Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиДраконья кровь

 
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Королевская Библиотека
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 22 Фев 2011 23:40    Заголовок сообщения: Драконья кровь
Ответить с цитатой

Что происходит, если легенда, ставшая сказкой за давностью лет, неожиданно оказывается правдой? Древний закон, неумышленно нарушенный спустя столетия, пробуждает к жизни давно забытую магию. А магии все равно, что за эпоха на дворе. Ведь, если драконья кровь предаст драконью кровь, последствия неизбежны...


Варнинг
: джен, но рейтинг высокий из-за насилия.

...
–И остается... Дрейк, – Санди произносит это как «бинго», но до подлинного «бинго» тут более чем далеко. Что и подтверждает тут же ее сморщенный носик. – Иными словами, ничего.
–Именно, – Кас кивнул, словно ставя точку. Проклятая Сюзанна-Энн Дрейк продолжала мельтешить в деле, но подозревать ее можно было максимум в сокрытии сведений, и то – еще доказать надо... – Скажи мне, что в «Логане» разработали складной экзоскелет, умещающийся в дамской сумочке.
–В клатче, – уточнила напарница с грустным смешком. – Нет, пока что предел – это чемодан, который и не в каждый багажник влезет. Я бы ставила на аффект и биофорсаж.
–Я слышал о мамашках, поднимающих машины, но...
Дальше договаривать необходимости не было. Очень сложно представить, как хрупкая дева двадцати шести лет от роду, весящая не более ста фунтов, входит в мужской туалет и разбивает крепким мужчиной раза в три тяжелее себя зеркало, а также половину сантехники. Осколок унитаза, вышедший из затылка Толстяка, ставил жирный крест на возможной причастности малышки Сюзи... а то, что она оказалась в том же ресторане и на момент обнаружения тела выходила из двери напротив, то бишь из дамского ватерклозета, всего лишь проклятое совпадение. Дерьмовое совпадение.
Мисс Дрейк не понравилась ему еще до этого случая. Бледная моль, зачем-то выкрасившаяся в блондинку, словно пряталась за своими очками, в прямом и переносном смысле. Именно своей близорукостью она и объясняла то, что могла не заметить, кто вошел в кабинет ее шефа. Объясняла дрожащим голосом, крутя в руках поочередно обе пары очков, для работы на компьютере и обычных, пока через стенку возились эксперты, пытавшиеся понять, как в сердце крупной корпорации, куда и муха не пролетит без предъявления пропуска и снимка сетчатки, могло произойти нечто в этом роде.
Такая же зверская жестокость, понятное использование предметов обстановки – что в шикарный ресторан, что в «Логан» сложно войти с оружием... и сила, которую сложно назвать человеческой.
Кас сел тогда на ее место и с неудовольствием обнаружил, что входящие в приемную могли быть видны секретарше – в зеркале напротив ее стола. И, возможно, близорукая женщина впрямь не засекла движения, особенно если сильно была увлечена работой или игрой. В кабинете имелась прекрасная звукоизоляция, Логан всегда держал дверь закрытой и пользовался селектором, так что Дрейк и впрямь могла заподозрить неладное не сразу... и уж точно вряд ли знала, что кто-то решил накормить ее шефа его обожаемыми призами с научных выставок. Наиболее престижными, которые он держал у себя, а не в одном из шкафов в приемной...
–Может, она – гребаный телекинетик, – Санди хлопнула крышкой ноутбука. Было заметно, что напарница раздражена, причем до крайности.
–Неучтенная в таком возрасте? – существование паранормов – секрет полишинеля, и только учитель начальной школы может сказать, что их не бывает. – Будь ей двенадцать или четырнадцать, я бы согласился порыть в этом направлении, но...
–Н-но, – она обожает издеваться над этой привычкой Каса, и зачастую высказывается менее цензурно. Значит, сейчас Санди еще не на пределе, и рано задумываться, почему ей так не идет ее имя. – Можешь называть это интуицией, только что-то с этой Дрейк не так.
–Кто бы спорил...
Малышка Сюзи. Впрочем, как раз с ростом у нее порядок, даже чуть выше среднего, просто кажется ниже за счет сутулости. Свидетель по делу о двух убийствах, которые связаны не только ее присутствием. О связи Толстяка Виктора и Дэна Логана не задумывался только слепой, да вот доказательств так и не нашлось. Теперь оба мертвы, и в списке «кому выгодно» полсотни фамилий, а реальный виновник неуловим, как ветер. И впору возблагодарить небеса о ниспослании ангела-мстителя по грязные души формально легального и недоказанно нелегального торговцев оружием, да вот как-то не благодарится. Кто бы ни убил Логана, отвечать ему придется как за человека, причем очень полезного государству. И поймать этого мстителя придется им...
–Может, лучше я с ней поговорю? Ну, как женщина с женщиной, – Санди рассматривает себя в зеркальной крышке, и женственного в ее отражении кот наплакал. Жизнь вечно сталкивала Кастера Уоллеса с потрясающе некрасивыми женщинами. На фоне веснушчатого лица напарницы даже Сюзанна-Энн покажется по крайней мере милой. Она хотя бы не красится так, словно собирается на панель, а не в скромное кафе на углу – пообедать. – Завтра в пять, верно? – а теперь она тянется за блокнотом напарника, и Кас не успевает ее остановить. Только мелькает перед глазами рука и белый рукав блузки – в вырезе заметен порядочных размеров бицепс. Руки Санди тоже покрыты веснушками, и она не намерена прятать их от солнца или сводить. – Боги, ну у тебя и почерк.
–Я еще не согласился, – протестовать бесполезно. Вот честное слово, если бы подозреваемой по делу Толстяка проходила напарница, Кас колебался бы куда меньше. На такую даже асфальтоукладочный каток не рискнул бы наехать.
–Она замыкается в себе, как только видит мужика, – а безапелляционностью Санди можно крушить стены. – Даже такого безобидного, как ты.
–Наверное, ты права, но, – он постарался быстро придумать продолжение, пока агент Пеппс не выдала свое, – у нас как раз начал устанавливаться контакт. В конце концов, мы уже практически знакомы.
–Кас, тебе пора перестать путать допросы со свиданиями, – напарница широко зевнула. – Тебе как обычно, кофе и два рогалика?
–Да, – он открыл ящик стола и вытащил заранее приготовленную мелочь из карандашницы, которой иначе и не пользовался. – Кофе без сахара, Санди.
Напарница скорчила рожу, она вообще не понимает, как можно не класть в кофе сахар или хотя бы заменитель, но если ей напомнить – не забудет. Так полезнее для нервов, чем вообще отговаривать ее покупать ему обед. Когда у бульдозера просыпается материнский инстинкт по отношению к мужчине на три года младше, проще ему не противостоять. Кастер еще три года назад твердо выбрал путь наименьшего сопротивления и последовательного поиска компромисса, в конце концов, Пеппс со всей своей бесцеремонностью – не худшее, что могло достаться в напарники, у всех в голове есть свои тараканы...
Он усмехнулся, вспомнив, как впервые пересек порог этого кабинета, в сопровождении начальника. Кажется, первая мысль, рискнувшая заглянуть в голову при виде курившей на подоконнике женщины, гласила: «Она меня сожрет»... Не сожрала, возможно, потому, что откормить так и не удалось. Обмен веществ вкупе с постоянными стрессами позволял Уоллесу поглощать выпечку без ущерба для собственного теловычитания. Интересно, у Дрейк то же самое или она просто постоянно сидит на диете?
Мысли снова сошлись на подозреваемой. Похоже, это судьба намекает, что следует спокойно поработать, раз уж напарница решила помочь справиться с завтрашней нагрузкой. Пошевелив мышкой, Кастер согнал с экрана заставку, затем аккуратно свернул не слишком возбуждающие аппетит посмертные фотографии покойного Виктора по прозвищу Толстяк, обладателя неблагозвучной славянской фамилии, и открыл дело Логана. Затем свернул и его. Нет, не померещилось, в папке действительно прибавилось файлов, и Кас мог поклясться, что не клал сюда этот архив. Быстренько просканировав подозрительный файл антивирусом и не обнаружив ничего подозрительного, Уоллес все же открыл его. И тут же вздохнул с облегчением, узнав дело. Собственно, дело это было довольно паскудное, но прошлогоднее. Похоже, машинально наводя порядок на своем компьютере, он промахнулся годом – а потом мелочь вылетела из головы. Собственно, в ошибке даже была своя логика, с точки зрения закона убийство журналиста Марка Уингера проходило по той же статье и не носило пометки о завершении...
Паскудство заключалось для начала в том, что Кастер знал этого человека при жизни. Парнишка был молод, амбициозен, писал неплохие статьи и в отличие от своих коллег верно передавал специфику чужой работы... а также обладал милой привычкой угощать интервьюируемых обедом. За свой счет. Собственно, Уингер был довольно богат и работал на три городские газеты для собственного удовольствия, хотя мог купить любую из них. Хотел прославиться и любил пощекотать себе нервы, берясь за опасные темы. Одна из таких тем его и убила... Главное, так и не удалось выяснить, какая. Минимум треть нечистых на руку жителей города, включая наркоторговцев, парочку пойманных на горячем взяточников и прочих недобрых людей, уже пострадала от его статей, но и остальные мечтали, чтобы Марк наконец заткнулся. И кем-то из них был выбран самый надежный способ добиться этого.
«Я вчера просто заработался, – Кас тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Фраза эксперта, обследовавшего останки, как-то уже крутилась в голове целый месяц, и повторять тот кошмар Уоллес не хотел. – Прости, дружище, что положил тебя рядом с этими подонками. Сейчас все исправлю».
Палец чуть соскальзывает и вместо «вырезать» курсор попадает на «открыть». Архив снова разворачивается, но это не страшно. Нужно просто закрыть его, не просматривая, и не вспоминать, ни в коем случае не вспоминать...
«Судя по виду фрагментов, расчленили тело до наступления биологической смерти. Для бензопилы довольно аккуратно, работали медленно».
Судмедэксперт Ренвуд не был знаком с Уингером.

...
Паника. Паника-паника-паника. Сюзанна никогда не лечилась от панических атак, но сейчас с ней происходит нечто в этом роде. Чьи-то пальцы смыкаются на шее и сердце, и за каждый вдох приходится сражаться... а потом все вдруг проходит, оставляя лишь холодный пот на лбу. Холодный, как...
–Как поцелуй мертвеца, – вслух произносит она, откидывается на спинку стула и смотрит в потолок. Последний раз. Она больше не придет в эту комнату, больше не включит дорогой, идеально настроенный под себя компьютер. Больше не услышит просьбу шефа зайти, сделать кофе... если бы это могло его вернуть, Сюзанна-Энн сделала бы тысячу чашек кофе. Миллион чашек. Она никогда не любила мистера Логана, но он был ее якорем, ее надеждой на нормальную жизнь, для него она убила бы, если бы только он приказал...
«Ему даже не требовалось приказывать».
Холод снова прокатился волной по телу, а очередной выдох что-то задержало на подступах к горлу. Это больно. Как тонуть. Но не так больно, как удар током.
–Я не виновата, – Сюзанна перевела взгляд на зеркало. Большое, выше человеческого роста, целая панель, вставленная в скошенный угол – так входящий сразу замечает, что секретарь на месте, а своего отражения Дрейк при этом увидеть не может, если не подойдет к зеркалу вплотную. Зеркало отражает пустоту. – Ты не должен был просить меня. Я сразу сказала, что не буду этого делать...
Зеркало молчит. Конечно, зеркала не разговаривают, и мертвые тоже. Мертвым бессмысленно объяснять, что странное предложение скопировать и вынести из здания некоторые личные записи шефа Сюзи Дрейк приняла на проверку на лояльность и поступила согласно внутренним правилам.
–Ты хотел, чтобы я вылетела с работы, и ты этого добился, – Сюзанна продолжает бормотать, это отгоняет панику, хотя тоже не кажется слишком здоровым поведением. Если кто-нибудь услышит... впрочем, никто не услышит. Через полчаса зайдет охранник, чтобы вывести ее, а пока нужно сложить в коробку все вещи, которые так трудно вынимать из ящиков стола и снимать с его крышки. Словно отрываешь от сердца. – Шесть долбаных лет я доказывала, что меня не зря взяли на место, и должна была похерить это из-за одного лживого сучонка? Ты мне даже своего настоящего имени не назвал...
Злость позволяет побороть приступ, встать и обойти стол. Мертвец молчит, но он вряд ли удовлетворился руганью. Сюзи оглядывается, прежде чем наклониться и вытащить флешку из задней панели компьютера. Ничего запрещенного, только личные файлы, которые нужно удалить. Мистер Логан не запрещал слушать музыку и даже играть – правда, лишь в обед. Он ценил тех, кто умеет не только работать, но и отдыхать в свободное время. Даже говорил, что в людях, увлеченных одним делом, есть что-то подозрительное. Человек должен обладать широкими взглядами...
А еще он должен быть предан конкретному, а не абстрактному. Только вот конкретное что-то быстро исчезает, когда абстрактное подступает близко... Или мертвецы – это вовсе не абстракция, а подлинная реальность, которая просто не всем известна? Паранормы вот есть, иначе всех старшеклассников не прогоняли бы через тесты, а покойники... Сюзанна-Энн Дрейк ни во что абстрактное не верила и не признавала сказок, пока одна такая страшная сказка не пришла в ее жизнь.
Она спрятала флешку в карман, готовая, впрочем, предъявить ее для досмотра, если понадобится. Тому же охраннику... как бишь его, Эрни, Берни, Сюзи никогда не могла запомнить, а теперь это и не нужно. Еще двадцать минут, и она выйдет отсюда... и от нормальной жизни ничего не останется. Одни воспоминания. А может, и вспоминать будет некому – мертвец появится за спиной и толкнет ее под поезд вместе со всем барахлом...
Вместо того, чтобы сложить в коробку несколько оставшихся предметов, Сюзанна неожиданно подошла к зеркалу. Там отражалась только она – самая обычная девушка, только расширенные от ужаса глаза да отросшие корни волос отличали ее от стада недалеких карьеристок... сомнения в том, что жизнь сможет продолжиться, не видны глазу. Это внутри...
–Может, у меня просто галлюцинации, – тихо произнесла она и тут же отшатнулась от панели, разглядев за спиной чужое лицо. Полуразложившийся труп с зияющим отверстием в черепе не существовал в реальности, но стоило Сюзи увидеть это в отражении, как она сразу начинала и чувствовать запах, и слышать склизкое хлюпанье, и ощущать холод...
Она не закричала. На этот раз. Все равно не поможет... Когда он появился впервые, в ванной комнате, Сюзанна чуть не сорвала голос – а Макс лишь написал пальцем на зеркале, что вернулся, посмотрел на нее и исчез. Дрейк пришлось объясняться с соседкой, объяснять, что увидела крысу... конечно, надпись уже исчезла. Да и была ли она – с той стороны стекла?
Почему-то Сюзи сразу узнала его, но у нее всегда была хорошая память на лица, мистер Логан это ценил... пока мертвец не пришел во второй раз. Отразился в зеркальной панели, приложил палец к истлевшим губам и прошел в кабинет шефа.
Галлюцинации не убивают, во всяком случае – других людей, а это... Дрейк даже не была уверена, изменилось бы что-нибудь, если бы она не сидела, словно парализованная, а сразу кинулась звать на помощь. Как можно остановить нечто настолько сверхъестественное?
А потом он убил во второй раз. То есть, сначала был тот проклятый звонок, напоминание о заказанном столике... Сюзанне это было сто лет не нужно, она даже подумала, что ошиблись номером, но на том конце назвали ее имя, и она просто не нашла в себе силы отменить заказ. Их тогда вообще ни на что не хватало – только плыть по течению, являясь на работу и на допросы...
Столик оказался на двоих, но она просидела за ним одна больше часа, так и не решившись заказать ничего, кроме воды с лимоном и льдом, которая и так обошлась на вес золота, с точки зрения уже практически уволенной, хоть и с выходным пособием, секретарши. Этот аспект ситуации немного разозлил ее и заставил действовать. По крайней мере, спросить, кто предполагался вторым...
Услышав имя, Сюзи снова провалилась в кошмар, но смогла пробормотать, что это ошибка, и отступить в дамскую комнату. Вежливый администратор согласился, что это действительно похоже на ошибку, видимо, принимавший заказ сотрудник неверно записал фамилию. Максимилиан Маркус Уингер при жизни постоянно заказывал этот столик...
Дальше она ничего не запомнила, потому что мертвец вышел из-за ее плеча, стоило оказаться перед зеркалом. Макс улыбнулся ей, прежде чем выйти, а Сюзанна даже не спросила, что ему нужно... хотя эта мысль успела возникнуть. Снова нашел какой-то ступор, а потом она очнулась на том же месте, где и стояла. Только снаружи кричали.
Сейчас было тихо. Девушка тряхнула головой и посмотрела на часы, опасаясь, что визит снова не обошелся без жертв, но прошло меньше минуты. Избегая оглядываться на зеркало, она вернулась к столу, побросала как попало оставшиеся вещи в коробку, косо напялила на нее крышку и, сев на стул, закрыла глаза руками.
Девочкой Сюзи была лишь формально... и то об этом никто не догадывался. Она знала, что за спиной шепчут о ней и мистере Логане, хотя на самом деле все выходившие за рамки чисто рабочих отношения заключались в том, что он иногда довольно откровенно смотрел на нее, да еще в первый же день работы приказал покрасить волосы. Теперь это делать нет смысла... он все равно не вернется... Точно так же хорошо Сюзанна-Энн знала, что мистер Логан был человеком самых широких взглядов, не заморачивающимся абстракциями вроде ценности человеческой жизни. Идиот, посмевший даже подумать о взгляде на его тайные планы, вышел бы из рук его особых специалистов живым лишь в том случае, если бы оказался банальным шпионом от конкурентов. Через него можно было бы слить дезинформацию. Но лжецу, который представился ей Максом Смитом и обещал золотые горы за пару скопированных файлов, не повезло.
Несмотря на все, что случилось потом, Дрейк не жалела, что выдала его. Она все равно не получила бы ничего... а так у нее на целых полгода осталась хорошая работа. И даже премия за лояльность.
Резкая боль заставила закусить губу. Казалось, что-то рвется из груди... а потом последовало нечто очень похожее на удар тока. Сюзи однажды било током, когда она пыталась ввернуть лампочку... сейчас все тоже быстро кончилось. Девушка посмотрела вниз, даже расстегнула блузку... чуть ниже лифчика на коже краснели два пятна. Как от электродов шокера.

...
Ароматная горечь кофе не могла справиться с мерзостным состоянием, в которое впал Уоллес, позволив делу Уингера всплыть из памяти. Все окружающее, от прекрасной солнечной погоды, в последнее время не покидавшей Гейтсвей, до лица напарницы, улыбавшейся каким-то своим мыслям, воспринималось как добавочное издевательство. Кастер протер бумажным платком солнечные очки и положил их рядом с клавиатурой, стараясь не потревожить заставку, хотя бы ненадолго прятавшую монитор. И что с того, что дело уже пару дней как лежит в отведенной для него папке? Все равно что-то мешает, словно в ботинок попал камушек, который невозможно вытряхнуть...
–Тоже думаешь, что Дрейк темнит? – по крайней мере, голос Санди способен разогнать любые мысли. – Мне кажется, я просто недодавила... еще немного, и она призналась бы, чего боится.
–Боится? – Кастер уставился на веснушчатый нос напарницы. Не слишком честный прием, но удобный. Если не хочешь смотреть в глаза, найди точку поблизости. – Может, просто в шоке? Мало кто проходит свидетелем сразу по двум убийствам...
–Пользы от нее, как от свидетеля, – Пеппс отмахнулась от назойливой мухи, при этом умудрившись отбить ее точно в открытое окно. К этой привычке Санди тоже нужно было привыкнуть... дело было то ли в зрении, то ли в реакции, но с быстро движущимися предметами она творила чудеса, только что от пуль не уворачивалась. Зато обладала разрядом то ли по теннису, то ли по чему-то похожему... – Ничего не видела, ничего не знает, Логана стоит возвести в святые, а Толстяка она в жизни не встречала. И ведь руку даю на отсечение – врет, вот только о чем? Кто ее запугал?
Разнообразия ради Уоллес решил попробовать обдумать навязчивую идею напарницы. Своя была слишком бредовой. Нет, конечно, в теории убийство Уингера можно было привязать к делу Логана... точнее говоря, в списке потенциальных убийц журналиста Дэн значился. С теми, кто пытался ущипнуть его за хвост, Логан обходился куда менее мягко, чем агент Пеппс с мухами...
Впрочем, играя по своему обыкновению с огнем, Марк не оставлял планов намеченных к разорению осиных гнезд. Или, вполне возможно, все его файлы, за вычетом использованных и безобидных, были изъяты и уничтожены. В любом случае, заикнись Кас об Уингере при шефе, получил бы отеческий совет посмотреть, где в законодательстве используется термин «интуиция».
А Дрейк... Уоллес попытался воскресить в памяти запись ее допроса. Да, пожалуй, она чего-то и впрямь боялась, только не логичнее ли было в таком случае сотрудничать с полицией? Если коллеги Толстяка полагают, что она знает что-то лишнее, то лишь охрана закона способна дать малышке Сюзи шанс сохранить в неприкосновенности свой остренький носик.
–Жаль, что нельзя проверить ее на детекторе, – а еще лучше – на живом, дело довольно-таки подходящее...
–Она свидетель, а не подозреваемая, – похоже, Санди сожалеет о том же. – И потом, кто поручится, что мы сможем задать ей верные вопросы?
–Мы уже все перебрали, – Кастер встал и подошел к окну, оставшись все же в тени шторы. За окном проплывал символ приближающегося фестиваля, раздутый от газа и больше похожий на восточного дракона или змею с лапками. – У нас только видеозаписи обоих убийств нет... но я все равно не могу придумать версию, которая выглядела бы правдоподобной.
Компьютер Уоллеса, словно обиженный небрежением хозяина, пискнул. Звук сообщал о приходе внутренней почты, пришлось вернуться и проверить. Один из файлов оказался затребованным пакетом информации о Сюзанне-Энн Дрейк, который все же удалось выбить у шефа, второй – отчетом о кончине парочки гнусных, неоднократно судимых типов, к которым кто-то применил нечто вроде доброго средневекового наказания... в несколько осовремененной версии. Кас невольно заморгал, но строчка о бензопиле никуда не делась. Похоже, данное орудие принадлежало одному из свежих покойников... и использовалось им для той же цели ранее, судя по тому, что эксперт наковырял из зубьев. Свежие следы крови двух человек и старые – по меньшей мере еще одного.
–По крайней мере, Дрейк рядом не было, – выдохнул Кастер, жестом подзывая напарницу. – Смотри – никаких отпечатков, никаких следов ног, то же самое, что и с Толстяком...
–Только обстановка оказалась более перспективная для убийцы, – Пеппс увеличила одну из тошнотворных фотографий и облизнулась, словно кошка – впрочем, до этого она пила кофе со сливками, так что это движение можно было и не связывать с кровожадностью. – Ты должен Ренвуду по меньшей мере ящик его любимого виски.
–Если удастся доказать, что эти двое работали на Виктора, – чуть поумерил пыл напарницы Уоллес. – Пока у нас есть только способ и обстоятельства. Санди, послушай, не покопаешься за меня в личном деле Дрейк? Ты все-таки...
–Не проблема, – женщина пожала плечами. – Мне тоже кажется, что у меня больше шансов найти зацепку.

...
Потом начали появляться шрамы – толстые, словно в кожу вдавили цепь от велосипеда и держали так, пока не стало больно, болезненные – будто под кожей нарезала круги беспокойная живность из газетных статей о паразитах на дешевых курортах. Боль исчезала вместе с очередным шрамом, не продержавшись и несколько часов. Сюзанна подумывала обратиться к врачу, заплатить за консультацию еще было чем – страховка, увы, накрылась с увольнением... останавливали мысли о том, что доктор просто ничего не увидит. Жизнь и так была невыносимой, позволить запереть себя в дурдоме Дрейк не могла.
«Я с этим справлюсь, – дала она себе установку. – Несмотря ни на что. Я снова встану на ноги...»
Увы, эти слова представляли собой слишком хлипкую преграду. Проклятый мертвец маячил то в витрине магазина, мимо которого Сюзанна-Энн проходила, то в оконном стекле... Она задернула шторы, сняла зеркала в ванной и даже в платяном шкафу, старалась никуда не выходить, но в мире слишком много отражений. От всех не спрячешься. И покидать дом, эту квартиру, с которой все равно придется съехать и поискать пристанище подешевле, приходится...
Проклятые допросы. Эта женщина, от которой пахло мужскими сигаретами... если бы в той комнате оказалось зеркало, как в фильмах, Сюзи не выдержала бы, но зеркала не было. Только тонкие полоски пластика под металл, окаймлявшие стол, и ее собственные очки, которые Дрейк, изображая спокойствие, спрятала в футляр. Изображать она научилась давно, еще в детстве, и очки в этом немного помогали – снять, протереть, поправить, еще раз поправить, некоторые вот так выжимают секунды на размышление из сигарет, а очки смотрятся более естественно. Поэтому она и не перешла на линзы – впрочем, Логан не настаивал...
Ей не было важно, как она выглядит. Даже в юности. Очередная приемная мать как-то объяснила, что нужно чего-то достичь, если хочешь думать о себе, а до тех пор об этом лучше забыть. Надо подстраиваться под систему, пока в этом есть смысл. Под систему, которая позволяет развиваться. Идти дальше. Следовать плану. Сюзанне не хватало способностей, чтобы достигать целей иначе, чем покорностью и работой, в это она поверила, а теперь из-под ног вырвали последний коврик. Последний клочок земли.
Глядя на шрам, опоясывающий локоть, и держа на нем пузырь со льдом, облегчавший боль, Дрейк невольно вспоминала руки женщины-следователя. Почти мужские, разве что без волос. Точнее, они не так заметны у рыжих... Думать о мелочах было приятнее, чем вспоминать другое. Например, сколько часов заняла дорога до дома, куда пропал целый вечер и полночи...
По крайней мере, никто больше не погиб. Кажется. Она не выписывала газет, кто это сейчас делает, а к телевизору или компьютеру подходить было страшно. Даже не из-за отражений... Но если бы ее опять поймали рядом с трупом, она заметила бы?
«Вы знаете что-нибудь о том, кто мог убить мистера Логана? Да, вы не видели убийцы, не слышали, как он вошел, но вы можете знать о том, кто желал зла вашему шефу...»
«Бывшему», – так хотелось сказать это резко, но получилось как обычно, тихо и неуверенно. Ну да, она все еще надеется, что проснется от кошмарного сна, и окажется, будто ничего этого не было – ни визитов покойника, ни смертей, и этот проклятый писака просто не существовал на свете...
Она не видела трупа, ей показывали только фотографии, вполне приличные, и она не сказала, что узнала того, второго, которого убили в уборной. Конечно, Логану это уже не повредило бы... но репутация фирмы, которая больше не нуждается в услугах Сюзанны-Энн Дрейк, важнее. А может, она просто не хотела говорить с этими следователями, не хотела признаваться, что знает покойного преступника. Мистер Логан доверял своей секретарше, и иногда брал ее с собой на деловые встречи за пределами здания фирмы. У человека должны быть широкие взгляды, иначе он никогда не получит прибыли от того, во что вложил свою преданность, свою душу...
Прибыль. Сколько-то грамм позолоченного металла – в глотку... Даже сейчас на языке солоно и горько. Сюзи наклонила голову, и на кремовый халат упала капля крови. Еще одна... Это все нервы, просто поднялось давление, у какой-то там по счету матери часто шла носом кровь, та женщина почему-то не хотела нормально лечиться, пить таблетки, утверждала, что ничего лишнего организм в себе не держит, поэтому и кровь идет... кажется, Дрейк тогда было четырнадцать. Ничего лишнего... тогда откуда этот холод, эти галлюцинации? Она перенесла лед с руки на переносицу. Никакого шрама. Можно даже не прятать ноги и руки под брюками и длинными рукавами. Никто ничего не увидит.
Тишину прорезал телефонный звонок. Свободной рукой она схватила трубку, громко, чтобы не было заметно гнусавости, неизбежной, когда идет кровь носом, выкрикнула «алло» в динамик...
–Ты зря в меня не веришь, – у собеседника тоже был заложен нос. Или просто уже все сгнило – и язык, и связки... сколько теперь гниют трупы, напичканные консервантами? – Не прячься, Сью...
Обрыв связи. Короткие гудки. Машинальное нажатие кнопки отбоя... только в руке почему-то не трубка, а пульт, и завешенный полотенцем телевизор включается.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 2 Мар 2011 00:39    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Комментарии приветствуются. Тапочки тоже.


Она не освободила экран, предпочитая просто слушать бодрый голос репортера. Только когда сюжет с мясницкими подробностями закончился, Сюзанна позволила себе пойти в ванную и привести себя в порядок. Кровь остановилась, халат удалось замыть холодной водой. Избавиться от пятна куда легче, чем от мыслей. Что ж, теперь она знает, что забыла... если мертвец не намекал на что-то еще, но время же совпадает. Бесполезно себя успокаивать.
Переодевшись во второй, зеленый халат, Дрейк вернулась в комнату и проверила трубку. Ну естественно, звонок не зафиксировался.
Нет смысла прятаться. Действия покойника не лишены логики. Следователи могут не видеть связи между его действиями, но Сюзанна-Энн знает... речь о мести. Тот, кто отдал приказ, тот, из-за кого он был отдан, исполнители...
«Я – следующая», – почему-то эта мысль успокоила девушку. Больше некуда бежать, незачем строить планы... незачем жить. Никто не защитит, даже закон... можно солгать, но защиты все равно не дождешься. Лучше умереть на свободе, пусть это и несправедливо.
Сюзи наклонилась и вытащила спрятанную за журнальным столиком бутылку. Открутила крышку, почувствовала аромат и наполнила стоявший рядом с графином для воды стакан. Она не собиралась сдаваться, просто... это было слишком даже для нее.
В телевизоре закричали. Шла прямая трансляция открытия фестивальной недели. Дрейк только в школьные годы любила этот праздник, который когда-то привезли с собой основатели Гейтсвея. Для детей он знаменовал начало каникул... и каждый в этом городе хоть раз читал или слышал от родителей сказку о последнем драконе и двух его воспитанниках. Сюзанна невольно вспомнила, как делала в старшем классе доклад о возможной связи этой легенды с другими, более известными – хотя дракон в роли воспитателя куда интереснее смотрится, чем, например, волчица. Жаль, учитель не оценил проведенного исследования...
Вкус алкоголя окончательно изгнал металл и соль. Протянув босую ногу к шнуру телевизора, девушка рывком выдернула его из розетки. Затем распахнула шторы, позволяя солнечному свету проникнуть в комнату, и посмотрела вниз. Тридцать метров до асфальта.
–Тебе придется убивать меня лично, – негромко произнесла Сюзи и чокнулась с собственным отражением. Мертвеца за плечом почему-то не было. – За то, что ты умер, Макс. За то, чтобы ты наконец упокоился.

...
–Ты не представляешь... – Санди была настолько возбуждена, словно как минимум услышала, что ей вдвое повышают зарплату, но Кас остановил ее жестом. Уоллесу хотелось высказаться первым.
–Это ты не представляешь, – мрачно сказал он. – Ренвуд идентифицировал те старые следы крови. А мне, кажется, пора на переподготовку. В экстрасенсы...
–Так, подробнее, – Пеппс отошла к своему столу и присела на свободный угол. – Похоже, твои новости поинтереснее будут.
–Уингер, – получилось наоборот, кратко. Кастер перевел дыхание и продолжил: – Я в последние дни никак не могу отвязаться от его дела, и тут оказывается, что наши последние покойники явно были причастны к его смерти. Если это совпадение, то какое-то странное.
«Словно его дух хотел бы, чтобы я обратил на это внимание», – это Уоллес не произнес вслух. Не при напарнице. Он не верил в мистику, но и в совпадения тоже...
–Ты подкинул ему идею проверить? – Санди наклонилась вперед.
–Да нет, он сам вспомнил. Как думаешь, мог Марк влезть в дела Толстяка и Логана? Тайна вполне подходящего масштаба, – Кастер снова сделал паузу, чтобы взять под контроль ритм дыхания. Наверное, нужно проработать здесь дольше, чтобы научиться говорить о таких вещах беззаботнее. – Он вполне мог узнать то, чего нам так не хватает сейчас.
–Еще скажи, что эти убийства – месть за его смерть, – в голосе Пеппс звучало что-то непонятное.
–Сомневаюсь, что его наследники... но денег на киллера у них бы хватило, – выражение лица напарницы нравилось Касу все меньше. – Я не следил за этим делом, но, кажется, ему вообще никто не наследовал...
–Н-но, – снова он забылся... впрочем, следующие слова Санди окончательно вышибли почву из-под ног Уоллеса. – Я нашла его наследницу. Помнишь, ты поручил мне разобраться с нашей невинной свидетельницей? Я рыла так глубоко, как могла достать, и докопалась до ее матери. Рослин Дрейк, в девичестве Рослин Смит, по второму замужеству – Рослин Уингер, – она резко выпрямилась, словно пружина. – Сюзанна-Энн Дрейк – ее дочь от первого недолгого брака, безутешная вдовица решила, что сможет воспитать только одного ребенка, здорового...
–Марк говорил, что отец его усыновил, – Кастер почувствовал, что его язык окончательно немеет. Разговор состоялся очень давно, но сейчас всплыл в памяти во всех подробностях – от обстановки неплохого бара до вкуса выпивки. – Что это вовсе не тайна и прекрасно объясняет, почему они настолько разные.
–Ну вот, – Пеппс развела руками. – Конечно, я была вынуждена сообщить об этом... Да, можешь не фантазировать. Дрейк никогда не запрашивала свое дело, сомневаюсь, что она вообще знала, как выглядит ее мать.
–Но она на него совершенно не похожа, – Кас понял, что сморозил глупость, еще не успев договорить.
–Разнополые близнецы могут сильно отличаться. Знаешь, я и сама удивилась, когда узнала. Честно говоря, пока я читала про все ее приемные семьи, то сначала подумала, что она связана с Логаном... Ты знаешь, что у него дочка с собой покончила? Так вот, с этой самой дочкой у Сюзи внешне много общего... Эй, ты меня слышишь?
–Слышу, – Уоллес кивнул. – Помню эту историю, я тогда учился... Логан в суд подавал на газету, которая написала, что его доченька была наркоманкой и спала с собственным папочкой, а мы это дело на занятиях разбирали.
–Тогда ты понимаешь, о чем я подумала, – Санди встала и подошла к нему.
–И реальность, как обычно, оказалась еще веселее, чем все предположения, – Кастер не возражал против ее ободряющего присутствия. И даже улыбки. Конечно, рот у нее крупноват, зато в остальном все в порядке.
–Предположения предположениями, а дело само не раскроется... Нужно хотя бы изобразить, что мы не только на интуицию опираемся, – естественно, с шефом Пеппс работала дольше и его нелюбовь к предположениям на основе необоснованного логично чутья представляла прекрасно. – Он хочет услышать вечером, что мы выяснили и куда думаем двигаться.
–Дерьмо, – выругался Кас.
–Очень точная формулировка, – подтвердила напарница. – Так вот, если исключить Дрейк... выдай мне сейчас любую версию того, как мог умереть Логан. Можно самую бредовую, вплоть до того, что он магнит проглотил.
–Какое зверское самоубийство, – вот по поводу смерти торговца оружием Уоллес мог хохмить без особого труда. – Хотя... если предположить в порядке бреда...
–Что? – Санди насторожилась.
–Вообще, физически, он мог бы сам затолкать себе в глотку эти награды? – Кастер предполагал, что может нести чушь, но это было не более фантастично, чем проникновение через глухое окно в запертый кабинет. Или сговор с Дрейк, которая, возможно, и впрямь никого не видела. – Есть же какая-то болезнь, при которой люди вилки глотают или там битое стекло...
–Ренвуда спроси, я в этом не разбираюсь. Кстати, шефу не понравится твоя идея, – Пеппс похлопала его по плечу, как-то по-сестрински. – Хвалю за смелость.
«Шеф не меньше нас хотел связать дела Логана и Толстяка, – подумал Кас. – Иначе не передал бы их нам. Но на него тоже давят сверху. Те, кто хочет исключить или наоборот, доказать участие в этом деле кого-то извне».
–Можно еще проверить, кто смог перехватить контракты «Логана», – это тоже не играло на объединение дел, но хотя бы звучало разумнее. – Пока там некоторая неразбериха... По крайней мере, у нас будет значимый мотив. За последние дни что-то могло измениться.
–Не особенно перспективно, – если учесть, что многие сделки такого рода засекречены, конечно.
–Но нам нужно хоть за что-нибудь зацепиться.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 10 Мар 2011 00:23    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

...
Утро застало ее в кресле. Тело затекло, голова глухо ныла, успевшее довольно высоко подняться солнце прожаривало комнату невыносимо яркими лучами. Сюзанна застонала и слегка пошевелилась, чтобы восстановить кровообращение.
Что-то ее разбудило. Не свет... она уснула с включенной лампой. Пришлось, превозмогая дурноту, хлопнуть в ладоши, чтобы сенсор в выключателе сработал.
В мутном, до конца не развеявшемся сне она сотни раз поднимала трезвонящую трубку, из которой то лезли змеи с тараканами, то просто звучал мертвый тягучий голос. Может быть, телефон звонил в самом деле? Изогнувшись, чтобы не тревожить голову, Дрейк дотянулась до трубки.
Шесть пропущенных звонков. Кто-то очень хотел ее достать... Прокрутив список, Сюзанна-Энн выяснила, что номер был одним и тем же. Недолго думая, она нажала на кнопку набора.
Ответили сразу же, но из-за треска в голове Сюзи не разобрала полного названия. Какая-то юридическая контора. Если они ошиблись номером...
–Вы мне звонили, – девушка решила взять быка за рога. – Мое имя – Сюзанна-Энн Дрейк, я впервые слышу название вашей организации и хочу знать, что от меня требуется.
–Переключаю на нотариальный отдел, – прожурчало в трубке. Красивый голос... Сюзи невольно позавидовала его обладательнице. Собственно, она не против была полностью оказаться на месте этой девушки и заниматься только приемом входящих сообщений.
Классическая музыка, звучавшая секунд десять до того, как отозвался мужской голос, хорошо говорила о фирме, но Сюзанна все еще не могла представить, что нужно этим людям. Хотя... если наклонить голову чуть влево, можно думать, не чувствуя при этом, что в черепной коробке со скрипом крутится какая-то мельница.
–Мисс Дрейк, – вежливо произнес мужчина, – извините за беспокойство, но мне необходимо поговорить с вами. Это связано с наследством...
Все встало на свои места. Конечно... завещание, наследство. Логан упомянул ее?
–Мне нужно присутствовать на оглашении? – спросила девушка, уже прикидывая связанные с этим сложности. Впрочем... она может и не дожить. Зачем волноваться?
–Нет, оно состоялось ранее, – прекрасно, ее даже не пригласили. Что же за мелочевка ей причитается? – Конечно, ваши права были ущемлены, но мы не знали, кто вы. В соответствии с законом срок принятия наследства продлен...
–Какой срок? – он не мог истечь так быстро... Сюзанна не была специалистом, но знала закон в общих чертах.
–Срок принятия наследства, мисс Дрейк, – терпеливо пояснил мужчина. – Вы являетесь единственным живым родственником, вам переходит все состояние, за вычетом средств, однозначно внесенных в благотворительные фонды по завещанию. На данный момент оно составляет двадцать восемь миллионов, не считая недвижимости и акций, если хотите полную справку...
–Чье состояние? – это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. И потом, о какой родственной связи речь?
–Вашего покойного брата, мисс Дрейк. Максимилиана Маркуса Уингера.
–Это глупая шутка, мистер, – она поняла, что не запомнила фамилии. Сердце окатило холодом, Сюзи показалось, что сейчас она снова услышит голос покойника, но юрист оказался настойчивее.
–Я понимаю, вы могли этого не знать, но поверьте, все обстоит именно так. Официальные документы подтверждают, что вы – его сестра. Отказ вашей матери от родительских прав в данном случае ничего не значит. Когда вам будет удобно зайти к нам? Необходимо личное присутствие.
–Извините, – девушка почувствовала, что ее сейчас вырвет. –Я... я перезвоню вам.
Она положила трубку и бросилась в ванную. Где-то через полчаса стало легче, во многом благодаря пластырю с обезболивающим, который Дрейк приклеила на лоб. Заодно удалось понять, что речь идет не об очередной шутке – все было абсолютно реально.
В голове, сталкиваясь друг с другом, метались несколько мыслей. «Я богата», «Макс был моим братом» и «Какого хрена все происходит так не вовремя?» Угрызений совести Сюзанна не чувствовала. Конечно, этот идиот не был виноват, что мамочка решила оставить дочь в клинике, но... все эти годы он жил намного лучше, чем его сестра. И даже не пытался ее найти. Этого вполне достаточно...
–Ну что, будешь убивать меня сейчас? – ответа не прозвучало. Не ожила трубка, не дернулось бледное отражение в стекле, раздваиваясь. – Братец... а знаешь, я приму твое наследство. Как тебе такая месть тебе за мою загубленную жизнь?
Ничего не изменилось. Оконное стекло отражало только девушку в мятом халате и с красным квадратиком пластыря на лбу. Сюзи подождала несколько минут, но все осталось по-прежнему. Словно закончился наконец этот кошмарный сон...
Сюзанна опустилась в кресло и снова набрала номер. Теперь она знала, что будет говорить... и знала, что через час выйдет из дома, чтобы получить то, за что она боролась всю жизнь. Вот так бьешься головой об одно дерево, а спелые плоды падают в твои руки с другого...
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 11 Мар 2011 22:02    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

...
Солнце светило так ярко, словно задалось целью изгнать из разумов людей все мысли о скучной работе и выгнать их на улицы, которые в эту неделю стали руслами людских рек, стекающих в огромный парк. Если взглянуть на Гейтсвей сверху, кажется, что в городскую серость вторгается огромный зеленый язык, окультуренный лишь отчасти и окруженный тонкими паутинками рельсов. Его нижняя часть светлее, здесь меньше деревьев и больше травы – а в фестивальную неделю и дни осенней ярмарки он испещрен веснушками красно-желтых шатров и аттракционов. Последние большей частью остаются работать на все лето, но только в праздник Дракона огромные очереди тянутся даже к временным лабиринтам из ткани и прессованного сена. Эту дань средневековым корням праздника потом обязательно разбирают...
Кастер невольно вспомнил, как боялся в детстве этих лабиринтов. Кто-то рассказал ему, что там можно заблудиться и выйти в совершенно другой мир... конечно, это было смешно, только вот одному после этого заходить в пахнущий травой лабиринт было жутковато. Чтобы побороть свой страх, Уоллес подговорил нескольких друзей попугать других малышей, и поначалу это казалось даже забавным. Пока напуганные малявки не нажаловались родителям, и хулиганов не пошли выгонять служители. Друзья быстро разбежались... а он от страха быть пойманным перетащил оказавшиеся не слишком тяжелыми тюки и в результате запер сам себя в лабиринте. Только когда стемнело, Кас вырезал в тканевом прямоугольнике (из них состоял периметр лабиринта) выход перочинным ножиком. Ножи на входе не отбирали, только спички и зажигалки. Это было вполне разумно – конечно, даже если бы лабиринт загорелся, проходы были достаточно широки, а тканевые полотнища не представляли серьезной преграды, но все равно – зачем портить праздник пожаром?
Конечно, потом он наврал, что остался в лабиринте, чтобы еще попугать народ, и никому не рассказывал, как испугался, когда вышел к деревьям... и целую минуту не мог расслышать шума праздника за стуком собственного сердца. Необлагороженная часть парка выглядела так неестественно в темноте, что казалась поистине другим миром... миром далекого прошлого, миром легенд и преданий, принесенных на эту землю в том числе и предками Кастера.
А потом из-за спины донеслась музыка, и он обернулся, больше не боясь, что увидит на месте веселого праздника лес, который был здесь до того, как появились люди. Каждый год он невольно вспоминал эту историю, почти не блекнущую с годами. Уоллес подозревал, что и в глубокой старости, увидев парад, открывающий фестивальную неделю, или просто толпу детей с шариками, в первую очередь вспомнит о лабиринте... но до старости еще надо дожить.
–О чем задумался? – напарница развеяла мелодраматичное настроение без особого труда. – Надеюсь, не об этой Дрейк?
–Да нет, – Кас постарался улыбнуться, оборачиваясь. – Думаю о выходных... С одной стороны, погода потрясающая, с другой – в любом клубе будет меньше народу, чем на улице.
–Неужели ты созрел наконец, чтобы пригласить меня в ночной клуб? – Пеппс рассмеялась, подчеркивая глупость этой идеи. – Если тебя интересует мое мнение – я согласна праздновать только завершение дела...
–В таком случае придется подождать, – Уоллес обогнул ее стол и сел за свой. Дело... как ни пытаешься забыть о работе, она тебя все равно догонит. Как оказалось, смерть Логана была выгодна многим. Без него мощная корпорация на время превратилась в улей, из которого вытащили матку. Конечно, все подробности узнать было невозможно, но общая картина напоминала полнейший хаос.
Впрочем, доказательств причастности конкурентов «Логана» не было, и потом – все опять же упиралось в способ убийства. Ренвуд отмел глупую идею о том, что Дэн сделал все сам, лишь бы следствие запутать... с оговоркой, впрочем. Если бы Логан был обработан наркотиками или мощным психопрограммированием, теоретически идея казалась бы не такой глупой. Но тело его уже исследовано вдоль и поперек. Никаких следов...
–Эй, не куксись, – Санди подошла ближе и оперлась на его стул. – Можно ведь выпить и за Уингера...
–Мы не выяснили, кто его заказал этим мясникам, – настроение испортилось окончательно. – Этот подонок, который иногда с ними работал, ничего не знает...
Воспоминание ничем не радовало. Громила, пришедший с повинной, просто не хотел последовать за своими дружками. Он утверждал, что не участвовал в убийствах, только запугивал некоторых несговорчивых, и назвал несколько имен заказчиков, в том числе Толстяка, но по поводу Марка ничего не мог сказать. Или прикидывался, что не может... В любом случае, он был ценным свидетелем, достаточно ценным, чтобы запереть его в одиночной камере, как он, впрочем, и сам просил.
Потребовалось больше часа, чтобы прогнать неприятные мысли. В конце концов, ни одно дело не раскрывается само по себе, и то, что пока все зацепки ничего не дают, не значит, что не может внезапно появиться решающее доказательство. Преступники совершают ошибки, никто не совершенен...
Иногда нужно отвлечься от дел, чтобы потом взглянуть на них свежим взглядом. С этой мотивацией Кастер опять обратился к напарнице. Мужчина должен уметь признавать свою неправоту... не то чтобы Пеппс на самом деле собиралась к нему приставать, это было частью игры, непонимание, скорее всего, касалось праздника. Раньше Кас старался брать в это время отпуск...
Разговор Санди поддержала. Незаметно он свернул на совершенно посторонние темы – например, на то, что Пеппс приехала в Гейтсвей, когда ей было четырнадцать, о чем Уоллес даже не догадывался раньше. Неожиданно для себя Кастер рассказал о своем отношении к драконьему фестивалю, опустив все же непривлекательные подробности, потом беседа затронула, кажется, такую мелкую и личную деталь, как школьные клички... Оказалось, что напарницу дольше всего называли «Пеппер» – из-за веснушек, фамилии и взрывного характера. А детское прозвище Каса коренилось отчасти в той незабываемой истории с лабиринтом. Как раз в тот год вышел очередной фильм про доброе привидение, и самой популярной среди детей стала игра в призраков. Своей кличкой Уоллес скорее гордился, ведь она помогала всем считать, что на самом деле он – не трус, а наоборот, озорник и приколист, прямо как герой с созвучным именем...
Беседу оборвал звонок. Вернувшееся было веселье тут же улетучилось. Свидетель, тот самый громила, скончался в своей охраняемой камере. Самое обидное, что в этой смерти не было ничего сверхъестественного. Судя по предварительному заключению тюремного врача, подонок умер от сердечного приступа.
Разумеется, Кастер распорядился уточнить обстоятельства, но, кладя трубку, уже был уверен, что ничего не выяснится. Словно сама судьба раз за разом ставила подножки, не позволяя узнать ничего каким-то ничтожным людям...
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 12 Мар 2011 20:36    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Люди, вижу же, что читаете - почему нет комментариев?

...
Истинные профессионалы делают все быстро. Фирма, – наконец-то Сюзанна запомнила ее название, «Морис и Ларк» – заботилась о своих клиентах. Прошло всего несколько дней, а Дрейк уже ходила по дорогому паркету резиденции Уингеров, в полной мере чувствуя, что это – ее дом. Ее крепость, которой покойный брат не пользовался, предпочитая снимать вшивую квартирку в городе. Владения Уингеров примыкали к внешнему краю центрального парка, достаточно далеко, чтобы из всех проявлений праздника Сюзи видела не по телевизору только салют.
Мертвец перестал являться, и девушка уже постепенно начала убеждать себя в том, что все ее странные видения были следствием стресса. Даже приглашению в ресторан нашлось обоснование – возможно, Макс просто зарезервировал столик заранее, а остолопы ошиблись с датой на целых полгода или сглючил компьютер...
В любом случае, Сюзанна-Энн почти выбросила из головы все эти странности... почти, потому что теперь в ее жизни появилось нечто новое. Дни ее были свободны и даже почти счастливы, она наконец-то позволила себе наслаждаться роскошью и даже обязанностями богачки. Ее ничуть не утомляла необходимость просматривать и подписывать бумаги, узнавать новое, понимать, как неверно ее брат себя вел и сколько потерял из-за своего глупого идеализма. Дрейк не торопилась что-то менять, но уже продумала несколько решений...
Все шло хорошо. Если бы не ночи... То, что снилось Сюзи, сложно было назвать кошмарами, скорее – просто слишком яркими снами. Причем они были посвящены все той же легенде, что и набирающий обороты фестиваль, и могли казаться вполне объяснимыми. Могли бы...
Первый сон приснился еще дома, до переезда сюда. Десятки раз воплощенная в школьных постановках и раз даже в каком-то малобюджетном фильме сцена – вооруженные люди выхватывают из грубой колыбельки двух маленьких детей и несут их – вниз по каменной лестнице, прочь из замка, глубоко в чащу... и оставляют там.
А потом Сюзанна увидела дракона – совсем не такого, как изображают на картинках или в фильмах. У него были другие крылья, и форма тела... а еще он был не очень большим. И его чешуя отливала глубоким кармином, этот цвет Дрейк запомнила очень хорошо. Но еще лучше она запомнила одиночество, которым веяло от этого существа. Одиночество, боль и тоску. Дракон чем-то походил на Дэна Логана, особенно когда превратился вдруг в человека. Иногда покойный начальник смотрел на нее таким же взглядом, когда думал, что она не замечает...
Дракон-человек услышал слабеющий крик детей и, отыскав источник звука, замер возле них в нерешительности. Сюзанна-Энн чувствовала все столь же хорошо, как и он. Дракон не хотел покидать свою землю даже ради спасения малышей, которые напомнили ему о каких-то невылупившихся птенцах. И он сомневался, что сможет доставить их к людям... а если и сможет, то они все равно могут умереть. Наконец приняв решение, он разорвал ногтями запястья и дал голодным младенцам напиться собственной крови.
В этот момент девушка проснулась и обнаружила, что у нее снова пошла носом кровь. Часть Сюзи проглотила во сне, остальное оставило пятно на подушке. Несмотря на утверждения медиков, которые Дрейк прочла в сети, последствий у этого случая не было никаких. Наоборот, после пробуждения она почувствовала себя даже более здоровой, чем раньше.
Второй сон стал продолжением первого. И в нем прозвучало имя, которое Сюзанна некогда видела в самом древнем варианте легенды. Эзерих. Ему дракон пытался научить малышей, уже немного подросших. Они выглядели здоровыми, хотя вряд ли Эзерих мог дать им слишком много. Красный дракон был всего лишь драконом, старым и не слишком хорошо умеющим изображать человека.
Сюзи без труда управляла этим сном – точнее, его просмотром, как в кино, где сидишь с очками на носу или в шлеме и щелкаешь наощупь пультом... Она больше любила пульты, чем новый кинотеатр, где можно было управлять изображением, двигая глазами. Почему-то там изображение все время сбивалось, стоило моргнуть. Здесь достаточно было подумать – и она видела то, что хотела рассмотреть поближе. Например, лица мальчиков, чуть грязнее, чем у современных малышей (одна из семей отказалась от Сюзанны-Энн вскоре после рождения своего ребенка), чуть старше младенческих. Кажется, дети эти развивались быстрее, чем должны были. Лицо дракона, куда меньше напоминающего теперь Логана. Лицо похожей формы и возраст... Глаза Эзериха были темными и походили на жемчуг. Черный жемчуг, который на самом деле не совсем черный. А еще его зубы... он редко открывал рот, но иногда улыбался, и тогда было видно, что они не желтовато-белые, а какие-то белесо-полупрозрачные, словно сильно поцарапанные кристаллы. И очень острые. В остальном он был почти обычным стариком, крепким для своих лет... ну, для старика, который жил в те годы. Этим он скорее смахивал на гостя из современности.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 17 Мар 2011 20:43    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

В остальном Эзерих вполне принадлежал своей эпохе. Одежда того же цвета, что и чешуя, только грязная и побитая молью, а местами и рваная, была на взгляд Дрейк вполне средневековой. Тем не менее, на него косились, когда он честно покупал в разных деревнях молоко и чистую ткань. Было даже забавно наблюдать за тем, как дракон ухаживает за малышами, если бы в мирные сценки не вклинивались странности. Сюзи могла менять ракурс и даже слышать простые, исполненные заботы и грусти мысли дракона, но не отмотать ленту обратно. Поэтому она не была уверена, что действительно видела, как маленькие, еще нетвердо держащиеся на ногах мальчики ломали в крошечных пальцах каменные обломки и гнули большие монеты, которыми опекун давал им играть. Вероятно, потому, что более мелкие предметы дети могли проглотить...
В третьем сне все казалось еще реальнее. Звуки, запахи... Сюзанна не могла лишь касаться предметов, проходя сквозь них, как призрак. И еще – ее никто не видел, ни дракон, ни подросшие мальчишки. Впрочем, Дрейк и не хотелось бы, чтобы ее заметили. Странности, замеченные прошлой ночью, теперь стали действительно заметными. Этого не показывали ни в одном фильме – кажется, только в мультипликационой версии, и то явно урезали подлинные возможности приемных сыновей дракона.
Вопреки здравому смыслу Сюзи решила, что видит во сне прошлое. Ту эпоху, от которой осталось больше легенд и сказок, чем официальных, вызывающих доверие ученых летописей. В конце концов, фестиваль никогда раньше так на нее не влиял... Причина сновидений оставалась неясной, но по сравнению с явлениями Макса они были безобидными. Просто немного тревожными.
Поэтому третий сон она смотрела уже чуть спокойнее, слушая мысли Эзериха как комментарии рассказчика. Наконец Дрейк поняла, о каких птенцах сожалел старый дракон и что случилось с остальными представителями его народа. Ну, за вычетом тех, которых уничтожили люди. Легенды о рыцарях были не лишены доли истины... Впрочем, Эзерих не особенно скорбел об убитых – по его мнению, все они либо сошли с ума, либо искали смерти после того, что случилось. Что – он помнил очень хорошо.
Судя по всему, драконы жили долго, но размножаться могли лишь в особых условиях, и такие условия наступили последний раз где-то за пару столетий до событий во сне. Яйца из соображений безопасности было решено сохранить в пещере, под охраной наиболее молодых и сильных драконов. Поскольку для малышей был вреден тогдашний холодный климат, выбрали место, обогреваемое спящим вулканом. Все прогнозы гласили, что до следующего извержения далеко, и малыши успеют вылупиться в комфортных условиях, но карты спутал природный катаклизм. Сюзанна не слишком хорошо разбиралась в таких вещах, так что решила, что речь о землетрясении, разбудившем вулкан.
Часть драконов погибла в огне, слишком сильном даже для них, некоторые спаслись – но ни одно из вытащенных наружу яиц позже не проклюнулось. Эзерих не вспоминал о том, были ли среди погибших его дети и любимая, возможно, он уже тогда был слишком стар... в любом случае, древних ящеров подкосила эта катастрофа. Они и так были не слишком многочисленным племенем, слишком зависящим от своей, особой магии... слишком эмоциональным, слишком давно не знавшим неудач столь сокрушительных.
Похоже, на малышей последний дракон невольно смотрел как на тех, кто мог бы сохранить эту магию и память о ее погибших созданиях. Но чем старше становились дети, тем больше Эзерих разочаровывался в этой идее. Мальчишки обладали огромной силой, изменившись после нескольких глотков драконьей крови, но мудрости не обрели. Они могли свалить ударом дерево, без вреда для себя упасть с большой высоты, взглядом зачаровать любое животное, только пользовались своими умениями без особой необходимости, несмотря на терпеливые разъяснения приемного отца. Дракон даже начал бояться того, что могут натворить их потомки, и с некоторым сожалением наложил на приемных сыновей заклятие, позволяющее силе проявиться лишь у наиболее разумных и уравновешенных детей. Отменить полностью наследование он не мог или не хотел.
Магией драконов управляли довольно сложные законы, из которых даже в упрощенном виде удалось полностью донести до мальчиков только самый главный, охраняющий жизнь драконов и намертво впечатанный в их суть на заре времен, когда эти существа обрели разум и чувства.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 26 Мар 2011 01:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

–Никогда, что бы ни случилось, драконья кровь не смеет предать драконью кровь, – втолковывал Эзерих приемным сыновьям. – Нет ничего священней кровного союза. Огромные силы придут в движение, чтобы наказать того, кто посягнет на брата своего, и не будет он отныне принадлежать себе ни в жизни, ни в смерти.
–То есть, предатель умрет? – переспросил один из мальчишек, отличавшийся от брата лишь привычкой потирать нос во время разговора да – временно – грязной полоской на щеке.
–Смерть – слишком мягкая кара, – пояснил Эзерих. – Так что, дети мои, держитесь во всем друг друга, и если возникнет между вами размолвка, старайтесь, чтобы обида даже спать с вами не легла. Потому что вы во много раз сильнее вместе, а порознь – как по краю идете...
–А что хуже смерти? – задумчиво спросил второй мальчик. – Потерять все дорогое – так можно заново что-то найти... И даже свободу можно обрести заново. А после смерти, ты говорил, только память остается...
–Хуже смерти, Линар, наказание и искупление, – наставительно сказал дракон. – Вот представь, что преступление совершает обычный человек. Что с ним сделает человеческий суд?
–Я знаю! – грязнуля хлопнул ладонью по колену. – Определит наказание и повелит возместить ущерб, правильно?
–Правильно, Дитрих. Нас же, драконов, судит сам рок, и потому в наказание лишает провинившихся их собственной судьбы. Не знаю, как будет с вами, у вас человеческая судьба, но наказания вам не избежать. Ибо возместить ущерб от предательства своего ближнего можно лишь одним способом, и знает его только время.
–А предательство – это то, что пострадавший таковым считает? – немного беспокойно спросил Линар.
–Нет, если ты мне скажешь, что твой брат вчера катался на медведе, это не будет предательством. Хотя бы потому, что наказывать его за это бесполезно, – Эзерих вздохнул. – Вы заперты в людских телах и никогда не сможете расправить крылья... Предательство – это преступление, которое нельзя простить.
Сон продолжался дальше, до того момента, когда старый дракон окончательно убедился в том, что его малыши должны следовать своей человеческой судьбе и рассказал все, что знал о королевстве, где одному из них судьбой предназначено было править. Одновременно Эзерих обмолчился и о трагедии драконов – не обойдя и того факта, что был одним из полностью уверенных в безопасности укрытия экспертов. Судьба не сочла его виновным, зато сам несчастный дракон считал, что не заслужил даже покоя.
Обычно Сюзанна совсем не запоминала снов, но эти казались такими же яркими, как сразу после пробуждения. Точнее, становились все ярче и ярче, заслоняя собой воспоминания о прошлой жизни, вытесняя их из памяти. Стоило попробовать вспомнить какой-нибудь малозначащий факт вроде имени очередной учительницы или приемной матери, как поисковый импульс наталкивался на стенку или проваливался в дырку... Реальность напоминала старый свитер, поеденный молью везде, кроме горловины. В смысле, настоящего. Того, что началось после смерти Логана... или, может быть, Макса. Оно не отпускало до конца, ожидая снаружи.
Сюзи не хотелось выходить из этого дома, пахнущего временем, такого надежного... Не дальше маленького балкона, куда выходило французское окно в ее комнате. Там нашлось место только двум статуям в псевдоантичном стиле и маленькой площадке, с которой открывался прекрасный вид на несколько запущенный сад, а в фестивальные вечера – и на салют. Лучше было видно только с крыши, где кто-то из Уингеров оборудовал все необходимое для вечеринок – разумеется, сейчас там не было мебели, осталась лишь ограда, крепления для временных стен да изолированные выходы проводов и труб. Туда Сюзанна-Энн поднималась лишь один раз и больше не рисковала. Нет, все было еще вполне безопасно, просто как-то жутковато. Хотя, наверное, с ее жизнью нелогично бояться таких стихийных декораций для фильмов ужасов. Но логика – это такая абстракция...
Сейчас начиналось утро, и утренная прохлада еще не сменилась устоявшимся за последние дни зноем, но в большом пушистом халате было вполне уютно. Дрейк чувствовала себя бабочкой, медленно вылезающей из кокона. Если меняться постепенно, никогда не заметишь, когда перешел порог... Сюзанна положила ладонь на мраморное бедро статуи слева и выглянула из-за этой естественной защиты, готовая спрятаться, если с той стороны едва видимой отсюда ограды сада появятся заблудившиеся с фестиваля. Охрана предупреждала, что иногда отчаянные любители погулять по лесу в компании нескольких бутылок теряют ориентацию и вместо фестиваля выходят к границам поместья. Пока таких эксцессов не случалось.
«Я словно не верю до конца, что этот дом принадлежит мне, – подумала девушка. – А Максу все равно, что я здесь. Может, он так ненавидел этот дом, что считает, будто заключить меня в его стенах – неплохое наказание...»
Но за вычетом крыши и совершенно пустого крыла, где не было даже комнат для прислуги, а лишь помещения, где жутковато белела зачехленная мебель, дом был прекрасным местом. Слишком большим для клетки. Слишком комфортабельным для камеры.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 27 Мар 2011 12:05    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Сюзи прикрыла глаза, но вместо танцующих пятен света увидела мальчишку, бесстрашно отдающего приказы огромному медведю. У Дрейк и кошки своей никогда не было... правда, у одной приютившей ее семьи жил старый ретривер, но приемную девчонку он подчеркнуто игнорировал. И правильно – там она не задержалась... А было бы здорово вот так приказать что-нибудь собаке... Правда, сейчас она может завести хоть целый зверинец, но не стоит с этим торопиться. Что-то внутри сопротивляется детскому ощущению сбывшегося чуда, ставя стеклянные стены на доступных сейчас путях.
Девушка последний раз вдохнула такого чистого здесь воздуха и вошла в комнату. Телевизор здесь был запрограммирован на щелчок пальцев. Не самая последняя модель, конечно, но насчет переоборудования Сюзанна-Энн тоже не торопилась распоряжаться. Домашних кинотеатров с полным погружением пока хватает и во сне.
Словно нарочно, первая же включенная программа – местный канал – транслировала тот самый малобюджетный фильм. «Близнецы Дракона». Картонные декорации, клуб ролевиков в массовке, полно анахронизмов... сквозь призму недавнего сна это зрелище воспринималось совсем уже фальшивым. Но Дрейк досмотрела ленту до конца, обратив особое внимение на сцену, которая вполне закономерно вытекала из ее снов, а не самого фильма... и в точности соответствовала реальной истории.
Принцы не знали, кто из них младше. Не было пошлого различия в родимых пятнах. Просто один из юношей бросил к ногам другого клинок, обагренный кровью узурпатора, и сказал, что король должен быть человеком действия, а не философом.
Род старшего и младшего братьев никогда не враждовали меж собой. Даже когда их крошечное королевство захватила империя, драконья кровь выжила, растворившись в человеческой. Век магии кончился...
Золотистые буквы, набранные готическим шрифтом, осыпались блестками, из которых сложились титры, пестревшие траурными рамками – в золотом исполнении скорее праздничными. Сколько ж лет этому фильму? Двадцать? Тридцать? Сюзи казалось, что он старше ее, и намного. Впрочем, по такому фильму сложно установить точно эпоху. Уже цифра, разумеется, и дешевенькие спецэффекты, не сразу ставшие общедоступными.
Титры обожгли глаз. Еще одна рамка. Проклятие, она никогда не смотрела этот фильм полностью, так, понемногу... и уж точно не изучала концовку. Принцев сыграли не настоящие близнецы, они отличались друг от друга даже в гриме...
Того, что отрекся от трона, играл некий Джеймс Герман Дрейк. Не самое распространенное сочетание имен и фамилии. Судя по внешности, было ему тогда лет восемнадцать максимум.
Негромкое журчание телефонной трубки сначала вообще не удалось воспринять как сигнал из внешнего мира, до того Сюзанну заворожило это странное совпадение. Только пятый или шестой звонок вытащил ее из оцепенения, вызванного остановленным кадром.
Она не сразу узнала голос, обрадовавшись лишь тому, что он ничем не напоминал мертвый. Звонил вполне живой человек... тот самый следователь, которого она почти забыла. Не женщина, а первый, парень. Если бы звонила женщина, Сюзи точно обратилась бы к своему адвокату, но он ни в чем не виноват. И уж точно не в том, что Дрейк была на грани помешательства, когда ее допрашивали.
–Теперь я эту грань перешла, – негромко сказала она, выключив телефон. Встреча ни к чему не обязывает, конечно... но ощущение, как от падения в бездну, никуда не уходит.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 1 Апр 2011 16:22    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

...
Он не знал, зачем вообще сделал это. Можно было успокоиться и опустить руки, а не цепляться за факт, не имеющий смысла. «Становишься одержимым, а, Кастер? – мысленно спросил он у своего отражения, заканчивая бриться. И сам же ответил: – Нет, просто ненавижу незаконченные дела».
Утром он уже знал, что позвонит сестре Уингера. И за день эта уверенность только окрепла окончательно. Если достаточно долго просеивать отвалы, можно извлечь крупицу ценного металла, но обычно она того не стоит. Не стоила и в этом случае. В конце концов, кому какое дело, почему Сюзанна-Энн Дрейк в тот вечер оказалась именно в том ресторане, если она всего лишь свидетель, и то с натяжкой...
Официант запомнил, что ее столик был заказан на имя Уингера, и оно взорвалось в голове Уоллеса, как фейерверк. Кастер уже привык реагировать на Марка как на маркер очередной странности и возможный ключ ко всему делу. Знать бы только, как его повернуть в замке. И не является ли замком малышка Сюзи...
А самое главное – сообразить, как использовать подсказку, до того, как жизнь сама расставит все по местам, но сделать ничего уже не выйдет. С этим в последнее время проблемы.
Он предупредил Санди, что уйдет пораньше, но не стал объяснять, почему. В любом случае, у нее не было повода не прикрыть его перед начальством, а для экстренных вопросов есть телефон.
Уоллес хорошо запомнил лицо Дрейк, но в первую минуту не узнал ее. Во-первых, Сюзанна покрасила волосы, точнее, судя по виду, вернула им природный цвет. Во-вторых, она была одета совершенно иначе и не носила очков. Из серой моли она превратилась в нечто более привлекательное – возможно, мотылька. Та же небольшая, но существенная разница.
В этом месте она уж точно смотрелась экзотической бабочкой. Короткая туника переливчато-зеленого цвета идеально соответствовала погоде, а вот Кастеру стало немного жарко. Умеют же некоторые женщины себя изуродовать... а потом видишь их настоящих и глаз отвести не можешь. Ведь ясно же, что за такой короткий срок пластическую операцию сделать не успеешь.
Первые секунды он потратил на то, чтобы сесть, но потом понадобилось как-то разобраться с застрявшими в горле словами, и Дрейк опередила его:
–Вы хотели со мной поговорить, – даже голос звучал намного увереннее. Деньги и впрямь способны менять людей – особенно если их больше, чем людям нужно. – О чем именно?
–Всплыли кое-какие обстоятельства дела, – лучше всего говорить правду. Ну, почти. – Я хотел уточнить у вас... в неофициальном порядке...
–Уточняйте, – она пожала плечами и взяла свой коктейль.
–Вы знали Марка Уингера? – она даже не поперхнулась. Лишь многозначительно посмотрела на него, и Уоллес почувствовал себя учеником, задавшим на спор глупый вопрос учительнице. – Я имею в виду, до этого дела с наследством.
–Нет, – она все же отставила коктейль. И вот это отрицание как раз было ошибкой, слишком быстро...
–Он был довольно известен в Гейтсвее, – ее оплошность придала Кастеру сил. – Кстати, мисс Дрейк, если вы забыли, то именно на его имя был заказан ваш столик тем вечером. Как вы это объясните?
Козырь на столе. Вопрос в том, что на руках у второго игрока.
–Никак, – она заложила ногу за ногу, и Уоллес наконец увидел ее обувь. На вид довольно удобная и недешевая. Точно в тон тунике. – Ошибка или глупая шутка. Я не знала человека по имени Марк Уингер лично, хотя фамилия мне на глаза попадалась, конечно же. Мистер Логан поручал мне просматривать новостные сайты.
–То есть, в принципе, кто-то мог хотеть вас подставить таким образом? – версия не хуже любой другой, хотя видно же, что Сюзанна темнит...
–Для этого нужно быть сумасшедшим, – она даже не улыбнулась. – Впрочем, если взять методы этого человека... он неплохо впишется в отделение для буйных «Счастливой долины».
–Боюсь, он в здравом уме, – хотя объяснение довольно удобное. На первый взгляд. Оно не снимает все вопросы одним махом. Слишком многое остается необъяснимым.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 6 Апр 2011 22:04    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

–Возможно, – она рассеянно накрутила на палец прядку волос. В наклоне головы и профиле Кастеру на секунду почудилось что-то Марковское. Потом наваждение ушло. – Послушайте, мистер...
–Агент Уоллес, – вряд ли она просто забыла его фамилию, но лучше не показывать, что понял оскорбление.
–Я могла просто не приходить сюда, – спокойно произнесла она. – И мне кажется, что подставить меня хотите именно вы. Так вот вам правда...
Она осеклась и быстро схватила салфетку, которую тут же прижала к носу. На белом тут же проявились темные пятна.
–Простите, – Кастер ощутил потребность извиниться. Пеппс же говорила что-то о том, что Дрейк больна... возможно, не стоило дергать ее еще больше.
–Ничего, – Сюзанна поднялась на ноги и демонстративно оставила сумочку на стуле. – Я сейчас вернусь.
Она и впрямь отсутствовала не больше нескольких минут, а когда вернулась, ничто не указывало на то, что она чувствовала себя плохо. Правда, вместе с ней пришел запах чего-то горелого, видимо, в дамской уборной и так было накурено. Дрейк не успела бы выкурить и полсигареты за то время, которое провела там.
–Вы когда-нибудь видели мертвецов, агент Уоллес? – ее вопрос прозвучал настолько неожиданно, что мужчина дернулся. – Мертвых. Я видела. Сегодня. Моего отца. Вы знаете, что он был актером?
–Нет, – разговор пошел куда-то совершенно не в ту сторону, но Кас не торопился поворачивать руль. Возможно, вопросы по делу сейчас только заставят беседу забуксовать еще сильнее.
–Я несколько раз видела его самый известный фильм и никогда не обращала внимание... Так что, похоже, в мире полно странностей, – Сюзи рассеянно улыбнулась. Что-то в ней изменилось за те мгновения, пока она отсутствовала. Едва заметно, но все же... – Иногда мы смотрим прямо на то, что хотим увидеть, и не можем ничего разглядеть.
–У меня тоже бывает что-то в этом роде, – зачем-то признался он. Стиль «откровенность за откровенность» зачастую опасен, но Уоллес сейчас говорил не с маньяком, а с девушкой чуть моложе его самого. И потом – в его собственной жизни сейчас до хрена странностей, у Дрейк – тоже... Судьба подсказывает, что ли? – Будь я склонен верить в мистику по-настоящему, то уже насторожился бы. Но я – довольно земной тип, и с мертвецами имею дело по работе, – отчасти это было ложью, но поднимать сейчас тему Марка казалось бестактным. Может, чуть позже...
–Наверное, это как раз то, что мне нужно – что-нибудь живое и земное, – Сюзанна-Энн продолжала улыбаться. – И поменьше мистических совпадений, которые и в кино указывают на дурной вкус сценариста.
–Да уж, сомневаюсь, что Создателю дали бы премию за лучший сценарий, – сейчас нужно установить контакт. Потрепаться о чем-то отвлеченном. – Слишком много действующих лиц и мало логики. Хотя в принципе все предсказуемо.
Дрейк как раз приканчивала свой коктейль и чуть не подавилась последним глотком, после чего, отсмеявшись, рассказала анекдот о том, как все в той же многострадальной «Счастливой долине» один из пациентов выдал за собственноручно написанную пьесу телефонный справочник. Расположенная недалеко от Гейтсвея психиатрическая клиника служила местом действия многих анекдотов и страшилок, которые Кас слышал еще в детстве. И, в принципе, он никогда не отказывался пополнить их набор.
Шутки, даже глупые, хотя бы помогали отвлечься от самой ситуации. Странно по-дружески беседовать с девушкой, которую недавно допрашивал, примерял на роль подозреваемой... даже если забыть о том, что она – сестра Марка, все равно неловкость остается.
–Составите мне компанию? – Сюзи предложила это первой, когда в голове Кастера окончательно начала формироваться мысль о том, что неплохо было бы провести остаток вечера в другом месте. Правда, он не предполагал, что этим другим местом окажется фестивальная поляна. Впрочем... они еще не настолько стары, чтобы отказывать себе в небольшом развлечении. Да и рабочий день официально давно окончился...
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 7 Апр 2011 18:55    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

...
День чем дальше, тем больше походил на сон. Сюзанна только никак не могла решить, когда именно уснула. Перед телевизором? После звонка? Когда, перелопатив сеть, выяснила, что в проклятой малобюджетке действительно снимался ее отец? Или сейчас, за столом?
Только во сне можно принять как должное, что окровавленная салфетка вспыхивает в руке так, что ее приходится топить в унитазе, но не оставляет ни малейшего ожога. Впрочем, грани между сном и явью размылись уже давно...
И снова гнилым пальцем на стекле, с той стороны – «Не говори обо мне». Когда стекло очищается, за ним – никого. Только приходит странная жажда, и хочется сделать что-то немыслимое для прежней себя, назло призраку и всему непонятному. Не говорить? И думать никто не собирался. Только жить – вопреки всем проблемам, прошлому и настоящему.
Даже если Макс хочет убить ее сейчас... у него ничего не выйдет. Он мог справиться и раньше, если бы правда хотел. Не ждать, когда она переживет свой страх. Возможно, он просто не может тронуть ее, но даже если хочет, чтобы она так думала... он просчитался.
Заговорить о нем Сюзи не решилась, зато сделала нечто еще более безрассудное. Впрочем, другие люди делают это чуть ли не ежедневно на протяжении фестивальной недели. В конце концов, почти никто не знает ее в лицо, а если бы и знал, вряд ли вспомнит, что она – Сюзанна-Энн Дрейк, за несколько дней прошедшая путь от неудачницы и свидетельницы убийства до одной из богатейших жительниц Гейтсвея. Такого человека не ожидаешь увидеть в толпе.
Поляна выглядела почти так же, как и в телевизоре. Людские волны набегали на рифы аттракционов и ларьков, обматывая их водорослями очередей. Смех и гомон прорезали громкие крики, с периодичностью, по которой можно было сверять часы. Даже у трезвого здесь быстро пошла бы кругом голова, а выпитое спиртное ощутимо усугубляло эффект, но Дрейк не жалела, что зашла сюда.
Здесь было безопасно. Во всяком случае, так казалось. Она словно окунулась на мгновение в детство – не свое, а чье-то чужое, правильное, в котором все проблемы решаемы, а в любом человеке видишь кого-то доброго и готового помочь.
Стоит эйфории схлынуть, и станут видны усталые лица взрослых, натянутость улыбок продавцов, недовольных выручкой, свежий слой краски на ржавчине, дыры в парусине и пластике, прозвучит скрип какого-нибудь доживающего последние годы аукциона... волшебство ярмарки недолговечно и живет, лишь пока не смотришь на детали. Сюзанна не смотрела. Она пришла сюда не для того, чтобы разочаровываться в людях, этот этап пройден. Если все вокруг так похоже на сон, он просто не имеет права стать кошмаром...
У старомодного, без лазерных примочек, тира почти не было очереди, возможно, потому, что все аляповатые плюшевые звери уже были разобраны, и остались только нарочито взрослые и мужские призы. Один из них, довольно страшный портсигар, без особого труда выиграл Уоллес и с ехидной улыбкой положил в нагрудный карман. Похоже, эта гадость кому-то предназначалась, возможно – в качестве шуточного подарка. На месте агента Сюзи выбрала бы флягу в грубой оплетке – ее хоть на стену можно было повесить. Сама она выстрелить не решилась, даже если бы не забыла дома очки.
Они углубились в месиво людей, вблизи не такое уж и плотное, на минуту остановились у киоска, где Дрейк с решимостью самоубийцы купила салатовой по цвету сахарной ваты и отпустила шуточку насчет того, сколько детей сегодня могут с чистой совестью сказать, что ели зелень. Было сложно сказать, что за ароматизатор к ней подмешан, все забивал вкус плавленого сахара, от которого ломило зубы.
Уоллес вел ее куда-то по одному ему известному маршруту – судя по указателям, то ли к лабиринту, в этом году хвастливо названному самым большим, то ли к кривым зеркалам. Девушка уже мысленно подбирала слова для отказа во втором случае.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 13 Апр 2011 20:35    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Петля одной из сумасшедших горок проходила над головами толпы, и, проходя под ней, все почти сихронно поднимали головы, Сюзанна поступила так же, хоть и чувствовала желание пригнуться. Казалось, будто вагонетка с вопящими детьми сейчас коснется волос... но, конечно, это была лишь иллюзия. Впрочем, от воя заложило уши, и внезапно раздавшийся выстрел показался не громче того треска, который издавали ружья в тире. Если бы Дрейк не увидела краем глаза вспышку, она вообще могла принять его за признак неисправности аттракциона...
Стреляли в нее. Просто малость промахнулись. Это пришло в голову Сюзи в следующую секунду, еще до того, как она повернулась к агенту и увидела, как он падает. Время растянулось, как резинка для волос. Еще не коснулся земли ни Уоллес, ни отброшенное за ненадобностью облачко зеленой ваты в казавшихся черными брызгах, а Сюзанна уже бросилась бежать. Ей было все равно, что с человеком, которого она привела сюда. Вокруг люди, они позаботятся, они же и прикроют от этого идиота на крыше карусели... ему нужно время, чтобы слезть, значит, главное – за чем-нибудь спрятаться.
Лабиринт ближе. В этом году один, большой и бесплатный для пущего веселья. Очереди нет все равно... это хорошо. Дрейк пробежала несколько поворотов, прежде чем поняла, что поступила не слишком умно. Нет толпы... если у убийцы были сообщники, укрытие становится не слишком хорошим. Правда, только если они изучили лабиринт, который теперь и внутри состоит частично из легких алюминиевых рам с натянутой тканью. Не лучшее решение, хоть и позволяет при необходимости, сжульничав, сократить путь. Смахивает на гигантскую сушилку для белья. И за соломой хотя бы не видно силуэта.
Снаружи кто-то кричал, но разум Сюзи отсеял эту информацию. Переполох – не гарантия того, что убийцы отложат свое дело. Девушка почти уверилась в том, что их несколько.
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 2 Май 2011 15:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

И, несмотря на возникшие проблемы, работать они будут на результат.
«Я в ловушке», – странно, но мысль оказалась почти спокойной. Так, констатация факта. Некстати вспомнился покойник в зеркале... что, братишка, думаешь, сестренку прикончат без твоего участия? Ошибаешься...
Злость коротко плеснула внутри и тут же улеглась, сменившись тем же странным спокойствием. Смешно, но ощущение походило на давно забытое, неоднократно пережитое в детстве при вызовах к доске. Здесь и сейчас оценка ниже отличной будет выплачена в пулях, но волнения все равно нет. Словно во сне... нет, это реальность. Без баронов и драконов, только лабиринт, половину которого она почти неслышно прошла, и охотники где-то за спиной. Хищники. Звери.
Об агенте Сюзанна-Энн совершенно не думала. Мозг и тут отсек лишнее, осталось лишь осознание того, что выстрел наверняка приведет к появлению полиции, которой на фестивале всегда достаточно, так что у охотников мало времени. Нужно только продержаться. Только неизвестно, сколько. Жизнь никогда не дает звонок вовремя...
Лабиринт казался абсолютно пустым. Жаль, в куче было бы больше шансов... или нет? Дрейк медленно вдохнула и выдохнула, осторожно огляделась, прежде чем нырнуть в очередной проход. Солома... в детстве на ней обычно крепились фанерки с нарисованными камнями, но эта мода прошла. Да и не хочется возвращаться в прошлое даже в мыслях. Там тоже небезопасно.
Запах тревожил ноздри. Солома, влажная земля... пахла даже ткань. Обострились все чувства разом – вряд ли раньше Сюзи услышала бы едва заметный звук за три поворота. Шаги. Кто-то очень старается идти тихо. Кому-то заплачено за ее смерть... и это не мертвец из зазеркалья. Все реально.
Можно было идти дальше, надеясь, что на звук стрелять не будут, но неожиданно для себя Сюзанна развернулась и стала спиной к тканевому прямоугольнику. Не белому, цвета хаки, но все равно – как силуэтная мишень...
«Нет, – тихо произнес кто-то из-за плеча. – Все правильно. Ты не умрешь. Еще рано».
Голос звучал знакомо. Нет, не Макс... не покойник. Очень четкая дикция. Можно поклясться, что советчик стоит с той стороны ткани.
Спустя несколько томительно длинных секунд преследователь объявился. Рыжая женщина в полицейской форме, отчасти напомнившая Дрейк ту агентессу. Нет, эта симпатичнее, хотя тоже похожа на боевую технику. Последнюю модель. Или на медведицу... худую самку гризли.
То, что полицейская липовая, Сюзи почувствовала сразу. Ну конечно, самый лучший способ все же взять намеченную жертву, если поднимется шум. Подстраховка. Чудом выжившая цель кинется к копу как к спасителю, тем более – к женщине... и удачливый исполнитель легко затеряется в толпе настоящих стражей порядка.
–Мисс, вы в порядке? – дежурный вопрос, а рука уже на полпути к кобуре. Непрофессионально. Еще один всплеск злости...
–Да, – девушка внимательно посмотрела в глаза лже-полицейской. Время снова пошло медленнее, Дрейк видела, как убийца достает пистолет, секунду целится... и таким же неторопливым движением приставляет к своему виску.
Что-то внутри Сюзанны ничуть не удивилось. А вот на лице хищницы застыло выражение именно этой эмоции. Недоумение. Изумление.
«Все правильно», – повторил голос за спиной. Голос отца из фильма. Голос старого дракона из сна. И откуда-то из глубины сознания пришла мысль о том, что нужно просто смотреть убийце в глаза. Не отводить взгляд и не мигать. Глаза болят, конечно, но их можно закрывать поочередно, не прерывая контакт полностью. Главное, чтобы хватило времени принять решение. Нужно ведь отдать какой-то приказ... убить?
Энн представила, как эта женщина нажмет на спусковой крючок. Пуля выйдет из ствола, пройдет сквозь мозг и вырвет кусок кожи с противоположной стороны. Девушка почти ощутила влажные капли на коже. Страха не было, как и тогда, когда Сюзи рассказывала Логану о проклятом проныре-журналисте. Сейчас она тоже думала о себе в первую очередь... Просто потому, что нужно держаться за себя двумя руками. За что-то конкретное.
–Кто тебе велел меня убить? – негромко спросила Дрейк. Мысль задать такой вопрос пришла в голову неожиданно – просто подумалось, что у наемных убийц всегда есть заказчик. И только после сдавленного «не знаю» Сюзанна-Энн вспомнила, что такие заказчики редко работают напрямую. Но в любом случае много знающую исполнительницу постараются или уничтожить, или заставят замолчать иначе – все зависит от того, насколько она ценна и есть ли уверенность в том, что она не сдаст посредника.
Сюзи становилось все сложнее держать нужный уровень давления. Она сомневалась, что сможет так же прийти к этому самому посреднику и задать тот же вопрос. Сейчас почему-то получилось сделать то, что удается лишь во сне... и вместо нее удивляется убийца, но везение может закончиться. И даже если отдать приказ... опять будет это проклятое следствие, и придется таки обращаться к адвокатам, чтобы избавиться от этой тягомотины... А если в ней заподозрят паранорма с запоздалым развитием?
Продолжая удерживать зрительный контакт, Сюзанна чуть сдвинулась в сторону. Убийца повернула голову, удерживая пистолет на том же уровне. Теперь он касался тугого пучка волос.
Дрейк медленно выдохнула и наконец сформулировала приказ, сосредоточившись именно на нем, а не на случайной мысли о Логане. Тем более что сейчас, где-то на третьем выстреле, она отчетливо поняла, что не помнит о нем почти ничего, словно Дэн был случайным сном из далекого прошлого.
Очередное нажатие произвело лишь сухой щелчок. В простыне цвета хаки осталось несколько обожженных по краям прорех, советчик в голове умолк.
–Уходи, – Сюзи сжала кулаки, надеясь, что на эту команду сил еще хватит. А если нет – то она справится с этой женщиной до того, как та свернет ей шею. Но сил хватило, и убийца действительно ушла – нетвердым шагом, покачиваясь, словно на ногах у нее были шпильки, а не удобные ботинки. Дрейк прижалась спиной к блоку сена, казавшемуся прочным, как бетонная стена, и прислушалась. Сквозь крики и тот визг, который всегда почему-то сопровождает работу большого количества полицейских раций несовершенной конструкции на одном пятачке по непонятной причине пробивались более тихие звуки. Например, сейчас Сюзанна слышала, как падает на утоптанную землю поддельный китель. Зачем убийца сняла его, было непонятно. В любом случае, слушать дальше не имело смысла.
Ноги почему-то не слушались, получалось только ползти на четвереньках, но этого было достаточно, чтобы миновать простреленное полотнище и скрыться за углом лабиринта. Мысли не желали складываться в четкую картинку, и Энн села на землю, обхватив руками колени. На грязь было плевать, как и на мысли о том, надо или не надо просыпаться. Что-то внутри отказывалось воспринимать произошедшее, и это что-то отчасти помнило о судьбе Уоллеса, но трогать напуганную секцию сознания не хотелось. Тем более что отсечь ее было просто, сложнее – отобрать контроль за движениями. Впрочем, сейчас главное – сидеть тихо. Все объяснения придется делать потом.
Мысленный советчик затих, словно он и впрямь стоял тогда за тканью и был застрелен киллершей. Точнее, его функции перешли к части сознания Сюзанны-Энн, способной здраво мыслить даже в этом бардаке.
Следующий полицейский будет настоящим. Убийце вряд ли поверят, если поймают, сочтут за попытку обмануть правосудие... полно, да запомнила ли она, как выпустила обойму в пустоту? А выстрелы и следы от пуль объяснить легко – реакцией на какой-нибудь шорох...
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Катя Озерская Прекрасная леди

Неизлечимая Скормофилка


Откуда: Минск

Родители: Талинна

СообщениеДобавлено: 23 Май 2011 20:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Хорошо, что от жертвы никто не ждет вразумительных объяснений. Особенно от жертвы, пережившей за последние недели столько потрясений. Она может даже отключиться. Прямо сейчас. Только дождаться спасения...

...
Тупая боль в груди. Такое чувство, что над сердцем сидит по меньшей мере слон. Или очень толстая порноактриса, от которой несет отнюдь не возбуждающим запахом. Мир проявляется по кусочкам и тут же тонет в тумане, которого на самом деле нет. Все в голове...
Вслед за уколом в сгиб локтя приходит забытье, хрупкое и нестойкое по ощущениям, но держащее на месте прочно, как паутина. Мысли вязнут в нем, двигаясь по букве в час, но сознание не отключается окончательно ни на секунду. И кто-то кричит за спиной – непонятно, почему именно за спиной, Уоллес сейчас полулежит на больничной койке, но крик не утихает с тех пор, как раненого агента сгрузили на носилки. Слишком четко для галлюцинации – но стоит прислушаться, и звук растворяется в тихом электронном шуме приборов.
Хорошо еще – дышит он сам. Тяжело, но лучше, чем с трубкой в горле. А тяжесть – это, наверное, оттого, что сломаны ребра. Надо ж было оказаться таким везучим и невезучим одновременно – выиграть проклятый портсигар и сразу после этого поймать чужую пулю... стреляли в Дрейк, Кас мог бы в этом поклясться. Только бы облажавшийся стрелок не попытался выстрелить еще раз...
Она все-таки что-то знает... или кто-то еще так думает. Но в эту сторону думать слишком больно, и голова кружится, а крики все громче... словно кому-то за стеной делают операцию без наркоза. Или на живую отрезают ноги... как Марку.

Перенесено в архив в соответствии с п.6 Правил раздела. Для публикации продолжения нужно начать новую тему и дать ссылку на предыдущую часть. Reine deNeige
_________________
Открыл Америку? Закрой обратно!
Летите, Голлумы, летите...
Живу с завтрашним днем
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Королевская Библиотека Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».