Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиЖизнь, сгоревшая в Огне
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 23:50    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Спасибо за отзывы и дискуссию!
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 18 Авг 2019 23:39    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

24.

По городской улице, постепенно превращающейся в лесную дорогу, шли двое — темноволосый с рыжей прядью мальчик лет четырнадцати в чёрных джинсах и куртке, и восемнадцатилетний юноша в старинных шархийских одеждах. Они внимательно всматривались в меняющуюся субреальность, не пропуская ни одного закоулка, ни одного поворота.
— Сосредоточься, Макс, — сказал мальчик с рыжей прядью, — иначе мы тут надолго задержимся.
Юноша кивнул. Сколько помнил Макс, Дэн всегда выглядел в Лабиринте подростком, таким, каким впервые вошёл туда под присмотром матери и дяди Молари. Но за этим обликом скрывался опытнейший врач, спасший уже немало людей и вытащивший из Лабиринта множество эльфийских детей, которые постоянно там терялись. Сам же Макс выглядел так, как во время своего первого сознательного путешествия в Лабиринт. Туда привёл его родной отец, когда привёз сына на Бету.
«А Диего ведь похож на моего отца, — внезапно подумал Рельмо. — И профессию похожую выбрал. Повидаться бы им. О чём это я? Сначала мальчик должен выжить».
Внезапно он почувствовал, что сын рядом. Но где? Макс огляделся. Они с Дэном давно удалились от города, и теперь стояли на поляне около небольшого круглого озера. К нему склонились плакучие ивы, а надо всем этим покоем на тёмно-синем куполе сияли неподвижные звёзды. Не мерцающие, яркие, слишком… неживые, чтобы быть настоящими. Да разве в этом Лабиринте есть что-то настоящее? Разве что мы сами. Диего! Где же он? Макс вскрикнул. У берега лежал его сын, молча уставившись в небо. Нет, он жив. Мёртвых уносит в туннель. А он жив!
Выглядел Диего лет на шестнадцать, столько ему было, когда он впервые блестяще дебютировал в лучшем концертном зале Арборино, незадолго до того, когда отцу пришлось исчезнуть из его жизни.
— Сынок, — позвал отец. Тот не ответил, не пошевелился.
— Диего, это я, ты же меня узнаёшь?
Ресницы юноши дрогнули, он равнодушно посмотрел на отца.
— Папа, что ты здесь делаешь?
— Я пришёл за тобой, помочь тебе выбраться отсюда.
— Не хочу! — упрямо заявил Диего. — Оставь меня в покое, я никуда не пойду.
Отец попытался взять сына за руку, но тот отодвинулся, отвернулся и снова уставился в нереально прекрасное небо Лабиринта.
— Погоди, Макс, — решительно вмешался доктор Рельмо. — Отойди-ка и лучше отвернись.
Макс пропустил Дэна к сыну, но отворачиваться не стал.
Тот сочувственно кивнул, мол, понятно, тебя не заставишь, и обратился к Диего, который, казалось, его совсем не слышал.
— Извини, парень, но… — и он сделал резкое движение руками, как будто раздёргивая занавески.
Диего вскрикнул. Макс охнул. Но тут же в голове начал складываться чёткий план спасения сына.
Дэн прочитал его мысли и, не оборачиваясь, сказал:
— Да, выходи наверх и займись делом. За Диего не беспокойся. Жизни его сейчас ничего не угрожает, я справлюсь.
Макс с усилием отвернулся от сына, обретшего прежний облик, и двинулся к выходу. А Дэн сосредоточился на своём пациенте.
— Прости, что причинил тебе боль, но я должен был понять, что с тобой. Тебе здесь оставаться нельзя.
Диего молча смотрел на незнакомого мальчишку. Что он хочет, зачем заставляет его вспомнить?
— Отстань от меня, а?
— Не отстану. Будешь вот так смотреть на звёзды — скоро умрёшь.
— А может, я хочу умереть?
— Неверное решение, — отозвался мальчишка. — У тебя есть все шансы. И руку тебе отрастят, и лицо сделают. Это я тебе как врач говорю.
— Врач? И когда же ты успел?
— Здесь, в Лабиринте, мы выглядим не так, как в реальности. На самом деле мне уже сорок лет, и моя старшая дочь недавно закончила школу.
— А не врёшь?
— В Лабиринте врать невозможно. И я не просто врач, я психиатр. Вижу, тебе надо поговорить? Надо ведь? Поверь, станет легче.
— Не буду я ничего говорить! — взорвался Диего. — И ничего ты не понимаешь! Ну да! А эти твари! А Блай, мразь, подонок! А палач! Тот переселенец его разорвал, так этого мало! А Патриция! Она же… — внезапно его прорвало, и злые слёзы подступили к горлу, выступили на глазах. — Я же любил её! Она мне тоже… говорила! Встретила, обняла, утешала! И продала за пятьдесят золотых! Тварь! Она мне в лагере снилась! Ну не нужен я ей, так прогнала бы! Найду — убью! — внезапно мрачно закончил он. Слёзы высохли, как и не было. И Дэну на мгновение стало страшно. Вместо красивого лица молодого барда перед ним возникло совсем другое лицо. Тоже красивое, но суровое. А в глазах, где только что плескались обида и боль, теперь виднелась только холодная злость, непримиримость. Да, такой будет убивать.
— Вот что, чтобы найти её, надо выйти отсюда. Давай-ка я выведу тебя в безопасное место, и там ещё поговорим, если захочешь. А пока твой отец организует твоё лечение.
Диего медленно поднялся.
— Ну ладно, идём.
Макс в это время бросился к междугородней Т-кабине. Отдав половину денег со своей карточки, он в то же мгновение оказался в Москве, в здании службы Дельта.
«Ломовика бы хорошего найти, вроде того покойного Жака, да времени нет. Придётся воспользоваться своим ментальным даром».
В офисе программистов было чисто и тихо. Только дежурный, напялив шлем, блуждал в просторах Мегасети, то ли по работе, то ли развлекаясь.
Макс, недолго думая, потряс его за плечо.
— А? Что? — выпал из виртуального пространства увлекшийся сотрудник. — Господин Рельмо?
— Да, Петя, это я, — медленно сказал Макс, аккуратно снимая шлем с головы дежурного и прикладывая руки к его вискам. — Ты очень устал, тебе надо отдохнуть. Открой-ка мне базу, а пока поспи. Петя послушно набрал пароль и закрыл глаза.
Макс придвинул стул, надел шлем и нащупал виртуальную клавиатуру. Несколько минут — и новая запись готова. В агентстве появился новый сотрудник, которого надо, кстати, срочно лечить.
— А теперь проснись, и забудь всё.
Не глядя на Макса, дежурный вновь напялил шлем.
А регионального координатора ждало ещё одно дело. Оформляя медицинскую страховку на Диего, он не стал никому ничего внушать. Достаточно было кое-кого припугнуть, а кое-кому дать приличную взятку — и дело сделано. Теперь остается забрать сына и переправить его на Альфу. И тут особых сложностей Макс не видел — почистить память нескольким людям не составляло особого труда для опытного шархийского менталиста. Другое дело — это всё сомнительно с точки зрения морали. Да что там — сомнительно! Несомненно, он нарушает все возможные шархийские законы и путает лики богов. Откат неизбежен. Но какое это имеет значение по сравнению с жизнью и здоровьем мальчишки?
С этими мыслями региональный координатор Рельмо вышел из Т-кабины сначала на дельтийской базе лавочки, а потом — в маленькой пещерке близ базы партизанской. Светиться там ему не следует. Амарго сам доставит сюда Диего. Сообщение он послал, остаётся ждать.
Нервно шагая туда-сюда по тесному помещению, Макс вспомнил далёкий день более двадцати лет назад.
…Он буквально на несколько часов отлучился из замка, и вот сейчас неспешно верхом возвращается домой, где ждёт его маленький сын. Четырёхлетний Диего впервые гостит в отцовском замке и всё ему, конечно, интересно. Он и сейчас просил папу взять его с собой, получил отказ, но быстро забыл обиду. Макс улыбнулся, оглядываясь вокруг.
Летний мистралийский вечер, солнце медленно опускается в море. Рыбачьи лодки, чьи паруса закат окрасил в розовые тона, приближаются к берегу. Среди зелёной листвы апельсиновых деревьев хорошо видны оранжевые плоды. Скоро время сбора урожая. Как бы мальчишка не полез на дерево, мал он ещё. А кстати, где он?
Навстречу хозяину выбежала испуганная няня — деревенская девчонка, которой он поручил за неплохую плату присматривать за сыном.
— Диего пропал, я только на минутку отвернулась, простите, дон Максимильяно! В глазах девушки стояли слёзы.
— Погоди, — тут же собрался Макс. — где ты последний раз его видела?
— В коридоре на третьем этажеее! — разревелась девчонка.
— Не реви! — воровской нюх и шархийское чутьё подсказали отцу, где надо искать сына. Он бросился к своей лаборатории. Дверь заперта, магический замок надёжен. Но там же есть ещё одна дверь, ведущая в кладовку, а она… Неужели не запер, забыл! Макс ворвался в комнату, ругая себя последними словами. И на секунду замер, задержал дыхание и подскочил к столу, около которого лежал тяжело дышащий малыш. На столе стояла колба, из которой вился почти незаметный дымок.
На стул взобрался, — мелькнуло в голове у отца, пока он, прижимая к себе сына, бежал к Т-кабине.
Мэтр Истран долго колдовал над мальчиком и, наконец, сказал:
— Он будет жить, но чтобы окончательно поправился, нужно обратиться к мистикам. И я боюсь, что он стал стерильным.
— Стерильным? — огорчился было Макс, потом махнул рукой — ничего, лишь бы жив был, по крайней мере не будет бояться за своих детей.
Мэтр Истран сочувственно кивнул. Ему-то это было понятно, как никому другому.
Но обо всём пришлось рассказать Алламе. Она и перепугалась, и рассердилась.
— Ну зачем я отпустила его с тобой!
— Аллама, но ты же понимаешь, что в театре тоже небезопасно, — неуклюже оправдывался Макс.
— Да понимаю… — Аллама вздрогнула, вспомнив, как её малыша однажды снимали с лесов, на которых устанавливали декорации. И простила возлюбленного.
Вскоре Диего стало намного лучше, и отец повёл его к мистику. Тот, поколдовав над малышом, с любопытством следившим за ним, вывел Макса за дверь и подтвердил слова мэтра Истрана. Однако об остром слухе Диего он не имел никакого понятия. И на обратном пути мальчик спросил:
— Папа, а как это у меня детей не будет? Это потому, что я поиграл с цветными порошочками?
— Да, это потому, что ты полез куда не следует. Но не огорчайся, сынок, у тебя будет много другого интересного в жизни.
— Мороженое, да?
— И мороженое, конечно. Давай-ка сходим в зоопарк, там и мороженое поедим.
— И на крокодила посмотрим? — мальчик развеселился и совсем забыл о прогнозах мистиков и магов.
Зато не забыл Макс. И несколько дней спустя, когда он в очередной раз привёл сына к себе домой, там появился Хоулиан.
— Ну, давай познакомимся, мальчик, как-никак мы с тобой родня.
— Родня? — удивился Диего, с восхищением разглядывая настоящего живого эльфа, с острыми ушами, как и положено.
— Да, ты мой правнук. И, говорят, за тобой глаз да глаз нужен. Сейчас глянем…
Диего поморщился: колдовство было ему неприятно. Он попытался удрать, но отец не пустил.
— Потерпи-ка, сынок, совсем чуть-чуть осталось.
Хоулиан закончил осмотр и кивнул:
— Да, боюсь, что ничего сделать не смогу. Но можно показать его врачам с Альфы. Давай-ка я и отвезу вас, чтобы лишних глаз тут не было. Хочешь, малыш, в другой мир?
— Хочу! — обрадовался Диего. — А мороженое там есть? А музыка?
— Есть, — засмеялся эльф и переглянулся с Максом.
Вскоре мальчик с удивлением рассматривал высоченные дома и стремительные экипажи. Прадедушка и папа не обманули: его накормили вкуснющим мороженым и дали послушать совершенно необычную музыку. Довольный и уставший малыш вскоре уснул в машине — так называли этот экипаж. Он не знал, что сон этот искусственный — ведь зачем врачам знать, что мальчик не говорит ни на одном из известных на Альфе языков? Отец просто сказал в частном центре, что ребенок нервный и лучше его не тревожить при обследовании. Диего и не чувствовал, как у него взяли кровь, как просветили насквозь в неведомых устройствах. Проснулся он уже дома у папы, в Арборино. И ничего не помнил ни о своем чудесном путешествии, ни о прадедушке-эльфе. Макс прекрасно умел блокировать участки памяти. Только результаты, которые получил отец, были теми же, что и дельтийских магов — неизлечимое бесплодие. То же сказали и шархийские шаманы, когда Макс позднее водил Диего в Лабиринт. Но о чём это он думает? Сейчас надо спасать мальчика от куда большей беды. И опять, видимо, придётся погружать его в искусственный сон. Да и память потом почистить. На всякий случай.
Послышался звук открываемой двери. Появился Амарго, поддерживающий Диего под руку. Макс бросился к сыну. Да, он уже видел это, но одно дело в Лабиринте, другое — в реальности. Нет, Блаю не жить!
Диего был в сознании и внимательно смотрел на отца. Видимо, Дэн вывел его из Лабиринта, а сам ждёт Макса на Альфе, чтобы помочь переправить в клинику.
— Папа? Где ты был столько лет?
«О небо, мальчик сорвал голос!» — пронеслось у отца в голове. Но он спокойно ответил:
— Да, сынок, мне нужно было уехать, но теперь всё будет хорошо, ты поправишься.
— Мне сказали, что сделают руку и лицо, это правда? Это маги?
— Не совсем, — замялся отец, — но они точно это сделают.
— И тогда я буду сражаться. Я этого так не оставлю.
Макс внимательно посмотрел на сына. Сражаться? А как же его Огонь? Огонь? Где он? Макс его не видел. Но и это сейчас неважно.
— Пойдём, сынок.
Он нажал кнопку Т-кабины. И понял, что для Диего это отнюдь не сюрприз. Амарго кивнул:
— Да, я потом вам всё расскажу подробно.
Макс поддержал Диего и ввёл его в Т-кабину.
— Только ничего там не говори.
Для Макса не было проблем почистить память людям на Дельтийской базе и в офисе лавочки в Москве — на всякий случай. Но скорую для сотрудника службы Дельта вызвали тут же. В машине Макс незаметно для окружающих погрузил Диего в искусственный сон. Пусть мальчик побудет в Лабиринте, Дэн и он, отец, проследят, чтобы всё было хорошо, чтобы он снова не сорвался. А потом он почистит ему память… Да, надо поговорить с Амарго, выяснить, как там всё было, кто спас сына. И пусть он этого тоже не помнит. Не надо ему знать про Т-кабины, про то, кто такой отец… Или надо?
У ворот клиники ждал Дэн, а другие врачи тут же отправили пациента в реанимацию, понимающе выслушали про искусственный сон — шархийских шаманов альфийские медики знали и очень уважали. А потом случился неожиданный казус. После тщательного осмотра Макса позвали в кабинет.
— Чтобы восстановить лицо пациента, нам нужны его фотографии в нескольких ракурсах, надлежащим образом оцифрованные. Здесь их нет.
Макс на мгновение растерялся и едва удержался, чтобы не дёрнуть себя за косу. Фотографий Диего ведь нет. Ни одной. Придётся взять свои, другого выхода нет.
— Да, я сегодня же пришлю.
Он отправился домой, чтобы без помех заняться делом. Нашёл в недрах своего компьютера старую папку. Всмотрелся в фотографии. Вот он, Макс, перед выпуском из МГУ. Вот он с отцом в Калифорнии тем же летом. Вот в компании друзей годом позже, незадолго до отправки на Дельту. Вот его фотография во время первого отпуска на Бете. Здесь он выглядит даже постарше своих двадцати пяти лет. Вот ещё одна, очень удачная фотография… Хотя нет, её нельзя. Она должна быть в базе лавочки. Лучше вот эту. Да, эта подойдёт. Только обрезать их все, да фоны поменять.
Работа заняла несколько часов. Но, наконец, всё было готово, и Макс отправил фотографии на адрес клиники. Получив подтверждение, что всё подходит, немного успокоился. Теперь у Диего будет его лицо. Как-то он к этому отнесётся? И как будет жить без прежнего голоса и Огня? Или… или Огонь к нему вернётся? Но главное — Диего будет жить!
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 19 Авг 2019 12:54    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Отлично! Спасибо!
*
Макс Рельмо в Лабиринте является "как юный варвар", а не "в традиционных шархийских одеждах". И "Танец огня" можно было бы упомянуть. Или думаете, Макс не знал о портрете сына?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 19 Авг 2019 14:38    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512 писал(а):
Макс Рельмо в Лабиринте является "как юный варвар", а не "в традиционных шархийских одеждах".

С точки зрения Диего - как юный варвар. А на самом деле? Это могла как раз быть шархийская одежда.
Дмитрий512 писал(а):
И "Танец огня" можно было бы упомянуть. Или думаете, Макс не знал о портрете сына?

В принципе, можно было. Однако Макс мог и не знать про портрет, а если и знал, то понимал, что он не годится и в этом смысле его не рассматривал.
Цитата:
И когда врачи попросили предоставить трехмерную сканограмму пациента до травмы или, на крайний случай, несколько качественных фотографий в фас и в профиль, надлежащим образом оцифрованных, несчастный отец оказался, мягко говоря, в затруднении. Насколько я знаю, тот знаменитый портрет, что написал маэстро Ферро, был единственным более-менее пристойным изображением Кантора до того, как его изувечили, но и он не годился.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 19 Авг 2019 16:01    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Про портрет вряд ли Макс не знал: Ферро - знаменитый художникк, Эль Драко на тот момент - знаменитый композитор и певец, а Макс - агент службы Дельта. Наверняка слышал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 22 Авг 2019 16:40    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Почему не подошёл "Танец огня" маэстро Ферро это понятно.
Меня удивило, как часто Макс "чистит" Диего память.
Буквально через каждые два-три шага.
А ведь в книге, вроде бы, он сделал это один раз, когда уже и рука и лицо были готовы. Перед возвращением на Дельту, то есть.
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 22 Авг 2019 22:08    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

А здесь он это сделал тоже один раз - в детстве, когда предположительно возил его на Альфу для обследования, и это флэшбек. Диего еще не вылечили, и в настоящем времени Макс ему память пока не чистил. Только собирается это сделать.
Цитата:
А потом он почистит ему память…


В этом отрывке Макс чистит память другим людям - сотрудникам службы "Дельта".
Цитата:
Для Макса не было проблем почистить память людям на Дельтийской базе и в офисе лавочки в Москве — на всякий случай.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 23 Авг 2019 00:56    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Всем спасибо за отзывы! Немножко осталось)
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 31 Авг 2019 23:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

25.

Диего медленно открыл глаза. Иллюзорная реальность Лабиринта таяла, растворяясь в сознании и исчезая из памяти. Где же он, что с ним случилось? Перед глазами был белёный потолок, где-то слышался шум дождя. А в комнате явно кто-то находился. Он приподнял голову, огляделся.
— Дон Рауль? То есть товарищ Амарго?
— С выздоровлением, Диего. Ну и долго же пришлось тебя лечить!
С выздоровлением? И тут память разом вернулась к нему. Лагерь. Лес. Приморская вилла. Патриция. Блай. Палач. Лохматый переселенец. Обрубок на месте правой кисти. Он опустил взгляд и чуть не вскрикнул от радости: Обе кисти на месте. Пошевелил пальцами, ещё не веря себе. Нет, всё в порядке. А лицо? Вроде ничего не болит. Но дотронуться он не решился.
— Где я? И какое сегодня число? — И тут же его передёрнуло. Голос. Он сорвал голос. Там, в Кастель Милагро, было слишком много боли, чтобы долго думать об этом. А здесь... Но сначала надо понять, где он. И сможет ли сражаться. Сражаться? Он сам удивился холодным, рассудочным мыслям.
— В Даэн-Риссе, в клинике. Две луны тебя лечили.
— Две луны? Но почему я ничего не помню? — поразился Диего.
— Потому что ты рассудка лишился, — проворчал Амарго. — Маги и мистики тобой долго занимались. Ты хоть знаешь, как мне пришлось изворачиваться, чтобы вынуть тебя оттуда?
— Из Кастель Милагро? — Диего вздрогнул. — Там был какой-то парень, переселенец, и… моя рука?
— А что рука? — удивился Амарго. — Пришлось складывать заново. Переломали знатно.
— Как переломали? Не отрезали?
— Ну и галлюцинации у тебя, парень. Руку тебе сломали, а из Кастель Милагро достали без всяких переселенцев. Это у тебя ложная память.
— Ложная? Я его прекрасно помню, лохматый такой. И палача он убил, и стражников, и потом… карта такая была, со светящимися точками.
— Не выдумывай, а то опять с ума сойдёшь. Нечего приплетать ложные воспоминания к истинным. И как тебя достали, не спрашивай. Это военная тайна.
— А что с моим лицом? — прервал его Диего. Это тоже тайна? Дайте зеркало!
— Нет у меня с собой зеркала, — отозвался Амарго. — Лучше скажи, как себя чувствуешь физически?
— Нормально, — ответил Диего, ощущая подступающую злость, — кроме того, что сорвал голос. Вы же слышите? Если мне руку сложили, почему голос не поправили?
— Ты же сам знаешь, какое тонкое дело — связки. Вот если бы ты к врачу сразу попал, может быть, и помогли бы. Понесли же тебя демоны к этой Патриции!
— Ну да, повёл себя как полный болван! Дайте мне только добраться до неё!
Диего и сам злился на себя. Да так, что сам себя не узнавал. Что это с ним? Злость, пустота внутри. Пустота? Звуки, которые он слышал, почему-то вызывали раздражение. Вот торопливые шаги по коридору, вот затихающие, становящиеся всё реже и реже капли дождя, вот скрип стула, с которого поднялся Амарго. Просто звуки и всё. Он потряс головой. Обычно звуки переливались у него в музыку, в ноты. Не всегда, но часто. А сейчас — почему нет? Почему? Внезапно его охватил страх. Он понял, что лишился чего-то, что сопровождало его всю сознательную жизнь. Огня? Он потерял Огонь? Нет!
— Я приглашу мистика, который занимается такими проблемами, как у тебя. Профессионала. Тебе, как сам понимаешь, спасали жизнь, не до голоса было. Подождём его консультации, — смягчился Амарго. — А пока успокойся, а завтра вставай и начинай ходить, — закончил предводитель повстанцев, покидая палату. Его тут же сменила медсестра, предложившая пациенту выпить какие-то лекарства. Он подчинился. Почему-то успокоиться оказалось несложно. Стараясь отогнать дурные мысли, он задумался о другом. Об оружии. Нож, летящий в лицо врагу. Послушное ложе арбалета в руках. Пистолет, который давал ему отец когда-то. Пистолет в руках ненавистного Блая. Пострелять бы, выстрелить… В этого проклятого советника, в министра изящных искусств, в палача. Хотя палача тот переселенец уже прикончил. Но вскоре мысли куда-то ушли и, погружаясь в сон, обычный сон, он подумал, что это из-за лекарств.
На другой день Амарго, как и обещал, вернулся в палату с незнакомым мистиком. Тот внимательно осмотрел пациента и печально покачал головой.
— Увы, маэстро, ничем не могу помочь. Да, верю, что у вас был оперный голос, но связки повреждены необратимо.
— Но говорю я по-прежнему громко! — чуть ли не закричал Диего, всё прекрасно понимая. Он отлично помнил, как у него переломался детский голос, с каким волнением он ждал установления взрослого голоса, и как обрадовался, когда понял, что всё более чем в порядке, что он будет петь те партии, о которых мечтал, что песни, которые он сочинил за это время, как раз ложатся на его взрослый, красивый баритон. Но теперь всё пропало. Да, голос громкий, сильный, но с хрипотцой. Петь таким он не сможет. И что теперь? «А ничего», — снова подумал он, чувствуя пустоту и холод внутри. Лёг на кровать и отвернулся к стене. Но вдруг холод, казалось, отступил, стало легче.
— Добрый вечер, маэстро, — услышал он знакомый голос.
— Плакса? — удивился Диего, узнав своего нерадивого ученика. — Ты что, на меня эмпатией действуешь?
— Ну да, есть немного, — смутился тот.
— Прекрати немедленно! — рассердился Диего. — Ты как меня нашёл?
— Я теперь с товарищем Амарго работаю. Руковожу партией Реставрации. И зовусь товарищ Пассионарио.
— Что?! Ну ты даёшь! Тоже мне вождь!
— Ну, товарищи решили, что моя эмпатия пригодится. И магическая Сила.
— Надо же! — Диего даже отвлёкся от своих переживаний по поводу голоса. Но тут же вспомнил о другой, более серьёзной проблеме.
— Лучше посмотри, что у меня с Огнём. Ты же видишь такие вещи?
— Вижу, — кивнул Плакса.
— Так что, говори!
— Понимаете, маэстро, такое бывает.
— Значит, Огонь действительно пропал.
И Диего снова отвернулся.
— Но если голос удастся вернуть, может быть, и с Огнём всё наладится? Я вам хорошего целителя привёл. Эльфа.
— Здравствуй, малыш, — незнакомый эльф с длинной гривой чёрных волос вошёл в палату и внимательно посмотрел на Диего, казалось бы, чего-то ожидая.
— Здравствуйте, — отозвался он, с любопытством разглядывая гостя. Диего не помнил, чтобы когда-то раньше видел этого эльфа, и вообще эльфов. Тот, видимо, что-то для себя решил и слегка улыбнулся.
— Давай для начала познакомимся. Я Хоулиан. Ты мне приходишься правнуком.
— Будем знакомы, — кивнул Диего. Ничего особо удивительного тут не было. Он помнил своего дедушку-мага, который буквально пару раз появлялся у них с мамой дома и однажды пришёл в театр на спектакль, чтобы по её просьбе помочь со спецэффектами. Дедушка был полуэльф, имел заострённые уши и глаза без белков. Он огорчался, что дочь и внук не унаследовали его Силу. Но когда началась охота на магов, наверное, успел порадоваться этому. Но сам спастись не успел. Аллама и Диего узнали о гибели отца и деда уже в эмиграции. И вот теперь встреча с прадедом.
— Давай-ка, малыш, я тебя осмотрю. Потерпи немного.
Диего почувствовал резкое воздействие классической магии. А вдруг прадедушка поможет ему вернуть и голос, и Огонь?
— Нет, не получится, — с сожалением сказал эльф. — Жаль, ты регенерировать не умеешь… Нет, голос я тебе вернуть не смогу. Да и зачем он тебе, если Огонь ты потерял? Но не унывай, в жизни много других интересных вещей, — подмигнул Хоулиан, взмахнул рукой и исчез в сером облачке телепорта.
Диего же почувствовал, как надежда покидает его. Звуки и краски окружающего мира внезапно поблёкли. Что может быть интересного, что? Получается, что Эль Драко действительно умер в Кастель Милагро. Осталось только умереть окончательно. Потому что нельзя жить без голоса и Огня.
Кто-то кашлянул. Диего с неохотой обернулся.
— Ну что ещё? — недовольно произнёс он.
Амарго и Плакса, тьфу ты, демон, Пассионарио, сидели перед ним и явно не собирались уходить.
— Маэстро, у нас к вам деловое предложение, — начал бывший ученик.
— Какое ещё? И больше не называйте меня так.
— Поработать в отделе пропаганды нашей партии. Ваш подвиг послужит примером для наших товарищей и всего нашего народа. Ваше имя, ваша репутация…
— Что?! — заорал Диего во всю мощь своего голоса. И показал товарищам реставраторам два пальца. — Вот вам пропаганда, агитация, репутация, хренация! Жалеть меня вздумали?! Да ещё на весь континент! Чтоб вас!..
Депрессии как не бывало. Её сменила злость. Диего не очень-то слушал рассуждения Амарго и Пассионарио по поводу того, может ли вернуться к нему Огонь. Он даже не очень этого хотел. Как странно! Он на мгновение почувствовал лёд внутри. Лёд. Руки снова ощутили воображаемое оружие.
— Я хорошо стреляю, — вырвалось у него, — и дерусь неплохо, и ножи метать умею, вы же видели. О пропаганде и речи быть не может, но как боец я вам пригожусь. И дайте мне, наконец, зеркало, за кого вы тут меня держите?
Амарго и Пассионарио переглянулись.
«Не зря они так мнутся, наверное, лицо совсем страшное. Ну, для воина это неважно», — подумал Диего. И нетерпеливо крикнул:
— Да что, в этой клинике зеркал нет? Могу и сам поискать!
— Ладно, — решительно сказал Амарго, поднимаясь.— Всё равно ведь узнаешь.
Он вышел из палаты и через пару минут вернулся с довольно приличным зеркалом.
Диего, однако, несколько мгновений колебался. Потом решительно поднял взгляд. И пришёл в ужас. Ему показалось, что он снова сошёл с ума и попал в Лабиринт. Лицо, которое отражалось в зеркале, было совершенно целое, здоровое, даже симпатичное, но чужое. Впрочем, не совсем чужое. Это было молодое лицо его отца. Но как, откуда?..
— Демоны, что это такое?! — закричал он. — Кто это сделал и как вышло? Объясните же, наконец! Или это тоже тайна?
— Тайна, — кивнул Амарго. — Тебе этого знать не положено. Привыкай к партийной дисциплине.
— Ну ничего себе! — Диего никак не мог успокоиться. — Да ещё и щетина на правой щеке выросла!
Из-за эльфийской наследственности волос на теле и на лице у него никогда не было. Теперь, получается, ему человеческую кожу пересадили? Сукин сын этот Амарго, ведь ничего толком не объяснит!
— И бриться привыкай, — усмехнулся Пассионарио. Он как-то незаметно перешёл на «ты» с бывшим наставником, а теперь товарищем по борьбе.
А Амарго добавил:
— Тебе же лучше. Если не хочешь, чтобы тебя узнавали…
— Вот тут вы правы, — немного успокоился Диего.
— А теперь подумаем, куда тебя пристроить. Да, ножи ты метаешь неплохо. Данные хорошие. Однако чтобы стать профессионалом, придётся поработать.
Диего вспомнил, как примерно то же самое говорил его первый учитель музыки. Он попытался улыбнуться. Судя по тому, как посмотрели на него товарищи, улыбка вышла какая-то не такая. Не такая, как у Эль Драко. И пусть. Он больше не Эль Драко. А кто же он?
— Наверно, мне надо придумать себе новый псевдоним? Или как её — партийную кличку? — вырвалось у него.
— Верно. И как будешь называться?
Диего думал недолго.
— Кантор*, — решительно сказал он.
— Но… — удивился Амарго.
— Нет, всё правильно, — прервал его Пассионарио. — Всё абсолютно верно.
И, не дав новоиспечённому Кантору и слова сказать, продолжил:
— А теперь надо вытащить твои деньги.
— Но их же конфисковали. Ты собираешься президента грабить? Или государственный банк Мистралии? — поднял брови Диего.
— Не президента и не грабить, — ухмыльнулся Пассионарио. — Твои деньги у Пуриша. Он успел снять все два миллиона с твоего счёта в тот же день, когда тебя арестовали.
— Вот пройдоха! — искренне восхитился бывший наставник.
— Так ты на Пуриша не в обиде?
— Какие обиды! Могу себе представить лица Гондрелло, министра изящных искусств и прочей сволочи, когда они обнаружили, что на счёте пусто. Да ради этого никаких миллионов не жалко!
— Ну, с миллионами ты загнул. В общем, сам ты к Пуришу не поедешь, конечно?
Диего на мгновение задумался. Потом покачал головой.
— Нет, не надо ему знать, как я выгляжу. Чем меньше людей об этом знают, тем лучше.
— А маэстрина Аллама?
Диего вздрогнул. Бедная мама!
— Она не знает про Кастель Милагро?
— Пока нет. Она знает только то, что ты жив и на свободе, но тебе пришлось долго лечиться.
— Я напишу ей.
— Лучше бы ты поговорил с ней сам, — заметил Пассионарио.
— Нет, показываться ей я не буду!
Амарго кивнул. Он понимал, почему Диего не хочет открыться и родной матери. Он не потерпит жалости даже от неё. Впрочем, боец партии Реставрации должен быть строго законспирирован. Так что…
— Вот что, Диего, — проговорил он. — Чтобы полностью соблюсти конспирацию, нам нужно запустить версию о твоей гибели. Героической гибели.
— Хотите на жалость давить? — взорвался тот. — И я больше не Диего, а Кантор!
— Вот именно, Кантор, — кивнул лидер сопротивления. — А Кантора никто жалеть не будет. И потом, у нас на базе жалости всё равно не дождёшься. А легенда нужна для дела, и тебе придётся с этим смириться. Научись всё-таки понимать слово «дисциплина», боец.
— Понял, — буркнул Кантор. Да, теперь уже Кантор. Он привыкнет и к новому имени, и к новой жизни. Жизни, в которой у него не будет Огня, но будет ярость воина и оружие в руках.
— Слушаюсь, товарищ Амарго. Когда начнём занятия?
— Завтра, — сказал тот. — Пока напиши записку матери, я передам ей. А ты, Пассионарио, поезжай к Пуришу.
— Только много ему про меня не рассказывай, — вскинулся Кантор.
— Расскажу как надо, — серьёзно ответил бывший ученик.

____________________________
* Кантор — по-испански «певец». Мистралия — аналог Испании и Латинской Америки.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 1 Сен 2019 01:38    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Хорошо! Спасибо!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 1 Сен 2019 01:54    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, Smile
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 2 Сен 2019 13:59    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Tabiti,
это завершение истории жизни, сгоревшей в огне, верно?
Эль Драко исчез. Появился Кантор.
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 2 Сен 2019 22:44    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Карудо, нет, это ещё не конец)
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 2 Сен 2019 23:40    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Тогда ждём проду.
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 3 Сен 2019 22:19    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Карудо, скоро будет!
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 11, 12, 13  След.
Страница 12 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».