Форум
Зима пришла!
Последняя новость:

Комендант Скив, в этот прекрасный зимний день 6 декабря поздравляем тебя с днем рождением! Пусть твое личное общежитие приносит тебе радость, независимо от глубин хитрости, оторванности и градуса чада кутежа, в которые погружается:)

RSS-поток всего форума (?) | Cвод Законов Дельты | На полуофициальный сайт Оксаны Панкеевой | Все новости

Вся тема для печатиЗаписки усталой москвички
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения
Предыдущая тема :: Следующая тема :: Вся тема для печати  
Автор Сообщение
Талинна Прекрасная леди

Миротворец. И это не секира!


Откуда: г. Москва

Родители: Раэл
Дети: Катя Озерская, SKORP!ON, Алекс Воронцов, ~Ai~

СообщениеДобавлено: 19 Апр 2008 16:27    Заголовок сообщения: Записки усталой москвички
Ответить с цитатой

Название: Записки усталой москвички
Автор: Талинна
Рейтинг: Для всех
Статус:В процессе
Герои:Оригинальные, подсмотренные и встреченные
Жанр:Затрудняюсь определить, скорее всего наблюденя
Смерть героев: Встречаются

Новогодний снег
Второе января, вторник. То странное время московских суток, когда уже не день, но еще не вечер – серо-синие сумерки, подсвеченные разгорающимися фонарями и рекламой. Остановка автобуса. На ней трое – немолодая усталая женщина, мальчик лет тринадцать и хмурый мужчина. О Новогоднем празднике напоминают огоньки елок в окнах длинных домов спального района, да кособокая елка на перекрестке с обрывками мишуры и серпантина похожего на разноцветные размотанные рулоны туалетной бумаги.
- Ну, так как же образуется снег? – голос женщины в сумерках звучит как-то глухо. Она – учительница, а мальчик – один из тех недотёп, которые вечно имеют в конце четверти спорную оценку, то между «2» и «3», то между «4» и «5». Исправить оценку мальчишка в конце четверти не сумел и достал географичку на каникулах, она уже выходила из пустого здания школы, где сегодня дежурила.
- Вода сначала испаряется, поднимается туда, - нерадивый ученик делает правой рукой замысловатый жест, - там собирается в тучу, ну, как это, а, во – конденсировается!
- Конденсируется, Ларионов, - привычно поправляет учительница.
Хмурый мужик от нечего делать прислушивается к разговору. Он находится в том истинно русском послепраздничном состоянии, когда пить уже не хочется, настроение и состояние – мрак. Когда мальчишка ввинтил в низкое зимнее небо свой жест, мужик посмотрел туда же. Небо не радовало – низкое, темное, затянутое глухим одеялом облаков, без единого просвета. Из него, как будто кулак ребенка его продырявил, начинает идти снег – тяжелые, мокрые хлопья, серые и холодные даже по виду, сыплются на землю.
- Вода там резко охлаждается и замерзает, ой, нет, - продолжает Ларионов, - кристаллизовывается! – он даже горд, что сумел вспомнить и выговорить такое длинное слово.
- Кристаллизуется, Ваня, - опять поправляет учительница. Она не сердится, её голос отстраненно-равнодушный, произносит привычные слова тихо. В глубине души она даже довольна – все, какое-никакое развлечение после пустого дня в пустой школе, а дома тоже пусто, только кот Римус, телевизор да всё та же дежурная елка. Она решает пошутить над Ларионовым и спрашивает:
- А сколько времени происходит между испарением воды и выпадением осадков?
Ваня не помнит и лепит наобум:
- Много! Ну, там, неделю, голос его понижается, мальчишка понимает, что плавает в вопросе.
- В общем, правильно, - соглашается учительница, - вот сейчас идет снег. Он – какой?
И тут Ларионова осеняет:
- Прошлогодний, Татьян Николавна!
- Правильно, прошлогодний.
Все трое подняли головы вверх и стали смотреть на тяжелые хлопья снега. И тут Дед Мороз решил исправить хоть что-то в жизни этих троих. Подул ветерок, не привычный пронизывающий московский сквозняк, а именно ветерок, небо над головами людей расчистилось, показав восхитительно синий цвет, и из чистого окошка неба стал падать уже другой снег – легкий, искрящийся в свете фонарей бриллиантовым блеском, нарядный новогодний снег. Изящные снежинки кружились, плясали, порхали в уже синих сумерках. Их танец завораживал, притягивал, на него хотелось смотреть и смотреть.
К остановке подкатил пустой автобус, но все трое этого даже не заметили. Они стояли и смотрели, как падает снег.
- Во! – вдруг проговорил мужик и победно посмотрел на учительницу. – Во! Новогодний, свежий снег! А ты говоришь – прошлогодний!
И они все засмеялись. Водитель автобуса тронул клаксон, машина не прогудела, а пропела что-то тоже явно праздничное. Пропустив Татьяну Николаевну вперед, мужик и мальчик Ларионов сели в автобус, и он покатил по пустой улице. А за его окнами, провожая людей, продолжал свой праздничный бал новогодний снег.

Нежданный подарок
По центральной аллее маленького городского парка почти бегут двое. Она – невысокая, пухленькая, с обиженным и капризным личиком, одетая в длинную куртку. Он – высокий, что называется стильный, с хорошей стрижкой, в длинном дорогом пальто.
- Правильно говорит твоя мама – ты стал бесчувственным и равнодушным! Тебе плевать на всё и всех – на родителей на меня на дом. На всё! Только работа! Тебя интересует только твоя идиотская работа – что там, в офисе, как работают твои чертовы компьютеры, сколько программ написал твой Захаренко, сколько вы получите денег…- она говорит плачущим голосом, даже слегка подвывая на концах фраз.
- Ты преувеличиваешь, Таня, – он спокоен и только легкое раздражение слышится в его голосе. – Это не равнодушие. Как вы не понимаете – моя работа и достаток, наш с тобой и моих родителей. Я должен…
- Почему ты должен только на работе? – прерывает его Таня, - Сережа, ты не пришел на юбилей своего отца! Не задержался, не опоздал, нет, ты не пришел вообще! И даже не позвонил! А наша годовщина? Вчера было пять лет, а ты даже не вспомнил!
Молодой человек досадливо поморщился – действительно, с отцом вышло нехорошо. Но ведь потом, на следующий день он всё объяснил – приехал представитель от англичан, с хорошим контрактом, упустить такой случай – дурость и глупость. Как они не понимают? А про годовщину свадьбы, он действительно забыл. Замотался, закрутился и забыл, и про подарок тоже.
Сергей покосился на жену и сбавил шаг. Теперь она шла молча, обиженно поджав губы и глядя себе под ноги. «Теперь придётся придумывать что-то необыкновенное», - подумал он.
Место для прогулки они выбрали неудачно, старый парк выстыл за холодные ночи ноября, мокрые голые деревья напоминали почерневшие скелеты. На фоне мокрой пожухлой травы газонов, грязного асфальта дорожек яркие лавочки выглядели дико и нелепо.
Когда они проходили мимо одной такой лавки, ярко-желтой, облепленной темными листьями, из-под неё раздался стон. Оба застыли. Таня испуганно взглянула на мужа. Сергей подошел к лавочке поближе и заглянул под неё. У толстой, железной ножки лавки, на куске брошенного пакета дрожал маленький комочек. Мужчина осторожно сгреб его в ладонь и вытащил на свет. На руке лежал щенок – маленький, мокрый, не понятной расцветки и породы. Тельце его била крупная дрожь. Звереныш замерз настолько, что не мог уже даже скулить – только стонать. Его мутноватые глазки, еще полуприкрытые плёнкой, непонимающе и жалобно смотрели на людей.
Сергей отвел руку в сторону. Увидев этот жест, Тане захотелось завопить и затопать ногами, настолько обидным и недостойным её Сергея показалась эта брезгливость. Она чуть не заревела в голос. А Сергей другой рукой стянул с шеи супердорогой белый шарф и закутал собаченыша.
- Тут неподалеку ветлечебница, - проговорил он тем самым, уже подзабытым ею голосом, - Бежим!
Таня судорожно всхлипнула и ухватившись за руку мужа побежала рядом с ним.
После того как его помыли. высушили и накормили, щенок оказался рыжим и длинноухим, с уморительным пятнышком-сердечком на носу и нежным пузиком.
- Недели три-четыре, - говорила врачиха, - практически здоров, ну если немного простужен и голоден. Что делать будем? – она строго поглядела на молодую пару. – Оставите?
- Нет! – в один голос заявили оба и засмеялись. – Он будет нашим зверем!
А «зверь», которого нежно трогали за нос, лапки и ушки, был совершенно счастлив.

Одиночество
Она пришла, как всегда, в пять часов. Привычно прошуршала накрахмаленной блузкой, прошаркала старыми ботами, привычно тихо поздоровалась и, снова попросила подшивку старых газет. Читальный зал готовился к вечернему наплыву посетителей. Пройдет еще полчаса, и он наполнится шумными студентами, жеманными пенсионерками, простой случайными людьми. Библиотекарь Татьяна была занята подбором заказанной литературы и бегала между стеллажами со стопками книг, но к постоянной читательнице подошла сразу. Та приходила всегда в одно и тоже время, забирала свои газеты и садилась за один и тот же стол, самый дальний, у окна, между стеллажом с яркой выставкой новых книг и большим вазоном с непонятным лаптастым растением.
Её звали Антонина Леонидовна, было ей уже далеко за семьдесят, но она не носила очков. Весь её облик говорил об интеллигентной русской нищете – старая блузочка, ветхая юбка, когда-то черная, а ныне посеревшая от старости, нелепые войлочные боты, - всё было чистым, но очень древним. В отличие от трёх других пенсионерок, регулярно заглядывавших в читальный зал, Антонина Леонидовна не красила волос, и они победно белели яркой серебристой сединой. С молодящимися ровесницами она не общалась, хотя они и предпринимали поначалу попытки поболтать о разных разностях. Но старушка не вступала в разговоры, только слабо улыбалась и молча кивала головой. Пенсионерки от неё быстро отцепились, лишь здоровались, и осуждали за нелюдимость.
Сегодня читальный зал наполнился быстро, народу пришло столько, что пришлось выносить добавочный стол. К Антонине Леонидовне извинившись, библиотекарь подсадила толстяка Слимского, вечного аспиранта, уже пятый год пишущего свою диссертацию.
Старушка, поглядев на огромную стопку книг в руках Слимского, сдвинулась со своей подшивкой на самый краешек стола. Аспирант, отпыхиваясь, разложил книги и журналы с мудрёными математическими названиями, шумно уселся и начал что-то быстро строчить в большой тетради. Антонина Леонидовна тихонечко перевертывала страницы газет, замирая над статьями и фотографиями на пожелтевших листах.
Прошел час. Библиотекарь, вернувшись к стойке с очередной стопкой книг, взглянула на часы. Было уже половина восьмого. Она чувствовала какую-то неправильность, явно что-то было не так, как всегда. Осмотрев внимательно зал, Татьяна увидела Антонину Леонидовну и удивилась – та никогда так долго не сидела в библиотеке. Отдав книгиочередному студенту, Татьяна направилась к дальнему столу.
Слимский, отодвинув в сторону свои записи и книги, увлеченно читал что-то в старой газете. Прочитав, он посмотрел на старушку. Та тонким пальчиком показала ему еще одну статью. Аспирант кивнул и пододвинул подшивку поближе. Но Татьяну удивил не Слимский, занятый не свои делом, а Антонина Леонидовна.
Старушка смотрела на молодого человека сияющими глазами, с выражением такой гордости и любви, какими обычно смотрит мать на вернувшегося издалека сына-генерала.
На её лице было выражение такого счастья, что Татьяна застыла у соседнего стола, боясь помешать Антонине Леонидовне.
Ушли они вместе – толстый аспирант с медвежьей грацией помог старушке надеть ветхое пальтишко, бережно взял её под руку и повёл к выходу.
Татьяна подошла к последнему столу, на котором лежала еще открытая на середине подшивка газет. Со старого листа на неё смотрела Антонина Леонидовна, молодая, победно улыбающаяся чему-то. Татьяна наклонилась и прочитала: «Доктор математических наук А.Л.Леонова». Ниже была напечатана заметка о преподавателях какого-то института, о достижениях студентов и их наставниках, обычная заметка из старой советской газеты. Библиотекарь глянула на дату, напечатанную наверху страницы: 22 мая 1941 года. Перевернула несколько страниц – снова фотография Антонины Леонидовны, уже со строгим лицом и скорбными глазами. Рядом текст: «А.Л.Леонова, преподаватель института стали, потерявшая на фронте мужа и двоих сыновей, возглавила группу студентов и преподавателей, переоборудывающих помещение института под госпиталь».
Татьяна закрыла подшивку, аккуратно перехватила её и понесла в хранилище.
Аспирант Слимский вышел из дома и повернул на темную улицу. В его голове крутились строчки из забытого стихотворенья:
«Я все отдал тебе,
И что же мне осталось?
В моей квартире, в гулкой пустоте,
Один. И только старость…»
Он никак не мог вспомнить продолжения, и это сердило его. А у окна, отодвинув старую занавеску, стояла старая седая женщина и смотрела ему в след.
_________________
Никак не могу собраться с мыслями: то я занята, то они...
http://zamok.pp.ua/index.php
http://www.diary.ru/~9551412/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Sanja Прекрасная леди

Нашедший Окольный Путь


Откуда: Киев

Родители: Фишка

СообщениеДобавлено: 20 Апр 2008 20:10    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Талинна
Очень трогательно. Чудесные осколки нашей жизни, яркий кадейдоскоп. Читала с удовольствием. Эмоционировала. Smile
Спасибо!
_________________
Я ежик, я упал в реку... (с)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Hanaell Прекрасная леди

Курносая ведьмочка, нашедшая путь...


Откуда: Местные мы.... Добрые админы в форуме приютили...

Родители: ollgga и Алекс Воронцов
Дети: Ники, Талириэль, Кошко-ромашка

СообщениеДобавлено: 20 Апр 2008 21:18    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Талинна,
от восхищения нет слов....
_________________
Я - старая гусеница, больная склерозом. Потому никак не могу вспомнить от танка или от трактора....

Оптимист - это пессимист на антидепрессантах

"... И кофе всем оставшимся в живых..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Талинна Прекрасная леди

Миротворец. И это не секира!


Откуда: г. Москва

Родители: Раэл
Дети: Катя Озерская, SKORP!ON, Алекс Воронцов, ~Ai~

СообщениеДобавлено: 23 Апр 2008 00:58    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Случайная встреча
«На детях гениев природа отдыхает» - слова, которыми тётя Мира доставало его всё детство. Не смотря на громкое и длинное имя – Константин Эдуардович Богачевский, на длинный список родственников - медиков и адвокатов, Костя всю жизнь, сколько себя помнил, был хлюпиком. Тощий, некрасивый ребёнок, без всяких, ну абсолютно, способностей, без ярко выраженных наклонностей и интересов, он был в собственной большой семье ни кому не нужен. Отец разочаровался в единственном чаде, когда тому было пять лет и забыл про него, многочисленные тётушки дядюшки при встрече не узнавали племянника и только мать, как и положено матери, любила его, но и её любовь была с оттенком брезгливости. Мальчик Костик вырос в невзрачного паренька, после восьмого класса (О, ужас!) ушел из школы в ПТУ, по окончании которого стал мастером по ремонту телевизоров.
Шли годы. Костя как-то незаметно отслужил в армии, в авиации, где просидел два года в техслужбе военного аэродрома. А когда вернулся в Москву, снова устроился в контору по ремонту телевизоров. Большая семья с годами становилась всё меньше и меньше – тетушки и дядюшки умирали и организацией похорон занимался, как правило Константин. Он работал, как тогда говорили, в «одной системе» с похоронной конторой и ему было проще договариваться и устраивать похороны «на уровне». Один из кузенов однажды презрительно обозвал Костю «гробовщиком», но через полгода униженно просил того помочь с похоронами собственной матушки, той самой тети Миры.
В 1991 году ему исполнилось сорок пять. Он жил холостяком, вдвоём с матушкой, в огромной четырёхкомнатной квартире и работал всё в том же Мосбытсервисе. Константин был таким же худым и невзрачным, вдобавок он облысел, но, в отличие от других плешивых, не заслонял лысину чахлыми прядками, а стригся коротко. Мастером он был великолепным, и имел приличную клиентуру и соответственный заработок.
В этот год в Москве была очень снежная зима, снег начал валить еще в конце октября, и к февралю дворы были завалены сугробами. Константин Эдуардович пробирался по узкой тропинке проложенной через двор от одного дома к другому. Тропинка образовывала горку у дороги между двором и домом. И на эту горку молодая женщина пыталась вкатить коляску, пыхтя и чуть не плача. Константин, присмотревшись, понял, в чем сложность – коляска была двухместной, «близнецовой» - чудовищных размеров и цвета сооружение производства братской ГДР, никак не помещалось в узкую тропинку. Он бросился помогать, но через минут семь бесполезных попыток они поняли – через двор не пройти.
- А почему вы не идёте по улице? Ведь так можно пройти к поликлинике, - вежливо поинтересовался Константин.
- Там, у поликлиники лестница! Спуститься с коляской я, может быть, и смогу, но вот подняться, увы, нет, - почти с отчаянием ответила женщина. Константин впервые внимательно посмотрел на неё. Перед ним стояла невысокая, худенькая женщина с невзрачным лицом и не такая уж и молодая. «Моя ровесница, - прикинул Константин, - интересно, она мама или бабушка?»
- Давайте я вам помогу, - предложил он, - вы в поликлинику надолго?
- Да нет, обычно за час управляюсь, - ответила женщина.
- Я вас доведу до поликлиники, потом отправлюсь по делу, а через час встречу и доведу до дома. Договорились?
Она кивнула и благодарно улыбнулась, сразу помолодев и похорошев.
Всё время пока Константин Эдуардович чинил дорогой импортный телевизор, он вспоминал эту улыбку и поглядывал на часы. Через час он стоял возле крыльца детской поликлиники. Она появилась минут через десять, с трудом открыв спиной тугую дверь – руки были заняты двумя большими свертками с детьми. Константин бросился на помощь. Они вместе погрузили малышей в стылую коляску, потом втянули её по обледенелым ступеням лестницы и наконец, вышли к подъезду.
- Мы живём здесь, - она опять улыбнулась и вдруг предложила – Давайте я вас хоть чаем напою! У меня есть настоящий индийский!
Обычная типовая двухкомнатная квартира была чистенькой, в ней вкусно и очень уютно пахло молоком, детским кремом и пирогами.
- Меня зовут Лидия, - раздевшись, представилась хозяйка. Она быстро и сноровисто раскутала малышей, это оказались два серьёзных толстощеких, в отличие от мамы, мальчишки. Они спокойно таращили круглые глазенки на незнакомого дядю и были до того хороши, что вечный холостяк Константин, умилился. – Проходите на кухню я сейчас.
Она уложила сынишек, быстро разогрела и сунула им бутылочки с молоком и вернулась на кухню.
Через два часа Константин знал всю незамысловатую историю Лиды. Переводчица с немецкого и чешского языков, работает в издательстве, замужем не была, а детей, вернее ребенка решила завести от одиночества. Лида была такой же невзрачной, как и он, худенькой, с мелкими и невыразительными чертами лица и посему популярности у мужчин не имела. Поняв, что ей уже за тридцать и надежды выйти замуж нет, она отправилась в санаторий, за ребёнком. Поездка удалась, даже чересчур – вместо одного ребёнка, Лида родила двойню.
- С деньгами у меня неплохо, - тихо рассказывала она, - переводы я и дома делаю, мальчишки у меня спокойные, поработать вполне дают. Но вот походы в магазины и в поликлинику – это ужас, - и она забавно всплеснула руками. – Коляска тяжеленная, в обычную они не влезают, вот и маюсь. Спасибо Вам, сегодня вы меня просто спасли.
Всю дорогу домой Константин Эдуардович вспоминал то рассказ Лиды, то двух карапузов, сосредоточенно сосавших свои бутылочки, то чистенькую, уютную квартиру, в которой пахло домом, семьёй. Уже дома, ночью он вдруг испытал такое острое чувство не то зависти, не то сожаления, что ему впервые с детских лет захотелось заплакать. Он медленно прошелся по своей огромной квартире, заглядывая в темные пустые комнаты, постоял на пороге большой кухни, разглядывая большой круглый стол с сиротской чашкой на краю. Потом он вздохнул и отправился спать.
Они поженились через три месяца. А через два года Лида опять родила двойню, на сей раз девочек.
А вчера я увидела, как Константин Эдуардович и Лида у подъезда выгружаются из машины с кучей пакетов, сумок, упаковок с соками и прочего магазинного барахла. Сыновья, похожие как две капли воды, серьёзно и важно, по-взрослому, таскают всё это в квартиру, а в окне третьего этажа маячат две девчачьи головы.
- Лидушка, мы всё купили? – голос Константина Эдуардовича привычно ласков, - мы ни чего не забыли?
- Нет, Константин Эдуардович, - Лида зовёт мужа только по имени отчеству и всегда на «Вы», - мы всё купили.
Они заходят в подъезд, поднимаются на лифте, входят в квартиру. И я знаю – дочери бросятся помогать им раздеться, сыновья быстро разберут сумки. И чайник уже горячий, и стол уже накрыт. И в маленькой типовой двушке вкусно пахнет пирогами, домом, большой семьёй. Как всегда.
_________________
Никак не могу собраться с мыслями: то я занята, то они...
http://zamok.pp.ua/index.php
http://www.diary.ru/~9551412/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
чья-то тень Прекрасная леди

Летящий по Пути


Откуда: Вiнниця


СообщениеДобавлено: 23 Апр 2008 03:28    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

До слёз.
_________________
Харганчика жалко.
----------------------------------------------------------
Ну да, если судить по названию, это она и есть - кулебяка.
(с) Белянин
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Юрий Горячий кабальеро

Нашедший Окольный Путь


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 23 Апр 2008 07:38    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Талинна

Хочется написать чего-нибудь восторженно-восхитительного, но ... С таким произведением не будет созвучно.

Спасибо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Hanaell Прекрасная леди

Курносая ведьмочка, нашедшая путь...


Откуда: Местные мы.... Добрые админы в форуме приютили...

Родители: ollgga и Алекс Воронцов
Дети: Ники, Талириэль, Кошко-ромашка

СообщениеДобавлено: 23 Апр 2008 21:05    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Ба-а-а-бушка.... Ті у меня самая лучша ярасказчица! Так трогательно!
_________________
Я - старая гусеница, больная склерозом. Потому никак не могу вспомнить от танка или от трактора....

Оптимист - это пессимист на антидепрессантах

"... И кофе всем оставшимся в живых..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Талинна Прекрасная леди

Миротворец. И это не секира!


Откуда: г. Москва

Родители: Раэл
Дети: Катя Озерская, SKORP!ON, Алекс Воронцов, ~Ai~

СообщениеДобавлено: 23 Апр 2008 23:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Самое забавное, что здесь я пишу только о том, что РЕАЛЬНО происходило! Ни капли фантастики и выдумки. Лишь чуть-чуть литературной (смею надеяться) обработки. Все люди реальны, события тоже. Только имена кое-где изменены.
Большое спасибо всем кто читает мои записки. Я очень рада, что они нравятся вам. Спасибо!
_________________
Никак не могу собраться с мыслями: то я занята, то они...
http://zamok.pp.ua/index.php
http://www.diary.ru/~9551412/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Варварка Прекрасная леди

Вступивший на Путь


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 26 Апр 2008 22:41    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Спасибо. Такие чудесные и трогательные зарисовки. Расчувствовалась до слез!
_________________
Что бы она ни делала, все на первый взгляд кажется неверным, но в результате все заканчивается хорошо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Талинна Прекрасная леди

Миротворец. И это не секира!


Откуда: г. Москва

Родители: Раэл
Дети: Катя Озерская, SKORP!ON, Алекс Воронцов, ~Ai~

СообщениеДобавлено: 8 Май 2008 00:38    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Сон
Ночь – она и в Африке ночь. Весь мир спит, бодрствуют только те, кому приходится работать в ночные смены – врачи, милиционеры, рабочие и прочий люд. Пока на часах двенадцать-час еще ничего, хуже, когда наступает «час волка» - от трёх до пяти утра. Самое бестолковое время. Даже те, кто перетерпел позывы к сну, чувствуют тяжелую усталость и сонное томление, от которого тянет пристроиться, где нибудь в тихом месте и закрыть глаза. И самое обидное – уснуть-то не удаётся, даже если есть такая возможность. Вместо сна тягучая дрема, от которой потом болит голова и ломит всё тело. И еще – во время такого полусна сняться такое, что потом только диву даешься – откуда что берётся.
Маленький город у моря, в котором из всей промышленности только и есть что консервный заводик, маленький, со старым оборудованием, что ломается от каждого чиха. Вот и приходится круглосуточно держать в цехах ремонтные бригады, ведь производство- то непрерывное, сырьё скоропортящееся и если встанет конвейер, неприятностей не оберешься.
Все слесари-наладчики завода охотно шли в ночные смены, только если их ставили в паре с мастером Ковалёвым. Дядя Серёга, как его звал весь завод, был мастером от бога, мог починить всё – любой станок, двигатель, конвейер, даже, как говаривали в шутку, самолет и паровоз. Был он человеком весёлым, знал множество баек и анекдотов, при этом был абсолютно не пьющим. Не смотря на кажущуюся легкость характера, мог, если было нужно, настоять на своём, стукнуть, когда надо кулаком по столу и послать по известным адресам тех, кто на это напрашивался. Дядя Серёга был женат и имел двоих, уже взрослых детей. Старшая дочь, Нина, этой весной уже подарила ему внука, а сын заканчивал школу. Жена Ковалева до недавнего времени работала на этом же заводе, у конвейера. Но сейчас Тося лежала в больнице. Дядя Серега волновался за жену, но и она сама, и врач из больницы успокоили его – хворь хоть и была запущенной, но была излечима «небольшая киста», как сказали после обследования. Перед сменой Ковалев был в больнице и разговаривал с врачом. Тот сыпал непонятными словами, был внимателен и ласков, но дяде Сереге показалось, что врач чего-то не договаривает.
Смена выдалась спокойной, ничего за ночь не сломалось, не встало, и цех тихо жужжал движком конвейерной ленты, постукивали пустые консервные банки, да тихо переговаривались у ленты женщины из ночной смены. Дядя Серега пристроился покемарить на топчане в подсобке, оставив напарника на посту.
Проснулся Ковалёв резко, как от толчка, и с минуту сидел, выравнивая дыхание и пережидая, пока в груди перестанет колотиться сердце. Проснулся он от удивительного сна, что привиделся ему за короткие десять минут отдыха. Во сне он возвращался домой с работы, и когда подошел к дому, то увидел на своём крыльце девочку лет пяти. Девочка была очень красивой: с пышными кудряшками, яркими голубыми глазами. На ней было пышное, кукольное платье с множеством оборок, маленькие ножки были обуты в белые туфельки, а на макушке красовался огромный бант. Девочка, увидев его, встала и проговорила детским голоском:
- Здравствуй, папочка!
- Папочка? – удивился дядя Серёга, - А ты кто?
- Я – твоя дочка Олечка. Только меня хотят убить.
- Убить? Кто тебя хочет убить? – растерялся Ковалёв. Он понимал, что дело происходит во сне, но и девочка, и её слова были такими реальными, что слесарь ощущал тепло детского тельца, его запах.
- Меня хочет убить мама и доктор. – Девочка смотрела на дядю Серегу огромными, полными слёз глазами. – Папочка, я так хочу жить! Помоги, спаси меня!
Посидев несколько минут, Ковалев встал и решительно направился к инженеру ночной смены. Он, не вдаваясь в подробности, отпросился на пару часов и быстрым шагом направился к выходу.
По дороге в больницу дядя Серега обдумывал свой удивительный сон и вспоминал – жена легла в больницу с «женской болячкой», как она это называла, доктор объяснял ему, что это возрастное – «климакс», и что нужна «махонькая» операция, что бы всё нормализовалось. И вот этот сон! Ковалёв все прибавлял и прибавлял ходу, не замечая, что уже почти бежит. Он влетел в больницу и увидел в приёмном отделении того самого доктора.
- Здрасьте, - растерянно поздоровался тот, - вы чего?
- Ты операцию сделал? – грозно спросил Ковалёв. – Ты мне скажи, что у Тоси было? Киста, как ты мне впаривал или что другое?
- Да не делал я операцию! – испуганно лепетал доктор. – Какая там киста! Ваша жена беременна, уже месяца четыре. Какая там операция – ребенок уже шевелится!
Ковалев смотрел на доктора и думал: «Девочка Олечка. Она сказала, что её Олечкой зовут. Как хорошо-то, что ничего с ней не сделали! А интересно, она будет такой же кудрявой как во сне или с прямыми волосиками, как Нина?»
Через пять месяцев дядя Серега гордо нёс через весь город сверток в котором тихо посапывала кудрявая и голубоглазая девочка Олечка.
_________________
Никак не могу собраться с мыслями: то я занята, то они...
http://zamok.pp.ua/index.php
http://www.diary.ru/~9551412/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Юрий Горячий кабальеро

Нашедший Окольный Путь


Откуда: Москва


СообщениеДобавлено: 8 Май 2008 01:49    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Талинна

опять непонятно - как отреагировать.
Написать "здОрово" как-то не вполне адекватно, "замечательно" - тоже дисгармонично, "очень хорошо" - совершенно недостаточно.

Мне кажется, это - настоящее искусство.

Спасибо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail Посетить сайт автора
Hanaell Прекрасная леди

Курносая ведьмочка, нашедшая путь...


Откуда: Местные мы.... Добрые админы в форуме приютили...

Родители: ollgga и Алекс Воронцов
Дети: Ники, Талириэль, Кошко-ромашка

СообщениеДобавлено: 8 Май 2008 08:12    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

"Как реагировать, как реагировать..."

ВОСТОРГАТЬСЯ!
Восторгаться талантом моей бабушки, самой лучшей рассказчицы Дельты!
_________________
Я - старая гусеница, больная склерозом. Потому никак не могу вспомнить от танка или от трактора....

Оптимист - это пессимист на антидепрессантах

"... И кофе всем оставшимся в живых..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Талинна Прекрасная леди

Миротворец. И это не секира!


Откуда: г. Москва

Родители: Раэл
Дети: Катя Озерская, SKORP!ON, Алекс Воронцов, ~Ai~

СообщениеДобавлено: 8 Май 2008 16:50    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Юрий, большое спасибо за добрые слова
Хани, деточка ты прелесть!

Истории одного двора. История первая: О стыде и истине.
Большой двор, образованный тремя длинными домами в двенадцать этажей. Во дворе стоит окруженный забором детский сад и много места, занятого утоптанным полем, по которому мальчишки гоняют мяч, детскими площадками с качелями и горками. Настоящее приволье городской ребятне и их родителям. На краю футбольного поля площадка, ограниченная аккуратно постриженными кустами – там гуляют собачники со своими питомцами. Расщедрившиеся власти проложили асфальтовые дорожки, разбили клумбы и поставили удобные скамейки и, к гордости всех жильцов, поставили беседку с фонтанчиком. А год назад во дворе установили фонари и теперь всем можно гулять даже вечером. Не обидели и пенсионеров: у каждого подъезда стоят длинные и широкие лавочки, установлены цветники из металлических палочек и кругов. Двор получился на загляденье и на зависть всему микрорайону. Первое время жильцы и особенно молодежь, не привыкшая к комфорту и порядку, систематически ломали лавочки и качели, выкапывали цветы из клумб, били фонари. Но к хорошему привыкаешь быстро, и постепенно ломать и крушить перестали. Более того, призывы поработать во дворе в субботник не оставались без ответа – во двор выходили люди, копали, сажали, чистили и выгребали мусор. Даже бесконечные молодёжные компании, любящие ломать и мусорить, как-то перевелись. Или перевоспитались? В общем, во дворе перестали бить фонари, бросать в фонтан бутылки, да и остальной мусор по большей части оказывался в урнах, а не на газонах.
Во дворе всегда людно. Мамаши с мелкими детишками кучкуются у песочниц и горок, ребятня постарше резвиться на поле и роликодроме, устроенном на одном из субботников. Тинэйджеры с упоением разрисовывают стены гаражей из своих баллончиков – на это есть разрешение от хозяев металлических коробок. В беседке бренчат на гитаре и у каждого подъезда заседают бабушки и их малочисленные ровесники.
Время обеда. Из окон то и дело доносятся крики родителей, обращенные к чадам, с требованием явиться домой. Вот и Светлана, приготовив обед, прокричала в окно дочери вечное мамино: - Обедать!
Через несколько минуть раздалось пик-пик-пик домофона и в подъезде затопали. Светлана с дочерью Ольгой живут на первом этаже и лифт им без надобности. В дверь позвонили и Светлана, поставив тарелку с супом на стол, пошла открывать. За дверью кроме дочери она обнаружила еще двух ребятишек. Шестилетняя дочь, строго сдвинув светлые бровки, представила своих спутников:
- Мам, это мои новые длузья. – Лёлька не выговаривает букву «Р», у неё по определению врача-логопеда короткая уздечка и бедному ребёнку вот-вот предстоит подрезать эту самую уздечку. Оглядев чадо, Светлана замечает синяк на скуле, растрепанные волосы и длинную царапину на плече.
- Проходите! Мойте руки и марш за стол. – Двоих ребятишек, брата с сестрой, Светлана узнала сразу, еще бы, весь двор уже полгода живо обсуждает трагедию этих детей. Некоторые жильцы дома принимали активное участие в произошедшем, кто свидетелем, кто понятым. Дело в том, что папаша ребятишек, внешне очень приличный и вежливый дядька, оказался настоящим маньяком и монстром. Он каждый день избивал свою тихую и молчаливую жену, причем перед экзекуцией заклеивал ей рот скотчем и привязывал к стулу. Пока старший сын был дома, он остерегался действовать открыто, но Артёма забрали в армию, и тогда-то папаша развернулся. О том, что происходит в этой семье, никто не знал. Почему бедная женщина молчала? Почему ни разу не попросила помощи? Теперь уже не узнать. Садист совершил две ошибки – он слишком сильно в последний раз избил жену и заставил смотреть на это сыновей. Всего в семье было четверо детей – трое сыновей: Артём, Олег и Антон, и дочь Соня. Олег, посмотрев, как отец издевается над матерью, в отличие от Антошки не плакал. Мальчик схватил нож, который отец только что втыкал в ноги матери и молча зарезал отца. Перепуганный Антошка сообразил вызвать милицию. Обалдевшие менты увидели кухню, на которой в луже крови лежал мужчина, сидела привязанная к стулу мертвая женщина и сидя на полу, раскачивался десятилетний мальчишка с пустыми глазами. Родителей увезли в морг, Олега в больницу, а младших пригрели соседи. Спустя неделю вернулся Артём. Он похоронил мать, об отце даже не спросил. Олег находился в больнице, мальчик сошел с ума, причем врачи сказали что навсегда. Соцработники, жеманные ухоженные дамы, требовали от юноши поместить младших в интернат, но все их усилия разбились о железобетонное упорство Артёма. Он не отдал брата и сестру, устроился на работу, причем в трёх местах сразу и как мог, заботился о Сонечке и Антошке.
Прошло почти четыре месяца. Сегодня брат с сестрой впервые вышли во двор. Светлана, поглядывая в окно за дочерью, увидела, как Лёлька подлетела к Сонечке. Дочь умела легко и быстро знакомиться с новыми людьми, вовлекать их в свои игры и развлечения. Поэтому Светлана и не удивилась, увидев, что Сонечка, неумело улыбаясь, раскачивается с Лелькой на качелях, а Антошка крутит Лёлькин же обруч. Потом у Светланы закипело на плите, и она отвлеклась от наблюдений. И вот теперь дочь явилась с синяком и новыми «длузьями». Поставив на стол еще две тарелки, Светлана решила дождаться – дочь всегда рассказывала обо всем, что с ней происходило.
Подталкиваемые в спины крепкими Лёлькиными руками на пороге кухни возникли стесняющиеся ребятишки. Им хватило даже короткого знакомства с Лёлькой, что бы понять – с ней спорить бесполезно. Светлана усадила всех за стол и сказала:
- Давайте обедать.
Через несколько минут она поймала себя на том, что не ест, а смотрит на то, с какой голодной жадностью едят Антошка и Сонечка. Глянув на дочь, Светлана увидела, что и Лёлька смотрит на гостей и ужасом и состраданием. А Антошка и Сонечка быстро хлебали суп, заедая каждую ложку хлебом, и ничего не замечали. Светлана разложила по тарелкам котлеты с картошкой и, убрав недоеденный дочерью суп, поставила их перед детьми. С котлетами гости расправились также быстро, как и с супом. К компоту Светлана поставила на стол печенье – через пару минут в вазочке сиротливо лежала половинка печенюшки да крошки.
- А теперь мы пойдем играть, - Лёлька, быстро взяв себя в руки, потянула гостей в свою комнату. Там она быстро вывалила на ковер гору пушистых зверей и кукол, включила мультики, привычно пощелкав пультом телевизора, и широким жестом предложила всё это богатство гостям.
Светлана курила у окна кухни, прислушиваясь к детским голосам в комнате дочери. Ей было мучительно стыдно и больно. Она не могла забыть, как ели брат с сестрой, вспоминала их чистенькие, но такие старые футболочки, неумело завязанные хвостики Сонечки и обросшего Антошку. Она с неловкостью смотрела на свою кухню с яркими шторками, чистой мебелью и вкусными запахами и вспоминала ТУ кухню, где были мёртвые взрослые и двое мальчишек – ревущий и трясущийся в ознобе Антошка и молчащий Олег с мертвыми глазами и ножом в руках. Конечно же, потом всё отмыли и убрали, но память то осталась! Артём, убегающий из дому в шесть утра и прибегающий в девять вечера, не мог, просто не успевал, приготовить младшим еды на весь день. «Что они едят, когда брата нет дома? Китайскую лапшу? Макароны? Когда Артём успевает постирать и успевает ли? Почему тогда, сразу после беды, они еще помогали ему, но потом соседи все реже заходили в сиротскую квартиру, только справляясь у вечно спешащего Артема о делах да и проходили мимо. Почему мы такие равнодушные?».
- Мамсик! – в кухне возникла Лёлька, - а они уснули. Тошка в кресле, а Соня прямо на полу!
Светлана заглянула в детскую. Сонечка спала на ковре, обняв большую мягкую черепаху, её личико было спокойным и довольным. Антошка спал в кресле у телевизора, неудобно подогнув ногу, но и мордашка была спокойной. Светлана осторожно вытянула ногу мальчика и уложила его поудобнее.
Лёлька сидела на кухне, нахохлившись, задумчиво глядя перед собой грустными глазами.
- Мам, а я с Клыськой подлалась, - тихо сообщила она, - эта вледина обозвала лебят нищими, а Соню бледной немочью. А что такое бледная немочь?
Крыська, соседская девчонка была действительно врединой. Эта девочка умудрялась обидеть всех, кто находился рядом с ней, причем обижать она умела. Ударить словцом по больному, оскорбить прозвищем, сломать чужую игрушку, ударить. Крыську не любили, Лёлька же дралась с ней систематически, за себя и за других.
- А можно Соня и Тошка к нам плиходить будут? – дочь смотрела на Светлану строгими голубыми глазами, - и потом, мамсь, ты вчела целый пакет моих вещей наблала, ну то, что мне мало. Давай Соне отдадим, а то у неё все такое сталенькое. Я уже Сашке позвонила, он своей маме скажет и они Тошке вещей набелут.
Светлана обняла Лёльку, уткнулась носом ей в макушку. От дочери пахло привычным, родным – молоком, шампунем, яблоком и еще чем-то.
- А как они ели, - прошептала Лёлька, - мам, ты видела?
Светлана молча кивнула.
- Мамсь, давай им поможем, а? Ну, нельзя же чтоб было так, - дочь помахала руками над столом, - ведь можно же что-то сделать?
Светлана посмотрела на свою дочь. Семилетняя девочка с толстыми косичками, круглым лицом, с ямочкой на левой щечке, с ярко-голубыми глазами смотрела на мать с надеждой и ожиданием.
- Давай, - согласилась Светлана, - только вот согласится ли Артем, что бы мы помогли, вот в чем вопрос.
- Я сама с ним поговолю! – мгновенно распалилась Лёлька, - я ему скажу: плосить, да, стыдно! Но отказываться от помощи котолую тебе пледлагают – тоже неплавильно! Скажу – нам стыдно не помочь вам!
Светлана опять стояла у окна и думала: « Устами младенца… Сколько раз я слышала эти слова, сколько раз сама их говорила! И, наконец, столкнулась с ситуацией, когда эти самые слова стали действительно непреложной истиной! Иметь возможность помочь и пройти мимо, не заметить, не обратить внимания – действительно стыдно. И теперь я знаю, что и как сказать Артёму».
Артем показался минут через десять. Пробегая мимо окон Светланы, он, как всегда, поздоровался.
- Артем! Зайди к нам. Сонечка и Антон у нас. Зайди, нам надо поговорить! – женщина направилась к входной двери. По пути она заглянула в детскую – там грохотал телевизор, громко смеялись и пели детские голоса, в общем шум стоял невообразимый, еще бы, ведь в комнате с упоением играли трое детей.
_________________
Никак не могу собраться с мыслями: то я занята, то они...
http://zamok.pp.ua/index.php
http://www.diary.ru/~9551412/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Hanaell Прекрасная леди

Курносая ведьмочка, нашедшая путь...


Откуда: Местные мы.... Добрые админы в форуме приютили...

Родители: ollgga и Алекс Воронцов
Дети: Ники, Талириэль, Кошко-ромашка

СообщениеДобавлено: 8 Май 2008 19:42    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

страшная история с почти хорошим концом...
_________________
Я - старая гусеница, больная склерозом. Потому никак не могу вспомнить от танка или от трактора....

Оптимист - это пессимист на антидепрессантах

"... И кофе всем оставшимся в живых..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Талинна Прекрасная леди

Миротворец. И это не секира!


Откуда: г. Москва

Родители: Раэл
Дети: Катя Озерская, SKORP!ON, Алекс Воронцов, ~Ai~

СообщениеДобавлено: 10 Май 2008 17:21    Заголовок сообщения:
Ответить с цитатой

Истории одного двора. История вторая: О тех кого я помню и люблю...


В поисках так нужного мне и неизвестно куда подевавшегося телефона я наткнулась на старую телефонную книжку. Старая, потрёпанная, с захватанными страницами, книжка привычно раскрылась на букве «Д» и я увидела список под заглавием «Собаки». Телефон, кличка, имя хозяев. При взгляде на него так много вспомнилось и почувствовалось. Память услужливо и быстро развернула картины, образы, ситуации, всё то, что я так прятала. Прятала, потому, что помнить было больно, до ломоты в голове и перебоев сердца. Собаки, друзья, и, самое главное, Лёся. Милый, дорогой, пушистый дорогой друг, ушедший два года назад. Я и сдалась, уселась в кресло и стала вспоминать.
Лёся появилась в моей жизни случайно, не запланировано, просто однажды я не смогла пройти мимо маленького белого комочка с огромными, выразительными глазищами. Щенков продавала пожилая женщина, у её ног тихо и грустно сидела собачка-мама, пристально разглядывавшая людей с ожиданием и надеждой. Какими были остальные щенки, я даже не увидела – Лёся, и только Лёся привлекла меня. Щенок обнял мою ладошку, прижался теплым пузиком и вздохнул так, что положить его обратно сил у меня не хватило. Я не успела доехать до дома, а у щенка появилось имя. В автобусе пятилетняя девочка, глядя на щенка, громко воскликнула: «Какая холёсяя!». Собаченыш вскинул голову и тявкнул, я повторила – Лёся! И опять довольное тявканье в ответ. Так что домой мы приехали уже с именем.
Наш огромный двор позволял гулять со щенком, не мешая ни детям, ни взрослым. Ах, с каким удовольствием носился белый пушистый комочек по высокой траве, звонко облаивая птиц, качающуюся траву, прохожих. Ей интересно было всё – цветы, пчелы, шуршащие бумажки. Лёся смотрела на мир широко открытыми черными глазищами, очаровывала всех, кто на неё смотрел.
Через пару недель на площадку, где я гуляла с Лёсей вышла Мария Сергеевна с Лаймой. Маленький ротвейлер смешно переваливался с бока на бок при ходьбе и заваливался на спину при попытках побегать – так мала была новая подружка Лёси. И моя собака, сама еще щенок, трогательно заботилась о Лайме, сочувственно повизгивая, когда та падала, радостно взлаивая, когда толстушке роте удавалось удачно прыгнуть.
Потом появилась кокеришка Бьютти, и подружек стало трое. Мы с умилением смотрели за их играми, подсовывая щенкам игрушки, приучая к первым командам. Как потешно действовала Бьютти, когда её хозяйка Таня возмущенно командовала ей, ухватившей что-то в пасть: «Фу, Бьютти! Плюнь!». «Тьфу!» - звонко выплёвывала хитрая кокеришка и весело смотрела на хозяйку.
Через месяц на площадке, огороженной кустами, уже резвилось шесть собак, все девицы, все разных пород и размеров. Они иногда ссорились из-за игрушки или палочки, но чаще играли вместе, гоняясь за мячиком или с энтузиазмом выкапывая ямки. И однажды на площадку пришел Имантс, огромный черный английский дог. Имантс был настоящим английским лордом – невозмутимым, высокомерным и чрезвычайно воспитанным. Его знал весь двор – пес был огромный, такого невозможно было не увидеть, он охранял детей на площадках, утихомиривал ссоры шумных молодежных компаний, просто показывая в жутковатом оскале великолепные клыки. Моё знакомство с догом и его хозяйкой, миниатюрной Оксаной, женщиной хоть и небольшого роста, но со стальным характером, началось с анекдота.
Живу я на первом этаже, и моя кошка Манюня, очень любила греться на солнышке, лежа на металлическом откосе подоконника. Имантс, тогда еще восьмимесячный щенок, решил познакомиться с кошкой – подошел к окну и гавкнул. Спавшая кошка от неожиданности свалилась доженку на спину и, вцепившись всеми когтями в его шкуру, взревела дурным кошачьи мявом. Перепуганный Имантс рванул вдоль дома, оглядываясь на сидящую на его спине разярённую кошку. Мы с Оксаной ловили его минут двадцать, пока мне не удалось снять с его спины Манюню, к тому времени уже успокоившуюся и явно получавшую удовольствие от верховой езды. С тех пор Имантс испытывал ко мне чувство благодарности и всегда здоровался при встрече.
Неслышно возникнув на площадке, дог внимательно оглядел копошащуюся малышню, обнюхал каждую, потом покивал головой и удалился. Но теперь каждый вечер он проведывал щенков, наблюдал за их играми, иногда разнимал поссорившихся.
Пока собаки играли мы, хозяева, разговаривали. И выяснилось, что нас связывают не только эти ежевечерние встречи. У нас были общими интересы, взгляды на политику и искусство. Мария Сергеевна помогла Тане с курсовой работой по истории архитектуры, Люда, хозяйка Долли, уже делала внутривенные уколы Оксане, а я достала сыну Антона, хозяина миттельшнауцера Литы, так нужные тому учебники по латыни. Нам было интересно друг с другом, мы обменялись телефонами, стали ходить в гости, подружили своих детей.
А собачьего народу на площадке прибавлялось. Марина привела забавного, похожего на медвежонка линзира Умку. Белый с черными пятнами ньюф был, несмотря на щенячий возраст, тяжелым, бегать ему было жарко, к тому же он был неуклюжим как все щенки и мог наступить на кого-нибудь из друзей. Поэтому Умка предпочитал сидеть или валяться, изображая укрытие при игре в прятки, или барьер, если кому-то хотелось попрыгать.
На площадке уже резвился десяток собак, но вот что было интересно – у собак четко выстроилась иерархия. Старшим, главой стаи, был Имантс, он был охранником, арбитром. Но дог был кобелём, поэтому к удивлению всех хозяев истинным вожаком стаи стала самая старшая сука – моя Лёся. Это было очень забавно, ведь белая дворняжка была меньше всех по размеру, но её старшинство и авторитет признавали все, даже Имантс. Однажды на площадку привели холёного, избалованного ротвейлера Лорда. Нам, людям, не очень нравились хозяева этого пса – новые русские, внезапно разбогатевшие, с огромными амбициями и небольшим кругозором. Пёс был точь-в-точь как хозяин – наглый, высокомерный, и, придя на площадку, тут же попытался занять первое место. Он рявкнул на кого-то из девчат, цапнул за лапу опешившего Умку и огрызнулся на Имантса.
И тут, к наглому псу подскочила Лёся, взъерошив на загривке шерсть, оскалив все свои клыки, она смотрела на Лорда и наступала на него молча, с бешеной яростью в глазах. Огромный ротвейлер струсил, он плюхнулся на землю задрав лапы и открыв живот – собачья поза полного подчинения младшего в стае старшему. Лёся, моя ласковая и нежная Лёся, укусила его до крови и отошла к Имантсу.
Шли годы, но каждый день, в девять вечера мы встречались на площадке, собаки и люди. Наши питомцы играли, гуляли, крутили романы, ссорились и мирились. А мы, люди общались. К тому времени мы уже были не просто собачниками, встречавшимися на прогулках, мы были друзьями. Более того, за эти годы мы сыграли две свадьбы: Таня вышла замуж за сына Оксаны, а я - за брата Марины, хозяйки Умки. У нас в компании рождались дети, мы вместе гуляли на свадьбах и днях рождения, встречали Новый год и веселились на 1 Мая. Мы стали настоящими друзьями.
А потом наши собаки стали уходить. Собачий век короче человеческого, они старели быстрее нас, и наступил день, когда на площадку пришла одна заплаканная Оксана. Имантс умер ночью, во сне. Лёся посмотрела на Оксану, села у её ног и, подняв голову, завыла. Плач Лёси подхватили все. Это было страшно! Стая плакала, горюя по ушедшему другу. В тот вечер мы разошлись рано. К сожалению Имантс был первым, но не последним. Однажды не пришла Лайма, зато у подъезда мы увидели неотложку – Марии Сергеевне стало плохо с сердцем. Потом Тане пришлось усыпить Бьютти, потом не стало Литы, потом… Они уходили, унося с собой нашу любовь, забирая часть наших жизней.
Настал день, когда на площадку мы пришли одни. Лёся, которой исполнилось уже десять, была еще здорова и подвижна – дворянская кровь и малые размеры помогли моему другу. И еще долгих шесть лет мы гуляли по двору, встречая друзей-людей, вспоминая друзей-собак. Мои друзья гладили Лёсю, вспоминали своих собак, и, пряча слезы, уходили. Для многих из них уход собак был страшным событием. Виктор Викторович, хозяин Рольфа, огромного ризеншнауцера, верного Лесиного кавалера, получил инфаркт после смерти пса. Умерла, так и не оправившись после смерти Лаймы, Мария Сергеевна. На площадке собирались другие собачники и другие собаки. Нас с Лёсей там встречали с радостью, новые собаки знакомились с белой дворняжкой, относились к ней с уважением, но… Это уже была не наша стая.
А потом наступил и мой черный день. Сломавшийся зуб, кровотечение, короткая операция, после которой Леся вроде и оправилась. А потом был инсульт, и Лёсю пришлось усыпить, она сама попросила меня взглядом, полным такой боли, что я сделала это. Мой дом опустел. Дочь, вся жизнь которой была связана с белой дворняжкой, рыдала, мама неделю пила сердечные капли. А у меня, от пустоты в душе, не было ни сил, ни слез. Я постаралась сделать всё, что бы забыть, не помнить, не думать о Лёсе. И мне это почти удалось. Но однажды случилось в моей жизни трудная полоса, когда решался вопрос – жить ли мне самой. И лежа в больнице, я вспомнила однажды веселый белый комок радости и нежности, несущийся со всех лап ко мне, ощутила в ладони мягкий мокрый носик и увидела полные обожания глаза моей Лёси. Она пришла ко мне из глубины памяти и снова помогла. Помогла выжить и дала сил жить дальше.
Я вытерла слезы, закрыла старую телефонную книжку и посмотрела на стену. Там висит фотография маленькой белой собачки с черным носиком и огромными черными глазами. «Привет!» - сказала я и услышала в ответ: «Хавва! Хав!».
_________________
Никак не могу собраться с мыслями: то я занята, то они...
http://zamok.pp.ua/index.php
http://www.diary.ru/~9551412/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой -> Проза: Ваша точка зрения Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Оксана Панкеева рекомендует прочитать:

Цикл завершается последним томом:

Оксана Панкеева, 12-я книга «Распутья. Добрые соседи».