Форум
Весна идет, весне дорогу!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиДудки Гаммельна
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Ксель Прекрасная леди

Стражник на Окольном Пути


Откуда: Абакан

Родители: Heleg и Elle
Дети: Забава Путятишна, Къяра

СообщениеДобавлено: 8 Дек 2011 05:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская

ждем выходных
_________________
Хорошая, когда спит клыками к стенке гроба.
У нее милая улыбочка во все 28 зубов и четыре клыка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 10 Дек 2011 08:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Smile
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 08:52    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

***
Пустая белесая вода подымалась уже коням по колени. Кони шли, вскидывая головы, злясь и пробуя плясать.
Это никогда не кончится, вдруг поняла Кера. Это так и будет длиться и длиться.
Горизонт был чист и ярок – он тоже стоял в воде по колено.
- И это морок? – недоверчиво спросил Гвендолен.
Начались кувшинки. Белые, с нарядными желтыми пестиками, с полупрозрачными лепестками самого дорогого фарфора – такая чашка, просвечивающая на огонек, была у Мэридит. Гвендолен на ходу оборвал кувшинку, неверяще вертел в руках, нюхал. Кувшинка никуда не девалась.
… а вода так и будет пребывать. И пребывать. Но нужно будет идти. Потом вплавь. А потом уже тонуть….
Вдруг поняла - что-то поменялось.
Да. Вот. Солнце сдвинулось и съехало вдруг почти на самый край неба. Ничего больше. Вода, кувшинки, Гвендолен, их нюхающий, сладкий, душный аромат цветов. Вечер тек быстро, прелая духота поднималась от воды.
…Утонет Гвендолен. Первым. Он тяжелый. Он не умеет плавать. Но почему-то нельзя будет уже свернуть. Если встал этот путь, то не сойдешь уже. Так они и будут захлебываться один за другим. А потом утонет капитан. И почему-то этого Кера уже не перенесет….
- А Гвен-то где?!
Заморгала. Пот бежал по щекам. Было уже совсем темно. Узенькая полоска горизонта еще горела красным, а вода была уже черна. Кувшинки смежали лепестки, как красавицы – веки.
Обернулась. Привычно обежала взглядом отряд. Гвендолена не было.
- Возвращаемся! – рявкнул капитан. – Назад!
Запалили факелы, шлепали по воде, звали. Теперь вода была со всех сторон, не было ни берега, ни горизонта. Ничего. Душный холод и ночь. Стебли кувшинок заплетались в лошадиных ногах, Кера то и дело вздрагивала от озноба – плащ промок насквозь.
Гвендолен стоял совершенно так же, как запомнила Кера – растерянно нюхал цветок.
- Ляд побери, Гвендолен! Ты чего за финты выделываешь?!
В скачущем свете факелов выражение лица у Гвендолена было мечтательно-задумчивым:
- Неужели это морок? – спросил он пустоту и улыбнулся. – Нужно показать Юлии…
И двинул в темноту, не замечая обращенных к нему возгласов. Капитан попытался держать друга, схватить за край плаща. Рука его не встретила сопротивления. С изумленным вскриком отпрянул. Керу мазнуло ветерком. Только и всего.
Гвендолен тихо уходил, бормоча что-то себе под нос. Густая чернота сомкнулась за его спиной.
- Он… мертв?
Кера покачала головой – в воздухе пахло чем угодно, только не смертью.
- Морок. Граф ушёл в морок.
Капитан скрипнул зубами.
- И чего стоишь?! Сделай хоть что-то!
- Не могу. Для этого нужно убить мага. Нужно идти дальше. Не нюхать цветов, ничего не трогать. Идти.
- Я не могу его оставить. Я обязан ему.
Рука, держащая факел, дрогнула. Светом плеснуло в бледное лицо капитана.
- Ну! Ты же маг!
А Гаммельн молчал. Его не было. Была ночь. Кере вдруг захотелось в лепешку расшибиться, лишь бы вернуть капитану этого графа, но вот молчал Гаммельн.
- Я здесь бессильна. Нужно найти мага.
- Тогда идем.
- Если маг не нашёл нас раньше…
Скорее всего, эта бесконечная дорога – обычная ловушка, яма, какую охотник оставляет для случайной дичи, или паутина для многих случайных мух? Этот старик… Тогда нужно просто идти вперед. Идти и не оборачиваться. Но вдруг – маг уже обнаружил Керу? Вдруг уже не дойти?
Ночь закончилась нескоро.
***
Отец плясуньи не поверил. Он всё перебирал вываленные кругляши. Пересыпал из ладони в ладонь. Ползал по полу, собирая раскатившиеся. Пробовал на зуб. Пытался считать, но сбивался. Он забыл про всё кроме этих своих денег.
- Отдашь её? – спросил Фабиан.
- Кого? А, шалаву эту? Да бери. У меня еще одна растет, такая же… Бери, коль не брезгуешь. С такими деньжищами, и... А, ляд. Бери. Благословляю.
Плясунья жалась в углу. Она боялась Фабиана. Почему-то.
- Я тебя не обижу. Идем.
Но она всё равно боялась. За городом, когда перестали давить каменные зубы, Фабиан расправил крылья. Белое-ветреное–холодное небо подняло и понесло, а потом уронило. В груди Фабиана забилась пойманная овца, сладко вздыбились чешуйки на хребте. Плясунья цеплялась маленькими ручками, почти незаметная, легкая, что мотылек против урагана.
В доме она надолго примерла, спряталась, затаилась.
Фабиан подманивал её как робкого козленка. Он носил ей тряпки, золото, цветы, сладости. Она сидела в самом темном, дальнем углу. Фабиан наблюдал за ней издали. Робкая зверька отвечала настороженными взглядами. Через долго – Фабиан охотился, носил тряпки и ходил в город – так нужно было — начало меняться. Фабиан смотрел на людей и думал про свою плясунью. Теперь уже люди не казались ему такими уж нелепыми уродами. Однако всё равно в большинстве своем они были грязны, злы и подлы.
В одно утро, когда спелый осенний туман подбирался к самому дому, а в очаге трещал жар, плясунья вышла из своих комнат и сказала:
- Меня зовут Фрайда.
Она научила Фабиана складывать буквы в слова и танцевала для него вечерами во дворике дома при свете костра. Она плясала так, что в облаках звенели звезды, а ветер забывал дуть.
Фабиан научил её любить высоту бездонного неба. Фрайдин смех звонкими каплями разлетался по лугам поздними вечерами, а утром солнце робело, касаясь её щек.
Вглядываясь в свое отражение, – в маленьком бронзовом зеркальце Фрайды, – он видел теперь человека.
Но в иные ночи нависала злая морда луны и лишала покоя. И Фабиан, больной, с искаженным ужасом лицом, бежал из Фрайдиной постели, боясь её хрупкости и своих когтей. В такие ночи дурная кровь бурлила в жилах Фабиана, алкая смерти. И он поднимался на крыло.
Под ним ложилась земля, зажатая краями белых ледников и припорошенная зыбкими песками.
Он глотал облака, он вздрагивал всей чешуей в ознобе и жару, прислушиваясь, разбирая далекие зовы, и падая камнем там, откуда больше всего звало. И там наступал пожар, а Фабиан ощущал себя сытым и спокойным.
Под ним лежала земля.
Он был вольным и сильным драконом, у него была женщина, у него была вотчина.
****
Под утро, в брезжащем рассвете, ушёл Керубин. Ускакал в туман и не возвратился. К полудню на западе поднялся замок - нежный, воздушный. Божий дом, сказал Ламберт. От замка слабо подтекала музыка, там били в барабаны и трубили в фанфары, там шелковые знамена трепетали на ветру. Кто-то безмерно величественный – почти как бог – шел, поднимая травы. Кера не смотрела.
Кони жались, рыцари настороженно оглядывали окрестности, тоже, впрочем, избегая смотреть на замок. Но тянуло.
… Здесь нет воды. Но она придет ночью и никто не поймет, в чем дело. А она будет прибывать и прибывать… Последним утонет капитан. И Кера не сможет жить тоже…
- Никто не умрет. Даже те, кто ушли и уйдут, - торопливо сообщила Кера небу. Слишком громко сообщила и нервно. Дернул поводья Ламберт, встал, как вкопанный. И Кера поспешно добавила. – Я не позволю.
Ламберт дышал тяжело, пот катился по его низкому лбу, светлые волосы слиплись. Оказалось, уже прилично жарко.
- Мы не боимся смерти, клянусь задницей Бога! Воин не умирает в постели! Но, ляд бы меня побрал, если я хочу сдохнуть здесь! Сдохнуть, не имея последнего пристанища, и чтобы душа моя вечно скиталась, не находя покоя?!
- Никто не умрет, - повторила Кера.
…клок рубища на стерне. Вчера здесь трепетала рожь. Сегодня её снопы уже мертвы. Завтра умрет деревня. Идет великий Жнец…
Ушёл Кристиан.
Кристиан спешился, вынул меч из ножен и воткнул в землю. Опустился перед крестом на колено, склонил обнаженную голову, прижал кулак к груди. Солнце вызолотило щетину на щеках, выцветшие глаза поблекли. Черная птица село на плечо. Кристиан остался.
Ушёл-остался.
…Виселица была свежая, еще пахла смолой. На виселице сидели вороны. Серые, жадные, злющие. Стояла молчаливая, насупленная толпа….
Кера ехала теперь рядом с капитаном, шаг в шаг. Он не замечал. Он смотрел тяжело, неподвижно - вперед. Туда, где небо впивалось в землю.
Он не замечал Керу и она боялась, что капитан тоже уйдет. Он не умрет, нет. Кера не позволит. Но как же она пойдет дальше одна?
… Первые капли дождя обреченно пали на дорогу. Потемнело. Шквальный порыв прошёл по низам, метя мокрую пыль. Конские копыта прогрохотали, молнии вторили в такт. Дикий Гон начинался...
Густой ветер, перепачканный солью, ударил в лицо.
- Море! - восхищенно выдохнул Анри.
Да, это было море. Кера ведь никогда еще его не видела, а оно оказалось огромное. Под копытами лошадей сыпался песок, лошади спотыкались. Тяжелые волны шли по морской спине медленно и тяжело. Спина опадала и вздымалась, как у чудовища-тысячезуба, она лоснилась и переливалась радужно. Низко над поверхностью, иногда даже задевая воду и подымая брызги, летали белые птицы с черными головками. Ровный шум пробирал, и пробирал до самой глубины, до сердца. Где-то в бесконечной глубине дышит чудовище-тысячзуб...
- Море, оно как женщина, дядька говорил, - пробормотал кто-то. – Капризное, злое, непредсказуемое… и красивое. Оно дьявольский искус, это море.
По морю бежали белые клочья. Птицы кричали тоскливо и устало. Солнца не было, а было только низкое небо, ровно затянутое грязной холстиной.
…Костяное распятье покрылось тоненькой сеточкой трещин и пожелтело. Человек на нем корчился. Алое пламя прыгало по кости, вылизывало её, трещины чернели, человек…
- Маг! Кера!
Капитан близко-близко. Навис. Дышит в лицо. Дышит солью и страхом. Жмет Керину ладонь, вцепился в нее как ребенок в материнские юбки.
- Что?
- Они ушли. Все.
- Как?
- Смотри.
Море теперь плескалось у самых лошадиных копыт. Птицы подымались и опадали, как листья. Небо сделалось еще ниже, теперь его можно было зачерпнуть в горсть.
А берег был пуст. Анри, Ламберт, рыжий Жан, грубый Верден, юный Рамил, старательный Михаэль... Не было теперь никого.
…Дождь колотил по крышам, по стеклам, по свинцовым переплетам рам. Площадь тонула в воде. Дудки вопили пискляво и протяжно…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 08:54    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Шана Дора – заря на росе.

- У нас есть сказка. Ну, у нас, у зингар. Мамка сказывала. Давно еще. Она померла уже. А тогда еще сказки сказывала. Вот, про Шану Дору. Она как я. Только, наверно, красивее. Они раньше всегда были красивее, чем мы. А она была такая, что ею даже бог любовался. И к ним в табор пришёл человек, вот как ты, и её отцу дал много золота. И забрал её. Только она несчастная была, Шана Дора. Не повезло ей. Он её любил, этот человек, но он злой был, плохой. А Шана танцевала страсть как – аж искры из-под каблуков. Любила это дело. Ей надо было, чтобы было весело, чтобы плясать можно было как у нас принято, а он её запер. Она тосковала-тосковала, а однажды нарядилась в лучшие юбки и монисты и сбежала. И прибилась к какому-то табору. И там танцевала. А он её всё равно нашёл. И убил от ревности. А её кровь превратилась в зарю на росе. И её и сейчас можно увидеть рано-рано…. Счастливая! Я такая счастливая!
Фрайда подскочила и затанцевала в солнечных лучах. Утро уже переходило в день, а в воздухе носились сложные запахи. Больше всего в них было от тревоги. На фоне распахнутого окна Фрайдина фигурка топорщила небольшой, но уже вполне ясный животик.
- Я счастливая!
Фабиан кивал и любовался ею.
А она боялась: кто-то выйдет из чрева? Вдруг… что – вдруг?
Она боялась…
Фабиан боялся тоже, но совсем другого.
- Завтра с утра, - сказал он хрипло, с трудом подбирая слова. – Завтра с утра мы встанем… рано… И пойдем смотреть зарю на росе.
Так и случилось.

По воде да в небо.

- Оно красивое, море… Забрало… всех…
Там, где родился капитан Римо, моря не было тоже. Было только крошечное озерцо, спокойно глядящее в небо. Сонное. Слишком маленькое, чтобы оставалось место придумать историю про заморские земли. Достаточно большое, чтобы придумать русалку и чудище в его глубине. Этого моря оказалось достаточно, чтобы оставить капитана одного. Почти одного.
- Моря нет. Это морок, это только кажется! Да кажется же! Вернутся они! – уговаривала Кера.
Море шумело – медленно и тяжело. Стояло чистое утро.
- Нет моря…
Капитан спешился. Скинул плащ. Снял шляпу. В его глазах стояло море. Влажно-синее, страшное.
- Да идем же! Морок это. Идем! – уговаривала и тянула за руку. – Идем!
По самому дальнему краю шла тень. Шла неотвратимо, а Кера заглянула капитану в глаза и увидела в них пелену неузнавания.
- Пожалуйста… Я не могу одна…
Тень близилась. Дохнуло холодом.
- Идем! Пожалуйста!
Теперь уже не было и лошадей. Куда лошади-то подевались?
- Море, оно такое… Пойдем. И не реви, маг. Куда уж…
Глянула снизу вверх - в лицо капитана. Из глаз у того море ушло. В глазах капитана Римо теперь дрожало и дробилось Керино отражение. Рукавом обтерла лицо.
- Я не реву. Идем.
Тень встала стеной дождя – мелкого, густого, настырного.
И пошли.
Море легло ровной скользкой дорогой, разлетелось брызгами и осело в тучах. Тяжелый плащ капитан опустил Кере на плечи, и стало тепло. Подставил локоть – стало легче идти. Прикрыла глаза и прислонилась лбом к плечу. Север влек к себе неумолимо и требовательно.

Они давно перевалили за горизонт. Кера это почувствовала – дождь перестал. Расстелился туман. Плохо было то, что ушли лошади, а с ними – мешки с провиантом. У капитана осталась фляжка с вином, а у Керы – краюха хлеба и толстое бледное яблоко. В вечерней густой синеве остановились среди облаков и первых звезд. Звезды оказались голубыми шмелями и тихо жужжали, источая блёклый свет.
Пили пахнущее смородиной вино, жевали хлеб и смотрели, как облака смыкаются с облаками, как близко – руку протяни – проходят пушистые клубы, стыло вылизывают воздух. После наступила ночь и с ней холод. Молча вжались друг в друга, завернулись в плащи как в кокон, и заснули.
Впервые за много дней притупился выматывающий страх бессилия. Кера видела во сне крыши Гаммельна, призолоченные солнцем, и мальчишку-Римо, хохочущего среди яблоневых ветвей.
Новое утро пришло внезапно и залило умытым сиянием всё вокруг. Опять изменился пейзаж – поднялся лес. Замка не было.
- Долго еще? Не будем же мы иди бесконечно?! – простонал сквозь зубы капитан.
На траве лежал иней.
- Я не знаю. Я уже ничего не знаю.
Оставались яблоко и половина хлебной краюхи. Кера думала, что скоро лишится рассудка. Но север продолжал тянуть.


Последний раз редактировалось: Александра Огеньская (12 Дек 2011 13:34), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ксель Прекрасная леди

Стражник на Окольном Пути


Откуда: Абакан

Родители: Heleg и Elle
Дети: Забава Путятишна, Къяра

СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 10:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская
пожалуйста, скажи что конец будет счастливый.....
_________________
Хорошая, когда спит клыками к стенке гроба.
У нее милая улыбочка во все 28 зубов и четыре клыка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 10:53    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Всё будет хорошо Smile. 100 процентов! Если книжка кончается плохо, то это плохая книжка Smile
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алмосты Прекрасная леди

Познающий Окольные Пути


Откуда: Поволжье, Саратов


СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 13:19    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская
Все! У меня слов нет, так все восхитительно! А можно, после окончания утащу к себе и распечатаю? Я больше люблю читать с бумаги...
_________________
Жизнь - это чудо, а чудо не запретишь! Да здравствует амплитуда - то падаешь, то летишь!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 13:36    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Алмосты, у меня тоже нет слов Smile Спасибо за такую просьбу! Этим вы мне... ну, короче. это называется "оказать честь". но только сперва я всё же вычищу текст, ага?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 12 Дек 2011 21:18    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская, спасибо огромное! Такой красивый и одновременно тревожный отрывок, очень понравился.

Только опечатки кое-где встречаются Embarassed

По поводу "Все будет хорошо". Как говорил наш преподаватель философии, "у вас все будет хорошо, обешаю, но только не на моем предмете Laughing "
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 13 Дек 2011 06:19    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Shulvik, ой, чего с этими опечатками делать... Нужно выправить их, што ле Smile Но вот, черт побери, еще неделю - завал.
Спасибо!

А у нас преподаватель говорил перед экзом: "Вы пройдитесь по кладбищу, почитайте... заметьте, от "Истории стран Азии и Африки" еще никто не умирал. И вообще, человек ко всему привыкает. Даже если повешают, сначала подрыгается. А потом - ничего, висит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 21 Дек 2011 18:36    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

***
Фабиан жил в постоянном ощущении вселенской ненависти к нему, выродку. Мир никогда не был к Фабиану особенно добр, а Фабиан к миру – тем более. Впрочем, это устраивало Фабиана. До тех пор, пока не появился детеныш. Детеныш появился в самом конце лета, в последний его день, под вечер, а на следующее утро дождь скрыл дальние холмы. Через эти холмы бежала повитуха, бряцая золотом в кошеле, - со всех ног бежала, потому что у младенца, которого она приняла в последний день лета, глаза оказались золотистые и с вертикальными кошачьими зрачками, а под лопатками пробивались маленькие, но вполне определенные крылья. Повитуха завизжала и попыталась швырнуть детеныша на пол. Напугала Фрайду, а Фабиан напугал повитуху, но не стал убивать, а сунул ей золота и отпустил с миром.
Зря.
К первой ночи наступившей осени в дом Фабиана пришли люди с вилами, факелами и стрелами. Так Фабиан, детеныш и Фрайда остались без дома. Фрайда плакала, а Фабиан никогда не мог смотреть, как Фрайда плачет. К тому же всё время пищал детеныш.
Те люди не стоили ни одной Фрайдиной слезы.
На самом деле не стоили. Как она не поняла?
***
Заполночь прозвенел над ухом комар, перекликнулись птицы, и Кера проснулась. По темному небу шли облака – очень быстро и тревожно, и Кера тоже ощутила тревогу.
Капитан сидел у костра, подтянув колени к подбородку, завернувшись в плащ, и смотрел на Керу. Странно смотрел.
- Что? – спросила.
- Если мы отсюда выберемся, я… Нет, ничего.
- Мы выберемся, - сказала Кера. Но очень уж жалко сказала.
Тогда напали.
Подхватываясь с плаща, Кера уже знала – один в поле не воин, и спина к спине здесь не поможет. Что капитану с её, Керы, беззащитной спины?
Капитан издал невнятный вопль и выхватил меч.
Дурной волной, словно бы во сне, поперли на Керу. А у нее – только кинжал. «Гаммельн!» - отчаянно выкрикнула. Темная тень метнулась наискось, звякнула сталь. Палаш капитана взвился и опал. Полетело что-то. Шлем. Вместе с головой.
Гаммельн! Ляд побери, если не сейчас, то уже и никог…
Судорожна сжала рукоять кинжала. Грубая лапища дернула за растрепавшуюся косу. Кера потеряла равновесие. Вскрикнула, сунула наугад кинжал, уже почти падая, глянула в лицо нападающему. Кинжал уже ушёл глубоко. Она не могла уже остановить его.
Бледное оскаленное лицо Гвендолена, графа де Фуа, медленно мертвело.
Губы дрогнули, не сумели…
Гаммельн.
Огонь костерка горел всё так же. Утро по-прежнему куталось в туманы.
- Видит Бог… Я убил его! Я не успел остановить меча! Я! – капитан, размахивая мечом, обращался, как видно, к костру.
- Это морок… Всего лишь морок! Тьфу! Слышишь?!
Обернулся. Окинул полубезумным взглядом.
- Я убил Кристиана! Ты видела?
- Нет. Не видела. Это всего лишь морок. Мне вот достался Гвендолен. Видишь, тел нет.
- Я тронусь умом! Долго еще, маг?
- Тут нет времени. Говорят, если пройти морок от края до края, то окажешься там же, где вошёл, и ни мерки не пройдет. А морок рассеется.
Капитан спрятал лицо в ладони.
- Я умею убивать гвельфов. Я их с шестнадцати лет рублю. Я убивал мышей и шишиг. Я как-то даже мелюзгу драконью резал. Но я не могу здесь! Это всё… слишком настоящее оно!
Капитану на плечо упала жухлая кленовая «серьга».
Кера робко придвинулась, сняла «серьгу», положила на ладонь, дунула. Примета такая: полетит – сбудется, упадет – не сбудется. «Серьга» легко отделилась от ладони и завертелась. Сбудется. Что сбудется, Кера не знала. Она ведь не загадывала. Но, повинуясь внутреннему велению, положила руку капитану на плечо. На шее у Римо запеклась ссадина. Морок мороком, а вот же, кровь.
Придвинулась еще ближе. Увидела вдруг, что среди темных волос капитана там и здесь проступают тоненькие серебринки…
Обернулся.
… И что глаза у него на самом деле не черные, а темно-темно-синие.
Легко-легко капитан коснулся Кериной щеки – наверно, тоже «сережку» снимая. Нет. Не было никакой «сережки».
Вдохнул, как перед прыжком и – уронил Керу в траву.

Когда бывало и хуже.

Полнолетие Керино наступило внезапно и обыденно. Мэридит позвала к себе, велела сесть на софу. Молча запалила дорогую розовую свечу. Достала массивный серебряный кубок, из фляжки крылатыми львами плеснула в него бурой жидкости. Пригубила сама, протянула кубок Кере:
- Раздели со мной вино, сестра в Гаммельне.
Кера сперва глотнула послушно, почувствовала на языке терпкую горечь, и только потом поняла – ритуал. Тот самый, о котором все говорят и никто ничего толком не знает. Полнолетие. Она, Кера, с этого дня ровня Мэридит, сестра в Гаммельне! А вкус священного вина от волнения тут же забылся.
- Учение закончилось, Кера.
Под пальцами Мэридит свеча зашипела и потухла.
- Иди сейчас к портнихе. Пусть шьет тебе новые платья. Когда закончит, отпущу тебя в Брюге. Знаешь, где Брюге? Ну, посмотришь на карте. Тебе полагается неделя свободной жизни.
- Я уеду из Гаммельна? – недоверчиво спросила Кера.
- Уедешь. Потом вернешься. И снова уедешь, если понадобится. На всё воля Гаммельна.

Портниха шила платья бесконечно. Наверно, она нарочно растягивала: вот тут еще не готово, нужно поднять талию, вот здесь, наоборот, отпустить, и воротник ослабить, а кружево опять легло плохо. По Кере – таки вполне ничего. Кера тогда еще не видывала ничего нарядней ведовской сорочки Мэридит и не догадывалась, какое значение люди вне Гаммельна придают тряпкам.
Наконец портниха сказала: можно.
Кера утвердилась на мелкой вороной кобылке непривычно боком, по-дамски, поправила съезжающую на левое плечо плащетку и тронула конский бок каблуком. Кобыла, смирная и послушная, фыркнула и сделала несколько шагов, побежала. Миновали ворота, лязгнувшие сердито. Кера не оборачивалась, но с каждым лошадиным шагоv ощущала, как всё меньше давит на плечи тяжелый, пронизывающий взгляд. Гаммельн видит тебя, сестра. Но когда он видит тебя издали, это куда легче сносить.
В Брюгге Кера въехала на рассвете. Ночь в седле не измотала её, не утомила даже. Впервые Кера столкнулась с небом, не обкусанным высокими стенами. Впервые она поверила, что мир, описанный в книгах — существует. Потому что если существуют эти поля, леса, ручьи, то почему бы не существовать и таинственной стране Синайе? Почему бы не быть Столпу — каменному кулаку, торчащему из моря и устремленному в небеса?
Брюгге ничем не походил на Гаммельн. Во-первых, он был грязен. Брусчатки под жижей было не разглядеть, она в грязи просто утонула. Во-вторых, город был люден - и это мягко сказано. Он буквально кишел людишками, такими же грязными, как брусчатка. Ярмарка же, зевнув, пояснил один из стражников в воротах. Да, Кера уже знала, что такое «ярмарка», и в кошеле у нее звенело полновесное золото вперемешку с серебрушками. Меди Мэридит не дала, сказала, что магам не пристало пачкать руки о медь, и велела не скупиться: медную сдачу не брать, в гостильне взять лучшую комнату, оплатить парой золотых — хозяин за это будет ей ноги вылизывать. Так вот, ярмарка — главное городское развлечение. Место, где продают и покупают, где устраивают кукольные балаганы, кулачные бои и танцульки, где пьют и едят. Но это для обычных людишек. Однако имеются развлечения и для магов: можно прикупить редких травок, встретиться с братьями по стезе, подыскать кого-нибудь на ночь... Да, там как раз будет один из братьев по стезе, Питер Меченый, это достоверно... Загляни к нему, детка. Быть может, будет полезно...
Да, и в-третьих. Брюгге, в отличие от Гаммельна, был уродлив, безвкусен, но жадно жив. Утонченно красивый Гаммельн был мертв, как засушенный в гербарий цветок. Мертв, но при этом неотвязен и внимателен — об этом Кера рассеянно подумала, уже выцепив взглядом из всех вывесок одну, нужную. Ей вдруг сделалось неуютно и даже страшновато, хотя маг ничего не боится.
«Золотая подкова», - гласила вывеска.
«Госпоже магу» выделили в гостильне комнату окнами на площадь, с широкой кроватью, с неслыханной роскошью — ворсовым ковром.
В вечер Кера решилась. Накинула плащ, пониже нахлобучила капюшон и прошмыгнула темным потайным ходом на задний двор. Оттуда, почему-то продолжая красться, пробежала узкими кружными улицами и оказалась с ярмаркой один на один.
***
Кера проснулась оттого, что невыносимая тяжесть давила ей на живот. Ещё в полудрёме попыталась спихнуть тяжесть, застонала, но тяжесть не проходила, только усилилась. Кера открыла глаза и увидала свой непомерно раздутый живот. Еще не проснувшись толком, подумала, что, наверно, она дохлая лошадь на солнцепёке, эк раздуло.
Припекало уже изрядно.
И вдруг рывком, разом — проснулась окончательно и увидела всё: залитую солнцем пустошь до горизонта, этот свой живот и глаза капитана Римо. Шальные глаза.
- Это всё морок, морок, морок... Мы выберемся и оно исчезнет, - бормотала Кера, с трудом садясь и ощупываясь, потом с таким же трудом, через черноту перед глазами, поднимаясь на ноги, пошатываясь, утверждаясь на них, почему-то непослушных и подламывающихся.
«Оно» не походило на морок. «Оно» превратило Керу в неповоротливую индюшку, едва-едва переваливающуюся с шага на шаг, мешало дышать и двигаться. К тому же «оно» - толкалось. Впервые почуявшую толчок Керу обуял бездумный животный ужас перед инородным, страшным, вторгнувшимся в самое её нутро. Она вскрикнула, пытаясь ладонью прижать, прекратить шевеление, но оно не унималось, а только пуще навалилась дурнота.
...Били по щекам.
- Давай, вставай! Ты ж сама сказала, что морок! Ну давай же, маг! Давай, Кера! Ну же, девочка...
Слабость оказалась такая, что никак не удавалось открыть глаза.
- Я же не могу... один...
Я здесь, - одними губами вывела и только тогда осмелилась раскрыть глаза. Очень высоко было небо — белесое. Очень близко — лицо капитана. Так близко, что Кера опять разглядела темную синеву его глаз. Хотела сказать что-то важное и большое, пока всё так близко (наверно, что не собиралась бросать, что порознь после всего идти уже невозможно, что...), но вместо этого глухо пробормотала:
- Ночью мы с тобой... и вот как разнесло. Завтра или послезавтра, видать, рожать придет пора. И это разорвет меня в клочья.
Капитан молчал, страдальчески сдвинув брови, что ужасно к нему не шло и даже пугало.
- Помоги мне встать. И пошли уже! - с испугу грубо потребовала Кера.
- А ты сумеешь?
***
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 21 Дек 2011 20:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская, ура, дождались продолжения Smile Вот только развязка, видимо, еще не скоро. Ждем дальше )
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Ксель Прекрасная леди

Стражник на Окольном Пути


Откуда: Абакан

Родители: Heleg и Elle
Дети: Забава Путятишна, Къяра

СообщениеДобавлено: 22 Дек 2011 05:13    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Shulvik
полностью с тобой согласна.....
_________________
Хорошая, когда спит клыками к стенке гроба.
У нее милая улыбочка во все 28 зубов и четыре клыка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 22 Дек 2011 05:51    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Shulvik, а сильно хотите развязку поскорей? Wink
Да нет, скоро уже... Я хотела на этой неделе уже дописать, но неделя выдалась... три интернет-экзамена у моих студентов, сдача двух статей по диссертации... мелочи жизни типа приступа мигрени...завал на работе... мда.
Так что - на той.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ксель Прекрасная леди

Стражник на Окольном Пути


Откуда: Абакан

Родители: Heleg и Elle
Дети: Забава Путятишна, Къяра

СообщениеДобавлено: 22 Дек 2011 11:10    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская
будем ждать с нетепением
_________________
Хорошая, когда спит клыками к стенке гроба.
У нее милая улыбочка во все 28 зубов и четыре клыка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».