Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиЖизнь, сгоревшая в Огне
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 7 Апр 2014 17:06    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Здóрово!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 7 Апр 2014 17:09    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, спасибо!
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 9 Апр 2014 23:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Глава 5

Пересыльная тюрьма, или, как её ещё называли, тюрьма временного содержания, располагалась на самой окраине Арборино. Надолго в ней никто не задерживался – как только набиралось нужное количество человек для этапирования, их тут же отправляли к месту дальнейшего отбывания наказания. И неважно, по каким статьям были осуждены заключённые – очень часто политических ставили в один этап с обычными уголовниками. А то, что дело в итоге может закончиться поножовщиной и даже гибелью одного или нескольких осуждённых, никого не волновало. Одним больше, одним меньше – какая разница? Это уже не люди, а отбросы общества. И плакать по ним никто не станет. Разве что родные, но это в расчёт можно не принимать.
То, что среди заключённых может когда-либо оказаться легенда континента, никому и в страшном сне присниться не могло.
Да, их и раньше осуждали. Например, хорошо известный в стране бард Сантьяго поплатился за то, что осмеливался слишком громко критиковать власть. Он был арестован полторы луны назад, и больше о нём никто не слышал. Одни говорили, что его отправили в один из исправительных лагерей, другие – что он сгинул в застенках Кастель Милагро.
После этого Амарго пытался уговорить Эль Драко покинуть страну, но его подопечный решительно отказался, хотя не мог не понимать, к чему всё идёт. Ведь после настойчивой просьбы президента Гондрелло переделать гимн и двух бесед с министром изящных искусств глупо было надеяться, что его оставят в покое. И если бы Орландо тогда не загремел по собственной глупости в лагерь, Амарго ни за что не оставил бы Диего без присмотра…

***
– Встать! – рявкнул над головой раздражённый голос охранника, и Эль Драко, мгновенно вынырнув из своих невесёлых мыслей, поднялся на ноги. Кроме него, во двор пересыльной тюрьмы согнали ещё девять человек, и все они вот уже два часа жарились под палящим полуденным солнцем, ожидая отправки к месту заключения. Наконец с формальностями было покончено, и десяток построенных в колонну осуждённых, звеня кандалами, двинулся по пыльной дороге, сопровождаемый четвёркой верховых охранников.

Путь до исправительно-трудового лагеря занял четыре дня. За это время осуждённые здорово обессилели и под конец едва волочили ноги. Помимо скудного пайка, от которого впору было помереть с голоду, продвижению сильно мешали кандалы, но облегчать узникам жизнь никто не собирался.
Даже Диего, всегда отличавшийся отменным здоровьем, за время своего пребывания в следственной тюрьме и этих четырёх дней пути до лагеря заметно осунулся и потерял в весе. Серая потрёпанная тюремная роба висела на нём мешком, со щёк исчез здоровый румянец, даже волосы цвета воронова крыла как-то поблёкли, потеряли прежний блеск, и, давно не мытые, висели припорошенными дорожной пылью сосульками. И только в глазах непокорного барда всё так же горел его Огонь, а в душе́ по-прежнему звучала музыка… но некуда и нечем было её записать. Правда, музыка эта сильно отличалась от той, что он сочинял раньше: теперь в ней появилось немало горьких нот. Да и само выражение глаз тоже изменилось: исчезла беспечная лихая чертовщинка, которую замечали и любили все, кто был знаком с Эль Драко.

***
Исправительно-трудовой лагерь с издевательским названием «Путь к правде», над воротами которого красовалась огромная вывеска с намалёванной надписью «Работа делает свободным» был создан ещё при Небесных Всадниках, и с тех пор его неплохо усовершенствовали. Он занимал довольно большую территорию, обнесённую глухим забором с тремя рядами колючей проволоки наверху, по периметру стояли смотровые вышки, а сам лагерь составляли старые, покосившиеся от времени бараки для заключённых, несколько довольно приличных домов для начальника лагеря, его заместителя, охраны и обслуживающего персонала, а также железорудная шахта, где работали узники.
Колонна осуждённых прибыла в лагерь рано утром, когда заключённые толпились во дворе под бдительным присмотром охранников – было время утренней общелагерной поверки перед началом работы. Когда измученных людей в кандалах ввели в ворота, все, как по команде, уставились на них: каждый прибывший в лагерь новый этап был целым событием.
Первым делом со всех, тут же во дворе, сняли цепи, и узники, кто скривившись, кто закусив губы, кто тихонько постанывая, принялись осторожно растирать онемевшие, стёртые до крови запястья и лодыжки. А потом Диего почему-то отделили от остальных, которых повели через двор к баракам. Это было странно, и от нехорошего предчувствия у него засосало под ложечкой.
Он неуютно поёжился под множеством оценивающих, неприятно ощупывающих взглядов, и услышал, как один из заключённых нарочито громко шепнул другому:
– Глянь, какой красавчик!
От этих слов ему стало нехорошо, но он не подал вида и, безразлично скользнув взглядом по массе одинаково бритых голов, отвернулся. Скоро и ему придётся расстаться со своими длинными смоляными волосами, и красавчиком его здесь больше никто не назовёт. Во всяком случае, он очень на это надеялся.
Его провели к входу в центральное здание, где, по всей видимости, располагалась администрация лагеря. Не иначе, как знаменитым заключённым заинтересовалось начальство. Какая честь, чтоб их!..
При входе в кабинет начальника лагеря пришлось подождать: он был чем-то чрезвычайно занят. Присесть Диего так и не предложили, и он стоял целый час, окружённый бесстрастными охранниками, которых, казалось, ничто не трогало. Наконец дверь открылась, и его ввели в кабинет.
– Господин Груэсо, как вы и приказали, особый заключённый доставлен, – браво доложил один из охранников.
«Особый? Что значит «особый»? – пронеслось в голове барда. – Блай постарался, не иначе…»
– Итак, Диего Алламо дель Кастельмарра, кабальеро Муэрреске, – проговорил сидящий за столом тучный человек в очках. На вид ему можно было дать лет сорок, хотя под глазами залегли заметные тени, а волосы были уже изрядно припорошены сединой. – Двадцать четыре года. Сценический псевдоним – Эль Драко. Всё верно?
– Да, – ответил бард, разглядывая начальника исправительного лагеря: как-то совсем не вязался его добродушный облик с этой должностью.
– Так вот, запомни: здесь больше нет ни Диего дель Кастельмарра, ни, тем более, Эль Драко. Есть только заключённый номер восемнадцать пятьдесят пять. Ясно?
– Да, – так же лаконично повторил бард. Теперь его лишили даже собственного имени. Какое унижение...
– Далее, – продолжил Груэсо, вальяжно откинувшись на спинку кресла. – Все приказы у нас выполняются быстро и чётко. Ослушаешься – будешь наказан. Это понятно?
– Более чем, – сквозь зубы ответил Диего. Интересно, в чём конкретно эти приказы и наказания заключаются...
Открылась дверь, и в кабинет шагнул довольно высокий, почти пять локтей роста, крепкого телосложения мужчина.
– Это мой заместитель, дон Мальвадо, – указал на него начальник. – И каждое его слово для тебя – закон.
– Сейчас посмотрим, как ты это усвоил, – ухмыльнулся заместитель и внезапно рявкнул: – Ко мне!
Диего вздрогнул и неверяще уставился на него.
– Я вам не собака!
– Ошибаешься, сопляк. Теперь ты именно моя собака, – новая, ещё более мерзкая ухмылка. – И если я скажу встать на четвереньки и гавкать, встанешь и будешь гавкать, ясно?!
Эль Драко упрямо наклонил голову, продолжая исподлобья смотреть на Мальвадо. Вот же ублюдок...
– Попытка номер два, – громко объявил тот, явно играя на публику в лице своего начальника и охранников. – Ко мне!
Диего закусил губу. Гордость и собственное достоинство боролись в его душе с инстинктом самосохранения. Он прекрасно понимал, что за неповиновение его измордуют и не поморщатся. А избитый, он в первый же день окажется неспособен постоять за себя перед другими заключёнными. Вспомнив ощупывающие его маслянистые взгляды, он с трудом сдержал тошноту и, стиснув зубы, шагнул к заместителю.
– Молодец, – похвалил тот, разве что косточку не кинул. – Хороший мальчик. А теперь – живо за охраной, тебе покажут твоё место.
С пылающим от унижения лицом Диего повернулся к двери и услышал, как начальник лагеря спросил у своего зама:
– Ну? Что думаешь?
– Долго не протянет, – равнодушно ответил тот. – С таким-то личиком…
Каменные морды охранников дрогнули – разумеется, тоже услышали.
Диего разозлился. Да пошли они все на два пальца! Он ни за что не даст себя сломать.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 9 Апр 2014 23:14    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

***
Первым делом его, к счастью, одного, погнали в помывочную – большую пристройку во дворе, чуть в стороне от бараков. Велели вымыться как следует и дали чистую полосатую робу. Каким же наслаждением было смыть с себя пот и грязь нескольких дней! Ведь последний раз он мылся только в лазарете следственной тюрьмы.
А потом его усадили на табурет и… Когда первая прядь волос упала ему на колени, он сглотнул подступивший к горлу комок и зажмурился, не давая слезам прорваться наружу. Этого от него не дождутся. Эх, дон Рауль! Прав ты был, да толку теперь сожалеть… Он вспомнил разговор, который произошёл между ними луну с небольшим назад. А теперь кажется, будто вечность прошла…

Эль Драко без сил упал в кресло. Концерт, который должен был продолжаться два с половиной часа, длился почти пять. Публика не желала отпускать своего кумира со сцены, после каждой песни кричала «бис!» и неистовствовала: ладони в тот день отбил себе каждый зритель. Диего купался в народной любви и щедро дарил им и свой Огонь, и саму свою душу.
И только когда у него совершенно не осталось сил, и даже голос начал подводить, великий бард откланялся и пригласил всех на свой следующий концерт.

Диего глубоко вздохнул, дотянулся до бутылки красного эгинского вина и сделал большой глоток прямо из горлышка. Конечно, пить такое прекрасное вино вот так, из горла, было оскорблением божественному напитку, но ему нужно было прийти в себя и утолить жажду. А уже вечером, в компании друзей и девушек, он сможет как следует им насладиться.
Услышав громкий стук в дверь, Эль Драко невольно вздрогнул. Странно, неужели нервишки шалят? Он поставил на место бутылку, поднялся с кресла и, сделав несколько шагов, широко распахнул двери. Несколько секунд с изумлением взирал на посетителя, потом спохватившись, сделал приглашающий жест и сказал:
– Прошу вас, дон Рауль.

Высокий худощавый человек неопределённого возраста, с тронутыми сединой волосами и не по-мистралийски синими ясными глазами, шагнул в комнату. Неприметная одежда, плоская шапочка на голове, пыльный дорожный плащ и связка книг подмышкой – всё это говорило, что перед ним алхимик. Конечно, Диего подозревал, что дон Рауль не так прост, как кажется на первый взгляд, но эти подозрения он предпочитал держать при себе.
Они впервые познакомились чуть больше полугода назад. Эль Драко в то время жил в Лютеции – городе, наполненном театрами, концертными залами и борделями; городе, который всегда имел лёгкий привкус порока, и в котором великий бард чувствовал себя как рыба в воде. Эль Драко, Плакса и братья Бандерасы распевали весёлые похабные песенки в компании проституток в одном из отелей столицы Галланта, когда громкий стук в дверь заставил их на миг замереть. Хуан Бандерас тотчас подхватился с места и бросился открывать.
– О, к нам пожаловал один из твоих поклонников! – крикнул он пьяным голосом, пропуская вперёд высокого синеглазого человека в дорожном плаще.
Незнакомец хмуро покосился на шалопая, снял шляпу и сказал:
– Приветствую.
– Присоединяйтесь к нам, сударь, – Плакса притянул к себе пышногрудую блондинку, освобождая вновь прибывшему место на диване.
– Благодарю за приглашение, но вынужден отказаться, – гость смерил Плаксу внимательным взглядом. Даже слишком внимательным. Ученик великого барда невольно поёжился, сузил глаза и весь подобрался. – У меня дело к Эль Драко. Однако я вижу, что пришёл не вовремя.
– Что у вас за дело? – бард широко улыбнулся.
– Это касается вашего отца.
Улыбка тут же исчезла с лица Диего, хмель как рукой сняло. Он опустил на стол стакан, вскочил на ноги и бросил:
– Развлекайтесь, ребята!
А затем кивнул гостю:
– Идёмте.
И скрылся в соседней комнате. Незнакомец сбросил плащ и шляпу и проследовал за бардом. Скользнул взглядом по пьяной компании и снова встретился глазами с Плаксой. Тот покусал губы, вызывающе улыбнулся и отсалютовал гостю бокалом.

– Вы что-то знаете об отце? – Эль Драко напряжённо посмотрел на незнакомца.
Тот плотно притворил за собой дверь, и только убедившись, что их не подслушают, сказал:
– Ну, прежде всего, маэстро, позвольте представиться. Меня зовут дон Рауль, я старинный друг вашего отца, мы работали вместе.
– Насколько я могу судить, вы не маг…
– Нет, – дон Рауль тонко улыбнулся. – Я алхимик. И ваш отец, как я знаю, тоже немного занимался алхимией. Даже имел свою лабораторию в родовом замке.
– Это так, – кивнул Диего. – Но вы не ответили на вопрос.
– Позволите? – не дожидаясь приглашения, дон Рауль опустился в кресло. – К сожалению, я ничего не могу вам сказать о его местонахождении. Я обязан ему жизнью, и сам бы был не прочь узнать, где в настоящий момент находится мэтр Максимильяно…
Диего разочарованно вздохнул.
– Но… – гость внимательно посмотрел на молодого человека, – …во время последней нашей встречи мэтр Максимильяно очень просил меня разыскать вас, дон Диего, и познакомиться с вами. А также уверить вас, что если вам когда-нибудь понадобится помощь, вы всегда можете на меня рассчитывать.
Эль Драко улыбнулся:
– Ну что вы, дон Рауль, разве мне может что-то грозить? Я бард, и публика любит меня. Уверяю вас, никто никогда не причинит мне вреда. Но спасибо за предложенную помощь.

Потом они ещё долго говорили об отце, о старых добрых временах, когда в Мистралии было ещё всё в порядке, на троне восседал глава правящей династии, король Ринальдо, а о партиях и переворотах никто и слыхом не слыхивал. А ещё о том, что сейчас на родине, конечно, не такой террор, как при Небесных Всадниках, чтоб им ни дна, ни покрышки, но всё-таки людям дышится вовсе не легко. Но, честно говоря, Эль Драко тогда довольно легкомысленно отнёсся и к самому дону Раулю, и к их разговору.

Прошло несколько дней, а потом к нему явился Плакса. Глянул виноватым взглядом из-под чёлки и сказал, что должен его оставить.

И вот сейчас дон Рауль вновь появился перед бардом. Он озабоченно хмурился и только коротко кивнул в ответ на приветствие.
– Присоединитесь? – Эль Драко поднял бутылку.
– Нет, спасибо, – алхимик уселся в кресло, сцепил пальцы и мрачно посмотрел на него.
– Чем обязан? – Диего невольно передёрнул плечами.
– Ты должен немедленно покинуть Мистралию, – сказал дон Рауль без всяких предисловий.
– То есть? – Эль Драко даже поперхнулся.
– Здесь становится очень, очень опасно. Уезжай, от греха подальше.
Эль Драко моргнул и вдруг рассмеялся:
– Дон Рауль, ну скажите, что может мне грозить? Я не политик, я не ввязываюсь в эти игры, я певец, композитор – бард. Я дарю людям своё творчество, и они отвечают мне любовью. Слышите, меня все любят и…
– Боюсь, что не все, мальчик, – гость сурово сдвинул брови. – Поверь мне, заигрывание с властями очень опасно.
Диего резко оборвал смех.
– Я не заигрывал с властью!
– Я слышал, к тебе обращались с неким предложением?
– Да, – он пожал плечами. – Президент просил меня написать им новый гимн. Что я и сделал.
– Ты написал для них гимн? – в голосе дона Рауля проскользнула нотка презрения.
– А что вас удивило? Правда, президента не устроило, что в моём варианте совсем нет пропаганды и агитации, и он предложил мне переделать. Но я отказался.
– Я понял. Вот поэтому тебе и нужно сейчас же уехать.
– Это ещё почему?
– А ты сам не понимаешь? – дон Рауль вперил в него мрачный взгляд.
Эль Драко вспыхнул и вскочил на ноги:
– Вы хоть сами-то понимаете, что мне предлагаете? Если я сейчас уеду, обо мне скажут, что я… трус! Неужели вы думаете, что я испугался каких-то пустых угроз? Я не покину родину, и…у меня здесь любимая девушка, я её не оставлю!
– Мальчишка! – гость стукнул кулаком по столу и тоже в момент оказался на ногах.
Так они и стояли, сверля друг друга яростными взглядами. Первым опомнился более старший.
– Диего, послушай меня. Сейчас не время показывать свой характер. В Мистралии становится очень опасно, неужели ты сам не чувствуешь?
– Спасибо за заботу, дон Рауль, но я никогда не бегал от опасности. Не собираюсь бежать и сейчас.


Какой же он, всё-таки, был дурак! Не послушался старого друга отца, откровенно послал его, и вот результат. Диего тяжело вздохнул. Не иначе, как у него разум помутился.

– Ну вот и всё, – лагерный цирюльник тщательно вытер полотенцем его голову и утешающе похлопал по ней ладонью. – Не горюй, парень! Главное – выйти отсюда, а волосы – дело наживное.
«Главное – выйти отсюда, – эхом отозвалось в мыслях Диего. – И я выйду! Убегу! Во что бы то ни стало!»

Каждый барак был рассчитан на пятьдесят человек. Четыре ряда двухъярусных нар стояли почти впритык один к другому, всего лишь через узкий проход, где двоим разойтись было практически невозможно. В центре барака оставалось довольно широкое свободное пространство, где каждое утро и вечер проводились построения и поверки старшим по бараку. Диего досталось место на нижнем ярусе в самом углу, что, с одной стороны, было не слишком удобно, зато с другой – вполне неплохо, поскольку проход возле его лежанки был всего один. По крайней мере, с двух сторон никто не подойдёт. Он осторожно сел на тонкое шерстяное одеяло – жёстко, но не слишком.
– Встать! За мной, – приказал охранник, с любопытством наблюдавший за ним от дверей. Почему они все на него так смотрят? Как будто чего-то ждут. Слёз, истерики?.. Как же – знаменитый бард Эль Драко, известный всему континенту бабник и разгильдяй! И вдруг – такое падение… Каково это – рухнуть с такой высоты? Как ты себя поведёшь? А то ведь сегодня хорохоришься, а завтра… Здесь и не такие на коленях ползали, вымаливая пощаду. Так-то, великий бард… номер 1855.
– Здесь у нас столовая, – деловым тоном начал вещать охранник, проводя его по территории. – Это туалет. Душевую ты уже знаешь. Там – железная шахта, с завтрашнего дня начнёшь работать. Пальчики-то ободрать не боишься? Хорошо, у нас не любят белоручек. Хотя по тебе не скажешь. В смысле, что ты не белоручка. Ты хоть когда-нибудь кайло в руках держал? Оно и видно, что ничего тяжелее гитары. Кстати, у нашего начальника шестиструнка есть, бренчит иногда. Ишь, как глаза-то загорелись! Тебе не светит, парень. А впрочем… почему бы и нет? Накатывает на него временами блажь, может, и прикажет тебе спеть. Они тут любят вечеринки закатывать, начальники-то наши.
Диего скрипнул зубами, услышав это «прикажет спеть», но невероятным усилием воли заставил себя промолчать. Охранник даже не заметил, как «экскурсант» изменился в лице, и, усмехнувшись, добавил:
– А это – наша местная достопримечательность, – он указал на вбитый посреди лагерного двора столб со свисающими с него кандалами.
– Для наказаний? – коротко спросил Диего.
– Разумеется. За первую провинность – пять ударов кнутом, за вторую – десять, за третью – пятнадцать и так далее. Ну и, конечно, карцер имеется. Так что советую вести себя тише воды, ниже травы. Ладно, пока можешь отдохнуть, сейчас все на работе, вечером будет построение на обед, тогда и с Абьесто познакомишься. Он отвечает за порядок в вашем бараке.
Диего подумал, что, видимо, экскурсию ему решили устроить в виде исключения. Потому что никого из тех, с кем он шёл по этапу, рядом не было.

Охранник вышел за дверь, оставив Диего в одиночестве. Но ненадолго. Или ему показалось, что ненадолго – потому что когда лежишь на койке и пялишься в потолок, время летит либо слишком медленно, либо слишком быстро.
Он вздрогнул, услышав топот. Вскоре барак наполнился узниками, возвратившимися с работы. Люди в одинаковых полосатых робах, с одинаковыми бритыми головами и одинаковым безучастным выражением на лицах выстроились в две шеренги по сторонам широкого прохода. Различались они только разноцветными треугольниками, нашитыми на рукавах, груди и коленях: красными, желтыми, чёрными и лиловыми.
– Вста-ать! Тебе что, особое приглашение нужно? – Диего вздрогнул, когда над ухом раздался злобный окрик. Он поднял глаза и встретился взглядом с дюжим детиной в такой же арестантской робе. Только, в отличие от других заключённых, выглядел он вполне упитанно, даже щёки лоснились, волосы были чуть длиннее, чем у других узников, и треугольника на рукаве не было. Вместо него робу украшал зелёный кружок.
– Встать! – снова рявкнул детина и замахнулся.
Диего понял, что перед ним старший по бараку, решил, что не стоит провоцировать его, и тут же оказался на ногах.
– Кто? – коротко спросил Абьесто.
– Ди… – он осёкся, скрипнул зубами и сказал: – Номер восемнадцать пятьдесят пять.
– Молодец, усвоил, – Абьесто похлопал его по плечу и толкнул в спину со словами: – Встать в строй.

Диего занял место в конце правой шеренги. Сосед покосился на него и тут же отвернулся, вздрогнув от окрика.
– Номер четырнадцать восемьдесят семь.
– Здесь, – донеслось с дальнего конца шеренги.
– Номер восемнадцать тридцать три.
– Здесь…
– Номер двенадцать пятьдесят восемь…

Поверка казалась бесконечной. Похоже, здесь лишь у одного Абьесто имелось настоящее имя. Все остальные заключённые носили только номера. Безликий номер, а не человек.
Наконец поверка завершилась. Все обитатели барака оказались на своих местах. Абьесто махнул рукой и во главе колонны вышел за ворота.
В длинном бараке с несколькими рядами дощатых столов уже толпился народ. Заключённые с мисками в руках выстроились в бесконечную очередь, чтобы получить свою порцию похлёбки. Диего оказался почти в самом хвосте этой змеи. Когда до него дошла очередь, его желудок совершенно прилип к спине. Арестант в такой же, как у всех, полосатой робе, черпал из огромного чана какую-то неаппетитного вида баланду, которая и пахла так же отвратительно, как выглядела, и, почти не глядя, брякал её в подставленные миски. Диего протянул свою, скривился, увидев зеленоватую массу с какими-то подозрительными комками, которую здесь гордо именовали обедом, и, не задерживаясь, отправился за стол, где уже вовсю орудовали ложками его товарищи по несчастью.

Он не успел закончить есть, как резкий свист заставил всех сидящих за столами немедленно вскочить на ноги. Обед окончен, а успел ты доесть свою порцию, или нет – это уже твои проблемы. Диего проглотил последнюю ложку и выбрался из-за стола.
Незадолго до отбоя состоялась ещё одна поверка. Такая же долгая и утомительная. Потом Абьесто вызвал вновь прибывших заключённых. Их оказалось четверо. Остальных шестерых распределили по другим баракам.
– Это ваши опознавательные метки, – сказал Абьесто, раздавая узникам разноцветные треугольники, и пояснил: – Руководство должно сразу видеть, по какой причине каждый из вас загремел в лагерь. Красные треугольники – значит, ты политический заключённый, жёлтые – уголовник, чёрные – антиобщественный тип, ну, и лиловые достаются всякого рода извращенцам. Это понятно? Не слышу!
– Да, – нестройный хор голосов.
Диего достались красные. Двое получили жёлтые метки, а ещё один, жуткого вида тип с перекошенной рожей и отрезанным ухом – чёрные.
Иголка на всех оказалась одна, и ею сразу завладел безухий. Диего даже не пытался получить её. Он сжал в руке красные тряпицы и ушёл в свой угол. Забрался на нары и отвернулся к стене.

Он вздрогнул и подскочил на месте, когда почувствовал, что кто-то осторожно трогает его за плечо.
– И-извините, – заикаясь, проговорил молоденький парнишка, лет семнадцати на вид, не старше. – И-из-звините. В-вы в-в-е-едь м-ма-аэст-т-тро Эль Д-д-драк-ко…
– Это я, – кивнул Диего и сел, освобождая мальчишке место. У того на робе красовались такие же красные треугольники.
– А меня з-зов-вут Х-хоа-ак-к-ин Б-боске.
Диего смерил взглядом тщедушную фигурку парнишки.
– Ты-то здесь за что?
Хоакин пожал плечами:
– Я? За оп-п-пыты.
– Не понял, какие опыты?
– Н-н-у, х-х-х-имические о-о-п-пыты. Я а-а-алхимик. О-о-опыты с-ставил, а в-в-власт-тям н-н-е понравилось. И в-в-от я здесь, – мальчик снова вздохнул, потом сказал: – Я о-о-очень люблю в-в-ваши п-песни, м-маэстро. О-о-чень. И ещё о-од-дно. В-вам л-лучше пришить т-т-треугольники, а-а-а то утром А-а-аб-б-ьесто б-б-удет очень с-с-ильно з-зол.
– Я бы, может быть, и пришил. Но ты же видишь – нечем. Не пальцем же мне шить!
– А-а-а, эт-то мы ис-справим, – Хоакин подмигнул Эль Драко и вытащил из-за отворота тюремной робы иглу с намотанной длинной суровой ниткой.
– Спасибо, – улыбнулся Диего.
Он никогда раньше не держал в руках нитку и иголку, поэтому потрудиться пришлось, как следует. Он исколол пальцы до крови, но справился. Ниток, правда, больше не осталось, но иглу он Боске вернул.
Они поговорили ещё немного. Хоакин рассказал о том, что представляет собой этот лагерь, и предупредил Диего, чтобы тот был осторожнее. Больше половины заключённых были уголовниками, осуждёнными по самым разным статьям, и политических не терпели, унижая на каждом шагу, старались сломить, подкарауливали и били, а порой и что ещё похуже.
– Похуже? – сузил глаза Диего.
– Д-д-да-а-а, – мальчика затрясло, он сглотнул и повторил: – Б-будьте осторож-ж-ны, м-маэстро.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 10 Апр 2014 02:14    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Хорошо!

Tabiti писал(а):
Кроме него, во двор пересыльной тюрьмы согнали ещё девять человек, и все они вот уже два часа жарились под палящим полуденным солнцем, ожидая отправки к месту заключения. Наконец с формальностями было покончено, и десяток построенных в колонну осуждённых, звеня кандалами, двинулся по пыльной дороге, сопровождаемый четвёркой верховых охранников.
А не мало ли - 10 заключённых в этапе?
Tabiti писал(а):
Потом они ещё долго говорили об отце, о старых добрых временах, когда в Мистралии было ещё всё в порядке, на троне восседал глава правящей династии, король Ринальдо, а о партиях и переворотах никто и слыхом не слыхивал.
Откуда взялось, что при короле Ринальдо партий не существовало?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Skiv Горячий кабальеро

Комендант женских сердец


Откуда: Кременчуг

Cогрет теплом Ton Bel

Дети: Mystery, villars123, Татьяна П., Алёк

СообщениеДобавлено: 10 Апр 2014 11:40    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512 писал(а):
А не мало ли - 10 заключённых в этапе?

А сколько должно быть? Даже в царской России с ее огромными просторами и большим населением этапы были разные. Что уж говорить о Мистралии. К тому же там может каждую неделю или через день этапы отправляли.

Дмитрий512 писал(а):
Откуда взялось, что при короле Ринальдо партий не существовало?

Оттуда же, откуда и в остальных монархических королевствах Дельты. Ни в Ортане, ни в Лондре, ни в Поморье, ни в Эгине нет политических партий. Это признак республики.
_________________
Дельто.Новости+ постоянные обновления
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Путник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 10 Апр 2014 13:04    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Партии бывают и в монархиях, но либо в конституционных, как в Великобритании, либо в таких, которые находятся в кризисе и стоят на пороге конституционности. Как было в России в конце XIX, начале XX веков.
Ничего подобного в королевствах Дельты не было, тем более при магическом правлении. Какие-то придворные группировки, наподобие той, что возглавляла Лисавета, это все же не то.

Однако партии имеют обыкновение очень быстро образовываться после революций и переворотов. Так в Мистралии и получилось.


Tabiti,
спасибо за продолжение. С каждой главой текст захватывает все сильнее.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 10 Апр 2014 13:25    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, Skiv, Lake, спасибо за вопросы и ответы! Smile
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Ляля Прекрасная леди

Сидящий на Пути, свесив ножки


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 10 Апр 2014 20:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Tabiti
Замечательно! Ждем продолжения!
_________________
Все будет хорошо, даже если будет иначе!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 10 Апр 2014 20:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ляля, спасибо! Скоро будет)
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 14 Апр 2014 18:41    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Глава 6

– Я никуда не поеду!
– Орландо, прекрати валять дурака, мало мне проблем, так ещё и ты действуешь мне на нервы, – Амарго устало потёр лоб.
– Я. Никуда. Не поеду! – чёрные глаза принца недобро сверкнули. – Особенно сейчас, когда Эль Драко вляпался в неприятности…
– Вот именно! – Амарго вскочил на ноги. – Именно! И если бы не твоё безответственное поведение, я бы знал о готовящемся аресте заранее и сумел его предупредить. А теперь ты мне заявляешь, что никуда не поедешь, потому что, видите ли, гордость взыграла. Орландо, ну что ты, в самом деле? Ведёшь себя, как ребёнок. Пойми наконец, что мне, для того, чтобы разыскать Диего, нужно время. Время. И мне совершенно некогда присматривать ещё и за тобой.
– Но…
– И я ещё не разговаривал с шефом. Не представляю, как ему сказать, что его сын арестован, и что совершенно неизвестно, где он находится в настоящий момент.
– Амарго, я хочу помочь, – тихо пробормотал молодой человек.
– Поверь, ты мне поможешь гораздо больше, если я не буду беспокоиться ещё и о тебе. Уезжай, Орландо.
– А кто с мэтром будет говорить?
– Я, кто же ещё, – Амарго тяжело вздохнул и пробормотал: – И мне будет гораздо спокойней, когда ты окажешься в безопасности…
Он тут же осёкся и прикусил язык. Вот про безопасность совершенно не стоило говорить. Каким бы разгильдяем ни был молодой полуэльф, который и в свои тридцать, по большому счёту, во многих вещах оставался ребёнком, но вот кем-кем, а трусом Орландо не был никогда. Принц резко побледнел и закусил губу:
– Значит, вот в чём дело: ты считаешь меня обузой, – медленно выговорил он. – Так вот знай, я – не беспомощное дитя. Я, в конце концов, твой начальник. Пусть и формальный. Но ты должен мне подчиняться. И запомни: я не собираюсь прятаться и убегать, в то время как Эль Драко попал в беду и ему нужна моя помощь. В конце концов, меня почти никто не помнит в лицо, так что я ничем не рискую, оставаясь в Арборино. Отправляйся к мэтру, а я всё-таки попытаюсь что-нибудь выяснить о Диего. И, пожалуйста, не возражай мне, Амарго.

Этот разговор произошёл четыре дня назад. Диего дель Кастельмарра находился под арестом почти целую луну, а Амарго до сих пор не сообщил об этом своему начальнику. Он испробовал все доступные ему средства для того, чтобы проникнуть в застенки следственной тюрьмы, и вытащить оттуда барда. Наконец, когда его усилия почти увенчались успехом, Амарго узнал, что Диего из следственной тюрьмы перевели. А вот куда – совершенно неизвестно. Его следы затерялись, и искать пришлось вновь с нуля. В этой ситуации откладывать встречу с шефом более не представлялось возможным.
Все эти дни Орландо пропадал в городе с утра до позднего вечера, шатаясь по кабакам, подвалам, таскался по улицам и подворотням и внимательно слушал. Во всех смыслах. Он клятвенно обещал Амарго быть осторожным, и пока свято эту клятву соблюдал. Никто не мог заподозрить в худеньком оборванце одного из лидеров партии Реставрации. О том, что на самом деле этот молодой человек с обаятельной улыбкой – последний отпрыск королевской фамилии, не знала ни одна живая душа, за исключением двух человек.
Орландо почти потерял надежду, когда внезапно услышал обрывок разговора:
– …Да говорю тебе, Рикардо, это был Эль Драко!.. – звонкий мальчишеский голос пробился сквозь гул толпы.
Орландо навострил уши и осторожно огляделся. Вот они: мальчик лет двенадцати и второй, постарше, почти взрослый юноша.
– Тише, Мигель, – старший подозрительно оглянулся. – Тебя могут услышать. Жандармы из тайной полиции на каждом углу.
Он схватил парнишку за руку и поспешно утянул его в переулок. Орландо мигом вскочил на ноги (он старательно изображал нищего попрошайку) и последовал за мальчишками. Догнать их не составило труда. Орландо вздохнул поглубже, заставил сердце колотиться медленнее, откашлялся и сказал:
– Простите, молодые люди…
Мальчишки вздрогнули, и оба, как по команде, обернулись. Два настороженных подозрительных взгляда, одинаково острых и внимательных. Орландо улыбнулся им мягкой грустной улыбкой:
– Не бойтесь. У меня даже оружия нет. Я только хотел спросить…
– Да, сударь? – недоверие мигом растаяло, как туман поутру.
– Я слышал, ваш друг…
– Это мой брат Мигель, – кивнул старший.
– Брат, понятно. Я слышал, как ваш брат упомянул, что видел Эль Драко. Видите ли, он мой друг. Меня не было рядом с ним в тот момент, когда его арестовали, и я очень хотел бы узнать, что с ним произошло, – полуэльф тяжело вздохнул и обратился к младшему: – Мигель, ты что-то знаешь об этом?
– Да, – кивнул мальчик. – Мы с братом были на концерте, когда его арестовали. Это было ужасно, – он немного помедлил и продолжил: – Я тогда унёс с площади его гитару. Полицейские её пинали и едва не разбили!
– Так значит, это ты спас гитару Эль Драко? Молодец! – Орландо хлопнул мальчишку по плечу.
Тот радостно улыбнулся, даже щёки покраснели от удовольствия.
– Да! Значит, она у вас?
Орландо кивнул.
– Я спрашиваю, потому что боялся, что он меня обманул.
– Кто?
– Тот человек. Он встретил меня по дороге, и сказал, что знает, что у меня инструмент Эль Драко, и что он, тот человек, его друг. Я отдал ему гитару, а потом всё время себя казнил, думал, что это какой-нибудь вор меня обманул. Но вы уверены, что гитара в безопасности?
– Уверен. Не беспокойся, Мигель. Эль Драко получит обратно свой инструмент. Лишь бы его самого найти. Но ты мне так и не сказал, что знаешь.
– Вы, наверное, знаете, что его увезли в тюрьму?
– Да-да, – нетерпеливо проговорил Орландо. – Но его перевели оттуда. А вот куда, совершенно неизвестно.
– Я видел, как его посадили в карету. Несколько дней назад, рано утром. И повезли в сторону Северных ворот.
– Северных? Ты уверен?
Мальчик быстро-быстро закивал.
– Значит, не в Кастель Милагро… – пробормотал принц. Он протянул руку и крепко пожал маленькую твёрдую ладонь. Потом обменялся рукопожатием с Рикардо и сказал: – Спасибо, ребята. Вы не представляете, как мне помогли.
Не теряя больше времени, он почти бегом кинулся прочь. Нужно немедленно сообщить Амарго, что Диего увезли в пересыльную тюрьму. Значит, он попал в один из исправительных лагерей. Это внушало надежду, что его можно будет вытащить. Ведь выдернул же Амарго его самого из лагеря не далее как луну назад.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 14 Апр 2014 18:42    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

***
Прошла неделя, в течение которой Диего хоть и с трудом, но всё же постепенно привыкал к лагерной жизни. Пока его никто не трогал, и причина этого выяснилась довольно скоро. Хоакину удалось случайно подслушать разговор двух матёрых уголовников, и он шёпотом пересказал его Диего. Оказалось, что заключённые приняли новенького за любимчика начальника. Ведь недаром же ему была оказана такая неслыханная милость – личная аудиенция! И трогать его, даже просто задирать, опасались, боясь наказания. Правда, и в друзья к нему никто не набивался. Диего это вполне устраивало, и целую неделю он жил спокойно, если не считать тяжёлой работы в железной шахте. Рукоять кирки в первый же день натёрла ладони до кровавых мозолей, и старший по бараку с руганью погнал «неженку» в лазарет на перевязку, после чего его освободили от работы на пару дней.
А через неделю с небольшим, сразу после ужина, за Эль Драко пришёл охранник и приказал следовать за ним.

***
В доме начальника лагеря стоял крепкий запах табака и спиртных напитков. Особенно сильно накурено было в гостиной, где в самом разгаре шла вечеринка. Сам Груэсо, его заместитель Мальвадо, начальник лагерной охраны Педасо д’Алькорно и три специально приглашённые девицы лёгкого поведения веселились вовсю. И поначалу даже не заметили вошедших. Первым Диего и приведшего его охранника увидела развязно расположившаяся на коленях у Груэсо блондинка с пышным бюстом.
– Ой, какой хорошенький! – восторженно взвизгнула она. – А можно мне с ним?..
Начальник лениво обернулся.
– Это же заключённый, киса, – недовольно поморщился он. – Тебе что, меня одного мало? Так мы можем вдвоём! – многозначительно подмигнул он своему заместителю, и тот с готовностью ухмыльнулся.
Другие девицы тоже с нескрываемым интересом обшарили взглядами стройную фигуру барда, и тот почувствовал себя раздетым до нитки.
– Так это же... – оккупировавшая колени Мальвадо молоденькая брюнетка всмотрелась пристальней: – Это же... Не может быть! Я же на его концерте была!
Тем временем охранник, опомнившись и прекратив с вожделением пялиться на девиц, доложил:
– Заключённый номер 1855 доставлен!
– Как же так? – растерянно скривила алые губки брюнетка.
Проигнорировав её вопрос, начальник велел охраннику подождать за дверью и обратился к Диего:
– Рад, что вы приняли моё приглашение, маэстро.
– А это было приглашение? – не удержался бард. – Знал бы – отказался.
– Ну зачем же так, – укоризненно покачал головой Груэсо. – Я хочу, чтобы сегодня вам было весело, как и мне. Вы же сами любитель вечеринки закатывать. Так присоединяйтесь!
– Мои вечеринки остались в прошлом, – сглотнув, сказал Диего. Прах побери этого жирного борова и его приближённых!
– Неужели вам не хочется повеселиться, спеть? Сколько вы уже не пели? Луну? Больше? Садитесь, выпейте. А потом мы с удовольствием послушаем ваши песни.
Эль Драко молча покачал головой.
– Что вас не устраивает? – на этот раз в голосе Груэсо послышались раздражённые нотки. – Я вам даже свою гитару дам!
И он указал на лежащий на диване инструмент.
– Ну пожа-алста! – протянула блондинка и пьяно хихикнула.
– Не могу, – тихо сказал Диего.
– Почему? – рыкнул начальник охраны. – Бард ты или кто?
– Вы сами сказали, что здесь больше нет Эль Драко. Теперь я – заключённый номер 1855. А он не поёт.
Мальвадо внезапно хохотнул, и в наступившей на миг тишине это прозвучало неестественно громко.
– Я же говорил! Так что с вас проигрыш!
Он выразительно потёр пальцами в воздухе. Груэсо скривился и переглянулся с начальником охраны.
– Вот как, – небрежно спихнув с коленей блондинку, он, покачиваясь, поднялся на ноги и подошёл к барду. – Ты сам напросился, мальчишка! Пой! Я тебе приказываю!
– Приказывайте, сколько влезет, – пожал плечами Эль Драко. – Но заставить петь нельзя.
– Ты так думаешь? – прошипел Груэсо прямо ему в лицо.
– Я не думаю, я это точно знаю, – тихо проговорил Диего и, поморщившись от запаха винного перегара, отвернулся.
– Не смей от меня отворачиваться, щенок! – рявкнул начальник и вцепился жирными пальцами ему в подбородок.
Безмолвная дуэль длилась несколько секунд. Потом Диего внезапно усмехнулся и сказал:
– Думаете, я испугаюсь?
Груэсо отступил назад, смерил строптивого барда взглядом и мрачно сказал:
– Ты, кажется, ещё не до конца понял, где находишься. Придётся напомнить, – он обернулся к двери и рыкнул: – Альваро!
Охранник возник на пороге гостиной в то же мгновение.
– Этого – заковать. Экзекуция утром, после поверки. И в карцер на неделю, – жёстко приказал Груэсо, а потом обернулся к Диего и скривился в усмешке: – Это научит тебя покорности. М-маэстро, – он издевательски поклонился.
Бард ничего не ответил, только побледнел как полотно, и увидел, как испуганно расширились глаза узнавшей его брюнетки. Стражник кивнул начальнику и прохрипел:
– П-шёл!
Получив грубый толчок в спину, Диего едва удержался на ногах. Он услышал позади смех, а потом дверь с треском захлопнулась.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 15 Апр 2014 01:31    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Хорошо!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 15 Апр 2014 01:33    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, Smile
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Наставник в деле познания Пути





СообщениеДобавлено: 17 Апр 2014 18:58    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Стихотворение к 6 главе, кому интересно)
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 3 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».