота?
— Страшно было, а вы как подумали? Но сделать почти ничего не успел — набросили полиарг.
— Правда ли, что вас держали на цепи в каменном мешке?
— Чистая правда.
— О чем вы думали, будучи в заточении?
— О свободе.
— Вас пытали?
— Нет, только уговаривали служить их Повелителю.
— Но вы так и не уступили?
— А вы как думаете? Они убили всю мою семью!
— Простите, ваше высочество, еще несколько вопросов. Вы понимаете, что остались единственным представителем династии и теперь ваша страна ждет, что вы возьмете на себя ответственность за нее? Вы хотите помочь нашей многострадальной родине, для которой пробил час освобождения?
Это был вопрос, из-за которого, собственно, и приходили. Но Орландо не успел ответить. Дон Базиль внезапно заявил:
— Его высочество переутомился. Он еще не оправился полностью от тех лишений, которым его подвергли враги. Ему нужно полностью восстановить силы.
Орландо облегченно вздохнул. Все, что сказал сейчас дон Базиль, было чистой правдой, и потому юноша на время успокоился. Однако продолжалось это недолго.
Ему принесли газеты с интервью. В «Новостях Арборино» появилась статья, полная искреннего восхищения и искреннего же пафоса. Читал он с улыбкой, и ему, было, пожалуй, даже приятно. Тем более что автор, при передаче в опубликованном интервью ответов на вопросы, в общем-то, не очень наврал.
А вот статья в «Мистралийском вестнике» была совсем другой. Пафос, кажущийся более или менее естественным в предыдущем материале, тут сильно раздражал. Каждый ответ на вопрос в интервью расцвечивался пером интервьюера. Правда, переделать ответы полностью журналист не решился, потому что задавал вопросы в компании коллеги. Но зато он кое-что добавил, например, написал, что юноша не просто думал о свободе. Нет, принц мечтал о ней, потому что хотел занять трон предков и помочь своей несчастной родине. Затем корреспондент многословно писал о том, как последний представитель законной династии благодарен свергнувшей Всадникам партии Народного Освобождения и готов вместе с ней работать на благо страны. Орландо эти слова очень не понравились. Конечно, он был благодарен людям, освободившим его, но готовности работать именно с ними не испытывал. А в статье эта партия, именующаяся коллективным вождем, упоминалась раз десять, не меньше.
Однако забыть о партии оказалось, конечно, невозможно. Постепенно он стал выходить на прогулки — всякий раз в сопровождении дона Базиля или еще кого-нибудь. И всякий раз с ним заговаривали о том, что он — единственный представитель династии, которая много веков со справедливостью и добротой правила Мистралией и ее народом.
Однажды он спросил:
— Но как же я стану править? Меня, конечно, учили государственным делам, учат всех принцев, тем более я был третьим наследником. Но я никогда не думал, что мне придется править. Да и мэтр Максимильяно говорил, что у меня есть Огонь и Сила и моя судьба — стать магом. И главное, последние три года я вообще ничему не учился!
— Ваше высочество, не тревожьтесь об этом, опытные наставники помогут вам управлять королевством.
Орландо почувствовал нетерпение собеседника, полное отсутствие сочувствия и… искренность. Вот это его и подвело сначала. Неудивительно, ведь дон Базиль, один из лидеров партии Народного Освобождения, искренне хотел уговорить Орландо занять трон предков. Поэтому принц сначала не сильно сопротивлялся, и, надо признаться, ему просто хотелось отдохнуть в спокойной, комфортной обстановке, играть на гитаре, запускать под потолок разноцветные шарики, есть сладкое. Однако банки варенья и корзины печенья не могли все же заставить его согласиться стать королем-марионеткой.
Орландо и раньше понимал, что такое пропаганда и версии для подданных, ему, кстати, об этом говорил придворный шут, тоже погибший при перевороте. Орландо узнал об этом, только освободившись, когда ему удалось повидаться с несколькими старыми знакомых, в том числе с дочерью придворного шута, доньей Пилар, которая умела сочинять великолепные сатирические частушки. Доньи Пилар не было во дворце во время переворота, потому она и осталась в живых. Вряд ли при своем характере она сохранила бы свободу при Всадниках, ведь тогда она была ненамного старше Орландо — двадцатилетняя девчонка, веселая и отважная.
И вот теперь, узнав о гибели шута, он вспомнил все его рассказы. Тогда они казались довольно абстрактными, а вот просидев на цепи в полиарговом ошейнике три года в каменном мешке и наслушавшись пропаганды от Всадников, он возненавидел эти дела всей душой.
А в очередной раз спросив дона Базиля, когда же его будут учить управлению государством, и услышав очередной ответ: — «Всему свое время, ваше высочество», он понял: да никогда ничему его не будут учить, разве что послушанию. Ложь он чувствовал прекрасно. Кого они вздумали обманывать — эмпата! Нет, он будет тянуть время и ни за что не согласится стать безвольной куклой на троне. А там… может быть, что-то изменится, или бежать получится? Куда бежать, он не думал. Может быть, удастся найти мэтра Максимильяно, которого к нему так и не пустили. Так он и тянул, отказываясь от всевозможных предложений занять, наконец, трон. И пока он раздумывал, товарищи из победившей партии решили за него.
Однажды к Орландо подошел дон Базиль.
— Ваше высочество, нам нужно побеседовать в уединенном месте.
— Как вам будет угодно, только не рассчитывайте, что я передумаю.
— Предлагаю подняться на угловую башню, там мы сможем поговорить без помех, но с охраной, конечно.
— От кого же меня нужно охранять здесь во дворце? — фыркнул Орландо.
— Мало ли что может случиться, наши враги не дремлют, у нашей партии столько противников.
Они прошли коридорами дворца и поднялись на угловую башню. С высоты был виден город: богатые дома в центре, белые домики по окраинам, высокое здание консерватории, бульвары и скверы, порт вдали и белые паруса кораблей, голубая полоска моря. Орландо расчувствовался, у него в голове стали складываться поэтические строки, а дон Базиль продолжал свои речи:
— Взгляните вокруг, ваше высочество, – это ваша страна простирается перед вами, и ее многострадальный народ, претерпевший различные бедствия от Всадников, стремится вернуться к жизни, заповеданной традициями, и вы — носитель этой традиции. Разве вы хотите пренебречь своим долгом, заповеданным вам от рождения — долгом правителя? Посмотрите, как прекрасна ваша страна, как зелены ее горы (а гор-то видно не было, точнее, надо было очень постараться, чтобы их увидеть). Посмотрите на наше синее море, на белые паруса кораблей в порту — в порту вашей столицы, ваше высочество.
Орландо, расхаживая по башне, невольно прислушался и присмотрелся. В отличие от вершин гор, скрывавшихся за горизонтом, набережная, суетящиеся люди, которые казались такими маленькими, и корабли были видны вполне отчетливо.
— Взгляните, это же ваш народ ждет, когда вы, наконец, решитесь…
Орландо неосознанно подошел ближе к низкому ограждению и поднялся на цыпочки. И тут собеседник мгновенно замолчал, а незадачливый будущий король почувствовал сильный толчок в спину, потерял равновесие и полетел. Все мысли выбило у него из головы. Осталось одно острое желание жить, то есть не упасть вниз, а удержаться в воздухе, не падать, не падать, не… Он пытался удержаться за воздух и вдруг почувствовал, что действительно держится. И понял, что летит, быстро, вниз, но летит в буквальном смысле, а не падает. И продолжал держаться за воздух. А потом почувствовал удар, резкую боль в боку и в руке, и понял — жив. Все-таки удалось притормозить падение.
Орландо с трудом поднялся и бросился бежать, невзирая на боль. С башни раздался крик, но разобрать было ничего нельзя, и он надеялся, что стражники внизу ничего не поняли. Орландо прекрасно знал родной дворец. Ему на редкость повезло: он оказался в единственном месте под башней, которое находилось за пределами дворца, и потому сумел скрыться среди домов, пока его враги не спустились с башни и не стали искать разбившееся тело. Но ушел он недалеко — голова закружилась, и юноша потерял сознание. К счастью, ненадолго.

— Эй, парень, ты живой? — раздался голос. Орландо открыл глаза. Все по-прежнему болело. На него уставился парнишка его возраста, судя по одежде — обычный горожанин. Орландо напряг все свои эмпатические способности, чтобы вызвать доверие нежданного спасителя. Но это и не понадобилось.
— Встать можешь? Где это тебя так? Подрался? Или как там у вас, богатых, принято? Вроде не ранен?
— Нет, я упал, — ответил Орландо, стараясь улыбнуться.
— Отвести тебя в больницу? — продолжал неизвестный.
— Нет! — вскрикнул Орландо. — Мне в больницу нельзя.
— А, понятно, — подмигнул ему паренек, — давай тогда я отведу тебя к одному знакомому, он и поможет, и не выдаст.
Орландо дернулся, увидев, как ближайший перекресток миновали два стражника и с ними — давешний собеседник, дон Базиль.
Спаситель тихо присвистнул и дернул его за руку, так что юноша зашипел от боли.
— Быстро, сюда! — И втолкнул его в подъезд, захлопнув дверь раньше, чем стражники успели их разглядеть. Орландо и его спаситель прошли через длинный коридор и вышли во двор, прошли в другой двор, вошли в подъезд и поднялись на второй этаж.
Парнишка постучал, сразу видно, условным стуком и добавил:
— Доктор, откройте, это я, Хосе. Нужна ваша помощь.
Дверь открыл человек средних лет. Ребята быстро проскользнули в квартиру.
Хозяин внимательно оглядел Орландо.
— Так, что тут у нас? Рука, похоже, сломана, что еще?
— Ну, бок еще болит.
— Потерпи, сейчас осмотрю. Хосе, приготовь-ка перевязку и воды нагрей, может понадобиться.
Доктор взял Орландо за руку. Тот невольно застонал.
— Тихо-тихо, понятно, что больно. Давно получил травму?
— Только что.
Доктор внимательно посмотрел на юношу.
— Не беспокойся, здесь ты в безопасности. Так… Н-да, два ребра сломаны, или там трещины. Похоже, что ты упал с высоты. По крышам убегал? Повезло, мог бы покалечиться.
Орландо промолчал.
— Понятно, можешь не отвечать. От этих скрываешься? Ну так ты попал по адресу, — продолжал доктор, ловко накладывая лубок на руку. — Перелом у тебя нестрашный, закрытый, повезло тебе. Не бойся, я тебя не выдам. Сам такой.
Сам ведь знаешь, конечно, что после того, как Всадников поперли, новые власти принялись за население. За мной тоже неделю назад пришли, чтобы арестовать — якобы за сотрудничество с узурпаторами. А какое сотрудничество — я врач. Ну да, и чиновников государственных лечил. Не самих Всадников, конечно, они там как-то сами справлялись. Я врач, я должен помогать людям, и семья у меня. Уезжать из страны не хотел, теперь, видимо, придется. Семью я уже отправил, а сам успел только скрыться в городе. Но тут есть один маг, он и тебе поможет, — добавил доктор, накладывая ему тугую повязку на ребра.
— Маг? Так он сможет телепортировать нас?
— Нет, он только один телепортироваться умеет, но сражается хорошо. Ты спи пока, Хосе за ним сходит.
Тем временем боль утихла, и Орландо постепенно забылся. Последней его мыслью было: Казак может телепортироваться только сам, и никого другого взять с собой не способен, а вдруг это он?
Проснулся он от тихих голосов: доктор говорил с человеком, чей голос показался беглому принцу знакомым.
— Да, знаю этого хлопца, помогу, конечно, и тебе, и ему. Сначала тебя вывезем, а с ним я пойду сам.
Орландо открыл глаза.
— Проснулся? Ну ты молодец, упрямый хлопец, как надо! Теперь выздоравливай, и двинемся разом.
— Казак! — не удержался Орландо.
Да и как можно было не узнать этого удивительного переселенца-мага? Его одежда — широкие алые штаны и вышитая белая рубаха — были так же приметны, как и необычная прическа. Маги в Мистралии, как принято было, носили косу. Казак же брил голову почти наголо, оставляя длинный клок волос, который он однажды назвал странным словом «оселедец». Одно время он служил в охране Кастель Коронадо, а потом ушел. Как-то он появился в апартаментах Орландо, где иногда давал ему уроки, и объявил:
— Ну, хлопче, я пришел попрощаться. Отслужил здесь свое, и не знаю, что должно случиться, чтобы вернулся во дворец. Ну какого биса мне этот двор надолго сдался?
— Мэтр Казак, — с сожалением отозвался Орландо, — вы были хорошим наставником, я вас не забуду. И… я стану сильным магом?
— Ты уже очень сильный огненный маг, только вот учителя толкового нет, а я тут не помогу, у нас с тобой магия все же разная. Ну, надеюсь, что этот мальчишка Максимильяно все же подберет тебе учителя, который тут надолго останется. — Казак подмигнул и исчез прямо на месте, как и не было.
И вот спустя несколько лет такая встреча.
— Говори мне «ты», хлопец, мы с тобой, как-никак, братья по классу. — И Казак усмехнулся чему-то своему.
Две недели Орландо провел в гостеприимной квартире. Из бесед с доктором и Хосе он узнал о жизни народа намного больше, чем за всю жизнь во дворце. Ему рассказали, как неуютно жилось при Всадниках, как арестовали и казнили всех мистиков, до которых могли добраться, как пытались вербовать магов. Знакомые доктору маги долго скрывались, но некоторые после свержения всадников вернулись. Орландо было уютно и интересно в компании своих спасителей. Но настал день, когда доктор сказал, что пациент здоров. И уже назавтра за ним явился Казак.
— Даниэль, — обратился он к доктору, — твои документы давно готовы, и твои, Хосе, тоже. Куда идти, вы знаете. А мы с тобой, Орландо, вместе через границу пойдем. — И Казак протянул ему плащ.
Сам он накинул такой же плащ поверх своей приметной одежды.

Они с Орландо выбрались из города днем, когда на улицах было много народа и их вряд ли могли бы заметить. Ну кто обратит внимание на двух человек в скромных темных плащах?
В городских общественных конюшнях они взяли лошадей, причем Казак перемигнулся с конюхом. Они выехали из южных ворот и стали объезжать город, чтобы двинуться на север.
— Казак, мы ведь не поедем ни к какому двору? Не хочу быть королем и к королям тоже не хочу, понимаешь?
— Еще бы я тебя не понимал, Орландо, и сейчас ты все верно сделал, только жизнь — она длинная, а у тебя — особо, полуэльфы живут долго, а маги — и того дольше. Всякое может быть. Если даже меня попросили однажды, то тебя — сам бог велел. Так что будь готов!
— Всегда готов, — буркнул недовольный Орландо и так и не понял, почему Казак в ответ расхохотался.
Потом он посерьезнел и начал рассказ.
— Было это лет двести пятьдесят назад, и попал я тогда в свой родной мир. А творилось там не приведи господь что. Власть захватили люди, которые заявляли, что они вышли из народа. Ну, вышли-то они, может, и вышли, да и дверь за собой захлопнули. А простой народ как угнетали раньше, так и продолжали угнетать, да еще похлеще прежнего. Разве ж я мог молчать? Вот меня и схватили, и стали обвинять в том, что я — подумай только, я! — хотел захватить власть. На кой она мне сдалась, та власть! Сначала я хотел послать их подальше и исчезнуть, но стало интересно. А вдруг судить будут? Тут уж я знал, что сказать. Но только никакого суда не было. Застрелили меня. И я снова оказался здесь, в этом мире. Но оказалось, что от игр с властью я убежать не смог. Я оказался среди варварского племени, далеко на западе. И тут же сцепился с местным шаманом. Сначала меня приняли за обычного переселенца, они и к варварам, бывает, попадают, хотя и очень редко. Но шаман быстро просек, в чем дело, и стал подозревать, что я его подсидеть хочу. Я уверил его, что на должность не претендую, и мы, в общем, нашли общий язык. Я хотел отдохнуть немного в племени, потом уже вернуться в цивилизацию. Но не тут-то было.
На нас напали соседи — племя полчаков. У них были хорошо обученные воины и очень сильный шаман. Нашего шамана он смог одолеть, тот погиб. Настал бы племени конец, но тут я не смог не вмешаться. Ведь меня бы опять убили, а ведь не прошло и луны после моей предыдущей смерти. Слишком часто, ты не находишь? Вот и я так думаю. Почему не исчез сразу? Знаешь, как-то нехорошо, да, недостойно и не подобает. Я был бы последним негодяем, если бы смылся в тот самый момент, когда племя, приютившее меня, разносят в пух и прах. Вот я и остался. Так вот, я кое-что сделал, убил их шамана и скастовал такую штуку, вроде молнии. Нет, у тебя такое не выйдет, для этого нужна только моя магия. После этого все вражеские воины просто перепугались так, что сначала поперли на наших беспорядочно с воплями, а потом, будучи побитыми, улепетывали во всю мочь. Да, конечно, поняли, что колдовство, что тут непонятного, в каждом племени шаманы многое разное могут. Но от шамана претерпеть не позор. Думаешь, могли разозлиться и еще раз напасть? Кто ж их знает? Сразу они это точно не сделали, да и потом, наверно, опасались. Решили, что в племени еще один сильный шаман появился, а моим-то главное было никого в этом не разубеждать. Племена наши, кочуя, далеко друг от друга разошлись, так что проверить было невозможно. Своих? Нет, не накрыло, хотя вру, одного нашего накрыло-таки, так он потом долго на меня косился. Да, я еще там побыл недели две, лечил раненых. А потом вождь позвал меня на совет и предложил стать старшим шаманом. Другие шаманы? Были не очень довольны, но куда им против того, убитого, который с вождем на равных говорил. И сами не могли пока договориться между собой, кому же уступить первенство. Но вождь все решил за них. Они, конечно, не были рады. Один потом подходил ко мне и предложил стать вождем. А вождю они сказали, что ты, мол, с ума сошел, он же тебя скинет и станет вождем-шаманом, такие случаи в степи редко, но бывали. Ну да, мультиклассы, воины-маги. Я? Я, хлопче, воин, бард, мистик и маг. Так что править бы все равно не согласился. Ни вождем, ни шаманом. Понимал ли это вождь? Ну, он классовые атрибуты не видел, но о многом догадывался. И видел, что я ему не соперник, потому и обратился. А я выждал немного, пока раненые поправятся, и распрощался со всеми. Думаю, другие шаманы только рады были, а вождь с ними смог спокойно разобраться.
— Казак, — подумав, сказал Орландо, — а я ведь тоже мультикласс, бард-маг?
— Да, именно так, ты бард-маг, поэтому править тебе было бы очень трудно, править лучше всего вору. Или алхимику-вору. Но может статься так, что и тебе придется. Однако чтобы свободно решать, что делать, надо многому научиться. Вот переберемся в Ортан, я подыщу тебе хорошего наставника по классической магии.

Они ехали уже целый день, и казалось, что все и дальше будет благополучно, однако вышло по-другому.
Навстречу выехал конный отряд из пяти человек, и Орландо, к своему ужасу, узнал Луиса — одного из охранников, приставленных к нему. Все-таки достали! Они подняли арбалеты. Орландо понял, что эти в живых его не оставят. Он выпустил огненный шар и принялся кастовать новый.
Казак рванулся вперед, заслонил Орландо и швырнул в противников волной чистой силы. Если бы Казак был осторожнее и опрокинул бы Орландо на землю, сам бросившись за ним, может быть, он бы и уцелел. Но бессмертного воина подвело его бессмертие. Он успел покончить со стражниками, но сам согнулся со стоном и опустился на землю. На его вышитой рубашке расплывалось пятно крови. Арбалетный болт угодил ему прямо в живот.
— Успел? — простонал он, зажимая рану и морщась от боли.
— Успел! — ответил Орландо. — Никого нет. Но сам ты как? Погоди, я найду кого-нибудь…
— Даже не вздумай! – прохрипел Казак. — Мне сейчас конец. А ты, хлопче, будь осторожнее, Силу свою зря не трать. Деньги в кошельке возьми, жаль, что их немного. А я вернусь… Не смей реветь! — На губах у него появилась кровь, и он замер с открытыми глазами.
Орландо несколько минут просидел рядом, всхлипывая, потом закрыл Казаку глаза. Дальше он действовал почти механически. Привязал лошадей, оттащил тело друга на обочину и в темноте всю ночь неумело рыл могилу, не желая оставлять спасшего его человека диким зверям или равнодушным людям. Он похоронил наставника у дороги и двинулся дальше, ведя в поводу двух лошадей. Умом-то он понимал, что Казак вернется, но смерть, произошедшая на его глазах, была слишком настоящей, чтобы вот прямо сейчас утешиться и порадоваться. И ему трудно было представить, что тот сейчас жив и здоров в каком-то другом мире. Сколько же таких смертей пережил бессмертный маг? И ведь остается человеком, жизнерадостным и веселым. Орландо задумался, ему захотелось сочинить о Казаке стихи, но что-то не складывалось, не до того было.

Глава 3

Оставшись один, юноша задумался, как ему быть дальше. Будучи магом, он мог бы найти работу, да хоть шарики делать и развлекать народ, но стоит ли светиться здесь, в Мистралии? Нет, лучше заниматься магией в Ортане. А пока можно продать лошадь Казака. Денег, что наставник оставил ему, надолго не хватит, но пока можно будет купить еду и остановиться на ночлег.
К вечеру юноша уже стал думать, что ему придется провести ночь прямо на земле, но после поворота увидел крохотную деревушку из нескольких домов и придорожный трактир. Он с облегчением вошел во двор, где неторопливо бродили голуби. Навстречу попался мальчик-слуга.
— Поставь моих лошадей в конюшню и накорми их, — приказал он, подкрепив свои слова медной монеткой. Мальчишка просиял и бросился исполнять поручение. Орландо же, зайдя в дом, потребовал:
— Подайте ужин и приготовьте отдельную комнату.
Орландо поел хорошо и вместо добавки попросил сладкого. Трактирная служанка, улыбнувшись, куда-то ушла, но вскоре вернулась с изукрашенной миской апельсинового варенья. Орландо очень обрадовался — это варенье было его любимым. Та же девушка, застилая ему постель, недвусмысленно заигрывала с ним, и юноша, конечно, не удержался. В эту ночь ему было так хорошо, что благодарный Орландо вознаградил служанку щедрее, чем полагалось. Она рассыпалась в благодарностях, а он подумал, что так и до границы не доберется, как его кошелек опустеет. Нет, надо продавать лошадь.
Утром Орландо подошел к трактирщику.
— Я бы хотел продать одну лошадь.
— Что ж, парень, — усмехнулся трактирщик, — ты обратился по адресу. Пойдем-ка на конюшню, и быстро дельце обстряпаем.
— Покажи-ка, какую лошадку продаешь? Вот эту? — он указал на крепкую гнедую кобылку, на которой ехал Орландо.
— Нет, вот того жеребца, — Орландо кивнул на чалого коня, возившего Казака.
— Ну, парень, этот конь не очень хороший… — И собеседник внимательно посмотрел на юношу.
Тот возмутился:
— Да какой же он плохой? Посмотрите, какой здоровый, и ноги сильные!
— Да они поставлены плохо, и спина слабая… Что же ты такого купил? И сколько заплатил?
Орландо растерялся. Он никогда не задумывался о том, сколько стоит лошадь. Любителей скачек в Кастель Коронадо не было, и принц никогда о подобных вещах не задумывался. Дядя Ринальдо на один из дней рождения подарил племяннику красивую лошадь — рыжую, с серебристой гривой. Тот поблагодарил за подарок, но ему и в голову не пришло спросить о цене.
— Я не платил, мне подарили, — ответил он.
— Сомневаюсь что-то. Ну ладно, парень, сколько за него хочешь?
— Десять золотых! — наугад ответил беглый принц.
В глазах трактирщика мелькнуло удивление, потом он понимающе ухмыльнулся.
— Нет, приятель, это слишком много для такого коня и такого продавца. Шесть, не больше. И смотри мне, я ведь еще могу и поинтересоваться, откуда ты такой взялся.
Орландо всмотрелся в хозяина трактира и решил не спорить. Уж очень тот был настроен подозрительно. Явно думает, что конь краденый, а если его действительно продолжают искать, то вполне может выдать. Он кивнул.
— Так что бери пять золотых и проваливай, понял? — Хозяин завел его в дом и вынес кошелек с монетами, раскрыл его и показал золотые, лежащие там. Орландо кивнул, а хозяин вдруг крикнул кому-то ему за спину:
— Пепита, неси воду, не ленись!
Орландо оглянулся, рассчитывая увидеть свою ночную гостью, но на пороге никого уже не было. Хозяин сунул ему завязанный кошель, и юноша поскорее покинул гостеприимное место.
Он старался ехать небольшими тропами. Можно было бы и второго коня продать, но Орландо надеялся все же верхом быстрее достичь границы.
Вот впереди показался крупный поселок, на главной площади проходила конная ярмарка. Орландо, затесавшись в толпу, поинтересовался все же ценами на лошадей и убедился, что добрый трактирщик, так выручивший его, обманул по крайней мере в три раза. У юноши хватило ума не возвращаться в трактир и не пытаться кастовать против хозяина огненные шары — ему ведь надо было бежать из страны как можно быстрее.
Оставаться в поселке он не решился: ему показалось, что эльфийские глаза вызывают у жителей слишком большое любопытство. Внезапно Орландо подумал, что его портреты могли развешать на столбах, не сообщая, конечно, кто это такой. Ничего подобного на местных столбах он не заметил, но рисковать не решился. Отъехав подальше от поселка и углубившись в лес, он нашел поляну, привязал лошадь к ближайшему дереву, завернулся в плащ и заснул почти мгновенно.
Утро принесло неприятный сюрприз. Лошадь исчезла. Отвязалась и ушла? Нет, скорее всего, украли.
Орландо решил проверить кошелек. Что за демоны! Никаких пяти золотых там не было и в помине, одни медяки. Он вспомнил, как хозяин его отвлек — видно, тогда и подменил кошелек.
Безуспешно поискав пропавший транспорт, беглец двинулся дальше пешком. Он с горечью вспоминал, как Казак рассказывал ему об угнетенном народе, который власти обижают, обманывают и обдирают.
— Этот бедный угнетенный народ сам кого хочешь обидит, обманет и обдерет, — бормотал Орландо, и злые слезы выступали у него на глазах.

Орландо поднимался все выше в горы, покрытые лесом. Денег у него оставалось немного, и они таяли с угрожающей быстротой.
Подойдя к очередной горной деревушке, он собрался с духом и постучал в первый попавшийся дом.
— Кого демоны принесли? — раздался неприветливый голос, и на пороге появился мужчина средних лет.
— Не найдется ли у вас работы? — спросил Орландо, улыбаясь. — Я маг, мог бы вас развлечь.
— Работы? Да нет у меня для тебя работы, проваливай отсюда подальше, пока я сыновей не позвал! И не нужны мне твои развлечения!
Орландо понял, что здесь ему ничего не светит, и убрался поскорее. Правда, есть очень хотелось, и он решился и постучал в дом на другом конце деревни. Женщина, открывшая ему дверь, была более приветлива и попросила натаскать воды в огород и нарубить дров. Воду Орландо натаскал, а с дровами не очень получилось. Тем не менее пару медяков ему дали, хотя хозяйка очень ворчала.
Орландо шел дальше. Иногда его пускали на ночлег. Но чаще он предпочитал ночевать в лесу. Однажды он увидел, как между деревьев мелькнула пятнистая шкурка рыси, ее круглая головка с кисточками на острых ушах. Он мысленно поблагодарил одного из своих учителей, мэтра Освальдо, который старался научить его премудростям школы Змеиного глаза, много рассказывал о повадках диких животных и даже водил в зоопарк, под охраной, конечно.
«Рысь, ваше высочество, на людей никогда сама не нападает, если ее не тронуть и не потревожить», — говорил он.
Помня это, Орландо замер на месте. Какое-то время человек и зверь молча смотрели друг на друга. Потом рысь повернулась и неспешно двинулась прочь. Орландо так и не узнал, подействовала ли тут его эмпатия или рысь сама решила не связываться.

Поднимаясь в горы, юноша заблудился. Нет, он по-прежнему шел на север, но толком не знал, будет ли впереди какой-нибудь перевал и вообще насколько близко граница. А границы следовало опасаться. Казак собирался пройти известными ему тропами. Он был прав, ведь коллективные вожди, устроившие покушение на Орландо, вполне могли сообщить его приметы всем пограничным постам. Но теперь Орландо не знал, кто же может ему помочь. Блуждая по лесу, он был вынужден ночевать голодным, на другой день все продолжалось по-прежнему. Наступил вечер, уже стемнело, никакого жилья поблизости не было и в помине, когда острые глаза Орландо углядели шляпки грибов. Грибы он любил, особенно жаренные под соусом, и у него сразу потекли слюнки. Он, конечно, знал, что не всякие грибы можно есть, и даже примерно различал их… в теории. Например, он слышал, что грибы с белыми точками на шляпках и с юбочками на ножках ядовитые. Но у этих не было ни точек, ни юбочек. И выглядели они очень аппетитно. А он не ел уже больше суток. И тогда Орландо не выдержал. Он собрал грибы, почистил и зажарил на огне.
Однако расплата за неосторожность последовала очень быстро. Орландо проснулся под утро от сильнейшего головокружения, боли в животе и тошноты. «Отравился! Не надо было есть эту дрянь!» — мелькнула разумная, но, увы, сильно запоздавшая мысль. Он попытался подняться, но рухнул на землю. В голове помутилось, и ему показалось, что он вот-вот лишится сознания. Однако перед глазами замелькали совершенно неожиданные картины. Он с гитарой в руках в компании таких же музыкантов, он рядом с красивой светловолосой девушкой. Перед ним толпа вооруженных людей, и он произносит речь. А вот он стоит, кажется, на башне и снова толкает речь, и снова… Вот он сидит у костра на скале, а перед ним незнакомый эльф — явно же эльф, с острыми ушами. Вот непонятный город, обнесенный стеной с колючей проволокой, а вот за деревьями виднеется здание с острыми башенками — и звенят, звенят колокольчики, разнося по лесу трель. А вот его наставник, мэтр Максимильяно, сидит перед необычным столом с маленькими клавишами и что-то ему, Орландо, объясняет, и одет он не в привычную мантию, а в какой-то не похожий ни на что костюм. А вот Казак, живой и здоровый, который приказывает ему не реветь. Вот он, Орландо, сидит на троне и принимает делегацию дворян, которые внаглую отказываются платить налоги. Вот он смотрит на себя в зеркало и видит одно заостренное, эльфийское ухо. И, наконец, он явно и четко увидел пограничный патруль, который задерживает его.
Потом же все погасло и исчезло, остались только тошнота и колющая боль. Орландо пролежал у затухшего костра до следующего утра. Когда он очнулся мокрый как мышь, голова все еще кружилась, но уже поменьше. Повезло, подумал он, мог бы и умереть, если бы еще какую-нибудь гадость съел. Наверно, это эльфийская кровь помогла — эльфы живучие.
«Хотя какой же я эльф», — растерянно подумал Орландо, ощупывая свои обычные округлые человеческие уши. Но вдруг он подскочил, услышав стук копыт. Его бредовое видение грозило оказаться явью. Беглый принц вскочил и попытался спрятаться в лесу. Но не успел.
— Стой! Документы!
Это действительно был пограничный патруль. Один из солдат поднял арбалет. Орландо охватил страх.
— Меня зовут Армандо Оливетти, я еду домой, — торопливо ответил он, быстро кастуя огненный шар и еще надеясь выкрутиться. Документы были фальшивые, но вдруг обойдется?
Не обошлось.
— Быстро сюда! И бросай оружие, что там у тебя!
Орландо медленно приближался под взведенными арбалетами.
— Так, смотри прямо в глаза. Ты задержан. Нас предупреждали задерживать всех с эльфийскими глазами.
«Нет, нельзя дать себя задержать, ни в коем случае», — понял он. Выяснят, кто он, и добьют.
Огненный шар уже не держался в ладонях, грозя сжечь неопытного мага, а Орландо все никак не мог решить, куда его направить. Пограничники окружили его полукольцом, и если зацепить одного-двух, то остальные все равно добьют его.
Орландо отчаянно развел руки в стороны, словно пытаясь растянуть огненную сферу на всех противников, и почувствовал, как от него покатился огненный вал. Волна чистой силы разметала пограничников, разрывая тела на куски и вминая остатки в землю.
Он с ужасом смотрел на то, что наделал, на трупы людей и лошадей. Почему-то его охватила слабость, рукам стало холодно, прямо как тогда, когда на него набросили полиарговую сеть. Полиарговую сеть? И эта тянущая пустота внутри, и ощущение беспомощности.
«Я потерял Силу», — с ужасом подумал он. Совсем недавно, сидя на цепи в полиарговом ошейнике, он знал: Сила все же при нем, просто он от нее отсечен, и потому не почувствовал ни малейшего изумления, когда с него сняли ошейник, только радость и облегчение. Теперь же все было по-другому. Он стал обычным человеком, и обычных сил было у него маловато.
Делать было нечего. Он снова задумался о том, как же ему перебраться через границу. На другой день ему повезло.

В поисках места для ночлега Орландо наткнулся на компанию контрабандистов — трех человек и трех ослов. Рядом с костром были сложены тюки.
— Эй, кто такой! — подхватились незнакомцы, выставив компактные маленькие арбалеты.
— Не стреляйте, я свой, — ляпнул беглый принц.
— В каком смысле свой? — хохотнул один из неизвестных.
— Подойди-ка поближе, — сказал другой, видимо, старший. — Парни, опустите оружие. Дай-ка я тебя обыщу. Не бойся, так положено. Так, кроме ножа, ничего нет. Куда идешь, парень? Что молчишь?
— На север, — осторожно сказал Орландо.
Мужики расхохотались.
— Сейчас все на север идут, но тебе явно проторенной дорожкой идти нельзя. В Ортан, небось, нацелился.
— А вы тоже туда идете? — осмелел Орландо.
— Можешь с нами пойти, если хочешь, только не задаром, конечно.
— Денег у меня нет.
— А мы не деньги возьмем, ты нам груз нести поможешь, а то ослы наши упрямы, да и груза много для нас всех. Хотя ты не очень силен, но справишься.
— Справлюсь, — кивнул Орландо.
— Ну, пока располагайся, можешь поспать.
Уже засыпая, Орландо услышал:
— Ты чего его приютил?
И ответ:
— Безопаснее, если он с нами останется, а не разболтает, что нас видел, а убивать не хочется, явно безобидный парень, обычный беженец, да и лишние руки нам пригодятся.
«Контрабандисты, — подумал Орландо, — получше патрульных оказались. Или это моя эмпатия так подействовала? Хотя нет, не похоже. Надо бы побольше тренироваться».
Орландо проспал несколько часов, потом его растолкали и нагрузили как осла. Осторожно и медленно маленький караван двигался через границу. Перейдя небольшой перевал, глава контрабандистов сказал:
— Ну, мы в Ортане. Эй, не радуйся рано, — осадил он встрепенувшегося было Орландо, — Нам еще надо ортанским пограничникам не попасться. Привал!


Последний раз редактировалось: Lake (10 Мар 2018 21:32), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 20 Окт 2016 22:06    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Глава 4

Орландо очутился в Ортане без гроша в кармане, но со знанием языка — ведь ортанский был международным языком на континенте, и принц владел им отлично. Однако этого было мало — надо было искать работу и пропитание. А с работой не везло.
Когда изрядно проголодавшийся Орландо подошел к одному дому в очередной ортанской деревне, ему вдруг пришло видение, как молодого парня вносят в дом без сознания. Орландо проморгался и увидел, что тот, целехонький, работает во дворе вместе с отцом. Но когда же должен произойти этот случай? И, выходит, потеряв Силу, он сохранил способность предвидения? Орландо постучал в калитку.
— Чего ты хочешь? — неприветливо спросили его. — Проходу от вас, мистралийцев, никакого нет, лезете, как мухи на мед!
— Я могу вам помочь по хозяйству.
— Помочь, говоришь? — чуть приветливее отозвался хозяин. — Вот тебе лопата, иди-ка в поле копать картошку. Хорошо поработаешь — хорошо накормлю!
Видимо, хозяин остался доволен — Орландо посадили за общий стол, где обедали и хозяева, и работники, и он наконец наелся. Среди работников он заметил двух соотечественников. Тоже беженцы, как и он. Но этих ребят, наверно, не преследуют, как его. Им проще, да и ростом они повыше и посильнее.
А после ужина подошел к хозяину и осторожно начал.
— Господин Петер, должен сказать, что у меня есть провидческий дар. И я точно видел, как вашего сына кто-то ранил, разбил голову, причем не дома.
Орландо увидел, что ему поверили. Видно, парень был задиристый, и предсказание показалось вполне правдоподобным.
— Эй, Андреас, слышал, что провидец говорит? Не гневи богов, не ходи сегодня никуда.
— То есть как это никуда не ходи? — возмущенно отозвался тот. — Сегодня как раз ребята собираются погулять, когда мы теперь успеем? Только после того, как все уберем. Спасибо, парень, что предупредил, я уж буду осторожен, это не мне голову разобьют, а я! — И, хлопнув дверью, Андреас выбежал из дому.
Не прошло и часа, как его принесли домой без сознания. Парень действительно полез в драку первым, и ему разбили голову, но, к счастью, не убили. Вскоре он пришел в себя.
— Это все из-за тебя! — с досадой сказал хозяин расстроенному Орландо. — Убирался бы ты отсюда подальше.
Орландо молча убрался. И ведь хотел как лучше, а вышло?
В следующей деревне юноше снова удалось заработать себе на еду. Так продолжалось несколько недель, однако уборочная закончилась, наступали холода. Конечно, на юге Ортана поздняя осень не была такой холодной, как в Поморье или Лондре, куда Орландо нередко ездил в гости, но и здесь было довольно неуютно, особенно для уроженца Мистралии, защищенной горами от северных ветров. Орландо даже простудился. Войдя в очередную деревню, постучавшись в очередной дом и попросив, как всегда, работы, он был встречен сочувственным возгласом:
— Паренек, да куда же тебе работать, ты совсем расхворался!
Несколько дней он провел в гостеприимном доме, хозяйка которого отнеслась к больному юноше как к родному сыну и выходила его. Он даже приободрился — бывают же на свете добрые люди. Но остаться там он не мог: дом был маленький, домашнюю работу он переделал, да и хотелось все же выбраться в большие города, найти нормальную, постоянную работу, может быть, выучиться какому-нибудь ремеслу. Или заняться музыкой? Но для этого нужна гитара и нужно учиться, а учителю надо платить или же работать вместе с ним. Нет, до этого еще далеко. Так путешествуя по Ортану, Орландо переходил из деревни в деревню, немного подкармливаясь у крестьян, помогая им в работе по дому.
Однажды он долго не мог найти себе пропитания, и как всегда, когда он голодал, у него начались видения. На этот раз он увидел будущее случайного спутника, подростка откуда-то из западных провинций Ортана.
Произошло это, когда дорога, по которой шел Орландо, вдруг разделилась на две. Он остановился, задумавшись, куда же повернуть.
— Эй, парень, ты не знаешь, куда надо идти, чтобы попасть в Даэн-Рисс, направо или налево? — окликнул его рослый мальчишка, светловолосый и синеглазый, похожий скорее на западного варвара, чем на темноволосых и кареглазых южных ортанцев.
И тут Орландо пробило. Перед ним промелькнули, сменяя друг друга, как в калейдоскопе, несколько картин.
На одной из них этот мальчишка, уже немного повзрослевший, сражается рядом с другим таким же пареньком. Они вполне уверенно действуют мечами, пока не падают ранеными. С руганью и ворчанием их вытаскивает из гущи сражения воин постарше.
А потом возникла площадь перед дворцом. Этот же мальчик, уже взрослый воин, в блестящих доспехах, на боевом коне, в ряду королевских паладинов Ортана. Паладины были хорошо знакомы мистралийскому принцу, когда он приезжал в Даэн-Рисс погостить в королевскую семью, так что ошибиться он не мог. Но тут же картина торжественного парада сменилась другой. Холл большого здания, который тоже показался Орландо знакомым, но он не мог сосредоточиться и понять, откуда. Этот же воин сражается против ворвавшихся туда людей. У многих его соратников и противников незнакомое Орландо оружие, откуда что-то стремительно вылетает с грохотом. Внезапно грохот усиливается: лестница обрушивается, наполовину придавив парня. Убит? Нет. Вот он с трудом открывает глаза и что-то говорит. Значит, уцелел.
— Эй, ты что, оглох? — беззлобно продолжал мальчишка. Орландо невольно протер глаза. Не было поля битвы, не было рушашихся лестниц, неизвестного оружия, грохота и криков.
— Э, извини, что ты сказал?
— В столицу, говорю, как идти, направо или налево?
— Да я и сам не знаю, — отозвался Орландо, — но до Даэн-Рисса еще много дней пути.
— Да разве это важно? Главное — знать, куда идти, а там уже дойдем. Ты сам-то откуда взялся?
— Из Мистралии.
— Беженец, что ли? Я с вашими встречался, тут их много.
— Да, знаю, — вздохнул Орландо.
— А там что впереди?
— Трактир какой-то, — недовольно ответил Орландо. У него была всего пара медяков, на такую сумму не поешь.
— Ну пошли, я угощаю! — сказал новый приятель.
Когда они уже сидели в общем зале за столом и упорный мальчишка выяснил, по какой дороге можно добраться до Даэн-Рисса, он рассказал о себе.
Его зовут Лаврис, ему четырнадцать, и он собирается поискать счастье в столице. Сам он с запада, где живут в ожидании набегов варваров, хотя на его памяти их и не было, спасибо королю Кендару Завоевателю, но он все равно хочет стать воином. А на юг его занесло, потому что здесь совсем недавно было много работы на полях и огородах, где он и потрудился, заработав себе немного медяков и даже пару серебрушек для последующего обустройства в Даэн-Риссе.
— Думаешь, тебе хватит? — с сомнением спросил Орландо.
— А как же! — отозвался мальчишка.
Орландо немного помолчал, а потом не выдержал.
— Знаешь, я тебя видел взрослым, — сообщил он осторожно.
— То есть как это взрослым? Где и когда? Ты что, предсказатель? — хмыкнул тот.
— Ну вроде того, когда голодный, тогда у меня видения бывают. Когда мы с тобой познакомились, сразу и увидел.
— Врешь!
— Да нет, все правда.
— И что же со мной было, что я делал?
— Ты был воином, первый раз в кожаной куртке, с мечом, потом ты в полном доспехе ехал на коне рядом с другими королевскими паладинами, а третий раз был внутри какого-то здания.
— И что, я сражался, побеждал?
— Ты сражался, но был ранен. Два раза.
— Ну, таков путь воина! — гордо ответил паренек, сверкнул синими глазами и поднялся.
— Ты куда?
— В Даэн-Рисс, в корпус паладинов! — ответил тот.
— Да разве тебя возьмут?
— Возьмут, а куда же они денутся, — фыркнул подросток и вышел за дверь.
Кто-то захохотал, а кто-то задумчиво сказал:
— Этого, пожалуй, возьмут.
Орландо подумал: «А стоило ли все это ему рассказывать?»
Но вскоре забыл об этой встрече: ему нужно было искать приют. Зиму он провел на одной ферме, где его кормили за работу, но денег смог заработать совсем немного. Весной он отказался остаться там и отправился в путь. Однако, пожалуй, ошибся. Работу ему не давали, потому что в городах было полно мистралийских беженцев и здоровых парней всегда предпочитали худенькому юноше.
Он даже подумывал добраться до столицы и попробовать объявиться при дворе:ведь там его друг Шеллар. Однако у него не осталось никакого доверия властям. Ни к каким. Может быть, если бы Шеллар был королем, Орландо бы и решился. Но что может подросток — ведь Шеллару сейчас пятнадцать лет — против матерых политиков, против тех, кто увидит в Орландо не человека, а только последнего представителя династии. Возможно, его решат опять запереть, держать в заложниках? Или использовать как знамя? Как эти, которые столкнули его с башни? А может быть, не стоит бороться и все же идти в Даэн-Рисс? Нет, всегда есть опасность, что его опять задвинут куда-то.
Впрочем, хотел Орландо или нет, он оставался принцем. А он не хотел, вот в чем было дело. Так не хотел, что предпочитал голодать. Так прошла еще одна зима — опять в Ортане, на север с его холодами он идти не решился. Орландо провел ее в портняжной мастерской, у него возникла идея научиться портновскому ремеслу. Однако ничего хорошего из этого не вышло, только пальцы иголкой исколол, к работе закройщика его не подпустили, а шить без остановки ему просто не понравилось. Да и то и дело нитки рвались и шов шел куда-то не туда, стоило только Орландо задуматься о чем-то или начать сочинять стихи. В конце концов его оставили просто прибирать помещение — «Ни на что другое, парень, просто не годишься, сосредоточиться никак не можешь», — а весной и вовсе попросили уйти. Заплатить-то ему заплатили, но вычли оттуда за стол и кров, и в итоге осталось совсем немного. Вскоре деньги закончились, о возвращении в Мистралию не было и речи, а новой работы в Ортане все не находилось.

Уже неделю Орландо ничего не ел, а побираться с помощью эмпатии он не хотел, не решался, да с людьми и не получалось особо. Он решил перебраться в какой-нибудь город. Тем временем дорога, по которой он плелся, еле передвигая ноги, становилась все более и более оживленной. Немало было на ней и мистралийцев, так же, как Орландо, бежавших от нового режима или опасавшихся вернуться после падения старого.
Орландо заговорил с одним таким земляком — молодым крепким парнем немного постарше его.
— Недавно из Мистралии?
— Да, теперь надеюсь здесь работу найти. А ты?
— И я тоже, вот подрабатывал в разных местах, теперь решил идти в город.
— А, в Крамати? Скоро уже, говорят, дойдем. Я хочу наняться на стройку. Там один подрядчик задумал построить несколько доходных домов и сдавать их; дома большие, трехэтажные, как в столице, и с водопроводом.
— Может, и мне туда? — с надеждой спросил Орландо.
— Вряд ли тебя возьмут, — с сомнением отозвался земляк, — но пойдем, за спрос не бьют.
За спрос действительно не били, но и не взяли.
— Куда тебе, заморышу! — заявил здоровенный мужик, заведовавший строительством. — А ты, пожалуй, подойдешь, — кивнул он его спутнику. Тот облегченно вздохнул и виновато посмотрел на Орландо, всем своим видом давая понять: «Я же тебе говорил!»
Орландо поплелся прочь. Попросить хлеба он не решился, но голова у него кружилась, и в глазах мутилось, ну почти как после отравления приснопамятными грибочками. На улице было немало народу: мистики в мантиях, горожане в богатой и скромной одежде, дворяне с мечами, воины, один раз навстречу попался маг. Орландо снова вздохнул: насколько было бы легче, если бы он так внезапно не потерял Силу.
На перекрестке виднелся небольшой рынок, Орландо было покрутился там, но его прогнали, и он потащился дальше. Среди разнообразных магазинчиков попалась кондитерская, через большое окно которой были видны посетители — в основном дети и подростки, поедавшие пирожные и мороженое.
У Орландо потекли слюнки, он с трудом отвернулся и увидел, как к кондитерской приближаются две девочки, маленькие, лет семи, одна светловолосая, сероглазая, другая с темной косичкой и карими глазами. Обе были в белых фартучках, украшенных кружевами, так же одевались школьницы и у него на родине. Девочки как девочки, тоже, наверно, полакомиться пришли.
Вдруг перед его глазами снова возникли картины будущего. Исчезла улица провинциального города, ее сменил роскошный зал с несколькими креслами, за которыми красовались государственные флаги. По залу ходили нарядно одетые люди, и Орландо понял: это короли, королевы и их свита. Ему доводилось бывать на подобных приемах, и сомнений у него не возникло. Перед ним оказались две оживленно беседующие королевы: одна в экзотическом восточном наряде, другая в голубом с зеленым — или зеленом с белым? Орландо никак не мог разобраться, лондрийские это цвета или поморские. Ну да разве важно? Главное — королевами были эти две девчушки, только повзрослевшие.
Орландо потряс головой — видение исчезло. Он решился и подошел к девочкам. Они смотрели на него настороженно: светленькая с некоторым испугом, темненькая — с любопытством.
— Милые барышни, простите, — начал он, задействовав, как мог, свою эмпатию, — не найдется ли у вас несколько медяков? — И добавил, испытывая одновременно и неловкость, и надежду: — Я уже неделю не ел…
Орландо почувствовал исходящую от девочек жалость. Они дружно полезли в карманы и протянули ему по горстке медяков.
— На, купи себе поесть, — смело сказала темненькая, а сероглазая застенчиво улыбнулась.
Благодарный Орландо решил их порадовать, забыв о том, чем кончилось его предыдущее предсказание.
— Девочки, — сказал он, — я провидец и знаю, что в будущем вы обе станете королевами. Я только что увидел вас взрослыми на международном приеме.
— Не врешь? — с сомнением спросила темненькая, а светленькая широко распахнула глаза.
— Не вру, клянусь небом.
Девочки переглянулись и убежали, а Орландо пошел покупать себе хлеб.

Глава 5

В Крамати беглому принцу все-таки подвернулась работа, но вскоре она закончилась, и пришлось странствовать дальше. Там же, на юге Ортана, он пристроился служить в придорожном трактире.
Он не только прибирал зал и разносил еду, но порой и играл на гитаре для постояльцев, гитара, конечно, была не его, а хозяина, как раз для таких дел. Играть ему нравилось, а убирать и разносить еду — мягко говоря, не особенно. Однако в трактире было тепло, не голодно и, главное, интересно: можно было услышать много разных новостей. Позднее Орландо вспоминал эти две луны не без удовольствия, в отличие от того, чем они закончились.
Однажды в трактире остановился поморский торговец, возвращавшийся из Мистралии. Он закупил там партию апельсинов для продажи в Поморье. Жизнь в Мистралии все же шла своим чередом, урожай растили, собирали и продавали, чего уж там, независимо от того, кто был у власти.
Возвращался он на двух возах, и колесо у одного сломалось по дороге. Вот он и остановился со своими работниками в трактире, пока деревенские мастера чинили ему ось. Хозяин принимал их хорошо, видя, что люди денежные. Вечером гостей, как всегда, стали расспрашивать про путешествие.
— Ну что Мистралия, там после нового переворота непонятно что делается, цены подскочили. Никто не знает, что и как завтра будет, чиновники воруют, понимая, что власть может смениться и тогда их тоже могут сменить, хотя нам-то какая разница, те или эти, но в общем, невесело.
— А у вас в Поморье как? Ну кроме того, что холодно.
— У нас только зимой холодно, а лето вполне себе жаркое.
— Ну не такое же, как мистралийское?
— В Мистралии летом не жара, а пекло, как и в Эгине, так что летом туда только по делам ездим, если очень нужно. А наше лето как раз такое, как надо. И жизнь у нас тихая, спокойная, королевская династия сидит крепко, его величество король Зиновий со своим посохом кому хочешь покажет. В прошлом году эльфа залетного как погнал, говорят, тот испарился моментально. Правда, после себя память оставил.
— Какую такую память?
— Какую-какую, ушастую. Этим летом принцесса Роана родила мальчика — эльфика с острыми ушками. Какой скандал учинил король Зиновий! Все придворные разбегались, как зайцы.
— А откуда ты все это знаешь?
— А у меня там двоюродный брат служит, во дворце. Наслушался этих воплей в свое время.
— Так что король?
— А что король? Проорался да и успокоился. Мальчишку назвали Мафеем и оставили при матери. И зачем столько крику поднимать было? В жизни всякое бывает, да и давно ясно было, к чему дело идет…
Вот оно как, подумал Орландо. Ну что же, Роана, хоть немного счастья ты нашла. Расти ребенка спокойно, хотя где там спокойно, с таким-то батюшкой. Интересно, кто из этого маленького эльфика вырастет? Наверно, Сила у него есть, как у всех полуэльфов.
— А что нового в нашей столице, в Даэн-Риссе? — продолжали расспрашивать любопытные.
— Да вроде ничего особенного. Все как всегда, сами знаете, что у вас теперь новый король Деимар Двенадцатый. А департаментом Безопасности и Порядка по-прежнему управляет старая принцесса Джессика, одного из младших принцев туда на обучение взяли. Он теперь в суде стажировку проходит. Хинская семья Шэ по-прежнему первая в городе среди воров и мошенников. Но вообще в столице закон соблюдают, даже слишком. Не дайте боги дворянина убить, сразу же под суд и… Недавно там казнили одного мага, Казак его зовут, ходит всюду с кривым мечом. Вот этим мечом он и зарубил одного надутого индюка, и, если бы тот не оказался дворянином, Казака бы к смерти не приговорили бы.
Орландо вздрогнул. Казак вернулся! Как и обещал.
— Говорят, что он бессмертный и может телепортироваться в любое мгновение прямо на месте. Но вот захотел под суд пойти. А сидя в тюрьме, не раз исчезал из камеры и возвращался обратно с бутылкой.
— Врешь небось!
— Ну, за что купил, за то и продаю. Стражники рассказывали. А судил его тот самый принц, и при казни потом был. Это многие видели. Так можете себе представить, Казак и правда вернулся, едва две луны прошли. Только на этот раз судить его не стали. Говорят, этот мальчик-судья сказал, что два раза за одно и то же не казнят и потому идите себе, господа, спокойно. Так что не так-то прост этот принц. Интересно, что будет, если он бабку заменит?
Орландо обрадовался: Казак сейчас, по крайней мере, жив и в этом мире. Увидеться бы с ним. Может быть, посоветовал бы что-нибудь, чтобы Сила вернулась.

О своей потерянной Силе Орландо рассказал первому же встреченному им в трактире магу.
Однажды туда пришел молодой мистралиец. Орландо обрадовался соотечественнику и заговорил с ним первым.
— Ты из Мистралии? Как тебя зовут?
— Гильермо, только что перебрался через границу, дома мне оставаться нельзя. У нас началась настоящая охота на магов, говорят, появился такой советник Блай, он приказывает всех тащить к нему, а оттуда они уже не возвращаются. А я как раз собирался сдавать экзамен на бакалавра. Хорошо, что вовремя предупредили, даже вещи успел забрать.
— Ты маг? А что умеешь?
— Я больше по Пятой стихии, целитель, хоть и не мистик.
— Целитель? — крикнул от стойки внимательный трактирщик, который, как и многие южные ортанцы, хорошо понимал по-мистралийски. — Ты-то мне и нужен. У нас повар на днях руку поранил, а она что-то не проходит. Пойдешь посмотришь?
— Конечно.
Через полчаса Гильермо вернулся и заявил:
— Я все сделал как надо, теперь рана скоро заживет, но ему надо дать хотя бы пару дней отдыха. Неудивительно, что она не заживала: повар ее натрудил.
— Ладно, — неохотно сказал трактирщик, — найдем, кем заменить. А ты поужинаешь и переночуешь за полцены. Подай-ка ему ужин, да поживее, — кивнул он Орландо.
Орландо, принеся Гильермо еду и вино, присел рядом с ним, благо что хозяин отвлекся на других клиентов.
— Ты куда направляешься? — продолжил он расспросы.
— В Даэн-Рисс, надеюсь отыскать там работу, — охотно ответил молодой маг, усердно запивая вином честно заработанный ужин. — Жаль, ориентиров нет, но я там раньше никогда не был, вот и приходится на своих двоих.
— Счастливый ты, еще и телепортироваться умеешь. Я вот не умел, когда магом был.
— Ты потерял Силу? — несколько испуганно спросил Гильермо. — А как это получилось?
— Ну как, мне ведь тоже бежать пришлось. На меня напали, а я сразу ударил таким мощным огненным шаром, каких раньше никогда не делал.
— Ну, это неудивительно, — сочувственно и в то же время немного укоризненно сказал Гильермо, — ты еще не настолько искусен, чтобы кастовать огненные шары и прочие заклинания высокого уровня. Вот ты и сгорел. Разве твой наставник не говорил тебе о такой опасности?
— У меня с наставниками по магической части были проблемы, — неопределенно ответил Орландо.
— Да, не повезло тебе, но ты не особенно расстраивайся: я знаю, что случаи возвращения Силы бывали.
— Серьезно? А как можно вернуть Силу?
— Ну, точно я тебе не скажу, но примеры есть. — Гильермо сделал несколько глотков из кружки и отметил: — А неплохое здесь вино, крепкое! Хотя что это я делаю, мне же много пить нельзя, побочный эффект Силы, понимаешь. Ладно, сейчас я тебе учебник вытащу, там эти примеры отыщем.
Гильермо протянул руку, но вместо книги на стол с грохотом свалился какой-то человек.
Первым опомнился трактирщик и выдал шестиэтажную конструкцию. А новый переселенец ошарашенно спросил:
— Эй, где это я? И где моя машина?
— Где бы ты ни был раньше, парень, там ты уже не будешь. Там ты помер. Все! — сообщил ему по-ортански образованный Гильермо.
— Вы что, хотите сказать, что я на том свете? Не больно-то и похоже.
— Это вовсе не тот свет, а просто другой мир, и ты сюда переселился, так что располагайся, да не на столе, слезай давай. Эй, хозяин, нам еще вина!
Трактирщик крикнул на Орландо:
— Эй ты, кончай прохлаждаться, неси вина гостям!
— Да, тут только выпить и можно, — согласился ошарашенный переселенец, — хотя я за рулем, черт, какой руль, так, а как мне вернуться?
— Да никак, я же тебе сказал, там тебе конец, и вернуться ты обратно никак не можешь. Может быть, там сто или двести лет прошло.
— Погоди, дай в себя прийти. Значит, все, и домой никак? А не врешь? Может, это ролевуха какая, а у меня просто память отшибло?
— Какая ролевуха? Театр, что ли? Ну, в театр тебе в ближайший город надо, а лучше в Даэн-Рисс, да оглянись вокруг, ты в обычном трактире, в королевстве Ортан.
— А почему в этом вашем королевстве все по-русски говорят?
— Да нет, это ты говоришь по-ортански, — засмеялся Гильермо, — это все переселенцы сразу так и заговаривают — называется лингвистический феномен.
— А вы сейчас по-английски говорили, разве нет?
— Нет, по-мистралийски, ты этот свой английский после родного лучше всего знаешь, вот он и наложился.
Переселенец вытащил из кармана плоскую коробочку и стал тыкать в нее пальцем, потом поднес к уху. Потряс, постучал, внезапно вскочил, огляделся и вышел за порог. Вернулся он подавленным.
— Значит, правда. — Он сел за стол и выпил залпом полкружки вина.
После чего несколько взбодрился и заявил:
— Ладно, буду считать, что у меня появился второй шанс. Да, когда моему пежо прямо в лоб здоровенный грузовик полетел, я и подумал, что это конец. Оказывается, не конец. Будем жить!
— Вот это правильный разговор!
— И много тут таких, как я? Поговорить бы толком.
— Да, есть. Ты лучше давай в столицу иди, там они чаще встречаются.
— А почему?
— А потому что там магов больше.
— И ты, что ли, маг?
— И я. Потому я тебя и вытащил. Я тоже в столицу иду, в Даэн-Рисс, так что пошли со мной. Ты что умеешь делать?
— Ну вообще я химик, ехал как раз на собственную защиту диссера.
— А, так ты алхимик, значит. Ну точно, у тебя Луч немалый.
— Да нет же, не алхимик, я философский камень не ищу. А что, здесь у вас такое средневековье, золото стараются добыть из чего угодно?
— Не слышал ничего про философский камень, а золото добывают в шахтах гномы, ну и люди тоже. А ты алхимик — значит, ученый, так называют всех, у кого есть Луч: ученых, инженеров, врачей. Луч твой я у тебя хорошо вижу. Наверно, ты пригодишься в королевском университете, там образованным переселенцам всегда рады.
— Погоди, так у вас еще и гномы есть? Может, и эльфы?
— Эльфы отсюда ушли триста лет назад, только изредка попадают, они же могут между мирами перемещаться запросто.
— Нет, это все надо хорошо обдумать. Ладно, в столицу я пойду, конечно. А если ты маг и меня перетащил, почему ты сам в столицу не можешь перенестись?
— Потому что у меня нет ориентиров. Ну, чтобы телепортироваться куда-нибудь, нужно там заранее побывать, а я в Даэн-Риссе раньше не был.
— Ну отлично, пойдем тогда вместе. Ты когда туда собираешься?
— Завтра.
— Так, а меня здесь переночевать пустят? Местных денег у меня нет.
— А монеты ваши есть? Они у тебя серебряные, золотые?
— Да нет, медно-никелевые. — Переселенец полез в карман, вытащил ключи, на которых висел брелок из неизвестного материала, потом перочинный ножик с несколькими лезвиями, маленькие плоские карточки… Хозяин подсел и заинтересованно рассматривал вещицы.
— Ну, монеты я у тебя возьму, хоть и не золото и не серебро. Интересные. А это что у тебя?
— Зажигалка.
— От чего горит?
— Бензин в нее заливают. У вас есть бензин?
— Есть, а как же. Им хорошо пятна снимать. А керосин подойдет?
— Для керосина свои зажигалки делают. А что, у вас и керосин есть? Значит, не такое уж средневековье.
— Не знаю, что такое средневековье, но зажигалку я у тебя куплю.
— Нет, она мне самому понадобится, а вот брелок от ключей могу продать.
— Ладно, давай брелок и монеты, вот тебе два золотых, и сегодня поужинаешь и переночуешь.
Орландо, тем временем разносивший вино другим посетителям, подошел поближе и присмотрелся, отчего это хозяин так расщедрился? И присвистнул. Он видел во дворце такие вещи, и стоили они намного дороже, да и иномирские монеты могут быть интересны. Не иначе как трактирщик собирался потом загнать эти вещи в магическую лавку или просто магам в каком-нибудь большом городе.
— Эти вещи стоят, по крайней мере, в десять раз дороже, — вмешался он.
— Верно, — подтвердил Гильермо, переглянувшись с Орландо.
Хозяин злобно посмотрел на них.
— Врете, небось, что бы вы в этом понимали!
В итоге они сговорились за десять золотых.
После этого Гильермо, как и обещал, сбегал за учебником, и они с Орландо вычитали в нем о нескольких случаях спонтанного возвращения Силы, правда, случаи эти не были никак связаны между собой, и Орландо не мог представить, как быть ему самому.

На другое утро Гильермо и Андрей, так звали переселенца, отправились в путь. Причем не пешком: они договорились с хозяином небольшого торгового обоза, направлявшегося в Даэн-Рисс.
Едва они скрылись из виду, хозяин подступил к Орландо.
— Ты мне тут нормальную сделку сорвал, так что катись отсюда..
— Ну тогда заплатите, что обещали, — отозвался уволенный принц. — Разве я не отработал честно две луны?
— Честно? Ты тут в основном на гитаре бренчал, а убирался плохо. Ты разве забыл, как мусор в угол замел?
— Так ведь торопился!
— Торопился, потому что проспал, а проспал, потому что загулял!
— Ну так потом же все исправил!
— А как бутылку разбил, помнишь?
— Так вы же за это меня два дня не кормили!
— Думаешь, за два дня ты отработал бутылку лучшего сорельского?
«Как же, — подумал Орландо, — сорельское твое — паленое!»
А вслух сказал:
— Ну так вычтите из жалованья. За то, что вы говорили, всего жалованья не лишают.
— Я здесь хозяин, и сам решаю, кто достоин жалованья, а кто нет. Пошел вон, ну!
Орландо попытался воздействовать эмпатией, но куда там. Здоровый разозленный мужик — отнюдь не крыса. Ничего не получилось, а хозяин свистнул собакам
— Взять!
Собаки бросились на Орландо, и тот протянул руки, защищаясь и стараясь заменить внезапный страх спокойствием и дружелюбием.
Кажется, помогло. Но вряд ли он продержался бы долго, если бы хозяин не крикнул: «Фу!» — и не подхватил собак за ошейники.
— Пошел вон! — повторил он. — Вещи можешь забрать.
«Ну, погоди, — думал беглый принц, собирая свои нехитрые пожитки, — вернусь, покажу тебе еще!
Но пока делать было нечего. Разозленный Орландо отправился в путь.

Глава 6

В поисках работы Орландо пришел в небольшой городок и сразу почувствовал запах свежей выпечки — даже голова закружилась. В пекарню, что ли, попроситься в ученики? Из дверей вышел парень, здоровый и крепкий, в белом фартуке, наверно, пекарь или ученик. Орландо снова пробило на предсказания. Он увидел, что этот работник сильно обжегся, и ему расхотелось проситься в пекарню. А предупреждать незнакомого парня пока не стал, не решился, вспоминая, чем закончилось его предсказание в предгорной ортанской деревушке.
Так какому же ремеслу теперь поучиться? Да вот хоть сапожному — дело нужное и полезное, с грустью подумал он, глядя на свои прохудившиеся сапоги. И у первого же прохожего спросил, где ему найти сапожника. Принцу повезло — его взяли.
Первые несколько дней Орландо подметал полы и бегал по поручениям, и, наконец, мастер решил поучить его делу. Сначала научил снимать мерку.
— Так, парень, будь внимателен. Это раскрой, тебе еще не скоро его можно будет поручить, смотри и учись. Это самое главное. Плохо раскроишь — вообще ничего не получится. И вырезать надо аккуратно. Сам-то понимаешь, из какой кожи делают подошву, из какой — верх?
Орландо пощупал для верности кожу и указал на более толстую:
— Вот из этой — подошву, верно?
— Верно, это ты точно не перепутаешь.
— А вот в эту заготовку надо втереть воск. Воск, парень, нужен для того, чтобы башмаки твои не промокли.
Целый день Орландо трудился не покладая рук, однако мастер остался не очень доволен. Не везде получилось ровно, пришлось часть воска убирать.
— Ладно, — пробурчал тот, — будешь стараться — научишься.
Так прошло несколько недель. Орландо худо-бедно полировал подошвы и стельки и втирал воск в заготовки. Правда, получалось далеко не все, и мастер всякий раз бил его по рукам. Однако было это не так часто.

Орландо понемногу привык, мастер даже давал ему выходные, и он познакомился с хорошенькой соседкой. Девушка работала в соседней швейной мастерской и по вечерам часто ходила на танцы. Там Орландо нередко играл на гитаре, одолженной у приятелей. Там он и присмотрел девушку, да и она не осталась равнодушной к нему, хотя у нее раньше был другой кавалер, пекарский подмастерье по имени Альберт. Тот самый Альберт, для которого Орландо углядел несчастный случай на работе. Тот был крупный парень, но несколько простоватый. А вот обаятельная улыбка Орландо и его эльфийские глаза сыграли свою роль — это он сразу понял благодаря эмпатии.— Такой девчонки я еще не видел! — восхищенно воскликнул Орландо, глядя на девушку. — Как тебя зовут?
— Элла, а тебя? Ты новый ученик сапожника?
— Да, ученик, а имя придумай сама.
— Э, ты из Мистралии? Роберто? Антонио? Рикардо?
— Не, не угадала, Армандо! — И он засмеялся, не желая выдавать своего настоящего имени — мало ли что.
— Элла, ты мне пообещала танец, — вмешался пекарский подмастерье.
Она сверкнула глазами.
— Я передумала! — И подала руку Орландо.
— Смотри у меня! Будь осторожен! — заявил Альберт, угрожающе глядя на соперника.
Тот не выдержал:
— Ты тоже будь осторожен. Я иногда вижу будущее, ну так ты получишь на работе сильный ожог.
Альберт фыркнул:
— Нашел чем пугать! Я работаю аккуратно, — но, казалось, задумался.
А Орландо с Эллой пошли танцевать. С тех пор они встречались на вечеринках постоянно. Пытаться воздействовать на нее эмпатией Орландо не хотел, потому что считал, что недостойно и не подобает покорять девушку таким образом. Но эмпатия и не понадобилась. Уже на третий вечер они ушли с площадки за поселок, нашли полянку в небольшой роще поблизости и остались там на всю ночь.
Девушка была хороша собой, весела и простодушна, а узнав, что ее новый парень — большой любитель сладкого, то и дело приносила ему то сладкую булочку, то мармеладку, то другую вкусность.
Она нередко хихикала, притворно обижаясь:
— Да ты любишь конфеты больше, чем меня!
А вот Альберту не повезло. Через пару дней после того, как Орландо сделал ему предсказание, он действительно сильно обжегся и целую неделю не работал. К Орландо он испытывал двойную злость — и из-за девушки, и из-за травмы, в которой открыто винил соперника. Мол, если бы тот не задурил ему голову, он бы работал как всегда, не думал бы об ожогах и не отвлекся бы в ответственный момент. И Орландо должен был признать, что парень, возможно, не так уж и не прав.

Тем временем его собственная работа в мастерской шла своим чередом.
— Ладно, — заметил однажды мастер, — будешь вырезать заготовки. Нет, размечать материал я тебя пока не посажу, еще испортишь тут ответственную работу. На вот посмотри внимательно, как я делаю. А теперь сам попробуй. Ну неплохо, да осторожней ты, ну что за криворукий!
И мастер стукнул его палкой по спине.
Вторая заготовка вышла как раз хорошо. Мастер хмыкнул:
— Ну ладно, давай старайся, но смотри, только попробуй еще что испортить!
Но до конца недели ученик сапожника еще не раз получал палкой по разным местам. И в конце концов большая часть заготовок при такой палочной методике у него стала получаться.
Орландо трудился целыми днями, жизнь вроде бы вошла в нормальное русло. Ну почти, хотя, конечно, это была не та жизнь, о которой думал маленький принц с магическим даром. Но что поделаешь, хорошо, что он на свободе, никто не требует от него заниматься неподходящим для него делом… Хотя сапожное ремесло тоже оказалось не его, надо признаться. Да и обыкновение мастера колотить ученика палкой за каждую испорченную заготовку злило его все сильнее. Не такой ценой хотел он учиться. Все чаще и чаще он задумывался над тем, чтобы уйти отсюда. Удерживал его только страх опять голодать.
Однажды он слишком долго задержался на вечеринке, где играл на чужой гитаре, а потом на свидании, а возвращаясь домой, повстречал приятелей Альберта. Тот, наверно, все еще надеялся вернуть Эллу, но сам опасался приближаться к провидцу. Откуда было ему знать, что раз Орландо не голодает, то и не предсказывает ничего. Однако он продолжал злиться, и все об этом знали. Вот друзья Альберта, будучи сами навеселе, и решили разобраться с чужаком, которым Орландо все-таки продолжал оставаться.
— Эй ты, закурить не найдется? — попытались его задеть обычным во всех мирах способом.
Орландо, не будь дурак, протянул папироску.
— Ты чего это так наглеешь? — несмотря на это, спросили его.
— Я наглею?!
— Да, ты, ходят тут всякие, наших девушек уводят!
Слово за слово, и драка началась. Да что драка — избиение. Орландо, конечно, был парень ловкий, да и драться его учили, но на ножах. Однако нож он доставать не хотел, потому что видел, что ребята его убивать не собираются. А без ножа справиться с четырьмя рассерженными подвыпившими парнями он не мог. В общем, домой Орландо заявился с большим фингалом под глазом, ноющими ребрами и разбитыми губами.
— Мда, — недовольно протянул мастер, — ну и какой ты работник со всем этим?
— Мне это работать не помешает.
— Ну тогда за работу, да смотри, не запори ничего.
Орландо ошибся, а мастер в своих сомнениях оказался прав. Две заготовки подряд были испорчены, учитель добавил палкой к тому, что сделали дружки Альберта, и проворчал:
— Иди-ка давай воском займись, там меньше напортишь.
Однако ничего хорошего не вышло: Орландо в расстроенных чувствах уронил утюг себе на ногу.
Две недели ему пришлось провести дома, точнее, в мастерской, полируя обувь. Потом мастер все же снова доверил ему делать заготовки, но всякое желание стать сапожником у Орландо прошло — и он снова стал ошибаться.
— Знаешь, парень, — сказал однажды мастер. — Не выйдет из тебя сапожника, да и не для тебя это дело.
— Да, наставник, наверно, вы правы, — уныло согласился ученик.
Выбравшись перед отъездом на вечеринку, Орландо увидел, что Элла даже и не думала по нему скучать, впрочем, она ни разу его и не навестила за все время.
— Послушай, Элла, — начал он несколько смущенно, — мне было хорошо с тобой, но я уезжаю, так что мы больше не увидимся.
— Не больно-то и хотелось! — гордо заявила Элла и направилась к ожидающему ее Альберту. Тот косо поглядывал на соперника, но подойти не решался: а ну как еще что предскажет!
Орландо облегченно вздохнул, хотя чувства он испытывал, мягко говоря, смешанные. С одной стороны, хорошо, что все обошлось без девичьих слез и сожалений, а с другой — обидно же! Говорила же, что любит, а как целовалась! Он прямо взлетал. «Ну да ничего, — решил неудачливый ученик сапожника, уходя из городка, где провел ни много ни мало полгода, — найду себе и другую девушку, и другого наставника. Не в первый раз! Этот не больно-то и хорош — чуть что, и палкой драться. Эх, где моя Сила!»

После неудачного ученья у сапожника он снова отправился странствовать. Иногда он просил хлеба с помощью эмпатии, но всякий раз ему было очень неприятно. Иногда ему удавалось сыграть на гитаре и немного подзаработать. Но гитара всякий раз была чужой, а денег на свою у него не было. Единственное, что радовало в жизни, — девушки редко отказывали симпатичному пареньку с обаятельной улыбкой, который при встрече всегда предлагал первой угадать его имя. Так что красотка Элла быстро забылась, забылось и их прощание. Прошло уже семь лет, как начались его странствия, и не раз он подумывал о том, чтобы объявиться при каком-нибудь королевском дворе, и каждый раз его останавливало опасение, что его опять начнут втягивать в политику, а то и убьют. Ничто не стоило такого риска.

Запыленный тракт вел его в столицу Ортана. По обочинам дороги росли каштаны, зеленея молодой листвой и сверкая белыми свечами соцветий. Пышное цветение казалось праздничным украшением, а, приближаясь к Даэн-Риссу, Орландо стал чаще встречать нарядных людей в праздничных повозках и пешком.
— В городе ярмарка готовится? — спросил он прохожего. — Вроде сейчас не время?
— Праздник, наш добрый король Деимар женился, обещал всем большие гулянья, вот народ и собирается, — охотно ответил тот. И, будучи в добром настроении, добавил: — Так что работа может для тебя найтись, ты ведь работу ищешь, сразу видно!
— А кто же молодая королева? — спросил Орландо с любопытством, ведь ему были знакомы многие знатные семьи на континенте.
— Поморская принцесса Роана. И ее ребенка король усыновил, сделал принцем Ортанского королевского дома.
«Вот молодец», — подумал Орландо.
В городе он вместе с праздничной толпой оказался на площади, где были устроены трибуны и королевская ложа. Издалека он разглядел молодую королеву Роану. Наверно, и правда Роана будет теперь счастлива. Хотя Деимар староват для нее, но человек неплохой. Хотя вот для кого неплохой? Обращаться к королю по-прежнему не хотелось.
Однако в столице можно было найти работу, что Орландо и сделал. Устроившись в скромный кабачок на окраине, он обрел крышу над головой. Так прошли весна и лето, а осенью хозяина практически съели конкуренты — соседнее заведение оказалось более удачливым. Чтобы сэкономить деньги, которые у него еще оставались, хозяин решил часть работников уволить. Под увольнение попал и Орландо, который снова оказался на большой дороге, не как разбойник, конечно, а как бездомный путник. Бедняге не оставалось ничего другого, кроме как отправиться убирать картошку. Когда стало совсем холодно, он, получив опять меньше, чем рассчитывал, отправился на юг, в Эгину.

Глава 7

В столице Эгины Гелиополисе был праздник — гонки колесниц. Орландо когда-то пришлось побывать на таком соревновании: зрелище было впечатляющее. Беглый принц присоединился к зрителям. Стадион шумел — на дорожку выехали колесницы, запряженные четверкой лошадей. Сколько колесниц, сколько ездоков! Он увидел, что на некоторых колесницах за возничими стояли мальчики-подростки.
— Это кто? — спросил он по-ортански соседа.
Тот охотно ответил:
— Ученики, будущие чемпионы. Вон тот мальчик, видишь? Принц Александр. Лихой парень, явно чемпион будет, только ведь опасно ему, принцу, таким спортом заниматься.
Орландо всмотрелся. Так далеко было не разглядеть лица мальчика, для которого он видел трехлетним малышом на руках старшей сестры, эгинской принцессы, когда развлекал их магическими фокусами.
Колесницы помчались к поворотному столбу, зрители закричали. После поворота колесница с принцем оказалась впереди. Победа.
Орландо вздохнул. Этому мальчику повезло, он живет в родном дворце и готовится к вступлению на трон. А он, Орландо, не станет сейчас обращаться и к королю Эгины. Лучше он заработает на засолке и копчении рыбы.

…За две луны работы рыбный запах пропитал все вокруг, и самого Орландо тоже. Однако платили неплохо, и беглый принц немного приободрился. К тому же он и здесь нашел себе девушку. Но всему приходит конец, закончился и сезон. Орландо задумывался, куда же ему теперь податься — или остаться здесь? Случай решил все за него.
Однажды, возвращаясь с работы, он зашел в незнакомый кабачок и только принялся за ужин, как за его спиной раздался голос:
— Эй, подвинься, чего расселся.
За ним стояли два здоровенных мужика — явно портовые грузчики.
— Тут рядом место есть, — спокойно ответил Орландо.
Но мужики, видимо, были не в настроении и хотели подраться.
— А нам здесь хочется посидеть. После работы заслужили, и какие-то приезжие мальчишки тут лишние, — добавил второй.
— Так рядом же свободно, говорю.
— А ну вставай, не понял, что ли? — Самый задиристый схватил кружку и тарелку Орландо.
Тот вскочил, чтобы отобрать свои вещи. В результате кружка и тарелка оказались на полу, а Орландо был поднят за воротник и отставлен в сторону. Он тут же бросился в драку, но куда ему было против двух амбалов! Орландо ушел из кабака с такой побитой мордой, то есть лицом, что потом от него на улице несколько дней подряд шарахались.
Хорошо хоть не ограбили, основные деньги были надежно спрятаны у него дома. Теперь можно было уехать: оставаться в Эгине больше не хотелось.

Орландо вернулся в Ортан и твердо решил начать новую спокойную, размеренную жизнь. Сапожника когда-то из него не получилось, так, может, получится кто-то другой?
В ближайшем городке он подошел к плотникам, строившим дом. Их было всего-то три человека, а работы, сразу видно, много.
— Ребята, — спросил он, — вам помощник не нужен?
Крупный мужик, видно, возглавлявший артель, посмотрел на него с сомнением.
— Нам посильнее кто нужен.
— Я сильный, могу работать.
— Вообще-то нам люди нужны… А ты раньше плотницким ремеслом занимался?
— Нет, только сапожным.
— Сапожник… Ну ладно, иди-ка сюда, пока доски потаскаешь вот с ним. Там видно будет.
Орландо трудился весь день и взмок как мышь.
«Интересно, так бы я уставал, если бы был бардом и работал всерьез? Может, и так же, но было бы гораздо интереснее».
Так продолжалось несколько дней, пока Орландо не доверили пилу.
В паре с умелым работником у него получалось неплохо. Но сравняться с мастерами он все же не мог. Не раз Орландо с удивлением и восхищением наблюдал, как они действуют топором. Оказывается, им можно не только рубить, но и использовать как молот, и тесать, и колоть, и делать углубления, как долотом. Порой ему доверяли самые простые работы, но мастер качал головой, глядя на старания Орландо, а однажды даже поколотил его, когда все за ним пришлось переделать. Еще больше досталось несчастному ученику, когда он вернулся после ночного гулянья с большого похмелья (что было не так уж страшно), но главное — опоздав на несколько часов.
Тем не менее он трудился в артели, пока они не построили два дома, да и дальше его не гнали. Однако сам Орландо понимал, что эта работа не для него. Все равно рано или поздно придется уходить, подумал он и взял расчет.
Снова стали сменять друг друга города и деревни, снова он искал себе приют и не мог отыскать. Время шло. «А может быть, и правда, — задумался беглый принц, — мне стоит стать бардом? Огонь-то у меня есть. Хорошо только, что он меня не сжигает». Орландо помнил, что ему говорили и Казак, и мэтр Максимильяно: в нем много эльфийских генов (словечко-то какое, магическое!), и благодаря этому неиспользованный Огонь не вредит ему так же, как обычным людям. Но не стоит рисковать — вот сейчас не сжигает, а завтра будет сжигать, кто его знает? Но прежде чем проситься в ученики к какому-нибудь барду, надо бы гитару купить и вспомнить все, чему его учили более десяти лет назад. Гм, но как же купишь, когда то и дело он сидит не то что без денег — без хлеба. Значит, надо зарабатывать и копить. Немного денег у него было, и он с сожалением отложил несколько монет — на инструмент будущего прославленного барда.
Он решил отправиться в Галлант. Поскольку деньги он откладывал на гитару, есть ему вечно было нечего, хотя на курево все равно оставалось. Надо сказать, что старую гитару он все-таки купил в одном галлантском городке, но при этом потратил последние деньги. Заработать игрой почти не удалось: он стремился скорее добраться до Лютеции. Так, голодным, а значит, готовым к предсказаниям, он и вступил в столицу Галланта.


Последний раз редактировалось: Lake (11 Ноя 2016 20:44), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 20 Окт 2016 22:08    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Глава 8

Лютеция была пестрой и шумной. Многоэтажные разноцветные дома под черепичными крышами, узкие улочки, сменяющиеся широкими проспектами и бульварами. На широких тротуарах стояли столики уличных кафе, перед освещенными магическими шарами дверями театров в ожидании представления толпился народ. Тут были и богачи, выходившие из карет, и простой народ, пришедший пешком. К сожалению, у Орландо не было денег ни на билет, ни на девиц, которые стояли в дверях борделей на соседней улице, завлекая прохожих, и бродили рядом с театром, ожидая тех, кому билеты не достались.
— Эй, красавчик, пойдем со мной, — кокетливо позвала ярко накрашенная полногрудая девица.
— Не сейчас, красавица, не сейчас, — отозвался он и продолжал осматриваться в поисках места для ночлега.
— Наверно, в карманах ветер свистит? — насмешливо отозвалась та и отвернулась от неплатежеспособного клиента.
Девица угадала, и Орландо стало неприятно, хотя пора уж было привыкнуть за столько-то лет. Может быть, сейчас ему повезет? Была весна, тепло, и Орландо благополучно переночевал на скамейке в городском парке. А днем на открытой концертной площадке выступал Гальярдо. Орландо слушал, и ему было грустно. Знаменитая «Ностальгия» затронула его до глубины души. Он прекратил собственную эманацию усилием воли.
Следующей выступала группа Эль Драко, прославленного на весь континент барда и в то же время сына наставника Орландо мэтра Максимильяно. Это был иной стиль. И голос, удивительной красоты баритон. Сильнейшая эманация захватила зрителей, и Орландо тоже был подхвачен этой волной.
«Маэстро всегда эманирует, когда поет», — сказал кто-то рядом, когда отгремели аплодисменты.
Орландо сделал выбор: он попросится в ученики к Эль Драко. Гальярдо слишком взрослый и слишком серьезный, да и сомнительно, что он захочет держать ученика, который и играет, и поет, и хочет учиться композиции. Другое дело — Эль Драко. Он весь горит на сцене, этот Огонь видит даже Орландо, хотя у него нет Силы.
После концерта Орландо не стал подходить к знаменитому барду — он предпочел выяснить, где тот живет, и направился туда.
Эль Драко снимал двухэтажный дом в центре города, который служил ему и его ансамблю и жильем, и для репетиций. Орландо повезло: именно потенциальный наставник и открыл ему дверь. Наверно, только что вернулся.
Но Орландо не успел поздороваться, как на него снова накатили видения. Человек, похожий на мэтра Максимильяно, с длинными мокрыми волосами, падающими на плечи, стоял перед зеркалом и хохотал как безумный. Потом он воскликнул: «Да! Именно!», схватил ножницы и отрезал себе клок волос, так что на лоб упала косая, неровная челка. В ту же секунду картина сменилась. Этот же человек с бардовской челкой, на этот раз явно хорошо подстриженной, сидел в кресле, одной рукой придерживая умостившегося у него на коленях малыша, а другой обнимая стоящую рядом девочку лет семи-восьми. И как всегда, все пропало. Перед ним снова стоял Эль Драко, глядя на него вопросительно и несколько настороженно.
Сконцентрировав все свои эмпатические способности, за эти годы, надо сказать, увеличившиеся, Орландо обратился к прославленному барду, который был моложе его, а выглядел примерно так же:
— Маэстро, у меня к вам необычная просьба.
— Да, — отозвался Эль Драко, — назовите ее. — И настороженность на его лице сменилась улыбкой.
— Не возьмете ли вы меня к себе в ученики? Я давно занимаюсь музыкой, и Огонь у меня есть, не пропадать же ему?
— Это верно, — посерьезнел Эль Драко. — Огонь у вас имеется, и немалый, и пропадать ему никак нельзя. Так что пойдем, покажешь, что умеешь, — перешел он на «ты» и отступил, пропуская внутрь дома.
— Так, что у тебя за гитара? Мда, дрова, ну да ничего, давай!
Орландо заиграл.
— Неплохо, — кивнул Эль Драко.
Воодушевленный Орландо заиграл быстрее…
— Эй, лажаешь, ну кто же так делает?
Все, подумал потенциальный ученик. Не возьмет. И никакая эмпатия не поможет.
Но Эль Драко не стал его гнать.
— На, смотри. — Он взял старую гитару Орландо и легко пробежал пальцами по струнам. Инструмент словно ожил в его руках.
— Запомнил? Повтори.
Орландо повторил, Эль Драко кивнул.
— Ну, не так безнадежно.
— Я еще стихи пишу, — добавил Орландо, расхрабрившись.
— Стихи — это хорошо…
Внезапно он обернулся и крикнул куда-то в сторону:
— Пуриш, это ты?
На лестнице показался невысокий полноватый человек с острым внимательным взглядом.
— Кого это ты притащил, Диего?
— Будет моим учеником.
— Ну, если тебе не жалко… А как тебя, парень, зовут?
Орландо замялся. Предлагать выбрать для себя имя, как он это делал с девушками, показалось как-то неудобно.
— Армандо, — ответил он.
Эль Драко прищурился. Пуриш покачал головой и усмехнулся. «Поняли, что вру», — с испугом осознал Орландо.
Но Эль Драко внезапно широко улыбнулся.
— Хорошо, будем знакомы. А я Диего. Если поднатаскаю тебя, может быть, будешь второй гитарой. Только смотри, не лажать!
Получилось! У Орландо брызнули слезы из глаз.
— Да ты прямо плакса какой-то, — рассмеялся Эль Драко.
Но Орландо все не мог успокоиться и продолжал всхлипывать.
В дом ворвались два парня, похожих друг на друга как две капли воды.
— Эй, ребята, вот вам новый товарищ, Плакса как он есть. Это Хуан и Луис Бандерасы. Вот Хуан, он барабанщик, вот Луис, он трубач.
— Рады видеть. Добро пожаловать.
— Привет, — ответил Орландо. Еще бы запомнить, кто есть кто.
— Сегодня идем гулять. И ты, Плакса, идешь с нами.
Так к нему прилепилось прозвище Плакса.

На другой день, после хорошей гулянки, где новоявленный Плакса не столько пил, сколько ел, и где перешел со всеми на «ты», наставник приступил к первому уроку.
— Ноты-то знаешь?
— Знаю, их двенадцать…
И Орландо, вспомнив все, чему его учили в детстве, выложил это наставнику.
— Ну-ка, давай попробуем прочитать, что здесь написано?
Орландо без ошибки воспроизвел.
— Ну, начало есть, — усмехнулся наставник. — И стихи покажи.
Орландо покопался в своих бумажках, куда записывал пришедшие в голову строки.
Просмотрев их, Эль Драко весело сказал:
— Послушай, а стихи у тебя отличные выходят. Хочешь, вот это возьмем для песни?
— Но писать ты будешь?
— Ты можешь попробовать, но сначала я тебе покажу несколько основных приемов…
Орландо приободрился, но тут раздалось довольно громкое рычание. Он невольно вздрогнул.
— А, это Тиа и Хон, — рассмеялся Диего, — ты их еще не видел! Пойдем посмотрим! Но близко не подходи, они только меня и Пуриша подпускают.
Он легко подхватился с места и потащил Орландо за собой. Когда тот увидел двух леопардов, то замер, но Диего смело взял их за ошейники и принялся почесывать за ушами. Те ластились к Эль Драко как кошки.
— Они закляты на верность? — догадался Орландо. — Для охраны?
— Да.
— А почему ты их вчера не позвал?
— Да я сразу понял, что ты не опасен, — фыркнул Диего. — Ну, за работу!
Два дня Орландо старательно трудился над своей песней. Наконец, втайне гордясь собой, он показал наставнику готовую, как казалось, работу. Тот выглядел не очень довольным.
— Ну смотри, ну кто же так делает, ты тут в припеве слишком высоко берешь! А этот аккорд здесь совсем не к месту!
— Так я же хотел поярче.
— Вот стихи у тебя яркие. А здесь, в музыке, яркость не высокими тонами берется.Вот если бы так… — И он сыграл несколько аккордов. — Слышишь?
Орландо и видел, и слышал. Но сам, хоть убей, так не мог.
— Вот если бы Казак здесь был, как в прошлом году, он бы тебе тоже кое- что полезное показал, — продолжал Эль Драко.
— Казак здесь выступал? — оживился Орландо, подумав, что они могли бы встретиться, если бы он напросился в ученики годом раньше. Однако интересно, как поступил бы Казак, обнаружив Орландо.
— А ты его знал?
— Знал, но давно, лет десять назад.
— Уникальный человек этот Казак, — заметил Эль Драко.
— И ругается уникально, — добавил вошедший в этот момент один из Бандерасов, то ли Хуан, то ли Луис.
— И с кем же он ругался? — поинтересовался Орландо.
— Да вот с Диего и ругался, — добавил присоединившийся к компании второй Бандерас. — Они соревновались, кто кого перебранит.
— И кто же выиграл? — спросил Орландо.
Первый Бандерас хихикнул:
— Казак победил, его никто не переругает.
Эль Драко фыркнул и заявил:
— Ему же лет шестьсот, вот и нахватался за столько-то веков. Так, а ты, Плакса, сегодня еще позанимайся, этот кусок у тебя совсем неплохо вышел. Не отвлекайся, репетируй больше, не уходи мыслью в сторону. Главное — работать до тех пор, пока пальцы не начнут сами находить струны. А кстати, ты почистил мой концертный костюм, тот, черный с золотом, сегодня вечером выступление?
— Да, почистил.
— Ну покажи. Н-да, играешь ты все же лучше. Иди-ка порепетируй.
Орландо подхватил гитару и пошел заниматься. Хороший все-таки у него наставник.

Через две луны занятий Эль Драко все-таки пустил Орландо на сцену.
За десять лет странствий это был самый счастливый день для беглого принца. Он выступал перед публикой, он наконец-то делал свое дело. Возможно, он нашел себя и будет теперь бардом.
После выступления вся компания решила отпраздновать дебют нового участника.
— Ребята! — весело сказал Диего, доставая маленькую бутылочку с какой-то темной жидкостью. — Сегодня в честь Плаксы мы угостимся очень полезным напитком, который дает здоровье и, говорят, удачу. Это драконья кровь. — Он аккуратно разлил напиток по маленьким стаканчиком и поднял тост:
— Итак, за нашего нового барда, за Плаксу!
Плакса было собирался пригубить диковинный напиток, но внезапно в его голове что-то щелкнуло, он вспомнил предупреждение мэтра Максимильяно и отставил стаканчик, еле переводя дыхание от страха.
— Ты почему не пьешь? — удивился Диего.
— Мне нельзя, я мгновенно умру от аллергии, если попробую драконью кровь. Эльфийская наследственность.
— Тогда конечно, — серьезно согласился Диего, — но странно — мне она не мешает.
— Мне говорили, что в третьем и четвертом поколении надо обязательно делать анализ крови.
Диего задумался, что-то вспоминая.
Инцидент был исчерпан: ребята разделили его порцию, а Плаксе пришлось довольствоваться обычным вином.
А после попойки компания направилась в заведение мадам Лили, где не так давно появилась новая девушка, уже успевшая прославиться на весь город под именем Камилла Сахарные Губки. Орландо, впервые посетив эту честную труженицу, узнал в ней ту девицу, что заигрывала с ним у театра в первый вечер. Значит, и она успела сделать карьеру. Теперь он не раз навещал ее в этом заведении, которое считалось в Лютеции элитным.

Шло время, и Орландо был весьма доволен жизнью. Пусть нормально чистить костюмы он так и не научился, пусть уроки композиторского мастерства не давались хорошо, но лажать при исполнении он почти перестал.
А поскольку он постоянно был сыт, то никаких предвидений будущего у него не было. Правда, часто он бывал и пьян, но это никаких видений не вызывало, только похмелье. Вот он и не ожидал интересных событий в своей жизни.
Однажды прямо в репетиционный зал вошла босая девушка в хитанских юбке и блузке, с браслетами на изящных ножках и ручках, с ожерельями на груди.
Все заулыбались, увидев ее, словно сама весна пришла к ним в гости.
— Чем могу помочь, красавица? — с широкой улыбкой обратился к ней Эль Драко.
— Меня зовут Азиль, я танцовщица, — отозвалась она. — Я могу выступить с твоим ансамблем. Так надо и так правильно.
— Тогда покажи, что умеешь! — ответил Эль Драко и взялся за гитару.
Взметнулись хитанские юбки, взметнулись вверх руки, босые ножки заскользили по полу.
Все замерли. Глаза Эль Драко сверкнули вдохновением, и волна эманации накрыла зал.
Когда музыка стихла, Диего сказал:
— Я буду счастлив принять тебя в свою труппу, о несравненная. Сегодня же начнем с тобой репетировать.
Через несколько дней номер Азиль в концертах уже пользовался большим успехом.
А сама Азиль и Эль Драко не сводили глаз друг с друга. Все ночи они проводили вместе, и эманация накрывала весь дом. Орландо в первый вечер не выдержал и сбежал в заведение мадам Лили, к Камилле, благо она только что освободилась и была готова его принять.
А вернувшись к утру домой, он столкнулся с парочкой — Диего и Азиль, которые куда-то торопились.
— Нам тут кое-что про Азиль выяснить надо, мы скоро вернемся, а ты давай занимайся.
Буквально через час они вбежали в дом и тут же наперебой заговорили:
— Оказывается, я нимфа.
— Азиль — нимфа, маг это подтвердил.
— И я должна спать со многими мужчинами, это нужно для моей Силы.
— И каждый раз нимфа дарит мужчине что-то хорошее.
— А тебе что подарила? — не удержался Орландо.
— Мне? — улыбнулся Диего, приобняв Азиль. — Вдохновение!
И они оба засмеялись.
В эти дни у Эль Драко получались настолько красивые мелодии, что Орландо и сам не заметил сначала, как записал эти ноты в пьесу, которую уже две недели безуспешно сочинял и не мог закончить. И эта тема показалась новоявленному композитору настолько подходящей, что он, недолго думая, так и оставил. Несколько раз проиграв мелодию, он счел ее вполне готовой для показа. Правда, на мгновение он подумал о последствиях, но эти мысли тут же вылетели у него из головы.
Он вошел в репетиционный зал вполне довольный. Здесь как раз был и Диего, и Азиль, и Бандерасы. Вот и хорошо, вот все и услышат!
— Посмотрите, что у меня получилось! — провозгласил он.
— Ну давай, показывай, — отозвался Диего без особого, впрочем, энтузиазма.
Орландо присел и начал. Сначала Диего следил за его исполнением спокойно, но вот Орландо перешел к той теме, которую без зазрения совести позаимствовал. Реакция была молниеносной.
— Ах ты засранец, долбаный плагиатор! — заорал Эль Драко во всю мощь своего голоса.
Орландо выронил гитару и шарахнулся в сторону, надеясь удрать. Да где там. Разъяренный наставник схватил подставку от пюпитра — при этом нотные записи разлетелись во все стороны — и со всего размаху заехал нерадивому ученику по спине.
— Какую траву ты курил, придурок, что вздумал тему у меня спереть! — рявкнул он так, что стекла задрожали.
— Маэстро, не надо, только не пюпитром, — закричал Орландо, когда угол рамки больно задел его по копчику, и попытался увернуться. Но разъяренный Эль Драко продолжал гонять его по залу, колотя подставкой и кроя плагиатора в шесть этажей. Бедный ученик все же сумел забиться в угол и, пока наставник не начал все сначала, испуганно и виновато проговорил:
— Я больше не буду, честное слово.
Эль Драко, немного успокоившись, проворчал:
— Ну то-то же, только попробуй еще! Пока не усвоишь окончательно основы композиции — не берись! Упражняйся лучше.
На следующий вечер они снова выступали, и, когда пришла очередь танца Азиль, опять у всех возникло ощущение чуда.
Летели над залом звуки гитарных струн и волшебный голос Эль Драко, и точно так же летала по сцене Азиль в развевающихся юбках, ее босые ножки тоже летели, и руки казались крыльями, и вся она была как прекрасная птица.
Остановившись и отдышавшись, Азиль раскланялась в ответ на оглушительные аплодисменты и подошла к нему, к Плаксе, а он уже привык так называть сам себя.
— Ты мне нужен. Хочешь, я пойду сегодня с тобой?
— Хочу, — расплылся он в улыбке. — Но как же…
— Все хорошо, — хлопнул его по плечу Эль Драко и рассмеялся. — Азиль знает, что делает. Раз она приглашает тебя, значит, так надо.
— Да, — подтвердила Азиль, — так надо и так правильно.
Ночь с нимфой была прекрасна, но утро превзошло все возможные ожидания. Проснулся Плакса от старого, давно забытого ощущения. Покалывание в ладонях, тепло в груди… Он понял и буквально взлетел на спинку кровати, в восторге разглядывая свои руки.
— Сила, Сила вернулась! — заорал Плакса во весь голос, не собираясь сдерживаться.
Азиль подскочила на постели и сначала ничего не могла понять, потом заулыбалась.
— Тебе это было нужнее всего, вот твое желание и исполнилось, — сказала она.
А счастливый Плакса на радостях запустил под потолок целую стаю разноцветных шариков.
В этот вечер после выступления друзья устроили грандиозную попойку по поводу возвращения Плаксе Силы. Он чудил как никогда — магия с алкоголем давала убойный эффект. Утром новоявленный маг проснулся с похмелья и отправился в ближайший кабачок, работающий утром. А возвращаясь, обнаружил дома незнакомого седого человека.
Диего радостно приветствовал ученика:
— Знакомься, это старый папин друг, — и, сделав паузу, представил: — дон Рауль. А это гитарист из нашего ансамбля и мой ученик — Плакса.
Орландо вгляделся в гостя и сразу же заметил необычные для мистралийца синие глаза. Когда-то он видел этого человека, только вот никак не мог вспомнить. Однако незнакомец явно узнал его сразу: в его взгляде промелькнуло изумление, а потом облегчение. Орландо растерялся, собственно, его просто передернуло, и он даже подумал, что надо бежать.
— Рад познакомиться с вами, — протянул руку дон Рауль, и тут Орландо вспомнил. Как же он мог забыть? За несколько лет до переворота король Ринальдо принимал у себя во дворце молодого, но уже прославленного на весь континент ученого — Мануэля Карреру. А потом уже подросший принц присутствовал на публичной лекции мэтра Мануэля и даже поговорил с ним немного в присутствии мэтра Максимильяно. Позднее ученый стал революционером, боролся против режима и заслуженно получил прозвище Мануэль дель Фуэго — Огненный Мануэль. Однако почти сразу после успешного переворота он попал в Кастель Милагро — страшную тюрьму, где командовал ненавистный всей Мистралии советник Блай. Говорили, что из Кастель Милагро не возвращаются, но живое опровержение этого стояло сейчас перед беглым принцем.
— Я тоже рад, — только и смог он ответить.
— Вы знакомы? — осведомился Эль Драко. — Может быть, хотите поговорить?
— Да, было бы неплохо, — медленно ответил «дон Рауль».
Орландо кивнул: а почему бы и нет? Непохоже, что этот человек опасен.
Он согласился встретиться с доном Раулем в ближайшем кафе, надеясь на возвращенную Силу.

Когда Орландо явился, дон Рауль уже ждал его за угловым столиком.
Прежде чем начать разговор, он достал из кармана предмет, напоминающий портсигар, раскрыл и поставил на стол.
— Этот артефакт создает магический полог против подслушивания, — объяснил он, а потом снял антиэмпатический амулет и тоже положил перед собой.
Собеседники внимательно присмотрелись друг к другу.
— Маэстро, — начал дон Рауль, и Орландо понял, что артефакт артефактом, а осторожность не помешает, — вы ведь знаете, что творится у нас на родине. И вы можете помочь в том, чтобы навести там порядок.
— Опять?! — вырвалось у Орландо.
— Тогда вы все правильно сделали, и я вас полностью одобряю. Но сейчас дело другое…
— Почему же другое? — запальчиво возразил Орландо— Потому что они уже были при власти, а вам я нужен, чтобы ее захватить?
— Да меньше всего мне нужна эта власть, мне за державу обидно! — вырвалось у дона Рауля. — Ну неужели вам наплевать на Мистралию?
— Да нет, не наплевать, но я при вас могу быть только для декорации, и даже знать не буду, что вы там творите!
— Нет, вы же маг и эмпат. Вот и будете действовать как эмпат. Помогите нам, Орландо.
— Кому это — вам? — недоверчиво спросил тот.
— Товарищам, которые уже готовы действовать, и еще одному человеку. Он предложил поговорить с вами сам, если вы мне не доверяете.
— Кто же это?
— Ваш наставник, мэтр Максимильяно.
— Так он все-таки жив! Диего его разыскивал.
— Вот Диего об этой вашей встрече не рассказывайте. Шеф просил меня только представиться его старым другом, а больше ничего не говорить.
— Мэтр Максимильяно — ваш шеф? Вы на него работаете?
— Да.
— А на кого тогда работает он?
— Скоро вы все узнаете, — вздохнул дон Рауль.
К мэтру Максимильяно они отправились на другой день. Небольшой дом, незаметный среди других подобных и скрытый за маленьким садиком. Условный стук — и на пороге предстал мэтр Максимильяно, мало изменившийся за прошедшие тринадцать лет.
— Ну здравствуй, Орландо, наконец-то ты нашелся.
— Здравствуйте, мэтр, я тоже рад, что вы нашлись.
Мэтр Максимильяно усмехнулся.
— Я вижу, ты еще не принял решение?
— Да какое решение? Помогать вам? Вряд ли я могу.
— Орландо, я должен тебе кое-что рассказать и показать, и ты подумаешь, какой выбор сделаешь. А теперь слушай. То, что миров много, ты знаешь. И я из другого мира.
— Переселенец? — не удержался Орландо.
— Не перебивай. Нет, я не переселенец, в моем мире умеют перемещаться без магии, с помощью техники. И таких, как я, здесь много.
Он сделал приглашающий жест и повел собеседников за собой. Оказавшись в небольшой, необычно обставленной комнате, Орландо с удивлением огляделся. Перед ним был стол с необычными мелкими… клавишами? Кнопками? В углу стояла большая будка с такими же клавишами, картой со светящимися точками и еще непонятно чем. Такого он еще не видел, разве что после отравления грибами.
— Это телепортационная кабина, или, по-простому, Т-кабина, сделанная в нашем мире.
— Значит, я верно понял: вы, мэтр, самозванец, а на самом деле здесь шпионите?
— Не совсем так. То есть я действительно живу здесь под легендой, под чужим именем, но моя цель — защитить этот мир. И цель моих коллег — тоже.
— Защитить? От кого?
— От некоторых обитателей нашего мира, которые были бы рады тянуть отсюда ресурсы. И Мануэль тоже работает с нами. А также мы наблюдаем за тем, как развивается здесь история благодаря переселенцам, и не должны вмешиваться.
— Даже если в стране несколько переворотов за тринадцать лет?
— Даже если.
— А советник Блай с его тюрьмой?
— Ну, тюрьма переместилась сюда магическим образом, как и переселенцы. И советник Блай, как все считают, тоже переселенец, хотя мы не можем понять, из какого времени и какого мира. Но его стремление заполучить технических специалистов, убивая магов, говорит само за себя. А во влияние переселенцев на историю мы не вмешиваемся и не препятствуем. Вот почему этот подлец до сих пор жив и нам не дают санкции на его убийство.
— Мэтр Мануэль, а вы? Вы ведь местный? Или вы тоже из другого мира, оттого и все ваши научные успехи?
— Я здесь родился! — раздраженно крикнул Каррера. — И дайте мне только добраться до этой твари! Уж на этот раз убью на месте!
— На этот раз? Так это правда, что вы пытались его убить цепью?
— И откуда только эти сведения дошли? — проворчал Каррера. — Правда. Не добил гада.
— Боюсь, если бы вы его добили, вас бы тоже добили, — вмешался мэтр Максимильяно.
— Они и так почти это сделали, — отозвался мэтр Мануэль. — Я и сам не понимаю, как мэтру Максимильяно удалось меня спасти, — обратился он к Орландо. — Блай, очевидно, посчитал, что то, что от меня осталось, уже не в состоянии выжить. Но иномирская медицина мне помогла. После чего я и стал с шефом работать.
— Это так вы не вмешиваетесь? — снова перебил Орландо, повернувшись к наставнику. — Вытаскиваете политических деятелей из тюрьмы, лечите, беглых принцев разыскиваете?
— Все мы люди, — ответил тот, теребя свою косу. — Я люблю этот мир, у меня здесь сын, и я считаю, что в Мистралии нужно навести порядок. И помогаю в этом Мануэлю.
— И считаете, что со мной этот порядок будет легче навести? Я этим господам когда-то говорил и вам говорю, что править не умею. Какой из меня король? Марионетка? А дергать меня за ниточки вы будете? Или мэтр Мануэль, то есть дон Рауль, или как вас теперь называть?
— Дергать тебя за ниточки никто не собирается. Мы поможем тебе управлять и будем учить управлению. Ты ведь маг и будешь жить долго. Научишься. За твоей спиной никто править не будет. Господа из партии Народного Освобождения собирались так и делать, но не осознавали, что с эмпатом и магом этот номер не пройдет. А мы — понимаем. Пойми и ты.
Орландо посмотрел в глаза наставнику и понял: тот не обманывает. И мэтр Мануэль тоже. Да, за возможность вернуть все как было стоило постараться и довериться этим людям.
— Ладно, мэтр Максимильяно и мэтр Мануэль, я вам верю. — Он вздохнул. Расставаться с бардовской жизнью не хотелось, а хотелось играть на гитаре, веселиться с товарищами, выступать, писать стихи, даже музыку сочинять, хотя у него это и не очень получается. Но стихи-то его хвалят! Кстати, о стихах.
— Я ведь могу и стихи революционные написать! — воодушевился будущий король.
— Это очень кстати, — оживленно отозвался мэтр Максимильяно. — И эмпатия твоя пригодится. Она ведь у тебя теперь управляемая? Ну, сознательно можешь внушить любое чувство?
— Да я и раньше мог, только не всегда получалось, — ответил Орландо, а про себя подумал: «Была бы у меня эмпатия сильнее девять лет назад, я бы смог выбить деньги у того трактирщика!»
— Значит, мы организовываем новую партию, партию Реставрации, и ты будешь у нас вождем и идеологом, — деловито сказал мэтр Мануэль.
— Ну и где мои товарищи по партии? — спросил Орландо.
— Первый товарищ и советник перед тобой, — усмехнулся тот. — Остальных постепенно подберем.
— Э, а другие маги будут? — спохватился Орландо. — Ну, лечить, телепортировать?
— Телепортироваться будем через Т-кабину. Лекарствами я вас обеспечу, с лечением раненых что-нибудь придумаем. Кстати, твоя Стелла сможет в этом помочь, Мануэль?
— Стеллу в горы не потащу, — огрызнулся тот.
— Зачем же в горы? Раненых через Т-кабину можно доставлять.
— Ну тогда другое дело, — успокоился новоявленный советник. — Будем говорить, что у нас телепортист засекреченный, и при переброске завязывать глаза.
— Так и сделаем. Так что, Орландо, готовься.
— Мне несколько дней понадобится, завтра выступление, подводить ребят не хочу, да и попрощаться надо.
— Могу представить, как вы будете прощаться, — проворчал мэтр Максимильяно и, помедлив, добавил: — Как там Диего? — И снова вцепился в свою косу.
Орландо буквально почувствовал беспокойство, которое охватило наставника. И хотя он понимал, что про Диего ему уже подробно рассказал мэтр Мануэль,охотно и быстро ответил:
— В полном порядке, веселый, довольный. Написал новую песню. Вчера выступал с концертом, как всегда, был большой успех, сегодня у нас репетиция, ох, я же опаздываю, нагорит от него опять…
— Ну беги давай, Мануэль к тебе через два дня явится в то же время, и сюда приходи уже с вещами, — вздохнул мэтр Максимильяно.
Когда Орландо сообщил Диего, что после возвращения силы хочет учиться магии, тот не сильно огорчился, хотя сказал:
— Ты, Плакса, хороший товарищ и хороший парень, правда, и Огонь у тебя ого-го какой сильный, и поэт ты отличный. Правда, вот композитор из тебя вряд ли выйдет, особенно если будешь тащить чужие темы.
— Да не буду я больше…
— Смотри! Хочешь быть магом, будь им, только Огонь свой не забывай.

Глава 9

Для Орландо началась новая жизнь. Она включала и добычу оружия и денег, и вербовку новых товарищей. У него обнаружился прекрасный ораторский талант, что было неудивительно для получившегося из него сильного эмпата. Его наставник не мог нарадоваться.
— Хоть до короля тебе еще учиться, учиться и учиться, но как идеологу цены тебе нет. Только дисциплину бы тебе самому наладить, да и курить поменьше надо. Хорошо хоть пить бросил.
Орландо действительно бросил пить после возвращения Силы (гулянка в ее честь не в счет, конечно!). Он знал, на что способен пьяный маг, и пытался держать себя в руках. Зато курить не бросил, и курил что придется, а еще полюбил грибочки, давно забыв старую историю с отравлением.
Тем временем базу для будущей партизанской армии было решено обустроить в Зеленых горах. Мэтр Максимильяно с коллегами установили там Т-кабину в маленькой незаметной пещерке. Как он объяснил у себя в агентстве, им нужно изучать партизанское движение. А то, что партизанского лагеря еще, в сущности, нет, службе Дельта знать не обязательно.
Пока шла подготовка, Орландо, что называется, жил на два дома — то на базе, то в подполье Арборино, так ему было удобнее работать с будущими сторонниками. Было решено, что товарищи будут носить партийные клички. Орландо выбрал для себя псевдоним Пассионарио — от слова «страсти», что вполне подходило и к его трудной судьбе, и к роли вождя и идеолога, а Мануэль превратился в товарища Амарго, что означало «горький». Как заметил в разговоре с Орландо мэтр Максимильяно, и это имя очень подходило: слишком много бед пережил этот человек — и гибель первой семьи, и предательство соратника.
Как раз этого соратника не так давно свергли, и новые власти объявили, что теперь-то в Мистралии будет свобода, что все желающие могут возвращаться. В стране началась самая настоящая эйфория, и хотя Орландо ей не поддался, но как-то расслабился.
Однажды на конспиративную квартиру ворвался рассерженный Амарго.
— Представляешь, этот мальчишка сдуру вернулся в Мистралию.
— Кто?
— Диего. Отправлюсь к нему, буду уговаривать уезжать отсюда подальше, не то, чует мое сердце, арестуют его. Что я тогда шефу скажу?
— Конечно, мэтр, отправляйтесь. Я пока к генералу Борхесу схожу, в прошлый раз не договорили.
— Даже и не думай высовываться! Сиди и жди меня.
Амарго ушел, а Орландо никак не мог усидеть на месте. Разговор с генералом Борхесом, который служил еще королю Ринальдо, оказался сложным. Разумеется, Борхес узнал Орландо, но он сильно сомневался в том, что из их идеи что-то выйдет, уж больно крепко уселось последнее правительство и слишком сильной была слежка за подозрительными людьми. Гайки закручивались медленно, но верно.
«Ну что плохого будет, если я сам схожу к Борхесу? — подумал новоявленный товарищ Пассионарио. — Он человек верный и выдавать меня не собирается. В крайнем случае, не согласится на сотрудничество».
Однако планы Орландо были нарушены самым жестоким образом. Дверь в квартиру Борхеса оказалась незапертой. На стук никто не откликнулся. Орландо обнаружил следы поспешного сбора и бегства. И нет бы ему убраться подобру-поздорову, но он решил выяснить, действительно ли генерал бежал или его арестовали. А вот этого делать очень даже не стоило. Не успел Орландо осмотреться, как в квартиру ворвались сотрудники службы безопасности.
Его скрутили прежде, чем он успел что-то сказать.
— Так, взяли? — раздался чей-то голос. — Тьфу ты демон, это не он.
— Кто такой?
— Да я, — начал Орландо, стараясь передать собеседнику смущение и доброжелательность, — дверью ошибся.
Не подействовало.
«Наверно, у них антиэмпатические амулеты», — мелькнуло в голове у неудачливого сыщика. Но, в общем, это было неважно.
— Кто тебя прислал, а ну, говори! — На него обрушился удар.
— Я же говорю, я ошибся! — закричал он.
— Куда мог уйти Борхес? — Еще один удар.
— Да я не знаю, кто это! — ответил Орландо, прежде чем потерять сознание.
Очнулся он в тюремной камере. А вскоре его позвали на допрос.
— Ну-с, молодой человек, — начал следователь, — может быть, не будете отпираться? Давно вы знаете господина Борхеса?
— Мне не от чего отпираться, — устало произнес Орландо, — я действительно ошибся квартирой. Никакого Борхеса не знаю, и держите вы меня здесь зря.
— А я сомневаюсь, что вы ошиблись, — отозвался следователь. — Явно вы или вор, или сторонник сбежавшего государственного преступника. Правда, документы ваши в порядке, но отпустить вас я не могу. В любом случае ваше место — в лагере.
«Ну, из лагеря Амарго меня вытащит», — подумал Орландо.
Он оказался прав.
Но перед этим ему пришлось провести в лагере почти луну. Правда, эмпатические способности сыграли свою роль: особо его там не обижали, а кем он является на самом деле, так и не выяснили. А ведь теперь у него два имени, и в обеих своих ипостасях — беглого принца Орландо и лидера партии Реставрации товарища Пассионарио — он будет желанной добычей для властей. Тем более что партийная пропаганда, которую он сам возглавляет, уже говорит: «Его высочество с нами, но действует инкогнито».
Хорошо, что генерал Борхес еще не вступил в их партию и самое опасное подозрение Орландо миновало. Однако чувствовал он себя в лагере препаршиво. К счастью, однажды к нему подошел надзиратель и скомандовал: «С вещами на выход». Никаких вещей с собой, конечно, у Орландо не было, и он охотно покинул негостеприимные стены. Среди людей, встретивших его, был один знакомый — полковник Алваро.
— Едем, — быстро сказал тот, подводя лошадь.
Направился маленький отряд прямо в Зеленые горы. На базе Орландо приветствовал недовольный Амарго.
— Ну какие демоны понесли тебя к Борхесу? Ты понимаешь, как мне пришлось выворачиваться, чтобы вынуть тебя из лагеря? Сколько взяток дать? А если бы что-то сорвалось? Не мог подождать?
— Прости, я больше не буду так…
— Не будет он! Мальчишка! Ты понимаешь, что ты — наше знамя? А знамя терять нельзя!
— А что с Борхесом?
— Да все в порядке с Борхесом, он сам к нам пришел две недели назад. Сказал, что решился, что желает восстановить монархию, что ему эти перевороты демонски надоели.
— Но ты ему не сказал?
— Нет, конечно, тебе что такое в голову взбрело? О тебе знаем только мы с шефом.
— А как Диего? Не уехал?
— Да куда там! Этот раздолбай заявил, что вернулся на родину и не собирается ее покидать, что у него роль в мюзикле и вообще он влюблен.
— Может, мне с ним поговорить?
— Что? Опять собрался лезть на рожон? В лагере не насиделся?
— Так я же с тобой вместе пойду.
— Нет уж, я сам. По крайней мере, не попадусь.
— Но с ним же сейчас все в порядке?
— Пока да, а сколько это «в порядке» продлится, одни демоны знают.
Теперь Орландо почти все время проводил в Зеленых горах, в небольшой хижине, где ему принадлежала одна комната, а в другой жили его охранники. У вождя и идеолога партии Реставрации их было пока всего трое. Все воины назывались товарищами, даже товарищ генерал Борхес и товарищ полковник Сур, бывший сотрудник службы безопасности королевства Мистралия. Их отряд постепенно пополнялся, и Амарго посоветовал разбить его на два, потом на три. Генерал Борхес оказался настоящей находкой — ведь Амарго был, по сути, алхимиком, а воином стал по необходимости. О самом Орландо и речи не шло: его сила была в эмпатии. И не раз он через Т-кабину или в сопровождении охраны прямо через горы отправлялся за границу, чтобы найти спонсоров для их партии. Такие люди, надо сказать, находились и среди мистралийских эмигрантов, которым повезло, и среди подданных других королевств, которые хотели перемен в Мистралии. И, конечно, эмпатию товарищ Пассионарио тренировал много и успешно. А его революционные стихи и даже пара песен пользовались популярностью среди бойцов — Эль Драко среди них не было, чтобы указать на огрехи.
А у Эль Драко начались неприятности. Амарго как-то явился и сообщил недовольно, что «этот мальчишка» согласился написать государственный гимн Мистралии, но работу не приняли и потребовали переделать: мол, недостаточно там видна линия партии и нет восхвалений президента. А он переделывать наотрез отказался.
— И теперь его уволили за это из театра, а он все еще не понимает, что надо бежать, иначе арестуют. Любовь у него тут, видите ли! «Меня не тронут!» Тьфу! Сколько таких же дураков в этой стране так думали, и где они? Если с ним что-то случится, что я скажу шефу? Не силком же его тащить!
— Поедешь к нему еще раз?
— Куда же я денусь? Ты-то хоть сиди на месте, и без меня — никуда, понял?
— Не беспокойся, я буду ждать.
Амарго вернулся через несколько дней мрачный и злой.
— Его все-таки арестовали. Хвала небу, до Кастель Милагро не дошло, его отправят в лагерь. А из лагеря я его вытащу. Выкупить, как тебя, вряд ли удастся, ты же у нас как воришка числился, а Диего — человек известный, и президент на него очень зол. Придется устраивать побег, или, в самом крайнем случае, налет на лагерь.
Несмотря на все старания Амарго, организовать побег Диего удалось только через четыре с лишним луны. Все, казалось бы, складывалось удачно, и он с группой беженцев ожидал на побережье корабля, чтобы уйти в Эгину.
А по ту сторону ортанской границы был организован небольшой отряд мистралийских эмигрантов, которые намеревались присоединиться к армии Орландо. Как раз Амарго собирался их сопровождать, но он задержался на побережье, чтобы проследить за отправкой беженцев.
В этот день к Орландо явился генерал Борхес.
— Товарищ Пассионарио, как поступить? Отряд в Ортане ждет наших людей, а без товарища Амарго мы не можем ничего предпринять.
— Я сам туда поеду, — решил Орландо, напрочь забыв о всех обещаниях, которые он давал своему наставнику в политике.
— Но товарищ Амарго…
— Я ваш лидер, и я сообщаю, что сегодня же вместе с охраной отправляюсь через горы в Ортан. С товарищем Амарго я объяснюсь сам по возвращении.
В тот же день небольшой отряд пустился в путь. Орландо потом решил, что мистралийские пограничники что-то заранее заподозрили и потому особо следили за тропой, которой партизаны не раз перебирались через горы. Это позже были найдены другие, более безопасные и менее явные пути. А сейчас патруль выехал им прямо навстречу.
Телохранители прикрыли своего вождя и идеолога, как им полагалось. Началась перестрелка. Орландо увидел, как падают его товарищи. Он остался один. Однако и пограничники понесли потери — двое из них погибли от выстрелов партизанских арбалетов. Двое оставшихся скрутили Орландо, и эмпатия не помогла: он не успел сосредоточиться.
Пограничники надавали ему пинков от всей души, перекинули через седло и привезли на пост.
— Сержант Фандорио, вот доставили бандита! Двоих наших убили, сволочи!
— Кто таков, как зовут, где ваша база? — посыпались вопросы вперемешку с ударами. Орландо молчал.
Сержант озверел и со всего размаху начал бить его в живот ногами, обутыми в прочные подкованные железом сапоги. Когда он остановился, другие продолжили то же самое. Видимо, пограничники были настолько обозлены потерей товарищей и упорством пленника, что перестали даже думать об ответах. Орландо быстро потерял сознание, а пришел в себя уже в своей хижине.
Амарго, сидевший рядом, облегченно вздохнул и спросил кого-то:
— Что теперь?
— Теперь быстро поправится, — ответил незнакомый голос со странной интонацией.
Орландо повернул голову и увидел незнакомого эльфа. Ну как незнакомого, знакомых эльфов у него вообще раньше не было. А этот был впечатляющ в своем нарядном костюме, с ослепительно белой кожей, длинной и густой гривой черных волос с заплетенными кое-где косичками и заколками в виде резных птичек из камня.
— Как себя чувствуешь? — спросил эльф. — Болит что-нибудь?
Орландо пошевелился. За исключением того, что тело затекло, он чувствовал себя хорошо.
— Ничего не болит, спасибо. Вы целитель?
Эльф, казалось, смутился.
— Это твой отец, раздолбай ты этакий! — вмешался Амарго. — Шеф его специально для тебя разыскал и сюда приволок! И сделать это ему было не легче, чем мне отбивать тебя целым отрядом! Тебя, дурака, везли в Кастель Милагро, хотя могли бы и не довезти, после того как тебе все потроха отбили на границе. Теперь у тебя будет не три охранника, а девять! За тобой, глупым мальчишкой, приглядывать!
— То есть как отец? — спросил ошарашенный Орландо, вычленив из всей тирады самое интересное. — А как же?..
— Ну как, это твой настоящий отец, думаешь, твои глаза и Сила просто так тебе даны?
— А уши? Говорят, что у всех полуэльфов острые уши? — продолжал упрямиться Орландо.
— А уши тебе после рождения закруглили, чтобы ревнивый муж твоей матери ни о чем не догадался.
— Как породистому щенку уши обрезали, — добавил с обидой эльф. — Ну, будем знакомы, сынок. Меня зовут Хоулиан.
— Сынок… — проворчал Амарго. — Тридцать лет этот папаша где-то шлялся, и если бы не шеф… Ладно, общайтесь. Я отправляюсь на побережье, надо еще Диего отправить. Тебя тут два дня держали в искусственном сне, чтобы полностью поправился, а что с беженцами, я до сих пор не знаю.
Хоулиан и Орландо некоторое время смотрели друг на друга.
— Э, ну расскажи, чему тебя учили? Надо сказать, что я плохой педагог, но могу тебе что-нибудь показать.
— Что-нибудь из боевой магии? Я умею кастовать молнии и огненные шары.
— Ну да, чему еще люди могли научить эльфа, особенно когда почти никто не знал, насколько ты эльф. Ты, значит, по огню. О, я покажу тебе интересное боевое заклинание «горячие руки»…
На другой день Орландо с удовольствием опробовал боевое заклинание, отглаживая голыми руками свои штаны, когда в хижину ворвался злой и расстроенный Амарго.
— Ну что ты наделал, ты понимаешь?
— Я ничего больше не делал, — растерянно ответил вождь и идеолог.
— Да ты понимаешь, что пока я с тобой возился, Диего угодил в Кастель Милагро!
— То есть как? Всех беженцев схватили, кто-то предал?
— Да нет! Этот раздолбай удрал из убежища, где все ждали корабля, и отправился к своей ненаглядной Патриции! Она его и выдала. Ты можешь представить, что с ним там сделают? Нет, ты не можешь, а я могу! И если бы ты сидел спокойно и не поперся через границу, он был бы уже в безопасности. Я бы его удержал.
— А можно ему побег организовать?
— Как ты собираешься это сделать, хотел бы я знать? Меня оттуда выбросили в полумертвом состоянии, а его могут и добить, прежде чем мы за что-то возьмемся.
— Прости, я не хотел, — Орландо всхлипнул. Он вспомнил веселого, красивого парня, его волшебный голос, его сияющие от вдохновенья глаза, его Огонь. И то, как Эль Драко бил его, плагиатора, подставкой от пюпитра. Вот были времена! И он в руках этого ненавистного советника Блая. Что теперь делать?
Три недели Амарго метался по стране, пытаясь что-то предпринять, но все разрешилось самым неожиданным образом.
Однажды Орландо увидел его в компании какого-то парня в мистралийской форме. Потом этот парень исчез, а Амарго, придя в хижину Орландо, заявил:
— Диего жив и на свободе.
— Где же он? — поспешил спросить Орландо и добавил, помедлив: — В каком виде?
— В страшном, — безжалостно ответил Амарго. — Правой кисти нет, от лица только глаза остались, по всему телу раны и ожоги. Но главное — он не в себе. Его вытащил из Кастель Милагро переселенец. Сейчас я этого парня отправил в Ортан предупредить короля Деимара о том, что Мистралия становится опасна, что она усиленно строит базу для тяжелой промышленности, что переселенцы делают боевые машины.
— Так где сейчас Диего? — перебил его вождь и идеолог. — Чем ему можно помочь?
— Шеф отвез его в свой мир, там его смогут вылечить.
— И даже руку вырастят? — спросил Орландо с надеждой.
— Руку вырастят, вот что с его мозгами будет, теперь одни демоны знают…
Амарго оказался прав. Когда через две луны Диего вернулся, это был совсем другой человек. Он перестал быть бардом, потеряв Огонь и голос, но наотрез отказался работать в отделе пропаганды. Он не хотел, чтобы его все жалели, не хотел быть знаменем в борьбе. Однако, показав товарищам два пальца в ответ на их предложения, он заявил, что прекрасно стреляет и может быть полезен как боец. Амарго и Орландо согласились, и так исчез Эль Драко и появился суровый воин партии Реставрации — товарищ Кантор. У него и лицо стало другим после чудодейственной иномирской пластической операции. И теперь это было лицо человека, который промелькнул в виденьях Орландо в момент знакомства с Эль Драко, тех видений, где он, счастливый, отрезает себе челку и где с бардовской прической сидит в кругу семьи. Про это Орландо ему не рассказывал, но все же надеялся, что в будущем Огонь к Диего вернется. А его, товарища Пассионарио, Огонь никуда не исчезал, и для роли вождя и идеолога он подходил как нельзя лучше. Но подойдет он для роли короля? Орландо в этом очень сомневался.

Эпилог

Его величество Орландо Второй, король Мистралии, вождь и идеолог партии Реставрации, готовился занять трон своих предков. После нескольких лет в Зеленых горах он возобновил дружбу и заключил союз с ортанским королем Шелларом, который взошел на престол после гибели почти всей семьи от рук Небесных Всадников вскоре после спасения Эль Драко. В тот день погибла и королева Роана с младшим сыном. С тех пор прошло уже шесть лет, и старший сын Роаны — полуэльф Мафей — стал для Орландо другом. И вот теперь оставалось только найти придворного мага для новоявленного короля. И можно отправляться из Даэн-Рисса в Арборино, столицу Мистралии. Кого же подберут ему верховные маги?
В дверь постучали, и в комнату в сопровождении мэтра Истрана, придворного мага Ортана, вошел старый знакомый Орландо.
— Казак! — обрадовался тот.
— Я, — не очень весело ответил Казак. — Вот Истран меня уговорил, побуду пока твоим придворным магом, только временно. На кой мне сдалась эта придворная жизнь! А ты, Орландо, вижу, прошел и огонь и воду?
Король Мистралии невольно потрогал свое острое эльфийское ухо и взглянул на еще не отросшую ногу. И ухо, и ногу он потерял в решающем сражении при Кастель Агвилас. Сам он едва не погиб тогда, и если бы не мистики, маги, врачи и пришедший на помощь Хоулиан, едва ли он сейчас бы разговаривал с Казаком. А благодаря эльфийской регенерации ухо у него отросло эльфийское, каким и было от рождения. Для ноги же требовалось несколько лун, но и они пройдут.
— Прошел… — ответил он. Теперь надо начинать работать.

… И вот перед Орландо родной дом — Кастель Коронадо, королевский дворец. Тот самый дворец, в подвалах которого он провел три года и с башни которого его потом сбросили. Однако отвертеться от короны ему все же не удалось. Хорошо хоть, что теперь ему будут помогать люди, которым он доверяет. И на престоле Мистралии будет сидеть маг-бард с разными ушами.
После первого, самого тяжелого и шумного дня Орландо, сидя в своем кабинете, в сердцах сказал:
— Хреново быть королем, верно, Казак?
— Хреново, Орландо, не спорю, но ничего не попишешь. Действуй.
— Да, не зря ведь Шеллар говорил когда-то: «Я король. Я должен».


Последний раз редактировалось: Lake (13 Дек 2017 01:25), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 23 Окт 2016 22:35    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Почти великолепно!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 24 Окт 2016 00:08    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Орландо великолепен.
Остальные, впрочем, тоже.
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 24 Окт 2016 01:10    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512
Карудо
Спасибо за отзывы)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Арсений Горячий кабальеро

Наставник в деле познания Пути


Откуда: г. Москва


СообщениеДобавлено: 24 Окт 2016 03:17    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Красиво.
Хотелось бы продолжения.
От лица других товарищей.
Ну, раз начали с полуэльфа, то и продолжайте в том же духе...
Хотя бы, про Мафея, например...
Душевные терзания Хоулиана послушать... или Таэль-Глеанна.
Мало ли эльфов, в нашем мирке...
_________________
Если дракон - штурмовик, то врагам - не позавидуешь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 24 Окт 2016 15:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ну, дык на то эльфу и такие уши, чтобы за них вытаскивать...из всяких ситуаций Laughing

P.S:

Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен, небось тоже немножечко ельф.
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 24 Окт 2016 19:54    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Про дочку Камиллы и Орландо! Вот - с кем страсти-мордасти должны бы начаться! Laughing
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 24 Окт 2016 23:24    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512 писал(а):
Про дочку Камиллы и Орландо! Вот - с кем страсти-мордасти должны бы начаться! Laughing


Ну, само собой!
Как же без страстей-то?
А уж, тем более, без мордастей?
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 25 Окт 2016 00:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Арсений
Спасибо, а идеи вы интересные предлагаете, надо подумать)
Карудо
А вот Орландо сначала обходился обычными ушами, а потом его за одно ухо вытягивали)
Дмитрий512 писал(а):
Про дочку Камиллы и Орландо! Вот - с кем страсти-мордасти должны бы начаться!

Хорошая идея. Кстати, на фб в прошлом году был рассказ про эту девочку, но очень серьезный.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 25 Окт 2016 01:11    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake писал(а):
был рассказ про эту девочку, но очень серьезный
А где бы - почитать, не регистрируясь на diary?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 25 Окт 2016 01:27    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Да вроде больше нигде не выкладывалось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ton Bel Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Симбирск

Дарит свой огонь Skiv

Родители: Dariona
Дети: Cherdak13, Mystery, Татьяна П., Nepredugadannost

СообщениеДобавлено: 25 Окт 2016 18:48    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake писал(а):
Да вроде больше нигде не выкладывалось.

Так притащи сюда!
Битва же закончилась, все можно обнародовать. Wink
_________________
Миссия выполнима.
Нужны только желание и вера в себя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 25 Окт 2016 21:58    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Это еще с прошлого года. Но без разрешения автора чужие работы выкладывать неудобно. Я автору написала, спросила)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».