Форум
Весна идет, весне дорогу!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиЖизнь, сгоревшая в Огне
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 14 Июн 2019 01:05    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, Карудо, Lake, спасибо за отзывы!
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 21 Июн 2019 00:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

21.

Прошло ещё несколько долгих, наполненных болью дней, и, в конце концов, Блай всё-таки сорвался. Он редко позволял себе проявлять эмоции, но иногда они вырывались из него, как пар из кипящего чайника. Видимо, излишняя сдержанность в какой-то момент приводила к взрыву.
Едва придя в себя от очередного избиения, Эль Драко услышал знакомый ненавистный голос, визгливо и возмущённо выкрикивающий:
– ...Это не воин, это бард! Я не понимаю, почему он молчит! Ты можешь мне объяснить? Почему за две с лишним недели он даже ни разу не закричал? Он что, боли не чувствует?!
– Смею вас заверить, ещё как чувствует, – услышал Диего флегматичный ответ палача. – Да не волнуйтесь, шеф, я на нём ещё и половины своего инструментария не перепробовал!
– Так пробуй, – немного остыв, приказал советник. – Я хочу видеть, как он будет умолять о пощаде!
– Будет, – уверенно пообещал палач. – А вот если бы вы позволили мне...
– Я уже сказал! – снова повысил голос Блай. – Ты плохо понял?
Палач что-то обиженно проворчал, но спорить не посмел.
Так вот что больше всего злит и выводит из себя этого садиста – то, что узник не боится его и не кричит, когда должен бы кричать. Похоже, что ответы на вопросы для Блая – дело второстепенное, просто дополнительный повод для пыток и отвратительных психологических экспериментов.
– Уведите его, – махнул рукой советник. – И помойте, что ли, от него уже несёт, как от помойной ямы!
Охранники брезгливо подхватили Диего под руки и поволокли прочь из пыточной.

Однако передышка была недолгой. Или Эль Драко так показалось. После нескольких вылитых на него вёдер воды он чувствовал себя немного лучше, и когда лязгнула дверь камеры, поднялся с топчана и повернулся к ней лицом.
Появившийся на пороге Блай окинул его цепким взглядом, хмыкнул и кивнул охране. Те снова подхватили узника под локти и потащили по коридору. Почему-то мимо второго этажа. На первый? Странно. Что там? Вряд ли что-то хорошее...
Его втолкнули в какое-то помещение, похожее на мастерскую. Возле стола стоял незнакомый, насмерть перепуганный лохматый парень вряд ли намного младше его самого, похоже, переселенец. А на столе – странное устройство, прежде Диего такого никогда не видел.
Барда подтолкнули к столу, левую руку больно завернули за спину, а правую, по знаку советника, палач сунул в широкое отверстие в устройстве. А потом Блай повернулся к трясущемуся парню и с улыбочкой скомандовал:
– А теперь включай.
Что включай? Эту штуку? И что будет? О небо...
Парень на мгновение оцепенел и неверяще прошептал:
– Что?..
– Включай, я сказал, – повторил советник, любуясь выражением его лица.
И тут с парнем случилась истерика. Захлёбываясь рыданиями, он начал бормотать:
– Я не могу... не могу! Ему же руку отрежет...
Так вот оно что!
Диего внутренне сжался от ужаса. Первым инстинктивным побуждением было выдернуть руку обратно, но палач, словно почувствовав, вцепился в запястье. Вот же урод толстомордый, где Блай его только откопал...
Эль Драко стиснул зубы и заставил себя стоять прямо, насколько позволяло избитое тело и заломленная за спину рука. Блай только и ждёт, что он начнёт дёргаться и вырываться, так пусть утрётся.
Но до сих пор его хотя бы не калечили. Раз советник решил перейти эту грань, значит, уже понял, что ничего не добьётся, и нужно не только причинить боль, но и напугать до смерти.
Но чем же этот незнакомый парень ему не угодил, за что он с ним так? Внезапно в сердце вспыхнула слабая надежда: может быть, действительно просто пугает? И меня, и его?
– Если вам нравится калечить заключённых, то для этого есть палачи, при чём тут я... и зачем в моей мастерской... – продолжал тем временем бессвязно бормотать парень.
Всё с той же крокодильей улыбочкой Блай достал пистолет, приставил к его голове и повторил:
– Включай.
Диего посмотрел на зарёванного переселенца, который снова и снова бесконечно повторял своё «не могу».
Нет, советник не шутит, совсем не шутит. Да нажимай уже эту проклятую кнопку, парень, мне и без тебя конец, а ты погибнешь ни за что ни про что...
Словно в подтверждение его мыслей, Блай внушительно щёлкнул затвором:
– Ты не настолько ценный кадр, чтобы тобой дорожить. Не думай, что я тебя не убью. От тебя толку никакого, а так, по крайней мере, будет весело. Так что считаю до трёх.
– Шеф, не надо, – неожиданно вмешался палач. – Лучше отдайте его мне.
– Заткнись, – велел советник и снова обернулся к лохматому парню: – Итак, считаю до трёх...
И тогда тот медленно протянул отчаянно дрожащую руку и нажал...
Дальнейшее Эль Драко почти не помнил – ослепляющая боль резанула пальцы, снова и снова, всё выше, от пальцев к кисти... Он закричал, громко, отчаянно, срывая голос... а потом провалился в Лабиринт.

Очнулся он в своей камере на топчане, куда его, по-видимому, положили охранники. Горло саднило, правая рука нестерпимо болела. Диего хрипло застонал и с трудом приподнялся. Перед глазами замелькали картины произошедшего: мастерская на первом этаже, лохматый парень, Блай с пистолетом, палач, странное устройство на столе... рука...
Он скосил глаза и тут же поспешно свесился с топчана – его вывернуло так, будто желудок собрался выпрыгнуть из горла. Немного отдышавшись, он упал обратно на топчан и невидящим взглядом уставился в потолок. Вот теперь всё действительно кончено. Даже если бы он каким-то чудом и вырвался отсюда, он больше не бард. Теперь он безрукий калека. И ему действительно больше нечего терять.
Давящая повязка, которую наложили на обрубок, насквозь пропиталась кровью, но он не собирался никого звать. Ещё никогда в жизни ему так не хотелось умереть, как в эту минуту. Скорей бы...
Лязгнула дверь, но Диего даже не пошевелился. Какая разница, кто пришёл и что ещё с ним сделают? Блай уже должен понять, что всё бесполезно.
– Сесть можешь? – участливо спросил незнакомый голос.
Бард слегка повернул голову. Ну конечно, тюремный врач. Зачем? Или советник ещё не наигрался?
– Зачем? – хрипло прошептал он вслух. Так и есть, ещё и голос сорвал. Боги, за что?..
– Надо сменить повязку, – пояснил доктор, раскрывая свой чемоданчик. – Иначе кровью истечёшь.
– Ну и что? – с горечью прошептал Эль Драко. – Это же хорошо...
– Никогда не торопи смерть, – наставительно сказал доктор. – Мало ли, как всё обернётся. Судьба порой такие фортеля выкидывает... Ладно, лежи, я и так справлюсь.
Диего отвёл глаза, не в силах смотреть на безобразный распухший обрубок вместо узкой кисти с изящными пальцами. Никогда больше ему не записать ноты, не перебрать струны любимой гитары... Впрочем, о чём он? Ему осталось жить от силы несколько дней.
– Ну вот и всё, – врач собрал в чемоданчик свои инструменты и поднялся. – Советую поспать побольше, станет легче.
– Советуете? – не удержался Диего. – Тогда и Блаю посоветуйте подольше меня не беспокоить.
– Я с ним поговорю, – вздохнул врач. – Но ты же понимаешь...
– Не берите в голову, доктор, – проговорил Эль Драко. – С Блаем разговаривать бесполезно, только неприятностей себе наживёте.
И, закрыв глаза, отвернулся к стене.

***

Советник в сопровождении палача и охраны наведался к нему уже на следующий день, сразу после снова заходившего врача.
– Ну что, маэстро? – осведомился он. – Всё ещё не передумал?
Диего молча смотрел мимо него, словно не замечая, и Блаю это очень не понравилось.
– Ты оглох? Или у тебя всё ещё шок? Хочешь и второй руки лишиться?
Немного подождав ответа, он начал заметно злиться:
– Смотри на меня, мальчишка, когда я с тобой разговариваю! Иначе...
Палач радостно потёр руки, и Эль Драко замутило, но он всё так же продолжал смотреть в сторону, никак не реагируя.
– Думаешь, самое страшное уже позади? – прошипел советник. – Ошибаешься.
По его знаку охранники быстро стащили барда с топчана и поволокли по коридору в уже хорошо знакомую пыточную камеру.
– Кладите сюда, – распорядился палач, с сомнением посмотрев на забинтованную культю.
Диего бросили на стол и привязали ремнями за здоровую руку и ноги, чтобы не скатился. В углу уже полыхала жаровня, в которой накалялись железные пруты и устрашающего вида щипцы.
Блай наклонился над бардом, и тот отвернулся.
– Не желаешь отвечать, маэс-с-стро? – прошипел советник и силой повернул его лицом к себе, уставившись в глаза холодным жёстким взглядом, от которого бросало в дрожь. – Куда же делась твоя язвительность? Ну?
Снова не дождавшись ответа, он нетерпеливо махнул рукой, подзывая палача:
– Приступай!
– Такое тело портить, – огорчённо поцокал языком тот, вытягивая из жаровни прут. – Я бы его… Впрочем, его бы я в любом виде!
Эль Драко зажмурился и хрипло закричал, когда раскалённое железо с шипением погрузилось в кожу на груди, потом на животе, снова на груди…
Блай рядом удовлетворённо усмехнулся:
– Я же говорил, что это ещё не конец, маэстро. Всё самое интересное только начинается!

В следующий раз его приковали к стене за левую руку и долго водили раскалённым прутом по спине – сверху вниз, потом слева направо, по едва подсохшим ранам от кнута. Он окончательно охрип от крика, а Блай опять стоял рядом и улыбался, время от времени задавая всё тот же вопрос:
– Ну что, маэстро? Не передумал?
Маэстро... Какой он теперь, к демонам рогатым, маэстро!.. Этот ублюдок одним словом мучает сильнее, чем любым орудием пыток.
Когда советник неосмотрительно наклонился, чтобы в полной мере насладиться болью в его глазах, Диего собрал оставшиеся силы и плюнул ему в лицо. Блай отшатнулся, утёрся рукавом и, быстро оглянувшись, схватил первую попавшуюся под руку плеть. Оттолкнув палача, он с размаху ударил барда по лицу, ещё раз, и ещё... Из рассечённой щеки потекла кровь, закапала с подбородка на пол. Следующий удар разорвал губы. Перехватив плеть поудобнее, ослеплённый яростью советник начал бить рукоятью. Эль Драко пытался увернуться, но ни его физическое состояние, ни прикованная рука не позволяли этого сделать. Он задушено застонал, когда хрустнул сломанный нос, и словно издалека услышал торопливый голос палача:
– Шеф... шеф, остановитесь, вы убьёте его!
Тяжело дыша, Блай брезгливо отбросил окровавленную плеть и отряхнул руки.
– Не убью, – прорычал он. – Этот щенок так просто не отделается! В камеру его, позже продолжим.
По его знаку охранники отомкнули цепь и поволокли полубесчувственного барда в коридор.

На следующий день Диего получил передышку – видимо, советник был чрезвычайно занят. Целый день бард пролежал в своей камере, безучастно уставясь в потолок. К принесённой баланде он даже не притронулся, а воду из кружки просто вылил себе на лицо. Вернее, на кровавую маску, в которую оно превратилось после упражнений Блая с плетью. Глаз с левой стороны заплыл и не открывался, покрытые кровавой коркой нос, щека и губы вздулись так, что даже всякое повидавший тюремщик, разносящий еду, невольно отвёл глаза.
Эль Драко представил, как он теперь выглядит – весь покрытый ранами и ожогами, с окровавленным обрубком вместо правой руки и с кровавой маской вместо лица – и подумал, что если бы советник вдруг проявил милосердие и оставил ему жизнь, он сам покончил бы с собой. Потому что так... таким жить он не сможет. Нет больше бесшабашного красавца-барда, и его волшебного голоса тоже нет. Теперь есть только ненависть и боль – и того, и другого в избытке. Раньше он не знал, что такое настоящая ненависть, но Блай оказался хорошим учителем.
Небо, как же хочется поскорее умереть! И как же не хочется умирать...

***

На очередном допросе Блай снова озверел. Для начала приказав палачу поработать раскалёнными щипцами, он внимательно наблюдал за пыткой, ловя каждый стон барда. Кричать Эль Драко уже не мог, сорванные связки отказывались воспроизводить что-либо громче шёпота.
Советник по-прежнему задавал вопросы про Амарго и про убежище для беженцев. Неужели всё ещё надеялся на ответ? Беженцы уже давно покинули страну, но оставались хозяева дома, в котором они прятались, друзья, организовавшие побег из лагеря...
– Тебе нужно только ответить, – нашёптывал Блай, пока палач раскалёнными щипцами рвал на теле Диего кожу и мышцы, выискивая ещё каким-то чудом нетронутые участки. – Скажи, и всё закончится. Ты же хочешь, чтобы это прекратилось? Только ответь на вопросы...
Эль Драко чуть шевельнул распухшими губами, и советник сделал знак палачу остановиться.
– Что? Говори, я слушаю.
– Ты... ещё не понял... что сдашься первым... – едва слышно выдохнул бард.
– Вот как, – медленно проговорил Блай. – Посмотрим. Сейчас для тебя ещё есть путь назад. Я могу сделать так, что его не будет. Совсем. Ты этого хочешь?
– Его... и не было, – прошептал Диего.
Как объяснить этому чудовищу, что путь назад был отрезан ещё в тот момент, когда он показал два пальца министру изящных искусств, отказавшись переписывать гимн в угоду президенту, и хлопнул дверью его кабинета? Да и надо ли объяснять?
– Ошибаешься, – холодно сказал советник. – А когда поймёшь – поздно будет. Ну?
– А ближе... подходить... уже боишься... – прошептал Эль Драко, и на разорванных, покрытых запёкшейся кровью губах появилось жуткое подобие усмешки.
– Ах ты, ублюдок!.. – рявкнул мгновенно вышедший из себя Блай. Подскочив к барду, он стащил его со стола и поволок к раскалённой жаровне. А там, схватив за шею и с силой наклонив, прижал к ней правой щекой.
Жутко зашипело, запахло горелой плотью. Диего захрипел и дёрнулся, но советник уже и сам ослабил хватку и бросил его на пол рядом с жаровней.
– Теперь понял, маэстро? Будешь ещё упрямиться?
Неожиданно лязгнула дверь, и в проём просунулась чья-то голова:
– Господин советник!..
– Ну что там ещё? – недовольно проворчал Блай.
– Спуститесь на первый этаж, – голос пришедшего испуганно дрожал. – Это срочно!
– Не трогать его, пока я не вернусь, – кивнув палачу на Эль Драко, приказал советник и ушёл, захватив с собой обоих охранников.
Пока он отсутствовал, бард пару раз проваливался в забытьё, и палач окатывал его водой из ведра, чтобы привести в сознание.
Наконец Блай вернулся, а за ним охранники тащили какого-то парня. Диего уже плохо видел – от жуткого ожога начал заплывать и второй глаз. Но когда парня подтащили поближе, он всё же узнал его – тот самый вроде как переселенец, из мастерской на первом этаже... И трясётся пуще прежнего. Опять провинился, не иначе.
– Ну что, маэстро? – спросил советник. – Не передумал? Ещё можно.
Бард не ответил, будто и не услышал, что к нему обращаются.
Тогда Блай обернулся к палачу:
– Он твой. На сутки.
О небо, нет…
– Если выживет, отведёшь в бокс номер тринадцать.
Не в камеру... Неужели Блай действительно сдался? Наконец-то…
– Этого, – советник указал на лохматого парня, – не трогать, пусть смотрит. Может, потом, если не договоримся, я тебе его тоже отдам.
И вышел из пыточной.
Охранники подтащили парня к стене, быстренько приковали цепями и тоже выскочили в коридор. Не захотели смотреть на то, что вытворяет палач-извращенец. Ещё сутки в его грязных лапах... Диего содрогнулся. Сутки, а может быть, меньше... Вряд ли он столько протянет.
Прикованный к стене переселенец дрожал так, что звенели цепи. Что же с ним будет, если Блай и вправду отдаст его этому...
Палач вздёрнул Эль Драко на ноги, рванул вниз забрызганные кровью штаны и прижал животом к столу. Слабую попытку сопротивления он даже не заметил.
Парень у стены в ужасе всхлипнул. Не смотри, придурок, не надо... Закрой глаза, отвернись!
Чужая потная ладонь легла на ягодицы, безжалостно раздвигая, внутрь начали протискиваться липкие пальцы. А через мгновение по спине полоснуло новой болью – другой рукой палач принялся водить ножом по ранам и ожогам. Диего снова дёрнулся, но мучитель в ответ нагнул его ещё сильнее, распластав грудью по столу. Когда внутрь начал проталкиваться толстый член, бард подумал, что умрёт на месте. Сознание мутилось, отказываясь верить в происходящее. Его захлестнули отчаяние и стыд, злость и ненависть, ярость и желание прикончить эту мразь за спиной. Но всё, что он мог – это из последних сил сдерживать стоны и с каждым толчком всё сильнее разжигать ярость и ненависть в душе.
Неожиданно рядом раздался звон цепей, короткий удивлённый вскрик, и какая-то сила отшвырнула палача в сторону. Эль Драко попытался встать, но не смог – тело почти не повиновалось, каждое движение причиняло такую боль, что начинало меркнуть сознание. Но он всё-таки чуть повернул голову. О небо…
Лохматый парень каким-то чудом освободился от цепей и теперь с каменным лицом и совершенно безумными глазами стоял над разорванным пополам телом палача.
Не может быть...
Неожиданный спаситель с лёгкостью подхватил Диего под мышку и потащил к двери, прихватив по дороге что-то из набора пыточных инструментов. В качестве оружия, наверное.
В коридоре он, на секунду прислонив барда к стене, с лёгкостью расправился с двумя охранниками, потом снова подхватил его и поспешил на первый этаж. Забаррикадировавшись в какой-то комнате, он вдруг упал на четвереньки и долго блевал, задыхаясь и кашляя. Потом всё же встал и бросился к какому-то непонятному устройству.
Диего сидел на полу и не мог поверить в происходящее. И это – тот же самый человек, который ещё совсем недавно трясся от страха? Что с ним произошло? И потом, он что, всерьёз надеется убежать отсюда?
– Как тебя зовут? Слышишь, парень? Как тебя зовут? – внезапно услышал он вопрос своего странного спасителя и прошептал имя.
– Полностью, дурила, – нетерпеливо потребовал тот, лихорадочно роясь в одном из железных шкафов. – С фамилией.
– Диего дель Кастельмарра, – с трудом сглотнув, хрипло прошептал бард.
– Как-как?
– Кастельмарра…
– А ну, список… промотка… где у них буква «К», они что, в ухо трахнутые, алфавита не знают?.. – вполголоса ругался парень, судорожно водя пальцем по каким-то белым цилиндрам размером с мизинец. – О! Четыреста двенадцать!
Один из цилиндров выдвинулся со своего места и выпал в подставленную ладонь.
– Четыреста семьдесят пять! – воодушевлённо произнёс спаситель ещё через несколько секунд, и второй цилиндр выпал мимо, упал на пол и подкатился к сидящему на полу Эль Драко. Парень проворно схватил его и сунул в карман вместе с первым. Потом подхватил барда под мышки и принялся поднимать его на ноги, жалобно приговаривая:
– Вставай! Ну, давай, помоги мне… Какой же ты тяжёлый... Ну ещё немного, давай же!.. Пошли!
– Куда? – прохрипел Диего, стараясь удержаться в вертикальном положении и не слишком наваливаться на своего невысокого спасителя.
– Сюда, – переселенец затащил его в какую-то кабину и показал на светящуюся карту: – Ты же местный, ты географию знаешь? Куда нам отсюда податься, чтобы нас не достали? Где нам помогут?
Эль Драко с трудом поднял руку и указал на одну из точек:
– Зелёные горы… Иди туда. Там повстанцы. Помогут. А меня добей. Пожалуйста.
Парень изменился в лице и молча покачал головой, потом быстро пробежал пальцами по кнопкам и прислонил его к стене:
– Я сейчас, – дрожащим голосом выговорил он, старательно отводя глаза. – Одну минуточку ещё, дело одно есть…
Выскочив обратно в комнату, он что-то там расколотил, наверное, то самое странное устройство – чтобы предотвратить погоню. Потом заскочил обратно в кабину, что-то загудело и защёлкало… Снаружи раздался грохот – охранники выбили дверь в комнату, и сейф, которым парень её подпёр, упал на пол.
И это было последнее, что Диего запомнил перед тем, как в голове окончательно помутилось и он провалился в Лабиринт.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 21 Июн 2019 20:46    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Автор - молодец!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 21 Июн 2019 22:09    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, спасибо)
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 3 Июл 2019 22:11    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

22.

Диего не помнил, сколько он бродил по Лабиринту. Сначала это были какие-то коридоры, потом город. Он любил города и сразу почувствовал себя легко, почти дома. Дома? Но где же его дом? Город был похож и на Даэн-Рисс с его королевским дворцом над излучиной реки, черепичными крышами, базарчиками на перекрестках, узкими переулками и прямыми улицами. И на Белокамень, где деревянные дома с узорчатыми ставнями на окнах сменялись каменными особняками, украшенными искусной резьбой, а на площадях зимой заливали катки, и где снежное покрывало сверкало в солнечный день тысячами крохотных алмазов. И на Новый Капитолий, где здания выглядели столь же деловыми, как и их хозяева. И на Лютецию, с её зелёными бульварами, кафе на широких тротуарах и летними театрами в парках. И на Арборино, где свежий морской бриз приносил желанную прохладу в жаркий день, а запах рыбы смешивался с ароматом цветущих апельсиновых деревьев, где высокое здание консерватории поднималось над сквером, словно устремляясь ввысь, а Кастель Коронадо напоминал корабль с белыми парусами...
Внезапно он вспомнил свою песню о белых парусах, которую украл этот мерзавец Сан-Барреда, а дом, мимо которого он проходил, показался похожим на дом Патриции. Диего вздрогнул. Боль и обида, которые он, казалось, уже сумел подавить, снова загорелись в нем, собираясь в ком и давя на грудь. Воспоминания погнали его вперёд. Брусчатая мостовая вдруг стала скользкой, как каток в Белокамне, а в спину ударил ветер. Отец говорил, что здесь есть туннель, куда попадают умирающие. Значит, его несёт в туннель? Ну и пусть.
Однако туннель так и не появился. Зато вернулась боль во всем теле. Значит, его вынесло наверх. Диего с трудом разлепил заплывшие глаза. Гладкие стены, слабый свет, рядом кто-то ругается.
– Да что же ты не слушаешься? Кто же тебя программировал, блюдце у него что ли, полетело? Да чихал я на твой пароль! Что значит – доступ запрещён? А так не хочешь? Да куда же ты опять выкидываешь?
А, это его спаситель, тот переселенец. И зачем он его сюда притащил?
– Добей меня, – вырвалось у Диего.
Парень вздрогнул.
– Не могу, не проси! Погоди, я сейчас... Или здесь где-то попробовать? А если скорость увеличить? Тьфу, чёрт, мульки тут, что ли, полетели? Точно...
«И что это за чёрт такой?» – пронеслось в мыслях у Диего, и он снова провалился в Лабиринт.
Его окружали высокие дома, выше, чем башни Кастель Коронадо, выше, чем башни королевского двора в Даэн-Риссе. Диего даже отвлёкся немного, считая этажи. Десять, одиннадцать, семнадцать... Ну и чудит Лабиринт! Он выбрался на улицу. Там сплошным потоком неслись стремительные экипажи без лошадей, некоторые даже взлетали в воздух. Магия? Или техника, как у гномов? Хотя и они запрягают в свои вагонетки маленьких лошадок...
Ему вспомнилась дорога на побережье, круглый металлический фургон. Серьёзные взгляды Амарго и Агриппы. «Это нефть. Люди пытаются заменить гномов». Хотя в Кастель Милагро уже заменили. И даже переплюнули. С их немагическим светом, огнестрелом, мастерской с непонятными устройствами... и той штуковиной, которая отрезала ему руку.
«Да где же этот туннель?» – подумал он... и снова оказался в знакомой пещере. В горле пересохло, обожжённое лицо горело. В ушах громом отдавались какие-то звуки. Нестройные, дисгармоничные, раздражающие.
Это переселенец шарил руками по стене, методично простукивая её.
– Да где же ты открываешься? Что нам тут, загнуться без воды? Хорошо хоть дышать есть чем. Да где же тут выход?
И почему он так волнуется? Рано или поздно сюда кто-нибудь придёт, может быть, тот же Амарго, и парня спасут. А ему, Диего, уже незачем жить.
– Добей, – ещё раз попросил он, но не успел услышать, что ему ответили и ответили ли вообще.

На этот раз Лабиринт обернулся концертным залом с высокими окнами, магическими светильниками, красными креслами, широкими проходами. Диего вспомнил свой дебют, потом перед его глазами промелькнули многочисленные залы и концертные площадки в разных городах континента. Он вдруг понял, что у него целы обе руки, и машинально поднялся на сцену. И увидел, что перед ним не концертный зал, а открытая площадка, где он выступал в последний раз и где его арестовали. На деревянном помосте лежала его гитара. Кто же её так? Сломаться же может! Он наклонился, протянул руку, чтобы поднять инструмент. Руку? И увидел обрубок, замотанный окровавленными бинтами. В памяти промелькнула змеиная усмешка советника Блая, прекрасное и равнодушное лицо Патриции, похотливая морда палача и лохматый переселенец, в глазах которого холодное бешенство воина сменялось безумным страхом, а потом внимательностью и деловитостью алхимика.
И зачем этот парень его спас? Он же просил! Зачем ему жить без руки, без голоса, без лица? Диего соскочил с эстрады и бросился прочь. Сознание гасло, мысли покидали его, оставалось только одно желание: уйти от этой боли туда, где он не будет ничего ни чувствовать, ни помнить.
... Место, куда он выбежал, было Диего незнакомо. Крохотное озеро, к которому склонились грустные ивы, купол ночного неба над головой. Он упал в мягкую, шелковистую траву и уставился на созданные Лабиринтом звёзды, погружаясь в бесконечный покой.

***
Амарго уже три недели пытался выручить Диего, но подходов к Кастель Милагро не находил. На шефе просто лица не было. Только шархийские навыки помогали ему держаться. Может быть, и Диего защитит его Сила и то немногое, что показал ему мэтр Максимильяно. Хотя на месте шефа Амарго научил бы сына большему. Да и на месте Хоулиана тоже. И откуда только шеф притащил этого эльфа? Тридцать лет где-то шлялся, папаша! Но что с них, с эльфов, взять? Вот и Орландо такой же раздолбай. Надо же было высунуться из подполья и отправиться через границу за пополнением как раз тогда, когда Амарго вместе с Агриппой и доном Луисом устраивали побег Диего из лагеря? Это же ещё повезло, что в Кастель Милагро Орландо сопровождали всего несколько человек. Что удалось отследить путь, которым его везли. И чудо, что он вообще дожил до спасения, впрочем, тут сказалась его эльфийская природа. Ведь озверевшие пограничники, которые потеряли в стычке с партизанами нескольких своих товарищей, избили единственного оставшегося в живых повстанца практически до смерти. Особенно старался некий сержант Фандорио. Все потроха Орландо отбил. Лидер партии Реставрации, несмотря на свою эльфийскую живучесть, умер бы от внутреннего кровотечения, если бы не Хоулиан. Ведь целитель из этого разукрашенного в пух и прах эльфа оказался что надо.
Убедившись, что Орландо вне опасности, Амарго через Т-кабину бросился в Арборино, чтобы проверить, благополучно ли отправился в Эгину Диего. Позже он вспоминал, что, приближаясь к дому дона Луиса, не чувствовал никакого беспокойства. Однако калитка оказалась заперта снаружи. Дом, вероятно, был пуст. Амарго решил больше не рисковать, вернулся в город и, охваченный тяжелым предчувствием, отправился на конспиративную квартиру, о которой знали только они с Луисом. Осмотревшись и убедившись, что слежки нет, он поднялся по лестнице и постучал условным стуком. Послышались шаги, дверь приоткрылась и дон Луис впустил его внутрь.
– Что случилось?
– Эль Драко схватили.
Внутренности скрутило судорогой. Он почувствовал горечь во рту и смог произнести только одно слово:
– Как?
– Сбежал ночью в город и не вернулся. Антонио догадался, что к своей девушке, к Патриции. Он её в лагере вспоминал и во время побега.
– Демоны, я же не знаю, где она живёт! – простонал Амарго.
– Уже всё узнали, – мрачно сказал дон Луис. – Мой человек, Альберто, на другой же день отправился в город. Он нашёл Патрицию. Она сказала, что Эль Драко забрали прямо из её дома. Плакала. Но Альберто ей не поверил. Он думает, что она его и выдала. Говорит, нюх подсказал. Отвлек её внимание и быстро скрылся, чтобы и самому не попасться.
Амарго кивнул. У Альберто была неплохая Тень, его нюху можно было доверять.
Он внезапно насторожился, услышав шаги в глубине квартиры.
На пороге появились Антонио с Хорхе.
– А вы что здесь делаете?!
– Без Диего не уедем! – в один голос сказали друзья.
– Ну если ещё и вас придется спасать, я умру на месте! Где Диего?
– В Кастель Милагро. Альберто и Агриппа проследили. Сегодня утром Альберто доложил.
Амарго схватился за голову.
– Они точно братья!
– Кто, Альберто и Агриппа? – удивился Антонио.
– Нет, Диего и ещё один такой же раздолбай! – зло выпалил Амарго.
То, что отбить Диего никак не успеть, он понял сразу. От Арборино до Кастель Милагро всего два дня пути, и эти дни уже прошли. Это Орландо по дороге от границы успели перехватить.
– А остальные беженцы? Корабль хоть вовремя пришёл?
– Вовремя. Только вот эти наотрез отказались ехать.
– А Хоакин и Санадор?
– Мальчишка, конечно, тоже рвался, но сам доктор ему не разрешил. И хотя он был бы не прочь остаться, но пациента бросить не мог, да и другим беженцам могла понадобиться помощь. Когда остальные уехали, я запер дом. До этого пришлось поволноваться, конечно. Но делать было нечего.
– Диего никого не сдаст! – вскинулся Хорхе.
– Он в лагере не сдался и тут не сдастся! – подтвердил Антонио.
– Засады около дома я не заметил, но заходить не стал, – кивнул Амарго. Но тут же подумал, что выдержать пытки Кастель Милагро очень трудно. Если вообще возможно. Хотя вот он, Амарго, выдержал. Но каким его оттуда выбросили, вспоминать не хотелось. Неужели и Диего ждёт то же самое?
Даже сейчас, три недели спустя, всё ещё не было признаков, что Диего кого-нибудь сдал. Никто не явился на приморскую виллу Луиса, никто не попытался устроить засаду у домика в лесу, чужих следов не появилось и у входа в подземелье, где всё так же росла молоденькая сосенка, высаженная людьми Амарго для маскировки. И ни одна веточка на ней не была сломана.
И никаких вестей не просочилось из-за стен Кастель Милагро.
В этот день Орландо отправился в агитационную поездку, а Амарго опять собрался в Арборино. Один из сотрудников министерства безопасности выразил желаиие помогать партии Реставрации. Возможно, через него удастся что-то узнать про Диего.
Но этого не понадобилось. Открыв дверь в пещеру с Т-кабиной, Амарго на мгновение остолбенел, затем схватился за пистолет. Резервное освещение не давало рассмотреть двух человек, которые здесь находились. Он включил полный свет. Невысокий крепыш в мистралийской форме смотрел на него со страхом и облегчением. «На мистралийца этот парень совсем не похож», – отметил Амарго и перевёл взгляд на второго, лежащего на полу. Он узнал его только по цветному дракону на плече. Наклонился, проверил пульс: живой!
– Хвала небу! У него позвоночник цел? Не знаешь?
– Цел вроде бы, – растерянно ответил незнакомый парень.
– Откуда вы бежали? Из Кастель Милагро? – спросил Амарго для порядка.
– Да. Он сказал, что здесь помогут.
– Правильно сказал. Идём, – Амарго с усилием подхватил Диего на руки. Тот не пошевелился, не застонал. – По дороге расскажешь. Но только мне.
– Понял. Не дурак.
– Кто вас сюда переправил?
– Я сам, — последовал осторожный ответ. – Там я всё разломал, никто оттуда сюда не попадёт.
– Спасибо, что спас Диего.
Парень молча кивнул. Видно было, что он сам до сих пор не пришёл в себя.
– Ты переселенец, – Амарго и не сомневался в ответе.
– Да, мне так объяснили. Но я хочу вернуться в свой мир.
– Это невозможно.
– Мне говорили, но я не поверил. И кабина назад не пускает.
– Правду говорили, – проворчал Амарго. – Сколько вы тут пробыли?
– Два дня.
– Сейчас придём на место, попьёшь и поешь.
– Спасибо. У кабины вашей мульки в контролке полетели, но если дадите запасные, починю.
– Починишь, – Амарго по смыслу догадался, что за мульки имеет в виду переселенец. – Больше про Т-кабины не упоминай, – добавил он, увидев двух охранников базы.
– Это беглецы, побудут здесь, – коротко бросил он.
И увидел, как ребята вздрогнули. Да, подобного даже он не припомнит. Лишь бы Диего выжил, лишь бы успеть.
В хижине он уложил Диего на кровать и быстро осмотрел его. Жар, кажется, небольшой, сердце бьется ровно. Впрочем, он не врач. Стеллу бы сюда.
Он достал из тайника лекарство на липучке и прилепил Диего к левой кисти, а потом взял ампулу с антибиотиками и сделал ему инъекцию. Немного успокившись, попытался влить воду в его разорванный рот. Вроде бы получилось.
Обернулся и увидел, что переселенец жадно пьёт прямо из кувшина, стоявшего на столе.
– Возьми ещё сухари. И пойдём чинить Т-кабину.
Он выглянул наружу и приказал проходившему мимо бойцу прислать ему Антонио и Хорхе.
Первым явился Хорхе.
– Товарищ Амарго, по вашему приказанию... – начал был он и осёкся.
– Диего?! Он жив? Что с ним сделали? – Перевёл взгляд с известной всему континенту татуировки дракона на то, что осталось от лица, и сглотнул.
– Это Блай его так? Убью. Своими руками.
– Пусть только попадётся! – скрипнул зубами Амарго. Он стремился к этому уже больше двенадцати лет. И подумать только, агенты службы «Дельта» могли бы расправиться с этой мразью ещё в самом начале его так называемой карьеры. Но Блая приняли за переселенца, а переселенцев убивать не полагалось. Влияние на феномен. Тьфу. Амарго не собирался следовать этим инструкциям. Но добраться до Блая теперь было крайне сложно.

– Товарищ Амарго, звали? – Антонио, в отличие от Хорхе, не пытался следовать воинскому уставу. И хорошо. Какой из барда воин?
– Что-нибудь узнали про Диего?... – он вскрикнул и бросился к другу. Тоже узнал по дракону.
– Да как же он без руки! Мерзавцы! Теперь, теперь вы видите, что он никого не сдал?!
– Вижу. И сейчас главное, чтобы он не умер, – твёрдо сказал Амарго.
Оба товарища перевели взгляд на переселенца, который торопливо доедал сухари.
– Это ты его спас?
Тот кивнул, не переставая жевать. И по очереди пожал протяутые ему руки.
– Парни, присматривайте за Диего. Попробуйте напоить. Если придёт в себя, будьте рядом. Сюда больше никого не пускайте. Только товарища Пассионарио, если он вернётся. Идём, – коротко бросил он переселенцу.
Они вышли за пределы базы.
– Как тебя зовут, парень? – спросил Амарго, убедившись, что их никто не услышит.
– Жак, – после некоторой паузы ответил тот.
«Ну что же, Жак так Жак. Хотя у тебя явно есть ещё одно имя».
– Ты у себя в какой стране жил?
– В России, в Твери.
«С Альфы, как я и думал. И почти что земляк шефа, – отметил Амарго. – Он ведь живёт в столице, а в Твери у него родня. Хотя этот Жак может оказаться из более ранних времён».
– Какой у вас год был?
– 2180-й.
Мда, редкий случай. Обычно переселенцы попадали сюда из прошлого, иногда из очень далёкого. Но сейчас на Альфе тот же год.
– А какого числа переселился? И сколько в Кастель Милагро пробыл?
Услышав ответ, он удивился ещё больше. Между смертью Жака на Альфе и появлением его на Дельте прошло всего пять дней.
– Ты переселился почти без сдвига во времени. Но вернуться всё равно не можешь. Переселенцы никогда не возвращаются в свой мир. Как ты умер?
– Сел на колючку... Так они мне не соврали? Но я живой!
– Там ты умер и, если ты обменялся с каким-нибудь магом, то продублировался, и тебя уже успели похоронить.
– Откуда вы знаете про это дублирование? – Жака передёрнуло.
– Уж знаю, – проворчал Амарго. – Теперь тебе придётся остаться здесь. Ты парень умный, адаптируешься быстро. Так, пришли.
В пещере Амарго открыл тайник и достал оттуда коробку.
– Смотри, есть здесь твои мульки?
У Жака загорелись глаза.
– Вот они! Сейчас разберёмся... Ну вот, всё и в порядке. А можно узнать, что там... со мной?
– Погоди, – и Амарго быстро набрал сообщение Максу. Ответа он не получил. Надо ждать.
– Запрос про тебя я сделаю, но для этого, сам понимаешь, мне нужно твоё настоящее имя. Допустить к компьютеру пока не могу, не проси. Да не бойся, ничего я тебе не сделаю. И никому не выдам. И расскажи подробно, что ты видел в Кастель Милагро, это очень важно.
Жак вздохнул и начал рассказывать.
Амарго понял, что парень чего-то не договаривает, но главное он узнал. Мистралия наращивает вооружение, в Кастель Милагро конструируют новую технику. Так вот для чего нужно столько нефти...
– И куда мне теперь податься? Так, чтобы не нашли? – парнишка вздрогнул.
Амарго посмотрел в его перепуганные глаза.
– Здесь ты не останешься. Пойдёшь через горы, в Ортан, доберёшься до их столицы, Даэн-Рисса. И как хочешь, но пробейся к королю, расскажи ему всё, что рассказал мне.
– А Т-кабиной можно?
– Не надо тебе знать, где в Ортане стоят кабины, – буркнул Амарго.
– Понял... – голос у Жака задрожал. Да, такого парнишку оставлять на базе нельзя. Этот его синдром берсерка явно не по заказу проявляется. Парень умный и ловкий, но воина из него всё же не выйдет. А короля Деимара надо предупредить.
Раздался характерный звук: пришло сообщение от шефа. «Жди на базе». И длинная инструкция по лечению Диего теми лекарствами, которые были у Амарго.
Он посмотрел на часы.
– Идём на базу. Там переночуешь, завтра отправишься в Ортан.
Теперь осталось дождаться шефа. И надеяться, что шархийская магия и альфийская наука сумеют вернуть Диего к жизни.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 5 Июл 2019 12:23    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Здóрово! Спасибо!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 5 Июл 2019 22:30    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Дмитрий512, спасибо за отзыв!
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Tabiti Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь





СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 00:26    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

23.

Макс Рельмо смотрел в черноту Туннеля. Диего опять не пришёл. Значит, можно выдохнуть. До завтра. Реже он просто не мог себе позволить, а чаще… некромантский ритуал требовал сил, а силы были Максу нужны. Он вздохнул и пошёл прочь по Лабиринту — медленно, прислушиваясь, останавливаясь на каждом шагу, сворачивая в каждый закоулок. Но и в Лабиринте он не мог отыскать сына. Почему? Он в сознании? Или, напротив, так далеко, что отец не может его отыскать?
Региональный координатор снова прокручивал в памяти прошедшие три недели.
Вот он читает сообщение от Амарго: «Всё благополучно, ждем парусину». Это означало, что Диего с другими беглецами ожидает корабля на побережье. Конечно, их переписка надежно защищена, но имя Диего лучше не упоминать, а вдруг найдется шустрый ломовик и Макса начнут шантажировать. Наконец-то мальчишка в безопасности. Ну почти. И теперь можно спокойно заниматься делами партии Реставрации. Как всё же удачно, что Орландо с ними.
Но не тут-то было. Срочный вызов от Амарго застал регионального координатора на базе.
Судя по всему, дело было экстренное. Макс сразу же подумал о Диего. Неужели кто-то предал? Он уже успел продумать разные варианты побега сына. Выйдя из Т-кабины в пещерке близ базы, тут же послал вызов Амарго. Тот не заставил себя ждать.
— Кто? — сразу же спросил Рельмо.
— Орландо, раздолбай этакий!
— Жив?
— Пока да. Полез через границу с тремя охранниками, не мог подождать. Ему там все потроха, похоже, отбили.
— Внутреннее кровотечение?
— Да.
Макс только за косу себя дернул, и молча повернулся к Т-кабине. Через пять минут он был на Альфе и сделал один звонок в эльфийское посольство.
Потом, решив, что так быстрее, вскочил в скоростной трамвай и еще через десять минут был на месте. Там его уже ждал старый знакомый. Телепорт на Дельту, в Арборино, и через городскую кабину в Зеленые горы.
— Так кому я понадобился? — спросил Хоулиан. — Где пациент?
— Взгляни-ка, не догадываешься?
— Нет, — пожал плечами эльф, не теряя, между прочим, времени и приступая к обследованию.
— А ведь это твой сын, и сейчас он умирает.
Эльф посерьезнел, кивнул, продолжая работу. Макс и Амарго молча наблюдали за ним.
Наконец Хоулиан расслабился.
— Так, пока всё. Будет жить, через два часа продолжу. Потом присмотрелся к пациенту:
— А что у него с ушами?
— Пластическая операция, — буркнул Макс. — Принцесса Габриэль не хотела, чтобы её ревнивый муж догадался о вашем, гм, романе.
— Да прямо как породистому щенку уши обрезали!— обиделся Хоулиан. — А теперь чуть не уморили!
— Сам-то ты где был, папаша, тридцать лет, — буркнул Макс. — И тут же подумал: «А где был я, когда Диего бросили в лагерь? И почему мало учил его нашей магии? Но ничего, всё ведь обошлось, мальчишка скоро будет в безопасности».
Словно прочитав его мысли, заговорил Амарго.
— Завтра же отправлюсь в Арборино, поговорю с Луисом. Думаю, корабль уже должен прийти.
— Хорошо бы, — отозвался Макс, терзая свою косу. Завтра мне надо быть на Альфе, ты мне сразу напиши, что там.

***
На другой день Макс отправился на Альфу, на совещание. Он в очередной раз пытался пробить разрешение на ликвидацию советника Блая и в очередной раз получил отказ.
Начальник службы устало произнёс:
-- Неужели вы не понимаете, господин Рельмо, что мы не можем ликвидировать переселенцев? Иначе разрушится сама основа нашего исследования Дельты — изучение влияния переселенцев на историю?
Его сосед, недавно получивший докторскую степень за закрытую работу по теме, решительно кивнул.
— А вы уверены, что Блай — переселенец? — ответил Рельмо, думая: «Шархийских богов на вас нет! Ради науки поощрять пытки и убийства! Они бы тебе показали исследования, ты бы узнал, что такое откат!»
— А кем же ещё он может быть? — удивился начальник. Т-кабины под контролем, а в других мирах техническую телепортацию еще не придумали.
— Природные порталы? — предположил Макс.
— Да что вы, они же непонятно как работают. И даже если он через природный портал туда угодил, ну какая разница? Тоже переселенец, пусть и без лингвистического феномена. Нет, забудьте об этом.
Злой и раздраженный региональный координатор вышел на улицу. Его машина стояла на парковке у здания службы. Был солнечный осенний день, в голубом небе над крышами многоэтажек проплывали белые облака и чуть ниже — многочисленные обзорные платформы. Макс решил немного отвлечься и проехаться по городу — сегодня дороги были относительно свободны. Если бы не платформы, подумал он, тут вполне могли возникнуть пробки, как было еще полтора столетия назад.. Он проехал мимо древних кремлёвских стен, семь столетий украшающих центр столицы, по набережной широкой реки, пересек Большой Каменный мост и увидел здание Храма Христа Спасителя. У Макса были свои боги, но он внезапно прошептал: «Спаси моего сына!». Что это, подумал обеспокоенный отец, ведь мальчик в порядке! В порядке! Он миновал старинные небоскребы Москва-сити, построенные еще в начале прошлого столетия, и невольно оглянулся на далекий шпиль и башни университета, который когда-то посещал. Макс вспомнил, как его, студента последнего курса, вызвали на собеседование.
— Господин Рельмо, — сказал незаметного вида человек вполне понятной для юного менталиста профессии, — мы хотим предложить вам интересную работу, связанную с вашим даром…
— Я шархи, — тут же ответил вербуемый студент, — и я не должен поступаться своей совестью, иначе откат от богов, а это, —он выразительно усмехнулся, — повредит делу.
— Нет, что вы! — тут же с заметной тревогой отозвался собеседник, — мы уже беседовали с вашими шархийскими родственниками. Всё абсолютно чисто!
«Еще бы не чисто!» — подумал Макс. Для него в этой беседе не было ничего неожиданного. Он уже разговаривал и с дядей Молари, и с Раэлом, и всё обговорил.
— Я согласен, — кивнул он.
И вот теперь, много лет спустя, мир Дельта, поначалу просто место работы, стал для него родным. Более чем родным — у него там сын. Диего, как он, уже, наверно, на пути в Эгину?
Макс едва сдержался, чтобы не проверить почтовый ящик сразу за рулем. И правильно сделал.
Войдя в квартиру, он тут же бросился читать сообщения. И чуть не оторвал себе косу. «Диего схвачен в столице и отправлен в Кастель Милагро. Делаем всё возможное».
Мануэль на его немедленно отправленное письмо, конечно, не ответил. «Он же не обязан сидеть у компьютера круглые сутки, он напишет, когда вернется. А ты немедленно прекрати истерику и марш в Лабиринт!»
Ритуал был привычен. Туннель показался сразу же. Диего оттуда не вышел — значит, жив, скорее всего, жив. Но где он и как?
Как назло, родни в Лабиринте сегодня не было. Так. На Альфе, по крайней мере, сейчас делать нечего. Макс выбежал из дома, вскочил в скоростной трамвай и через несколько минут был на службе. Т-кабина — и вот она, Дельта. Он тут же бросился в базу и открыл папку номер 8. Там был список известных лавочке дельтийских некромантов. Искать неизвестных просто не было времени. Он немного подумал и отправился в Белокамень.

***
В Поморье, как и в далекой Москве, осень давно вступила в свои права. Многие деревья уже стояли голыми, на других держались красные и желтые листья. Небо было ясным, и шелестящий ковер под ногами оставался сухим. Макс ничего не замечал. Он спешил к мэтру Харлампию. У этого мага он еще не бывал, но репутация у него была неплохой.
Здоровенный румяный детинушка окинул взглядом незнакомого клиента, оценивая его платежеспособность, удовлетворённо кивнул.
Макс протянул ему прядь волос с узлом от сглаза, которую когда-то срезал у подросшего сына и хранил у себя. Первая прядь — ещё детская, хранилась у Ресса. А эту… Макс, сам некромант, не чурался магии других школ.
Взгляд Харлампия стал ещё более серьёзным. Он понимающе посмотрел на клиента, видимо, опознав коллегу, и снял покрывало с зеркала.
— Живой, но… Так, а ты кем ему приходишься?
Макс молча отстранил мага. И увидел искажённое болью лицо сына. А рядом — до тошноты знакомую морду советника Блая. Гнев и боль бросили Рельмо в Лабиринт. Чёрные стены искривлялись и не давали сосредоточиться, всё кружилось и казалось каким-то непонятным сном. Макс с трудом остановил это кружение и бросился к выходу.
Затем он ощутил резкое воздействие классической магии. Над ним склонилось румяное лицо мэтра Харлампия.
— Ага, теперь всё будет в порядке. Лежи! Лежи, я сказал!
Ну да, ведь подпольный некромант в то же время — легальный специалист по Пятой стихии, даже конкретнее — по сердечно-сосудистым заболеваниям.
— Это я удачно зашёл, — усмехнулся Макс. Сердце, кажется, успокоилось, в голове зароились планы. Мальчик жив. Он будет спасён, будет!

***
На следующий день он был в Твери, у Дэна.
Выслушав его, доктор Рельмо вытащил кости и зажёг ароматические свечи. Прозвучали слова древнего магического ритуала, Дэн занюхал щепотку трав, — рецепт, без которого невозможно было гадание.
— Тяни.
Макс коснулся мягкого кожаного мешочка, на мгновение рука его дрогнула.
Гадание началось.
— Он в большой опасности.
«А то я не знаю!» — раздражённо подумал несчастный отец.
— Но может спастись. В этом случае ему понадобится длительное лечение, и физическое, и по моей части. Но… чтобы всё это сбылось, не хватает исходных. Ты узнавал что-нибудь в лавочке? Нужен кто-то ещё. В этой тюрьме есть ваши агенты?
— Нет! — прорычал Макс. — И переселенцы, которых этот поганец Блай наловил для своей долбаной шарашки, тоже никуда не годятся!
— Знаешь, обратись к Рессу, к дяде Молари, возможно, шархи из высших посвященных смогут отыскать Диего и, кто знает, добраться до Блая. Хотя он никому из них не знаком. Но кости показывают, что выход будет найден именно внутри Кастель Милагро.
Макс вздохнул.
— Поеду на Бету.
— И приходи ко мне почаще. Будем гадать ещё.

***
Слепой провидец Ресс поднял на Макса взгляд незрячих глаз, прикрытых пестрыми линзами. Ресс обожал менять линзы и поддразнивать незнакомых людей, в том числе дорожную полицию обоих миров. Ну не дают ему права, а он-то водит лучше многих зрячих! И будет водить! Макс нервно усмехнулся. Ресс, почувствовав это, казалось, подмигнул, хотя странно такое говорить про слепого. Впрочем, какого слепого? Ресс, двоюродный брат Макса и сын старого Молари, одного из верховных шаманов шархи, видел очень и очень многое, только вот выражался так, что понять его было не всегда легко.
— Огонь закроется льдом, но не навсегда. Звучание изменится, но сможет звучать не хуже, только по-другому. Неучтенные факторы помогут ему. Смертельные шипы откроют путь к новой жизни. Но случится ли это, не знаю. Если случится, твой сын будет жить.
— А какова вероятность?
— Я не могу дать вероятности, — сочувственно произнёс Ресс. Но я передам всё Пятой Верховной. Она скажет.

***
… Колокольчики храма Бездонной Зеницы создавали красивую мелодию, которая гармонировала с самими башенками, с деревьями, шелестящей листвой под ногами, бледно-голубым небом. Старый Молари смтрел так же спокойно, слегка печально.
— Я говорил с пятой верховной, дядя. Она даёт пятьдесят на пятьдесят. Всё этот неучтённый фактор! Если он сработает, тогда Диего спасётся.
— Всё верно, Макс. Но я вижу и ещё кое-что. И хочу предупредить: не спутай лики богов.
Макс рассеяно кивнул. Он думал сейчас только о шансе для Диего.

***
И вот сегодня, в очередной раз выйдя из Лабиринта, он отправился в гости к Дэну, в Тверь.
Был выходной, и Дэн пил на кухне кофе.
— Соня в лаборатории. Они там круглые сутки сидят, свой лингводекодер доводят до ума.
— Лингводекодер?
— Да, прибор основан на том самом парадоксе Чудновского. Кстати, это прямое доказательство, что между магией и привычной для Альфы наукой нет четкой грани.
— Да, — невольно улыбнулся Макс, — помню, как этот лингвистический феномен наши деятели из лавочки пытались приписать к чистой магии. А природа ведь едина, мы-то с тобой это хорошо знаем.
Дэн внимательно смотрел на двоюродного брата. Кажется, получилось на время отвлечь от мыслей о сыне. А то на нём лица нет. Постарел на глазах. Как бы сердце не засбоило.
Макс, однако, тут же вспомнил, зачем пришёл.
— Погадаешь?
— Конечно. И Дэн достал знакомый мешочек. Нахмурился и крикнул на всю квартиру:
— Василиса, ты опять брала мои кости?
— Ну пап, ну ничего же с ними не случилось! — на пороге кухни показалась девочка-подросток с пышной чёрной косой, уложенной в замысловатую причёску. Почти что копия Дэна, подумал Макс.
— Теперь дяде Максу придется ждать, пока я их промою, — проворчал Дэн, доставая их холодильника банку крови.
— Простите, дядя Макс, — без особого раскаяния кивнула юная ведьмочка и, крутанувшись, исчезла в своей комнате.
Интересно, где он кровь берёт, — подумал Макс, — наверно, лаборантки в больнице наливают. И почему она не сворачивается? Что туда добавляют? Какое-то древнее шархийское зелье?
— Обычный гепарин, — усмехнулся Дэн, прочитав его мысли. Или ЭДТА.
— Не ругайся, — буркнул кузен и невольно улыбнулся. — А как Саша? — спохватился он, вспомнив, что у Дэна свои проблемы с младшей дочерью.
Тот нахмурился.
— Откат сработал, и он… не очень страшный. Ну, почти. Девочка перестала расти. Гормональные показатели это подтверждают. Сейчас ей одиннадцать и, похоже, она будет так и выглядеть, пока боги не решат откат снять. С интеллектом полный порядок, — добавил он торопливо.
Как бы в ответ на его слова, звякнул замок, послышались шаги и в кухню вошли две девочки — малолетняя ведьмочка Саша и её подруга — зеленоглазая девчушка с копной каштановых волос.
— Привет, пап, привет, дядя Макс. Настя, садись.
Спасибо, — робко произнесла девочка, усаживаясь за стол и испуганно косясь на кости в крови.
— Как дела, Настя? — приветливо спросил Дэн.
— Вчера было три недели, как умер Лёша, — печально сказала она. — К нам приходили из полиции и сказали, что бояться больше нечего.
Макс вопросительно посмотрел на девочку. Её брата, ломовика Лёшу, известного в Мегасети под ником Жак, он не видел, но много слышал об этот талантливом пареньке. Что же с ним случилось?
— Жак сел на колючку и умер, — торопливо сказала Саша. Его какие-то лысые шантажировали, требовали взломать банк, угрожали его маме и Насте.
Макс и Дэн тем временем незаметно успокоили Настю, и она немного расслабилась.
— Мне очень жаль, — произнёс региональный координатор, а сам думал: «Сел на колючку… шипы.. а вдруг это оно? Вдруг этот Лёша-Жак и есть неучтенный фактор?»
Пока кости отмокали в крови, снова хлопнула дверь и появилась Софья. Макс всегда восхищался ею — видный учёный, доктор наук, специалист в нейрофизиологии, физике и лингвистике, Софья была ещё прекрасной женой и матерью трех прекрасных дочек. Трех талантливых шархийских ведьмочек. Только вот Саша… но и с ней всё будет хорошо, Макс это чувствовал.
— Как успехи? — спросил Дэн, и взгляд его засветился.
Софья торжественно достала из сумки маленький приборчик.
— В лаборатории протестировали, теперь будем тестировать его в полевых условиях. Дэн, скажи что-нибудь на… шархийский мы все знаем… Макс, лучше ты. Поговори на каком-нибудь языке Дельты.
Макс улыбнулся, подумал и заговорил на мистралийском.
Соня направила на него прибор и нажала крохотную кнопку. И тут же удивлённо произнесла:
— Макс, да ты стихи читаешь?
— Да.
Это были стихи Диего, на которые он сам сочинил одну из лучших своих песен.
— Прибор воспринимает стихи как… стихи. Ну, наверно, не совсем складно пока получается, но мы доработаем. Прекрасно. Спасибо, Макс.
— Мама, а дай мне попробовать. Вот что я говорю?
На пороге кухни появилась Василиса и произнесла несколько слов на языке, в котором Макс распознал один из скандинавских.
— Погоди, дочка, не торопись, — улыбнулась мать. — Дэн, попробуешь?
Дэн взял приборчик.
— Повтори, Василиса.
И тут же все услышали русскую речь.
— Внимание! На трассе лидирует русская участница под номером семь!
— Это Таня лидирует, — улыбнулась девочка. — Это когда наша юношеская сборная заняла в Норвегии первое место по горным конькам, а мы все были на трибунах, — объяснила она Максу.
— Покажите, — раздался голос, и в кухню вбежала юная светловолосая девушка — старшая дочь Дэна и Софьи, Татьяна. — Мам, это твой лингводекодер, да? А мы на каникулах едем на соревнования в Непал, дашь попробовать?
Софья улыбнулась.
— Вполне возможно.
— Ну мам, это же полезно, чем больше редких языков, тем достовернее результаты.
— Этот прибор очень пригодится на Дельте — заметил Макс.
— Конечно, нам уже предзаказ сделала ваша лавочка, — серьёзно кивнула Софья. И увидела кости в банке на рабочем столе. Её взгляд стал еще более серьёзным, она вопросительно взглянула на Макса. Тот покачал головой.
Дэн тем временем посмотрел на часы.
— Пойдем, Макс. И они направились в кабинет Дэна.
На этот раз гадание отличалось от прежних.
— Он тяжело ранен, но поправится и полностью восстановится, — торопливо сказал шаман. — Но ему придется полностью поменять свою жизнь, голос и лицо.
— Главное — он будет жить, — облегченно вздохнул Макс. И почувствовал вибрацию телефона в кармане.
«Диего на свободе, на нашей базе, но тяжело травмирован и не приходит в себя. Сердце работает хорошо, антибиотики ввёл».
Он почувствовал, как Дэн осторожно забирает из его руки телефон, усаживает в кресло.
Кажется, сердце пропустило удар и тут же заработало снова. Нет, показалось.
— Идём в Лабиринт!
— Не спеши, полчаса надо выждать, иначе мне и тебя доставать придётся, — ответил доктор Рельмо. И не трогай телефон.
— Погоди, — пришёл в себя Макс. — Мне надо ответить.
Пока он составлял ответ, Дэн молча продолжал за ним наблюдать.
Потом приоткрыл дверь и негромко сказал:
— Соня, мы будем в Лабиринте.
И вновь повернулся к двоюродному брату:
— Ну, пошли.
_________________
Критиковать - значит, объяснять автору, что он делает не так, как делал бы я, если бы умел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Ваена Прекрасная леди

Познавший Путь


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 01:49    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Была уверена, что предыдущая часть последняя. А тут оказывается ещё всё продолжается. Спасибо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 12:29    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Очень хорошо! Спасибо!

Цитата:
Он тут же бросился в базу и открыл папку номер 8. Там был список известных лавочке дельтийских некромантов.

Зачем - какую-то "папку номер 8": у них же на базе всё - в компьютерах, и в компьютерах папки - под нормальными именами: папка с файлами со сведениями о некромантах называется "Некроманты". И вообще, мэтресса Морриган, скорее всего ж,- и его любовница: вряд ли они друг дружку пропустили, так чего ради - ему других искать?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 15:26    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Насчет номеров - кто знает, как у них там папки нумеруются, может, кто-то на базе требует все нумеровать. Морриган действительно быда его любовницей, но к Морриган Макс обратиться не мог. Он ведь в данный период - пропавший без вести и раскрываться ни перед кем не должен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Карудо Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Донецк


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 17:11    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Tabiti,
спасибо. Ждём продолжения.
_________________
Фок-стаксели травить налево!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 17:30    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Lake писал(а):
Он ведь в данный период - пропавший без вести и раскрываться ни перед кем не должен.
Строго говоря, он и сексом на Дельте заниматься не должен был, так что инструкции он нарушал. А одной - больше, одной - меньше…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Lake Прекрасная леди

Всадник на Прямом Пути


Откуда: Минск


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 17:42    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Сексом - можно, детей заводить нельзя. Нет, светиться Макс не хотел, он даже с сыном шестнадцать лет не виделся, куда там Морриган. Да и зачем к ней обращаться, когда то, что он хотел узнать, мог сделать другой некромант.
Кстати, Шеллар тоже в свое время к Морриган не обратился, а вызвал мэтра Наргина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Дмитрий512 Горячий кабальеро

Трактирщик на Окольном Пути


Откуда: Сев.Медведково, Москва, Россия


СообщениеДобавлено: 4 Авг 2019 19:58    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Морриган - некромант более квалифицированный.
*
Морриган для Шеллара - иностранная подданная, к тому же она свои некромантские опыты скрывала, а Шеллар - официальное лицо, а Ольга - просто его подданная, всего лишь подруга семьи, вот он - и выбрал непрактикующего. Вот - кабы Элмара или Мафея прокляли, тогда позвал бы Морриган, потому что - члены королевской семьи. Когда было на него самого покушение, он к Морриган обратился.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: фанфикшн Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 10, 11, 12, 13  След.
Страница 11 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».