Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиДудки Гаммельна
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 31 Окт 2011 07:26    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Reine deNeige, прописала. Это Вы правили текст? Спасибо!
Morowell, я катастрофически не успеваю нормально выправить, так что если чего...
Алмосты, новый читатель! Спасибо!

Ну а вот - продолжение:

2.
Гевельфы теперь казались вполне приятными и даже милыми существами.
На площади крохотного и грязного Гиссе побивали камнями ведьмовку. Так себе побивали, не до смерти, а только чтобы на всю жизнь отбить желание ведьмовать. Через тонкие щели жалюзи Кера могла разглядеть, что ведьмовка — молодая совсем девица, весьма хорошенькая, несмотря даже на грязь и кровь. И даже в щель жалюзи глядя, Кера могла с уверенностью сказать, что в девице ведьмовства ни на толику. Мерзкий городок. Мерзкая гостильня. Мерзкая площадь. Угораздило же капитана устроить недельный отдых именно в Гиссе.
- За что её бьют?
Пажонок Рауль Мари Андре де Берно, будущий граф какой-то там (Кера подумала, что она здесь выгодно отличается от всех абсолютно— она не графиня), отвлекся от надраивания до блеска левого сапога госпожи и удивлённо приподнял брови.
- Она же ведьмовка. Вот и бьют.
- Она не ведьмовка. Да если бы и была... Все равно не понимаю. Я маг, но меня ведь не бьют.
- Ну, вас попробуй тронь. Вы ж их сразу — ух! - широко улыбнулся Рауль. Потом, видимо, решил, что такое вульгарное выражение восхищения недостойно будущего графа, и чопорно добавил: - Подлые поговаривают, что господин прево изволили посягнуть на честь своей прачки, а она слишком сопротивлялась. Тогда они разозлились и объявили, что это прачка наслала в прошлом году коровий мор.
- На честь? - толпа улюлюкала и бесновалась. Пожалуй, тут не только желание ведьмовать, тут даже рассудок у несчастной отобьют на всю оставшуюся жизнь. Кера совершенно не понимала этих людей.
- Ну да, на честь, - кивнул паж и почему-то покраснел.
- Странно, - уточнять, какая честь может быть у «подлой» простолюдинки, Кера не рискнула. Сочтут совсем тёмной. С раздражением поинтересовалась. - Почему меня запихнули в эту комнату? Окном на площадь?
- Госпоже не нравится? Капитан велел отдать вам эту комнату, сказал, что вам будет интересно посмотреть на местные развлечения. Но если вам не интересно... Они же не всегда ведьмовок бьют. У них завтра праздник будет.
Кера внутренне поёжилась — умница-капитан... Госпоже магу будет интересно посмотреть, что бывает с дурочками - «ведьмовками». Наверно, Ирэну вот так же... камнями.
- И что там, на этом празднике? Напьются вусмерть и будут горланить?
- Там еще танцы будут. И кукольники. И фокусы.... И палатки. И стрелять будут, - пылко сообщил. И удрученно вывел: - Но госпоже это всё, наверно, и правда, неинтересно... Только шумят.
- Всё хорошо, Рауль. Капитан прав. Мне очень интересно. А сейчас иди погуляй. Если увидишь капитана, передай ему мою благодарность. И попроси по возможности заглянуть ко мне.
Последний раз глянула в окно. Потеха, кажется, подошла к концу, избитую девицу отвязывали от позорного столба, а та обвисала на руках палача. Снова припомнились гевельфы.

Возможность нанести визит у капитана выдалась быстро. Кера как раз перетирала в ступке корни болотника, полуприкрыв глаза. Получавшийся под терпеливыми руками порошочек пах пыльно и сладко. Ненавязчиво что-то напоминал, крутились какие-то паутинки и клочки, но так и не вспоминалось. Какая-то большая зала, вся в позолоте, вся сверкающая свечными огоньками — такой роскоши не бывало даже у Кристофа и Мэридит!.. Какие-то люди в цветных одеждах. Тут, Кера уже привыкла, почти все серые, в небеленом ходят. Как воробьи. Краска для ткани очень дорогая, почти предмет роскоши. Даже простая Керина бордовая куртка, как оказалось, привлекает к себе излишнее внимание. Где уж им, простецам... А там, как подсказывали обрывки, все были обряжены в яркое, сочное, дорогое. Вспомнить бы...
Деликатный стук.
- Можно?
- Войдите, капитан.
С сожалением отставила ступку.
- Мне мальчишка сказал, что вы меня звали, леди.
Подошёл ближе и в нос ударило крепким винным духом. Как видно, капитан успел уже подготовиться к предстоящему празднику.
- Да. Но я не уверена, что вы.... что вам удобно сейчас обсудить интересующий меня вопрос.
- В том смысле, что я уже перебрал? - неожиданно сухо и вполне трезво скривился в ухмылке. - Переберу я вечером. И завтра. И послезавтра. А сейчас ещё вам повезло, леди. Я готов обсудить с вами любые вопросы.
- Хорошо. Зачем мы здесь сидим? Чего-то ждем? Или нет для нас работы?
- Работа есть всегда. Только мы не железные, круглый-то год работать. Отдыхаем мы. Расслабляемся. Ты бы тоже отдохнула, маг. У нас только неделя в году. Да ещё разве Его Величество вызовет...
Не спрашивая разрешения, капитан упал в кресло — стояло здесь такое, черное и скрипучее, с высокой деревянной спинкой. Специально для благородной госпожи. На благородного господина рассчитано оно не было — жалобно застонало.
- Тогда, раз уж завтра поговорить не удастся, я все-таки хочу уточнить некоторые детали. Вы говорили, капитан, что у кого-то есть чешуйка дракона? Того самого?
Вопреки уверениям, капитан и сейчас уже был изрядно хмелен. Начинал уже клевать носом. С трудом выпрямился и мутно оглядел Керу с ног до головы.
- Того самого. Дракона-людоеда. Ее нашли на одном из разбойных мест. Кажется, барон фон Тиз выкупил ее у Равена и оправил золотом.
- Можно ли эту чешуйку теперь раздобыть?
- Желание прекрасной дамы — закон для меня! - так же мутно глядя, возгласил капитан. Потом тряхнул головой. - Нет, я еще почти трезв. Я напишу Тизу. Он жаден, как бастельская вдова, но, возможно, согласится продать назад.
- Пожалуйста, капитан, так мне будет легче найти это чудовище. Возможно, нам удастся спасти сколько-то людей.
- Сколько-то вилланов, леди. Всего лишь вилланов, - хрипло рассмеялся. - Нет, однозначно, пора уже промочить горло!
- Но, капитан...
- Никаких но. Вилланы, подлецы эти, всегда будут дохнуть, так или иначе. Не сожрет дракон, сдохнут от голода. Вы не должны их жалеть. Это их назначение и их судьба. Думайте о драконе. Его величество желает получить голову дракона. Не забывайте про это!
- Не понимаю. Тогда, с гевельфами... Вы дрались за людей. Не по воле Его величества.
Капитан помолчал. Уткнулся взглядом в пол. Кера уже подумала, что не ответит.
Встал.
- Это знаете вы. Это знаю я. Но мы никому не скажем. Это моветон. Понимаете? А, ничего вы не понимаете! Просто, пока мы в городах... пока мы в обществе... Не позорьте меня. Мы с вами — господа. Они — подлецы. Всё.
- Не понимаю...
- Ну и ляд с вами. Советую, кстати, не сидеть взаперти, как лядова монашка. Пройдитесь по городу, приглядитесь, как живут людишки. Может, это вас развлечет.
- На манер нынешнего развлечения? Понятно...
На этот раз действительно не ответил. Ушёл, довольно ловко передвигая ноги, тихо притворил за собой дверь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 6 Ноя 2011 19:39    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Этот город, в отличие от Гаммельна, просто смердел. Плохо мощеная мостовая под ногами на площади производила еще впечатление не очень чистой, но вполне приличной. Но вот стоило углубиться в хаотические переплетения узких улочек, как под ногами начинало чавкать. Почти как в болотах Западыни. Только относительно каши на тротуарах Гессе никаких сомнений не возникало. Какая-то сварливая баба с сизым носом высунулась из узкого окошка, прокаркала нечто невразумительное и выплеснула содержимое ночного горшка едва не на Керу. Так что на кривых и узких улочках Гессе разлагается дерьмо похлеще того, в котором уляпались бравые вояки, смело ринувшиеся ловить шишиг, забравшихся в коровник и там, в навозе, весело бултыхающихся. К нечистотам добавлялось еще удивительное уродство архитектуры. Дома здесь громоздились неопрятно, внахлест, над головой почти смыкаясь надстройками и верхними этажами, переплетаясь веревками с мокрым бельем. В Гаммельне небо серое, вязкое. В пучине провинциального Гессе неба нет вовсе.
Шлеп.
Помои и отбросы. Немудрено, что капитан не нашел себе лучшего занятия, чем надираться здешней сливовой водкой. Почему он не поехал в столицу?
Шлеп.
Столица представлялась Кере чем-то вроде Гаммельна, только побольше и еще, наверно, с тьмой народа. Чем столица лучше Гессе, Кера точно понять затруднялась. Просто там король. Мэридит говорила, что король как солнце: собирает под собой самые красивые цветы, всю эту знать. Наверняка капитан нашёл бы себе...
Шлеп.
Решила уже было, что ничего не надет стоящего в паутине почти звериных лазов — иные улочки едва пропускали и одного пешего — но упрямство вело. Крепостные стены и ворота Гессе, говорили, стоили внимания.
Шлеп.
Звериный лаз улицы внезапно оборвался крохотной площадью. На удивление чистым и опрятным двориком. На дворике в кадках вились зеленые мережки, шелестел фонтан. Маленький, беленький, со скорбящим ангелом, обессиленно приникшим к изножью креста. Не фонтан даже, просто скульптура, по какой-то прихоти струящаяся родниковой водой.
Кап-кап-кап.
Подняла глаза от ангела и встретила ступени. Широкие, истертые тысячами ног. Массивные двери с вылепленными крестами и какими-то сценками венчают тринадцать ступеней. Это церковь, Мэридит рассказывала. Когда у простеца нет денег на мага, или когда нет поблизости мага — подлый идет в церковь. У простецов есть свой бог. Бог этот или карает, или милует, но хоть какая-то надежда. Простецы не могут без надежды.
Кап-кап-кап.
Грязь на сапогах. На белых ступенях остаются жирные следы.
В церкви пели. Дивно красивым голосом блеклая женщина с тощими ручонками, сложенными на впалой груди, выводила слова на незнакомом языке. Вторая, наоборот, излишне полная, дородная девица в сиротском чепце вторила ей голосом низким и густым. Кроме поющих в церкви никого больше не было, но три роскошные розовые свечи в канделябре потрескивали огоньками и разбрасывали кольца ароматных дымков. Через оконца, забранные витыми решетками, пробивалось голубое небо. Над Гессе оно на самом деле есть. Просто люди отгораживаются от него как могут. Им проще, когда чавкает под ногами. Чавкает — это понятно. И как уворачиваться от водопадов нечистот из окон, тоже понятно.
Но, ляд, что делать с небом?
Кап-кап-кап.
В смущении вышла. Теперь на дворике обнаружился мужчина. Подлый, кажется. В плаще и низко нахлобученном капюшоне. Он, наверно, спешил. Проходя мимо, макнул ладонь в воду фонтана и коротко мазнул себя мокрыми пальцами по щекам. Капюшон съехал, освобождая тяжелую львиную голову, густые темные волосы в хвосте, длинный нос. Чем-то напомнил Листата. Глаза — голубые.
Встретились взглядами.
Кап-кап-кап.
Обдало холодом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Morowell Прекрасная леди

Жрица Мааль-Бли


Откуда: Киев

Полирует доспехи Эриа

Родители: Дарина и Мэтр Оливье
Дети: mainglot, Llien_Alana, Лисёныш, Аришок

СообщениеДобавлено: 7 Ноя 2011 01:29    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская
Спасибо ! be mine!
_________________
Коротко о себе: Волшебная на всю голову!

Мне вчера сказали, что я живу фантазиями. Я чуть с дракона не упала)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 7 Ноя 2011 18:19    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

И Вам спасибо!
Если честно, не верила, что хоть кто-то будет читать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 8 Ноя 2011 02:53    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская писал(а):
И Вам спасибо!
Если честно, не верила, что хоть кто-то будет читать...

Будут, еще как будут! Очень нравится, затягивает. Так ммм... вкусно написано. Спасибо за творчествоSmile
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 8 Ноя 2011 17:04    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Shulvik, спасибо!
Ну а вот продолжение...

Первый экзамен.

Прачки за спиной шептались про Ирэну, а Лин по вечерам играл в догонялки.
Лето закончилось. Светло-серая духота сменилась темно-серой промозглостью.
В келейке Керы поселился лопоухий белый кролик. Таких белых и лопоухих раздала всем Мэридит и велела за ними тщательно приглядывать. До этого дел с кроликами Кера не имела и как поступать со странной тварью, не знала. Тварь сперва рычала и косила на новую хозяйку красным глазом, затем присмирела, пару дней посидела, забившись в угол ящика, потом начала выходить и оказалась существом довольно милым. Меланхолично жевало овощи, рылось в соломе подстилки, бродило, смешно переваливаясь с лапы на лапу. Кера подумала, что, наверно, у кролика должно быть имя, и назвала того Кристофором. Говорят, кролики много и с удовольствием случаются. Так что явно родственники с рыжим магом.
Всю осень готовились к первому экзамену. Сами. Мэридит ни словом, ни полсловом не намекнула, в чем будет заключаться испытание. Поэтому первую половину дня Кера отдавала упражнениям, вторую — просиживала штаны в библиотеке.
Ранним утром в декабре, когда туман сменился пургой, Керу разбудила сама Мэридит.
По келье гуляли сквозняки, дыхание поднималось от губ облачками. Ударили первые настоящие морозы.
- Одевайся. Живо. И бери кролика. Да-да, бери. Сегодня он тебе пригодится. Не думала же ты, что я его так просто тебе дала?
Просто Мэридит не делала ничего и никогда.
Кролик еще спал, зарывшись в сено. Прижала к груди, как куклу. Кролик слабо трепыхнулся и замер.
В главной зале ждали еще семь человек — Кларисса, Лин, Франке, Фойст, Корела, Эда и Либра. Все заспанные, у каждого на руках по кролику. В зале тихо и почти физически ощущается напряжение. Это и есть оно — Первое Испытание. С большой буквы. С красной строки. И это, конечно, запишут в свитке хроник Гаммельна. В первый день настоящей зимы восемь юношей и девушек были призваны к Первому испытанию. Колоночка из восьми имен. Послезавтра в свитке появится еще одна колоночка. Сколько имен окажется в ней? Семь, шесть? Меньше? Первый экзамен удается выдержать далеко не всем.
- Маг не поддается эмоциям. У мага нет привязанностей. Маг всегда спокоен, - Мэридит вот спокойна. Проговаривает давно затверженное всеми наизусть главное заклинание любого мага. Согда плакала у себя в комнате. Один раз. Дверь была приоткрыта, а Кера шла мимо. Согда тогда сидела,уткнувшись лбом в стену, подтянув колени к подбородку, и тряслась в рыданиях. Всё повторяла, что маг всегда спокоен... У мага нет привязанностей.- Помните об этом, когда придет время показать свои таланты. И еще об одном помните — каждый из вас должен бороться за свою жизнь. Это ваша святая обязанность. Ваши жизни нужны Гаммельну. Бороться до последнего. Идти напролом. Не останавливаться ни перед чем. Ничто не имеет значения большего, чем вы сами. Боритесь. С чем угодно, с кем угодно и какими угодно способами.
Лин глупо ухмыляется и подмигивает. Клара решительно поджала тонкие губки. Франке как всегда мужественен, а его шрам добавляет облику решительности пойти и выжить.
И падает ледяная белизна.
***
- Госпожа! Госпожа Кера! Скорее откройте!
Пажонок Рауль долбился в дверь как полоумный. А снились орды гевельфов, за какой-то надобностью набившихся в комнату гостиницы, толкающихся, визжащих и царапающихся.
- Что, Рауль?
- Госпожа маг, откройте мне! И откройте окно!
Дверь едва не сорвали с петель. Окно распахнули, впуская в комнату запахи перегара и дыма.
- Что случилось?
- Смотрите...
Никогда Кера не верила, что хоть одно живое существо может быть настолько большим. И что это существо может летать. И что оно такое красивое. И что на темно-синем, траурном фоне неба оно — как бархатная черная дыра. У этой дыры крылья на полнеба, и звезды блекнут и прячутся от нее в испуге.
- Ооо...
- Дракон! Госпожа Кера, дракон! Он нас всех съест! И сожжет!
- Не кричи.
И тут дракон, растянув свои крылья еще и совсем закрыв звезды, дохнул огнем. Длинный оранжевый язык вытянулся, завился, изошел ярким светом и отозвались тут же крыши городской ратуши и замок прево. Поднялся многоголосный вопль, площадь пришла в движение. Люд бежал, суетливо толкался, тащил на спинах какие-то узлы, плакали дети. Кто-то требовал воды, много и немедленно.
- Леди! Да сделайте же что-нибудь!
- Где капитан?
- Простите, леди, но его светлость сейчас... спят, их не могут никак разбудить.
- Пьян, ты хочешь сказать. Капитан пьян. Ляд бы ему в душу... Позови Гвендолена!
- Тоже...
- Ляд побери, кто-нибудь есть здесь трезвый?!
- Господин Ламберт...
- Тащи сюда господина Ламберта!
Как красив! Смертельной, опасной красотой...
- И вели седлать Мирру! Или оруженосцы тоже пьяны?! Ну!
- Сейчас, госпожа...
Крыши пылали. Ляд подери, как они могут гореть?! Черепица же не горит! Черное бархатное чудовище изогнуло шею, снова сплюнуло клок оранжевого огня... Словно в насмешку вспыхнула еще одна крыша, дескать, горит черепица, еще как горит! Ляд! Искала дракона — вот, получи! И что теперь с ним делать? Спокойно... Дракон — большая рептилия. Ящерица. Огнедышащая. И времени-то нет устраивать ловушки. Что остается? Тенета? Хватит ли сил?
На улице дышать стало невозможно — дымно, глаза разъедало, вертелся в воздухе пепел. Мирра выплясывала, прядала ушами, фыркала. Кера подошла, положила руку на разгоряченную шею лошади. Кокон уже холодил кончики пальцев и лошадь присмирела. Рауль тащил на двор Ламберта. Это было очень хорошо слышно даже несмотря на уличные визги и вопли. Ламберт, тоже граф, а вообще мужчина крупный, зверкой внешности. И ругался соответственно. Если бы Кера не знала, что в отряде д'Эгмона только благородные, подумала бы, что обычный головорез из тех, которые попадаются на тенистых дорожках в Фаджольском лесу. Ламберт бежал за Раулем и рычал всякую дрянь. А на пороге замер, во все глаза уставившись в небо. От изумления только и выдавил:
- Мааатерь моя небесная!
- Не стойте как истукан, граф! Скорее!
- Мы... что.. будем с ним... вдвоем?
- Если бы вы не надрались, как сапожники...
Какой же он всё-таки большой... Маг ничего не боится. Мирра совсем успокоилась. Дракон — большое черное пятно. Странно, что он еще не улетел никуда....
Огонь. Духота и дым. Узкие улицы. Лошади нервничают несмотря на кокон. Грязь.
- Задница Главного Бога! - восклицает ежеминутно Ламберт.
От ратуши остался черный остов, курящийся запашками паленого мяса и чего-то еще тошнотворного. Улицы петляют, простецы, Рауль (этот-то чего привязался?!) и Ламберт, не видят, как тонкая нить тянется за лошадями. Вьется кольцами, свивается в паутину. Дракон мало похож на муху. Вчерашний дворик. А вот фонтана и кадушек с мережками нет. Нечто похожее на обиду — единственное приличное место в этом Гессе. Интересно, успели ли спастись монашки. А дракон притомился, как видно. Сидит на крыше бывшей церкви.
Очень близко.
За спиной тоненько вскрикивает Рауль. Сосунок еще совсем, а вот привязался. У простецов ничуть не лучше, чем в Гаммельне... Тоже... детей...
- Уходите...
Почему-то очень тихо. Только огонь трещит, выхватывает из темноты то выбитые зубы окон, то закопченные стены. Когти у дракона просто огромные, со стальным отсветом. Лошадь Ламберта пятится. Она умнее хозяина. Кокон дрожит в предвкушении. Длинная драконья шея изгибом напоминает узкое горлышко бутыли вина.
- Быстро уходите! Я не могу начинать, пока...
Дракону надоело сидеть. Длинная шея изгибается и большая морда пускается ниже, ниже... Лошадь Ламберта шарахается. За спиной слышится цокот копыт. Животные умнее людей. Можно начинать.
И серые нити паутины натягиваются.
Дракон вздрагивает и начинает бить крыльями. Серые нити липнут к ним, как сладкие нити патоки. Сосет силы кокон. И что-то уходит из памяти навсегда. Наверно, это блекнет Лин. И хорошо...
Дракон бьется, как птица, попавшая в сеть. Под когтями каменная кладка церковной стены крошится, как хлеб. Паутина трещит, но держится.
- Как она его...
А потом дракон странным образом изгибается... большая голова клонится совсем низко.
И глаза у дракона синие-синие. И холодные. Они что-то Кере напоминают. Прошибает внезапным ознобом. Почему дракон никак не успокаивается? Паутина же должна пить его как губка...
И тут дракон начинает хохотать. И нити паутины стекают с него, как вода. Серыми струйками.
И еще ругаются за спиной.
В синих, очень красивых глазах дракона презрение и понимание. Девчонка-маг и большая черная смерть. Очень красивые глаза... Они говорят: искала меня? А я про тебя все знаю. Маленькая мушка в вазочке с вареньем. Они говорят: я тебя тоже искал. Они говорят: ну вот и всё.
А черепица горела, потому что это необычный огонь. Магический.
И смерть разевает пасть, а оттуда вырывается оранжевое. И не горячее оно. А как ветер. Бьет и ломает кости.
Магу не бывает больно.
Но если маг умирает? Но ведь город... И кокон взрывается осколками.
… - Маг! Ты живая? - как из колодца.
Кто-то всхлипывает.
Подхватывают на руки и от этого так больно, что Кера кричит. Хотя маги не кричат.
- Тише... Бедная... А дракон улетел. Как поджаренный. Только держись, а то капитан бОшку мне оторвет. И яйца.
… Длинные узкие улицы. Мирра всхрапывет. Или это не Мирра? Держат на руках. Трясет. Каждая косточка в теле переломана и каждая от тряски взвизгивает.
- Дорогу! Дорогу, отребье! Дорогу магу! Она ваши вонючие жизни спасала, гробилась!
… Дышат перегаром в лицо. Режет глаза свет. Это капитан.
- Ри... мо...
- Что же ты так... девочка... без нас полезла...
Хочется сказать, что немного бы от них было толку. И вообще. Не следовало так надираться.
- Что теперь делать? Ты только не умирай... Тут какой-то лекарь есть.... За ним послали. Девочка... Мне вас всех так... черт побери! Присылают умирать!
Хочется сказать, что лекарь не поможет. Но нужно бороться. Не умирать. Мэридит говорит, что нет ничего ценней собственной жизни. Бороться. Для борьбы нужны силы.
- Не... по... мо...
- Что? - наклоняется к самому лицу, дышит винными парами.
- Не ...по.. мо... жет. Нужны... си...лы... Пить.
- Воды? Вина? Эй, вина!
- Нет... Дай.. мне... силу... От... че... от чело...века... Твою... дашь?
- Силу? Черт подери, не понимаю ваших магических заморочек! Что делать?
- Ляг... ря... дом... Вот … так... Обними.
И он обнимает. И дальше Кера узнает про капитана всё.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 8 Ноя 2011 22:39    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

На самом интересном месте оборвалось... Хочу еще! Wink
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 9 Ноя 2011 06:46    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Вот Вам ишшо Smile

***
- И где это мы? - Лин приподнимает брови. Брови у него загляденье — тонкие и светлые. За эти брови и еще за смазливость Фойст и Франке называют его девчонкой.
Клара зябко ежится — тут снег и холод. Совсем непохоже на Гаммельн. Мэридит не предупредила и никто не догадался прихватить плащи.
- И что Мэридит имела ввиду, когда нас сюда отправила? - задает главный вопрос Кера. Ни намека на человеческое жилье. Белизна до самого горизонта, куда не кинь взор. И холодно. Ветер пронизывающий, метет мелкую снежную взвесь в лицо. Кера поспешно поднимает барьер, тут же ветер и холод исчезают. Кролик на руках обеспокоенно заерзал.
- Ну а что она могла иметь ввиду? Наверно, мы должны найти дорогу домой? - Франке демонстративно зевает и обливается голубым сиянием. У него барьер красивый, яркий. Франке никогда упускает случая прихвастнуть этим своим барьером. Говорит, такой что угодно выдержит. Насчет чего угодно Кера не знает, пока кроме необычного цвета ничего особенного за барьером Франке не замечено.
- Наверно.
«Дорога домой» звучит для Керы странно. И в восемнадцать лет она так и не научилась называть Гаммельн домом. Дом для Керы остался чем-то далеким, неясным, как маяк на море из стихотворения преподобного Лаурена. Дом — это комната, куклы и из окна вид на площадь. Кера не знает даже, как назывался тот город... А Согда никогда не скажет. Возможно, Согда и сама не знает.
- Тогда нужно искать? - робко предлагает Либра. Она вообще самая робкая и мелкая. Напоминает мышку — всегда прячется по углам, всегда чем-то напугана. Её и не драли-то почти, а она Кристофора до смерти боится. В его присутствии начинает заикаться.
Целую мерку, наверно, напряженное обдумывание и переглядывание. Наконец, Эда нарушает молчание. Эда чем-то сильно напоминает Мэридит. Не внешностью, Эда страшненькая, с простецким крестьянским лицом, широкая и бесформенная, похожа на всех этих прачек, кухарок. А вот взгляд как у Мэридит.
- Это экзамен. И кто-то его пройдет, а кто-то нет. Тут каждый за себя. Лично я не намерена всех вас тут вытаскивать.
Фойст фыркает — кто еще кого вытащит!
- А Эда права. Тут каждый за себя. Лично я ухожу искать место, где можно спокойно поработать с силой. И никому не советую за мной идти.
- Я тоже, - пожимает плечами Франке. - Почему я должен кого-то на себе тащить?
- И я... - Лин ухмыляется и, круто развернувшись, быстро удаляется в белесое верчение.
- Ну и я тоже, - Корела сосредоточенна и серьезна.
В конце концов остаются только Кера и Либра. Либра улыбается виновато. Она знает, что когда говорили про «кого-то тащить», имели ввиду ее, маленькую и слабую мышку. Но не решается повернуться и уйти.
- Расходимся? - неловко предлагает Кера.
- А можно, не будем? - жалко просит Либра. Кера пожимает плечами. Лично ей никто не мешает. Кера даже полагает, что не стоило бы никуда уходить. Какая разница, где погружаться в транс? Так какой смысл тратить силы на ходьбу?
- Мне всё равно. Как хочешь. Но я лично намерена сидеть здесь.
***
...Маленький Римо рос в большом и очень старом замке. Замок этот стоял на холме, а вокруг расстилались поля. На полях подлые пахали, гоняя своих изможденных бычков и лошадок, а то и сами впрягались в плуги. За полями начинался лес, и, говорили, там живет страшный людоед-оборотень, который днем выглядит как обычный человек и заманивает к себе маленьких мальчиков и девочек, а ночью превращается в злого медведя и всех съедает. Поэтому Римо опасался бегать в лес, а довольствовался только полями и озером. Во дворе замка был еще маленький садик, в котором вечно пузатая и усталая мама Римо разводила цветы и травы, но потом мама куда-то из жизни Римо делась, и садик пришёл в запустение. От былых времен в нем остались белые головки валерианы, желтый чистотел и одичавшие алые розы. Еще были дубы, на ветвях которых было удобно сидеть и сверху оплевывать братьев и сестер.
Сам замок вечно на памяти Римо был погружен в полумрак и прохладу, зимой в нем дуло из всех щелей и по ночам ветер выводил монотонное «ууууу!». В целом в замке было хорошо, но спать приходилось на одной кровати со всеми братьями и часто посреди сна, кишащего храбрыми рыцарями и приключениями, Римо оказывался на полу. Самым любимым местом Римо была кухня, поскольку на кухне велись интересные разговоры про разбойников и войну, а Римо хотел, как вырастет, стать или разбойником, или, на худой конец, королевским капитаном. Еще на кухне иногда перепадали краюха хлеба с шматом мяса, кусок пирога или даже немного меда. Еще на кухне часто сиживал Ализ, «дядька». Он периодически занимался поркой всего потомства мужеска пола от графа д' Эгмона, но чаще строгал мечи из дерева и делал камышовые свистульки.
Вообще граф Феликс д'Эгмон более всего в жизни преуспел в произведении потомства, а менее всего — в разыскании средств для его содержания, поэтому Римо был обычно босоног, чумаз и полуглоден, но абсолютно доволен жизнью и позже раннее детство вспоминал с благодарностью. Потом в замке поселилась новая хозяйка и жизнь круто поменялась. Эту женщину Римо невзлюбил с первого взгляда. Того самого, который она кинула на подвернувшегося под ноги мальчонку. Презрительного и злого. Возможно, новая отцовская жена была не виновата в том, что не получилось у нее полюбить семерых графских детей от первого брака, или же сказалась разница в возрасте — сорокалетний отец Римо взял в жены шестнадцатилетнюю дочь соседей, еще более захудалых, тогда как старшему сыну графа было уже почти двадцать.
Тем не менее, с той поры жизнь Римо в родном доме превратилась в сплошное избегание подначек, обидных наказаний и мелочных придирок. Поэтому, когда пришла пора пристраивать его в пажи, неизбежное, наверняка теперь уже навсегда расставание с замком, братьями и сестрами, отцом Римо воспринял спокойно и даже с радостью. Он знал, что станет или капитаном, или разбойником. А большего ему и не нужно было.
- Что с драконом?! - выдралась из чужой жизни как из болота. Про дракона помнила всё равно, несмотря на переживания и горести радости маленького Римо. Подскочила на кровати, но тут же рухнула обратно — только показалось, что появились силы. А на самом деле только-только начали срастаться кости. Кажется.
Капитан, похожий на отжатое прачкой белье, лежал с закрытыми глазами и улыбался.
- Ну вот, кажется, оживаешь. А дракон улетел. Боже, какая слабость. Это так и должно быть?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 9 Ноя 2011 22:19    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Нравится, но мало... Еще, еще, пожалуйста! Wink
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Morowell Прекрасная леди

Жрица Мааль-Бли


Откуда: Киев

Полирует доспехи Эриа

Родители: Дарина и Мэтр Оливье
Дети: mainglot, Llien_Alana, Лисёныш, Аришок

СообщениеДобавлено: 10 Ноя 2011 14:06    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская
Здорово ! Удивительно ! Пожалуйста еще , еще ... be mine!
_________________
Коротко о себе: Волшебная на всю голову!

Мне вчера сказали, что я живу фантазиями. Я чуть с дракона не упала)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 10 Ноя 2011 18:45    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Уай, читателиииии!
Ура! Спасибо!

Ради такого случая - вот еще прода Smile

- Да. И будет еще хуже... Будем неделю лежать... наверно... Я забыла, что дракон?
- Улетел. А ратуша сгорела начисто. Пока не прогорела полностью, огонь не стихал. Странно, да?
Под руками — надежное тепло капитана. Он большой, сильный, в нем еще много жизни, а в Кере все поломалось и никак не хочет срастаться.
… Пажом Римо быть не понравилось. Он должен был прислуживать молодой леди, невесте герцога Нулемского, и леди эта Римо сильно напоминала мачеху. Такая же белокурая и высокомерная, жеманная и капризная. За ней нужно было везде таскать тяжелый хвост горностаевой мантии, в нужный момент подавать леди бонбоньерку или веер, или вышивание, или блошницу, или... тысячи разных мелочей, о существовании которых раньше даже не подозревал. Замок, в котором обитала леди, совсем не походил на родовой замок д'Эгмонов, он был гораздо меньше и не напоминал издали бесформенную серую глыбу, изящные его башенки стремились в чистую голубую высь стрелами, а внутри никогда не гуляли сквозняки, потому что все стены были увешаны дорогими коврами и гобеленами. В алькове у леди постоянно горела медная жаровенка и даже зимой было тепло. Всё здесь было иначе и Римо определенно не понимал, как здесь можно научиться быть рыцарем. Или хотя бы разбойником. Ни с чем опаснее женской шпильки Римо тогда обращаться не учили. Зато иногда учили буквам: каждую нужно было написать пергамента, проговорить вслух... если леди не нравилось, как получилась буква, нужно было смыть ее и написать заново. Потом, еще хуже, нужно было складывать эти буквы вместе. А леди постоянно сердилась, если не получалось, называла тупоголовым индюком.
Зато после леди Римо попал на воспитание к лорду. И уж тот всякими глупостями не озадачивался. Буквы тут же были заброшены, с утра до вечера Римо натачивал меч лорда, чистил его лошадь, дрался с другими пажами на деревянных мечах и носился по замку, учась находить спрятанные ловушки.
А однажды, когда Римо уже полностью уверился в том, что станет когда-нибудь капитаном, и вовсю мечтал о приключениях, они и произошли. Целый месяц лорд ходил мрачный, хмурился, о чем-то тихо переговаривался со своими рыцарями, из дальних ленов потянулись отряды. Леди ходила с красными от слез глазами, а потом вообще уехала. Тайно, ночью, с группой рыцарей. Куда, никому не сказали.
И еще через неделю Римо проснулся среди ночи от звука боевого рога.
Он вскочил, что-то натянул впопыхах и выскочил из покоев, только сейчас сообразив, что господина на месте нет. В узком коридорчике суетились. Очень тихо суетились, сосредоточенно. Только бряцал металл.
Во дворе стояла еще стылая октябрьская ночь, и стояли рыцари. Господин в полном боевом облачении тихим голосом отдавал какие-то приказы. Очень странно, что он не разбудил Римо раньше, чтобы тот помог своему господину облачиться. Римо неуверенно приблизился к рыцарям. Тогда еще, лет в тринадцать или четырнадцать... точно своего возраста Римо не знал, потому что отец точно не мог вспомнить, когда именно на этот свет появился третий, не особо нужный сын...так вот, в свои тринадцать или четырнадцать лет Римо был пока еще гораздо ниже и уже даже невысокого сэра Гэмли, немного робел этого закованного в латы леса вокруг господина. На дворе в свете костров суетились другие пажи и оруженосцы. Господин кивнул, сэр Лэндом подозвал своего оруженосца…
- Господин…
- Римо. Наконец-то. За тобой посылали. Кажется. Осада, если тебе еще ничего не объяснили. Проклятый Морсби! Неймется… Иди сейчас с сэром Лэндомом и внимательно слушай, что он скажет.
Сэра Лэндома за спиной называли Черным вдовцом. Говорили, что когда-то давно он повесил в собственном саду неверную жену и ее любовника.
- Да, господин.
Сэр Лэндом совсем не напоминал женоубийцу. Он шёл размашисто, торопливо, по узким коридорам, которые Римо помнил слабо, отпирал двери, которых Римо вообще не помнил, и за ними начинались совсем узкие коридорчики, в которые широкоплечий Лэндом проходил только боком.
- Запоминай! Второй раз не покажу. Вот здесь выдвижные «зуба». А отсюда посыплется камень. Видишь отверстие?... Вот здесь упадет решетка. И последнее – смотри внимательно. На эту плитку не наступай. Там будет кипящая смола… Запомнил?
- Да, сэр Лэндом. Только… сэр. Можно узнать…
- Нельзя! Твой господин сам тебе всё скажет. Когда придет время.
- Благодарю, сэр.
Дальше были дни, неотличимые друг от друга, и почти бессонные ночи. Днем лорд расхаживал по крепостной стене, бормотал себе под нос, на Римо внимания не обращал. По ночам Римо таскал за господином запасной щит, а вокруг свистали стрелы. С крепостных стен казалось, что внизу плещется целая черная река, бурливая и громкая. Река эта своими всплесками поднимала, казалось, целые тучи комарья, только это было не комарье. Со стен на реку лились смола, кипящая вода, сыпались ответные стрелы. Река меньше не становилась. Римо было страшно, хотя он никому бы не признался даже под пытками. Он видел, как коротенькая арбалетная стрелка впилась в плечо сэра Гавейна, пробив кольчугу. Потом лекарь сказал, что это какие-то необычные стрелы. А сэр Гавейн умер на третий день в мучениях. В крепости не было ни одного мага, а лекарь знал только три заклинания, и те, кажется, были всего лишь пустым набором звуков.
А еще через три дня ранили лорда. А ведь говорил ему сэр Гэмли – не стоит попусту рисковать жизнью. Лорд не сердился, только качал головой и говорил Римо: мальчик, помни, что место господина на пиру всегда во главе стола, в битве - в первом ряду, а в осаде – на крепостной стене. Воины должны видеть в своем господине пример для подражания в любом добром деле. И лорда ранили. Не по вине Римо. Если бы Римо не держал хорошо щит, то вообще бы убили.
В последний раз Римо видел своего лорда как раз в ночь, когда по небу пролетела Дурная звезда. Её длинный голубой хвост был отлично виден до самого утра, и воины, стоявшие в карауле, боязливо и суеверно перешептывались. Кто-то сжимал в руках амулет от сглаза, кто-то – Спасительный крест. Лорд ни чего не сжимал, ему притащили прямо на стену кресло, и он просто сидел. А Римо стоял рядом и в ужасе глядел на страшное знамение. У Римо не было ни амулета, ни креста. Лорд совсем обессилел и говорить мог только шепотом. К середине ночи звезда сделалась красной, как кровь.
И черная река внизу пришла в движение.
На этот раз было куда страшнее. Приволокли большую осадную машину. Она походила на голема или людоеда.
И были огонь, крики, постоянное смертоносное жужжание, смрад кипящей смолы и крови, и бывший оруженосец Гавейна, а теперь новопосвященный рыцарь Ульрик, упал на колено и принялся хрипеть. Подбежал лекарь, покачал головой и умчался в другое место. Он спасал тех, кому еще можно было помочь. На остальных времен недоставало.
Лорд тогда поманил Римо пальцем, велел наклониться. Обдал горячим дыханием:
- У меня для тебя задание. Очень важное, мальчик.
Остановился передохнуть. Слова со свистом срывались с губ лорда и Римо показалось, что господин теперь не жилец. А кроме господина у Римо совсем никого не было на этом свете.
- Я рад исполнить его для вас, сэр.
- Тебе… Лэндом показывал путь. Этот путь ведет в лаз. Лаз доходит до леса. После леса иди на северо-восток, обогни болото… Увидишь деревню. В деревне постучи в крайнюю лачугу и скажи, что от меня. Тебе укажут путь.
- Но…
- Слушай дальше, мальчик! Ты найдешь леди Ивен и передашь ей мои слова. Скажешь, чтобы она берегла себя. Немедленно отправлялась к королю. Просила бы у него убежища и заступничества для себя, и справедливого королевского суда для чернокнижника Морсби. Молчи. Слушай.. мне.. тяжело… если король будет настолько милостив к леди, что согласится отправить к замку подмогу… то запасов продовольствия у нас только на одну луну. Пусть это учитывают. Если придут позже… замка не будет…
- Но как же вы, мой господин? Вы же можете сами… Пройти через лаз и сказать леди…
Хриплый смешок.
- Место лорда – на крепостной стене. И потом, мальчик... как ты себе это представляешь? Узкий лаз… по нему не проведешь лошадь, а без лошади я не пройду и половины пути…
- Я понимаю… мой лорд… Но…
- Служи верой и правдой леди Ивен. Она носит под сердцем наследника Нулемского герцогства… Отдашь ему этот перстень, когда подрастет.
С пальца – вправленный в золото рубин.
- Мой лорд… Но, может, вы еще выстоите? Замок и не такое…
- Посмотри внимательно, мальчик… На воинов… Внизу! Гляди хорошо… Самые дальние ряды…
- Их много, но…
- Гляди. Внимательно гляди… Что ты видишь?
- Мой лорд!
- Да. Гевельфы. А Морсби, как я и подозревал, – чернокнижник. На самом деле нам не выстоять и половины луны.
- О. Мой лорд… Я … я исполню всё в точности!
- Прощай. Благословляю тебя. Ты еще станешь рыцарем, я верю. А теперь беги. Тебе приготовили дорожный мешок со всем необходимым. У тебя есть две мерки. Потом по лазу потечет кипящая смола.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 14 Ноя 2011 07:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

… - Ммм… не уходи…
- Капитан! Ох… прошу прощения… я не знал… но вам..
- Чего тебе? Пожар? Потоп? Мор? Нет?! Так ступай и не возвращайся! Видишь, чародейка спит!
- Капитан… вам бы поесть… Вы со вчерашнего…
- Ляд! Давай сюда. Леди… Вам бы подкрепиться…
- Ммм… что?
- Еда… Бульон, кажется… Будете?
Лежать в постели с мужчиной, с голым мужчиной (и когда успели раздеться)… тесно прижавшись к нему всем телом… и ничего совершенно не хотеть… Было странно. И еще более странно было, что – только что был замок, обреченный лорд Нулемский, красноватый отсвет Дурной звезды… А теперь вдруг – грязный потолок, потный лен простыни… И очень странно глядел Ранульв, когда расставлял на столе миски и кувшины. Сильн хотелось есть.
- Да. Буду.
- Я... не буду мешать… - красный, как вареный рак Ранульв пятился, пятился, пока не уперся спиной в дверь. А там стремглав вылетел наружу и захлопнул дверь за собой.
Римо, невозмутимый и спокойный, не смущенный своей первозданной наготой ни капли, поднялся. Хмыкнул.
- Они решили, что нас тут целый отряд. И все голодные… Леди? Будете пирог?
- Римо… а… чем всё закончилось? Тогда?
Обернулся. Странно поглядел:
- Скорее всего, я выжил.
Кера не сразу поняла, что это шутка. На ее памяти капитан пошутил впервые. Но как-то не смешно.
- Мне почему-то кажется, что нет.
Он кивнул. Отвернулся к столу.
… Он не выполнил ни одного из обещаний, данных своему господину. В лесу оказалась засада. Десяток гевельфов и какой-то рыцарь в шлеме с клювом. Святой крест помог Римо, никак иначе. Римо удирал как черт с паперти, а за спиной хлопали крылья. Потом вдруг рассвело – внезапно, и Римо обнаружил себя далеко и, кажется, совсем не там, куда велел бежать лорд. И еще почему-то болело плечо. Сильно. И распухло. Римо огляделся по сторонам, испугался, что где-то далеко есть еще эти твари – наверно, на всю жизнь вперед испугался – и побежал туда, где, как ему показалась, должна была находиться деревня.
Сколько он бродил, не помнил. Но до деревни дошёл. Постучал, куда было велено. Там открыли. Накормили. Переодели в простую, грубую одежду виллана. Была там такая круглая, добрая подлячка, похожая на матушку Алиссу из замковой капеллы. Она все охала и суетилась, когда стаскивала с Римо прежнее рванье… Опять же, как Римо, без мерки оруженосец, мог допустить вилланку к… Обнаружили это плечо. Пришел муж вилланки, вправил. Римо думал, помрет на месте. Но дали коня, отправился искать леди Ивен. Опоздал… Он не совсем понимал, что же произошло… леди в положенном месте не оказалось. Не ждала она вестей о муже. И тогда поскакал Римо к самому королю. Через всю страну, через мятежные области, через «дурные» места и голодные веси. Положение его тогда было отчаянное, полуголодное и совсем больное… Оборвыша едва пустили ко двору. Сплошь незнакомые лица. Непонятно, как себя вести, как и к кому обращаться, чьего заступничества просить… Тот, старый король оказался похож на лорда-господина. Такой же большой и спокойный. Он выслушал оборванца, отдал какие-то распоряжения. Римо пристроили на первое время в королевскую кухню, пообещав подыскать нового достойного господина..
А леди Ивен все-таки нашлась. Через луну пышный поезд въехал в королевский домен. Черноглазый хромой лорд спешился и помог выйти из кареты страшно бледной и худой, но все равно красивой леди. Леди Ивен Морсби, владелице герцогства Нулемского…
… - Я, знаете ли, провалил свое первое испытание. Если бы я тогда не заблудился… Возможно, я бы успел спасти свою госпожу.
- Я тоже провалила. Что теперь?
- Наверно, ничего. Совершенно ничего. Поймаете еще своего дракона, освободитесь от договора… Я вам еще нужен?
- Да. Но если вам обременительно, можете позвать кого-нибудь еще.
- Подкинуть к вам в постель кого-нибудь еще? В вашу теплую, уютную постель? Нет, извините…
И смеется. На самом деле смеется, по-настоящему.
***
- Зачем нам кролики? Ты ничего про это не знаешь?
Либра давно уже сидит, бездумно глядя на мельтешение снежинок в воздухе. Снежинки очень красивые, узорчатые и хрупкие. Кера сама их разглядывала мерки две. В Гаммельне снег всегда мокрый, слипшийся хлопьями. Кролики, накрытые барьерами, впали в меланхолию и вяло подрагивали. Им здесь не нравилось.
- Нет. Мэридит ничего не говорила.
- Есть хочется…
Поглядела на своего кролика. Кролик равнодушно повел ушами и решил спать. Спать действительно очень хотелось. Даже больше, чем есть.
И барьер как-то слабо грел. Совсем почти не хотел удерживать тепло.
- А мне просто очень холодно. Я, наверно, совсем здесь замерзну… Мне не нужно было в этом году проситься на экзамен… Мэридит не хотела меня пускать, потому что я слабая. Я тут самая слабая…
- Прекрати болтать. Я ищу. Лучше присоединяйся. Вместе проще.
- Мне холодно…
- Мне тоже. Тем скорее мы должны отсюда выбраться. Не собиралась же Мэридит на самом деле нас заморозить? Ну, встряхнись!
В глазах Либры – тупая тоска.
- У меня не получится.
- А у меня получится! Только помоги мне!
Ручка у Либры ледяная, маленькая в ладони Керы. Либра вся словно бы вылепленная искусными руками из фарфора дорогая кукла, хрупкая и красивая красотой, так отличной от беспородной красоты прачки Люсьен изящной утонченностью, и теплом – от холодной аристократичности Мэридит. Кера словно бы впервые увидала эту «мышку». И до сих пор нетронутая. Мэридит как-то обронила мимоходом, что бережет Либру для двора. Кера тогда пожала плечами – никакие дворы ее не интересовали. Известно, что ко двору отправляют самых слабых магов, тех, которые только и способны приворотно-отворотные зелья варить. А что, тоже нужно, король регулярно требует. В том духе, что Их Величество Гаммельн кормит и поит, и защищает, и хотел бы видеть благодарность.
Мэридит, ну где же ты? И что ты имела ввиду…
Кера закусила губу так, что на языке начало отдавать медью. Давай же! Далекий, любимый и ненавистный, пустой и единственно родной Гаммельн! Холодно ведь… И есть хочется.
Ни намека. Словно и не существовало в природе кирпично-серой, большой и мрачной крепости. Будто не в нем прошли десять лет Кериной жизни. А она-то думала, что всегда теперь будет чувствовать его тягучее, медленное давление где-то под сердцем – как буссоль, как невидимую нить.
Смеркалось. Снег перестал. Тишина стояла – хоть вой. Либра опять впала в апатию.
Ночь подкралась черной кошкой. Барьер выдыхался, устал уже держать тепло. Тепла того и было-то - чуть.
- Эй! Не спи! Рассказывай мне что-нибудь.
Либра вздрогнула.
- Что? Ой. Мне сон снился. Кажется. Что я иду по красивой зале – большой…
- Хорошо. Давай сюда, ко мне поближе. Вдвоем легче согреться. Рассказывай еще!
- Золото блестит… Красиво, как … не знаю! И на мне красивое платье. Не одна ты помнишь… кое-что. Только я совсем никому не говорю. Чтобы меня не били, как тебя. А я помню, что у меня была мама. У нее было платье… золотое…
- Погоди… кажется, я что-то нащупала… чувствуешь? Ну-ка…
Но нет, пустое.
Ночь - кошка. Толстая гаммельнская кошка с круглой мордой и зелеными глазами. Глаза-звезды перемигиваются, а небо глубокое, каким никогда не бывало небо в Гаммельне.
Всё пустое.
- Рассказывай дальше…
- Знаешь, я на самом деле не хочу возвращаться в Гаммельн. Мне иногда кажется, что я как муха, попавшая в паутину. Пришёл паук и пьет мои соки. И если я еще хоть сколько-то проживу в Гаммельне, от меня совсем ничего не останется. Только сухая кожица.
- Странно, но я тоже туда не хочу. Но надо. Иначе замерзнем. И нужно понять, причем здесь кролик. Думай, Либра!
Утро слеповато поглядывает с востока, подкрашивает снег кровью.
Всё холодает. Кролик на коленях Керы спит. Но не мерзнет пока. У него белая густая шерсть и тепло тела хозяйки.
- И там будет тепло… жаровня такая…
- Либра! Хватит! Думай… Ляд, не думается никак!
- Есть хочется… Вот бы…
- Нужен огонь. Так не согреемся.
- Тут нечего поджечь…
- Силы. Ляд побери, силы нужны!
- Я, наверно, умру…
И теперь Либра кажется привлекательной… Крохотный уголек силы. Совсем беззащитный. Бороться… Идти напролом. Так, Мэридит? Этого ты хочешь? Собственная жизнь мага всегда дороже? А дороже ли собственная жизнь жизни другого мага? А? Что бы ответил Гаммельн? Нет. Не ответил бы вообще ничего. Решайте сами, пожала бы плечами Мэридит. Либру ты готовишь для двора. А Кера Клюйка, помойная птичка, у тебя главная надежда. Не надейся… Но…
- Тьфу! Прекращай слюнями капать! Кролика пей! Вот для чего нам кролики! Мы сами себе готовили запасные источники!
- Но… Он хорошенький… Мне его жалко…
Действительно. Кролик был хорошенький. Он забавно грыз овощи. Забавно бегал, переваливаясь с лапы на лапу. Забавно сердился – фыркал и рычал. А теперь забавно спал на коленях, пригревшийся и пушистый. И совсем не забавной казалась мысль, что никакой разницы между этим, собственными руками вскормленным кроликом и толстыми, злыми кролями из клеток на заднем дворе, нет.
Но у мага не бывает привязанностей. Любовь делает мага уязвимым.
- Мэридит говорила, что мы должны выжить.
- Ага… Но я… не могу.
- Пей! А потом мы их поджарим и съедим. И сможем продержаться еще сколько-то. Может, смысл в том, чтобы продержаться как можно дольше?
- Хорошо бы.
Кролик трепещет и поскуливает. Пьет живое существо Кера впервые. До этого, случалось, «подцеплялась» к амулетам и источникам.
И вечер. И ночь. Ночью начинается метель. Ни намека на спасение. Но сил, взятых у кролика, достаточно, чтобы держаться. А благодаря нежному мясу желудок не стонет и не мешает искать… искать… Только Либра плачет. Ей до сих пор жаль кролика. Кере тоже жаль.
Новое утро брезжит по далеком краю равнины. Уже второе утро…
Опять набросился дикий голод.
И был день. Днем снег золотился колючими искорками, лез в лицо, таял под ладонями. Либра рассказала уже все, что помнила из детства, чего боится, что любит и чего хочет – по третьему кругу.
Вечером уже не просто есть хотелось, хотелось… Ляд, как Кере хотелось «пить». Либра… она что, не понимает? Это хорошо, что все разбежались в разные стороны.
Вечер уже густел, когда еще похолодало. Барьер уже не хотел защищать от резких порывов ледяного ветра, ежился и блёк. Либра полностью уверилась, что в этом ледяном аду ей предстоит сгинуть, умолкла и принялась ждать смерти.
А потом…
- Либра! Либра, ляд подери! Либра, гляди!
Далеко-далеко, почти на съеживающемся в наступающей темноте горизонта, показалось пятнышко. Это пятнышко принято сначала было за куст, но потом вспомнили, что кустов никаких раньше не видели. К тому же пятнышко всё увеличивалось в размерах.
- Человек, - с надеждой предположила Либра.
- Если не зверь. Или какой-нибудь врэк, - что-то подсказывало Кере, что одним только холодом Мэридит в своих издевательствах не ограничится.
Девушка примолкла, с испугом вглядываясь в пятнышко. Пятнышко обернулось пятном, а потом и вовсе оформилось во вполне узнаваемую фигуру. По ледяной пустоши определенно брел человек. Человек этот спотыкался и ежился под порывами ветра.
Ближе, ближе и ближе…
- Лин! Это же Лин! – с Либры разом стекает сонное оцепенение.
- Точно. Лин.
Всё еще не верила.
- Лин! Лин Коралл, это ты? – Либра подскочила и бестолково замахала руками.
Он, видимо. Страшно замерз, а его барьер уже почти не ощущался. Лин всегда был слабее.
- Кера? Либра? – у Лина зуб на зуб не попадал. – Кера, как же я тебе рад! Я все пытался пробиться! Тут словно колпак какой! Кера! Как же я рад! Я просто счастлив… я думал, всё, конец…. Совсем помру… дай я тебя обниму…
Кера не успела ничего сказать, а в плечи уже вцепились ледяные пальцы, а Либра взвизгнула что-то восторженное. И Кера Лину, разумеется, тоже была рада… Ровно два биения сердца. А потом…
- Пусти! Урод! Пусти!
- Как же я скучал… какая ты… вкусная…
- Кера! Кера, что происх…
- Урод…
Керу пили. Как кролика. Тут она догадалась – каждый за себя. Но, наверно, было поздно.
***
- Чего желает госпожа? – любопытно-угодливый нос трактирщика сунулся было в комнату, но после невнятного чертыханья капитана благоразумно скрылся за дверью и дальше разговор продолжался так.
Кера почувствовала, что теперь всё, пора вставать. Три дня валялась дохлым гевельфом, а сейчас наконец нашла в себе силы встать, отыскать гребень, натянуть рубашку. Капитан привел уже себя в порядок, натянул рубаху, шоссы и дублет.
- Госпожа желает корыто горячей воды. И узнать последние новости. А еще – капусты с бараниной, - уверенно прокричал капитан.
Кера слабо улыбнулась. Волосы слиплись в испарине и никак не поддавались густому гребню.
- Это всё? Что госпожа желает пить? У меня тут, значит, запасец вина… Мердо, значит, двадцатилетней нонче выдержки…
- Давай сюда твое мердо.
- Слушаюсь, господин… Сейчас пришлю сюда мою супружницу, она страсть как любит новости рассказывать.
«Супружница» явилась под дверь аккурат вместе с лоханью воды. Помогла Кере вымыться до хруста, привела в порядок волосы, сноровисто уложила их в две косы, зашпилила на голове, оставив только какие-то локоны. Видать, по моде. Кера обычно собирала волосы в узел. Пожалуй, косы шли к ее острому лицу куда лучше. Все свои действия трактирщица сопровождала трескотней: что, де, в городе переполох, всех храмы трезвонят, народ боится лишний раз ногу казать в церковь, а квартал выгорел, а с ратуши пришлось снять весь купол, все равно обгорел. А городской голова хочет лично нанести визит чародейке, спасшей город от гибели. И что монашки из погибшей церкви успели вовремя сбежать и рассказали, что дракон, еще в человечьем обличье, пришёл в храм, вроде как помолиться, а потом каааааак заорет! – тут трактирщица от избытка чувств взмахнула гребнем и почти взвизгнула – и вдруг превратится в здоровенное чудище! И как начнет поливать огнем аналой! А еще он опять прилетал. Сделал большой круг над городом, гадина, похлопал крыльями, послушал, как все визжат, и улетел. Боится чародейку, видать.
Болтливая разносчица новостей выдохлась и ушла.
- Римо, ты видел дракона?
Мердо оказался не самым плохим вином
- Да. Ты спала. Среди дня. Очень большой. Закрыл собой все небо.
- Да, он большой…
На самом дне оказался осадок. Кислый.
- Так чем всё закончилось? Всё-таки? С твоим испытанием?
- Провалили, я же говорила. Мэридит долго кричала…
И кричала, и молчала, и поджимала губы. Твердила, что маг никогда не поднимет руку на мага. Что магов мало, они должны держаться друг друга. Что маг магу – брат родной, ближе любовника, ближе…. дальше она ничего придумать не смогла, и устала. Лина отправили на скотный двор. Керу – в лазарет. А после Мэридит пришла, села рядом и тихо, бесцветно рассказала, как Кера своей глупостью и недогадливостью ее разочаровала. Ведь и нужно-то было всего лишь всем вместе взять и подумать. И общими усилиями взломать преграду…
- … ничего интересного.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Алмосты Прекрасная леди

Познающий Окольные Пути


Откуда: Поволжье, Саратов


СообщениеДобавлено: 15 Ноя 2011 13:21    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Тезка!Как же здорово! Я даже не догадываюсь о следующем повороте сюжета! Как говорят старшие товарищи -
Проду - народу! I love you1
_________________
Жизнь - это чудо, а чудо не запретишь! Да здравствует амплитуда - то падаешь, то летишь!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Александра Огеньская Прекрасная леди

Гонщик на Пути





СообщениеДобавлено: 15 Ноя 2011 18:09    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Алмосты, тезка? Здорово!
Спасибо за коммент! Ну, выкладываю. Надеюсь, следующий поворот сюжета тоже удивит Smile
Физически не успеваю вычитывать... Буду постепенно, ага?


3. Выродки.

Перепевы птиц над головой напоминали о чем-то давнем, добром и из прошлой жизни, которую Кера никак не могла вспомнить. Трава налилась соками, и пиликали, как пьяный скрипач из Уэшли, кузнечики. Кера лежала на своем плаще и задумчиво жевала стебелек клевера. Магу позволено валяться безвольной соломенной куклой на плаще. Она не подлая, чтобы каждый проходящий рыцарь задирал ей юбку, и не благородная, чтобы каждый проходящий стремился спасти честь помешанной дамы.
- Маг?
- Капитан?
- Ты отдохнула? Можешь уже отправлять нас обратно, или так и будешь валяться?
- Иди к ляду. Я отдыхаю.
- Ушёл.
Почти уже задремала. На поляне Кере нравилось, здесь было тепло, сухо и спокойно. В отличие от Уэшли, в котором промозгло, грязно и всегда шумно. Еще этот постоялый двор, в котором на Керу глядят косо, с нескрываемым отвращением. Здесь чародеев не любят. Дикие земли с дикими нравами. Если бы капитан не дал явственно понять местным, что Кера – его женщина, и что все тридцать шесть рыцарей готовы защищать ее от любых посягательств, гореть бы Кере уже на костре. Поэтому местные крестьянки от чародейки шарахаются, закрывают тканью лица своих младенцев от «дурного глаза», а мужики- вилланы обходят стороной, как чумную. От их липких взглядов тошно.
С капитаном установились странные отношения. Кера теперь всё про него знала, а он про неё. И оба знали, что знают, что… Тьфу. Странные, короче. Но капитан теперь слова поперек не говорил.
- Простите, госпожа…
- Гвендолен?
- Капитан там… Зовет. Срочно.
- Какого ему… Прошу прощения. Сейчас.
Капитан ждал в палатке. Сидел за походным столиком и цедил из фляжки вино. Привычки цедить вино среди дня да в дозоре Кера за ним прежде не замечала. По столу расхаживал великолепный белоснежный голубь с мохнатыми лапками и периодически клевал хлебную горбушку. Капитан глядел на него с мрачным, тоскливым недоумение, словно бы из последних сил сдерживая желание свернуть птице шею.
- Вы меня звали, капитан?
- Только что прилетел этот вот красавец, - слово «красавец» Римо произнес с той же мрачной досадой. – Король зовет меня ко двору. На турнир. Мне нужна леди для сопровождения. Вы едете со мной.
- Что? Я же…
- Вы единственная леди отряда. Другой у меня нет. Поэтому извольте.
Так Кера впервые поехала на турнир. Рыцарский. В качестве леди.
***
Толстая мужичка в белом переднике сунула лапищу в Керину шевелюру и принялась вычесывать волосы грубой металлической щеткой. Кажется, обдирая нежную кожу до крови.
- Потерпите, благородственная госпожа. Красота, она, сталбыть, требует…
Вычесывать таким жестоким образом волосы приходилось потому, что с прической придется проходить ближайшую неделю. Волосок к волоску. У Керы не было служанки, которая могла бы поправить кудри в любой момент, а нанять девушку для поездки не удалось – в проклятом Уэшли к «ведьманке» в услужение не пошла ни одна. Ни за какие деньги. Эта вот мужичка, и то постоянно сплевывала через плечо, то и дело выволакивала из кармана неопрятного передника какой-то вонючий пучок и им обмахивалась.
Вычесанные волосы сплели в две косы, а потом эти косы, предварительно хорошенько смазав жиром и присыпав золотой пудрой, обвили жемчужными нитями и уложили вокруг головы. Пряди у висков подвили, пустили три локона на лоб. Кера глянула на себя в зеркало и отвернулась. Из мутной металлической пластины на нее глядела совершенно незнакомая, худая и остроносая дама с черными как уголья глазами на пол-лица, подведенными еще угольком, и аристократически-бедным припудренным лицом. В целом эффект выходил – даму похоронили, а она вдруг завампирилась и из могилы поднялась. Но, говорят, такая сейчас мода при дворе. А там, при дворе, если будет модно дохлых мышей на платье пришивать, они ж и пришьют.
На кресле ожидал приличествующий благородной леди корсет. Смотреть без содрогания на металлическую капканоподобную конструкцию у Керы тоже не получалось. Подумалось, что Кристофор мог бы не драть девиц. Напяливал бы на них на вечерок этакую дрянь, и довольно. Грудь зажимает, бока натирает, нижнюю рубашку рвет. В нем тоже нужно просуществовать неделю.
И торчит огородным пугалом платье. Под стать внешности «леди». Капитан расщедрился, отвалил золота – на мужичку, корсет и платье. И еще на красивую лошадку для леди. Леди полагаются не большие выносливые жеребцы скаковых пород, а маленькие, гибкие и изящные лошадки Восточных островов. Они золотистые и очень робкие. И стоит такая если не состояние, то половину точно. Когда такую красотку привели на заплеванный неметеный двор, а она пританцовывала, бряцая серебром подвесок, Кера долго стояла и глядела на нее в немом восхищении, и никак не могла поверить, что вот это – ей. Подарок. Робко спросила капитана, зачем. Тот пожевала губу и довольно холодно ответил, что он, как ни крути, наследник знатного рода и уж должен обеспечить свою леди самым лучшим. Хотя бы раз в году.
Кера кивнула. Странно, но она была почти разочарована. Вдруг появилось ощущение, как если бы оделили подарком, предназначавшимся кому-то другому. Кому-то он подбирался со вкусом и любовью, а вручить не вышло. Вот и передарили кому придется. Тоже, конечно, хорошо. Как мужичке – обносок с плеча благородной дамы. Тут же подумала, что, конечно, другого-то она пока не заслужила. А еще – что Мэридит бы только посмеялась. Зачем магу забивать себе голову всякими глупостями? Бери, что дают, и всё.
Подумала – и перестала забивать.
Лошадка прядала ушами, перебирала ногами и доверчиво тыкалась Кере в ладонь за краюшкой хлеба. Звали ее Циллой. На нее Кера взгромоздилась непривычно – боком, рано утром следующего дня. Затянутая в корсет, зашнурованная и задрапированная в синее роскошное платье и спрятанная под вуалью. Таким кулем положено быть даме, собравшейся ко двору. Золотистая лошадка вытанцовывала на дворе добрую мерку, прежде чем черный как сам Ляд конь неспешно вышагал из конюшни. На коне сидел человек, напоминающий капитана Римо лишь отдаленно. На человеке был щегольский берет с черным пушистым пером , бархатный черный плащ, пристегнутый серебряными фибулами к доспеху, рубаха с кружевными манжетами и черные буфы. И шпоры на сапогах тоже были серебряные. Черно-серебряный сказочный принц.
Этот принц улыбнулся — по-настоящему, широко и доброжелательно. Подвел коня ближе.
- Едем, леди Клюйка?
- Едем, лорд д'Эгмон.
Через взмах руки и коротенькое слово открылась равнина. Сочно-зеленая, пахнущая влагой и сенокосом.
***
Среди драконов бывают выродки.
Про нормальных драконов знают все: достаточно пройтись по рыночной площади в воскресный день и послушать разговоры, чтобы в этом убедиться. А можно даже не ходить по рынку, а заглянуть в магическую лавку. Вам обязательно предложат чешую дракона, или его коготь, или зуб, или уж совсем непотребство — его заспиртованный корень. Уже исходя из этих нехитрых товаров можно сделать вывод, что отношения между родом людским и родом змеевым не лишком дружественны. Так уж повелось, что доблестным рыцарям положено убивать мерзостных ящеров в честном бою и приносить их головы к ногам прекрасных дам. Дракона, правда, не убьешь в честном бою, поэтому большинство доверчивых и доблестных рыцарей погибает, проклиная подлых и коварных ящеров. Другая часть рыцарей, не такая доблестная, зато более осведомленная, с драконами не дерется. Ни в честном бою, ни в каком-либо ином. Осведомленный рыцарь идет прямиком к магу, платит некоторую, довольно значительную сумму, получает в руки зачарованную карту и, руководствуясь оной, отправляется на Драконий погост. В место, куда приходят умирать драконы. Там рыцарь выбирает голову дохлого дракона посолидней, беззастенчиво рубит и доставляет своей зазнобе.
Сюда же периодически наносят визиты маги, у которых возникала нужда в драконьей чешуе, драконьем когте или непотребном драконьем корне. Хотя маг как раз и мог бы победить дракона в честном бою, в отличие от рыцаря никакой доблести он в этом не видит и зазнобу таким подарком завоевать не пытается никогда. Нет, не нужны магам такие подвиги. Хотя иногда и приходится их совершать. Драконам отчего-то очень не нравится, что какие-то презренные людишки смеют нарушать покой мертвых. Не любят отчего-то драконы мародеров и вандалов. Поэтому застигнутым врасплох рыцарям и магам приходится периодически отбиваться от разгневанных святотатством драконов. У первых отбиваться выходит хуже, вторые чаще получают в свое распоряжение еще тепленькие трупы. Что несколько приятней, чем трупы разлагающиеся.
Драконам людские трупы без надобности, им даже живые девственницы не нужны. Драконы не едят разумных существ, хотя и ставят иногда под сомнение разумность иных людей. Разумное существо никогда бы не вытворило с себе-подобным того, что вытворяют иногда людишки. Но тем не менее. Драконы живут себе, изредка отмахиваясь от нападений какого-нибудь очередного доблестного и не очень разумного рыцаря, воздерживаются от встреч с магами, выводят потомство и в своем время отправляются на Драконий погост. К людям они относятся совершенно так, как и должны относиться к глуповатым, жестоким, алчным и наглым мародерам — драконы людей презирают и вяло, без особого рвения ненавидят. И еще побаиваются, как может побаиваться взрослый шалостей ребенка с арбалетом. Но это нормальные драконы, которые достойно умирают на своем погосте.
А есть еще выродки. Про них люди почти ничего не знают, потому что выродков на Погосте не хоронят. Выродки - это такие ненормальные драконы, которым суждено было родиться людьми, да вот по какой-то нелепой случайности выпало вылупиться из яйца. И вот они живут – наполовину люди, наполовину драконы. И людского в них гораздо больше, чем драконьего. Они бессмысленно агрессивны и без нужды жестоки. Редкий выродок может спокойно существовать в клане, обязательно ведь развяжет драку и смертоубийство! Их изгоняют. Возможно, следовало бы сразу убивать, но драконы не люди. Они никогда не бывают бессмысленно беспощадны. Просто изгоняют, и дальше судьба изгнанного их интересует мало. Выжил ли, умер ли, нашел место для гнезда, не нашел… Какая разница? Хорошо, что такие появляются редко, раз в три-четыре поколения. А то и реже: с женщиной, произведшей на свет такого уродца, больше стараются не спариваться.
А уродцам, хоть они и уродцы, жить-то все равно хочется.
***
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Shulvik Прекрасная леди

Возмутитель спокойствия


Откуда: Харьков

Родители: Эриа
Дети: Germesida, Miss Azil, Кассандра, NATHALIE

СообщениеДобавлено: 15 Ноя 2011 21:08    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Александра Огеньская, интригуете Wink Продолжайте в том же духе Smile
_________________
Любовь лишает людей способности мыслить здраво, зато дарит способность не задумываться о будущем и не лишать себя настоящего. (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 2 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».