Форум
Весна идет, весне дорогу!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиМысли в строчку. В большую)))
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 14:18    Заголовок сообщения: Мысли в строчку. В большую)))
Ответить с цитатой

Бывает так, что прочтёшь текст, или книгу, и ходишь как «пыльным мешком из-за угла ударенный». И роятся в голове мысли по тексту, и нет от них никакого спасенья — всё ходишь и анализируешь их. Всё возвращаешься к написанному автором, и так и чешутся руки что-то переделать, исправить, внести кое-что... Так и зудят кончики пальцев, так и просят клавиатуру (или лист бумаги — кто к чему привык).
Думаю, что многим из нас такое знакомо. Когда есть идея-вариация, но до полного фика придумка не дотягивает, но ПИШЕТСЯ.
Поэтому и создаю я такую тему. Фанфы на один укус, мысли в строчку... Обзывайте, как хотите.
В этой теме я буду складировать фанфики по произведениям, которые «вышибли мне мозги». Надеюсь, что мои опусы придутся по нраву тем, кто читал эти произведения, так сказать, в оригинале)))
Ну, приступим, матерясь... ой! То есть, помолясь!..

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...


Последний раз редактировалось: Тиа Хон (25 Авг 2012 11:46), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 14:24    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Итак, мысля первая...

Название: Отрок. Исправление ошибок
Автор: Тиа Хон
Рейтинг: всем (вроде все постельные сцены повырезала Smile))
Герои: канон Красницкого Е. С. + условно-оригинальные
Статус: пока в процессе
Жанр: неопределяем (всё в куче)
Аннотация: Действие разворачивается после пятой книги «Отрок. Стезя и место».
Предупреждение!!! Текст урезан цензурой! Значок «[...]» означает, что кусок пришлось вырезать без замены, а «[текст]» — заменённый, либо подвергшийся корректировке кусок, поэтому могут возникнуть шероховатости. Архив полной версии высылается по запросу в личку. Так же некоторые события могут не совпадать с оригиналом, так как это своеобразная альтернатива истории, рассказанной многоуважаемым Красницким Евгением Сергеевичем.

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 14:43    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Не пролог. Просто самое начало

Россия. Брянск, 2008 год.
— Почему именно Брянск, брат?
— А ты разве не знала, сестра? Основатель этого города, Роман Дебрянский, был не только воином, но и варлоком. Под моим покровительством. Хватит ворошить дела более чем тысячелетней давности, сестричка. Вон тот, кто нам сейчас нужен.
— Ты уверен, что это она?
— Да. Ты сама посмотри — она уже второй квартал бежит за... этим... троллейбусом, а с ног не сбилась.
— Она не производит впечатления тесной дружбы с физической нагрузкой. Обычная серая мышка-домохозяйка. И с неё должно начаться наше возрождение?
— Да. Ты же ей покровительствуешь, должна знать её лучше...
— В том-то и дело, что я её знаю лучше! Она не справиться!
— Пока — нет. Это сердце ей не подходит.
— Что ты делаешь, брат?!
— Отсекаю ненужное.
— Останавливаешь сердце??? Ты её убьёшь!
— Не сейчас. Нужное сердце будет в том же лазарете в нужное время.
— Она не?..
— Не вспомнит, не пострадает. Тише, сестра, у нас и так сил мало, а ты ещё и мне мешаешь...


То же город, полгода спустя.
Будильник на мобильнике надрывался так, что хотелось убить любого, кто подвернётся под руку. Жаль, что квартира пуста. И никого нет под руками. Какая жалость...
Будильник проорал. Половина седьмого утра. Пора вставать.
Одеяло полетело в сторону. Даже не совсем одеяло — просто летняя полутораспальная простынка. Теперь выбраться из раскладушки... Ой-е!.. Ну до чего ж она расхлябанная! Чувствую себя как рачок, пытающийся вылезти из слишком большого для него панциря...
Так, опереться, подтянуться и... с матом плюхнуться на ковёр в колено-локтевой позе.
Уф-ф!.. В такие моменты не перестаю благодарить Богов, что я все-таки живу (выживаю) одна. Вряд ли кто-то будет рад с утра пораньше полюбоваться на мои утренние экзерсисы и послушать полусонные монологи, чаще всего нецензурные.
Так, теперь — отрубить звонок будильника, а то знаю я, будет орать пока весь заряд не выйдет. Посмотреть на расписание...
Э-э-э... Не поняла...
Почему на дисплее моего мучителя светится надпись «Отсыпной», а будильник сработал?..
Вдох-выдох... Дать себе по морде пару раз для лучшего восприятия информации... Еще вдох-выдох...
Ну, вот и прояснилось — мне сегодня в деревню ехать. На трёх автобусах, между прочим. Поэтому и будильник так рано сработал. Если я опоздаю на автобус на 9.25 из Брянска, то придется мне куковать на промежуточной станции Погар аж до 17.40, это при том, что пересадочник приходит в час дня. Приятного мало, особенно с перегруженной сумкой в зубах, которую деть некуда.
Встаем!.. Быстро!.. И как бы ни хотелось мне еще понежиться под одеялом, но как говориться — долг семьи зовет.
Хорошо собираться не надо — зря я, что ли, сумку полночи упихивала?!
Вскипятить чайник, набодяжить себе растворимого кофе... Вот и весь завтрак. Что-нить более существенное куплю себе на автовокзале, если успею.
Пока кофе остывает, раскину-ка я себе Таро...
Хм-м... Странно... День гадальный, но карты упорно говорят, что у меня впереди пустота. Более сложным раскладом мне некогда сегодня заморачиваться.
Кидаю руны... То же самое — пустышка выпадает. Брехня какая-то...
Ой, мать!.. Чуть не прозевала выход, ведьма я недоученная, хоть и урождённая! Опрокидываю в себя чашку остывшего суррогата, хватаю сумку и в срочном порядке выметаюсь за дверь...

Прыгаю по остановке уже, наверное, полчаса, не меньше.
Не в том дело, что я опаздываю, а в том, что мне ХОЛОДНО! Вот ведь надо ж так, а! Лето, на небе ни облачка, а утром, когда именно МНЕ уезжать надо — дубак, достойный занесения в осенние анналы.
На очередном круге по остановке врезаюсь в нечто упитанное. Нечто в ответ на мои извинения посылает меня матом. Становиться грустно. Ну и мужик пошёл — перед ним извиняются, а он ещё и материт беззащитную девушку!.. И-эх!.. Куда ж вы делись, рыцари без страха и упрёка?.. Хотя, если вдуматься, на фиг они кому-то сплющились?..
А-а-а!.. Троллейбус!.. Блин! Пропустила, пока себя жалела. Бросаю взгляд на мобильник... Ох, ни хренасики! Мне уже минут двадцать как не троллейбус, а маршрутку ловить надо!
Скрепя сердцем отсчитываю двенадцать деревянных рубликов из худого кошелька, и запихиваю их в карман с ближайшим доступом... Жалко!..
А раз жалко, надо было выходить раньше, а не за картами и рунами сидеть! — встрял некто внутри меня.
Тут мне, пожалуй, стоит сделать небольшое отступление, дабы познакомить вас с этим таинственным «некто», которое периодически портит мне жизнь своими комментариями не к месту.
Этот «некто» не является в полном смысле моим внутренним голосом. Это вполне самостоятельная и полноценная личность мужского пола. Его полное имя — Неррегат-ап-Гертум. Он маг, трёх тысяч лет со дня смерти. Дату рождения, как я не билась в архиве Брянского Ковена (Совет Семи) Магов, установить не удалось. Как он поселился у меня — это история, достойная отдельного рассказа. (Если кому-то это покажется интересным, так уж и быть поведаю, скрывать ничего не стану!) Пока же будет достаточно информации, что с этим чудом в голове я живу уже почти четыре года. На первых порах он меня не очень доставал — слаб был потому что, а как более менее окреп, так и понеслось — «не так колдуешь, не так смотришь, не так учишься»... Ух! Могла бы — убила, жаль, что он уже мёртвый... Иногда из-за него я влипаю в различные нелицеприятные ситуации. И не только с людьми... Например, так получилось с одним нелюдем. Нер затаился на всё время пока я с этим колдуном общалась. Причём эта мёртвая колдунская сволочь умудрилась сделать это так, что вычислить его просто стало невозможным. Естественно, что на все мои заверения в наличии второй личности в моей тушке, Волк смотрел весьма скептически, и доказать, что я, грубо говоря не верблюд, мне не удалось по сей день. А как всё это обидно-о-о! Тем более, для урождённой ведьмы!.. Ух! Слов не хватает, что простых, что нецензурных!..
Очередная перепалка с Неррегатом чуть не окончилась полной потерей моей власти над моей собственной реальностью.
В принципе, понять Неррегата я могу. Его скептическое отношение и к рунам, и к картам (любым) обусловлено тем, что во времена его жизни магия была немного другой. Но с тех пор времени-то прошла уйма, а этот… м-м... маг… не хочет замечать изменения. Но факт, как говориться — это факт, и нечего с этим не сделать. Магия эволюционировала за три тысячи лет.
Так, внутренне ругаясь, и доказывая Неррегату эволюцию магии, я заползла в чудом пойманную маршрутку.
Где-то на середине пути Нер замолчал, предоставив мне полную свободу, вкупе с жуткой головной болью.
Таким макаром я и добралась до автовокзала — с жуткой головной болью и окончательно испорченным настроением.
Стоя в длинной очереди за билетом, я мрачно размышляла, что для полной картины мне не хватает попасть на маленький, вечно переполненный и опаздывающий ПАЗик. Тогда мой ранний подъём точно превратиться в бессмысленную жертву.
Но к моему просто гигантскому удивлению, одновременно с ПАЗиком от автовокзала отходила ГАЗЕЛЬка по тому же маршруту. И кассирша, усталая тётка среднего возраста, без лишних напоминаний продала мне билет на маршрутную газель.
Ура-а-а! Это не просто страховка, что я попаду на пересадку раньше срока как минимум на час, но и твёрдая уверенность, что все два с половиной-три часа дороги до станции пересадки я буду сидеть, а не виснуть на поручне, горько сожалея о недостатке у человека пятой хватательной конечности! И ещё мне хватит времени, чтобы прошвырнуться по ближайшим магазинам, и купить что-нить моей мелкой племяхе... Кр-расота!.. Кто ездил по областным маршрутам, тот поймёт мою дикую радость на «газель». Настроение, испорченное Неррегатом, стремительно вознеслось до отметки «Почти прекрасно».
И тут я вспомнила, что уже два часа с подъёма ничего не ела...
С особой осторожностью я подходила к окошку общепита... А вдруг именно там (в пирожках) меня ждёт главная засада?!.
Но нет, обошлось — мой желудок благоприятно встретил пирожок с капустой и запросил ещё.
Не буду утомлять вас столь незначительными подробностями, как количество умятых мной пирожков до отправления маршрутки, скажу лишь, что от окошка общепита я успела сгонять до ближайшего ларька за сигаретами и водой в дорогу (Ну да, ну да! Раньше всё это купить руки не дошли!.. — Нер, за-аткнись, умырок нечёсанный!)...
Место в «газельке» мне досталось самое хорошее — рядом с водителем. Я вообще люблю ездить на колёсном транспорте — иногда в шуршании шин можно разобрать перестук копыт (Нер, без комментариев, пожалуйста!..), и вообразить себе, как ещё шестьдесят лет назад по этой дороге, бывшей тогда ещё грунтовкой, неспешной рысью катились телеги. Воображению весьма способствует редко попадающийся, но всё ещё попадающийся, современный гужевой транспорт... И пусть у телег сейчас вместо нормальных деревянных ободов колёса от машин... (Нер! Я же просила — без комментариев, неумерущий ты мой!).
Дорога споро ложилась под колёса газельки. Жаль, что я не умею записывать идеи, пришедшие мне в голову во время пути, остаётся их запоминать. А под еле слышное шуршание шин и равномерный рёв мотора я очень легко погружаюсь в своеобразный творческий транс. Мой племянник Тося раз наблюдал такую картину в течение пяти часов без перерыва. Разумеется с параллельной озвучкой только что придуманного. Единственный его комментарий после увиденного и прослушанного по окончанию поездки был — «Ну ты, блин, тетка, даёшь! Это даже записать невозможно!». Р-р-р!!! Когда-нибудь точно у-убью свинтуса-а-а-а!!!
Мы уже проехали большую часть маршрута — знак таможенной дороги возник предупреждением, что осталось всего минут сорок. По трассе стали попадаться тяжелогруженые фуры, то навстречу, то на обочине.
Сердце замирало, когда такая махина пролетала мимо маленькой газели. Какой-то первобытный завораживающий страх...
Большой хищник должен непременно напасть на маленького... И поглотить... Без остатка... Бр-р-р! Я никогда и не сомневалась, что моё воображение работает больше, чем ему положено! Даже для составителей словарей!
Я хмыкнула в ответ на свои мысли. Потянулась поправить заваливающуюся сумку с вещами, примостившуюся у меня между ног...
... Визг тормозов...
... Меня кидает на лобовое стекло...
... Бегущая лошадь с гордо вскинутой влево головой стремительно приближается к моему лицу...
Я знаю этот символ...
Вся жизнь перед глазами промелькнула… Инфаркт миокарда, инсульт миосульда!..
...Реальность вокруг меня взрывается дождём маленьких твёрдых капель...
Стекло... Но почему нет боли, Нер?..
Ошарашенное молчание в ответ...
М да… Надо запомнить — иногда свет в конце тоннеля может оказаться поездом…

— Болевой шок...
— Столкновение... КАМАЗ...
— Не переживёт... Травмы мужчины не совместимы с жизнью!.. Операция бессмысленна...
— Но девушка не пострадала!.. Его сердце совпадает с её по всем параметрам. Готовьте операционную! Быстро!
— ...Разряд!.. Ещё!..
Тело подбрасывает... Монотонный писк топит сознание...
— Готовьте...
Странные голоса затихли где-то вдали...


Уй! КАК же мне, бедной, тяжело-о-о-о! И хо-о-олодно!..
И хоть бы одна сволочь, растудыть её в качель, обо мне побеспокоилась!.. У-у-у!!! Злыдни! Одеяло дайте, раз уж отопления нет!
Лежу, значит, никого не трогаю. Потихоньку начинаю ощущать тело. Руки, ноги, голова (болит, зараза!)... Всё на месте.
Ох! Ещё бы мне не холодно было — лежу на металлическом столе, голая!
Та-а-а-к... А теперь — помедленнее, и с большей членораздельностью, плиз...
Попытаемся мыслить логически... Ну, насколько уж умеем...
Итак, первое — железный стол, второе — одежды на мне нет, третье — собачий холод. Ничего не напоминает? Вот-вот, к этому я и веду...
Чтоб меня в лифте укачало!
Хотела отдохнуть, дорогая? Вот тебе и устроили самый, что ни на есть, тихий отдых. В морге.
Упс, говорю я в таких случаях.
Резко принимаю полусидячее положение... и бьюсь башкой о лампу.
— Ангидрит твою перекись марганца! — ругательство, слышанное мной в институте имени Сеченова на посиделках медперсонала, вырвалось у меня само.
Меня от удара опрокидывает обратно на стол.
— Ах, едрить твою в дышло… в бога душу мать, в крестителя… через тридцать семь гробов в центр мирового равновесия!.. — это, видимо, всплыло у меня в продолжение.
Потирая ушибленную головушку, наконец-то соображаю, что нужно открыть глаза...
Да-а, видок, похоже, у меня ещё тот — молодой санитар со скальпелем в руке удивленно выпучил на меня глаза так, что стал похож на чернобыльского рака — огромного, бесцветного и от избыточной дозы радиации навсегда забывшего, где ему зимовать положено.
— Упс! — сказал патологоанатом с другой стороны стола. — Не ожидал!
Что я могла ему на это ответить?
— Сюрприз.
Санитар с тихим шелестом прилёг на пол. Мы с патологоанатомом с философским спокойствием проводили взглядами на пол тушку излишне впечатлительного работника младшего звена от медицины.
Хорошо, что его начальник оказался покрепче нервами.
Через пять минут я уже сидела у него в закутке и пила крепкий горячий чай.
— Векторная переменная тебя едрить через пентаграмму вызова! — на его рассказ мне осталось только ругаться.
Новости из разряда «убиться веником».
Оказывается, после аварии мне в срочном порядке пересадили сердце, и оно, проработав меньше двух часов, остановилось.
А в милом морге я пролежала двенадцать (!) часов в качестве вполне симпатичного трупика.
Зашибись...

С-Петербург, спустя двое суток
— Мы нашли его, профессор.
— Где?
— В приграничном с Украиной областном центре. В морге.
— Как это случилось?
— Столкновение КАМАЗа и маршрутной газели.
— Кто-нибудь ещё пострадал?
— Серьёзно — только девушка из газели.
Профессор снял очки, и устало потёр переносицу.
— Вы мне объясните, как мог пострадать настолько серьёзно бывший майор ВДВ, командир нашей спецгруппы, сидя в кабине такой машины как КАМАЗ? Ваши отчёты и копии протоколов вскрытия больше тянут на фантастику. Тело было мертво, но сердце билось до того момента как его пересадили девушке. Как вы это объясните?!
— Я не знаю, Максим Леонидович, — помощник развёл руками. — И обратите внимание, профессор, — он положил на стол ещё одну бумагу, — у девушки — всё в точности наоборот, если не считать болевого шока. Тело целое, но сердце начало отказывать практически сразу.
Максим Леонидович взял отчёт в руки.
— Кто она?
— Неизвестно.
— Найдите, и... испытайте. Мы не можем отложить операцию.

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
villars123 Прекрасная леди

Нашедший Прямой Путь


Откуда: Новороссийск

Родители: Skiv

СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 14:58    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Автор! Проду!!!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
villars123 Прекрасная леди

Нашедший Прямой Путь


Откуда: Новороссийск

Родители: Skiv

СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 14:58    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Автор! Проду!!!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 15:03    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Брянск, середина зимы
Ненавижу эту работу!.. Ненавижу эту погоду!.. Ненавижу... впрочем, не важно.
Слякоть, то ли снег, то ли дождь, дорога — как каток вперемешку с подтаявшей грязью, на тротуарах грязные обледенелые сугробы... Бр-р-р!.. Такое впечатление, что погода окончательно взбесилась, и сама не знает, чего хочет. Вчера была настоящая зимняя вьюга, с завыванием ветра и бешеной пляской снежинок — всё как полагается. А сегодня, блин, весна в гости нагрянула! Абзац! Пушной зверь и красная строка!
Мелкие проблемы совсем одолели — на работе денег нет, и не предвидится, личная жизнь ушла в глубокий минус, ссоры с предками следуют одна за другой...
«Хозяйка, когда жрать-то будем, а?..» — робко напомнил о себе желудок. Потерпи, родненький, щас доползём до дома... Там пельмешки к морозилке прилипли...
Ехидная память подсказала — да, пельмешки в морозилке... были до вчерашнего дня. А вчера состоялось явление чуда по прозвищу\имени\наименованию Лекс, и капитально прочистило мне холодильник. Были сметены даже оливки, открытые ещё летом.
Блин! Кроме квашенной капусты, от матушкиных последних щедрот, у меня и нет-то ничего!.. И-эх... Придётся козочку изображать... Хорошо, хоть кофе есть — Лекс приволок. Оно его не пьёт принципиально, а ему вечно его родители суют. Вот он мне и сплавляет продукт. А я кроме кофе вообще ничего пить не могу.
Ещё и Неррегат не отзывается для полного комплекта моих проблем.
После той аварии со мной начало твориться что-то странное.
Во-первых, моя личная паранойя — Неррегат — куда-то пропал, и не отзывается, сволочь доисторическая; во-вторых, меня стали мучить воспоминания-сны о войне, о какой-то базе... Хоть садись, и научно-фантастический роман катай с военным уклоном! В-третьих, я больше не могу работать с картами! Это я-то, потомственная ведьма, которая с любой колодой, хоть с Таро, хоть с игральной, всегда находила общий язык! Теперь они меня просто боятся. Есть ещё и в-четвёртых, и в-пятых, и в-двадцатых.
Изменения мелкие и незначительные, но они всё чаще и чаще вторгаются в мою жизнь.
От меня стали шарахаться люди, стоило мне на них поднять глаза.
Но во всех этих мелких минусах был один просто огромный плюс — я стала чуять опасность, за доли секунды прокручивать в голове различные решения проблем и выбирать самое оптимальное. А ещё в моей домашней библиотеке прочно заняли большее место книги по воинским наукам и оружию различных эпох, с преобладающими талмудами по древним славянам. Интересно, с чего бы это? Не знаю...
Вот сейчас, прусь домой, и чую, что за мной идут отнюдь не с дружескими намерениями. Не сбавляя шага, прикрываю глаза и интуитивно «сканирую» пространство.
Так и есть — трое, стараются следовать за мной незаметно. У них это получается, но только не для меня. Я чую их намерение... Опс, а я ведь действительно их мысли чую! Оббалдеть!
Втягиваю носом воздух, и ко мне приходит понимание — меня загоняют в определённое место — старый аэропорт. Там нет людей, нет лишнего освещения, и до чёрта тупиков.
Блин! Что делать-то, а?!
Решение влилось в мою голову через доли секунды — через дорогу от старого аэропорта мой дом-новостройка! Мне нужно всего лишь вырубить их на время, а самой незаметно слинять домой.
Тогда... тогда я знаю нужный мне тупик.
Я рванула со всей возможной прытью в сторону тупика.

— Смотри, брат! За ней погоня! Она бежит прямиком в место, куда её загоняют!
— Умная девочка. Она точно знает, что надо делать.
— Их трое, брат!
— Успокойся и смотри, сестра.


Вот и намеченный мной тупичок. Затягиваю лямки рюкзака. Давление на плечи, конечно великовато, но не бросать же ноутбук и пожертвованные добрыми, действительно добрыми, людьми несколько банок консервов!
Погоня уже не скрывается — я отлично их слышу.
Когда звук шагов приблизился, и до меня донёсся звук их дыхания, я резко развернулась и двинула ближайшему в челюсть.

— Ой, брат, смотри! Как это она так сделала?!
— Сердце воина, сестра. Сердце воина...


Отвести кулак от собственного лица, вмазать ногой с разворота... Куда-то я всё-таки попала — подошва сапога словно в каменную стенку уткнулась.

— Ого! Этого я от неё не ожидал!
— Что-то не так, брат?
— Сердце воина должно было заставить её искать встречи с нужными людьми и помочь ей кое-что вспомнить. Я не думал, что ей могут передаться навыки того воина.
— Что она должна была вспомнить, брат?
— Кое-что, сестра...
— Не юли! Говори прямо!
— Очень давно я учил её воинскому искусству. Я с самого начала наблюдал за ней.
— Ты учил её? Когда?
— Сейчас не время, сестра! Смотри!


Я перекувыркнулась, чудом избежав захвата за рюкзак. Со всей силы пнула кого-то ногой. Теперь все мои противники оказались в тупике, а мне пора было драпать.
Срываю со спины рюкзак и со всей возможной силой (ноутбучек, прости, миленький!) вмазываю по морде крайнему. Он отлетает, впечатывая двух оставшихся в обледенелую стенку.
Всё. Теперь линяю. Со скоростью торпеды пересекаю дорогу.
И уже через пару минут я ворвалась в свой подъезд. Чуть не споткнулась о Белку. Собака шарахнулась от меня как от чумной.
Последний рывок — и я на своём этаже. Всё, вечерняя зарядка для чокнутой и до икоты перепуганной ведьмы окончена.
Хвала всем Богам...
Дома я не раздеваясь завалилась на диван, где и уснула.
И за последние несколько месяцев мне впервые не снилась война и реки крови.

— Ну, видишь?! Видишь?
— Да, вижу я, брат, успокойся!
— Скорость принятия нестандартных решений просто потрясающая! Я её этому не учил!
— Кстати, о птичках, брат!.. Ты мне обещал рассказать. Выкладывай!
— А может, потом, сестра, а?..
— Сейчас! Ты что-то провернул за моей спиной! Рассказывай! Немедленно!
— Хорошо-хорошо! Значит, так. Её появление на свет предсказала ещё её двоюродная пробабка-цыганка, и ещё она предсказала возрождение Древних, то есть нас, через неё. Кто-то прознал о предначертанном этой девочке. В пять лет её попытались убить. Хотели утопить. Я успел её вытащить, и семь лет обучал во временной петле воинскому искусству — рукопашному бою, владению холодным и метательным оружием. Способная ученица была. Вот только лук никак не могла освоить.
— Подожди... Во временной петле?! Ты совсем рехнулся?! У нас, Древних, и так силы осталось очень мало!..
— У меня её поболе чем у вас! Было... Я всё истратил на петлю и блокировку её памяти. Ничего, меня ещё поминают, а значит, и силы скоро восстановятся.
— Ладно. Всё с тобой ясно, брат. Ты за ней давно наблюдаешь?
— С самого рождения.
— И, конечно же, сообщить об этом мне ты постеснялся?
— Не до того было, сестра. Там слишком много физических проблем при её рождении обнаружилось.
— Каких, например?
— А ты не знаешь? Она была слепа на один глаз, была вероятность того, что она даже ходить не сможет... Ну, и всё в таком духе.
— Так это ты её поднял?
— Да.
— Благодарствую тебе, брат. Она сильна. И телесно и магически. Ты всё сделал правильно.
— И тебе благодарность, сестра. За то, что не дала ей озлобиться, а то ничего бы ни вышло. Дщерь Древних не должна быть зверем.

Час спустя. Разговор по мобильному.
— Максим Леонидович! В общем, мы девушку видели...
— Дальше.
Молчание в трубке затянулось.
— Дальше! — рявкнул профессор, уже понимая, что дела пошли вкривь и вкось.
— Мы загнали её в тупик, и она... Профессор, вы уверены, что это обычная девушка?! Она раскидала нас троих как котят.
— ???
— А вот так! Она сделала это просто играючи, профессор! Вы говорили, что эта девушка слаба, и к военному искусству отношения не имеет. Однако, её поведение в ситуации говорит об обратном — она смогла повернуть заведомо проигрышную ситуацию в свою пользу. Максим Леонидович, она действовала как наш майор, мир его праху! Наш Секира среагировал бы точно так же — заманил, заставив поверить в свою беспомощность, и вырвался.
— Вы проследили за ней?
— Простите, профессор, не смогли. Пока мы очухивались, она исчезла.
— Так вы её упустили?..
— Извините...
— Надеюсь, вам не нужно повторять, что операцию мы не можем отложить? Найдите девушку. И на этот раз просто поговорите с ней.

Сутки спустя. Тот же район
Шлёпаю по подталому снегу. Вот так всегда — вчера мороз, сегодня оттепель. Мне немного грустно и, не знаю, кажется, что вчерашнее приключение было самым ярким событием за два года. Если, конечно, не считать той аварии.
Мне ску-у-у-у-учно! Адреналин ушёл вместе со вчерашними неприятностями и спокойным сном. А в остальном... Работа, квартира... и опять работа.
Шлёпаю я, значит, домой. Настроение — то ли плакать, то ли ругаться, то ли надраться до зелёных чёртиков, а то и всё вместе, хочется до жути.
Мрачно размышляю, что если купить пива (большую бутылку, литра на два с половиной), то у меня не останется на сигареты. Если купить курева (хотя бы пачку), то зубы можно положить на полку, а пива мне всё равно не хватит.
Значит, топаю я домой, раздираемая дилеммой, а самой и сигарет хочется, и пива. Жутко.
Запнулась о выступающий кусок льда, замаскировавшегося под снег, чертыхнулась, и почуяла вчерашних знакомых.
Им что, вчерашней трёпки показалось мало?! (Кстати, а как это у меня вчера получилось-то, а?! Я же стр-рашная... трусиха и перестраховщица!) Ну, мужики, дают! Настырные. Это я уважаю.
Втягиваю ноздрями воздух...
Говорить хотят. Ладно, но только на моей территории.
Иду до своего подъезда. Останавливаюсь на крыльце. Жду.
К ступенькам подходят трое. Мне хватает взгляда, чтобы их опознать — точно, вчерашние.
— Стойте! — Как будто я удираю. — Нам с вами поговорить надо.
Прикрываю глаза для «сканирования» пространства. Угрозы не чую.
— Говорите.
— Может, к вам поднимемся? Наш разговор не для улицы.
Секунда колебания.
— Со мной поднимется один, — говорю, как отрубаю.
Трое переглядываются между собой. Насколько я чую их мысли — никому не хочется остаться со мной наедине. Тоже мне нашли пугало для спецназа! (Ой, мамочки, а они же действительно спецназ! Ма-а-ама-а-а! Что я творю???) Похоже, волонтёра придётся выбирать мне самой, в добровольно-принудительном порядке, так сказать.
— Ты, — киваю на правого. — Остальным ждать здесь.
Правый, левый, центоровой... Разница там была нулевая. На кого Бог послал. (Интересно, и который из богов ТАК прикололся?)
Мы поднимемся на третий этаж, мимо недовольно порыкивающей Белки. Я её понимаю — вчера я ей с перепугу чуть бока не оттоптала, а сегодня веду какого-то странного мужика к себе. От которого в добавок пахнет не просто настороженностью, а страхом.
Я отпираю свои пенаты. Пропускаю вперёд добровольца. Буквально секунду вслушиваюсь в тишину подъезда, и, убедившись, что за нами никто не крался, захлопываю дверь.
— Итак, — без церемоний сбрасываю сапоги и топаю в комнату. — Вам что-то нужно мне сказать? Говорите, я — вся внимание.
Мой «волонтёр» переминается с ноги на ногу.
— Ну? Чего стоим, кого ждём?
Он делает нерешительный шаг в комнату.
— Ну… нам приказали вас испытать...
— Угу... — поднимаю брови, выражая своё искреннее непонимание ситуации.
Бедняга мнётся на пороге комнаты.
— Ну... в общем, мы должны были вас проверить... Вчера... Вот...
М-да. Командира всего безобразия я выбирать явно не умею. Выбрала простого боевика. Бли-и-ин...
— Проверить на что? — подбрасываю ему вопрос.
— На соответствие нашему майору... — выдыхает он так, как будто ныряет.
М-дя... Удивительный у меня дар — выбирать крайнего, который ни фига не знает и двух слов связать не может.
Удивлённо приподнимаю брови. Мне непонятно, но зверски интересно, и в первую очередь — как этот экземпляр будет выпутываться.
— Понимаете, у нас была группа, — заводится подопытный, и моё недоверие тут не при чём, он явно пытается выразить то, что услышал где-то мимолётом. — Наш майор погиб, и его сердце пересадили вам. Вчера вы использовали тактику майора... — сахарница падает у меня из рук (Я знала, что Я не могу выделывать все эти выкрутасы!). — Нам нужно знать, вы перевоплощение майора, или просто феномен.
Я наклонилась над рассыпавшейся сахарницей. Мне стало жутко — то о чём говорил мой волонтёр, то как я действовала вчера... для меня это было из ряда вон, а оказывается, так готовят ребят по спец заказу.
— Вы поймите — мы не авантюристы, — мой волонтёр всё больше распалялся. — Наш куратор — профессор истории. И ваше поведение после операции его очень интересует.
— Мне задрать лапки и свалить все знания в кучу? — не столько недовольно, сколько рассержено (терпеть ненавижу чего-то не понимать!) огрызаюсь я.
— Нет-нет, — замотал головой волонтёр. — Поговорите с ним. Мы всего лишь военные, а он может дать ответы если не на все вопросы, то на большинство.
— Ну… я не знаю… — отвечаю я, типа думаю, хотя и сама ОЧЕНЬ хочу получить ответы на вопросы. Есть у меня такое чувство, что этот их «профессор» сможет приоткрыть мне путь к моему «я».
Не знаю, как это можно объяснить. Просто чувствую. Наверное, интуиция. Она у меня хорошая, и ни разу меня не подвела (с десяток проколов оставим как подтверждение факта!). Другое дело, что я её не всегда понимаю и слушаю.
«Волонтёр» начинает мне втирать что-то на тему «наш профессор всё знает». Терпеливо внимаю ему минут десять. Не столько внимаю на самом деле, сколько сама думаю и пытаюсь разложить ситуацию. Ничего опасного, как ни старалась (а я старалась! Видят Боги!), я усмотреть в предложении о встрече не смогла.
— Хорошо, — прерываю словесный поток «волонтёра». — Я встречусь с вашим профессором. Завтра в девять вечера в кафе «Санторини».
— Может, послезавтра? — робко возражает жертва моего самоуправства.
— А почему? С Магадана добираться он будет, что ли? — надеюсь, что это прозвучало ехидно, но без издёвки.
— Н-нет… Сама дорога займёт двадцать один час… — слышу растерянное бормотание в ответ.
Конкретное указание времени… Угу… Теперь хоть можно представить, откуда вы свалились на мою много раз ушибленную голову, господа! Это я так ехидничаю, если кто не понял.
Этот профессор может прибыть только из Питера. Только до этого города двадцать один час на поезде. И только Санкт-Петербург является достаточно крупным центром для… как бы это обозвать… обеспечения не только стартовой площадки, но и информативно-материальной базы… Короче, только Питер на расстоянии двадцати одного часа по железной дороге способен быть мозговым центром этого безобразия.
— А меня это не волнует, — и ехидно так скалюсь.
Гмм… Судя по тому, как покривило «волонтёра», ехидства в улыбке не было.
— Я даю вам двадцать четыре часа. Остальное меня не волнует. Если ваш профессор не объявится в течение этого срока, то все попытки далее связаться со мной я буду воспринимать как покушение на мою свободу и мою жизнь. Реагировать буду соответственно…
— Мы не боимся милиции…
— А кто-то говорит о ней? — в этот раз я даже не пыталась замаскировать сарказм ехидством.
И опять мой собеседник увидел больше, чем я хотела бы показать. На моём потолке его побелевшую рожу стало бы незаметно.

Следующий день. Маленькое кафе
— Ксения? Здравствуйте, — человек средних лет в очках приподнялся со стула, приветствуя меня. — Я хотел бы обсудить с вами...
Тут я решительно прервала его жестом.
— Я ничего не обсуждаю на пустой желудок.
Знакомый официант оказался рядом, стоило мне только захлопнуть меню.
— Как всегда? — привычно спросил он, ставя на стол пепельницу.
— Стой, — я придержала его за секунду до того, как он смылся. — Принеси фирменную пиццу, пожалуйста.
Официант изумлённо вздёрнул брови — на его памяти я в первый раз заказывала что-то до пива.
— Хорошо... — молодой человек испарился.
— Ну вот теперь мы сможем спокойно поговорить. Итак, вы собираете волонтёров, — у профессора отвисла челюсть (Ну, да, я ещё и думать умею! И паззлы складывать... И что в этом странного?) Куда? И что вам от мня надо?
Мой собеседник потёр переносицу, поправил очки...
— То, что я вам собираюсь сообщить является собственностью государства...
— Гриф «СС»? Я догадалась, благодарю. Область я могу узнать?
— Да. Прикладная история.
— Прикладная (Я фигею!)? Это как?
— Перенос физического тела в прошлое. Четыре года назад произошло первое перемещение человека нашего времени в прошлое. Он собрал массу интересной информации и принёс тревожные новости. В девяносто девятом мы отправили сознание двух людей в прошлое на девятьсот лет. Один из них, первый, начал охоту на второго. Нельзя допустить, чтобы это мероприятие окончилось успехом! Если вы согласитесь нам помочь, то я передам вам все материалы — по первому и второму переселенцу, а так же то, что накопал наш разведчик-доброволец.
— Не боитесь, Максим Леонидович, что нарушение информационного слоя вам отзовётся мышиными слезами?
Мой собеседник вздрогнул. По идее, я не должна была знать имени своего собеседника до того как дам своё согласие на некую операцию. Но я знала.
— Это ещё не доказано...
— Послушайте, профессор, — я выставила обе руки вперёд ладонями. — Мне, извините, до задницы, что у вас там не изучено и не доказано. Я хочу знать лишь две вещи — что со мной происходит? и что от меня-то вам нужно?
— Вообще-то я хочу с вами провести некое собеседование. И если оно пройдёт гладко, то я уполномочен предложить вам возглавить группу ликвидации одного человека.
Вы знаете, меня это нисколько даже не удивило.
— Где и когда?...

Пять месяцев спустя
— Группа готова. Почему задержка?
— Ксения Леонидовна... Понимаете... тут другая проблема.
— Какая?
— Ваша группа готова. К ней нет претензий...
— К чему есть?
— К тому, что вашего куратора задрало неизвестное науке существо.
— ...! Неизвестно науке, говорите? Как оно выглядело?
— Как обычный человек, но превосходило по всем параметрам — сила, ловкость, скорость...
— Вы его поймали?
— Да.
— Я хочу взглянуть...

Существо скорчилось в клетке, явно не подходящей ему по размеру. Стоило мне приблизиться, как оно заводило носом.
Существо заворчало, и приблизилось к прутьям. Оно и в правду не было отлично от лысого человека. Но стоило заглянуть в его глаза... Глаза, лишённые радужки, тёмные провалы в никуда. Бр-р-р!.. Гадское зрелище.
Существо двигалось по клетке вслед за мной.
А я... Я знала эту тварь!
— Подземный некростер, первого уровня, — слова срывались сами. — Эффективное воздействие на него даёт только хладное железо. Уничтожение возможно также через огонь...
— Ксения Леонидовна! Вы в порядке? — я не сразу заметила, что меня дёргают за рукав.
— Да. Я... Норма.
Некростер бросился на решётку. Мы отшатнулись.
— Эта тварь загрызла профессора?
Кивок в ответ.
— Тогда у нас гораздо меньше времени, чем я думала, — и откуда во мне столько уверенности? — Снаряжайте нас для нашей миссии. Мы отправляемся немедленно...

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Элена Прекрасная леди

Сидящий на Пути, свесив ножки


Откуда: с Итиля-реки


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 15:04    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

ЕЩЁ!!!! Good Orc
_________________
"...there is one who I could follow; there is one I could call king..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 15:16    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

villars123
Так это ж пока не сам текст Very Happy
Это только пролог. Ну в смысле приквел Very Happy
_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 15:17    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Элена
Нате! Very Happy Very Happy Very Happy
_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 15:37    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Конец августа 1125 года
Окрестности академии архангела Михаила

Серый в яблоках строевой жеребец Зверь мерно перестукивал копытами по лесной дороге.
Летом хорошо в лесу — можно даже подремать, ежели опасности какой нет. Конечно, при недосмотре седока можно запросто намять коню седлом холку, но и Зверь был хорошо выучен, и Мишка к этому времени стал первоклассным наездником. Так что неприятностей не намечалось.
Мишка и сам не мог сказать, что его сподвигло на этот шаг — прогулку по лесу — именно сегодня.
«Итак, что мы с вами имеем, сэр Майкл? Вы, сэр, окончательно превращаетесь из старшины «Младшей стражи» в боярича. Оно вам надо? С точки зрения влияния — ответ однозначно положительный. Цепочка «Корней-титул-власть-влияние» весьма очевидна и просматривается очень хорошо. Но вам самому, сэр, что нужно? Помнится, «Младшую стражу» вы затеяли как ступеньку к вашему собственному воеводству. Лорд Корней изрядно ваши планы подредактировал, собственноручно отстранив вас от старшинства. Однако, незабвенная графиня Пивенская, сиречь, волхва Велесова Нинея, по-прежнему жаждет видеть вас воеводой своей дружины.
Однако, загадки, предоставленные вам, в последнее время сим лесом, требуют решения как можно скорого...»

* * *

День, когда лес подбросил ему такую загадку, Мишка, наверное, запомнит на всю оставшуюся жизнь.
Тогда он проверял посты с Митькой и Немым. Уже отстранённый от старшинства, но ещё обладающий решающим словом.
Стоило им троим высунуться за пределы деревянной крепости, как на горизонте возле самой кромки леса замаячила собака. В этом бы не было ничего странного, если бы не окрас — смоляная спина и песочного цвета брюхо и лапы.
Наставник Андрей дёрнул Мишку за рукав, привлекая внимание к необычной собаке. Сделал жест, будто натягивает тетиву лука.
— Нет, — покачал головой Мишка, — не надо пока. Подождём.
Собака, словно поняв, что её заметили, сделала два неуверенных шага вперёд, потом резко развернулась, и со всех лап бросилась обратно в лес.
— Странный волк, — заметил Димка. — Я думал, что они в лесах серые. Да морда не такая.
— Какая — не такая? — спросил Мишка.
— Вытянутая, — ответил новый старшина «Младшей стражи». — Да и хвост что-то длинноват для волка.
— Угу... — неопределённо ответил бывший старшина «Младшей стражи». — Собака это просто, а не волк...
Но поздним вечером в своей горнице Мишка как наяву снова увидел собаку...
«Овчарка!.. Это же просто немецкая овчарка! Вы же стольких их повидали, сэр Майкл! И не узнать такую древнюю породу!.. Сэр, да вы совсем от жизни отстали!
Стоп-стоп-стоп! А так ли вы уж отстали, сэр? Что мы помним о породе? Когда она начала выводиться целенаправленно? Веке в пятнадцатом, если не ошибаюсь... Хотя, если припомнить всякие передачи про собак, то в них подчёркивается, что немецкая овчарка не только недалеко ушла от прародителя-волка, но и с течением столетий целенаправленной селекции практически не изменилась. Но сегодня нам предстала чистая немецкая овчарка, образца двадцатого века! И как это следует понимать? Порода древнее, чем считалось? Но тогда, откуда зверюшка появилась здесь?»

На следующий день Мишка смог выбраться за ворота с Немым только к вечеру. Наставник настороженно осматривал кромку леса, держа взведённый самострел наготове.
Мишка старался не пялиться на лес специально, но нет-нет и его взгляд ощупывал кромку леса, в ожидании странной собаки.
Вот так всегда и получается — стоит на чём-то сосредотачиваться, а потом ослабить внимание, как долгожданное событие и происходит.
Овчарка (а Мишка уже был уверен на все сто, что это она) возникла среди редкого подлеска внезапно, как чёртик из табакерки.
Андрей Немой мгновенно вскинул самострел к плечу и выстрелил. Мишка хотел было остановить верного наставника, но засмотрелся на собаку. Сегодня на ней красовалась попона, которую на фоне чёрной спины выдавали только зайчики от закатного солнца на металлических частях.
Мишка протёр глаза, не в силах поверить в такое. Но его робкие предположения подтвердил болт, пущенный Немым — маленькая стрелка вонзилась точно в грудь собаки. Овчарка (или всё-таки не-овчарка?) присела на задние лапы, но даже не думала падать. Острые уши прижались, но псина осталась на месте.
Андрей бросил на ложе ещё один болт.
— Нет, стой! — Михайла чудом успел придержать руку наставника. — Подождём.
Немой с неохотой опустил самострел. Было видно, что подчиняться Михайле ему не хотелось, но против сотникова внука он не пойдёт.
А события меж тем и не думали развиваться дальше — овчарка всё ещё стояла на краю леса. Мишка уже хотел было сам подойти к странной собаке, но стоило ему сделать шаг вперёд, как из леса раздался тройной свист, и овчарка мгновенно развернувшись, исчезла в подлеске.
Вечером Мишка метался по своей горнице аки волк по тесной клети.
«Нет, сэр Майкл! Вам это просто померещилось! Не может такого быть ЗДЕСЬ! Броневая попона на собаку не может существовать в двенадцатом веке по определению! Вместе с искомой собакой, кстати. Но с другой стороны — Немой выстрелил. И болт попал ей в грудь. И тем не менее она лишь присела на задние лапы. И ещё этот свист... Явный сигнал-команда для собаки. Что вы на это можете возразить, сэр Майкл? Правильно, ничего.
Собака — это явная приманка. Для кого? Ну не для Андрея же!.. Ясен пень, для вас, дрожайший сэр! Зачем? А вот с этим уже хуже.
Стоп-стоп! А может, для вопроса «зачем?» ещё время не пришло?
Во-первых, откуда здесь обученная овчарка и броня на неё? Журавль опять что-то затевает? Не похоже. Он — сержант-садист, ему сейчас важнее от нашего похода на его земли очухаться, и новых солдат найти.
Во-вторых... Да и сомневаюсь я, что он будет разыскивать ещё невыведенную породу, дрессировать её, создавать броню на неё... Это же работа для спеца-кинолога. Ваш Прохор, сэр, может и справится, лет эдак через ...дцать.
Тогда, что же у нас получается? Собаку прислали специально для меня. Сегодня это косвенно подтвердилось — только я мог понять, что это за вещь у неё на спине. Привет от Максима Леонидовича?
Дальше. Оба раза, что этот загадочный мистер пёс появлялся в моём поле зрения, я был не один. А если мне попробовать встретиться с этим «приветом» один на один? Днём? Никак — хоть граф Погорынский и отстранил меня от управления «Младшей стражей», но пока я тут, мне не избавиться от обязанностей старшины. Вечером? Так Немой по пятам за мной таскается! Бодигард, едрёна-матрёна, выискался! Остаётся только очень рано утром, до того, как Дударик подъём сыграет.
Что ж, сэр Майкл... В разведчиков вы в золотом детстве явно не наигрались.
Итак, сейчас на кухню — сумку набить сухпайком, и на конюшню — оседлать Зверя...»
.

* * *

Мерный перестук копыт убаюкивал. Мысли текли вяло, и как-то неровно. Думать с недосыпу не хотелось совершенно.
Мишка тряхнул головой, стараясь прогнать сонливость, навеянную утренним лесом и ровным шагом коня. В этом новый строевой конь Мишки оказался похожим на Рыжуху — та, если не чувствовала поводьев, шла в том темпе, который ей самой был удобен.
Лёгкая дрёма всё-таки настигла Мишку. Он покачивался в седле, не опасаясь сверзиться на землю — всё-таки Зверь хорошо натренирован, и упасть всаднику не даст.
Внезапная остановка заставила Мишку упасть на шею Зверю и пребольно удариться о луку седла.
Отрок сначала натянул поводья и выпрямился в седле, а уж потом открыл глаза.
Прямо между настороженных ушей Зверя он увидел ту же собаку.
«Поздравляю вас, сэр Майкл! Теперь без всяких сомнений видно, что это — овчарка. Правда, сегодня на ней нет броника. Не кажется ли Вам, уважаемый сэр, что пора задать весьма животрепещущий вопрос? Во что Вы умудрились влипнуть на этот раз?»
Мишка прислушался к лесу. Всё было тихо. Осторожно слез с коня, стараясь не спугнуть собаку. Медленно, не спуская с неё глаз, он сделал шаг в сторону от Зверя...
То, что произошло следом, Мишка смог восстановить в памяти далеко не сразу. Сначала его ноги захлестнул кнут, он упал, попытку вытащить кинжал прервали весьма болезненным способом — врезали по запястью чем-то гибким, но чертовски болючим. Попытка перекатиться тоже не увенчалась успехом — ему съездили по рёбрам, не сильно, но предупреждающе, и сразу же навалился кто-то тяжёлый не давая пошевелиться... Чей-то суматошный вскрик «Левада!», удар чего-то по затылку, и всё стихло.

Мишка постепенно приходил в себя. Сначала неясный шумовой фон стал гулом птичьих голосов, потом Мишка почувствовал, что его трясут за плечо. Открыл глаза...
Кроны деревьев покачивались то ли от ветра, то ли от того, что голова кружилась. Вот над ним нависло лицо Немого. Андрей внимательно вглядывался в лицо внука своего благодетеля.
«Ну, едрическая тётка! Ну и на фига Эндрю эсквайр попёрся за Вами, сэр Майкл? Теперь опять думай, как «привет» получить...»
Немой шевельнул бровью, спрашивая о Мишкином состоянии.
— Я в порядке, Андрей. Встать помоги.
Немой поднял Мишку одной здоровой рукой за шкирку. Снова оглядел. Потом указал рукой на лес, на Мишку и показал один палец.
— Надо мне одному, — вздохнул Мишка, правильно истолковав жесты Немого.
Андрей покачал головой.
«Всё ясно, сэр Майкл, не так ли? Вас теперь точно из-под надзора не выпустят. Будем надеяться, сэр, что в нужник Эндрю эсквайр всё-таки не пойдёт...»
Вдруг Немой настороженно завертел головой, сдёрнул с плеча кнут, и задвинув Михайлу за спину, полоснул кнутом по ближайшему кусту...
— Андрей, что...
Договорить Мишка не успел — из переплетения веток, прямо под ноги Немому, выкатилось нечто.
Нечто имело две руки, две ноги, голову, и было похоже на человека. Да собственно, оно и было человеком. Но вот одежда... Мешковатая, не разберёшь — мужчина или женщина под ней, пятнистая, с нашитыми обрывками зелёного сукна, имела вид литого комбинезона. Штанины спускались до самой земли, и Мишка не смог понять, что у нападающего на ногах. Голова скрыта под таким же мешковатым капюшоном, перехваченном через лоб тонким шнурком, чтобы капюшон не мешался. Руки затянуты в тонкие рукавицы, усиленные металлическими накладками на костяшках. Ростом ниже Немого на полголовы, по ширине уступает, но насколько неизвестно — крой одежды мешает разглядеть...
«Неужели, опять кто-то из журавлёвских «бойцов»? Не, не похоже — у Журавля мысль ещё не дошла до того, чтобы не только одежку под цвет, но и под структуру листвы подгонять. Да и не стал бы Журавль с Вами, май диар Майкл, миндальничать — убил бы, и дело с концом. А тут не убить, похитить пытались. Да и масккостюм слишком хорошо сделан для журавлёвских-то бойцов. Помниться, Вы, сэр Майкл, у матери нечто подобное перед походом на земли Журавля выпросили, только в виде единого полотнища. Интересно, а по запястью чем меня так приложили? Болит, зар-раза, прям зверски!».
Пока мысли проносились в Мишкиной голове, Немой схватился с «пятнистым» в рукопашную.
Сначала Андрей попробовал хлестнуть кнутом, но «пятнистый» подставил руку и дал кнуту обвиться вокруг запястья, потом резко перехватил другой рукой переплетённую жилу, натянутую между ним и Немым, резко крутанулся наматывая кнут на себя, и с разворота двинул наставнику Андрею локтем в подбородок. Проделано это было со скоростью и сноровкой достойными уважения. Немой устоял, но кнутовище выпустил и отступил на шаг назад, стараясь сохранить равновесие. Отступил и «пятнистый», лёгким скользящим шагом.
Противники напружинились и пошли по кругу, готовые в любой момент сократить расстояние и сцепиться. Мишка присмотрелся, и заметил, что Андрей двигается «приставочным» шагом, а «пятнистый» — повернув корпус в полоборота к Немому, далеко крестообразно зашагивая на полусогнутых ногах...
««Кошачий шаг»? — изумился Мишка про себя. — Откуда он здесь в двенадцатом-то веке? Это ж, если Вы не ошибаетесь, сэр Майкл, пришло вместе с восточными единоборствами. Вернее, ещё придёт...»
Немой тем временем попытался ударить «пятнистого» кулаком здоровой руки. Противник поднырнул под атакующую руку и нанёс два коротких удара по корпусу Немого. Андрей мгновенно развернулся и попытался достать «пятнистого» на возвратном движении, но опять его кулак прошёл мимо, а сам он получил удар в бок и сразу немного скособочился.
«Как вода, — подумал Мишка. — Вода... или змея... Едрёна-Матрёна, как любит выражаться лорд Корней! Змея... Так только женщины-бойцы двигаются! Мужики всё больше как коты ходят, а вот женщина в рукопашном бою именно так и двигается — как вода, или как змея! Едрическая тётка! Получается, что противник Немого — женщина?! Ну, Эндрю эсквайр и попал! И так не знаешь, что баба выкинет, а уж в бою и подавно не поймёшь, куда и как бить будет. Надо выручать Вашего бодигарда, сэр Майкл, пока его эта валькирия в тесто не замесила... или он её».
Мишка дёрнулся было подняться, но его пыл охладило рычание за спиной. Младший Лисовин слегка повернул голову и скосил глаза... Ну, точно — прямо за ним обнаружилась овчарка! Оскаленные клыки и рык собаки недвусмысленно давали понять, что двигаться Мишке ну совсем не стоит. Вот и оставалось только сидеть и ждать чем закончится действие на полянке.
А действие меж тем развивалось по всем правилам — Немой, поняв, что противник у него необычный и прямым наскоком такого не взять, ушёл пока в глухую оборону. Он весь набычился, выставив перед собой согнутые в локтях руки, отбивал предплечьями удары рук и ног «пятнистого», хотя, какого уже «пятнистого»? «Пятнистой»! Теперь Мишка уверился окончательно, что противник Андрея — женщина, обученная рукопашному бою. Передвигалась «пятнистая» с истинно женской грацией, ускользала из-под ударов Немого как змея, да и удары у неё хоть и чувствительными были, да только вреда особого причинить такой туше, как Андрей Немой, не могли — как известно, страшен удар не сильный, а правильный, и уж такой тёртый воин как Немой делал всё, чтобы как раз правильности-то ударов у противника не получалось.
Видимо, «пятнистая» где-то просчиталась — ещё секунду назад Немой был в глухой обороне, но в следующее мгновение он уже зажимал шею противницы локтевым захватом покалеченной левой рукой, повернув её спиной к себе, а здоровая правая прижимала руки противницы к телу.
Зная о невероятной силе Немого, Мишка испугался, что Андрей сейчас не просто переломает противнице все кости, но ещё и удушит.
«Пятнистая» дёрнулась вперёд, затем резко откинулась назад, наваливаясь на Андрея всем весом и делая нижнюю подсечку, ещё и затылком в челюсть приласкала.
Всё правильно — такого бугая без дополнительного упора, через спину не перебросить, только на себя уронить получиться, а если навалиться назад всем своим весом да ещё и с подсечкой... захват ослабнет и тогда можно попытаться освободиться...
Так и получилось. Немой невольно шагнул вперёд, когда «пятнистая» рванулась, и дал ей возможность для подсечки. Неожиданное падение и удар в челюсть не заставили его разжать захват, но вот ослабить хватку смогли. «Пятнистая», уже лёжа поверх Немого, приголубила его ударом локтей не в солнечное сплетение, конечно, но где-то рядом. От удара у наставника спёрло дыхание. Потом оттолкнулась от слегка оглушённого Андрея как от трамплина, и в кувырке вернулась на ноги. Секунду напряжённо разглядывала противника, наклонилась, чтобы нанести последний — контрольный — удар... Немой не сплоховал — стремительно схватил «пятнистую» за грудки целой рукой и повалил на землю рядом с собой. Тут же навалился, стараясь подмять под себя, но словил-таки удар в солнечное сплетение коленом. Хватка его немного ослабла, и это дало время «пятнистой» согнуть другую ногу, и резко распрямив обе ноги, она смогла-таки перебросить Андрея через себя.
Немой и «пятнистая» вскочили на ноги одновременно, готовые продолжать.
Мишка так увлёкся зрелищем, что не услышал, как к нему кто-то подкрался. И только когда нож оказался у его горла, а над головой раздался резкий оглушающий свист, понял свою ошибку.
Немой и «пятнистая» обернулись на свист. Немой мгновенно напрягся, а «пятнистая» расслабилась и спокойно сделала шаг в сторону, разрывая опасную дистанцию.
Кто-то за Мишкиной спиной слегка пошевелил нож, давая редкому в лесу лучику августовского солнца пробежать по лезвию, и намекая на серьёзность намерений.
«Пятнистая» обошла поляну по краю и исчезла в кустах так, что не шевельнулась ни одна веточка. Теперь понятно, почему он не услышал ни «пятнистую», ни ещё одного визитёра.
Мишкин пленитель какое-то время поиграл в гляделки с Немым, потом вдруг резко приподнял Мишку и силой швырнул его в Андрея.
«Ой, ма-а-ать!..» — только и успел подумать Мишка, проносясь над полянкой к Немому в руки. — «Как хреново иметь тело подростка-а-а!»
Сознание взрослого сумело зафиксировать, что неизвестный пленитель скрылся в тех же кустах, что и «пятнистая», и овчарка. И ещё в траве мелькнул маленький продолговатый цилиндрик, который наверняка выронила «пятнистая» пока возилась с Немым, и который нужно непременно подобрать...
«Б...дь! Да Ваш бодигард, сэр Майкл, что каменная стенка! Уй-юй!..» — пронеслась мысль, когда Немой остановил полёт Мишки своим могучим торсом.
Немой аккуратно отодвинул от себя Мишку, внимательно осмотрел со всех сторон, и убедившись, что внук сотника не пострадал, сделал шаг по направлению к кустам, в которых скрылись «пятнистая», Мишкин пленитель и собака.
— Нет, стой, Андрей. Мы их вдвоём вряд ли догоним. Можем и на засаду нарваться. Давай возвращаться. Только, — Мишка подошёл к месту, где заметил маленький цилиндрик, — кое-что забрать надо.
Он опустился на колени и принялся шарить руками по траве. Цилиндрик нашёл почти сразу, ощупью, так как цветом он равнялся с травой.
«Блин! Как же Вы, сэр Майкл, пролетая-то его заметить умудрились? Не иначе — шуточки подсознания. Если бы Вас что-то отвлекло в тот момент, то, ручаюсь, Вы бы даже не вспомнили про загадочный предмет. Ну, что? Да славится кратковременная память и наблюдательность! Гип-гип, ура-а-а...».
Мишка поднял искомый предмет, и сунул за пазуху.
«Надо матери подбросить идею с карманами, — в который раз подумал Мишка, отряхиваясь от сырой листвы, и прочего, во что можно вляпаться в последний месяц лета в лесу. — Вот выберемся с Немым, непременно подкину...».
Немой в последний раз обвёл взглядом поляну. Мишка понимал его — кому хочется получить удар в спину? Правильно — никому.
В Академию Архангела Михаила Мишка возвращался в прескверном настроении. Получить «привет» так и не получилось, чуть не похитили сначала, потом чуть не убили, рука болит и пока не рабочая, Зверь...
«Твою мать!.. А конь Ваш, сэр Майкл, где?! Воин хренов Вы, виконт Погорынский! Даже за собственным конём уследить не смогли! Лошадиного трупа на поляне не было — значит, успел удрать. Хотя помниться, кто-то крикнул «Левада», перед тем как Вас двинули по затылку. Следовательно, Зверь сбежал не сразу, а попытался сначала защитить хозяина...».
Пока Мишка размышлял, лес закончился, и они с Немым вышли из-под сени деревьев.
Уже взошедшее солнце озарило крепостцу Академии Архангела Михаила и несколько холопских изб расплавленным золотом лучей. Ветер донёс до боярича Лисовина и наставника Андрея звук рожка Дударика. Звучала команда «Приступить к занятиям»...
Чуть поодаль от места, где они вышли из леса, переминался с ноги на ногу Зверь. Целый и невредимый.
Мишка тихо свистнул.
Серый жеребец прянул острыми ушами, тут же подбежал и виновато потёрся храпом о Мишкино плечо.
— Ну, что ты, Зверь, — Мишка почесал коню бархатный нос. — Хорошо, что ты смог убежать. Поверь мне, я предпочту увидеть твой хвост, чем труп.
Мишка залез в подсумок и вытащил несколько сухариков. Зверь осторожно слизнул их с хозяйской руки.
Немой тронул Мишку за плечо и показал здоровой рукой на крепостцу.
— Ты прав, Андрей, — Мишка взял коня под уздцы, — пора и делами заняться...
Весь день Мишка пробегал по крепости, проверяя работу холопов и посты дежурного десятка. Урядник Андрей, командир дежурного десятка, получил начальственный разнос за то, что его подчинённые попрятались в тень от необычайной августовской жары. Кухарка Плава пожалилась, что заканчивается мясо — пора бы, дескать, на охоту. Наставник Алексей решил, что воина перунова братства по имени Окормля пора учить двумечному бою, и устроил форменную пытку на тренировке. Потом Дёмка таскал его по всей крепостце, указывая недостатки нынешнего расположения хозяйства, а на все Мишкины напоминания, что комендант крепости он, Демьян Лисовин, отвечал, что бояричу Михайле Лисовину знать дела важно.
В общем и целом, сплошная беготня.
Несколько раз ему попадалась полненькая темноволосая кухонная девка с корзиной ягод. Отступала с дороги и вежливо кланялась бояричу, едва удерживая в руках здоровенную корзину. Мишка рассеяно кивал, недоумённо оглядываясь ей вслед и пытаясь понять, что с ней не так, а потом пожимал плечами и мчался дальше по своим делам. О странном цилиндрике ему пока пришлось забыть.
Обед он проглотил одним махом, сидя за столом с наставниками Академии и нынешним старшиной — Дмитрием. Вроде бы и не там у него было теперь место — стараниями сотника Корнея он же уже не старшина, а лишь простой ученик, но он боярич Лисовин и боярское достоинство блюсти надо. Общим мозговым штурмом было решено оставить место Мишке за столом наставников. Единственное новшество заключалось в том, что молитву теперь перед трапезой начинал боярич Лисовин, как находящийся на самой высокой ступеньке имеющейся в крепостце социальной лестницы.
В конце трапезы Мишка мимоходом удивился, что нет пирогов или чего другого с ягодами — кухонная девка тащила поистине огромную корзину с лесным лакомством.
А дальше опять понеслось всё в темпе урагана — проверки, занятия, тренировки, составление расписания.

«Поздравляю, сэр Майкл. Пусть Вы теперь и не старшина, но без Вас Академия Архангела Михаила загнётся. Как пить дать, загнётся», — вяло думал Мишка, сидя вечером на лавочке недалеко от загона с лошадьми. — «Кажется, пора заняться Вашей находкой, сэр Майкл, пока имеется хоть минута уединения...».
Мишка достал найденный в лесу цилиндрик. Внимательно осмотрел его со всех сторон...
«Так. Что мы имеем, сэр? Предмет цилиндрической формы, сантиметров десять в длину, и не менее полутора в диаметре. Цвет — зелёный с разводами, хаки то есть. Это чтобы на одежде не видно было. Ну ещё и при утере найти враги не смогли. Свои-то знают что искать. Далее... На торце цилиндра имеется выпуклость — кнопка. Нажмёте, сэр Майкл? С одной стороны, очень уж любопытно понаблюдать, что будет, а с другой... вспоминаются фильмы про спецслужбы и спецарсенал. Хм-м... Хотя вот с этим пунктом позволю себе не согласиться с Вами, май диар сэр. На фиг Вы кому-то настолько сплющились? Ну, с Богом, и со всеми остальными...».
Мишка осторожно притопил в корпусе кнопку...
Ничего видимого не произошло... Только вот, лошади в загоне чего-то насторожились и стали нервно перетоптываться и всхрапывать. Мишка сильнее вдавил кнопку в непонятный цилиндрик...
Гнедой мерин, ближе всего стоявший к ограде, испуганно заржал и встал на дыбы. Следом за ним остальные лошади прижали уши и заметались по загону.
Мишка отпустил кнопку. Животные начали успокаиваться.
«Передатчик! Передатчик сигнала опасности! Вот что это такое, сэр Майкл. Опасность на низких частотах, неслышных для человека, передаётся в мозг животного, в данном случае — лошади, и мы имеем дело с настоящей животной паникой. Умно! В приступе паники лошадь способна растоптать всех, кто загораживает ей пути к бегству. Пробуйте удержать пол тонны живого паникующего веса! Хорошая штучка! Теперь понятно, почему мой боевой конь удрал с такой скоростью.
Так. Теперь следуем дальше, сэр Майкл.
Кстати, когда Зверь встал на дыбы, кто-то крикнул «левада». А если Вас, сэр Майкл, память не подводит — это элемент высшей школы верховой езды. И получил он такое название только в середине семнадцатого века. А до Руси добралось оно и того позднее. Что из этого следует? Правильно, виконт Погорынский. Возьмите с полки пирожок. С ягодами...
Твою мать!..».

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 16:14    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Мишка хлопнул себя по лбу. До него наконец дошло, почему ягоды и кухонная девка казались ему подозрительными.
Ягоды в корзине были малиной. Это не вызывает подозрений в начале лета, но не в конце августа. К этому времени малина давно отошла. Запах — вот что ещё заставило боярича Лисовина смотреть вслед странной кухонной девке. Еле уловимый запах, исходящий от одежды темноволосой кухонной девки, был не чем иным, как запахом сигарет! Которых, между прочим, ещё и в проекте не было.
Больше не рассуждая, Мишка рванулся от загона с перепуганными лошадьми в сторону учебного плаца.
— Андрей!!! Дмитрий!!! Немедленно сюда!!! — Мишка подкрепил свой вопль свистом «тревога».
Топот ног возвестил, что призыв боярича был услышан.
— Дмитрий! Дежурный десяток в готовность! Никого не выпускать! Андрей! Снимай всех доступных «опричников» из первых четырёх десятков, кто остался в крепости, — пусть немедленно начинают прочёсывать территорию!
Новый старшина «Младшей стражи» тут же исчез, рявкая команды на ходу. Мишка мимоходом опять порадовался, что ему достался такой толковый потомственный вояка — ни слова, ни удивления.
Андрей Немой тронул Мишку за плечо, молчаливо спрашивая с чего такой переполох.
Мишка уже готов был ответить печатно и непечатно, что сейчас нет времени медлить, но вовремя одумался — верному псу Лисовиных нужно дать хотя бы понять что происходит, так он будет наиболее эффективен.
— Чужак. Девка. Кухня, — на бегу ответил младший Лисовин, стараясь в три слова вложить максимум полезной информации.
Андрей кивнул и отправился собирать опричников.
Мишка притормозил. Теперь можно было немного сбавить темп. Дмитрий расставит дежурный десяток так, что все ключевые точки окажутся под наблюдением, Андрей Немой укажет как лучше прочесать территорию, а сам наверняка наведается на кухню. Андрей Немой это не десятник Аким, который с трясущимися руками только с третьего раза смог отрубить голову просто присевшему на посту ратнику, Немой куда круче. Да и не даст он кому-либо проспать врага, ни в прямом, ни в переносном смысле.
Мишка кинулся к кузнице, где Кузьма знакомил новичков с самострелами. Было проще взять оружие и подсумок оттуда, чем лезть в арсенал и откапывать самострел там.
Его появление возле кузницы было встречено мгновенно наступившей тишиной. Десяток урядника Василия со страхом рассматривал перекошенную морду боярича Лисовина.
— Что случилось? — мигом переполошились Кузьма и Роська.
— Роська — за мной, Кузьма — продолжай урок, — скомандовал Михайла, хватая со стола первый попавшийся самострел вместе с подсумком.
— Что всё-таки стряслось? — спросил Роська, догоняя своего крёстного.
— Чужак у нас, Рось, — Мишка перевёл дыхание и немного сбавил темп бега. — Девка кухонная. Как проникла — непонятно.
— А зачем?
— Тоже не ясно пока. Митька дежурный десяток к воротам и лазейкам в тыне отправил. Немой крепость с опричниками прочёсывает.
Мишка лукавил перед крестником — он вполне догадывался, что привело лазутчицу в крепость. Он почти на сто процентов был уверен, что это та самая «пятнистая» с лесной поляны, и пришла она за передатчиком.
— А мы куда?
— На кухню, Рось. Девка пока там прячется.
На подходе, а точнее, на подбеге, к кухонной избе Мишку и Роську накрыло звуковой волной. Судя по громкости и пронзительности, вопила обычно непробиваемая и бойкая на язык повариха Плава.
Роську, бросившегося к двери, сшиб вылетевший из дверного проёма Простыня. Тяжёлое тело мужа Плавы в бессознательном состоянии вдавило урядника в вытоптанную землю. Мишка бросился на помощь к крестнику и чуть не прозевал, как из распахнутого настежь окна вылетела «птичка» — та самая кухонная девка, что неоднократно попадалась ему сегодня.
Перекувыркнувшись через голову, она мгновенно оказалась на ногах и на полной скорости рванула к ближайшему участку тына.
Мишка поднял самострел и нажал на крючок, отпуская на свободу болт. Он целился в нижнюю часть тела, так как эту «кухонную девку» ещё предстояло допросить.
Девка резко вильнула и болт, яростно свистнув, впился в стену ближайшей постройки.
«Мазила!» — сам на себя рявкнул Мишка, поспешно кидая в ложе ещё один метательный снаряд.
Но он не успел — из того же разбитого окна вылетел Андрюха Немой и с невероятной скоростью бросился за удирающей добычей. Его широкая спина мгновенно перекрыла траекторию выстрела.
«....! Загонщик, б..., хренов!» — мысленно прокомментировал боярич Лисовин поведение верного пса своего деда.
Кинув взгляд на очухавшегося Простыню и на Роську, он убедился, что с ними всё в порядке и помчался за убегающей парочкой.
Девка знала своё дело — стоило Немому приблизиться на опасное для захвата расстояние, как она резко меняла направление бега.
По пути девка пыталась прорваться к тыну, но Немой распознавал манёвры заранее и старался отогнать её от спасительного частокола. Такими «зюгзагами» они оббежали всю крепостцу, неумолимо приближаясь к воротам.
А там их уже ждали — поднятый по тревоге дежурный десяток выстроился в две линии перед массивными створками ворот. Впереди красовался Дмитрий. У всех в руках имелись заряженные самострелы. Первые пятеро готовы были стрелять.
«Едрёна-Матрёна! Пристрелят же!» — пронеслась в голове мысль.
— Живой брать!!! — завопил Мишка, отчаянно надеясь, что потомственный воин Дмитрий его поймёт.
Самострелы дежурного десятка опустились чуть ниже. Митька не только услышал, но и необходимый приказ отдать успел.
А тем временем попавшая в почти захлопнувшуюся ловушку, девка продолжала бежать на дежурный десяток.
Опричники дали залп, стараясь попасть по ногам бегущей на них девке.
«Самоубийца, что ли?» — мелькнула у Мишки непрошенная мысль.
Но нет — девка поднырнула под болты и, скользнув на животе вперёд, прокатилась под ноги дежурному десятку, сбивая нескольких отроков.
«Кегельбан а-ля рус, Едрёна-Матрёна! Не хотите в боулинг сыграть, сэр Майкл?»
Пока дежурный десяток приходил в себя, разгребая кучу-малу, девка оттолкнулась от поднимающихся отроков, и с ловкостью присущей кошке, умудрилась вскарабкаться на ворота, секунда — и её юбка мелькнула по другую сторону тяжёлых створок. Теперь удрать для неё не представляло труда — ведь до спасительного леса всего пара десятков сажень.
И, разумеется, когда тяжёлые ворота смогли открыть, о прыткой девке напоминала лишь оседающая пыль.
О! Если бы Андрей Немой мог высказать чувства, что его обуревали в тот момент! Очень уж выразительным было у него его лицо, в обыденной жизни напоминающее маску, украшенное вдобавок парой свежих синяков и царапин.
«Хорошо, что он немой», — невольно подумал Мишка, содрогаясь от воображаемых матов наставника.
Попав в перекрестье взглядов Немого, Роськи и Дмитрия, Мишка захотел провалиться сквозь землю.
— Что тут у вас твориться?! — рык старшего наставника Алексея отвлёк неудавшихся загонщиков от Мишки. — Старшина Дмитрий! Доложить, что за беготня!
«Так, срочно уводим сэра Алекса отсюда. Старшину и Вашего бодигарда, сэр Майкл, тоже. Обсуждать произошедшее при всей академии не стоит. Для отроков потом придумаем что-нибудь... Стоп! А зачем вам, сэр, мозги напрягать? Вы тут начальник, или, извините, хто?..»
— Погоди, дядь Лёш. Пошли ко мне в горницу, там поговорим. Мить — ты с нами, — Немой тронул Мишку за плечо. — Ты тоже, Андрей. Рось, собери болты вместе с опричниками, а потом расспроси Плаву, что там случилось.
Урядник Василий молча кивнул, и направился к отрокам. Остальные пошли вслед за Мишкой.
В горнице все так же молча расселись по лавкам.
«Ну-с, и с чего начнёте объясняться, сэр Майкл? Мистер Алекс от вас не отстанет, да ещё может и лорду Корнею стукануть. А уж Вашей мутер и подавно расскажет. Главное — про приборчик молчать».
— Ну, так что это было? — нетерпеливо спросил Алексей, постукивая ладонью по колену.
— Погодь ещё чуток, дядь Лёш, — отмахнулся Мишка. — Мить, облазь с опричниками всю крепость. Найдите места, где можно перебраться через тын. Оставишь там ночью парней потолковее. Чтоб тайно никто не ушёл и не пришёл.
Дмитрий кивнул, принимая приказ боярича. Ни вопросов, ни удивления.
— Кого ждёшь? — насторожился бывший Рудный Воевода.
— Лазутчиков, дядь Лёш.
— Тогда тын на свету держать надо. Кострами крепость не осветить — деревянная — сгорим все. Через каждые десять шагов факелы повтыкайте, — скорректировал приказ Мишки бывший сотник. — Да следить за ними не забывайте!
Дмитрий ещё раз кивнул и вышел.
Алексей тут же набросился на Мишку.
— Отчего думаешь, что придут сегодня, Михайла?
— Знаю просто. Что-то им здесь понадобилось.
— И что же? — Алексей, в упор глядя на боярича, приподнял бровь.
— А я почём ведаю? — Мишка не отвёл взгляда.
— Лукавишь, — бывший сотник чуял подвох.
«Ну и откуда ж вы взялись такой умный на мою за... хм... умную голову, мистер Алекс? И так чуть ли не за чёрта держат со всеми моими познаниями, а тут вы со своей мозговой деятельностью, весьма нетипичной для военного, кстати, влезли!»
— Большего от меня не жди, дядь Лёш, — отрезал Мишка. — Что могу сказать — сказал. Ночью ждём гостей.
Немой постучал по лавке, привлекая к себе внимание. Пристально глянул на Мишку, указал на Алексея, на окошко, где виднелась полоса леса.
Алексей снова приподнял бровь и вопросительно поглядывал то на Мишку, то на Немого.
— Думаешь, рассказать? — сообразил Мишка.
Немой кивнул.
— О чём рассказать? — подозрительно спросил Алексей.
«Может и правда, рассказать, а виконт? Конечно не всё, а подкорректированный вариант. Мужик-то и правда умный. Авось и поможет чем. Решено, май диар сэр Майкл».
Мишка задумчиво пожевал губами.
— Да видишь, дядь Лёш, понадобилось мне утром в лес съездить...
И боярич Лисовин поведал о своей утренней прогулке и что из этого получилось. Умолчал лишь о причине самой поездки и о подобранном на месте потасовки Немого и «пятнистой» приборчике.
Алексей почесал лоб.
— Журавлёвские орлы опять пожаловали? — спросил он почему-то у Немого.
Андрей отрицательно мотнул головой.
— Не думаю, — согласился с Немым Мишка. — Журавлёвские сразу убили бы меня, а эти умыкнуть хотели. Да и нет пока Журавля дома, а такие приказы только хозяин отдать может. Нет, дядь Лёш, не журавлёвские то ребятки были. Выучка не такая, хоть и похожая, да и снаряжение... — Мишка прищёлкнул пальцами, ища подходящее определение, — не такое.
— Тут ты прав. Сменить приказ только сам боярин может. Выучка говоришь, не журавлёвская? — Мишка кивнул. — Хренотень какая-то...
«Не скажите, мистер Алекс», — усмехнулся Мишка про себя. — «Просто вам информации не хватает. А виконт Погорынский давать вам недостающие куски не собирается».
Андрей опять стукнул по лавке. Когда на него обратили внимание, он растопырил три пальца здоровой руки.
— Кто-то третий вмешался? — спросил Алексей. И сам ответил на свой вопрос: — Похоже на то. Так сегодня вы лазутчика гоняли? — сообразил он о причине переполоха.
Мишка усмехнулся.
— Ага, гоняли. Только не лазутчика, дядь Лёш, а лазутчицу.
Глаза Рудного Воеводы готовы были выпрыгнуть из орбит.
— ЧТО?! Как — лазутчицу?!
— А вот так. Девка то была. Что в ней насторожило меня, сам не понимаю, — не говорить же им про запах табака? — да только что-то в ней не так было.
— Девка?! Лазутчица?! — всё никак не мог успокоиться Алексей, оглядываясь на Андрея.
В голове бывшего Рудного Воеводы никак не могло уложиться, что неведомый враг может использовать и женщин.
«Шовинисты, м-ма-ать их! А ведь сами никогда не докумекают! Хотя и знают про русских баб гораздо больше, чем я! А ведь с издавна на Руси повелось, что и баба меч да лук в руки берёт, когда на мужика уже надежды нет», — Мишка чертыхнулся. Похоже, вся операция ложилась на него. — «У-у, шовинисты недоверчивые!...»
Немой мрачно указал на свои свежие синяки и кивнул.
— ...! — видно, печатных слов у бывшего сотника не осталось.
Дверь тихо скрипнула, впуская Роську с корзиной.
— Это ещё что?!
Роська молча передал свою ношу Мишке.
— Урядник Василий, что там?
— Плава говорит, что девка забежала на кухню с корзиной, а следом за ней наставник Андрей, — Немой кивнул, подтверждая Роськины слова. — Простыня у окна стоял, хотел было девку перехватить, но она как-то хитро крутанулась, и Простыню отбросило в дверь. Плава завизжала, наставник Андрей схватил девку за руку, но она чуть присела, потом резко выпрямилась, выгибая странно свою руку, и ударила наставника Андрея сначала ногой в живот, а когда он вперёд качнулся — по лицу раскрытой ладонью снизу вверх.
Немой снова кивнул, подтверждая слова Роськи.
— А корзина откуда? — спросил Алексей.
— Так девка и выронила.
— Ладно, Рось. Спасибо. Ступай.
Мишкин крестник выскользнул за дверь.
— Михайла, ну что там?
Боярич Лисовин достал какую-то невзрачную тряпку, усмехнулся и развернул свою находку.
«Вы так спешили, прекрасная незнакомка, что забыли прихватить свой прикид. А Эндрю эсквайр аж с лавки привстал — признал костюмчик-то».
— Андрей, узнаёшь? — хотя, судя по скрежету зубов Немого, Мишкин вопрос был излишним.
— Что это? — спросил Алексей, вертя в руках маскировочный комбинезон «пятнистой».
— А это, дядь Лёш, та самая одёжка, что была на орлах этой третьей силы сегодня в лесу.
— На том, с кем Андрей дрался? — уточнил Алексей, развернув комбез полностью и разложив его на полу.
— Ага.
— Но вы же сегодня девку гоняли!
— А чего ты так удивляешься, дядь Лёш? Баба — идеальный соглядатай.
— Поясни, — коротко приказал старший наставник.
— Ну, а как же? Какой же мужик внимательно следит за бабой? Да никто! Подвоха-то от неё не ждут! — оба наставника задумчиво покивали, соглашаясь с Мишкой. — Ну, попалась тебе на глаза девка, ну мелькнёт мысль, что красивая, а кто она и откуда…
«Ой не стоит Эндрю эсквайру знать, что и в лесу он с бабой дрался! Такая новость его вряд ли сильно порадует. Хотя... он же и сам мог догадаться после стычки на кухне».
Мишка заметил, что Немой мрачно усмехается. Значит, догадался.
«Хреново, Эндрю эсквайр. Будем надеяться, что это потрясение не сломит вас, бодигард мой дорогой. Но Немой, битый бабой — зрелище сюрреалистическое, согласитесь, сэр!».
— Как выглядела хоть девка эта ваша? — спросил Алексей.
Боярич постарался восстановить облик «девки».
— Крепко сбитая молодая женщина, лет на двадцать-двадцать пять, тёмные волосы под девичьей повязкой, мягкое овальное лицо, нос — обычный, губы тонковаты, пожалуй... Глаза, вроде, карие... Одежда простая — длинная рубаха и понёва.
Вот и всё, что удалось припомнить. Ничего особенного, обычная «серая мышка». Если бы не табачный дух, чёрта с два Мишка обратил бы на неё внимания.
«А ведь она действительно ничем не выделялась. И маскировку выбрала удачно — не холопка, их-то Вы, сэр Майкл, сами отбирали, и новое лицо было бы среди них заметно, простая девка из вольных, то ли дочка, то ли невеста кого-то из артели Сучка. А может и полюбовница кого-то из молодых наставников. Хорошо замаскировалась, стерва! Только дух табачный и выдал».
— Тьфу! Хрен найдёшь! Обычная молодая баба, — сплюнул в сердцах Алексей.
— Разве что, цвет волос для наших мест необычный, — хмыкнул Мишка.
— Это как? — заинтересовался бывший Рудный Воевода.
— Здесь всё больше русые, неужто не заметил? А девка темноволосая была. Да ещё и повязка девичья в таком возрасте...
«Да уж здесь вы, прекрасная «пятнистая» незнакомка, ошиблись немного с маскировкой. Или не знали, что ТУТ не принято после шестнадцати годков без мужа сидеть? А вы у нас, май диар леди Инвизибл, годков на двадцать-двадцать пять тяните. Не по возрасту вам девичья повязочка-то».
— Михайла! Да Михайла же! — Алексей тряхнул Мишку за плечо. — Опять задумался?
— А?.. Чего, дядь Лёш? — встрепенулся Мишка.
— Говорю, Стерва бы с опричниками вместе на ночь поставить, как думаешь? — предложил Алексей.
— Нет его, — покачал головой Мишка. — Он вчера ещё шестой десяток в лес за Нинеену весь повёл. Вернуться только завтра к вечеру.
Бывший сотник задумался.
— Одних опричников оставлять нельзя. Надо кого-то из наставников...
— Сам с опричниками подежурь, — предложил Мишка.
— Не-е, Михайла!.. Я ж не охотник. От меня проку не будет.
«Ага-ага! Станете вы, мистер Алекс, ночью по крепости с пацанами шляться, когда под боком леди Анна! Тем более, что такая вещь, как превентивный удар вам не ведомы. Придут они сегодня, нутром чую».
Немой в третий раз застучал по лавке.
Алексей и Мишка обратили свой взор на калеченого ратника. Андрей указал на Мишку и на себя.
— Останешься охранять? — кивнул Мишка. — Я и не сомневался.
Немой отрицательно качнул головой.
— А что тогда? — подключился Алексей. — Будешь во дворе с Михайлой?
Немой кивнул, затем снова отрицательно мотнул головой.
Алексей и Мишка недоумённо переглянулись. Они решительно не могли его понять.
Андрей вздохнул, изобразил что-то похожее на квадрат в горизонтальной плоскости, затем слегка присел, приставив целую руку на подобии козырька.
— А!.. — дошло до Мишки. — Ты сам в дозор пойдёшь!..
Немой издал преувеличенно облегчённый вздох. Его наконец-то поняли. Не в правилах искалеченного вояки было разыгрывать такой «циркус» для общения с окружающими.
— Хорошо, — безропотно согласился Мишка. — Мне идти тоже?..
— Нет! — бывший сотник и Немой были единодушны. Алексей повысил голос, а Немой отчаянно замотал головой.
Лисовинская кровь начала закипать, и эту процедуру она проделывала очень быстро. Далёкий Михаил Андреевич даже не успел перехватить управление голосовыми связками у природного Лисовина.
— Я один тут сидеть не буду!!!
— Ну-у... — бывший Рудный Воевода слегка опешил, но в себя пришёл быстро — сказывался опыт общения с невменяемой ордой бандитов. — Позови кого-нибудь из крестников... Роську, например...
— Ты не понял, дядь Лёш, — снисходительным тоном ответил Мишка, и тут же на пределе голосовых возможностей рявкнул: — Я ТУТ НЕ ОСТАНУСЬ!!!
Немой и Алексей затеяли игру в гляделки снова, теперь уже с привкусом недоумения.
Спустя пару минут до них обоих дошло — Мишка не собирается оставаться в своей горнице всю ночь. Он решил, что будет во дворе вместе со своими опричниками и сыграет роль живца.
Алексей и Немой снова переглянулись. Теперь в их взглядах отразилась обречённость — если боярич Лисовин решил, он сделает. А им ещё и защищать как-то надо это науксусенное (ну не было скипидара в то время! Не изобрели ещё.) под мягкое место чудо.
— Михайла, может, всё-таки посидишь в горнице? — без особой надежды спросил Алексей. — Опасно тебе просто так ночью шляться.
Мишка кинул весьма недвусмысленный взгляд в сторону будущего отчима.
— Понял, — обречённо вздохнул Алексей. — Всё решено, и боярич не отступит.
Дальше пошли разговоры о том, как лучше распределить отроков по охраняемой территории, кто где останется в засаде и какое количество опричников оставить на виду.
Мишка спорил с Алексеем до хрипоты, доказывая, что роль приманки, да ещё под надзором Немого и своих опричников, не подвергнет его большей опасности, нежели сидение в собственной горнице в полном одиночестве.
Алексей долго старался убедить Мишку не высовываться во двор крепостцы, но все уговоры разбивались об упрямое сопротивление боярича.
Немой в этом споре занял выжидательную позицию — ему было всё равно, останется ли Мишка в горнице, или будет с опричниками во дворе, он знал, что в любом случае сможет защитить Михайлу и знал, что должен встретить их сегодняшних ночных «гостей».
Когда Алексей прокричался до хрипоты, а Мишка заколебался повторять одно и то же как заезженная пластинка, сошлись на том, что Мишка будет ходить по двору с Немым, а остальные опричники рассредоточатся по ближайшим к ограде крышам.
Алексей с успокоенной совестью удалился к «себе», Мишка обратился к Андрею:
— Найди мне Прошку.
Немой в удивлении приподнял бровь.
— Собаки, — пояснил Михайла. — Наших «гостей» не стоит задерживать. Думаю, Прохор уже подготовил пару-тройку собак так, как я просил.
Немой сделал жест как будто отпускает с привязи кого-то.
— Нет. Преследовать не будем, — мотнул головой Мишка. — По следу утром пустим.
Немой поднял целую руку с растопыренной ладонью, а указательный палец изогнул знаком вопроса.
— Нет, не все, — Мишка усмехнулся. — Только мы с тобой. Я хочу знать, что это за третья сила, где они прячутся, и что им надо. Я специально просил Прошку натаскать несколько собак тихо ходить по человеческому следу. Я хочу знать, где схрон этой третьей силы.
На этот раз Немой весьма скептически отнёсся к Мишкиным высказываниям. Он насмешливо выгнул бровь и искривил губы в подобии презрительной усмешки.
Боярич Лисовин неожиданно для самого себя вспылил.
— Да, тихим! По-твоему, собаки только лаять и умеют?! — Немой кивнул. — А вот и нет! — На Мишкином лице вперемешку с почти детской радостью и самодовольством мешалась уверенность опытного взрослого человека, и Немой это почувствовал. — Если собак, — уже спокойней продолжал боярич Лисовин, — научить правильно реагировать на чужой запах, то их можно использовать и в разведке. Помнишь Чифа? — Немой подтверждающее кивнул. — Ты в лесу, когда засекли отряд куньевцев был? — отрицательный жест. — Там Чиф предупредил посланный вперёд отряд не лаем, а тем, что на землю лёг. Я его научил не шуметь когда не надо.
Немой бросил задумчивый взгляд на Мишку. Тот почувствовал изучающее внимание ратника.
Ох, не так был прост покалеченный ратник Немой как выглядел. Или как хотел казаться? В безгласном теле воина бился вполне недюжий ум, не такой как у Корнея Агеича, но и не хуже. Просто другой.
Наградив своего подопечного ещё одним пристальным взглядом, наставник Андрей вышел из Мишкиной горницы.
«Итак, ночью в Академию Архангела Михаила пожалуют некто в количестве... а какое, кстати говоря, количество-то будет? Одна леди Инвизибл не появится — это понятно, хорошо её тут шуганули. Но сколько лазутчиков пойдёт, тоже не ясно. Скорее всего, от трёх до десяти. Нет, мистер Фокс, это вы лишку хватили — десяток явно многовато для тайной вылазки. Это же не штурм, а... что? Разведка с возможным столкновением? Пожалуй, так ближе всего. А сколько в разведку принято посылать? Если мне память не изменяет, то ТАМ посылали от трёх до пяти человек. Что ж, будем ориентироваться на это количество...»
— Минь, звал? — просунул нос в дверь Прохор.
— Заходи, Прош, — приглашающее махнул рукой Мишка.
Кинолог «Младшей стражи» осторожно просочился в горницу боярича. Потоптался, не зная, что делать, и осторожно примостился на краешке лавки, повинуясь жесту Мишки.
Сам же хозяин горницы принялся ходить из угла в угол, так как отсидел себе всю пятую точку.
— Прош, помнишь, я просил тебя натренировать несколько собак особым образом? — Прошка кивнул. — Они готовы?
Прошка почесал затылок.
— Не знаю, Минь. Вроде должны быть готовы, но сам понимаешь, проверить случая не было.
Мишка остановился посреди горницы в задумчивости похрустывая пальцами.
Прошка не отрывал взгляда от боярича. Кинолог «Младшей стражи» чувствовал, что назревает серьёзное испытание для его питомцев.
— Вот что, Прош, — наконец выдал Мишка, — ты выдели мне парочку собак посмышлёнее и покрепче.
— Дам, — кивнул Прохор. — А покрепче зачем?
«Сказать? Или не надо? Но наш мсье кинолог должен представлять, какие собаки мне нужны завтра».
— Если сегодня ночью к нам заявятся разведчики, то утром я хочу выследить их схрон. И у них там точно есть хорошо обученный здоровый пёс.
Прошка опять почесал затылок.
— А почему не сразу хочешь за ними пойти? А только утром?
— Про-о-ош, — протянул Мишка. — Ночью в лесу без факелов делать нечего. А я не хочу их вспугнуть. Понял?
— Понял, — кивнул Прохор, поднимаясь с лавки. — Пойду, посмотрю, каких собак тебе дать.
— Прош, — окликнул его в дверях боярич.
— Чего?
— Чтоб ни одна живая душа не знала, что мы затеваем.
Прохор кивнул и исчез за дверью.
Пока носились туда-сюда, пока разбирались, пока спорили, пока Мишка говорил с Немым и Прошкой, солнце скрылось за полосой леса. Беспокойный день подошёл к концу. Впереди была не менее беспокойная ночь.
Теперь остаётся только ждать.

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 17:15    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Круто! Хочу еще! Затягивает неимоверно Smile
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 17:18    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Shulvik
Да не вопрос!
Текст-то пока готовый выкладываю Very Happy
_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 24 Авг 2012 17:31    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Августовская ночь принесла прохладу в крепость Академии Архангела Михаила. Дежурный десяток опричников расхаживал вдоль тына, между воткнутых в землю, по совету Алексея, факелов. Другой десяток опричников под командой урядника Василия залёг на ближайших к ограде крышах. Тяжёлые гранёные наконечники с их болтов были сняты, ибо трупы бояричу были не нужны, ему по возможности нужны были пленники, которых можно допросить.
Мишка вместе с наставником Андреем Немым прохаживался по территории, делая вид, что тоже находится в ночном дозоре. В руках боярич вертел непонятный цилиндрик как дополнительную приманку для неведомых пока врагов.
Ночь уже перевалила за свою середину, а разведчиков всё не было в поле зрения. Однако Мишка ощущал на себе чей-то пристальный взгляд с тех пор как вышел в «дозор».
«Вся затея летит ко всем чертям. Что же вы не учли, мистер Фокс? Всего лишь один десяток мальчишек в охране периметра. Почему же вы медлите, леди Инвизибл? Что вас останавливает?», — Немой тронул Мишку за плечо, показывая, что надо заворачивать на очередной виток по территории. — «Бодигард? Судя по тому, как вы с ним в лесу и на кухне махались — вряд ли... Или вы уже знаете о мальчишках на крыше?».
Мишка покорно развернулся вслед за Андреем.
Шёл третий час бесконечного блуждания по крепостце. Мишкины ноги начинали побаливать. Сзади топал Немой. Его походка стала тяжелее — видимо, он тоже притомился.
«Правду говорят, что нет ничего утомительнее ожидания. Эндрю эсквайр тоже небось чувствует, что за нами наблюдают. И всё-таки, почему они не действуют? Наблюдение чувствуют все. Ребята чуть ли не чешутся от взглядов. Да и вам, сэр Майкл, тоже хочется спинку почесать, не так ли? Используют не очень-то скрытное наблюдение как психологическое давление? А что? Вполне, вполне похоже. Но зачем?».
На этот раз Немой не стал одёргивать Мишку. Он просто развернул боярича в нужную сторону.
Поглощённый своими мыслями, Мишка даже не заметил действий Андрея.
«Им зачем-то нужно накалить нам нервы. Зачем? Чтобы схлопотать болт от дежурного десятка? Парни-то уже и так на нервах, а наконечники заменили только у Роськиных ребят, у дежурных они вполне «боевые».
Вы считаете своих противников неучами и дураками, сэр? Эх, жаль, мало было информации ТАМ о подготовке специалистов такого профиля! Как бы она сейчас пригодилась!
Но на нет, и суда нет. Будем импровизировать. Как импровизировать? Я вас умоляю, виконт Погорынский! Если гора не идёт к Магомету, то что? Правильно! Магомет топает к горе.
Нужна провокация.
Как будете её строить, май диар сэр?
Исходя из того, что им нужно. А в первую очередь им нужен передатчик. Во вторую — ваша скромная персона. Ну что, начали?».

Мишка остановился и знаком показал Немому, чтобы тот оставался на месте. Подошёл к одному из факелов возле тына и демонстративно вытащил из подсумка цилиндрик, подбросил несколько раз. Собрался уже отступить в тень, но заметил, что Роська, который должен был сообщить крёстному о любой странности, медленным шагом идёт к нему.
Мишка махнул рукой Немому и подошёл к крестнику.
— Что?
— Перед воротами собака странная сидит, — ответил крестник, нервно сжимая приклад самострела. — На волка похожа.
— Просто сидит? — не поверил Мишка.
— Ага. Сидит и как будто чего-то ждёт. Ребята нервничают.
— Кроме собаки никого нет?
— Нету.
— Уверен?
— Смотрели так, как нас Стерв учил ночью лазутчиков видеть, — Роська передёрнул плечами, словно стараясь сбросить что-то.
— Что с тобой? — от Мишки не ускользнуло движение крестника.
— Как будто кто-то смотрит, Минь, — Роська ещё раз передёрнулся.
Немой дотронулся до Мишкиного плеча. Когда на него обратили внимание, он повёл глазами в направлении крыш, где засели опричники, и мотнул головой.
— Снимаем? — переспросил Мишка.
Немой кивнул. Указал здоровой рукой на тын, потом себе на глаза.
— Думаешь, они уже знают о засаде?
Кивок.
— Тогда, нет смысла ребятам и дальше там сидеть, — согласился Мишка. — Пусть досыпать идут. Рось, отводи парней.
Крестник кивнул, и уже не маскируясь, потопал к опричникам.
«Засекли засаду на крышах, или предполагали, что мы так сделаем? Вопрос вопросов. Ну, и что теперь? Роська говорил про собаку. Надо бы глянуть».
Мишка направился к воротам. Немой шёл следом.
— Андрей, подсади меня на тын. Хочу на собаку глянуть.
Боярич почувствовал, как здоровая рука калеченого ратника крепко хватает его за пояс и подбрасывает вверх. Мишка зацепился руками за верхний край ограждения, упёрся ногами в брёвна, и выглянул.
Роське не померещилось — прямо напротив ворот сидела знакомая овчарка. Мишке хватило нескольких секунд, чтобы её увидеть и опознать.
«Ну, здравствуйте, мистер Пёс», — овчар дёрнул ухом, как будто бы услышал мысленное приветствие Мишки. — «А почему вы сегодня один? И куда делась ваша хозяйка, леди Инвизибл?».
Пёс продолжал изображать из себя статую, и Мишка спрыгнул с тына.
— Старая знакомая, — ответил он на вопросительный взгляд Немого. — Нет, Андрей, не надо, — торопливо добавил он, заметив, что Немой хочет забраться на тын и выстрелить в псину. — Пойдём, ещё разок обойдём крепость.
«Итак, что мы имеем, виконт? Засаду рассекретили — это раз. Псина сидит перед воротами одна — это два. За нами наблюдают — это несомненное три. Что ещё? Из опричников никто сегодня не выспится, и я в том числе.
Эх, хорошо-то как ночью! Факелы трещат, комары меньше достают, водой пахнет, рыбка плещется… По звуку — довольно крупная. Красота! Может, на рыбалку в ночное смыться, а, сэр Майкл? А то всё какая-то трагикомедия пополам со шпионским боевиком в древнерусском исполнении. А что? Как посвободнее станет, так и сгоняем».

Раздался ещё один всплеск.
«Опять крупная рыбка», — меланхолично подумал Мишка. Ему уже ничего не хотелось. Напряжение и азарт отпустили, и осталась одна апатия. И ещё разочарование — Мишке так хотелось взглянуть на новых посланников ОТТУДА, тем более что они сами желают с ним пообщаться. Правда, избрали для этого весьма неординарный способ.
Ещё один всплеск.
«Ну, разрезвились, чешуйчатые! Ладно, ещё разок для очистки совести по периметру прогуляемся, и айда на боковую…»
Мишка сонно плёлся за Немым, вяло размышляя, где он ошибся. В голову ничего путного не лезло — то ли он настолько вымотался, то ли и правда ситуация сложилась патовая — ни лазутчикам не пробраться в крепость академии, ни Мишке с ними не увидеться. Вот и остаётся только в гляделки играть, да нервы друг другу мотать.
Мишка вздохнул, и в последний раз подбросил приборчик в руке, прежде чем спрятать его в подсумок.
— Всё, Андрей, идём спать, — Мишка тяжело вздохнул. — Где-то мы просчитались. Через пару часов светать начнёт, лазутчики уже не объявятся.
Боярич направил свои стопы в направлении казармы. Немой покорно повернул следом.
Пройдя несколько шагов, Мишка махнул рукой:
— Иди, Андрей, — Немой пожал губы и мотнул головой. — Андрей, я до ветру, — терпеливо пояснил Мишка.
Ратник усмехнулся в русую бороду и безропотно отправился дальше.
Мишка пристроился в тёмном закутке.
«Итак, что у нас имеется? Засада по всем правилам не дала никаких результатов. Нас, скорее всего, вычислили загодя. Остаётся запасной вариант — «шкурка» леди Инвизибл. Надеюсь, прошкины подопечные смогут взять след»...
Мишка затянул пояс на штанах, очередной раз в полголоса посетовал, что одежда хоть и стала привычной, но не стала более удобной. Очень кратко посетовал, очень эмоционально, но зато в непарламентских выражениях. Совсем недавно оконченный поход на земли Журавля вместе с остатками дедовой сотни и погостными ратниками здорово обогатили его тезаурус с фольклорными выражениями.
— Разве так полагается выражаться приличному отроку? — вдруг спросил насмешливый голос сзади.
Мишка нервно дёрнулся, собираясь развернуться и достать кинжал, но его тут же припечатали к стенке, чуть не расквасив нос.
— Не стоит, — добродушно посоветовал всё тот же голос. — Мы не можем убить вас, но приказа не калечить никто не отдавал. Сейчас вас отпустят, и вы медленно повернётесь, — голос посуровел, когда Мишка рефлекторно предпринял вторую попытку дотянуться до кинжала. — И без глупостей!
Мишка кивнул, насколько ему позволяла деревянная стена, и очень медленно развернулся, стараясь не раздражать лишний раз обладателя голоса.
«Мать честная! У них же оружие огнестрельное!» — Мишка чуть не задохнулся от изумления, увидев предмет, направленный на него. Предмет, знакомый ещё по ТОЙ жизни — дуло легендарного «калаша».
Их было двое. Две крепкие фигуры, одетые в мешковатые комбезы. Лиц не видно — скрыты чёрными масками, наподобие тех, что носят спецназовцы или ОМОН. И два автоматных дула, смотрящих Мишке в живот.
Мишка медленно поднял руки. Что-то было не совсем правильное в одежде «спецназа»...
— Хороший мальчик, — приглушённо произнёс тот же голос, что советовал обойтись без глупостей. Теперь было ясно, что говорил спецназовец слева. — Умный мальчик, — это было произнесено уже с насмешкой.
Мишка почувствовал, как его лицо и шею заливает краска бешенства.
— А горячий какой!.. — хмыкнул правый.
Справа послышался шум приближающихся шагов — видимо Немой решил подождать подопечного на крыльце, и не дождавшись, отправился проверить всё ли в порядке.
За спиной левого абсолютно бесшумно появилась ещё одна фигура в маске. И до Мишки с опозданием наконец-то дошло что было не так — комбезы были мокрые.
«Да-а-а... Крупная рыбка плескалась. На рыбалку потянуло, сэр Майкл? Получите и распишитесь — вот вам ваши «чешуйчатые». Нравиться улов?»
Новая фигура бегло осмотрела сцену у стены, кинула быстрый взгляд в сторону приближающихся шагов.
— Шокер, — скомандовала она свистящим шёпотом.
Неуловимое движение, и Мишка ощутил, как через его шею пронёсся заряд тока.
«М-мать...» — только и успел подумать Мишка, проваливаясь в беспамятство.
Он уже не увидел, как из-за поворота вывернул Андрей Немой; как Мишкины похитители рванули с места; как верный пёс Лисовиных всё-таки успел схватить фигуру, подошедшую последней; как они покатились по земле, сцепившись друг с другом намертво; как Немому удалось подмять противника под себя и стянуть с него маску; как на шум драки сбежался дежурный десяток; как примчался полуодетый Алексей, и с каким трудом ему удалось отогнать отроков, вознамерившихся забить пленника прикладами самострелов; как эти же отроки помогали Рудному Воеводе отцепить Немого от своей полузадушенной жертвы; и, наконец, общий ступор, когда удалось рассмотреть лазутчика поближе...
— ..., — печатных комментариев у Алексея не нашлось, когда он разглядел толстую тёмную косу, змеёй свернувшуюся на спине лазутчика.
Алексей перевернул бессознательное тело лицом вверх. В неровном свете факелов сквозь вязь из ссадин и наливающихся синяков он разглядел обычное, ничем не примечательное личико молодой женщины.
Немой приблизился, внимательно рассматривая лицо своей жертвы. И по тому, как на его лице заходили желваки, а пальцы здоровой руки сжались в кулак, Алексей понял, что именно этой девке удалось сбежать от Немого сегодня днём.
— Постой, — он придержал руку Андрея на замахе. — Тащите её в поруб, — приказал он дежурному десятку. Подождал, пока отроки свяжут и утащат пленницу, и снова обратился к Немому: — Как я понимаю, она тебе сегодня метку поставила? — Андрей кивнул. — Сколько их приходило? — Андрей указал на свои глаза и растопырил три пальца. — Ты видел троих... Они смогли забрать то, за чем приходили? — Кивок. — Да, кстати, что-то я Михайлу среди отроков не увидел... — Алексей осёкся и уставился на Немого. — Они что, забрали Михайлу?! — ответом ему послужили опущенные плечи Андрея. — Мать твою!.. И в погоню броситься не сможем — темень непроглядная, а если факелы взять только вспугнём...
Андрей кивком головы указал в сторону, куда отроки отволокли лазутчицу. Алексей понимающе посмотрел на Немого:
— Пойдём, допросим девку. Если ты её не придушил ненароком.
В каменном порубе было холодно и влажно. Девка всё ещё была без сознания. Отроки не пожалели верёвок, спеленав пленницу как младенца. Алексей не сомневался, что к видимым синякам на лице и следам побоев от Немого на теле, прибавились и отметины, оставленные отроками.
— Перевяжи-ка её, — попросил Алексей Немого.
Тот сноровисто распутал узлы дежурного десятка, и связал пленнице руки за спиной локоть к локтю.
Когда Андрей закончил, Алексей взял ведро колодезной воды, стоявшее в порубе, и выплеснул его на женщину.
Та закашлялась, сплюнула кровавый сгусток, встряхнула головой, застонала, потом подняла глаза на двоих мужчин. Уголок разбитой губы дёрнулся вверх, лишь на мгновение обозначив усмешку. Женщина тяжело поднялась на колени, снова встряхнула головой, и всё-таки встала во весь рост. С огромным трудом, медленно, пошатываясь от побоев, но она встала.
Алексей с интересом наблюдал за ней, и пытался понять как вести допрос. Допрашивать, как он допрашивал бы любого пленного? Честно говоря, на девку рука у старшего наставника пока не поднималась...
Девка смотрела на Алексея без всякого выражения. Усмешка давно исчезла, и лицо под синяками застыло непроницаемой маской.
Немой с не меньшим, чем Алексей, интересом наблюдал за девкой. Его не могло не восхитить то, как она поднялась, её спокойный взгляд... И то, с какой скоростью она оправлялась от побоев, а ведь от его ударов и мужики во много раз дольше в себя приходили. Теперь, когда ему не приходилось уворачиваться от её ударов, Андрей смог рассмотреть лазутчицу повнимательнее. Невысокая, ему по плечо, крепко сбитая, моложе его, но не намного. Осанка гордая, ноги в штанах расставлены чуть шире плеч, голову держит прямо. Черты лица под сенью синяков и ещё кровоточащих ссадин слегка изменились, но ещё до конца не утратили своей мягкости, брови смоляные, в разлёт, глаза... Андрей поймал взгляд тёмных омутов... И его сердце пропустило удар, а потом вдруг застучало с таким грохотом, что у Немого заложило уши.
— Кто ты? — нарушил затянувшееся молчание Алексей.
Карие омуты перевели своё внимание на Рудного Воеводу.
— Твой ночной кошмар, — ответил ровный хриплый голос.
Алексей на секунду оторопел от такой наглости, потом сделал стремительный шаг вперёд и ударил пленницу по лицу наотмашь. Немой вздрогнул. Удар был хорош, но девка лишь наклонилась вбок и выплюнула ещё один кровавый сгусток. Потом с той же непроницаемой маской она снова уставилась на Алексея. С уголка вторично разбитой губы побежала свежая капелька крови. Андрей заворожено смотрел, как она скатывалась по подбородку, стекала по шее, и скрылась за воротом странной рубахи пленницы...
— Повторяю, — прошипел Алексей, — кто ты такая?
На этот раз пленница никак не прореагировала на вопрос, её глаза остекленели.
Алексей снова ударил её. И с тем же результатом — она опять устояла, только сплюнула новый сгусток крови.
— Спрашиваю последний раз, — Немой понял, что ещё чуть-чуть и из Алексея попрёт Рудный Воевода во всей его неприглядной красе. — Кто ты такая, сука?!
Молчание было ему ответом.
Немой всё-таки не успел — Алексей схватил пленницу за грудки и с силой припечатал её к каменной стенке поруба затылком.
— Думаешь, сука, если ты баба, то и пытать тебя не станем?! — Алексей ударил пленницу о стену ещё раз. — Влезла в мужицкие дела, так получи! — ещё один удар головой о стену, оставивший на каменной кладке кровавый росчерк. — Получи, сука! — проревел Рудный Воевода, нанося страшный удар в солнечное сплетение молодой женщине.
Пленница согнулась, выхаркивая кровь, и заваливаясь на бок. Немой с трудом оттащил взбесившегося Алексея от девки и прижал к противоположной стене. Так он и держал его, пока Рудный Воевода не успокоился, уступив место старшему наставнику Академии Архангела Михаила. Убедившись, что Алексей более-менее стал вменяемым, Андрей вручил ему ведро и легко подтолкнул к лестнице наверх.
Алексей бросил взгляд на пленницу, лежащую без сознания, и без возражений отправился за водой.
Андрей вернулся к девке, бегло осмотрел и убедился, что силы Алексей для неё не пожалел, но более-менее серьёзных повреждений нет. Осторожно приведя пленницу в сидячее положение, наставник Андрей принялся как можно легче похлопывать её по щекам.
Вскоре смоляные ресницы дрогнули, раздался приглушённый стон, и пленница открыла глаза.
В это время вернулся Алексей с ведром свежей воды. Немой ещё раз окинул женщину взглядом, убедился, что она не сдвинется с места, и отошёл к Алексею.
— Она что-нибудь сказала? — тихо спросил старший наставник.
Немой бросил на него хмурый взгляд, забрал ведро и вернулся к пленнице. Опустившись на колени возле неё, Андрей оторвал от своей рубахи кусок подола, смочил его в ведре, и аккуратно отёр ей лицо и шею.
Разбитые губы женщины обозначили улыбку, а взгляд карих глаз потеплел.
— Спасибо... — еле слышно прохрипела она.
Андрей покачал головой и поднёс ведро к самым губам женщины. Она прикрыла глаза и сделала несколько больших глотков.
Стоило ей обозначить движение головы назад, как Андрей понятливо убрал ведро. Наградой ему послужили ещё одна мягкая полуулыбка и тёплый взгляд.
Немой осторожно дотронулся до её плеча, но тут же отдёрнул руку, заметив как по лицу женщины промелькнула гримаса боли. Он пристально вглядывался в её глаза, вопрошая взглядом как она.
Как ни странно, но пленница поняла его сразу.
— Я в порядке, — она мягко улыбнулась. — Со мной бывало и похуже... — она прикрыла глаза. — Но, по правде говоря, гораздо реже...
Она неловко шевельнула плечом и тут же заскрипела зубами от боли.
— Выбили... — мрачно прокомментировала она.
Потом она попыталась встать, опираясь стянутыми за спиной руками о стену. Немой подскочил, собираясь помочь, но женщина остановила его, едва заметно покачав головой.
Когда она с огромным трудом выпрямилась, её взгляд натолкнулся на Алексея, до этого скрытого широкой спиной Немого. Лицо мгновенно заледенело, глаза сузились, а тело, преодолевая боль, напряглось.
Алексей сделал шаг вперёд.
— Кто ты такая? — повторил он свой вопрос, стараясь, чтобы голос звучал как можно ровнее.
Пленница повторила свой ответ про ночной кошмар.
Алексей снова начал закипать.
Немой тяжело вздохнул и встал между пленницей и старшим наставником.
Алексей сделал несколько глубоких вздохов, обуздывая вскинувшегося было снова Рудного Воеводу.
— Ладно, попробуем с другого бока... Зачем вы пришли сюда?
— За тем, что не принадлежит бояричу Лисовину.
Немало удивлённый и обрадованный спокойным ответом пленницы, Алексей рискнул задать следующий вопрос.
— Что это такое?
Ответ последовал всё в таком же спокойном тоне.
— То, что не должно находиться в руках боярича Лисовина.
— Тьфу, б...ь! Да что же это за вещичка такая?! — рявкнул выведенный из себя Алексей. — Ты толком ответить можешь?!
— Могу, ёптать! — ехидно фыркнула пленница. Это было первое проявление чувств с её стороны, поэтому и Немой, и Алексей на секунду замерли с раскрытыми ртами. — Ну и понятно вам станет, если я скажу, что вещичка — ультразвуковой фумигатор для млекопитающих со встроенной системой отслеживания?
Алексей с Немым отшатнулись с вытаращенными глазами и мелко закрестились.
Пленница привалилась спиной к стене, слегка поморщилась, когда потревожила выбитое плечо.
— Что... — голос у Алексея сорвался, — ...что ты сейчас сказала? Это было... было какое-то заклинание, да?!
— Ну, едрить твою в дышло… в бога душу мать, в крестителя… через тридцать семь гробов в центр мирового равновесия!.. — простонала пленница, закрывая глаза. — Если бы я умела колдовать, то меня бы уже здесь не было! Спокойно переговорила бы с Михайлой и дрыхла бы! Да и боярич ваш отсыпался бы уже давно в своей горнице, — чуть тише добавила она.
Андрей мгновенно развернулся к пленнице и навис над ней несокрушимой скалой, требуя ответа. Алексей тоже попытался подойти ближе, но Немой остановил его, уперев здоровую руку в грудь старшего наставника.
— Что ты там про Михайлу говорила? — Алексей попробовал обойти Андрея, но это было проще представить, чем сделать.
Но пленница опять замолчала.
— Да говори же, дура! — прикрикнул Алексей. — А то к волхве тебя отведём, так сама и расскажешь!
— Не надо её ко мне вести, — по лестнице вниз уже осторожно спускалась сама боярыня Гредислава. — Я как почуяла, что вы тут сегодня ночью немного повоевали, так и пришла.

_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Тиа Хон Прекрасная леди

Познавший суть Пути


Откуда: Брянск


СообщениеДобавлено: 25 Авг 2012 00:52    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ну и?... Просили текст, а комменты где????
_________________
Как говорил знаменитый мастер меча Масипуси Ути: "Встретишь Каппу -- убей Каппу. И не сетуй, если вместо Каппы напорешься на Дельту"...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».