Адвокотская контора 6. Восток - дело тонкое.

Мир Дельта — Форум полуофициального сайта Оксаны Панкеевой/Королевская Библиотека

попутчик Горячий кабальеро (2 Июн 2008 15:21)

Адвокотская контора 6. Восток - дело тонкое.

- Пора в отпуск, - ворчал попутчик, безуспешно пытаясь разобрать накопившиеся бумаги. Какие-то странные письма, счета… И на каждое надо бы ответить…
- Люксория, - не выдержал он, - Ну зачем мне секретарша, если я сам все это разбирать должен?
- Для красоты, - завила Люкси, гордо появляясь в дверях. – А что там разбирать? Я все разложила по стопочкам – что просто подписать, где нужно принять решение, а где продумать ответ. Я что, по-вашему, буду отвечать лично господину Александру по поводу ваших предпочтений в винах и женщинах?
- А то ты их не знаешь, - буркнул попутчик, - и нафига Александру мой тип женщин?
- Он устраивает большой турнир, а после него праздник, приглашает всех известных воинов, ну и подбирает контингент в службу приема гостей…
- Какой турнир? – поразился попутчик.
- Обычный, - невозмутимо ответила секретарша, раскладывая бумаги в аккуратные стопочки,- возьмет копье, сядете на коня, перебьете кучу народа, потом помашете мечом, потом дубинкой, вспомните молодость. Все равно я уже написала, что вы участвуете.
- Зачем, Люкси? – удивился попутчик.
- А все равно вам делать нечего, так хоть немного разомнетесь, и нас на турнир свозите. Посмотрим на паладинов..
- Люкси, ты замужняя женщина, зачем тебе паладины? – удивился попутчик.
- Секретарша скептически подняла правую бровь, и гордо заявила:
- Это вы помните, что я замужняя женщина, а я уже почти забыла. А паладины лишними не бывают. Вот хоть у Ханаэль спросите или у Альки.
В окно заглянула любопытствующая физиономия Альки.
- На какой турнир? Когда? Люкси, надо свозить Фаэль по магазинам, а то ей буквально не в чем ехать на турнир! Заодно и на себя что-нибудь присмотрим.
- Правильно мыслишь, - кивнула Люкси. – Вот сейчас шеф закажет себе эскорт и мы пойдем по магазинам.
Попутчик сердито посмотрел на девушек и хлопнул ладонью по столу.
- Так, прения закончены, никто никуда не едет, я - точно.
- А что, вам уже не по силам махать мечом? - осведомилась Люксория, и, не дожидаясь ответа, гордо вышла из кабинета.
- А почему не едем? – жалобно заскулила Алька. – Ну ведь скучно… Зачем тогда инопланетян выгоняли? С ними хоть весело было, а то одни слоны и привидения. Тоска!
- Алька, когда ты успела заскучать, – удивился попутчик, вновь возвращаясь к опостылевшим бумажкам, - прошло полтора дня со времени отлета инопланетян.. Я еще даже отчет Шеллару дописать не успел..
- Вот уже полтора дня и скучно, - насупилась Алька. – Давай я напишу отчет, мне все равно заняться нечем. Ну, совершенно нечем.
- Знаешь, Алька, я тебе очень благодарен, - серьезно сказал попутчик, - но отчет Его Величеству ты будешь писать только за полчаса до нашего быстрого отъезда с пляжа далеко и надолго.
- Обещаешь? – серьезно спросила Алька.
Попутчик необдуманно кивнул и углубился в бумаги.

Русич Горячий кабальеро (2 Июн 2008 15:55)

От бумаг шефа Конторы оторвал стук в дверь. Не дожидаясь приглашения в кабинет заглянула оливковая мордашка. Попутчик в очередной раз подметил на ней тоскливый взгляд.
-Шеееф! - жалобно протянул Толик. Попутчик вздохнул и понял - отпуск ему действительно нужен.
-Ну чего тебе? - поинтересовался он у полуэльфа. Тот подошел и уселся на стол.
-Шеф, вы же умный, опытный, дайте мне совет - начал маг, но шеф его прервал.
-Какой я, я и сам знаю, и нечего подлизываться. Говори лучше, чего хочешь.
Толик потупился.
-Как мне с ней помириться? Она на меня даже не смотрит...
-Люкси? Естественно. Обидел ты ее крепко. А как помириться? Ты будешь способен больше ее не обижать? Если нет - то лучше и не пробуй... - шеф не закончил свою речь.
-Да вы что! Она же для меня...- Толик задохнулся в порыве чувств, а шеф удовлетворенно кивнул.
-Ладно. Есть у меня пара идей, я их обдумаю и скажу. А ты потерпи чуть-чуть.
-Сколько? - заканючил Толик, но шеф лишь махнул рукой.
-Несколько часов, не больше. А теперь иди отсюда!
После вылета мага из кабинета шеф устало откинулся в кресле. Ему и впрямь нужен отпуск.

Алька Прекрасная леди (2 Июн 2008 16:31)

Альку почему-то не оставляло предчувствие, что в отпуск шеф все-таки поедет, поэтому отчет для Шеллара она решила написать заранее. Девушка, села на подоконник, положила на колени листок бумаги, почесала за ухом гелевой ручкой и решительно вывела:
«От Самого Главного Шефа АдвокОтской Конторы
Попутчика
Королю (лично в руки!) Шеллару Третьему

Отчет.
Недавно на Пляже приземлился летающий объект, опознанный нами как летяющая терелка. На ней прилетели «удавы». Откуда они взялись, мы не спрашивали, чтобы никто с нашей планеты их потом не нашел.
Инопланетяне хотели, чтобы мы собрали им редких зверей. А потом собирались убить всех жителей нашей планеты и сами тут жить. Потому что планета им понравилась, а вот мы – не очень.
В ходе оперативно-следственных мероприятий инопланетяне украли у нас Елену (синюю крысу) и Ханаэлин лютик. Мы их потом вернули.
Короче, в самом конце прилетел крейсер и арестовал капитана, потому что он был гад...»

- Ой, так же в официальных документах не пишут!
Слово «гад» было густо зачеркано.
«… нехороший «удав». А когда они все собрались улетать обратно, наши маги их заколдовали, поэтому они нас не вспомнят. А гремлины обещали стереть всю информацию с бортового компьютера.
Жаль, конечно, что контакт не получился, мини-диски у этих инопланетян очень даже приличные.
А вам, ваше величество, мы про них вообще говорить не хотели, потому что вы их вопросами достанете. А жалко! Они же не все нехорошие, есть и приличные люди, хоть и удавы.
Шеф АдвокОтской Конторы Попутчик.»

Fael Прекрасная леди (2 Июн 2008 19:45)

В дверь тихонько поскреблись.
- Кто там? - устало спросил попутчик, откидываясь в кресло.
- Пап, это я, к тебе можно? - в дверь робко просунулась хоббичья мордашка.
- Можно конечно, чего это ты стучишься? - удивился попутчик.
- Да мало ли... А я тебе чай принесла. - Фаэль наконец полностью вылезла из-за двери, держа в руках небольшой подносик с двумя ароматно дымящимися чашками и тарелкой с печеньем и конферами.
Поставив всю эту роскошь на слол, Фаэль уютно устроилась у папы подмышкой, взяла свою чашку, отхлебнула и вгрызлась в печенюшку. Попутчик последовал ее примеру.
- Ну что, малышь, тебе тоже скучно? - спросил он через некоторое время, когда чашки наполовину опустели.
- Нет, что ты, - улыбнулась хоббитянка, - просто эти инопланетяне с их желаниями... я так давно с тобой просто вот так не сидела, что успела соскучиться.
Попутчик погладил пушистую головку.
- Да, ты права. Надо наслаждаться покоем, пока он есть. Чует мое сердце, надолго мы без приключений не останемся.
Фаэль согласно кивнула и продолжила чаепитие.
Оба долго молчали каждый о своем, ничуть не тяготясь возникшей паузой. Вдруг Фаэль сказала:
- Пап, а расскажи мне сказку.
- Сказку? А я думал, ты у меня уже взрослая, тарелки угоняешь, в мужчин влюбляешься...
- Ты про Мориса? - улыбнулась Фаэль. - А знаешь... все прошло. Вот как-то само. Он такой славный, такой родной... как брат. А вздыхать по брату как-то странно, правда? - И хитро подмигнув, добавила - пап, а может, он и вправду мой брат? Я увидела, какой ты был в молодости, и понимаю, что одной Хоббитанией твое бурное прошлое не ограничивается, верно?
- Ну доча, - попутчик немного смутился, - я конечно обетов воздержания не давал, но про Мориса - это ты хватила. Он всю свою родню знает до седьмого колена, если не дальше, и меня там точно нет.
- Да? Ну ладно... А жаль. Представляешь, как было бы здорово!
Попутчик представил. Но восторгов дочери почему-то не разделил, а потому поспешил перевести тему.
- Я рад, что все так закончилось. А теперь давай я все-таки займусь делами и напишу этот чертов отчет для Шеллара.
- А сказка?! - воскликнула Фаэль, невинно хлопая глазками.
Попутчик вздохнул и начал:
- Когда-то давным давно далеко на Востоке жил был юноша по имени Аладдин...

Hanaell Прекрасная леди (2 Июн 2008 20:01)

Ханаэль возилась в лаборатории с мэтром Гискаром. Вернее, возилась-то она с эликсиром молодости, а мэтр помогал по мере сил и возможностей. Или она ему? Мэтр знал, что эликсир молодости такая же сказка как, предположим, философский камень, но Хани этого не знала, поэтому у нее вполне могло получиться.
- Мэтр! Ну вот вы видете! Опять нет качественной реакции! - Ханаэль выплеснула очередной вариант эликсира. - Вы уверены, что мы все правильно просчитали? Может, надо было к Жаку все-таки сходить и он бы через компьютер пропустил...
- Хани, Вы же сами пересчитывали и перепроверяли.
- Может, Морис что-то потерял по дороге? Или мама Шефа сберегла не все реликвии? Эти эльфийские мамаши такие рассеянные...
- Хани, мы же все разложили в хронологическом порядке - ни дня не выпадает...
- Тогда непонятно где мы ошибаемся. Все исходные есть. Надо пробовать снова. Тут явно чего-то не хватает... Мэтр, а что говорят о подобных средствах Ваши магические источники?
Мэтр вздохнул и задумался, соображая как бы покорректнее сказать Ханаэли что именно говорят по этому поводу магические источники....

попутчик Горячий кабальеро (2 Июн 2008 20:39)

- Ну что опять? – рявкнул попутчик, оборачиваясь к открывающейся двери.
- Какой радушный прием, - протяжно сказал Флавиус, прошел через комнату и удобно уселся в кресле. – Попутчик, тебе пора в отпуск, ты уже непросто рычишь, ты скоро стрелять начнешь на скрип двери.
- А, не бери в голову, - махнул рукой попутчик, привычно доставая из сейфа бутылку коньяка, - откуда берутся бесконечные бумажки? Так хорошо начиналось – чистый пляж, одна дверь и холодильник. Что еще нужно для счастья?.. А теперь только рекламных буклетов в урну в день выбрасываю десяток. И все время должен подписывать какие-то письма…
- Ты отчет для Шеллара написал? – перебил жалобы приятеля Флавиус, и легким, почти неуловимым движением, подхватил бокал с коньяком.
- Пишу, – вздохнул попутчик. – Второй день пишу, в перерывах между справками.
- Ты побыстрее пиши, - тоже вздохнул Флавиус, - сдавай мне и вали ты в отпуск - всей конторой.
- Что, так серьезно? – насторожился попутчик.
- А как ты думаешь? – усмехнулся Флавиус. - У Шеллара была такая возможность отвлечься от проблем, попытаться решить загадки иной цивилизации, а ты ему все обломал. И не надо рассказывать, что так лучше. Может, и лучше. И со временем Шеллар это поймет. Или решит… Но пока Ее Величество нервничает, Его Величеству нужны крайние, и ты вполне подходишь на эту роль. Так что иди-ка ты в отпуск.
- Ладно, - неожиданно легко согласился попутчик. – Вот допишу отчет, соберу народ, и решим куда ехать.
- Хорошо, я бы и Лестарда куда отправил, но вот куда - в отпуск не получится - Его Величество отзовет. Командировку разве ему куда подальше выписать, - Флавиус допил коньяк, поднялся и уже от двери сказал, - а справки вполне можешь поручить обработать секретарше. Я всегда так делаю.
- Ты забыл, какая у меня секретарша, - буркнул попутчик в закрывшуюся дверь и тяжело вздохнул. Бумаг на столе не убавлялось.

elena Прекрасная леди (2 Июн 2008 23:19)

Алька и Фаэль лениво шли по пляжу. Пинали раковины, озирались по сторонам. Ну и спрашивается, зачем было так рано вставать? А потому что скучно - и спать легли рано, и выспались рано… Скучноооо!!!! Ну вот, скорей бы следующий клиент попался!
Из-за кустов прямо на девушек выбежал мужчина, странного оборванного вида. Почти добежав до подружек, он упал и потерял сознание, произнеся при этом очень странные слова,
- Не голубые…
Девушки переглянулись, и Алька сказала:
- И не розовые…
- Скорей уж - бледнолицые, - добавила Фаэль.
На берег выскочила Дракоша, за ней скакала Елена.
- Ааааааа! - протянули хором понявшие ситуацию девушки.

Синдбад проснулся и прислушался: чьи то тихие шаги и шорох закрывающейся двери. Так, теперь можно спокойно подумать.
…Сколько он болтался в море, и как попал на берег… Очнулся, лежа лицом в песок, на спине кто-то увесисто прыгал, и при каждом прыжке в горле булькала вода. Он закашлялся, прыгающий протопал на плечо и в лицо Синдбаду заглянула усатая морда голубого цвета. Крыса. Фу, как он их не любил! Глаза закрылись, чтоб не видеть этот пытливый взгляд. С него спрыгнули, как с пьедестала, и женский голос сказал:
- Эби, он твой! - Песок вздрогнул под тяжелыми шагами, и Синдбад поспешил открыть глаза. Рядом стоял, осматривая его с явным интересом и потирая передние лапы, дракон! Голубой! Это было уж слишком, и Синдбад, напрягая все силы, вскочил и побежал по берегу.
О, а притворялся дохлым!!! - полетел ему вслед веселый девичий голос. Вот интересно КТО это говорил? Ведь кроме противной крысы и дракона там никого не было…
Странник встал с кровати. Голова слегка кружилась. Подойдя к двери, он слегка ее приоткрыл. Дверь открывалась прямо на балкон, а внизу звучали голоса. Синдбад лег на пол и осторожно посмотрел вниз, сначала нужно понять, куда он попал, а уж потом знакомиться с хозяевами…
Внизу стоял стол, и за ним сидела странная компания. Во главе стола сидел крупный мужчина - явно хозяин, парень странного зеленого цвета - его длинные уши торчали над волосами. А рядом с ним сидела ПЕРИ! Такой красавицы Синдбад еще не видел, хотя повидал много… Рядом с ней сидели те две девушки, которых он видел на берегу. К столу подошла маленькая женщина и, усаживаясь, отрапортовала почти по военному:
- Сильное обезвоживание, не меньше четырех суток в океане. Плазма внутривенно и регидрон внутрежелудочно до отметки «бак заполнен»! К вечеру будет в порядке, шеф. Да, - спохватилась она, - я, ему лингводекодер установила, что бы не было трудностей с языком. Мужчина со странным именем Шеф кивнул одобрительно и посмотрел на кого-то сидящего под балконом.
- Елена, и что все это значит? - и он взмахнул рукой.
- Нуу, - протянул женский смутно знакомый голос, – Дракоша теперь сотрудник, так? И почему сотрудник конторы должен заглядывать на кухню через окно? У нас что, места мало, или стройматериалов дефицит? Вот я и подумала… и вот,

что получилось… А двери, они задвигаются если надо.

-Но кухня она высокая,- встрял зеленый- двух этажная, а наши окна все равно на крышу смотрят и вот те окна,- он ткнул пальцем вверх., я сверху вижу!
- Нуу,- опять протянула невидимая Елена, -мне не хотелось портить экстерьер Конторы она у нас такая сбалансированная, особенно после того как Лео веранду допридумывал. Вот я и маялась и двухсветную столовую хотела и что б не высоко с наружи, так и получилось. А потом мы пошли для Эби кресло делать.
-На пляж? –Уточнил Шеф
-Да, на пляж, а здесь бы все советы давали, какой формы сделать кресло, да какого размера, да куда хвост девать...
-Да запросто- захихикали девушки.
-Мы по пляжу отошли немного, а на песке мужик лежит и не дышит. Я ему на спину влезла и попрыгала немного, Эби то ж помочь хотела, но я побоялась, что потом еще и перелом ребер лечить придется и сама уж постаралась.А когда он в себя пришел хотели в Контору отнести к Хани, а он как вскочит и каак ломанется. Не зарегистрированный рекорд мира ,по бегу, еще и из положения лежа!!!
Синдбад, забыв об осторожности, свесился с балкона и увидел сидящих за столом голубую крысу и такого же голубого дракона, развалившегося в кресле и держащего в лапе чашку размером с ведро.
-Молодой человек!- Шеф смотрел вверх и обращался именно к нему, Синдбаду, - вы бы спустились по лестнице, а то падать головой вниз вредно для здоровья, знаете ли.

Hanaell Прекрасная леди (2 Июн 2008 23:39)

Молодой человек, конечно же, предупреждениям старших не внял. Или просто голова закружилась. Или от неожиданности. Словом, так или ниаче - юноша сверзнулся таки с балкона. Прямо на ковер. К ногам прекрасной пери. Автоматически потирая ушибленные места он восторжено смотрел на Люксорию.
Хани переглянулась с Попутчиком и отправилась на кухню. Вернулась с чашкой кофе. Обитатели Конторы, повинуясь давно выработанному рефлексу, внимательно рассмотрели чашечку. Чашечка оказалась с лютиками и каждый вздохнул с облегчением - порция с лютиками предназанчалась не ему.

Fael Прекрасная леди (3 Июн 2008 10:18)

- Ну что, полегчало?, - сочувственно спросила гостя Фаэль, когда тот допил кофе. Кофе, конечно, был не простой, а ханин фирменный - а как иначе? Чашка-то с лютиками... Но обошлось без тяжелых последствий - потрадавший всего лишь успокоился, взбодрился и с жадным интересом уставился на Люкси. Услышав вопрос, гость перевел взгляд на хоббитянку и воззрился на нее с почти таким же интересом.
"Чего это он? - удивленно подумала Фаэль, - хоббитов никогда не видел? Или давно с девушками не общался?"
- Полегчало? - повторила она вслух. Гость кивнул.
- Как тебя звать-то, страдалец? - осведомился попутчик, явно недовольный повышенным интересом "страдальца" к женщинам конторы вообще и к дочери в частности.
- Синдбад, - отозвался он.
- И как вас угораздило в море оказаться? - с веселым любопытством спросила Алька, и заинтересованный взгляд переполз на нее.
- Я потерпел кораблекрушение,- начал рассказывать Синдбад, переводя взгляд с одной девушки на другую, словно выбирая. - Три дня и три ночи меня носило по морю без воды и пищи.
Фаэль представила себе море без воды и хихикнула, а мореход продолжил:
- Я держался за обломки моего корабля, и надежда на спасение с каждой минутой угасала. И вот, когда я совсем было отчаялся и приготовился умирать, меня будто кто-то подхватил и понес сквозь волны к берегу. Должно быть, это морской царь смилостивился надо мной, ведь я в начале каждого путешествия приношу ему в жертву петуха!
"Во заливает! - восхитилась Фаэль, - а неплохо у него язык подвешен для утопленника. И на Альку с Люкси все косится, видать ждет, что одна из них в обморок свалится от восхищения. Ну-ну, жди. Странная логика у этих людей - ну вот на кой морскому царю дохлые петухи? Потому небось и обиделся, и корабль разбил. А подхватил его здесь наверняка этот малыш, щеночек, который у нас теперь в море живет, как же его зовут, не помню."
- И вот, меня бесчувственного выбросило на ваш берег, где меня и нашли... - тут он запнулся, и перевел взгляд на Елену и Эби.
- Елена, - представилась голубая крыса.
- Эби, - представилась голубая драконица.
- Очень приятно, - ошалело проговорил Синдбад, борясь с желанием протереть глаза.
- Не волнуйся, тебе не кажется, они и правда голубые, и они действительно разговаривают, это наши сотрудницы, - поспешила успокоить потерпевшего Хани, помня, что переживания ему противопоказаны.
- Правда? Ну тогда будем знакомы.

Тихий Горячий кабальеро (3 Июн 2008 14:15)

Леонард постучал в дверь кабинета начальства. Оттуда донесся невнятный, но явно утвердительный рык. Старший расследователь вошел. Флавиус, как обычно, сидел за столом и разглядывал какие-то бумаги. Приглядевшись, Лестард заметил, что это не просто бумаги, а какие-то досье, количеством около десятка.
- Заходите, Лестард, садитесь, - как всегда, не дав поздороваться, сказал Флавиус. Лестард сел.
- Для вас новое задание. Очень удачно подвернулось, должен сказать. Ознакомьтесь, - он пододвинул к нему документы, лежащие перед ним.
- Зух Ра, - прочитал Лестард, - родилась неизвестно где, неизвестно у кого… училась… владение боевыми единоборствами… разведшкола… гм. – он взял другую папку, - Лей Ла. Родилась… гм, опять сирота… это пропускаем… опять единоборства, снова разведка… - он просмотрел остальные досье, - А вот это интересно. Гюль Ча-Тай. Восемнадцать лет, не замужем, отец – Гюль Бай, мать Цуй Вон – ого! Да она же родная тетя нынешней хинской императрицы! Практически принцесса. Родителей лишилась в раннем детстве, воспитывалась в клане Мастеров. Это уже серьезно.
Флавиус откинулся на спинку кресла.
- Имеются соображения?
- Команда для важной миссии. Все женщины. Все красавицы. Все молодые, старшей – 21. И все сироты. А значит, по хинским понятиям, им нечего терять. Очень похоже, кандидатки в чьи-то жены. Но почему так много? Вероятно, имеем дело с весьма разборчивым кавалером…
- Практически все верно, но есть один нюанс. Они все готовятся в жены одному человеку. И он не будет выбирать. Он просто возьмет всех.
- Гарем?
- Именно. В Хину явился посланец из города Бэдат, с поясом, буквально набитым громадными драгоценными камнями. Изумруды, рубины, алмазы… Ни одного камня меньше двадцати карат.
- Внушает…
- В том-то и дело, что внушает. И императору Хины, Лао Чженю, тоже внушило. А взамен – женщины в гарем. Естественно, не в рабство, всё сугубо добровольно. Девушки в любой момент смогут вернуться. Но, как утверждается, не захотят.
- А я еду с ними… В качестве кого?
- Сопровождающий и дипломат. Посланец поставил условие – не более одного лишнего человека. Девять жен. И один ты.
- Мне это очень и очень не нравится, - поделился Лестард. Флавиус посмотрел на него исподлобья. А Лестард продолжал, - а почему именно я? Я имею ввиду, почему не какой-нибудь хин, или лондриец, к примеру?
- Не хин – потому что от них и так идут девять опытных разведчиц. К сожалению, не самых опытных, самые опытные для такого дела староваты. А поскольку Лао Чжень очень уважает Его Величество, он попросил отправить с ними опытного агента. И я выбрал вас, Лестард. У вас вполне достаточно опыта, и вас желательно срочно убрать подальше из столицы. Кстати, Их Величествам очень понравился салют.
- Спасибо.
- Итак, ваша задача – разузнать как можно больше об этом Бэдате, а также их правителе и возможности налаживания связей. И вернуться с информацией. Кроме того, вы назначаетесь старшим группы. Все девушки говорят по ортански, проблем с языком не будет. Задача ясна?
- Так точно.
- Все девушки уже здесь, проживают в гостинице «Жареный петух» вместе со свитой. Свита идет до границы Белой Пустыни, там вас встретят. Вот вам досье, изучайте, вечером пойдете знакомиться.
- Так точно. Разрешите идти?
- Идите.

Морис Горячий кабальеро (3 Июн 2008 15:56)

-Значит, вы говорите, вас зовут Синдбад? – потерпевший оглянулся. Из дверей дома вышел высокий мужчина около тридцати лет с усами и маленькой бородкой. Он, как и все местные жители, был одет довольно необычно, однако взгляд купца с первого взгляда подмечал, что этот странный костюм явно сшит из дорогих тканей. У ног мужчины крутился маленький котенок. На сей раз изумрудно-зеленого цвета.
Вслед за мужчиной в дверях показался старик с густыми седыми волосами в длинном одеянии, перепачканном следами каких-то опытов, и парень, одетый во все черное, с военной выправкой.
Взгляды вошедших ничего хорошего не выражали. Первый смотрел на гостя с недоверием, как будто знал какую-то тайну. Во взгляде второго чувствовался научный интерес. А третий, явно телохранитель, оценив гостя как возможного противника, встал таким образом, чтобы остановить его при первом подозрительном движении.
-Шеф, почему вы не позвали меня? - недовольно произнес он.
-Курт, не волнуйся, - произнес Шеф. Похоже, он тут действительно главный. – Ведь ты и без того уже здесь. Да и вряд ли человек, переживший кораблекрушение и падение с балкона, способен на кого-то напасть.
-Но такую возможность исключить нельзя, - возразил Курт, однако видя, что Шеф не настроен спорить, замолчал и сосредоточил свое внимание на пострадавшем.

В этот момент в разговор опять вступил человек в дорогом костюме.
-А скажите, уважаемый гость, не будет ли с моей стороны большой наглостью предположить, что в вашем родном городе вас зовут Синдбадом-мореходом?

Такая проницательность явно поразила несчастного. Он перестал поглядывать на ножки прекрасной пери и удивленно уставился на своего собеседника. Шеф и остальные тоже обернулись, смутно догадываясь, что разговор идет в каком-то странном направлении.
-Морис, ты это к чему? – недоуменно произнес Шеф.
-Я поражен осведомленностью высокого господина, - справившись с волнением, произнес Синдбад. – Неужели истории о моих путешествиях достигли и этих берегов?
-В некотором роде, в некотором роде, - пробормотал тот. – Например, о том, как вы повстречались с птицей Рух… Это действительно было?
-О да, достопочтенный, - склонил голову гость. – Это – воистину великая птица, которая крыльями закрывает солнце…
-Не может быть, - внезапно раздался недовольный голос старика. – Таких птиц не существует.
-Успокойтесь, мэтр Гискар, - произнес Морис. Подойдя к старику, он что-то прошептал ему на ухо, и тут же обернулся к Синдбаду. – А вы не могли бы рассказать еще что-нибудь?

… Речь незнакомца лилась как песня, таинственная и непривычная, но невероятно завораживающая. От нее веяло ароматом дальних странствий, песками и соленым морским ветром. Таинственные и неожиданные острова, чудеса и сокровища как будто вырастали перед глазами слушателей. Синдбад явно обладал огнем рассказчика и буквально наслаждался всеобщим вниманием, стараясь не обращать внимания на все более и более подозрительные взгляды окружающих.
-Однако всем странствиям приходит конец, - произнес гость. – И теперь я должен найти дорогу в славный город Бэдат, чтобы вернуться в дом своих предков и готовиться к новому странствию.
-Этого не может быть, - с каким-то восторгом фыркнула одна из девушек. – Это же…
-Вот именно, Алька, - кивнул ей Морис и произнес таинственные слова. – "Тысяча и одна ночь".

Маленькая женщина внезапно встрепенулась.
-Так, пациент явно утомился. Дорогой Синдбад, вам нужно пройти в комнату, немного полежать. Тем более, - она произнесла не менее таинственную фразу, - лютики сейчас подействуют…
-Курт, проводи, пожалуйста, нашего гостя, - негромко скомандовал Шеф. Телохранитель подхватил Синдбада под руку и повел его в дом. Тот не сопротивлялся. На него накатила какая-то слабость, так что он даже не запомнил, как его довели до кровати, и он провалился в сон.

-----------------

Тем временем разговор на Пляже принял неожиданный оборот.
-Я вас заверяю, что он не лжет, он действительно верит во все небылицы, которые нам рассказывает, - возмущался мэтр Гискар. – Я внимательно его сканировал.
-И он в своем уме? – уточнил Морис.
-Как мы с вами!
-Ну, это слабое утешение…

-Морис, к чему весь этот допрос, эти воспоминания? – произнес Попутчик
-Ну что же…. Для тех, кто не знает, - Морис склонился в сторону мэтра Гискара, - все, что рассказывал этот тип – это из сборника старинных сказок мира Альфа, называемого "Тысяча и одна ночь". Подчеркиваю – другого мира. Так что вряд ли здесь, в мире Дельта эти сказки хорошо известны. Так что это - не лазутчик и не подстава, слишком сложно. Более того, он - не лжец и не безумец. Остается одно из двух, либо это - обитатель страны Фантазии, либо он из какого-то параллельного мира, в котором эти сказки – суровая реальность.
-Первое – маловероятно, - произнес мэтр Гискар. – До сих пор из страны Фантазии в наш мир прибывали разве что солнечные зайчики.

-Похоже, Шеф, что Пляж подсунул нам новую шутку, - среди всеобщего удивления произнес Морис.

попутчик Горячий кабальеро (4 Июн 2008 15:46)

Попутчик выглянул в окно, посмотрел на безмятежно чистый песок, на развалившихся у самой кромки прибоя Степку и Ваську, на Дика, который носился по брюхо в волнах и явно пытался воспитывать морского щенка, и покачал головой.
- Нет, вряд ли это Пляж. Он прежде в плагиате замечен не был. Если что подкидывает – так обязательно эксклюзивное. Это похоже на привет из прекрасного далека. Словно кто-то пытается нас в чем-то убедить.. Или напомнить.
- А кто? – удивилась Фаэль – У нас далеко только бабушка, но если бы она хотела что напомнить , она бы сама появилась.
Морис почему-то смутился и закашлялся, а Хани и Гискар переглянулись.
-Не знаю, -- пожал плечами попутчик. - Но похоже нам прислали привет. Осталось догадаться – кто, и что он нам сулит.

Fael Прекрасная леди (4 Июн 2008 19:44)

- Как ты думаешь, этот Синдбад - он клиент? - спросила Алька, задуичиво взрывая песок пальцами ноги. Кроссовки, связанные шнурками, неприкаянно болтались у нее на плече.
- Как он может быть клиентом? - удивилась Фаэль, - как ты себе это представляешь? Что он, будет подавать иск на морского царя за разбитый корабль? Может еще он нарочно тонул именно около нашего пляжа?
- Ну не знаю, - протянула Алька, - а может у него какое дело еще с Бэтдада осталось. И на корабле он как раз искал подходящую контору, которая займется его делом..
- Ну конечно, мы ведь на все окрестные миры знамениты, - засмеялась Фаэль, - в Бэтдаде никто расследованиями не занимается, да? Нет, Аль, я боюсь, что он просто потерпевший, которого надо проводить домой.
- Ну вот, всегда так, - надулась Алька. - Ну неужели тебе не хочется посмотреть на этот сказочный Восток? Дворцы, пустыня, верблюды, ковер-самолет! Джинны всякие в бутылках!
Представляешь?
- А разбойники?
- Да что нам разбойники? Они тока саблями машут, а с нами вся сила химии! Представляешь, они нас окружают, и тут - БА-БАХ!!!- и они все разбегаются, вот весело!
Последнее видимо было сказано чересчур громко - из окна над ними высунулась немного помятая физиономия Синдбада.
Однако взгляд морехода сразу перестал быть сонным и мутным, едва наткнулся на Альку в одном купальнике.
- Идем со мной, красавица, и я покажу тебе наш прекрасный Восток, - томно произнес он.
- А разве вам уже можно ходить? - удивилась Алька, - пойду спрошу у наставницы. - и добавила фаэль на ухо - так, пора сматываться, пока не влетело от наставницы, что разбудили больного.
Хоббитянка кивнула, и обе девушки поспешили скрыться.

попутчик Горячий кабальеро (4 Июн 2008 19:56)

Русич

Немного помятый Синдбад вернулся на кухню.
Толик молча слушал шушуканье сотрудников конторы, после чего решил обратить внимание начальства на один занятный для мага факт:
-Шеф, у него в поясе какая-то неясная мне магия.
-Враждебная? - нахмурился Попутчик. Толик только пожал плечами.
-Не понятно. Она вроде бы как спящая.
-То есть?
-Это какое-то странное сочетание школы Высшего разума, школы Змеиного глаза, школы стихии земли и еще что-то непонятное мне.
-Оно угрожает непосредственно нам?
-Нет - уверенно покачал головой Толик. Это скорее какое-то охранное заклинание.
Попутчику надоело гадать и он повернулся к гостю пляжа.
-Скажите пожалуйста. что вы держите в поясе?
Синдбад чуть нахмурился, но ответил честно:
-Там мои сбережения, драгоценные камни.
Попутчик вздохнул и повернулся к полуэльфу. Тот только пожал плечами:
-Возможно, это какое-то заклинание от воров.
Никто из присутствующих не обратил внимание на это событие, но как показало время - зря...

Drakosha Прекрасная леди (4 Июн 2008 21:56)

Что, нравится? - Спросила Дракоша у наблюдавшего за спешащей куда то Люкси Синдбада
- Да, - придушенно выдохнул он, - она...
И замолчал, не сумев подобрать слов для своего восхищения.
Эби хмыкнула.
- А это кто знаешь? - И указала на проходящего мимо Толика.
- Ну, один из сотрудников конторы. Я вот давно хотел спросить, - немного помявшись сказал Синдбад, почему он ну такой – зеленый, и уши острые, - Синдбад неловко замолчал
- Ага, зеленый, хорошо что не фиолетовый в крапинку, - фыркнула Дракоша, - вообще-то он эльф и маг. А уши такие у всех эльфов. Чем больше уши, тем сильнее маг. Видел какие у нашего??? То- то же. А Люкси его жена, самая любимая
- Какие же у него другие жены, - подумал Синдбад. - Наверное прекраснее чем у шейха в гареме.
- Так что заканчивай пялиться на Люкси.
« Хотя, наверное, Люкси расстроится. Она так любит когда ею восхищаются» - подумала Эби
-- В общем, смотреть смотри, но руками трогать не вздумай, а то Толик превратит во что- нибудь зеленое и пупырчатое, и придется перейти на рацион из мушек и комаров, - закончила Дракоша.

Hanaell Прекрасная леди (4 Июн 2008 22:43)

- И как, уважаемая Ханаэль, продвигается Ваша работа с эликсиром молодости?
- Никак, мэтр. Я отложила эту работу для одного очень важного дела...
- Какого?
- Микстурку с бромом ваяю гостю нашему... С тестостероном у него явный перебор. - недовольно заявила Ханаэль Гискару.
На кухню за чашкой кофе заглянул Морис:
- Да чего там беспокоиться? - пожал он плечами. - За Люкси Толик его в крокозябру превратит, в Алькиных карманах столько взрывчатки, что от посягнувшего на ее честь мало что останется, а что шеф сделает, если узнает, что кто-то просто нехорошо подумал о его дочери, даже представить страшно... - выдал он, жуя пирожок.
Ханаэль хмыкнула, что при желании можно было принять за согласие, но варева не оставила.

Алька Прекрасная леди (4 Июн 2008 22:49)

- Приветствую вас, почтеннейшие! – разнеслось по Конторе. Все сотрудники дружно прекратили обсуждения и уставились на стоявшего на пороге незнакомца. Одет он был как-то странно, и выглядел загорелым, как после долгого путешествия.
- И вам не болеть, - дружелюбно отозвалась Люксория ,хотя бы потому, что шеф с Морисом неприлично долго молчали, разглядывая гостя. И в их взглядах сквозило смешанное с подозрением узнавание.
- Это ли славная на весь мир Адвокотская контора? – уточнил посетитель на всякий случай. Видимо, ему тоже показалось, что занесло в филиал дурдома.
- Да, уважаемый, - вежливо ответил Попутчик. – Мы можем вам чем-то помочь?
- Вы говорите, не стесняйтесь, - не смог промолчать Толик.
- О, не мои скромные заботы привели меня в ваш край, - охотно начал рассказывать гость. – Прислал же меня в этот край царь Соломон, ибо…
- Ну вот, я так и знал! – не совсем вежливо перебил Морис. – Вот говорите, что хотите, шеф, но это уже не случайное совпадение!
- Пожалуй, - Попутчик не стал спорить в присутствии постороннего. – Вы продолжайте, продолжайте!
- Мой повелитель приглашает вас на свадьбу, - значительно менее пафосно поведал посланец. – Вот его письмо, подписанное им лично.
Он с поклоном вручил Попутчику запечатанный свиток. Шефа тут же обступили сотрудники
- Открывай скорее! – посыпались вопросы. – Неужели это действительно он сам написал? А я про такого царя не слышала… А где он живет? А когда поедем?
И как-то незаметно за всей этой суматохой исчез посланец легендарного царя Соломона.

elena Прекрасная леди (4 Июн 2008 23:44)

Синдбад сидел на кухне, ел вкуснейшие пирожки с яблоками и размышлял:
"Ну вот почему этим проклятым колдунам всегда нужно самое лучшее: ковры посуда, вино и девушки?! Вот этот зеленый урод с длинными, как у ишака, ушами - а какую девушку себе забрал! И не сделаешь ничего, а то как колданет и все… Но вот не будь я великим Синдбадом, если не освобожу прекрасную пери! Еще не знаю - как, но освобожу и женюсь на ней по законам шариата!!! Она будем моей старшей женой и хозяйкой гарема!"
-Привет! А ты все плюшками балуешься?- весело спросила Елена, вспрыгнув на свое высокое кресло. Синдбад с отвращением посмотрел на еще одно чудовище. О Аллах, как он ненавидел этих серых тварей! На своем корабле он даже завел камышового кота, чтоб он с ними разобрался. Правда эта была голубая и размером со среднюю собаку, да еще и говорящая.
-Так, у нас, кажется, проблемы,- Елена насторожилась, - и почему такой взгляд?
- Потому, что я не люблю твоих сородичей! Они все предатели, бегут с корабля при малейшей опасности и хвосты у них голые! Елена фыркнула, подняла свой хвост за кончик и начала изучать. Покачала головой и насмешливо сказала:
- А еще мы не любим пауков- противные, а змеи и скорпионы ядовитые, а шакалы противно воют, а гиены, сволочи, смеются. А что мы любим? Трепетных ланей, да-а они такие красивые, а как пахнут, когда над костром жарятся, оооо! Правда из змей супчик очень вкусный получается, не пробовал? Вот бы поинтересоваться у всех выше перечисленных, как они к человеку относятся, вот бы ты услышал!!! А крысы… ну что ж, если их народ обладает даром предвидения, то глупо гибнуть вместе с людьми, которые тебя ненавидят. Да и сам ты сколько раз к Оракулу ходил судьбу узнавать? – и Елена спрыгнула со стула, пошла к двери, обернулась уже выходя, и добавила:
- Прежде чем осуждать кого-то, посмотри на себя самого…Да, там от царя Соломона письмецо принесли , может знаешь кто такой?

Luxoria Прекрасная леди (4 Июн 2008 23:46)

После неожиданного появления на пляже кораблекрушенца, жизнь стала намного оживленнее и Люксорию стали постепенно покидать несвойственныя ей тоска и прочий депресняк. Прегрешения родного мужа уже не казались такими уж значительными, дуться и изображать из себя ужасно надоело. Но вот повод простить Толика так, чтобы он этого не понял, никак не находился. Ведь нужно это сделать так аккуратно, чтоб никто не догадался, что она уже давно не сердится. А вот во время визита к царю Соломону вполне может подвернуться подходящий случай.
«И охота тебе морочиться самой и морочить голову другим? – спросил внутренний голос, вспомнив о своей халтурке на месте совести. – Простила бы просто, и все!»
«Вот еще! – хмыкнула Люкси, не отрываясь от любимого занятия, хотя ногти и так блестели на солнце, как драгоценные камни. – Просто никогда не бывает. Потому что так никому неинтересно! И мне в том числе!»
«А мужу твоему интересно? – до ужаса ласковым голосом, который обычно употреблял перед скандалами, поинтересовался внутренний голос. – Или может, ему интересно смотреть, как за тобой этот араб бегает?»
Люкси посмотрела на Синдбада, который в очередной раз прошел мимо ее стола, поигрывая мускулами.
Ну и павлин! А глазки какие сальные! Нет, таких нам точно не надо. Да еще и постоянно какой-то Перей обзывается…
Павлин тем временем решил перейти к более решительным действиям, нежели поигрывание мускулами и дефилирование туда-сюда по приемной. Осторожно присев на край стола, Синдбад приступил к охмурению.
- О, алмаз моего сердца! О, самая прекрасная роза этого сада…
- У нас пляж, а не сад, - поправила Люкси. Араб несколько обалдел от того, что какая-то женщина перебивает его в середине тщательно подготовленной речи, но потом решил, что когда женится на ней, у него будет возможность заняться ее воспитанием. А пока, главное разрушить чары этого зеленого колдуна!
- О, светлокудрая газель, чьи стройные ноги должны ступать только по лепесткам роз! О, луноокая пери, своей красотой затмевающая звезды!
«А хорошо заливает, - восхитилась Люкси. – Таких дифирамбов мне не пел даже Лаврис. А он в этом плане просто гибрид Кобзона с Басковым. От Кобзона словарный запас, от Баскова – волосы. Голоса, правда, у него нет вообще, но в его случае это не имеет значения».
«Ты же говорила, что на Лавриса клюют только полные идиотки!» - снова влез внутренний голос.
«Да, но послушать его всегда приятно…»
Люксория мечтательно улыбнулась, и павлин расцвел. Раз пери все-таки понравились его речи, значит еще не все потеряно. Теперь нужно закрепить успех.
- Поехали со мной, жемчужина! Я подарю тебе весь мир! Я исполню любые твои желания! Ты будешь купаться в золоте и шелках! Твой слух будут ублажать райские птицы, а вкушать ты будешь только самый качественный рахат-лукум, произведенный на фабрике имени Карла Маркса! А алмазы! Ты любишь алмазы, о, божественная? Я подарю тебе столько алмазов, что ими можно будет усыпать весь пол моего дворца! Я тебе покажу…
И Синдбад принялся разматывать пояс, на котором держались широкие арабские шаровары.
- Ты чего делаешь, извращенец! – закричала Люкси, обрушивая на голову павлина тяжелую папку с делом № 2. – Я, между прочем, замужняя женщина! И нечего мне тут свои… алмазы показывать!
Но Синдбад не слушал. И похоже, даже не чувствовал сыпящиея на него удары. Он разъяренно потрясал собственным поясом, поддерживая шаровары от ниспадания свободной рукой.
- Воры! Бандиты! Вы украли мои алмазы!

Hanaell Прекрасная леди (4 Июн 2008 23:51)

На вопль гостя ( а может, на звук папки, опускающейся на чье-то бренное тело) выскочили в приемную практически все обитатели Конторы.
Хани, наметанным глазом оценив ситуацию, бросилась на кухню и почти сразу вернулась с чашечкой с лютиками, в которой плескался замечательный и ароматный кофе. На лице ее время от времени всплывала странная ухмылка.

Luxoria Прекрасная леди (5 Июн 2008 10:15)

- Нет, все мужики одинаковые! - возмущалась Люксория, наблюдая, как Ханаэлька и шеф возятся с невменяемым Синдбадом. - Как обещать алмазы и прочие брильянты, так они все мастера, а как доходит до дела, обязательно окажется, что у них их украли!
- В данном случае у него вполне могли быть алмазы, - Толик нерешительно глянул на жену, но увидев, что та не проявляет обычных признаков агрессии, продолжил. - Я еще раньше ощутил наложенные на пояс защитные заклинания...
- Тогда куда они пропали? И как вор мог обойти заклинания? - вклинилась любопытная Алька.
Но высказать свои предположения Толик не успел. Над конторой прогремел гневный рык шефа.
- Люкси! Сколько раз тебе говорить, чтоб не била клиентов по голове! Особенно тех, которые на нее уже падали с балкона!
- Ага! - обрадовалась Алька. - Значит он все-таки клиент!
Шеф отошел от потерпевшего, прошел в кабинет и обессилено упал в кресло. Все дружно двинулись за ним, оставив Ханаэльку хлопотать над Синдбадом. Шеф молча налил себе коньяка и чокнулся с горшочком из-под Лютика. Сотрудники конторы терпеливо ждали решения руководства. Ну, почти терпеливо... Всем нетерпелось приступить к расследованию.
- Ну что там, шеф? - не выдержала Люксория.
- Вот как теперь его допрашивать, если он даже после Ханиных микстур ничего внятно объяснить не может, - горестно вздохнул шеф. - Только трясет поясом и держится за шаровары. Пояс проверить на предмет взлома защитных заклинаний не дает, сколько в нем было алмазов, не говорит. Только орет дурным голосом: "Воры! Воры!"
- Я же говорила, что он идиот, - пожала плечами Люкси. - Даже за собственным поясом уследить не может! Придется расследовать это дело без его помощи. Раз он пояс не отдает добровольно, нужно его отобрать. И если шеф так сильно против битья клиентов по голове... Алька, неси свои реактивы, будем Синдбада усыплять.

попутчик Горячий кабальеро (5 Июн 2008 13:16)

- Вы давайте мне без фанатизма, -- прикрикнул попутчик, - все-таки гость, хоть и незванный .
- Конечно, - невинно захлопала глазами Алька, и они вместе с Люксорией вышли из кабинета.
- Как не вовремя все, -- вздохнул попутчик, - вокруг Конторы одни скандалы –то Шеллар недоволен, то теперь вот этот Синдбад. И еще эта свадьба.. Курт, ты помнишь как добраться до Соломона?
- Я там не был, - четко ответил Курт, - но можно спросить у Мориса.
-- А разве мы не с тобой ездили к нему на конкурс поэзии? – удивился попутчик. – Ну помнишь, еще там Омара Хайяма обсуждали, и критик из Англии поставила ему самый низкий балл за пристрастие к вину, а француз за неуважение к женщине?
- Не со мной, - Курт внимательно посмотрел на шефа и неожиданно для себя добавил, - а вам и правда пора в отпуск.
За его спиной многозначительно переглянулись Хани с Гискаром.
-- Ладно, вот разберемся с этим поясом и поедем,- кивнул попутчик. - Ты, кстати, едешь с нами?
Курт неожиданно опустил глаза и пробормотал нечто невразумительное. Это было настолько непохоже на телохранителя, что замерли все.
-- Не понял? - удивился попутчик.
- Я предпочел бы остаться, – Курт поднял глаза, - в Конторе должен быть кто-то на связи.
- Ну, я –то всяко останусь, - улыбнулся Гискар, - и Седой Ворон со мной. Да и Ханаэль…
- Я еще ничего не решила, - перебила его Хани, внимательно глядя на попутчика. Что-то ей подсказывало, что в долгом путешествии ей стоит быть рядом семьей..
Она страшно удивилась, озвучив для себя это определение, но, подумав, поняла, что оно давно верное.. Сама себе кивнула, но чисто из вредности еще раз посмотрела на попутчика и ехидно добавила:
- Как будут уговаривать.
- Весело, - улыбнулся попутчик и обернулся к Курту, - но до нашего отъезда надо как-то разобраться с гостем. Ты бы разузнал насчет караванов в белую пустыню. Должны же они туда идти?
- Займусь, - кивнул телохранитель и направился к выходу.
- Папа, а можно я с Куртом? – попросилась Фаэль. – Я никогда не видела караванов
- А почему нет? – кивнул попутчик. – Конечно посмотри..
- Нет, я должен это видеть! – каркнул Седой Ворон. - Спор восточного караван-баши и нашего Курта о ценах на проезд по белой пустыне должен стать хитом сезона! Фаэль, я с вами!
- Здорово, - обрадовалась хоббитянка. – Компанией веселее!
- Только ничего не взрывайте, - крикнул вслед троице попутчик, - нам караван будет нужен, чтобы отправить Синдбада.
- А чем он теперь заплатит за дорогу? – удивилась Хани.
- Ну, платить, видимо, придется нам, – вздохнул попутчик, - и хорошо бы все же понять, кто таки украл эти камни..
Выяснением именно этой проблемы и были заняты Алька и Люксория.
Прекрасная секретарша вышла на кухню, присела на краешек стола, и стала призывно покачивать ногой почти перед глазами совершенно ошалевшего от впечатлений Синдбада, который только что закончил перечислять слух свои потери.
Мерное покачивание изящной лодыжки ввело моряка почти в наркотический транс, его глаза двигались вслед за туфелькой Люкси, тело расслабилось, и даже руки, держащие пояс, вроде бы разжались. Но, стоило Елене протянуть лапу к поясу, как пострадавший вышел из транса, окинул компанию подозрительным взглядом и покрепче ухватился за пояс.
- Не, гипноз не пройдет, - авторитетно решила Алька, и, глядя, честными глазами на Синдбада, пробормотала под нос, - надо что-то пожестче, понадежнее.
Она вытащила из кармана нечто маленькое, похожее на пузырек, быстро выдернула крышечку, и , зажав отверстие пальцем, попыталась поднести «подарок» под носу Синдбаду. Моряк дернулся вправо, но там на столе уже сидела Елена, и ее ласковая улыбка в полный рот острых зубов заставила Синдбада дернуться назад. Тут уже Алька не оплошала.
Из открытого пузырька появилась легкая струйка фиолетового дыма, который окутал лицо путешественника, и через мгновение его глаза остекленели, и он застыл недвижим. Но фиолетовая дымка не остановилась, она опасно приблизилась к Елене, и синяя крыса застыла на столе.
- Алька, закрывай, - прикрикнула Люксория, хватая Елену на руки. – Что это было?
- Такой хитрый состав, - смущенно ответила Алька, закрывая пудырек, - название тебе ничего не скажет..
- И что теперь будет с Еленой?
- Ну, немного поспит, отдохнет, успокоится, - заверила исследовательница, – я проверяла на слонах – ничего страшного.
- Ох, смотри мне, - Люксория бережно положила Елену на кресло, - разве можно сравнивать Елену и слона?
- А кто их сравнивает? – удивилась Алька, - Елена же летать пока не умеет.. Ладно, чего мы спорим, давай лучше пояс заберем..

Luxoria Прекрасная леди (5 Июн 2008 15:45)

- Ничего особенного не вижу, - прокомментировала Алька, внимательно рассматривая разложенный на столе в приемной пояс. - Может его шефу отнести? Вдруг он разберется?
- Если он разберется, то чем мы хуже? Давай сначала сами попробуем... - возразила Люкси, доставая из ящика стола лупу. - Ну-ка, что тут у нас...
Но даже при более внимательном рассмотрении пояс выглядел совершенно безобидно. Обычный красный бархат. И даже без единого кармана.
- Как туда вообще можно было спрятать камни? Может, Синдбад все-таки врет?
Люкси убрала лупу и задумчиво присела на край стола. Неужели придется сдаться и отдать пояс шефу? Признаться в собственном бессилии против какого-то дурацкого куска тряпки?
- Но Толик же видел в поясе какую-то магию! - Алька снова повертела в руках пояс. - Давай попробуем на нем какой-нибудь из моих реактивов, а?
- Чтоб этот павлин повесил на нас еще и порчу его имущества! Нет уж!
- Тогда что же делать?
Девушки задумались. С кресла на них смотрела застывшая из-за Алькиных усилий Елена. В приемной воцарилась полная тишина.
- Ладно, другого выхода все равно нет, - нарушила молчание Люксория. - Толик! Дорогой! Ну где тебя носит, когда ты мне нужен?!
В приемную влетел запыхавшийся полуэльф и застыл, с надеждой глядя на жену.
- Милый, посмотри внимательно на этот пояс и скажи, что в нем такого особенного?
Толик погрустнел, но честно осмотрел красный бархат.
- Защитные заклинания очень странной природы. И они не взломаны.
- Так давайте взломаем и посмотрим, что там! - предложила Люкси. Она встряхнула пояс, и вдруг из него вылетело маленькое серое облачко.
- Фу, какая пыль! Он что, свою одежду не стирает?
Девушка брезгливо отбросила пояс подальше, но облачко и не думало пропадать, оно постепенно сгущалось, уплотнялось и увеличивалось. Через несколько секунд посреди приемной зависло огромное существо, казалось, вырезанное из темно-серого камня. Оно оскалило острые зубы и обвело помещение горящими желтоватым светом глазами.
- Мама! – пискнули девушки и нырнули за диван.
А Толик застыл на месте, восхищенно глядя на незваного гостя.
- Ух ты! Никогда такого не видел! Это же магия в чистом виде!
- Дорогой, если ты немедленно не спрячешься, можешь мне потом не жаловаться, когда эта тварь откусит тебе голову! – зашипела Люкси, осторожно выглядывая из укрытия.
А странное существо уже вполне освоилось в новой для него обстановке и решило внести свою лепту в дизайн интерьера конторы. Швырнув в Толика монитор, так что тот едва успел увернуться и спрятаться под столом, и разбив старинную хискую вазу эпохи династии На ..уй, каменный монстр принялся обстреливать комнату булыжниками, доставаемыми прямо из воздуха.
- Ползем отсюда! – скомандовала Люкси. – Только незаметно!
Троице незаметно выбралась из приемной и заперлась в пристройке для новобрачных, подаренной Ханаэлькой. После того, как Люкси выехала отсюда и снова поселилась в своей старой комнате, бардак здесь царил неописуемый.
- Будем надеяться, что шефу не придет в голову выйти из кабинета, - сказала Алька, прислоняясь к двери.
- Может, чудищу надоест обстреливать пустую комнату и он сам уберется? Хотя странно, что в поясе, из которого пропали камни, живет жутко агрессивный каменный монстр… - Люкси споткнулась о валяющуюся на полу коробку из-под пиццы. - Толик, я, конечно, понимаю, что ты в расстроенных чувствах, но уборочные заклинания я зачем покупала? Еще и карту куда-то дел! Зачем вообще тебе понадобилось ее снимать?
- Я не снимал! Я ее вообще не трогал! Это же наш свадебный подарок от родителей шефа, зачем мне его трогать?
Люкси подошла к раме и внимательно ее осмотрела. Левый край рамы был покрыт темно-серой пылью очень знакомого вида.
- Быстро назад! Я знаю, кто вор!
Люкси вылетела из комнаты и побежала обратно. За ней неслись Алька и Толик. Но в полуразрушенной комнате уже никого не было. А сквозь дыру в потолке светило солнце.

Русич Горячий кабальеро (5 Июн 2008 16:39)

-Это же был элементаль! Элементаль в чистом виде! - Толик сиял в предвкушении научных открытий и порывался исследовать изувеченую комнату. Люкси с Алькой посмотрели на полуэльфа, и Алька, незаметно для мага, покрутила у виска рукой.
-И что это значит - "Элементаль"? - настороженно спросила Люксория. Толик просиял и слегка обнял супругу. Та сделала вид, что не заметила.
-Понимаешь, я чувствовал что-то, какое-то заклинание, но я ошибался. На самом деле я ощущал этого элементаля в спящем состоянии. Видимо, он был упакован в один из драгоценных камней и кокон из заклинаний, но вор разбудил его. Вот только я не понимаю, зачем Синдбаду везти с собой элементаля...
Люкси ласково посмотрела на супруга:
-А может, этот...элементаль должен был как раз охранять камни?
Толик только пожал плечами:
-Тогда, видимо, маг заклинал его неправильно. Хотя вряд ли найдется такой маг, который в силах заклясть столь могучее существо.
-Возможно на родине Синдбада это в порядке вещей, - спокойно сказала супруга и наконец выбралась из-под руки Толика. - И вообще, я пока что на тебя обижена.
Толик моментально увял, Люкси повернулась к двери, но она открылась самостоятельно. На пороге стоял Попутчик.
-Толик, - шеф укоризненно поглядел на мага. - Я конечно понимаю, что вы выясняете отношения, но зачем же вазу ломать? Она ведь старинная.
Толик поковырял ножкой паркет, шаловливо глядя на супругу. Та ответила самостоятельно:
-Разборки разборками, но в этот раз Таэль-Глеанн ни при чем. Во всем виноват элементаль.
Шеф изумленно посмотрел на мага:
-Где ты уже элементаля достал?
-Да не я, а Люкси из пояса вытряхнула!
Попутчик покачал головой. Все же в Конторе бардак. Нужно вновь вводить строевую подготовку, а на вопросы учить отвечтать четко и по-военному.
Слава богу, Люкси взяла ситуацию под контроль и доложила, как была разрушена комната и ваза. Шеф повернулся к выходу.
-Нам нужно побеседовать с Синдбадом. На тему провоза в Эгину магических сущностей.
* * *
Синдбаду под нос подсунули какую-то вонючую жидкость. Потерпевший открыл глаза, обвел окружающих мутным взглядом и слегка задержался на Люкси. Толик возвышался над купцом грозным напоминанием о силе магического искусства.
-Ну что, брат, оклемался? - радостно поинтересовался Толик. Синдбаду отчаянно захотелось вновь потерять сознание, но не получалось. Тем более, что потерпевшего окружила почти вся Контора.
-Контарбандой занимаемся, золотишко в руке сломанной провозим? - зловеще улыбнулся полуэльф. Чудесная "пери" отвесила шутнику подзатыльник.
-Вы знаете, что было у вас в поясе? - по деловому поинтересовался тот, кого называли Шефом. Синдбад только дернулся.
-Ну конечно! Драгоценные камни! Алмазы, сапфиры, рубины!
-А откуда там взялся элементаль? - вновь рыпнулся зеленый.
-Какой Элли Менталь? Не знаю такого! - решительно помотал головой Синдбад. Маг поморщился.
-Ну, дух земли!
Редко когда люди бледнеют так. Цветом лица Синдбад напоминал свежеподнятый труп.
-Дэв! Откуда в моем поясе взялся дэв? Разве что...- Синдбад умолк. Попучтик его слегка подтолкнул:
-Продолжайте пожалуйста!
-Я его получил в оплату вместе с камнями.
-А от кого?
-Уж это - хитро улыбнулся купец - коммерческая тайна. Так что извините!

Тихий Горячий кабальеро (5 Июн 2008 17:43)

День клонился к закату. Старший расследователь Департамента Безопасности Леонард Лестард решительно толкнул дверь гостиницы «Жареный Петух» и не менее решительно вошел. Немалых размеров зал был пуст, лишь за стойкой стоял грустный трактирщик и протирал и без того чистые стаканы, периодически испуская унылые вздохи. К нему Лестард и направил свои стопы.
- Добрый вечер, уважаемый.
- Да какой же он добрый… - проговорил трактирщик, - Ни одного посетителя за целый день. Всех эти хины распугали, демоны их возьми… А вы сами кто будете?
Лестард представился. Трактирщик только кивнул.
- Может, налить вам чего-нибудь? – с надеждой произнес он, - за счет Его Величества, разумеется, - трактирщик явно любил свою работу.
- Ну, раз за счет Его Величества, то налейте мне чаю. А пока я его буду пить, расскажите, пожалуйста, о своих постояльцах.
Трактирщик быстро сообразил Лестарду большую кружку сладкого чая с долькой лимона, придвинул к нему тарелку с хрустящим печеньем и начал рассказывать.
- Что я могу о них сказать… Хины как хины. Все на лицо одинаковые, только одеждой и отличаются. Одеты все богато до невозможности, а уж оружия на них навешано – королевский паладин обзавидуется. И ходят все такие гордые, ну натурально павлины. Хотя девушки ещё ничего, поскромнее, а уж мужчины!.. Особенно один, главный наверное. По ортански ни бельмеса, а требует от меня какие-то их блюда странные, а от нормальной еды – рожу воротит. Только сейчас он уже не такой гордый, сбили с него спесь-то! Не далее как вчера заходил сюда господин Лаврис сотоварищи, а хины как раз обедали. Ну, этот павлин на него ругаться вздумал, прыгал вокруг него, прыгал, а Лаврис стоит – ничего не понимает, этот дурень же по хински все лопочет. Ну, тот прыгает, прыгает, потом как даст Лаврису в лоб! Лаврис, понятно, обиделся, сгреб его за шкирку, скрутил, приложил об стенку пару раз, а потом к двери подтащил и дал ему пинка, да такого, что бедный павлин через полулицы пролетел вверх тормашками. Тут, понятно, началась потеха, думал всю мебель мне господа переломают, однако обошлось, стража прибежала, отбили паладинов. А теперь они, говорят, под домашним арестом сидят да ссадины зализывают, хины эти хоть и щуплые все, а дерутся хорошо. А павлин этот теперь на люди не показывается, даже ест у себя в комнате. Горничная рассказывала, у него синяк на полрожи, да ещё и лучшие штаны на заднице треснули, так-то вот!
Лестард, начавший хихикать уже на середине повествования, под конец уже совершенно развеселился, и заливисто смеялся, забыв о чае. Трактирщик закончил рассказ, и с удовольствием глядел на довольного клиента. Лестард досмеялся, допил чай, и, поблагодарив трактирщика, направился к лестнице наверх.

Морис Горячий кабальеро (5 Июн 2008 17:50)

С того дня, как на Эгинском Пляже возникла Контора, ее обитатели навидались всякого. И взрывы в лаборатории, и эксперименты седого ворона, и даже летний снег. Однако привычка к неожиданностям у них пока (к большому сожалению) не выработалась. Так что грохот камнепада и разрушение потолка (а также кульминационный аккорд, сыгранный в последнюю секунду свой жизни незабвенной вазой династии На..уй) не могли не привлечь всеобщего внимания. Встревоженные обитатели Конторы (за исключением мирно спящей Елены) собирались вместе, активно обсуждая случившееся. Дурдом ширился.

Ханаэль и мэтр Гискар, оставив в сторону мечты о великом эликсире и заботу о питомце-лютике и выяснив, что Алька на сей раз не при чем, готовы были спустить всех собак на того несчастного, кто осмелился оторвать их от величайшего изобретения века – маленькой колбочки под тигилечком.
Причем в голове у Ханаэли уже крутился рецепт зелья, которым бы она с удовольствием угостила виновника всей этой неразберихи. Естественно, из соответствующей чашки. Многие догадывались, какие кары задумал для негодяя мэтр Гискар в силу специфики его прежних увлечений, но уточнить никто не рискнул.
Даже Морис вместе с взволнованным Тимом на руках поспешил покинуть мансарду, которая, к счастью, не пострадала. Лавируя между обитателями Конторы, во весь голос обсуждавшими произошедшее, он подошел к попутчику.

-Ну, и чьи же это шутки на сей раз? - с какой-то усталостью произнес ему Морис. – Если это – не Пляж, то у кого-то весьма странное чувство юмора. Представь себе заголовки газет: "В АдвокОтской Конторе" ограблен клиент! У Конторы продырявлена крыша – это символично…" Да все наши недоброжелатели устроят по этому поводу грандиозную пьянку. Представляешь, сколько они пива на радостях выпьют? Так что, предлагаю версию – камни украла Ассоциация Пивоваров Дельты.
-Я, конечно, ценю твое чувство юмора, но не кажется ли тебе, что оно немного неуместно? - попутчик внимательно посмотрел на друга. – И, по-моему, ты хочешь поговорить о другом?
-Честно говоря, да…, но я понимаю, что сейчас не время.
Попутчик огляделся.
-Ладно, но если только быстро.

Они отошли в сторону.
-Я долго думал, - начал Морис, - что "это ж-ж-ж – неспроста". Версия о красивой мести короля Шеллара, решившего разыграть для нас целый спектакль с помощью восточных сказок, которые ему рассказали Ольга или Жак, - конечно заманчива. Подожди, - остановил он решившего возразить попутчика. – Я знаю, что это маловероятно, что королю Шеллару нет нужды затевать такую хитроумную игру с собственными союзниками, но исключать его и Флавиуса я бы не стал. Да, у меня предубеждение против Флавиуса, но не без оснований, согласись. Однако… если это – королевские игры, то это для нас самый удачный вариант. Хуже, если нас действительно зовет Восток….

-Это почему же хуже? - возразил попутчик. – Бывал я на этом Востоке, и с Соломоном беседовал…

-Знаю-знаю, и Омар Хайяма слышал, - перебил его Морис. – Только … ты со своим эльфийским происхождением забываешь про такую мелочь, как время. Эти люди давным-давно умерли, а если и остались, то в сказках и легендах. Следовательно, нас зовет легендарный мир. И если в реальном мире действуют хоть какие-то известные нам законы, то легендарный Восток может сотворить такое, чего ты даже не представляешь. Мы снова шагаем в омут. Причем на сей раз мы будем играть на чужом поле. Что резко уменьшает шансы на победу. Ты посмотри на Курта. Как человек двадцатого века, хотя и первой половины, он это интуитивно понял и очень не хочет отправляться с тобой. Вспомни, последнее его путешествие в сказку закончилось для него "холодильником в стиле Андерсена", что явно отбило у него любовь к чудесам. Поскольку Курт и чудеса – две вещи несовместные…

-Не усложняй, пожалуйста, - ухмыльнулся попутчик. – На самом деле – все гораздо проще. Все газеты трубят, что великая певица Насерад Кобельё планирует сделать небольшой перерыв в карьере и немного отдохнуть. Так что Курта, вполне возможно, ждет романтическая встреча, поэтому куда-то уезжать ему явно не хочется.

-Возможно, - не стал возражать Морис, - чужая душа – потемки. Поэтому я могу отвечать только за себя. И вне зависимости от твоего решения... я поеду с тобой. Хотя ты меня и не позвал. Только не надо удивляться. Я знаю, что я все время старался держаться в стороне от безумных приключений Конторы. Но у меня никогда это не получалось. Ну, не выдерживаю я роли стороннего наблюдателя. И как бы я не был погружен в собственные проблемы, но … может, и от меня будет какой-то толк. Так что включай в свою команду и нас двоих – меня и вот этого зеленого разбойника, - он потрепал Тима за ухом, от чего котенок тихонько замурлыкал.

-Я рад, - спокойно сказал попутчик. – Ты знаешь, что я никогда не стал бы тебя заставлять. Но мне давно хотелось выковырять тебя из той раковины, в которую ты постоянно забираешься, отгораживаясь от жизни. И хорошо, что ты решился на это сам.

-Да, это нужно и мне, - согласился Морис. - И если тебя зовет прошлое, то для меня все эти чудеса – привет из мира Альфа, о котором я уже понемногу стал забывать. Только учти, что если я с тобой поеду, то от моих советов тебе не избавиться. И вот тебе первый. Если мы выступаем, то во всеоружии. А легендарному Востоку мы можем противопоставить только свои чудеса. Как можно больше. Включая Ваську, Степку и даже муз… Чувствуется, что наш караван будет напоминать бродячий цирк.

Fael Прекрасная леди (5 Июн 2008 18:15)

Найти караван в Белую Пустыню оказалось не так легко - в городе не было ни одного объявления на эту тему. На телепортационных станциях никто не знал даже что такое караван, а услышав про Белую пустыню только крутили пальцами у виска.
- Интересно, он вообще-то есть, этот караван, а, Курт?
- Разбермся, - ровно отвечал телохранитель
- Но ведь никто о нем даже не слышал! Считается, что нормальные люди в Белую пустыню не ходят!
- Если телепортисты не слышали, это не значит, что каравана не существует, - Курт был как всегда спокоен и сосредоточен.
Вдруг Ворон, летевший далеко впереди, вернулся и заорал во все горло:
- Кар-раван! Кар-раван!
развернулся и вновь устремился вперед. Фаэль и Курт поспешили за ним.
Ворон привел их в широкое поле за чертой города. Посреди поля были разбиты несколько разноцветных шатров, там и сям паслись странного вида звери - Фаэль никогда прежде не видела таких - гораздо больше лошади, с горбатой спиной, довольно длинной шеей и флегматичной постоянно жующей мордой с толстыми губами.
- Кар-раван! - в очередной раз каркнул Ворон и сел Курту на плечо.
- Идем, - скомандовал тот.
Подойдя к крайнему шатру, Курт громко спросил:
- Здесь что ли отправляются в Белую пустыню?
Полог шатра колыхнулся, выпустив на свет небольшого человечка в смешном наряде - во всяком случае Фаэль стоило большого труда удержаться от смеха при виде яркого полосатого халата на вате и огромного белого головного убора, больше всего напоминавшего непомерных размеров полотенце, замотенное вокгруг головы как после бани.
- О, досточтимый господин желает отправиться в путешествие? Господин должно быть слышал, что путь в Пустыню тяжел и опасен, но с нашим караваном вы не заметите тягот дороги. Всего шетьсот золотых, и к вашим услугам любой из наших прекрасный верблюдов!
"Так вот как называется этот зверь! - обрадовалась Фаэль. -Ну и цену он однако ломит, этот караванщик. Интересно, что Курт скажет... "
Курт между тем с непроницаемым видом скрестил руки на груди и невозмутимо сказал:
- Дорого.
- Дур-рдом, - поддакнул Ворон.
- Господин, наши верблюды специально обучены, их постуть плавна, как поступь лучших танцовщиц султана, они несут седока как мать несет новорожденное дитя! Пятьсот.
- Тр-риста! - вдруг рявкнул Ворон так, что все (кроме Курта) вздрогнули и посмотрели на него. - Тр-риста гр-рам тр-ротилла для шатр-ра хватит! - пояснил он. Однако караванщик намека не понял (или просто слов таких не знал?).
- Спины верблюдов мы устилаем мягчайшими коврами ручной работы лучших бэтдадских мастериц, они мгки как перина! Мы всегда берем большой запас пресной воды, а специальный навес защитит вас от палящего солнца!
Курт смотрел на караванщика в упор тем нехорошим взглядом, которого преступникам обычно хватало, чтобы расколоться. Караванщик занервничал и замялся, глаза его забегали, ища, куда бы укрыться от этого "господина", а руки терзали пояс халата.
- Т-триста? - с запинкой спросил караванщик.
Взгляд Курта стал еще жестче (Фаэль даже стало жаль караванщика, но Куртом нельзя было не восхититься - какая выдержка! Она бы уже давно каталась со смеху!)
Повисла тягостная пауза. Караванщик уже явно хотел провалиться сквозь землю.
- Дорого, - наконец произнес Курт как приговор.
- Но господин, - дрожащим голосом возразил караванщик, - вы меня разорите! Дорога длинна и непредсказуема, животных и слуг надо кормить и поить, никто больше не ходит в Белую пустыню...
- Взор-рвать! - каркнул ворон, и караванщик чуть не грохнулся в обморок.
- Пятьдесят. С человека. - отрезал Курт.
- Грабеж! - заныл караванщик.
- Взор-рвать - повторил ворон.
- По рукам, - тут же согласился хозяин.
- Ну вот и славно, - подвел итог Курт.

Алька Прекрасная леди (5 Июн 2008 19:01)

- Это не клиент, это хулиган какой-то! – возмущалась Алька. – Мало того, что всякой гадости в Контору понатаскал, так еще и не говорит ничего! Вы как хотите, шеф, а его надо…
Синбад с ужасом посмотрел на разошедшуюся девицу.
- Обратно отправить! – закончила фразу девушка. – И поскорее, пока он в Люкси дырки своими глазенками блудливыми не провертел!
- Алька, у кого ты таких выражений нахваталась? – подозрительно уточнила Люксория, игнорируя возмущенное сопение Толика.
- Так наставница всегда говорит. А что, неправильно?
- В принципе, правильно, - неожиданно согласился Попутчик. – Нашего почтенного гостя следует как можно скорее вернуть на родину.
- А мои камни?! – возмутился неугомонный купец. – Мои прекрасные драгоценные камни?!
- Их, скорее всего, похитил ваш же элементаль, дэв, то есть, - предложил версию оливковый эльф. – И что за дурацкая терминология!
- Или утащила ваша крыса! – сдуру ляпнул Синбад. Ему не повезло – именно в этот момент Елену тоже разбудили… - А-А-А! Уберите ее от меня!
- Все, я точно покусаю этого расиста! – шипела голубая крыса, одним прыжком взлетевшая на голову арабу. – Уши отгрызу!!!
- Еленушка, он наверняка их не моет, - успокаивающе заметила Ханаэль. – Еще микробов каких нахватаешься!
- Нет, ну ты слышала, что он сказал?!!!!
- Тихо! – Попутчик привычно перекрыл всю суматоху. – Елена, слезай с головы нашего гостя…
- Еще блох подцепишь! – вставила Хани. Ей тоже не нравился наглый араб.
Попутчик строго посмотрел на нее и продолжил:
- А Елена проводит нашего гостя.
- Чтоб чего не украл? – уточнила крыса.
Попутчик прокашлялся:
- Так же с ними отправятся Толик, как маг, и Люксория…
- За что? – возмутилась счастливая супруга. – Там пустыня, там жарко, и наверняка нет ни одного приличного отеля…
- Затем, что должны выяснить, куда пропали эти чертовы камни! - строго проговорил шеф.
- А вдруг вы их спрятали где-то здесь? – продолжал приставать недоверчивый Синбад. – И теперь хотите спровадить меня куда подальше!
- На Пляже их нет, - Попутчик с трудом подавил желание вызвать этого торгаша в круг. – Я бы не допустил этого!
Араб вовремя оценил опасный огонек в его глазах и замолчал, зато не пожелал молчать кое-кто другой.
- А мы как же? – влезла Алька. – Я же не маленькая, я тоже сказки арабские читала. И хочу посмотреть!
- И мы посмотрим, - успокоил ее шеф. – Просто мы пойдем другим путем… А теперь всем – собираться!

Русич Горячий кабальеро (6 Июн 2008 13:23)

Супруги собирались в путешествие. Толик с тихим ужасом обозревал эту гору рюкзаков, чемоданов и саквояжей, выложенных Люкси. Платья всех фасонов, туфли, плащи, косметика, свитера (на всякий случай), походная аптечка... Толик понял, что для супруги нужен отдельный караван. Сам полуэльф взял с собой лишь небольшой походный рюкзак.
-Дорогая - робко обратился муж к жене, - а ты не считаешь, что это перебор?
-Не считаю, - обрезала Люкси, размышляя, куда бы пристроить автомат Калашникова. - Никогда не знаешь, что может пригодится в пустыне, а в особенности рядом с этим скользким торгашом...
И мощным усилием Люксория загнала оружие в дамскую сумочку.
-Лучше бы помог в сборах.
-А может лучше взять самое необходимое?
Люксория разогнулась, уперла в бока кулачки и возмущенно воззрилась на мужа.
-А как ты думаешь, чем я сейчас занимаюсь? - с этими словами трепетная жена достала со шкафа сумку для ноутбука и запихнула туда зеркало. Ситуацию мог спасти разве что шеф.
Толик пулей выскочил в коридор и постучал в кабинет начальника. Тот занимался разбором бумаг: что взять с собой, что можно отложить на потом, а что отправить в мусорную корзину сразу. Увидев Толика, Попутчик вздохнул.
-Что на этот раз?
-Стихийное бедствие, - ухмыльнулся оливковый маг. - Лучше сами посмотрите.
Зайдя в комнату к супругам, Попутчик слегка ошалел и поинтересовался у мага:
-Где вы нашли второго дэва?
Люксория, услышав это замечание, возмущенно посмотрела на начальника6
-Шеф, ну хоть вы объясните этому, - секретарша не подобрала слов для характеристики супруга, - что я собираю только НУЖНЫЕ вещи!
-Отставить! - устало заявил Попутчик. - Бери то что водйет на верблюда, и хватит.
-- На одного? - ужаснулась Люксория.
-- Два верблюда максимум. Все, что на них не влезет, оплачиваешь сама
-Шеф! - возмущенно заявила Люкси, - но как же...
Но Попутчик уже вышел из комнаты. Люкси посмотрела на Толика, быстренько сложила рюкзаки и сумки, и, осмотрев оставшиеся чемоданы, заявила мужу:
-Вот сам остатки и разбирай!

Fael Прекрасная леди (6 Июн 2008 15:55)

- Пап, так что, мы все идем провожать Синдбада? - спросила Фаэль после того, как Курт отчитался о найме каравана.
- Еще не хватало! Много чести. Нет, доча, провожать его идут Люкси и Толик, и Елена за старшую. А нас, есди ты помнишь, пригласил на свадьбу царь Соломон, вот к нему-то мы и идем.
Так что вперед, собирать вещи, - скомандовал попутчик.

"Ну и чего тут собирать? - недовольно думала Фаэль, затягивая клапан любимого рюкзачка, - вряд ли пустыня принципиально отличается от джунглей. Нет, конечно, свадьба - это не просто поход, но по-моему проще взять с собой деньги и купить наряд на месте, чем тащить его через всю пустыню."
И все же ее не покидало ощущение, что она упускает что-то важное. Она снова перебрала в уме содержимое рюкзачка, и не нашла изъяна, поглядела на себя в зеркало (как это обычно делала Люкси). Из зеркала на нее смотрела довольно симпатичная загорелая девушка с зелеными глазами и изрядно выцветшими от постоянного солнца волнистыми волосами.
"Попросить что ли у Люкси ее изумрудное колье померить? - неожиданно подумала она, - мне бы пошло под цвет глаз. Нет, лучше диадему. Ну и платье конечно соответствующее...Ой, чего это я? Я ж вроде о путешествии должна думать, а не о диадемах там всяких. Хотя на свадьбу султана было бы в самый раз...Свадьба! - хоббитянка хлопнула себя по лбу, как раз по тому самому месту, где только что воображение рисовало крупный изумруд в серебряной оправе. - Как же можно ехать на свадьбу без подарка! М-да, однако задачка, что подарить царю, у которого и так все есть?"
За ответом Фаэль полезла на чердак. Наверное, даже папа об этом не знал, но в Конторе имелся замечательный чердак, на котором конечно же валялась куча разнообразного старинного и не очень хлама. Понятно, что всякими дорогими побрякушками, камнями, лошадьми, коврами и шелками царя не удивишь. Значит, надо дарить то, чего у него точно нет и быть не может, и совершенно необязательно при этом влезать в большие затраты.
Вот например...
Нет, автомат Калашникова мы точно дарить не будем, это уже контрабанда получается. Да и мало ли что, как бы он этот автомат против нас же не применил. Нет, надо что-то более мирное.
Зеркало. Кривое. А что, пусть посмеется! Хотя кто их знает, этих царей, может у него плохое чувство юмора...
Старая клавиатура - ну это точно ни к чему, разве что целиком компьютер ему подарить, но это мы не потянем. Да и подданых жалко, подсядет еще на интеренет и зачахнет государство без твердой руки.
Хоббитянка неосторожно сделала шаг назад, наступила на мячик, потеряла равновесие и упала пятой точкой на что-то твердое. Что-то твердое вдруг запело хриплым мужским голосом:
"Поговори хоть ты со мной, подруга семиструнная,
вся душа полна тобой, а ночь, а ночь такая лунная..."
От неожиданности Фаэль подпрыгнула, а потом принялась разгребать из-под мусора это загадочное нечто.
Нечто оказалось небольшой коробкой с кнопками.
Хоббитянка пощелкала кнопками, обнаружила внутри коробки маленькую - с ладонь - прямоугольную штуковину с пленкой, поняла, что музыка записана именно на ней (без нее коробка не играла), с восторгом вытащила чемодан, полный музыкальных штуковинок, и радостно поволокла добычу в свою комнату, решив, что это будет просто замечательный подарок на свадьбу.

elena Прекрасная леди (6 Июн 2008 19:57)

В кабинет господина Флавиуса вошел секретарь с докладом о том, что в приемной сидит голубая крыса и требует встречи с начальником департамента. Флавиус кивнул и насмешливо посмотрел на вошедшую, а потом на забранную решеткой отдушину. Елена махнула лапой.
- Да брось. Это я в прошлый раз повыпендриваться захотела. Но если бы я знала, какое извращенное чувство юмора было у кого-то из моих предшественников!.. Представляешь, заставить выгрызть в стенах квадратный ход! Мало того, что я всю паутину на усы собрала, так еще и сама чуть квадратной не стала, - крыса уселась поудобней на кресле. - Ты знаешь о последних событиях на пляже?
Флавиус молча кивнул.
- Так вот, с появлением этого Синдбада у нас все кувырком пошло, и нечего на меня ехидно щуриться, сейчас уж совсем зашкаливает. Я б эту молодежь, особенно Альку… Вчера усыпила меня, конечно нечаянно, ага, так после пробуждения я себя еще и вести начала, ну мягко говоря, неадекватно. Выпрыгнула на голову этому придурку и чуть уши ему не покусала, на полном серьезе. Ну, вот когда я себя так вела?! А теперь нужно с караваном идти, за Сином приглядеть, да и на свадьбу посмотреть. А где я спрячусь? Там же нет ни одной повозки, одни верблюды!!!
Флавиус встал, подошел к стенному шкафу и вынул из него какую-то черную тряпку.
- Вот это нам прислал Соломон, паранджа называется, считается, что под ней женщина защищена от солнца и сохраняет кожу белой, - в голосе Флавиуса была явно слышна усмешка. - Наденешь на лапы сапожки, хвост спрячешь в шароварах и, стоя на задних лапах, вполне сойдешь за карлицу.
- Ты гений! Всегда это подозревала. Буду у Люкси служанку изображать. Никто и не удивится, что мы в одном паланкине едем. Давай возьму для образца. Еще и Люкси уговорю, она, как увидит, что ее кожа грубеет и обветривается, так быстро в эту паранджу вскочит! Но вообще-то, я не за этим сюда пришла. Вот скажи, почему этот царь нездешний вдруг аж девять хинских жен запросил? Да еще и царских кровей. Ты уж не обижайся, но на взгляд не-хина ваши девушки не особо красивы, ну, экзотичны, конечно, но вот зачем девять то?
Флавиус развел руками.
– Ну, ты б все равно не сказал, от тебя разве дождешься?!- усмехнулась Елена. - Мне такая идиотская мысль пришла, а что, если его разведка доложила, как ихние императрицы махались ножками на свадьбе у Шеллара? И захотелось ему тоже иметь таких рукопашников? Ну, чтобы голой пяткой на меч они, конечно, не смогут, но вообще-то сами по себе оружие еще то. Просто так Лао не дал бы бойцов, а так - жены, и, если их приласкать, обогреть и обслужить… ну там маникюр, педикюр… так они для любимого мужа еще по десять бойцов каждая обучат, и готов спецназ.
Флавиус задумчиво постучал по столу карандашом, и глаза его стали отсутствующими. Елена обернулась уже в дверях.
- Да чуть не забыла! Я тут в коридоре самородка нашего встретила, вы что, совсем охренели?! Вы ж его закормили как поросенка, вместо поджарого оперативника шарик на ножках!!! И учти, жирный крыс живет в два раза меньше худого, так что если мастер перевоплощения тебе нужен, на диету его и на полосу препятствий!

Тихий Горячий кабальеро (7 Июн 2008 13:52)

Поднявшись по лестнице, Лестард сразу наткнулся на пару охранников. В грудь ему смотрели два острейших хинских меча, а в глаза – два не менее острых хинских взгляда.
- Гюль Ча-Тай, - произнес он.
Охранники опустили оружие, и один из них проводил его до двери в комнату. Лестард привычно оглядел себя, а затем коротко постучал. Дверь открылась сразу же, и на него уставилась немигающим взглядом весьма миловидная хинская девушка. Порассматривав его некоторое время, она посторонилась.
- Проходите.
- Спасибо. Я ищу Гюль Ча-Тай. Это вы?
Девушка кивнула.
- Старший расследователь Департамента Безопасности Леонард Лестард. Мне поручено сопровождать вас в путешествии.
- Очень хорошо. Сейчас я позову остальных девушек. Присядьте.
Она выскользнула за дверь, а Леонард неторопливо оглядел комнату. Обычный номер средней руки гостиницы, без особых изысков, но достаточно комфортный. Лестард на пробу сел на стул, стоящий перед небольшим трельяжем, и развернулся в сторону комнаты. Девушки рассядутся вот на этот диванчик и на кровать, им вполне хватит места, и все будут перед ним.
Дверь раскрылась. Лестард молча стоял и наблюдал за входящими. Девушки, как он и предполагал, садились на диван и на кровать. Последним вошел невысокий и ярко одетый хин. Левая половина лица у него была нормально для хинов желтовато-белого цвета, а вот правая переливалась всеми цветами, от густо-фиолетового до нежно голубого и зеленовато-желтого. И без того узкий глаз окончательно заплыл, зато оставшийся сверкал так яростно, будто хин собирался кого-то прибить на месте. На его щуплом теле висло сразу два меча и не меньше трех кинжалов, носки высоких сапог были обиты железом. При всем своем гоноре, мелкий хин выглядел как очень дешевая пародия на Флавиуса. Лестард мысленно ухмыльнулся, вспоминая своего начальника и сравнивая его с этим фруктом.
Тем временем Гюль Ча-Тай рассадила девушек и присела сама.
- Знакомьтесь. За Рина, Джами Ля, Гю Зель, Са Ида, Ра Хиса, Зух Ра, Лей Ла, Зуль Фия. А это наш начальник охраны Чу Вак. Он, к сожалению, по ортански не понимает.
- Очень приятно, - склонил голову Лестард, - А меня зовут Леонард Лестард, я буду сопровождать вас в Бэдат. Наш отряд выходит завтра утром, Через три дня мы планируем достичь границы Белой пустыни, где нас встретит проводник. Надеюсь, у вас все готово к выходу.
Одна из девушек тихо переводила Чу Ваку слова старшего расследователя. Когда Лестард закончил свою речь, хин вскочил и что-то замяукал противным голосом, тыкая в него пальцем. Гюль Ча-Тай перевела.
- Чу Вак хочет знать, кто поведет отряд. Он не доверяет вам, и считает, что сам должен идти с нами вместо вас.
- Передайте ему, что такова была воля Его Величества Лао Чженя. Ему это должно быть прекрасно известно.
- Он говорит, что Лао Чжень молод, горяч и чересчур доверчив, а ваш лживый король запудрил ему последние мозги. Прошу прощения, это не мои слова…
Лестард принял скучающий вид.
- Напомните ему, что он говорит с сотрудником Департамента Безопасности при исполнении. Ещё одна фраза в таком ключе, и я буду вынужден обвинить его в клевете и поклепе на Его Величество, после чего он, вероятно, отправится в Хину под конвоем, и будет передан для суда Его Величеству Лао Чженю. И, насколько я знаю хинские традиции, долгих церемоний в данном случае не будет. Пусть скажет спасибо, что ему простили нападение на королевского паладина.
Когда Чу Ваку перевели, здоровая часть его лица пошла пятнами, а сам он схватился сначала за меч, потом за голову, а после выбежал из комнаты. Его проводил взгляд десяти пар глаз, а потом девять из них повернулись к Лестарду. Тот, как ни в чем не бывало, продолжил:
- Руководить группой будете вы, Гюль Ча-Тай. Я же буду охранять вас по мере сил, но в то же время, буду сохранять свободу маневра.
Когда он сказал «охранять», некоторые девушки недоверчиво захмыкали.
- Я прекрасно осведомлен, что все вы обучены боевым искусствам, однако девять девушек, охраняющие сами себя, и идущие по пустыне без мужчины, неизбежно вызовут крайне нездоровое любопытство. Именно поэтому в сопровождающие выбрали мужчину.
Лестард обвел девушек оценивающим взглядом.
- Гю Зель, - позвал он.
- Да? – откликнулась одна из девушек.
- В досье было указано, что вы маг. Назовите специализацию и уровень.
- Школа Змеиного глаза, бакалавр. Насекомых и прочих гадов можете не опасаться.
- Отлично. Что ж, сейчас я вас покину. Встретимся завтра во дворе гостиницы, на рассвете. И, уважаемая Гюль Ча-Тай, усмирите своего стража. Мне не хотелось бы исполнять свою угрозу.
- Чу Вак всегда был таким. Он дальний родственник бывшего императора, и был одним из его телохранителей. Очень недолго, начал работать всего за неделю до попытки переворота… Он старый солдат. Не судите его строго, он часто перегибает палку, но все же он верный человек.
- Я учту это, спасибо, Гюль Ча-Тай.
- Называйте меня просто Гюль. Меня все так называют.
- Хорошо, Гюль. А вы называйте меня Леонард. И до свидания.
- До свидания, Леонард.

elena Прекрасная леди (7 Июн 2008 23:37)

Это был еще один спокойный день, когда можно посидеть на берегу и поболтать. Тем более что Люкси призналась, что не знает сказок Востока. Хани с Еленой с удовольствием взялись ее просвещать. Подошли Алька, Фаэль и Дракоша уселись и улеглись на песок. Больше всего понравились рассказы о джинах,
-Вот бы и нам найти джина!- воскликнула Алька, и в ее глазах прыгали такие веселые чертики, что любой джин, увидев их, испугался бы.
- Опять восточный мужик, - поморщилась Елена. - Тебе, что одного мало?
- Ну, джинну, - не растерялась Алька.
- Джинов-женщин называют джинния, - поправила Ханаэль, лучше всех разбирающаяся в восточных сказках. И ,отвечая на удивленный взгляд Эби, добавила: - А ты что думала, они методом деления размножаются?
Девушки начали оживленно обсуждать, как хорошо было бы выловить бутылку с джинией, совершенно не замечая, что вода у берега подозрительно забурлила, а потом успокоилась. Морской щенок вспомнил, что совсем недавно видел за рифом запечатанную бутылку. И когда к ногам компании вылетела из воды бутылка с интригующей надписью «Джин-тоник» на этикетке, все несколько растерялись. И только Алька, радостно завизжав, схватила бутылку и выдернула пробку. Вопль Елены «СТОЙ!!!» и Ханино «Нет!!!» прозвучали уже под шипение вытекающего из бутылки дымного облака. Вместо гигантской фигуры, ожидаемой всеми, на песке пляжа сидела зареванная девушка в жилетке и шароварах.
- Ой!- сказала Алька.
- Ух-тыыы! - выдала Фаэль.
- Ни фига себе... - зажала лапой рот Дракоша
- Допрыгались!- хором сообщили Елена и Хани. И все вместе вопросительно уставились на джиннию. Та вытерла слезы, вызывающе выпятила челюсть и заявила:
-Выполняю ТРИ желания на ВСЕХ!!!
Реакция « осчастливленных» ее явно обескуражила. Радостно взвизгнувшей девушке тут же зажал лапой рот голубой дракон, вернее, драконица. Но лапа была слишком большой и зажала, вместе со ртом, нос и глаза. Остальные почти одновременно сказали:
- Вот уж спасибо!!! - с явным сарказмом.
- Опять?!!!! – с таким же явным ужасом
- Спасибо мы, как-нибудь сами!- с насмешкой. И хором:
- ЭББИИИ, отпусти Альку!!! Она сейчас задохнетсяяя!
Приведенная в чувство, Алька обиженно надулась, а Хани, глядя на опешившую от неожиданности джиннию, вдруг предложила:
- Знаете, девушка, а давайте мы подарим вам эти три желания, и вы загадаете все, что захотите сами!
- Но, но… - начала, заикаясь, джинния, - ТАК вы подарите мне свободу? Это невероятно! И подозрительно оглядела этих странных существ, явно ожидая подвоха. А в ответ услышала смех, и голубая крыса пояснила:
- Наша контора как раз и специализируется на невероятном!!!
В кабинете Шефа, Джина, так звали джиннию, рассказала в общем- то обычную историю. Отец хотел, что бы она вышла замуж, а она хотела поступить в дворцовую охрану. Она с детства тренировалась как воин, отец и тренировал, а теперь в жены! Ну и отказалась наотрез, а папенька наказал, запихнул в бутылку, и в океан на пару сотен лет, чтобы остыла. А она и наплакаться не успела, как наш щенок ее бутылку нашел. А так, как мы ей дали свободу, она обязана нас отблагодарить.
Попутчик слушал, кивал головой соглашаясь, но глаза оставались задумчивыми, уж очень все складно получалась

Hanaell Прекрасная леди (8 Июн 2008 00:23)

Совместно с Еленой

Контора пребывала в состоянии бардака. Не сказать бы, что раньше в ней был порядок, но сейчас творилось что-то невообразимое! Везде были разбросаны сумки, вещи находились в самых неподходящих для них местах, Алька готовила импровизированный "патронташ" из самых необходимых зелий и реактивов - получалось внушительно. Хани отбирала часть пробирок, но они тут же возвращались на место. Люкси размышляла, куда бы уложить свой маникюрный набор, рядом болтался унылый Толик, дверь кабинета шефа не закрывалась - все время с ним кто-то хотел посоветоваться или посоветовать, а посреди всего этого дурдома восседал Синдбад. Он заинтересованно наблюдал за Люкси, но на лице его мелькали следы беспокойства.
Входная дверь открылась и вошел Курт:
- Выход каравана откладывается на один день.
- Почему?! - все недоуменно уставились на Курта. - Чего ждать-то?!
- Благоприятного расположения светил - ответил Курт.
Не ожидавшие от охранника такой фразы сотрудники конторы слегка обалдели, а затем кинулись наперебой расспрашивать:
- Как? Чего-чего? Зачем? Почему?
Курт только недоуменно пожал плечами.
- О Аллах! Слава тебе. что в этом диком краю нашелся благоразумный караванщик, согласующий свои пути с движениями звезд! Буль благословенны его дни, ибо, возможно, благодаря ему исхд путешествия будет удачным! - вопил Синдбад.
Посреди этого гвалта никто не заметил откуда в комнате появилась маленькая фигура в черном до пят одеянии. В прорези одеяния сверкнули внимательные глаза и безошибочно остановилась на Люкси.
- О светлоликая госпожа! - бросилась пришелица (явно дама - судя по голосу) к Люкси и бухнулась на колени. - Да благословит Аллах твои дни! Да пошлет он тебе много детей и силу твоему мужу! Да продлятся твои дни!
Люкси с опаской косилась на вопящую девицу и отступала мелкими шажками, пока не наткнулась на стенку.
- О горе мне! Ничем не могу отблагодарить прекрасную госпожу за ту милось, что мне оказалась! Уж не надеялись мои глаза увидеть вновь родное небо! О госпожа, денно и нощно буду благодарить Аллаха за то, что дали вы мне возможность вернуться в родные края! Не сочтите дерзостью мое желание в качестве благодарности служить Вам во время пути! Я понимаю, что это ничтожно, но больше ничего не могу вам предложить...
У обитателей Конторы создалось смутное ощущение, что этот голос они уже слышали... Даже не то чтобы слышали сам голос, а как-то странно знакомыми были ехидные интонации в стенаниях.
- Э... А... А ты кто вообще? - первой опомнилась Алька.
- Я - бедная простая девушка, меня продали в рабство еще ребенком, но добрый господин выкупил меня, воспитал, как родную дочь, согласно законам Шариата учил Корану, игре на зурне, читал великих поэтов. Я обучена так же премудростям кухни, шитью и всему, что положено женщине.
- А это чего на тебе?
- Паранджа, как положено по закону...
- Слушай, - пришла в себя Люкси, - да сними ты эту тряпку! Тут же все свои!
- Не просите, уважаемая, если вы хоть чуточку имеете жалости к своей покорной служанке, потому как я родилась карлицей и родители, когда поняли, что я не вырасту и не смогу выйти достойно замуж, бросили меня на произвол судьбы, а судьба была такова, что блуждая по миру повстречала я камышового кота, который изуродовал мое лицо и тело. Торговцы рабами нашли меня и хотели убить, но потом решили, что меня можно продать как диковинку - и оставили жить, да продлит Аллах их дни! И вот когда мой учитель и благодетель узнал о возможности наконец вернуть меня на родину, он благословил меня и в дорогу дал котомку, в которую можно сложить практически что угодно, потому как обладает она магическим свойством быть снаружи меньше, чем изнутри, а изнутри она бездонна!
И загадочная девушка помахала перед носом Люкси котомочкой, подозрительно смахивающей на ту, которую подарил совсем недавно Елене Ден-Дан, сказав, что его последняя разработка нуждается в полевых испытаниях.
За этой сценой с усмешкой наблюдал Шеф.
- Уважаемая, - подал он голос, - не окажете ли мне честь побеседовать?
Уважаемая с достоинством поклонилась новоявленной госпоже и скрылась за дверью кабинета.
- Ну, Елена, сымай паранджу! – велел Попутчик.
Содрогающаяся от хохота крыса выпуталась из складок одеяния и заржала в полный голос.
- И кто ж тебя надоумил-то?
- Фла-авиус! – заикаясь ответила Елена. – А что? Вполне удачная версия: карлица, прислуживающая Люкси за провоз на историческую родину. Я тут и для Люкси кой-чего сообразила. – и Елена откуда-то из груды темных тряпок выудила еще одну паранджу, но большего размера.
- Не думаю, что Люкси когда-либо согласится это надеть, – скептически заметил Попутчик. – И не представляю как ты ее заставишь.
- Очень надо! – Хмыкнула Елена. – Сама впрыгнет, как миленькая – вот только позагорает под солнцем Белой Пустыни.
В это время изрядно погрустневший Синдбад наблюдал за очередной семейной сценой.
Люкси обрадовано ухватила котомку и подала ее Толику:
- Вот! В это соберешь все, что не поместилось в мои чемоданы!
- Но дорогая! – Толик с отчаяньем переводил взгляд с Люкси на котомку и обратно. – Я же только что все разложил по полочкам!
- Вот и замечательно! Теперь ты точно знаешь что и откуда брать! – отрезала красавица.
Синдбад слушал и наблюдал внимательно. Да, из этой красавицы получится отличная хозяйка гарема, но тогда в гареме лучше будет не появляться.

Морис Горячий кабальеро (8 Июн 2008 15:11)

Сбор вещей – занятие не самое приятное. Однако один-два ученика волшебника способны своими идеями превратить его в каторгу. Например, придумав бездонную котомку. К тому моменту, когда Толик сложил в нее все, что его дорогая супруга собиралась взять с собой в пустыню – включая теплые свитера, туфли на каблуках и вечерние платья, он был готов проклясть все на свете. Однако котомка действительно оставалась невесомой. В этом Ден-Дан тоже не ошибся. Похоже, что полевые испытания, к несчастью, проходили успешно.

Решив продемонстрировать супруге результаты своих усилий, Толик подхватил котомку и направился в приемную. Люкси сидела за своим столом, но далеко не в одиночестве. Естественно, неподалеку устроился приставучий Синдбад, пожирающий ее глазами, а на приемном столе устроились Алька и Джина. Радостная джинья с удовольствием показывала восхищенной девушке свои умения. Судя по подсыхающим лужам на полу, только что в приемной демонстрировали фонтан или водопад.
Толик поставил котомку на кресло и присоединился к экспериментаторам, с интересом наблюдая за действиями джиньи, желая разобраться с сущностью ее магии получше. Даже не замечая, что Люкси поглядывает на него с каким-то подозрением.

-А еще, - продолжила Джина, - я могу вызвать ветер.
-Только не сильный, - предупредила Люкси, - не испорть мне прическу.

В этот момент острый загорелый мужской локоть незаметно для всех подтолкнул открытую котомку. Часть вещей посыпалась на пол, а призванный гиперборей подхватил их и принялся носить по Конторе. Возмущенная Люкси пыталась спасти свое «не самое любимое, но так хорошо сидящее платье» от очередного кутюрье, Алька загибалась от хохота, а Толик был готов провалиться сквозь землю.

Смущенная Джина одним движением руки убрала натворивший столько бед ветер. Люкси уже была готова высказать растяпе-супругу, не закрывшему котомку, все, что она о нем думает, как вдруг заметила, что они – не одни. В дверях Конторы стоял невысокий хин, явно не решающийся войти внутрь. Хины обычно не демонстрируют богатую мимику, однако на лице у посетителя явно было написано «невероятнейшее удивление, смешанное с долей испуга и волнением, что он попал не в Контору, а в сумасшедший дом». Точно оценить состояние гостя было нетрудно, поскольку подобное чувство испытывали почти все, ступающие на этот порог в первый раз.

«Неужели клиент?» - подумала Люкси. – «Как неловко. О нашей Конторе и так черт знает что говорят. А шеф даже не пытается покончить с беспорядком, от которого, между прочим, страдает репутация. Что же, опять придется действовать самой».
Собрав все свое обаяние, она поспешила навстречу хину.
-Добрый день, чем можем вам помочь?
-Пусть всю жизнь над вашей головой светит солнце, прекрасная госпожа, - с волнением произнес хин. – Я бы хотел видеть господина д`Орвиля Мориса.

«Хм, странные у Мориса гости – то лондрийские племянницы, то посланцы поморских тетушек. Интересно, кто у него в Хине? А еще утверждает, что он – галлантец.»
-Пожалуйста, присаживайтесь, сейчас я его позову.
«Хотя вряд ли мне стоит беспокоиться. Сейчас он явно выйдет сам, чтобы разобраться, что тут за шум. Живет он у нас не так давно, и пока еще не привык….»
-И простите за небольшой беспорядок, мы просто готовимся к поездке, собираем вещи.
-Что вы, что вы, я так и понял, - вежливо ответил хин.

В этот самый момент, как и предсказывала Люкси, Морис спустился с мансарды, с беспокойством оглядывая поле битвы…, то есть приемную. Мысленно он уже анализировал очередную неприятность и оценивал, как этот факт вписывается в череду странных событий, свалившихся на них в последнее время. Когда его взгляд наткнулся на посетителя, Морис невольно расплылся в радостной улыбке, глаза его потеплели и, забыв о беспорядке, он поспешил к нему. Хин тоже приподнялся с кресла.

-Ну Глянь, дружище, как я рад! Что тебя занесло в наши края?
-Глянь Ну, дорогой друг, меня все еще зовут Глянь Ну…. Желая проведать старого друга, решил повидать те благословенные края, которые он так ярко описывал при нашей встрече, и насладиться чудесами Эгинского Пляжа.

Поскольку такое витиеватое вступление в переводе с церемонно-хинского означало – «Морис, у меня неприятности, и только ваша странная Контора может мне помочь…», галлантец подхватил своего университетского друга под руку и повел его вверх по лестнице.

-Так, пойдем ко мне в комнату, поговорим. Предупреждаю, у меня там беспорядок… Но не такой, как здесь! Я просто вещи собираю…
-Да? - подавил возникшее волнение Глянь Ну. – Ну что же, это радует…

---------------

Тем временем попутчик сидел в кабинете в своем кресле и размышлял. В первую очередь, заслужил ли он бокал коньяка за свои сегодняшние труды? Ответив на этот вопрос утвердительно, он переключился на остальные, менее значимые проблемы. А именно: почему море уже второй раз приносит к порогу Конторы странного посетителя? Пока что это оставалось загадкой. И, наконец, продолжать ли ему разбирать бумаги, поскольку всякий раз, когда он за это дело берется, его кто-то отвлекает? Поборов лень, он взялся за очередной листок, и тут же раздался стук в дверь.

-Шеф, извини, но у нас к тебе дело, которое нужно обсудить, - произнес Морис, входя в кабинет вместе с неизвестным хином. – Позволь тебе представить – Глянь Ну, мой товарищ по университету в Порт-Альбе. Недавно поднялся с должности третьего помощника четвертого летописца из правой канцелярии Главного Императорского Библиотекаря аж до должности восьмого цензора левой канцелярии. В общем, крупная фигура в научном мире Хины. Именно он в свое время раздобыл для нас карту древних свинских городов.

Хин церемонно поклонился и затеял витиеватое приветствие, очень напоминающее давние лекции Мориса. В этот момент попутчику стало ясно, кто научил Мориса произносить огромное количество ничего не значащих слов, складно составленных в ничего не значащие предложения.

-Я тоже рад познакомиться, - произнес попутчик, - вы очень нам помогли в истории со свинками. Но давайте перейдем к сути сегодняшнего дела. Чем мы можем вам помочь?
-Дело в том, что помощь может оказаться взаимной, - отметил Морис. – Но если по порядку, то, как сообщил мне Глянь Ну, недавно на заседании Международного Совета произошел интересный случай…
-А при чем тут политика? - перебил попутчик.
-Политика тут как раз очень даже при чем. На этом заседании появился некий таинственный посланник, который за огромный выкуп из драгоценных камней попросил у императора Лао Чжэня руку, точнее руки сразу девяти девушек для своего господина – царя Соломона. Судя по описанию посланника, внесенному в летопись хинского двора, это – тот самый, что принес нам приглашение на свадьбу.
-Интересно, очень интересно, - попутчик задумался. – Так вот на какую свадьбу нас зовут!
-Да, - подтвердил Морис, - получается, что жених никогда не видел невест, даже не знает, кто они. Тогда для чего Соломон затеял все это?...
-Ну, женщин он любил всегда, но…

В возникшую в разговоре паузу неожиданно встрял хин.
-Если мне будет позволено, я хотел бы задать вопрос. То, как вы говорите об этом царе Соломоне, подтверждает мою догадку, что вы что-то знаете об этом человеке, не так ли? И не будет ли с моей стороны неуместным попросить вас поделиться со мной этой информацией?
-Да, - подхватил Морис, - проблема в том, что, вернувшись домой, император Лао Чжэнь занялся не только подбором невест и занесением данного важного события в летописи.
-Особенно следует учесть, что в число предназначенных царю Соломону невест вошла одна из родственниц нашей благословенной Императрицы, да продлят Боги ее дни, - затянул цензор. - И наш Светлейший Император, да продлят Боги его дни, выказал значительную обеспокоенность и свойственную нашему государю предусмотрительность и мудрость…
-Короче говоря, - перебил его Морис, – Лао Чжэнь собрал всех сотрудников библиотеки и велел им рыть носом землю, но подать информацию о том, кто такой царь Соломон, к которому он посылает своих подданных, включая любимую тетю любимой супруги.
-Тех, кто принесет эту информацию, Светлейший император обещал наградить, - продолжил хин. – Но если никто ничего не найдет, то….
-А как ты понимаешь, - опять перебил Морис, - никто о царе Соломоне ничего не найдет. Знают о нем только переселенцы, а государственная программа по их адаптации есть только у Шеллара…
-И что же вас ждет? – решил уточнить попутчик, и неожиданно хин ответил ему очень коротко, явно не желая даже представлять себе подобный ужас.
-Нанять новых чиновников не трудно. Работать в Императорской Библиотеке мечтают все. А улицы подметать некому…

-Ну что же, - попутчик удобно устроился в кресле и вытянул ноги, - проблемы я никакой не вижу, вы пришли по адресу. И я, и Морис кое-что знаем о царе Соломоне. Даже книжку о нем читали. Поделимся с твоим старым другом Библией?
-Этот способ мне приходил в голову. Но… ты забываешь, на каком языке у меня Библия! Почти никто из обитателей этого мира ее не прочитает. Вот я и думал – не ли у тебя какого-то знакомого переселенца, который мог бы перевести, точнее, записать хотя бы пару отрывков? На ортанском, хинском, мистралийском – любом, дальше уже Глянь Ну сам разберется. Чтобы ему перед Императором не вдаваться в подробности, из какого мира этот царь Соломон, и в какие времена он жил! Я бы и сам это сделал, но нам нужно уезжать. Если нет другого выхода, я, конечно, останусь, сам переведу, но…

Глаза хина наполнились надеждой. Попутчик на некоторое время задумался, но потом, словно решившись на что-то, взмахнул рукой и принялся копаться в окружающих его кучах бумаг.
-Нет, к переселенцам обращаться не будем. Так, я же ее только недавно видел, еще выбросить хотел! Есть тут у меня одна бумажечка на лондрийском. Они же там все на традициях и спорте помешаны, и обожают устраивать соревнования лучников, бойцов на мечах и, главное, менестрелей. А я когда-то ухаживал за графиней Дерби. Не нынешней – эта выглядит как лошадь и обожает скачки, а за ее бабушкой. Она была королевской фавориткой и первой красавицей двора. Ну и я ради нее сдуру согласился участвовать в конкурсе менестрелей. А чем можно поразить женщину, как не словами о любви? Вот я и решил удивить ее тем, чего она точно никогда не слышала, и выступил с Песней Песен. Естественно, по-лондрийски. Графине так понравилось, что она попросила меня рассказать еще что-то о Соломоне. Ну, я, конечно, записал для нее и другие главы. Пришел к ней вечером, чтобы показать, как мы и договаривались. Ну, мы их всю ночь комментировали! А через несколько дней я обнаружил, что я ей свои записи даже не отдал, они у меня в кармане остались…

И попутчик подмигнул собеседникам, протягивая им несколько смятых листков пергамента.
-И учти, кстати, что если Песню я пару дней переводил, то с остальным за день уложился. И с чего это ты задумал отказываться от поездки ради этого перевода?
-Так, можно посмотреть? – протянул руку Морис. – М-ммм, да… А здесь… А тут… Нет, вот тут бы я поправил … Но как звучит… Слушай, я все понимаю, но перевел ты, мягко говоря, не точно. Не как написано, а как чувствовал. Зато сколько здесь вдохновения! И непонятно, ругать тебя или восхищаться твоим музом?
Собеседники даже не заметили, как в стене отодвинулась какая-то декоративная панель, и из-за нее выглянули изумрудные заячьи уши. Они, казалось, внимательно прислушивались к тому, что творилось в кабинете.

-Ты же знаешь, переводчик прозы – это переводчик, но переводчик поэзии – это поэт. А Песнь Песней – это поэзия любви, - чувствовалось, что на попутчика снизошло вдохновение, как будто он вновь признавался в любви графине Дерби-бабушке. - А вот и биографические куски. Берите, господин Глянь Ну, и идите на доклад к императору. Можете ему сказать, что получили эту информацию от меня. И что я лично общался с царем Соломоном! Пока спецслужбы вашего императора все это переварят, мы уже отправимся в путь.
-Я безмерно благодарен вам, - с волнением произнес Глянь Ну. – И за ваш благородный жест, за то, что вы ради меня расстались с документом, напоминающим историю вашей любви, я готов вас вознаградить.
-О чем вы, господин Глянь Ну? – возразил попутчик. – Это – всего лишь бумага. А чувства остались в душе, в воспоминаниях, и никуда не денутся.
Изумрудный заяц одобрительно мотнул головой.

-И все же, - настаивал Глянь Ну, - я хочу вас отблагодарить и знаю, как это сделать. Я уже говорил Морису, что в летопись хинского двора, хранящуюся в нашей Библиотеки, ежедневно вносится вся важная информация. В том числе в нее была помещена одна из копий карты, которую оставил посланник царя Соломона. Оригинал карты был отдан господину, который будет сопровождать невест к царю, – по настоянию посланника сопровождающий будет всего один. А одна из копий карты попала в нашу Библиотеку. Я смогу сделать копию с нее и прислать вам почтовым попугаем.
-Спасибо, ну что же, не будем отказываться, эта информация нам будет интересна, - поблагодарил попутчик.
-Только на сей раз мы тебе дадим другого попугая, - улыбнулся Морис, - и, смотри не перекорми его, как бедного попугая Вам.

-----
Когда за гостем и отправившемся его провожать Морисом закрылась дверь, попутчик поудобнее устроился в кресле и задумался.
-Что же творит царь Соломон? Зачем ему хинские жены? И почему их должен сопровождать всего один человек? Кстати, бедный парень – он один на девять капризных, избалованных и беззащитных девиц…. Как я его понимаю!

elena Прекрасная леди (8 Июн 2008 20:22)

Постепенно сборы сошли на нет, все сумки и рюкзаки были благополучно перегружены в бездонную котомку. Люкси вспомнив инструкции Ден-Дана, что нужно представить ту вещь, которая тебе нужна, потренировалась. Получилось не сразу, но когда такие мелочи могли остановить Люкси?
На Синдбаде проверили пункт на неукрадаемость котомки, попросив ничего не подозревающего мужика переложить котомочку со стола на диван. Потом, конечно, , глядя честными глазами искренне извинялись и уверяли, что ни о чем подобном не подозревали! Синдбад затравленно переводил взгляд с одной девушки на другую.
Джина, почему-то кашляя, схватила родную бутылку и выскочила на пляж. На берегу размахнулась, зашвырнула родной джин-тоник как можно дальше в океан и повернулась к стоящей рядом Альке.
- Ну и? Спрашивай уже…
- А ты теперь не можешь уже желания исполнять? - покраснела, но все же спросила Алька.
- А что ты хотела? - в голосе Джини явно слышалось разочарование.
- Снова стать эльфийкой, - почти шепотом ответила девушка.
- Снова?! А ты что ею уже была? - изумилась Джина. И вдруг вскрикнула от неожиданности: из воды ей под ноги вылетела очень знакомая бутылка. В прибое радостно кувыркался щенок, ожидая, когда ему опять бросят игрушку. Девушки рассмеялись и зашвырнули бутылку в воду.
- А ты совсем не такая, как рассказывал Синдбад о джинах, - заявила Алька. - Он говорил, что джины коварные и злобные существа. Только и мечтающие, как бы сделать людям гадость! - Джина возмущенно нахмурилась. Занятая очередным броском бутылки девушка этого не заметила и со смехом продолжила. - А Елена возразила этому придурку, что если бы его самого обманом или силой загнали в лампу или бутылку и заставили выполнять дурацкие желания, а потом потеряли или выкинули лет эдак на 800… Так после такого одиночного заключения без права свиданий с родными кто угодно озвереет!!!
Девушки посмеялись, и Алька принялась рассказывать о инопланетянах и их машине желаний, и о том как была эльфийкой…
- А знаешь, когда я была девчонкой совсем, ну, не старше 200, - сказала Джина, выслушав удивительную историю, в которую с трудом поверила, - я мечтала стать человеком!
- Да ты что!!! - изумилась Алька.
- Да, мне казалось, что люди живут так насыщенно, что в их жизни так много событий и приключений. И все из-за того, что они живут так недолго! А мы, джины, такие ленивые и нам мало что интересно, потому что спешить-то нам некуда! Впереди тысячи лет. Как папа смеялся, когда я ему это рассказала.
- И правильно смеялся. У нас знаешь сколько лентяев?! А знаешь, как обидно, когда так быстро живешь! Вокруг столько всего интересного, - и девушка вздохнула.
Но морской щенок не дал им загрустить, притащив в очередной раз бутылку. И не надоест ведь! Он решил разнообразить игру и окатил обеих водой. Возмущенные девушки кинулись ловить безобразника, приведя того в полный восторг. Люкси, Хани и Елена застали троицу барахтающейся и радостно визжащей на мелководье.
- Девочки!- призывно помахала лапой Елена.
Выбравшись на берег и все еще смеясь, Джина взмахнула руками, и одежда обеих мгновенно высохла.
- Фаэль и Эбби мы оставили отвлекать Синдбада, - объяснила Хани.
Девушки фыркнули:
- Бедные они, бедные!
- А теперь поговорим серьезно, - Елена обвела всех глазами. - Завтра в дорогу, причем не вместе. Я как карлица-служанка..
-Слушай, - перебила Джина, - я на тебя наложу иллюзию и, когда ты будешь в парандже, твои лапы будут выглядеть, как руки человека.
- Вот, спасибо! А то я уже хотела в перчатках ходить! А так просто отлично! Вот только как ты с нами поедешь? Еще за одного пассажира караванщик знаешь какие деньги сдерет!
- Ну, я могу превратиться в браслет, и Люкси наденет меня на руку, а в паланкине мы закроем шторы, и я опять появлюсь, - Джина серьезно планировала операцию под названием «Девушки в пустыне». - А там можно развернуть пространственный карман и устроиться со всеми удобствами, кондиционером, ванной… А снаружи как был паланкин, так и будет!
- Класс!- Люкси была в полном восторге.
- Но,- продолжила Джини, - Хани и Фаэль с Дракошей будут далеко от нас, так вот ЭТО для них, - и джинния высыпала на песок кольца. - Если захотите поговорить с нами, сожмите их сильно и говорите - мы услышим. А если кто-то попытается их с вас снять, я сразу почувствую и приду!
Все аспекты путешествия были решены, и девочки отправились спать, а Елена пошла к Шефу. Что-то витало в воздухе, нельзя было понять хорошее или плохое, но тревожило и казалось неправильным. Да, и колечко Шефу не помешает, так для контроля.

Luxoria Прекрасная леди (8 Июн 2008 22:51)

Караванщик мирно посапывал, сидя на раскладном стульчике, и периодически открывая один глаз, чтобы посмотреть на пасущихся верблюдов. Животные мирно жевали близлежащие кустики, томно переглядывались друг с другом и вяло переплевывались, когда становилось совсем скучно.
Вдруг на лужайке появилась весьма колоритная компания. Настолько колоритная, что верблюды даже перестали жевать и выжидающе застыли, вылупив на новоприбывших свои большие круглые глаза.
Караванщик проснулся и тоже вылупился на странную компанию. Перед ним стоял остроухий тип оливковой наружности. На руку типа опиралась довольно красивая девица в таком коротком платье, что один из верблюдов подавился собственной жвачкой, а у остальных глаза стали еще в два раза больше. У араба, стоявшего по правую руку барышни, глаза были тоже не совсем нормального размера, а с подбородка капала слюна. Красавица не обращала на это безобразие не малейшего внимания. Она с любопытством рассматривала шатер и верблюдов, помахивая маленькой кожаной сумочкой. Из-за ее спины выглядывала маленькая фигурка в плотной парандже, из которой виднелись только две маленькие ручки.
- Уважаемый, - заговорил зеленый тип, - почему наш караван еще не готов?
- Господин, я не думал, что вы прибудете так рано, - начал оправдываться караванщик. – Но я как раз успею оседлать верблюдов, пока подвезут ваш багаж…
- Все наши вещи при нас, - девица в коротком платье потрясла маленькой сумочкой. - Никакого багажа нам подвозить не будут. А за причиненные неудобства и задержку с отправкой мы требуем скидки в тридцать процентов!
- Но, госпожа… Это же грабеж! Я и так уступил вам в цене, а если еще и сделаю скидку, то совсем не получу прибыли!
- А если ты не сделаешь скидки, мы натравим на тебя инспекцию из Ортанского комитета по защите прав потребителей, - пригрозила девица. - У тебя же здесь нарушении на нарушении. В правилах предоставления караванных услуг четко сказано: перед входом в помещение должна висеть вывеска с указанием субъекта хозяйствования и режима работы. А у тебя не то, что вывески, у тебя даже помещения нет! Уголок потребителя, конечно же, тоже отсутствует… Правила хранения и размещения верблюдов не соблюдены, персонал не имеет санитарных книжек, а животные – ветеринарных свидетельств. Все вместе – это тянет на штраф в размере двухсот процентов стоимости услуги и закрытие предприятия для исправления вышеперечисленных недостатков.
На протяжении всей речи караванщик бледнел все больше. Наконец, когда бледнеть дальше было уже некуда, он посинел, а потом и позеленел. Толик даже заволновался, что незадачливый предприниматель вот-вот свалится в обморок, и тогда – прощай путешествие! Но восхищаться женой ему это не мешало. Синдбад же, наоборот, несколько спал с лица. Видимо, до него дошло, что с такой женой управляться будет ох как непросто!
Тем временем караванщик пришел не только в себя, но и в полную готовность договариваться. Люксория была заботливо усажена на единственный стул, гостям был предложен ароматный зеленый чай, а сам караванщик развил бурную деятельность.
По его свистку верблюды выстроились в шеренгу, слуги надели на них седла и паланкины и приставили трапы, застеленные красными ковровыми дорожками.
Люкси, бережно поддерживаемая супругом, величественно прошествовала к своему верблюду, забралась в паланкин и, откинув занавеску, заявила.
- А знаете, уважаемый, для вас еще не все потеряно… Сервис весьма недурен. Так что мы, пожалуй, всегда будем пользоваться вашими услугами. С учетом тридцатипроцентной скидки, разумеется…
Караван двинулся в путь, а караванщик в отчаянии стащил с головы тюрбан. Ему хотелось рвать и метать. Рвать на себе волосы и метать громы и молнии в подвернувшихся слуг. Но волосы закончились еще лет десять назад, а наученные горьким опытом слуги попрятались в объеденные верблюдами кусты. Несчастному караванщику оставалось только одно – срочно сворачивать свою деятельность в Ортане и переезжать в Мистралию. И молиться Аллаху, чтобы эта девица не нашла его и там…

Drakosha Прекрасная леди (8 Июн 2008 23:55)

Дракоше не спалось. Провертевшись до утра, она решительно встала и направилась на прогулку по берегу моря. Отойдя шагов на сто от Конторы, она увидела облако, которое спустилось на землю и уютно устроилось в той части пляжа, где песчаные дюны образовывали ложбину.
- Ух ты! - восхитилась Дракоша и решительно зашла в туман.
Побродив немного, она неожиданно услышала какое-то позвякивание и скрип.
- Кто здесь? Ау...Ой!!! - она пребольно во что-то врезалась.
- Ааааа!!! - обиженно проревела Эби и плюнула огнем.
Вредное облако сразу как-то съежилось и исчезло, а Дракоше предстал груженый обоз и пухлый дедок в халате.
- Дракон!! - в ужасе прошептал тот и начал что-то доставать из кармана.
- Вазы!!! - радостно завопила Эби, рассмотрев, что у того в обозе.
Дедок резко перестал нервно дергаться.
- Любезнейший интересуется?
- Любезнейшая желает посмотреть!
Купец не был бы купцом, если бы в любой ситуации не видел возможность продать свой товар, а почтенный Ворхват был купцом в десятом поколении.
- Вот чудесная ваза династии СамВань, посмотрите, какие изгибы, какой цвет. А это династия Пьянь - редкая вещь.
Следом последовали династии Шишь, Сам Пень, известные Дракоше династии На..уй и По..уй.
- А это, - и он осторожно вынул вазу, сплошь покрытую эротичными картинками, - известный мастер Са..уй.
Вазы лежали на песочке и радовали Эби своей красотой
- Ну что, уважаемая, что брать будете?
Дракоша задумалась и ...
-Эби!!! Вот ты где, - раздалось с неба. И на пляж приземлились Степка, Васька и вся компания привидений.
Увидев привидений, почтенный купец как-то весь позеленел и, пробормотав: «Ну, драконы куда ни шло, но привидения !!!», шустро залез на обоз и исчез с легким хлопком.
- Но, почтенный, а вазы...
О купце напоминали только следы от обоза и с десяток ваз на песке.
- Ну не оставлять же здесь всю эту красоту?
Осторожно собрав свою добычу, компания направилась в сторону Конторы

Вазы со всей осторожностью занесли в кабинет шефа, и Эби просунула голову в окно, наблюдая, как он их рассматривает.
- О, эта особенно хороша, - проговорил он, ставя на стол изящную сиреневую вазу династии Пьянь. - А.. А это безобразие - в кладовую.
- Но, шеф, это же сам мастер Са..уй!! Редкая вещь.
- В кладовку.
В кабинет просунулась любопытная мордашка Альки
- Что в кладовку?
Шеф быстро задвинул вазу за спину
- Да так, старье разное. У нас тут новые вазы, забери-ка их отсюда, расставь по Конторе. Будет, что бить.
Алька с подозрением уставилась на невинное лицо попутчика, а потом на вазы
- А откуда?
- Все у Дракоши спросишь, а теперь брысь отсюда вместе с вазами, мне еще надо успеть разобрать до отъезда бумаги!

Luxoria Прекрасная леди (9 Июн 2008 12:13)

Но бумагам, похоже, не суждено было стать разобранными. Едва захлопнулась дверь за Алькой, на пороге кабинета попутчика возникла Насерад Кобельё собственной персоной. Из-за ее плеча смущенно выглядывал Фаэль.
- Папа, мы к тебе, - начла хоббитянка, но Насерад перебила ее извинения.
- Надеюсь, я не помешала? – она вплыла в кабинет, внимательно осмотрела кресла, хмыкнула и присела на диван. – Я понимаю, что ты так рад меня видеть, что даже онемел, но все равно здравствуй!
- Здравствуй, - кивнул попутчик и перевел взгляд на дочь. Фаэль продолжала топтаться на пороге.
- Ты или заходи, или выходи, - усмехнулся попутчик.
- Иди, деточка, - милостиво кивнула Насерад, - дальше мы сами.
Фаэль обрадовано кивнула и скорее захлопнула дверь.
- Какими судьбами? – попутчик достал из сейфа бутылку вина, покрутил ее в руках, оглянулся в поисках штопора, и усмехнулся, вспомнив известную песню Насерад. – Только не говори, что соскучилась.
- Ой, тебе бы побольше самокритики и цены бы не было, - Насерад приняла из рук собеседника бокал, наполненный вином, отпила глоток и улыбнулась, - я понимаю что поверить в это трудно, но соскучилась. Правда, не по тебе. Она взглянула на попутчика поверх бокала, улыбнулась и показал язык, - что, съел?
- Ну, куда нам соперничать с таким мачо, как Курт, - попутчик выпил вино, отставил бокал и откинулся на спинку кресла. – Я так понимаю, что Контора останется без охраны в наше отсутствие.
- Ну что ты, разве я могу подрывать обороноспособность Пляжа, - возразила Насереад. – Я как раз хочу использовать его уединенность. Отдохнуть от театральных склок, от политики, от толпы, подлечить нервы... надеюсь, у вас найдется комната для отдыха? Мне много не надо...
- Да, помню, - согласился попутчик, - много тебе не надо, тебе надо все... Но это, к счастью, уже не моя проблема.
- Не сердись, и не ревнуй, - Насерад допила вино, встала, подошла к попутчику и привычным жестом коснулась его щеки ладонью, - я же не говорю, что ты хуже. Просто ты – уже прошлое. А надо жить сегодняшним днем.
И она прошествовала к двери.
Стоило захлопнуться двери, как в окне показалась Фаэль.
- Папа, она ушла? – почему-то шепотом спросила хоббитянка.
- Доча, объясни мне, что происходит? – удивился попутчик. – Я наверное куда-то выходил и что-то пропустил. С чего Насерад решила, что я ее ревную, а ты прячешься от нее с виноватым видом?
- Не знаю, - пожала плечами Фаэль и ловко забралась на подоконник, - насчет "ревную" не знаю, но наверное ей бы хотелось, чтобы ты понял, как много потерял. Мог бы и поревновать. Тебе все равно, а ей приятно... А я... Пап, ну ведь она меня хвалила, она мне помогала, а я от нее ушла. Некрасиво получилось.
- Глупости, - отмахнулся попутчик, - Насерад взрослая женщина, и не она ли меня учила, что вы должны сами выбирать свою дорогу, а мы - не мешать в этом выборе? Так что прекрати лелеять свое чувство вины и пойди помоги ей устроиться поудобнее... А насчет поревновать – хорошая идея. Пойти что ли скандал устроить? А то как-то тихо в Конторе… Прямо даже непривычно..
- Не, скандала не надо, - серьезно сказала Фаэль, - А вот вспомнить рукопашку перед отъездом не мешало бы. И тебе польза и Насерад приятно.
- Злая ты, - попутчик задумался, прислушался к себе, и кивнул, - ладно, тренировка - так тренировка. Но завтра вам меня придется везти вместе с диваном. Курт предпочитает жестокий спарринг.
- А мы так и собирались, - совершенно серьезно кивнула головой хоббитянка. – Никто и не предполагал, что ты пойдешь пешком или верхом.
И ускользнула, оставив ошарашенного попутчика одного.

elena Прекрасная леди (9 Июн 2008 20:05)

Караванщик с раздражением смотрел, как наглая гяурка торгуется, с хозяином и предвкушал, какой усталой, пыльной и зеленой она выберется вечером из паланкина. Те, кто первый раз путешествовали верхом на верблюдах, не знали, что паланкин постоянно раскачивается, и первые пару дней всех мучает настоящая морская болезнь.
Люкси и Елена с трудом разместились в маленькой будочке с полотняными стенами. Город снаружи закончился, и смотреть стало совсем нечего, пыль да зной. Крыса свернулась, в углу стараясь освободить больше места для Люкси. Так в мерном покачивании прошло пару часов.
- А ведь еще утро, - с ужасом думала Люкси, - что же будет до вечера.
Девушку начинало медленно но верно укачивать, и где, спрашивается Джина…
Как будто услышав мысленный вопль Люкси, браслет на ее руке растаял дымом, и сладко зевающая джинния попыталась потянуться, но врезалась руками в полотняную стенку и удивленно огляделась. Хлопнула в ладоши, туман заполнил весь паланкин. Когда он рассеялся, все трое оказались в очень большом зале, где потолок подпирали резные колонны. Через открытые в сад двери врывался пахнущий цветами ветер, а посредине зала в большом мраморном бассейне плескалась вода. Люкси и Елена, успевшие в паланкине свариться заживо, молча плюхнулись в прохладную воду.
-Ну, что это такое?!- возмущалась Джина, сидя на краю бассейна, - ну, вот нельзя было потереть браслет и позвать меня?! А если б я еще дольше проспала?!
Елена, зажмурившая глаза от удовольствия, с трудом заставила себя посмотреть на джиннию,
- Детка, ну почему мы тебя должны дергать? У тебя свои дела есть. Может чем то важным занята, - и крыса пожала плечами.
-Да не занята,- Джина покраснела,- я просто проспала, а вы там в жаре мучились!
-Ой, да ладно,- махнула рукой Люкси,- как- то выжили. А где это мы?
И начала с любопытством изучать интерьер.
- Пространственно-временной карман, ээээ, - Джина как то не уверенно замялась,- сопряженного континуума параллельной страницы?- Закончил она, вопросительно глядя на Люкси, как студент на экзаменатора.
Люкси нервно заерзала, а Елена захихикала,
- Вот сказала два слова, и ВСЕ стало понятно! А ты еще раз можешь все это повторить?- Ехидству крысы не было предела.
-А нужно?- обреченно уточнила Джина, и все трое, переглянувшись, весело рассмеялись. В общем, день пролетел незаметно, троица путешественниц даже не успела обойти весь дворец, в котором оказалась. Вечером, когда караван остановился на отдых, уставшие и измученные жарой, люди с трудом передвигали затекшие ноги. Караванщик наблюдал за паланкином вздорной красавицы, предвкушая удовольствие от ее жалобных стонов. Но, вслед за сброшенным на песок большим свертком, по лестнице спустилась жизнерадостно улыбающаяся девица, на которой не было видно ни одной пылинки. Не обращая внимания на окружающих, она чмокнула своего зеленого мужа, принюхалась и задала странный вопрос:
-Дорогой, а нам ты холодного шампусика захватил?
Тот довольно усмехнулся.
А наглая гяурка, входя в красивую яркую палатку, и когда только ее успели поставить, обратилась прямо к караванщику:
-Знаете любезный, я так боялась этой поездки, а здесь оказывается обслуживание просто на высшем уровне!!!

Тихий Горячий кабальеро (9 Июн 2008 20:15)

Занимался рассвет. С первым лучом солнца Леонард Лестард в сопровождении нескольких телепортистов зашел в «Жареного петуха». Хины как раз заканчивали завтракать. Оставив магов у двери, Лестард прошел вглубь зала, и, поздоровавшись и вежливо испросив разрешения, подсел за столик к Гюль Ча-тай. Из-за соседнего столика на него сверкнул глазами Чу Вак. Отек с его правого глаза уже спал, и вся правая сторона лица переливалась всеми цветами радуги. Бросив в его сторону насмешливый взгляд, Лестард сказал:
- Надеюсь, наш караван готов к путешествию. Мы назначили встречу через час после рассвета, так что вам стоит поторопиться со сборами.
- Все уже собрано и уложено, можно выносить вещи, - улыбнулась Гюль Ча-Тай. - Я рада, что Его Величество Шеллар взял на себя труд подготовить для нас караван.
- Его Величество всегда отличался предусмотрительностью.
Девушка допила свой чай и поднялась из-за стола, остальные последовали её примеру.
- Подождите нас здесь, Леонард, мы спустимся через десять минут.

***

Выйдя за ворота городка, в который их доставили телепортисты, участники похода немедленно увидели свой будущий караван. Несколько десятков огромных горбатых животных щипали молодую травку, время от времени оглашая окрестности зычными криками.
- Это верблюды, - пояснил Лестард удивленным девушкам. - Очень выносливые животные. Могут не пить и не есть несколько дней. Прекрасно приспособлены для походов через пустыню.
К путникам немедленно подбежал высокий, похожий на жердь человек, одетый в халат, шаровары и странный головной убор, напоминающий кочан копусты. Низко поклонившись, он попросил «господ пассажиров» занять места на верблюдах и пристегнуть ремни.
Верблюдам приказали встать на колени, чтобы всадникам было удобнее взбираться. Дисциплинированные хины быстро расселись по седлам. Караванщики переговаривались гортанными голосами и с любопытством посматривали на путешественников. Багаж быстро погрузили на вьючных верблюдов. Всего через полтора часа после восхода караван тронулся в путь.

Русич Горячий кабальеро (10 Июн 2008 17:27)

Кажется жизнь налаживается! После первого дня похода Люкси, проведшая целый день под каким-то милым заклинанием, обратилась к мужу ласково, упрекнула всего пару раз и выпила шампанского с Джиной так, будто ссоры между Люкси и Толиком и не было. Обалдевший от такого полуэльф всячески угождал жене, крутился вокруг нее и доставлял различные удовольствия (в виде различных закусок, потрясающей природной иллюминации и музыки в исполнении древних бардов Альфы - Толик, разгильдяй, протащил на Дельту плейер!). На другом конце каравана Синдбад скрипел зубами так, что иногда заглушал музыку.
Караван-баши неодобрительно посматривал на путников, расположившихся в собственном (!) непонятно откуда взятом шатре и покачивал головой - настолько скупые клиенты ему еще не попадались. Обычно путники наоборот платили золотом или драгоценными камнями, зная же эту гяурку - она сама с тебя оплату стребует!
Из дальнего конца оазиса вынырнули тени охранников каравана, они приблизились к караван-баши и стали что-то негромко ему рассказывать. Толик ехидно усмехнулся - у него на всех углах были развешаны свои мухи.
-Милый! - Толик дернулся от вопля, прозвучавшего над самым оливковым ухом, - о чем задумался?
-Слушаю караван-баши, - ответил маг. - Тот не знает вот, что делать.
-А что-то случилось?
-Охранники не знают. К нам медленно ползет стена, метров десяти в длинну и глотает что ни попадя. Ползет медленно - оазис не пустыня, но и не стоит на месте. Караванщики в растерянности - они потеряли в этой стене свое оружие и один тюрбан.
Люксория вздохнула.
-Может быть ты им поможешь?
Толик ехидно усмехнулся:
-А что, это может оказаться забавно!
-Знаю я твое забавно, - покачала перед его носом жена. - Смотри там, что бы люди не пострадали. Да, еще, попытайся и ты выжить, ладно?
-Конечно! - кивнул Толик и наклонился поцеловать супругу, но та увернулась и вошла в палатку. Толику уже хотелось набить стене морду.
* * *
Толик непониающе смотрел на это нечто. Оно действительно напоминало стену, только его поверхность покрывалась пузырьками и время от времени гулко булькала. Полуэльф пожал плечами и кинул в стену чей-то меч. Клинок вонзился в поверхность, обиженно хлюпнул и втянулся вовнутрь. Проблема называется!
Толик сделал пару взмахов руками и земля почернела. Караванщики испуганно вскрикнули, один Толик сохранял спокойствие, да и Синдбад, сидящий в кустах, сохранял выдержку. А тучи муравьев подбежали к стене и стали в нее погружаться. Стена терпеливо принимала насекомых, но через пятнадцать минут такого издевательства не выдержала и, обиженно взвыв, превратилась в человекоподобную фигуру и гигантскими прыжками умчалась в пустыню.
-Дэв! - потрясенно воскликнул караван-баши, - Ты победил дэва! Ты великий мудрец и маг!
-Ну есть такое - смущенно ответил Толик, втайне жалея, что Люкси осталась в шатре.
-Он - шарлатан! - раздалось из кустов. - Он просто видел на пути дэва муравейник и знал, что будет.
Караван-баши вопросительно посмотрел на Толика. Тот только фыркнул.
-Какой нахрен муравейник! Можешь осмотреть всю землю, ты, жертва двенадцатибальной системы.
Синдбад снес непонятное оскорбление и зашел с другой стороны:
-А кто гарантирует, что он не натравит муравьев на других? На тебя, о почтеннейший караван-баши?
-Слушай, а может ты все же заткнешься, ошибка гинеколога?
Караванщики, следя за перебранкой, искренне развлекались.
-А какой черной магией этот урод для клетки удерживает рядом с собой ту несравненную пери??? - отчаянно возопил Синдбад. Караван-баши вспомнил характер пери и пожелал магу-спасителю удерживать эту пери при себе подольше. А вот Толик такого оскорбления не выдержал.
-Да ты-то что понимаешь, мужчина при гареме? Я конечно понимаю .что любовь зла, и ты этим хочешь воспользоваться, но...
Во время этой тирады Синдбад бледнел, синел и в конце концов достал кинжал. Толик посмотрел на оружие с вызовом.
-Я тебя просто зарежу - заявил Синдбад. - Ты не заслуживаешь даже ножа, чтобы драться против меня!
-А кто сказал, что мне нужен нож? - нехорошо усмехнулся Толик и ринулся в бой.
Люксория прибежала на шум (да, прибежала! Ну ладно, пришла быстрым шагом) и увидела вначале только кольцо спин караванщиков. Мужчины закрывали источник шума, но по разным выкрикам Люкси поняла, что происходит. И пальнула в воздух из верного автомата Калашникова. Кольцо действительно распалось, а сопровождающая Люкси Елена просто подошла к Толику (все метящему дать правой ногой в ухо соперника) и заявила:
-Толик! Хватит! Не опускайся до его уровня.
Вдохновение битвы затухло в глазах полуэльфа и он отправился со своими спутницами в шатер. Никто из них не видел горящие глаза Синдбада, и не слышал его тихого шепота:
-Она будет моей! И тогда узнает, что такое рука хозяина!

Морис Горячий кабальеро (10 Июн 2008 21:10)

Суматошный день остался позади. На Пляж тихо опускалась ночь, а в Контору легкими неслышными шагами пробирался сон.
В гостевой комнате в уютной постели заснула Насерад. Вечер прошел не зря. Она полюбовалась Боем Двух Отважных Мужчин В Честь Ее Прекрасных Глаз (ну, может женщина помечтать?). Потом немного покапризничала (подумаешь, всего лишь заставила переставить всю мебель в гостевой комнате в соответствии с теории Фуй-Пень, поменять шторы на любимые нежно-лиловые и постельное белье на светло-салатовое) и, устав от всех этих забот, уснула.
Тихо посапывал в своей комнате Попутчик, утомленный тяжелейшей бумажной работой и спаррингом за закуску. Ему до сих пор снилось, как он гонял Курта по тренировочному залу. На его счастье, ответные довольно жесткие удары в его подсознании не сохранились, поэтому сон был очень приятным. Сам же Курт, растянувшись на своей аскетичной лежанке, закрыл глаза и погрузился в глухой сон без сновидений.
Именно тогда, когда Контора погрузилась в дрему, из ее дверей прямо в ночь выбралось несколько темных фигур. Они медленно шли по Пляжу, тихонько переговариваясь.
-Ханаэль, пожалуйста, не отставайте.
-Я иду, мэтр, я иду.
-Осторожно, смотрите под ноги.
-Может, все-таки зажечь фонарик или хотя бы факел? А то бредем неизвестно где…
-Давайте все-таки отойдем подальше, чтобы свет не разбудил остальных.
-Хорошо, мэтр. А куда мы идем?
-К моему бывшему дому. Я там знаю все силовые линии, там мне будет легче управлять волшебством Пляжа.
-А почему ночью? – встрял третий, весьма любопытный голос.
-А потому, Алька, что для подобного волшебства нужна соответствующая атмосфера. Это только ваша Елена легко находит общий язык с Пляжем, причем в любое время. А мне для этого нужен соответствующий настрой. Кто там недоверчиво хмыкает? Вы, господин д`Орвиль?
-Нет, мэтр, - спокойно отозвался Морис. - Я вас внимательно слушаю, и Тим тоже.
-Тогда кто?
-Это я, - тихо прошелестело из темноты.
-И почему же тебе, Фаэль, не нравится ночь?
-Говорят, что ночью обычно творят черные дела. Поэтому, например, в Хоббитании жители не слишком любят темноту.
-Странное суеверие, - недовольно пробормотал мэтр. - Большая часть негодяев предпочитает по ночам спать, и этим они ничуть не отличаются от хороших людей. А полуночники встречаются как среди тех, так и среди этих. Так что, добро и зло не зависит от времени суток.
-Да, - подтвердил Морис, - вот, например, в тех же арабских сказках правители любят переодеваться в бедняков и бродить среди простых людей, выясняя, кому нужна помощь. Причем именно по ночам.
-А что делаем мы? – улыбнулась Фаэль. – Тоже помогаем беднякам?
-Нет, мы просто готовим сюрприз шефу.
-Вот мы и пришли!
В одном мгновение магический свет в руках мэтра разогнал темноту. Место, где когда-то стоял дом Гискара, давно уже не напоминало пепелище. Везде только песок и пальмы. Разве что не в меру распустившиеся юкки, наконец-то спокойно оккупировавшие этот участок, скрывали от Конторы небольшую полянку, на которой остановились наши заговорщики.
Мэтр расставил всех по кругу, передал светящийся шар Морису, вытащил из рукава связку пергаментов, взмахнул тростью и что-то прошептал. Поднялся легкий ветер, один за одним из земли вырвалось три столпа огня ("Ну, не может мэтр без спецэффектов!" – мелькнуло в голосе у Мориса), и наступила тишина.
Все внимательно смотрели на то, что им подарил Пляж.

-И что это такое? – пробормотала Хани после долгого молчания.
-Лучше бы мы все-таки путешествовали как обычные туристы…, - со вздохом сказала Фаэль.
-Так ты же сама хотела, чтобы твоему папе было удобно! – возразила Алька. – А шефу удобнее всего либо на диване, либо в любимом кресле.
-Морис, а вы уверены, что эта штука сможет ехать по пустыне? – с сомнением произнес Гискар.
-Мэтр, простите, а при чем тут я? Это вообще была не моя идея! Да, я предложил использовать волшебство Пляжа, но не до такой же степени!
-А разве не вы сделали этот чертеж?
-Помилуйте, мэтр, я и техника – две вещи несовместные.
-Так, и кто же тогда его сделал? – с волнением произнесла Ханаэль.
-Мне дала его Алька, - мэтр нахмурился, - и сказала, что нужно наколдовать по нему эту повозку. Что все согласны.
-Алька?
Единодушный возглас содержал множество оттенков: от "Ну, теперь все понятно!" до "И зачем ты это натворила?". Та вскинула голову
-А что? Я всех опросила, вы все согласились, что лучше всего путешествовать на диване! Вот я и нарисовала, как вам хотелось.
-А нам ты сказала, что мэтр обо всем позаботится, – наставница сделал суровое лицо, изо всех сил стараясь не рассмеяться. – Ну, и что это такое получилось? И где ты чертежи взяла?
-Я ходила к гоблинам! Среди них, между прочим, один инженер есть. Так вот, он сказал, что на такой штуке вполне можно по пескам гонять! Он и расчет сделал, и чертежи по моему рисунку. И усовершенствовал его немного.
-И на чем это будет работать?
-Всего на двух слоновьих силах и волшебной тяге…
-Слоновьих???
-Ага. Возьмем с собой Ваську и Степку! Им не будет тяжело, им надо ее только направлять, а поедет она сама! Она же волшебная!
-Ну… не все так плохо, - присмотревшись, сказал Морис, - и на этом можно ехать…
-Кстати, - повеселела Алька, - колеса убираются, и эта штука может еще и летать. Конечно, если взлетят слоны. У нее и центр тяжести рассчитан, и форма соответствующая, и задний двигатель сам включается. Правда, невысоко, на бреющем полете. Но гоблины меня убеждали, что все сработает. Они для своего Деда Мороза постоянно делают такие же сани, причем даже без слонов.
-А почему они делают их постоянно? - нахмурилась Хани. – Что, конструкция ненадежная? Часто ломается?
-А это не страшно, - произнес Морис. – Я уверен, что шеф еще захочет, чтобы с двух сторон встали фиолетовые гоблины. С опахалами. И если эта штука ненадежна и сломается по пути, попутчик сам с ними разберется.
В зарослях юкки раздалось всхлипывание, и чей-то капризный голос прошипел: "Опять! Надежна она, надежна, успокойтесь! Если ее с обрыва не сталкивать, как наш Дед Мороз по укурке, она долго продержится". Обитатели Конторы посмотрели друг на друга, улыбнулись, но ничего не сказали.
-Постойте, - спохватилась Ханаэль, - а как же Эби?
-Кто меня звал? – из темноты показалась большая драконья голова.
-Эби, - обрадовалась Алька, - ты Ваську со Степкой привела?
-Мы тут, - прогудели два голоса.
-Вот такая у нас будет повозка.
-Эта?!
_______________________________________

Утро для Мориса началось с неприятного стука. Открыв глаза, он обнаружил, что его разбудил… попугай, немилосердно тарабанящий в окно. Впустив слегка располневшую птицу, Морис отвязал от ее лапы конверт, в котором находилась копия карты с указанием дороги в царство Соломона, а также письмо от Глянь Ну. Забыв о традиционных церемониях, старый друг писал, что все его коллеги были несказанно обрадованы избавлению от жестокой судьбы – стать простыми дворниками и подметать улицы. И поэтому сотрудники библиотеки не только изготовили копию карты, но и устроили целый пир, на котором попугаю как представителю славной Конторы были оказаны чрезвычайные почести в соответствии со всеми хинскими традициями. И Глянь Ну приносил извинения за нарушение своего обещания не перекармливать почтовых работников, причем делал это настолько неуклюже, что чувствовалось, что вся императорская библиотека просто напилась на радостях…

Внезапно внизу на Пляже раздались голоса. В гуле невнятных реплик ясно было слышен голос Фаэль: «Папа, идем, сейчас я покажу тебе наш сюрприз!». Морис быстро спустился вниз, чтобы не пропустить самое интересное. Все остальные обитатели Конторы уже столпилась во дворе. Судя по виду шефа, он чувствовал себя совершенно разбитым после вчерашнего боя. Морщась при ходьбе, он подошел поближе к ночному шедевру и долго рассматривал обещанный дочерью сюрприз. Морис был полностью вознагражден за свое ночное бдение, услышав непередаваемую характеристику из уст попутчика:
-И что это за … болид Шумахера?
-Пожалуйста, не ругайтесь при детях, - остановил шефа мэтр Гискар.
-Вы мне лучше объясните, что это?
-Как, не узнаете? Это же ваш любимый диван, - вылезла вперед неугомонная авторша этого … творения. – Вернее, такой же диван, как ваш. Только на колесах…

То, что стояло перед попутчиком, сложно было назвать одним словом. Конструкция была чем-то средним между автомобилем-кабриолетом с невысокими бортами, довольно обтекаемой формы, как гоночный болид, и с огромными колесами, как у внедорожника. Борта были выкрашены в желтый цвет и украшены рисунками пальм и изумрудных зайцев. Венчал это сооружение балдахин из плотной ткани, которую можно было опустить и натянуть, превратив машину в своего рода палатку. Забавнее всего, что от машины шла упряжка, в которую уже были запряжены Васька и Степка. Но самым выдающимся у этой машины были сидения - большой удобный диван с подлокотниками и два кресла (в комплект к нему) располагались как в лимузине. С небольшим столиком посередине.
Попутчик удивленно разглядывал это чудо Пляжной техники.

-И откуда вы это взяли?
-Я сделала рисунок, гоблины нарисовали чертеж, а мэтр Гискар с помощью Пляжа матери…материализовал, - Алька слегка запнулась от волнения, - а Васька и Степка нужны, чтобы повозка знала, куда ей нужно ехать, потому, что она – неодушевленная.
-Папа, а тебе что, не нравится? – с грустью взглянула на него Фаэль.
-Шеф, вы только посмотрите, здесь пока стенки невысокие, а если будет ветер, то эту ткань мы можем опустить, и будет как большой паланкин. А если нажать эту кнопку, то стенки поднимутся прямо до крыши, и она превратится в фургон, - Алька как заправский продавец всячески расхваливала свое изобретение. – А здесь – за диваном и под ним - запасы питьевой воды, а то Хани все время говорит о гигиене. И багажное отделение. А вот это - небольшой холодильник. Нам продуктов на несколько дней хватит.
-А бар? – перебил попутчик.
-Бара нет, - с усмешкой разочаровал его Морис.
-Ну, вот так всегда, - притворно возмутился шеф. – Что это за повозка без бара? Нет, я на ней не поеду. Устаревшая конструкция… - Но, взглянув на вытянувшееся от огорчения лицо Фаэль, попутчик перестал шутить и тепло обнял дочку. – Какие же вы у меня молодцы! Только… как же Эби?
-Ничего, - успокоила Дракоша – я полечу рядом. Понесу две палатки – для меня и для Васьки со Степкой. На случай, если будет песчаная буря или нам придется заночевать в пустыне, – и она продемонстрировала шефу маленькую (по драконьим меркам) сумочку.
-Мы палатки изумрудными сделали. И легкими-легкими, чтобы Эби лететь было удобно - Фаэль так обрадовалась, что отцу все нравится, что ей уже не терпелось отправиться в путь…- А еще!... Папа, смотри, кто с нами едет.
И попутчик с удивлением обнаружил, что в странной машине уже был один пассажир. На диване сидел изумрудный заяц. Он укоризненно посмотрел на попутчика и мотнул головой, мол, занимай свое место…

Вот и настало время собираться. Эби давно уже была готова и только ждала остальных. Алька быстро забросила свои вещи в багажник и, в предвкушении веселого путешествия, запрыгнула на диван. Морис первым делом устроил поудобнее корзинку с Тимом. Фаэль взяла с собой не только лютню, но и отцовскую гитару, а на непонимающий взгляд попутчика сказала просто: «Он посоветовал!». Шеф все понял и не стал возражать. Дольше всех укладывали багаж Ханаэль, которая хотела захватить с собой не только все лекарства от возможных болезней, но и целую передвижную лабораторию, чтобы продолжить работу над эликсиром.

Гискар смотрел на отъезд Хани с легкой грустью.
-Мэтр, - произнесла она, подойдя к нему поближе, - вы что, расстроились?
-Не берите в голову, дорогая Ханаэль, просто остающийся всегда грустит в два раза сильнее, - тихо произнес Гискар. – Удачи вам, и у вас все получится.
-Вы же понимаете, мэтр, я не могу не пойти с ними. Не переживайте! И чаще поливайте лютик.
-Я вас понимаю. Но я слишком стар для подобного путешествия. Поэтому буду ждать вашего возвращения, - и мэтр повысил голос. – Слушайте внимательно. Поскольку почтовые попугаи вряд ли долетят до сказочного Востока, связь будем держать следующим образом. Я буду периодически отслеживать вас в зеркало. Если мне что-то будет нужно передать вам, я вас позову, как это делает Истран. Если вам что-то будет нужно мне передать, то ровно в полдень помашите рукой в пустоту, и я вас позову. – Заметив удивленный взгляд Мориса, мэтр ухмыльнулся – Да-да, я уже давно меняю специализацию и осваиваю полезные навыки коллег…
Прощание с Насерад было недолгим. Маэстрина несколько раз громко вздохнула и пожелала всем «счастливой дороги и всего-всего-всего». Курт стоял возле нее с каменным лицом. Ему было немного неловко, но он радовался тому, что остается.

-Постойте, - внезапно закричала Алька. – Мы же нашу машину никак не назвали.
-Ну, ты ее придумала, - улыбнулся Морис. – Ты и называй.
-Ну, поскольку у нас караван, то предлагаю «караван на диване». Или нет - «караван-диван»!
-Забавно, - отметил Морис, - но на востоке Диваном называют совет мудрецов или министров.
-Ну, мы тоже люди неглупые, - отмахнулась Алька, - пусть будет «караван-диван»
Шеф, с удовольствием растянувшийся на диване, только кивнул головой в знак согласия. Морис еще раз взглянул на карту. Васька и Степка, получив от него указания, потихоньку начали взлетать. «Караван-диван» чуть-чуть покачнулся, в нем что-то щелкнуло, и он тоже взлетел вслед за слонами. Замыкала эту кавалькаду довольная Эби. Путешествие начиналось!

elena Прекрасная леди (10 Июн 2008 21:30)

Утром караванщик, на дотошные расспросы Люкси, пояснил, что до следующего оазиса три перехода, и ночевать они будут по средине пустыни. Он очень надеялся увидеть ужас на лице бесстыдной дочери шайтана, однако та спокойно кивнула и полезла в свой паланкин. От злости караванщик отвесил подзатыльник пробегающему мимо слуге.
День прошел весело, как и вчерашний, да и вечер в палатке в компании с Толиком был приятным. Джина ушла по своим делам, расцеловав на прощание подружек. А вот утро началось с шума и криков, кажется прямо за стенами палатки дрались. Еще не совсем проснувшись, Елена рванула к выходу. И тут же закричала от боли: кто-то наступил ей на хвост. Крыса мгновенно развернулась и клацнула зубами, Толика спасла только его эльфячья реакция. Он стоял, вжавшись спиной в угол палатки. Кстати, очень интересный феномен, ведь палатка была круглой, и настороженно смотрел на Елену. Крыса помотала головой, нервно ощупывая хвост. До нее медленно доходило, что примененное Толиком экстренное хвостовое торможение спасло ее от демонстрации всему каравану прекрасного цвета и повышенной лохматости шкуры. Вот уж все удивились бы!!! Быстро вскочив в паранджу, она выбралась из палатки. В лагере стоял крик, кто-то пытался сесть на верблюда и ускакать, кто-то дрался, люди бегали туда- сюда. И только очередь из верного «успокоителя» Люкси, заставила всех замереть.
-В чем дело?- Люкси в упор смотрела на караванщика.
-О, госпожа,- в глазах караванщика стыл ужас,- кто- то ночью развязал бурдюки с водой и вылил воду на песок. Мы умрем!!! До оазиса еще два дня идти !Никто не выдержит пути без воды.
- Ну так давайте вернемся.- Выход казался ей очевидным,- наберем воды в первом оазисе и опять пойдем.
-Это невозможно, ко мне прилетел мой сокол с запиской, первого оазиса нет!!!! Дэв вернулся, когда мы ушли, и сравнял там все с песком и засыпал колодец!!! Не так далеко есть заброшенные развалины, но о них ходят страшные слухи! Там пропадают путники, но там есть колодец… О горе нам,горе!!!
-Спокойствие, только спокойствие! - Подняла руку Люкси,- как говорит наш друг Шеллар, - при этом имени караванщик явно побледнел, - нужно сесть и крепко подумать! Мы уходим думать в палатку.
И она решительно нырнула внутрь
-Уф,- Елена сбросила черную тряпку, – вспоминайте все напитки из яблок.
-Кальвадос, - автоматически сказал Толик и тут же втянул голову в плечи, поняв ,что сморозил глупость. Люкси посмотрела на мужа очень задумчиво, как врач ставящий неприятный диагноз.
- Ты бы еще яблочный уксус вспомнил,- вздохнула она.
-А что, это идея! Пол бурдюка яблочной водки, на человека и по полному на верблюда, и НИКАКОЙ пустыни мы не заметим в упор.
У Елены была такая ехидная морда, что Толик закрыл глаза.
-Компот из яблок ,- радостно захлопала в ладоши Люкси.
-Только не из свежих, а из сушеных, и без сахара, –скорректировала рецепт Елена.
-И немного лимона, - вошла во вкус Люкси.
Волшебную тарелку начало слегка корежить от перспективы выдавать такой напиток. НО… Пробный бурдюк предъявили на пробу верблюду, и тот, слегка поколебавшись, выпил до дна. Наполнение всех бурдюков заняло пару часов, и под конец тарелка выглядела весьма бледно, но с задачей справилась. Караван тронулся в путь. Но тревога осталась: кто вредит и пытается задержать их в пути?

Тихий Горячий кабальеро (11 Июн 2008 17:47)

Дневной переход прошел без приключений. Верблюды спокойно топали на восток, мерно покачивая горбами. Хины столь же спокойно дремали в седлах, Лестард читал взятую с собой книгу. Караванный путь проходил через рощи и луга, пересек несколько нешироких речушек. Местность постепенно становилась все более засушливой, деревья становились все меньше и чахлее.
В полдень караван остановился на берегу очередной речки. Караван-баши объявил, что это последняя река перед пустыней, и что желающие могут искупаться. Однако такого желания никто не изъявил. Вода в реке была очень теплой и весьма мутной, да и течение было слишком быстрым. Однако некоторые караванщики все же залезли в воду, ничуть не стесняясь пассажирок. Впрочем, тем было все равно.
Повара занялись приготовлением обеда на весь отряд. Остальные хины разбрелись по своим делам, а Лестард начал расспрашивать караван-баши о правилах поведения в пустыне. Книга, которую он читал всю дорогу, как раз и была сборником таких правил, но многое из них было непонятным и даже невероятным. И теперь Лестард со свойственной ему педантичностью консультировался у специалиста, да настолько усердно, что к моменту готовности еды начальник каравана выглядел замурзанным, как если бы весь сегодняшний путь каравана не проехал с комфортом на верблюде, а пробежал, держась за его хвост. Зов к столу караван-баши воспринял как избавление от неминуемой смерти от разрыва мозга.
Обед был приготовлен по хинским рецептам, и по большей части состоял из риса, приправленного каким-то соусом. Кроме того, присутствовали хлеб, сушеное мясо и сушеные же фрукты. Не евшие с раннего утра люди накинулись на еду, будто стая голодных анкрусов, и уже через десять минут на тарелках не осталось ни зернышка риса, ни даже капельки соуса. Разговоров за обедом практически не было. После трапезы путники разлеглись в тени деревьев и предались отдыху. А через несколько часов караван снова тронулся в путь.

***

Вечером караван остановился в каменном распадке на самой границе пустыни. Завтра утром Лестард с девушками отправятся вглубь пустыни, а свита вместе с караваном отвернет в сторону.
Лестард подошел к своим подопечным и протянул им набитую сумку. Гюль с удивлением уставилась на него.
- Тут специальная одежда для пустыни, - пояснил Лестард, - закрывает все тело от солнца. В том числе и лицо. Незачем всем видеть, кто вы такие.
- А для вас есть одежда, Леонард? – спросила Гюль.
- Разумеется, - кивнул Лестард, - Я такого, правда, ещё не носил, но управлюсь.
Девушки забрали у старшего расследователя сумку. Тот пожелал им спокойной ночи и ушел в свою палатку.

***

Наутро закутанные в паранджи девушки прощались со своей свитой. Лестард, одетый в плотные полотняные рубаху и штаны, с повязанным на голове алым тюрбаном, производил очередной допрос главного караванщика. Тот, бедняга, истекал потом, маялся и не знал, куда засунуть руки. А Лестард сверлил его привычным тяжелым взглядом и по крупице вытягивал остатки информации. Когда, наконец, маленький караван отделился от большого, караванщик в сердцах сплюнул на песок и пробормотал:
- Чтоб ты в землю провалился, шайтан!

Luxoria Прекрасная леди (11 Июн 2008 17:54)

- Стоп машина! – вдруг пронесся над караваном усиленный мегафоном голос караванщика. Верблюд остановился, выполняя команду, и Люкси, не удержавшись, слетела с диванчика, на котором возлежала. Кувшин яблочного компота соскользнул с низенького придиванного столика и разлетелся на мелкие кусочки. Елена успела вовремя зацепиться когтями за обивку своего кресла. И только Джина никак не отреагировала на внезапную остановку. Она только щелкнула пальцами и превратилась в изящный браслет на запястье Люксории.
- Пошли скорее, - шепнул браслет, - посмотрим, что там случилось.
Девушка вылезла из паланкина и присоединилась к уже столпившимся возле караванщика мужчинам. Растолкав их локтями (нежно и совсем не больно, как истинная леди), Люкси пробралась к центру событий и увидела взволнованного караванщика, что-то доказывающего Толику.
- Господин не понимает! – в отчаянии воздевал руки к небу карванщик. – В этом месте никогда не было оазиса! Я двадцать лет вожу караваны по Белой пустыне и могу с закрытыми глазами могу найти любой из здешних оазисов! А этот появился из ниоткуда! Это ловушка, говорю я вам! Ловушка того злобного дэва, который съел тюрбан достопочтенного Кизляк-аги!
- Уважаемый, у вас паранойя! – упрямо возражал Толик. – Дэв разрушает оазисы, а не создает их на ровном месте. А нам нужна вода, чтобы продолжать путешествие.
- Да кого вы слушаете? Этого зеленого? Да он сам не человек, может он заодно с этим дэвом! – вставил и свои пять копеек вынырнувший из толпы Синдбад.
- Сам ты три года не умывался! – вскинулся Толик.
Люкси вздохнула. Как общение двух горячих, хоть и не мистралийских парней будет проходить дальше, она представляла очень хорошо. И эти постоянные драки и ссоры ей уже порядком надоели. Нужно их как-то успокоить, но как? А что, если…
- Смирно! Ровняйсь на караванщика! – крикнула Люкси, внезапно вспомнив занятия по строевой подготовке, которые так и не провел шеф. – Тишина в строю! Караванщик, докладывайте!
Караванщик подбежал к Люкси, сложив пухлые ручки в умоляющем жесте.
- Госпожа должна понять, этот оазис…
- Отставить нытье! Быстро построить верблюдов и рысью в оазис! - девушка развернулась и направилась к своему паланкину. Уже возле своего верблюда она обернулась и окинула грозным взглядом остолбеневших мужчин. Видя, что выполнять ее поручение никто не торопится, она веско добавила, – В темпе, я сказала!
И слуги понесли выполнять распоряжение сердитой госпожи, а караванщик молиться Аллаху, чтобы избавил его от этой девицы. Как именно, это уже Аллах пусть решает сам, но чтоб избавил обязательно. Ради этого караванщик даже готов оставить в ближайшей мечети весь свой гонорар за это путешествие.

В оазисе обнаружился еще один караван. Здесь не было паланкинов, а вокруг распряженных верблюдов сновало с десяток закутанных в паранджи женщин. Люкси понаблюдала немного за странным караваном, но там не происходило ровным счетом ничего интересного, и девушке быстро надоело. Побродив еще немного среди отдыхающих верблюдов и палаток с разнообразным товаром, девушка вышла к поставленным на выезде из оазиса воротам.
«Какая прелесть! – умилилась она про себя. – Прям как наша контора в самом своем начале!»
Между двух пальм гордо возвышались обитые железом деревянные ворота. Они смотрелись тем комичнее, что никакого забора или стены рядом не наблюдалось. Просто сами по себе ворота, а рядом с ними табличка, на которой на всевозможных языках было написано: «Выезд из оазиса – 15 рупий».
- Если это выезд, то где же был въезд? – удивленно спросила Люкси.
- Не знаю, я его тоже не заметил, - раздался сбоку неожиданно знакомый голос. – Люксория, а что ты здесь делаешь?
Перед Люкси стоял старший расследователь Департамента безопасности Леонард лестард собственной персоной. В белых полотняных брюках, такой же рубашке и большом красном тюрбане.
- Лёвушка? Как ты здесь оказался?
- Я первый спросил, - быстро сориентировался Лестард.
Люкси пожала плечами и ответила:
- Мы тут почти охраняем одного почти клиента. Вернее я охраняю его, Толик меня, а он нас обоих. А ты?
- Да так, халтурку подсунули… – попытался уйти от темы Лестард.
- Ой, можно подумать, это так трудно – охранять девять закутанных в тряпки девиц! – насмешливо передернула плечиком Люкси. – С этим кто угодно справится…
- Да что ты понимаешь! – взвился старший расследователь – Это не просто девицы – это будущие жены царя Соломона! А кому угодно не поручают охранять будущих цариц!
- Ха! Я так и знала, что эти шахидки с тобой! – обрадовалась Люкси, хлопнув Леонарда по плечу.
- Ну, со мной, - надулся Лестард, - не очень-то я это и скрывал. А где шеф и остальные?
- А они попозже подъедут. Мы им дорожку протаптываем, чтоб не заблудились, - хохотнула Люкси.

И тут в их разговор вклинилось новое действующее лицо. И какое лицо!
Люкси, открыв рот, смотрела на мощного двухметрового детину с огромной палисандровой дубинкой наперевес. Одет детина был по меньшей мере странно – в маленькое розовое платьице с оборочками и рукавчиками фонариками. Его жидкие волосенки были стянуты розовыми ленточками в два куцых хвостика, а за спиной висел детский розовый рюкзачок в виде плюшевого зайца. Из-под короткого платьица торчали две толстых ноги в белых носочках и розовых сандаликах пятьдесят шестого размера. В огромной лапе привратник держал малиновый чупа-чупс и облизывал его с толком, с чувством, с расстановкой. Ассоциация с Камиллой была настолько очевидной, что Люкси еле подавила нервное хихиканье.
Как ни странно, Лестард на появление этого чуда в перьях не отреагировал вообще
- Выезд из оазиса – пятнадцать ’юпий! – не очень натурально подражая детскому говору пробасило чудо, тыча в Люкси дубинкой. – Пьюс выпойнение задания. Иначе – хода нет!
- Какое еще задание? – удивилась девушка.
- Стихотворение прочитать, - вздохнул Лестард. - Я уже минут двадцать тут мучаюсь. Он мне даже время подумать дал…
- А нельзя просто объехать эти ворота и все? – удивилась Люкси. – Тут же кругом пустыня, куда хочешь, туда и едешь. Или прочти ему «Идет бычок, качается…» - пусть подавится.
- Тебе бы все правила нарушать, а мы едем с официальной делегацией, - возразил расследователь. – Нам местные правила нарушать нельзя, чтобы не портить себе репутацию. Кстати, стихотворение нужно не любое, а такое, которого он не знает. Про бычка он в курсе. Я ему уже и Блока читал, и Пастернака, и Рождественского…
Люкси задумалась.
- А шефа ты ему читал?
- Читал. Тоже знает.
- Ну, видать шеф тут знатно погулял в молодости… - философски заметила девушка. – А вот ты откуда знаешь стихи шефа наизусть?
- Ээээээ… Работа у меня такая – все знать! А ты бы лучше придумала, что ему еще можно почитать…
- Меня читал?
- А ты тоже стихи пишешь? – заинтересовался Лестард.
- Ну да! – подтвердила Люкси. – У меня даже муз есть! Предъявить?
- Не надо, - великодушно разрешил старший расследователь. – Лучше стих предъяви.
Люксория откашлялась, сложила ручки на груди на манер оперной певицы и продекламировала:

Я проснуся с утра в очень жуткую рань
На часах за двенадцать немножко.
ВолосА уложу, натяну сарафан
И под цвет нацеплю босоножки.

На тональной основы ровненький слой
Я румян ноложУ иль налОжу.
И термальной воды сверху пару брызгОв -
Что полезней бывает для кожи?

Цвет теней на глаза за часок подберу,
Блеск для губ и немножечко пудры.
Что не сделает женщина, вставши с утра,
Чтоб похожей не быть на лахудру!

- Ужасно! – с чувством прокомментировал Лестард.
- Конечно, ужасно! А ты думал, легко женщине живется на белом свете? – согласилась Люксория.
- Такого стихотво’ения я не знаю… - пробасил привратник, забыв про чупа-чупс. – Вы пъяшли испытание. Можете пъяезжать!

попутчик Горячий кабальеро (11 Июн 2008 18:20)

Первые два часа пути пролетели незаметно. Хани о чем-то спорила с Алькой, Фаэль с любопытством смотрела на окружившую повозку пустыню. Морис углубился в свой блокнот, периодически заглядывая в маленькую, смутно знакомую попутчику книгу, и нещадно что-то чиркая.. Попутчик подозревал, что он все же пытается точно перевести «Песню Песней», и усмехнулся. Что поделаешь – разница менталитетов. Это для Соломона лошадь была идеалом совершенства. А скажи как той же Люксории, что «Кобылице моей в колеснице фараоновой я уподобил тебя, возлюбленная моя», и.. конец всякой любви..
Хотя, конечно, в мудрости Царю Царей не откажешь. Вот сказал же - «прекраснейшая из женщин», и это - это вечно…
На этой мысли попутчик задремал, и снились ему прекрасные чернокожие дивы, вводящие его в чертоги, где сладкий мед смешивался с вином, по стенам рос винограда, а красавицы с голубиными глазами танцевали перед столом, за которым сидел мудрый царь, кивал в такт музыке и убеждал собеседника: «Есть время разбрасывать камни».
Видимо, про камни слушал еще кто-то, потому что разбудил попутчика прилетевший в щеку острый камешек. Он открыл глаза и поймал виноватый взгляд Фаэль.
--Папа, прости, я не поймала..
Попутчик присел и огляделся. Васька со Степкой по-прежнему неутомимо полулетели над пустыней. Хани дремала в кресле, подложив неизменную сумку-аптечку под голову… Подушка валялась рядом. Алька сидела на Степке и что-то бросала Фаэль, та ловила и кидала обратно.. Не всегда попадая в цель. Короче, девочки заскучали. Эби не было видно вовсе…
-- Нам долго еще ехать – спросила Фаэль, увидев, что сон покинул попутчика. – Я не думала что тут так все однообразно. По лесу путешествовать куда интереснее. Там .. все разное. А здесь один песок.
- Ну, песок он тоже разный, улыбнулся попутчик, - нам еще повезло, мы едем с комфортом. А представь бедных путников, которые вдвое медленнее тащатся в караване под палящим солнцем, и у них нет даже балдахина, чтобы скрыться от зноя..
-- Не, -- покачала головой Фаэль, - пустыня – это не мое. Тут даже зверушек нет..
-- Есть, - неожиданно сказал Морис, отрываясь от своего блокнота, - в пустыне достаточно богатый животный мир. Просто жизнь здесь оживает с наступлением прохлады, когда солнце садится..
- Жуть какая, - удивилась Фаэль, - все наоборот, все не так как надо
- Пустыня вообще таит множество тайн, - Морис отложил блокнот, и, устроившись поудобнее, начал лекцию. - Часто в воздухе над песками возникает обманчивая иллюзия – утомленные путники видят оазисы, где сверкающие водопады таят прохладу, а зелень пальм обещает отдых. Люди стремятся за миражами, а те остаются недосягаемыми.. Миражи зовут за собой, и убивают..
- А миражи это только когда над землей пальмы? – удивилась Алька.
- Обычно миражи показывают явление, происходящее на самом деле где-то далеко, - начал отвечать Морис, но Алька снова перебила его, тыкая пальцем вперед.
- Я вот про тот город спрашиваю – он мираж? Там же пальм нет..
Путешественники взглянули и поразились. Рядом шумел восточный базар, Спорили торговцы, степенно шествовали матроны, суетились мальчишки.. И все бы ничего, но только базар этот зависал над песком на высоте метров пятисот, и фигуры немного колебались, словно созданные голопроектором.
- Хороший мираж, - обрадовался попутчик. –Вот видите, а вы говорите ничего интересного в пустыне не бывает. Нам тут по заказу кино показывают.. Смотрите, вот сейчас тот мальчишка, сперва, будет пытаться украсть булку..
Шеф конторы неплохо знал сюжет, потому что через мгновение мальчишка и впрямь подскочил к лотку, и хватил булку и кинулся бежать. Торговец, на секунд оцепеневший от такой наглости, бросился за ним. Они бежали вдоль рядов, порой роняя с прилавков дыни, арбузы, яблоки.
- Какой правдивый фильм, - восхитился попутчик, когда первый арбуз упал прямо к нему на диван. – Морис, где у нас нож?
Но толком разрезать арбуз он не успел. Торговец с ходу врезался в тележку с дынями, и они обрушились вниз. К счастью, не на диван, а перед слонами.. Степка и Васька резко затормозили, с удовольствием ухватили по дыне, съели, и только потом стали грузить остальные к ногам путешественников.
Восторженные Фаэль и Алька кинулись помогать слонам собирать дыни и крупные красные яблоки, которые рассыпались вокруг повозки.
- Люблю яблоки, - обрадовалась Хани, перегнулась через бортик, поймала на лету самое красивое яблоко.
В этот момент мальчишка, почти убежавший от торговца, сбил с прилавка старую медную лампу. И она, вопреки всем законам тяготения, медленно полетела к земле, совершила небольшой вираж и опустилась прямо на колени к Морису.
- Никогда не любил сувениры, - пробормотал Морис, осторожно осматривая неожиданный подарок.
- Судьба, - философски заметила Хани, откусывая кусок уже вымытого яблока. – От ее подарков не отказываются.
Город заколебался и растаял, словно его никогда и не было.

Luxoria Прекрасная леди (11 Июн 2008 18:32)

Люкси и Лестард шли по оазису и о чем-то негромко переговаривались. Местные, мимо которых они проходили, бросали на парочку косые взгляды. Мало того, что эта девица ведет себя слишком своенравно – ходит, где хочет, не закрывает лицо, так теперь еще разговаривает с этим работорговцем, который везет на продажу целых девять наложниц. Да ни одна порядочная женщина к такому не подойдет и на пушечный выстрел, а эта еще и разговаривает! А чего они стояли, Аллах знает, сколько времени между теми двумя пальмами и смотрели на пустыню между ними, будто видели там что-то особое. Нехорошо все это! От таких людей всегда одни неприятности… Хоть бы они убрались отсюда поскорее…

- Слушай, Лёвушка, а давай объединим караваны и поедем дальше все вместе, - предложила Люкси. – Нам все равно в одну сторону. Что скажешь?
- Я считаю…
Но что там считал старший расследователь, девушке так и не суждено было услышать. Как раз в тот момент, когда Лестард открыл рот, чтобы ответить, над оазисом прокатился громкий вопль.
- Я убью этого мерзкого колдуна! – вопил Синдбад, заглушая все остальные звуки в лагере.
- Ну, попробуй, ошибка природы! – насмешливо ответил Толик. – Посмотрим, что ты сможешь мне противопоставить, кроме своего кривого ножичка!
Люкси вздохнула. Ну сколько можно? На каждой стоянке одно и то же! И почему мужчины всегда ведут себя, как дети малые?
- Ты не собираешься их остановить? – поинтересовался Лестард, пробираясь сквозь плотное кольцо зрителей поближе к драчунам.
- А надо? – обреченно спросила девушка, уже догадываясь, что ей ответят. – Ну подумаешь, развлекаются мальчики. Брачные игры у них, я-то тут при чем?
Лестард ничего не ответил, только пожал плечами и снова перевел взгляд на зачинщиков беспорядка. Люкси поправила прическу, одернула платье и решительно вклинилась между соперниками.
- Эй, а ну прекратите! Я не разрешаю вам устраивать здесь дуэли из-за меня!
- Не лезь, женщина, когда мужчины разговаривают! – рявкнул Синдбад, не удостоив девушку даже взглядом.
- И правда, дорогая, не вмешивайся, пожалуйста. Дай нам разобраться раз и навсегда! – подхватил Толик, перебирая в уме заготовленные про запас заклинания.
- Ах так! – рассвирепела Люксория. – Ну что ж, сами напросились!
И она, решительно развернувшись, покинула поле боя.

Забравшись в паланкин, Люкси решительно достала из сумочки паранджу.
- Ну, сейчас вы у меня оба попляшете, - приговаривала она, закутываясь в черную ткань. – Ну, я вам устрою!
- И что это ты задумала, хотела бы я знать, - вдруг раздалось за спиной. Люкси даже подпрыгнула от неожиданности.
- Елена, тебе не говорили, что пугать людей до полусмерти может быть чревато?
- Не заговаривай мне зубы, - прошипела крыса. – Говори, что ты собралась учудить на этот раз!
- Да ничего такого, - Люкси посмотрела на подругу самым честным взглядом, на какой была способна. Шеф бы уже давно поверил, но крыса продолжала смотреть на девушку все так же недоверчиво. – Просто хочу устроить мальчикам небольшой сюрприз… И хотела попросить Джину мне помочь…
Браслет на руке Люксории истаял белым дымом, и Джина поинтересовалась, поправляя жилетку:
- Я могу. Что надо делать?

- Ты уверена, что это хорошая идея? – в очередной раз спросила Елена, выглядывая из-за спины отдыхающего в теньке верблюда.
- Конечно! Здесь нас никто не найдет и никто не заподозрит. А Джина пока покажет нашим дуэлянтам, что такое крепкая женская рука! Я бы и сама могла, но что-то я не очень хорошо себя чувствую от этой жары. К тому же, так можно и ноготь ненароком поломать, а где я в пустыне найду хорошую маникюршу?
- А если девятая невеста вернется? – не унималась Елена.
- Не вернется! Ты же знаешь, какой напряг в этих оазисах с местами культурного отдыха. Там очередь в туалет сумасшедшая, так что часа два полной гарантии. Джина за это время сто раз управится…
- Все по коням! – раздался вдруг голос Лестарда. – В смысле по верблюдам! Пора в путь! Все на месте?
- Да! – раздался нестройный хор голосов.
- А где Зуль Фия?
- Вон она! За верблюдом! – крикнула одна из девушек как раз в тот момент, когда Люкси начала пятиться к ближайшей пальме. – Зуль, ты куда? Мы отправляемся!
Под подозрительным взглядом старшего расследователя Люкси пришлось вернуться и тоже залезть на верблюда. Елена незаметно запрыгнула в седельную сумку. Можно, конечно, было сбросить паранджу и признаться, но тогда весь план мести полетел бы верблюду под хвост. А так, караваны идут почти друг за другом, и Толик непременно нагонит их в следующем же оазисе.
- Ну, раз все на месте, тогда в путь! – подытожил Лестард и вскарабкался на верблюда. Караван медленно направился к воротам между двумя пальмами.
- А ведь я тебя предупреждала! – раздраженно прошипела Елена из сумки.

А тем временем на импровизированном ринге злой, как добрая сотня демонов, Синдбад уже в который раз пытался достать ятаганом проклятого зеленого колдуна, одновременно отбиваясь от стаи ос размером с воробья. Колдун только потешался, глядя на его попытки. Зрители улюлюкали, аплодировали колдуну и, кажется, даже делали ставки. Все это бесило Синдбада еще сильнее, но как добраться до проклятого соперника, он придумать не мог.
Именно в тот момент, когда араб собрал все силы для решающего рывка, которым он планировал сбить противника с ног, на ринг вышла пери. Правда выглядела она совсем не по перячьему – закрытый комбинезон цвета хаки, камуфляжные черные полосы на лице, волосы спрятаны под черную бандану. Колдун тоже онемел, глядя на новый образ жены.
Такой момент для внезапной атаки Синдбад просто не мог упустить. Внезапно бросившись вперед, он уже поднял ятаган для решительного удара, когда чья-то рука крепко схватила его за шиворот и резко дернула обратно. От неожиданности араб даже выронил ятаган и приземлился на пятую точку, глядя на пери с недоверием. Откуда у такой хрупкой девушки такая сила? Как она смогла так просто справиться с бывалым воином?
Но пока Синдбад собирался с мыслями, Люксория шагнула к мужу с таким грозным выражением лица, что Толик неосознанно отступил на пару шагов.
- А я что? Я ничего! Дорогая, не надо нервничать!
Люкси ничего не сказала, но ее взгляд перешел в следующую стадию бешенства. Толик понял, что еще немного, и его молодая жена станет молодой вдовой, и скоренько ретировался в палатку. Люкси пошла за ним
И в тот момент, когда за ними закрылся полог палатки, очертания лица Люксории стали таять и стираться. Через несколько секунд перед Толиком стояла довольная собой Джина.
- Как я вас, а! – рассмеялась джинния и хлопнула растерянного эльфа по плечу! – Видел бы ты свое лицо! А Синдбад вообще! Теперь будет Люкси обходить десятой дорогой!
- Так это была ты? – начало доходить до Толика. – А где же тогда Люкси?
- Должна быть где-то здесь. Они вместе с Еленой были. Давай поищем?
Но Люкси не было нигде. Ее никто не видел, никто не знал, куда она могла пойти. Толик устало опустился на диванчик в одной из палаток и спросил у потолка:
- И куда могла запропаститься моя жена?

Алька Прекрасная леди (11 Июн 2008 21:38)

С появлением миражей ехать стало веселее. Конечно, не все они могли похвастаться такой материальностью, как первый, но смотреть на них все равно было интересно.
А еще в них можно было кидать камушки.
Все миражи на это реагировали по-разному. Некоторые превращались в облака и улетали на поиски более уважительных зрителей, другие обижались и начинали кидаться в ответ.
Один раз попался идущий встречным курсом караван. Расшалившиеся Фаэль с Алькой приняли его за очередной мираж и хотели забросать камешками, но их вовремя остановил рассудительный Морис.
- Девушки, нормальные миражи камешками не кидаются! – напомнил он. – Или вы хотите убедить караванщиков в реальности слонов и нашего транспортного средства?
Как выяснилось, он недооценил известности Конторы. Потому что караванщик, загорелый до черноты мужчина мистралийской внешности, вежливо поприветствовал путешественников и пожелал удачи как им, так и их замечательным слонам.
Степка, умиленный таким обращением, поделился с мистралийцем долькой припрятанной дыни. Караванщик осторожно обнюхал фрукт и пообещал засушить его. На память об этой замечательной встрече.
- Если бы это был голдианец, он бы продал нашу дыньку на амулеты, - хихикнула Ханаэль, когда караваны разошлись.
- А если бы мы были на Альфе, нас бы замучили просьбами сфотографироваться, - дополнила Алька.
- А теперь знаю, что такое кино! – неожиданно сказала Фаэль. Мир Альфа всегда ассоциировался у нее с кучей новых, непонятных слов. Впрочем, со значением кое-каких из них хоббитянка уже начинала разбираться. – Это такие цветные картинки, правильно? Они еще должны двигаться и говорить!
- В принципе, определение верное, - согласился Морис.
- Смотрите, а вон тот оазис настоящий или нет? – спросила Алька, снова перебравшаяся на спину Ваське и изображавшая из себя впередсмотрящего. – Вроде, не летает…
Попутчик привстал с диванчика и окинул взглядом группу пальмочек вместе с прилагавшейся к ним травой и ручейком.
- Причаливаем! – скомандовал он голосом капитана, узревшего долгожданную землю. – То есть, приземляемся. Ночевать будем здесь!
- Давно пора дать слоникам отдохнуть, - поддержала его дочь. – Они, бедные, весь день летели.
- Да нам не трудно… - засмущался Васька, однако оба слона дружно свернули к оазису. – Чур вон та полянка моя!
- Только без эксцессов! – предупредил его Степка, и слоники засмеялись.
Эби, улетавшая вперед неспешно паривших слонов, уже дожидалась путешественников в оазисе.
- Я все здесь уже осмотрела! – деловито доложила она. – Опасностей нет, других людей нет, источник в трех метрах к северу, место для палаток – в двух к югу. Кочки я там уже выровняла.
И драконица гордо покосилась на слушателей, проверяя, оценили ли они ее речь. Попутчик, ухмыльнувшись в усы, дал отмашку Морису. А тот, вспомнив худшие свои привычки, рассыпался в благодарностях настолько многословных, что даже сам Попутчик потерял нить его рассуждений уже через полминуты.
- Короче, спасибо! – сократила его речь Ханаэль. – И учтите, пока все руки не помоете, ужинать никому не дам!

Морис Горячий кабальеро (12 Июн 2008 18:49)

Как хорошо после высушивающей пустыни отдохнуть в ночной прохладе оазиса! Даже путешествие на удобном караван-диване все равно выматывало. Поэтому сон пришел быстро. Как-то слишком быстро! Даже изумрудный заяц забрался на руки к Фаэль и спокойно уснул. Не спалось только Тиму. Маленький котенок с волнением бродил туда-сюда, он чувствовал что-то необычное, но никак не мог понять, что именно. Наконец, он подсел ближе к хозяину и внимательно прислушался.
То, что произошло дальше, для всех, кроме него, было абсолютной неожиданностью. Правда, поскольку все остальные спали, то этого диалога никто не слышал. Но это не значит, что его не было.
Наибольший интерес этот разговор представлял для Мориса, поскольку эти слова звучали где-то в его подсознании, однако он остался тайной и для него.

Первый голос звучал как-то радостно, как будто вырвался на свободу:
-Ну, наконец-то! Кажется, я могу говорить! Правда, слушать меня некому. Морис, Морис, проснись.
-А ну, не буууди его, - неожиданно для первого промяукал другой голос. – Ты у меня сейчас успоукоишься и сноува замолчишь.
-А-а-а, так вот кто мне мешал все эти дни! Только я освоился, только-только стал с клиентом общаться, как меня тут же кто-то рот заткнул. Это ты, зеленый мерзавец?
-Попрошу без оскоурблений! Это ты, паразит, уже давноу поселился в его теле и только меушал ему жить.
-Я? Мешал? Да я его жизни учил! Что этот твой бард знает о жизни? А ты лишил его моих ценных советов. Не давал мне слова сказать! Ты был готов вдохновлять его на все что угодно, даже на перевод какой-то там Песни Песен, лишь бы он не слышал меня.
-Дааа, и у меняу это получилось! Пока голова человека полна вдохновенных замыслоув, пока он хоучет и может творить, ему будет некогда оутвлекаться на всякие глупости.
-Глупости? Ха, да с моими способностями я могу ему предложить весь мир! И теперь ты меня не остановишь.
-Дааа, ты уверен?
-Уверен, я это чувствую! Раньше ты черпал силы из Пляжа, но теперь его нет, ты один на один против меня!
-Нет, - внезапно промяукал Тим. – Здесь есть еще что-то. Какая-то сильная магия. И похоже, враждебная.

Маурисьо перестал пререкаться и тоже прислушался к своим ощущениям.
-Я чувствую, что тут чтоу-то не так, - продолжал Тим. - Они уснули, и даже не позаботились выставить посты…
Внезапно котенок вскочил и от неожиданности испуганно мявкнул
-Что там такое? – испугался Маурисьо.
Тим вскочил и побежал в сторону пустыни.
-Ну что, что там происходит? – закричал Маурисьо.
-Ты не поверишь, - промяукал ему вернувшийся Тим. - Оазис со всех сторон окружает кольцо огня. А лампа… та самая, которую Морису подкинули с миража-базара, сама выбралась из багажа, стоит в стороне и светится.
-Похоже, что мы попали в плен к какому-то джинну, - испуганно закричал Маурисьо. – Мы в этом кольце как в ловушке! Он еще и усыпил всех. Давай попробуем вместе разбудить Мориса!!!
Надвигающаяся опасность ненадолго сплотила врагов. Встревоженный Тим бросился к хозяину и принялся слегка покусывать его за пальцы левой руки. Одновременно оба в два голоса принялись кричать: «Проснись, проснись!», «Просыпайся, бард несчастный, это я – Маурисьо!». Неожиданно совместные действия помогли – Морис открыл глаза.

***********

-Что такое? Кто это? – спросонок Морис никак не мог понять, что происходит. – Маурисьо? А где вы пропадали, почему молчали все время!
-А вы прикажите вашему котенку меня не заглушать, он все это время не давал мне и слова сказать! – тут же наябедничал Маурисьо - Это же посягательство на вашу свободу. Этот зеленый мерзавец теперь решает, с кем вам можно разговаривать, а с кем – нет!
Тим, возмущенный таким коварством, только обиженно мявкнул:
-Ты вообще не о том гоуворишь! Морис, смотри, похоже, что в твоей лампе устроился какой-то джинн. Оазис окружен стеной огня, а все спят!!!

Морис внимательно огляделся по сторонам и бросился к попутчику, но, сколько бы он не тряс его за плечо, тот не просыпался. С остальными – то же эффект. Даже Васька и Степка громко сопели в своей палатке.
-Оучевидно, какой-то волшебный сон, - продолжил Тим. – Толькоу на тебя он не подействовал до конца из-за Маурисьо.
-А почему это он не подействовал на тебя? - тут же отреагировал Маурисьо.
-Потому, что коты менее всех чувствительны к магии. А волшебные коты – тем боулее.
-Хватит спорить! – остановил их Морис. – Нужно разобраться, что здесь происходит.

Проклятая лампа сияла таинственным светом. Морис подошел к ней поближе. Внезапно из лампы повалили клубы дыма, а когда они рассеялись, перед глазами Мориса предстал джинн – худощавый тип в деловом костюме, с кожей синюшного оттенка, вытянутым унылым лицом, и очками в тонкой оправе. Он висел в воздухе, сидя по-турецки, и осматривал окружающих скучающим взглядом.

-А вы почему не спите? – равнодушно произнес он. – Согласно произведенному мною заклинанию, эффективность данного волшебного сна составляет 99%. Вы не должны были проснуться!
Этот равнодушный тон пугал сильнее, чем самая страшная угроза.
-Это вы окружили оазис огнем?
-Огонь – есть гибель всего, что мешает нормальной жизнедеятельности.
-Вы что, хотите нас сжечь вместе с оазисом? – при столкновении с таким воплощенным равнодушием, Морис буквально опешил.
-Я ничего не хочу. Я только выполняю распоряжения клиента. Дальнейшие переговоры бесполезны.
И джинн повернулся к ним спиной, сделал несколько пассов, и стена огня стала немного выше. Морис остолбенел.

-Что, не получилось? – забормотал Маурисьо. – Ты слишком хорошо воспитан, вот и пасуешь перед бюрократами. А у меня есть идея - давай я с ним потолкую!
От такой наглости Морис опешил, а Тим просто зашипел.
-Ты с ним потолкуешь? Как? Будешь мне суфлировать?
-Ну, зачем же! Он же джинн. Значит, может сделать многое, даже необычное. Скажи ему, что у тебя есть внутренний голос, и он хочет с ним поговорить. Один на один. Ты не забудь, я был поверенным, юристом, и знаю, как обращаться с бюрократами. Поэтому… суфлировать тебе, извини, не буду. Не хочу выдавать тебе свои профессиональные секреты. Ну, как, согласен?
Морис поглядел на Тима. Обиженный на коварство мистралийского вампира, тот, конечно, хотел, было, возразить, но не мог предложить ничего взамен. А с этим джинном нужно было разобраться.
Морис подошел к лампе. Чувствуя себя полным идиотом, он произнес.
-Не будет ли любезен многоуважаемый джинн, выслушать один на один мой внутренний голос?
Очевидно, магическая задача, которую Морис поставил перед джинном, заинтересовала последнего. Джинн внимательно посмотрел на него, достал из воздуха какую-то книжку, что-то прочитал, сделал несколько пассов. В руках у него появился старинный слуховой рожок, который он приставил к уху.
В этот момент Морис услышал в голове какой-то странный шум. Понятно было, что Маурисьо разговаривал, но не одного слова разобрать было нельзя, похоже, что джинн успешно глушил их. Наконец, шум стих.

-Есть решение проблемы, - доложил Маурисьо, - ты можешь стать его частным клиентом. Кроме своей основной работы, этот джинн… скажем так, предоставляет дополнительные услуги. Ты подписываешь стандартный контракт на исполнение трех желаний, после чего джинн ничем не сможет тебе навредить. Более того, после подписания контракта он обязан предоставить тебе всю информацию, которая не является секретной по другим контрактам. И мы заодно узнаем, кто его послал.
-Осторожно, - промяукал Тим, - похоже, что это ловушка.
-Молчи, блохастый, - прикрикнул на него Маурисьо, - другого выхода все равно нет. И вообще, с тобой ничего не случиться, а если погибнет Морис, погибну и я. Так что я забочусь о своей шкуре. И учти, времени на раздумье нет.
-Хорошо, попробуй, - нехотя согласился Тим. – Нам нужно выиграть время.
-Ну что же, в свое время мне удалось избежать неприятных желаний - удастся и на сей раз. Уважаемый джинн, я хотел бы стать вашим клиентом.
Джинн подлетел поближе, внимательно подглядел на Мориса сквозь очки, и протянул ему лист пергамента.
-Ну что же, стандартный контракт на три желания, - уже с некоторой заинтересованностью произнес он. - Прошу обратить внимание на пункт о неразглашении. Вплоть до исполнения вашего третьего желания вам запрещается рассказывать своим друзьям о наличии данного контракта и моей волшебной сущности. Подписывайте.
Внимательно прочитав контракт, Морис постарался никак не выдать своего удивления. Ну, в каком еще деловом документе можно было найти «выполнение магических услуг по претворение в жизнь желаний Клиента», «неограниченный диапазон желаний»? Конечно, напоминало недавнюю историю с инопланетянами, но сейчас другого выхода не было. Кроме того, каких-то явных неприятностей и недомолвок текст контракта не сулил. Все логично и не слишком обременительно. За исключением того, что возможности его разорвать до исполнения всех трех желаний практически не было. Еще раз подумав, Морис взялся за перо, которое ему услужливо поднес джинн, и подписал.

-Оба экземпляра, пожалуйста, - произнес джинн, - вот так. Один – мне, другой – вам.
Тон его разительно изменился, на лице джинна возникла улыбка в тридцать два зуба, голова почтительно склонилась, а весь его вид выражал только одно «Я к Вашим услугам».
-Теперь я готов выполнить три ваших желания, - улыбаясь, сообщил джинн, - а заодно и предоставить всю необходимую информацию.
-Странно все как-то, - произнес Морис. – Какие-то контракты. В старых сказках стоило только потереть лампу, и джинн выполнял все твои желания.
-Абсолютно архаичная трактовка субординации, устанавливаемой между джинном и объектом приложения его магических услуг, - слегка поморщившись, произнес джинн. – В настоящее время джинны специализируются на новейших методах продаж. Особым спросом пользуется метод базового контракта.
-И каково же условие вашего контракта относительно нас? – решил принять его игру Морис.
-В соответствии с моим базовым контрактом, в мои обязанности входит ваша защита от любых внешних посягательств вплоть до вашего прибытия в город Бэдат.
-Так это была наша защита?!! – возмутился Морис.
-Да. От всех возможных хищных зверей и прочих неприятностей, которые таит пустыня. Утром, когда все проснутся, она будет снята так, что ее никто не заметит.
-А зачем вы нас усыпили?
-Мне предписано хранить ваш здоровый сон для поддержания бодрости духа и тела.
-А с кем это вы заключили такой контракт, позвольте спросить?
-Пункт 17, подпункт «г», третий абзац моего контракта запрещает мне разглашать кому бы то ни было подобную информацию.
Маурисьо противно захохотал. Морис, поняв, что его надули, даже слегка опешил. Воспользовавшись этим, джинн приступил к выполнению своих обязанностей:
-Ну что же, теперь первое желание. Итак, исполняю.
-Стоп! – с изумлением закричал Морис.
-Что такое? – недовольно поморщился джинн.
-Какое первое желание? Я же ничего еще не пожелал!
Джинн посмотрел на него с укоризной:
-В заголовке же ясно написано – стандартный контракт. А по законам нашего мира, стандартный контракт с джинном на три желания включает следующие пункты: «а) стать величайшим богачом, чтобы попросить руки прекрасной принцессы; б) спасение от какой-то неожиданной напасти; в) разное».
-Ничего себе «стандарты»! Да на ваши стандарты принцесс не напасешься! – возмутился Морис. - То есть, чтобы я мог попросить у вас что-то в соответствии со вторым и третьим пунктом, вы должны сначала исполнить первое «стандартное» желание?
Джинн открыл рот, чтобы произнести очередную тираду.
-Отвечайте только «да» или «нет», - приказал Морис.
-Да, - сухо произнес джинн. – Только как-то до сих пор от богатства и руки принцессы никто не отказывался.
-Вот она – ловушка, - раздался голос Тима. – Одних «исполнителей желания» ты избежал, а на других – нарвался.
-А что тут такого? – возразил Маурисьо. – Замечательное желание.
-Стоп. Исполнение первого желания откладывается, - жестко произнес Морис. – Не отменяется, но откладывается. И время его исполнения назначу я сам, – и он подмигнул Тиму.
Джинн недовольно поморщился, съежился и, недовольный, полез в лампу.
-А что надо сказать на прощание? – крикнул ему вслед Морис.
-Слушаю и повинуюсь! - прозвучало из лампы, однако с интонацией, с которой обычно говорят «Чтоб вы …» или что-то еще похуже.

Морис спокойно уселся на землю, машинально теребя в руках какую-то веточку. Уже даже стена огня его не пугала. Ситуация, в которую он попал, оказалась гораздо более серьезной. Вместо того чтобы обдумать и рассуждать логически, он бросился действовать. И получил серьезную проблему.
-Похоже, что я купил кота в мешке! Извини, Тим, я не про тебя, ты же понимаешь, - с горечью произнес Морис. – Мы так ничего и не узнали, а еще я приобрел джинна, три желания и принцессу в перспективе. Нет, дон Маурисьо, лучше молчите. Ваши аргументы меня не интересуют. Как было хорошо раньше, когда я вас даже не слышал!
-Ну и…, пожалуйста, - обиделся Маурисьо, - я ухожу, до свидания!
-«До свидания» - это значит, что он еще вернется, - улыбнулся Морис. – Впрочем, ничего другого я не ожидал.
Тим подошел поближе к хозяину и замурлыкал.
-Да не переживай ты так из-за меня, я же не расстраиваюсь, - Морис погладил зеленого разбойника. - Прорвемся!

***********
Когда все обитатели Конторы проснулись, никто ничего не заметил. Как будто ничего и не было. Только попутчику показалось, что Морис выглядит каким-то невыспавшимся.
-Ты что, не спал всю ночь? – удивленно спросил попутчик.
-Нет, почему же, спал, - спокойно ответил ему Морис. – И видел разные сны…
-Так, о снах поговорим попозже, - скомандовала Хани, – а пока быстро умываемся, завтракаем и взлетаем поскорее, пока еще не очень жарко.
После завтрака «караван-диван» снова поднялся в воздух. Путешествие продолжалось. Васька со Степкой, наевшись фруктов, летели медленно, не спеша. Первой не выдержала Эби.
-Нет, что-то мы скучно летим. Вы как хотите, а я полетела вперед на разведку! – Эби взмахнула крыльями и устремилась вперед.
-Морис, так что же все-таки произошло? – снова задал свой вопрос попутчик.
-Все в порядке! – соврал Морис и украдкой взглянул на Тима.
Попутчик сделал вид, что поверил.

Luxoria Прекрасная леди (12 Июн 2008 19:01)

Пост Дракоши

Дракоша летела впереди, а иногда, если честно, сворачивала в сторону и рассматривала пейзаж под собой. Хотя особо смотреть там было нечего. А если сказать совсем честно, то ничего кроме песка и редких колючек снизу не наблюдалось.
- Дюна, еще дюна, бархан, колючка, и вот колючка, а вот мужики.
"Какие еще мужики?" - одернула себя Эби и пригляделась. - "Самой что ни на есть бандитской наружности".
Эби стало интересно, что с десяток бандитов делают в такой негостеприимной местности, да еще так далеко от оазиса.

- Сим-сим, откройся, сим-сим откройся, - яростно бормотал один из них. - Гад! Сволочь!!! Да еще 10 золотых слупил за эту чушь, да я ему его козлиную бороденку повыщипываю, звездочет ср…
- Атаман тут...
- Молчать!!!! - Рявкнул атаман, и добавил еще парочку слов, от которых колючки на близлежащем кактусе съежились и опали.
- Ябеда, - сказала Дракоша и показала язык.
А тем временем атаман топтался возле каменой двери, непонятно как укрепленной прямо в дюне.
Хотя, как – это Эби поняла, когда рассмотрела узор на двери.
- Ну надо же, Хранитель! - восхитилась она, - интересно, что же там такое?
- Вот и мне очень интересно, ты даже не представляешь как..
Тут вожак наконец понял, что появился третий лишний, и с удивлением воззрился на Дракошу.
- Здрасьте, - вежливо поздоровалась та, - а может надо на другом языке...
Шайка задумалась.
- Ну, я знаю по-тролльи, - сказал здоровый детина ,у которого, судя по роже, эти самые тролли были в близкой родне.
"Очень близкой родне!" - поправила сама себя Эби.
- ....................ть, гхыр.........
Все с надеждой уставились на дверь. Лицо хранителя было насуплено и выражало крайнее недовольство.
- А может эльфийский, - предложил тощий и патлатый тип.
Атаман махнул рукой.
Лучше б он молчал. Такого эльфийского Эби еще не слышала - с какими-то причмокиваниями, пришепетываниями и явным заиканием.

Эби с интересом за всем этим наблюдала, даже выучила пару новых словечек на тролльем и уже предвкушала, как она поделится этими знаниями с Алькой.
- А может надо как-то по-другому, другое заклинание например...
Бандиты дружно уставились на Дракошу, и та поняла - надо срочно говорить заклинание. А то придется либо драпать, либо драться. А ни того, ни другого ей не хотелось.
- Ну вот хотя бы это:
"Сим-Сим, откpойся, Сим-Сим, отдайся,
Да ты не бойся и не стесняйся.
Я не насильник, повеpь мне, Сима,
Hо жить так дальше невыносимо".
Лицо хранителя подобрело, и на нем появилось благосклонное выражение.
- Ну... - грозно проговорил главный
- Что "ну"? - переспросила Дракоша. - Тебе надо, ты и пой.

Где-то через пол часа:
- Не помогает, - осипшим голосом проговорил атаман.
- Может надо как-то веселее, - предложила Эби, - вон смотри, у тебя целых десять человек прохлаждаются, пока ты тут работаешь за всех. Пусть потанцуют.
Хранитель явно подобрел еще чуть-чуть.

Еще через пол часа:
- Ну я это... того... Полечу. Меня там папа с мамой ждут, - проговорила Дракоша, пятясь задом от еле двигающихся под «сим – сим, откройся» бандитов. - Вы не унывайте, отдохните, вечерком по прохладе еще попробуете.
И Эби шустро полетела к своим.

Хранитель был доволен. За тысячу лет его существования ему не было так весело.
Он даже начал подумывать, а не приоткрыть ли немного дверцу чтобы бандиты задержались подольше.

Алька Прекрасная леди (12 Июн 2008 20:45)

- Эта пустыня какая-то совсем пустая! – возмущалась Алька. – Почему она вся не может состоять из оазисов?!
- Потому что тогда она была бы не пустыней, - логично отвечала Ханаэль.
- А чем? – Фаэль сидела на бортике дивана и дрыгала ногами. – Вот как может называться пустыня, состоящая из одних оазисов? Оазисиня?
- Это будет называться другой климатической зоной, - поведал Морис. – И растительность там будет другая.
- А вот у нас на Пляже есть и песок, и пальмы, - возразила Алька, - причем везде. Жаль, что здесь нельзя придумать речку!
- Ой, а кто это там такой страшненький?! – Фаэль углядела на бархане небольшого грызуна, провожающего путешественников круглыми бусинками глаз.
- Это, - Попутчик привстал с сиденья, - пустынный скалозуб. Кстати, некоторые их находят весьма симпатичными.
- Так вот они какие, скалозубы! – Алька тоже уставилась на зверька. – А давайте его поймаем!
- У нас мешка нет, - отказалась от идеи Фаэль. – Добычу складывать некуда будет.
- Эх, вот вечно так… А вон там что за ящерка?
- Варан, - просветил девушек Попутчик. – Точное название вида, конечно, не скажу…
- Так сейчас в энциклопедии найдем! – Алька выкопала книжку откуда-то из-под сиденья и тут же принялась листать. – А здесь такого и нет. Давайте подлетим поближе, я хоть зарисую!
- Может, его еще в твою честь назовут! – предположила Фаэль, и слоны направились к мирно гревшейся на песочке ящерице.
Однако, когда варан увидел, что именно летит к нему, у него встала дыбом отсутствующая шерсть. Бедное животное застыла памятником самому себе, а потом резко развернулось и со всех лап бросилось куда-то за бархан.
- Стой! – завопила вслед Алька. – Научное открытие убегает!
И слоны бросились в погоню.
Быстро проносились мимо барханы, сливаясь в единую желтую линию, позади повозки облаком взвивался песок.
Варан, один раз оглянувшись, припустил еще быстрее и, в конце концов, зарылся в песок вместе с головой и хвостом.
- Ну вот, где теперь его искать? – огорчилась исследовательница.
- Ты лучше подумай, где ты на слонов воды напасешься! – укорила ее Ханаэль. – Посмотри, совсем их измучили!
- А вон в том оазисе попить, наверно, можно будет, - указала рукой Фаэль. Впереди, совсем рядом, действительно красовался очередной оазис.
- Странно, по карте его быть вроде не должно, - отметил Морис. – Может, это мираж?
- А вот сейчас подъедем и посмотрим!

попутчик Горячий кабальеро (13 Июн 2008 12:05)

пост Русича
Заметив отсутствие жены, Толик едва не впал в панику. Он порывался куда-то бежать, искать, вы скосил из палатки, пометался по оазису, но потом присел на камешек возле озера и задумался. Люксория нужна похитителям только из-за своей красоты, значит обидеть они ее не посмеют и у мага есть время ее догнать. А куда могли отправиться похитители? Только за ворота.
Толик подошел к проходу и увидел все того-же пресловутого детину в рюшечках и с дубинкой в руках..
-Можно мне пройти? - поинтересовался Толик. Детинушка пожал плечами.
-Можно, - пропищал он. - Если чем-нибудь меня удивишь.
-Песню спеть? Или станцевать?
-Старо - махнул рукой охранник. - Это все уже было, да и песни про пиво и про сгущенку я тоже уже слышал.
-А балет на льду ты видел? - ехидно поинтересовался Толик. Детинушка воззрился на него с удивлением.
-Побойся Аллаха! Откуда в пустыне лед?
-А хочешь увидеть?
-А можно? - на лице охранника явственно отразилось мечтательное сомнение. Толик самодовольно ухмыльнулся и вызвал парочку саламандр.
Если расплавить песок, то что получится? Стекло, а если его отшлифовать, то будет ничуть не хуже льда. И через какие-то пятнадцать минут Толик, прихватив одного караванного верблюда, продефилировал в ворота - охранник счастливо гонял по поверхности стекла. Никто не заметил прошмыгнувшего вслед за магом Синдбада.

Тихий Горячий кабальеро (13 Июн 2008 16:03)

Маленький караван шел по пустыне. Особого строя никто сохранять не пытался, все лишь старались держаться поближе друг к другу. Палящее солнце не располагало к беседам. Леонард Лестард ехал позади каравана и внимательно присматривался к путницам. Все девушки выглядели практически одинаково в своих паранджах, но одна из них имела какое-то неуловимое различие. Порассматривав её ещё немного, Лестард легонько ударил своего верблюда пятками по бокам, и догнал отличающуюся девушку. Та быстро взглянула на него сквозь паранджу и тут же отвернулась. Лестард некоторое время ехал рядом с ней, а затем тихо спросил.
- Люкси, куда ты дела Зуль Фию?
Девушка вздрогнула и посмотрела на Лестарда.
- Как ты догадался? – тихо спросила она.
- Работа такая – все видеть, - проворчал Лестард, - так где она?
- Она осталась с моим бывшим караваном. О ней там позаботятся, не беспокойся.
- Я беспокоюсь, как бы она там не натворила дел с перепугу. Ты специально выбрала самую молоденькую девушку?
- Нет, а что?
- Ей шестнадцать лет, она только что из разведшколы. А в детстве вообще беспризорницей была. И прекрасно владеет боевыми искусствами. Если её, не дай бог, кто-то попробует обидеть, или даже ей покажется, что её хотят обидеть… Лично я бы не рискнул с ней связываться. Как и с любой из остальных девушек тоже. Впрочем, вряд ли случится что-то серьезнее небольших ушибов… А могу я поинтересоваться, зачем тебе понадобился этот обмен?
- Ну, я хотела Толику отомстить, за то, что он дрался с этим психом, да ещё меня послал!
- Будь я мистралийцем, или этим психом, к примеру, я бы сказал, что тебе не хватает кротости, - задумчиво проговорил Лестард.
- Чего!? Что ты сказал!?
- Успокойся, я говорю чисто умозрительно. Я ведь не мистралиец и тем более не этот… - Лестард выразительно покрутил рукой возле головы.
- Ни! За! Что! Ни за что я не буду кроткой и покорной женой! Вот вам! И тебе, и Толику! – и Люксория из-под паранджи показала Лестарду две фиги. Девушки начали изумленно оглядываться на нее, но Лестард сделал им знак сохранять спокойствие.
- Успокойся, Люкси, я имел ввиду немного другое. Твой муж любит тебя такой, какая ты есть, и ему нравится твоя независимость – иначе зачем бы ему жениться? Но если двое мужчин дерутся за женщину – этому не стоит мешать. Мистралийские женщины прекрасно знают это правило и всегда его придерживаются.
- Но я-то не мистралийка!
- Я знаю, но сути дела это не меняет. Дух соперничества – это то, что движет мужчинами. Не стоит подрезать нам крылья. Если бою суждено быть – он произойдет. С этим стоит смириться.
- Да почему?
- Ну, мужчины же мирятся с женскими капризами, - пожал плечами Лестард, - Вы – женщины, и вы имеете на это право.
Люкси сначала задохнулась от злости, но затем задумалась. Да, мужчины прощают женщинам многое. Но и женщины многое прощают мужчинам! Хотя… Что тут мериться – кто кому больше прощает… Люкси решила, что подумает об этом позже.
Тем временем маленький караван подходил к оазису. Передние верблюды со всадницами уже вошли под сень деревьев. Как только отряд спешился, к Лестарду и Люксории подошла Гюль.
- Знакомься, Гюль, это Люксория, сотрудница Адвокотской Конторы. А это Гюль Ча-Тай, предводительница наших девушек, - Люкси и Гюль, успевшие избавиться от паранджей, синхронно кивнули друг другу.
- Зуль Фия сейчас находится в бывшем караване Люкси. Мы дождемся их здесь и дальше пойдем вместе. Надеюсь, у тебя нет возражений?
- Нет, - улыбнулась Гюль, - Я лишь боялась за Зуль Фию, ты же знаешь, она самая юная из нас.
- Да, я знаю. Но, к сожалению, уже ничего не могу изменить.
- Думаю, с ней все в порядке, она умная девочка. Пойду помогу остальным с обедом, - Гюль поклонилась и ушла. Лестард улыбнулся Люкси и последовал за ней.

***

После обеда довольный и сытый Леонард лежал на зеленой травке на берегу небольшого озерца. Девушки расположились рядом, болтая о чем-то своем. Вдруг что-то заставило Лестарда насторожиться. Какой-то звук… Он приподнялся на локте и внимательно огляделся вокруг. Кажется, все тихо, но оазис велик, и тут вполне может спрятаться ещё целый караван. Старший расследователь поднялся на ноги и ещё раз прислушался, приоткрыв рот и закрыв глаза. Этому фокусу он научился ещё в детстве. Когда открываешь рот, то слышно лучше, а закрытые глаза позволяют лучше сосредотачиваться на слухе. Неподалеку хрустнула ветка, а потом раздался звук, будто чем-то мягким приложились об ствол пальмы. Лестард обернулся. Все девушки смотрели на него. Он подал сигнал готовиться к бою. Девчонки сразу подобрались, скинули мешающиеся паранджи и тоже стали напряженно прислушиваться. Одна только Люкси все продолжала сидеть, удивленно вертя головой. Она открыла рот, собираясь что-то сказать, но Лестард быстро приложил палец к губам и покачал головой. После чего снова повернулся в сторону оазиса. Тут и началось.
Из зарослей высокого тростника с визгом и улюлюканьем выскочила толпа неряшливо одетых, но прекрасно вооруженных мужчин. Однако оружия они не доставали, и бросились на девушек с голыми руками. Некоторые держали в руках веревки. Было очевидно, что девушек собирались брать живьем.
И начался неравный бой.
Бедные безоружные бандиты летали через пальмы, как ласточки, приземляясь на головы своим соратникам. Девушки махали руками и ногами с невероятной скоростью и точностью, казалось, будто в оазисе невесть откуда появилось восемь чудесных огромных бабочек. Будущие жены царя Соломона показывали класс.
Под шумок один из бандитов решил поживиться багажом отряда, и засунул руку в седельную сумку на одном из верблюдов. И тут же отскочил, визжа и ругаясь, потрясая прокушенными пальцами. Зубы у синей крысы были весьма острыми.
А Лестард и Люкси стояли прямо в середине кучи-малы. Восемь девушек держали круговую оборону. Изредка кто-то из бандитов падал внутрь круга, тогда Лестард быстро и деловито вязал ему руки его же собственным кушаком. Да ещё изредка кто-то успевал проскочить мимо одной из девушек – все же бандитов было слишком много. Ошалевший от своей удачи бандит – как же, прорвался мимо страшных дьяволиц! Уж сейчас-то он им со спины покажет! – немедленно нарывался на крепкий кулак старшего расследователя, и присоединялся к куче, постепенно образовывавшейся в кольце, обороняемом девушками.
Люкси тем временем, сдавленно ругаясь, пыталась что-то отыскать в своей сумочке.
- Да что ж это такое, почему ничего не находится? Где мой автомат? Кувалда? Газовый баллончик, в конце концов!? Я же все туда клала!
Вдруг прямо перед Люкси, тоже прорвавшись мимо девушек, образовался никто иной, как достопочтенный Синдбад-мореход. Лестард в это время был занят связыванием сразу двух бандитов, и не успел даже обернуться, как Люкси заорала:
- Ах ты засранец! Ах ты ублюдок! Так это ты натравил на нас этих обормотов!? Лёвушка, ты только посмотри!
- Да, я нашел тебя, пери, - расплылся в сальной улыбке Синдбад, - пойдем со мной, пери! Я сделаю тебя любимой женой в своем гареме, я одену тебя в лучшие шелка, ты будешь кушать лучшие сладости и пить самый сладкий нектар! И ты научишься покорности!
Этого Люкси уже не могла вытерпеть. Маленький женский кулачок с острыми твердыми костяшками со всего размаху прилетел Мореходу в глаз. Не ожидавший такого от пери Синдбад развернулся от удара на сто восемьдесят градусов и увидел перед собой нехорошо глядящего Лестарда.
- А что я такого сказал? – спросил обескураженный восточный мачо у старшего расследователя.
- Да не бери в голову, - посоветовал тот, вырубая его точным ударом в челюсть.

***

Бой подходил к концу, и завершался он полной победой Лестарда и компании. В круге, обороняемом девушками, лежало кучей не меньше семи связанных и оглушенных бандитов, включая Синдбада. Ещё человек сорок было живописно разбросано вокруг и развешано на пальмах. Оставшиеся на ногах немногочисленные бандиты улепетывали на другую сторону оазиса. Их никто не преследовал. Лестард подошел к Гюль и поклонился:
- Мое почтение, госпожа. Великолепная работа!
- Спасибо что прикрывали наш тыл, господин расследователь, - улыбнулась Гюль.
- А это ещё кто? – произнесла за их спинами Люкси.
Из зарослей действительно показался ещё один человек. Одет он был в яркий шелковый халат, и такой же тюрбан. От бандитов он явно отличался чистотой одеяния и горделивой осанкой. Встав напротив отряда, он начал делать руками странные пассы.
- Эй, а ну прекрати колдовать! – Лестард бросился к магу, но не успел до него добежать. В его голове зазвучала странная тягучая мелодия. Ноги мгновенно стали ватными, веки налились свинцом, и Лестард понял, что ужасно устал и ужасно хочет спать… Споткнувшись о какую-то кочку, Лестард упал на спину, развернувшись в полете лицом к своему отряду. Уже сквозь сон, он увидел, как подгибаются колени у девушек, и те тоже засыпают. Вместе с ними засыпали и верблюды, привязанные к пальмам… Верблюды… Пальмы… Песок… Мелодия усилилась, и веки старшего расследователя сомкнулись сами собой.

попутчик Горячий кабальеро (13 Июн 2008 19:45)

Оазис миражом не был. Самые настоящие пальмы окружали самое настоящее озеро, возле которого уже расположилась на отдых пара караванов. Степка и Васька, сбросив постромки, забыли все приличия и кинулись в воду, распугав неторопливых верблюдов. Фалька и Алька, завизжав от восторга, бросились следом за ними, и устроили веселые догонялки. Хани осторожно потрогала рукой воду, сморщила носик, аккуратно подстелила невесть откуда взятую тряпочку, и уселась на берегу, наблюдая за игрой.
на за веселье с высоты повозки, но присоединяться к игрокам не спешили.
- Что, даже по травке не побегаете?- удивился Морис.
Тим дернул хвостом, а заяц только пошевелил ушами, словно удивляясь людской непонятливости.
- Чем-то не нравится этот оазис нашим музам, - прищурился попутчик. – считают его неправильным..
- Что тут неправильного? – оглянулся Морис. И замер, чуть не забыв закрыть рот.
От озера к повозке шествовал джинн. Но что это был за джинн!
Огромный, слегка небритый двухметровый детина, с дубинкой в руках, одетый в маленькое розовое платьице. По бокам головы торчали два хвостика, ленточки на них тоже были розовые. И сандалии пятьдесят шестого размера на толстых волосатых ногах, торчащих из-под короткого платьица – тоже розовые. И эти ноги несли джинна прямо к повозке.
- У меня солнечный удар, - констатировал Морис. – Мне чудятся джины в розовых платьицах.
- Не обольщайся, - усмехнулся попутчик, - глюки на двоих не делятся. А я его тоже вижу.
Детинушка попытался погладить верблюда, животное удивленно отшатнулся, физиономия джинна скуксилась, куцые хвостики с розовыми бантиками затряслись, рот приоткрылся.
- Противный, гадкий, не уважаешь! – джинн зло пнул ошалевшего верблюда и попытался ударить его дубинкой. – Я научу тебя меня любить! Меня все должны любить! А кто не любит, того я дубинкой!
Верблюд удивленно посмотрел на джинна и на всякий случай потрусил на другую сторону озера. Детинушка с обидой посмотрел вслед и прямиком направился к попутчику.
-Пивет! – пробасил детинушка, подходя к ним. – я тут вас жду, жду.. Вам вон в те ворота, - он показал на странную конструкцию, которая стояла справа от озера. Какие-то металлические перекладины..
- С вас пятнадцать рупий.
-За что? – удивился попутчик.
- За вход. И не спорьте! Вам еще меня надо удивить.
- Морис, ты хочешь идти в ворота? – удивился попутчик.
- Что значит хочет? – занервничал джин. Я специально ворота поставил чтобы вы могли пройти.
- Так это ты нам будешь платить? – удивился попутчик еще больше. – Морис, нам нужны его пятнадцать рупий?
- А.., - опять приготовился зареветь джинн. – давайте сюда деньги и быстро меня удивите! За что обижаете маленькую девочку? Такие большие, а ведете себя не по-мужски! Ну, почему меня все обижают, почему меня никто не любит...
- Морис, это таки был солнечный удар, - вздохнул попутчик. - Мне надо полежать в тенечке, с холодным компрессом на голове.
- Вам надо пройти ворота, - затрясся от злости джинн. А для этого вы должны меня уважать! Я самый великий джинн этого оазиса! Я придумал этот мир и построил эти ворота! Я много чего придумал, но никто этого не ценит..
Как все запущено, - вздохнул попутчик.
- Погоди, - остановил шефа Морис, - надо выяснить чего ему от нас надо. Скажите, любезнейший, а зачем нам идти в ворота?
- Мне приказано пропустить вас через ворота, - буркнул джинн.- Иначе вы не попадете туда, куда ушли ваши друзья. Вот они и стихи мне читали и танцевали и на коньках катались..
- Какие друзья? – уточнил Морис.
- Ну такой оливковый эльф, и пери с синей крысой, и господин с восемью наложницами..
- Господин Лестард, - прозвенел рядом тоненький голос, и попутчик увидел тоненькую девичью фигурку. Из под платка смотрели хинские глаза. – Ваша пери села на моего верблюда и ускакала.. А я осталась тут.
- А ты тут не хочешь? – спросил попутчик. –Тебя как зовут то?
- Зуль Фия, - потупилась девчушка – А вас попутчик, я знаю, мы вас школе проходили.
- Тебя изучают в школе? – удивился Морис.
- Ну, в одной точно изучают, - попутчик присмотрелся к девочке и улыбнулся. – Ну, что, коллега, садись в машину, поедем с нами. Мы их скоро догоним.
Хинянка опасливо покосилась на диван, но оттуда ласково улыбнулся Тим, шевельнул ушами изумрудный заяц, и девочка проворно забралась в машину.
- Так, давай по- быстрому, чего ты хочешь? – деловито спросил попутчик джина.
- Я хочу, чтобы вы прочитали мои книги и сказали, какой я гениальный, - честно ответил джин и скинул со спины детский рюкзачок в виде розового зайца. - Пусть не все, но хоты бы эти. – он вытряхнул из рюкзака горку книг.
Морис нагнулся и взял в руки несколько книг.
- Дон Кихот, Сказки Шехерезады, Мастер и Маргарита,..Вы уверенаы, что это все написали вы? Тут указаны другие авторы..
- Происки конкурентов! Как только мои враги узнают ,что я задумал гениальное творение, они тут же садятся и его пишут, - обиженно прогундосил джин. – Вот, смотрите, желтые цветы, с которыми Маргарита вышла из дома. Это ведь я придумал! Я увидел одуванчики и подумал - надо написать книгу про желтые цветы! И стоило мне отвернуться. А Дон Кихот? Каждый раз как вижу осла вспоминаю, что хотел написать про Санчо Пансу..
- Знаете, а Санчо Пансо на самом деле был рыжим котом, - усмехнулся попутчик. – Просто Мигель уверял, что ему никто не поверит, и сделал его человеком.
- НЕЕЕЕТ! – джинн затопал ногами и из глаз брызнули слезы, - это я придумал Дон Кихота! Я придумал все книги мира, и сам этот мир. Мой огонь зажег солнце!
- Вы чего джинна обижаете? – строго спросила Хани, подходя к машине. – Согласитесь вы с ним, ради бога. Чего тратить нервы на споры? Занимаетесь всякой ерундой, а нам ехать пора. Попутчик, вытаскивай из воды слонов, это только тебе под силу. Перекусим по дороге.
- Я не джинн, я маленькая девочка, - строго сказал джинн. – И я написал все эти книги.
- Ну, написал и написал, – легко согласилась Ханаэль. – Говоришь, нам надо ехать через ворота? Ой, а кто это у нас на диване сидит?
- А это наша новая спутница из каравана Лестарда, ее место, похоже, заняла Люксория, - ответил попутчик, свистом подзывая слонов. Степка и Васька неохотно выбрались из озера и сами впряглись в упряжь.
- - О, и Левушка тут, - обрадовалась Хани. – славная компания подбирается. Девочки, не лезьте в машину, сначала на слонах поедете, немного обсохнете.. Морис, ну что ты стоишь, кого мы ждем? Пора ехать. Попутчик, помаши рукой джинну и вперед!
- Хани, ну что бы мы без тебя делали? – улыбнулся попутчик, когда машина миновала ворота и на полном слоновьем ходу выскочила из оазиса на прокаленный песок.
- До сих пор бы доказывали этому ненормальному, что он не маленькая девочка, - хмыкнула Хани. - Оно вам надо? Вот все-таки правильно я вас одних не отпустила. Мужчины и дети без присмотра не должны гулять по пустыне. А то и до беды недалеко..

Drakosha Прекрасная леди (14 Июн 2008 17:44)

- Опаздываю, - переживала Дракоша, - а вдруг они уйдут и не оставят мне сообщение куда? На фига мне понадобился этот суслик? Все равно был невкусный, только задержалась.
Так, за размышлениями, она и не заметила, как появился оазис.
Дракоша радостно приземлилась у воды и только собралась окунуться как...
- Ну наконец-то! Ты-то точно никуда не уйдешь, не похвалив меня!
Дракоша удивленно заозиралась и ... от увиденного шлепнулась на попу
Джинн в платьице! В РОЗОВОМ!!!!
Эби протерла глаза и пробормотала:
- У меня галлюцинации от нехватки воды.
- Никакая я не галлюцинация, - обиженно проговорил Джинн, и стал выкладывать из розового рюкзачка книжки.
- Так, прочтешь это, это и вот эти пять, похвалишь меня, тогда скажу, куда твои ушли, а то повадились ходить за бесплатно.
От обиды на всех бантики на жидких хвостиках затряслись, как щенячьи хвостики.
Эби смотрела на это, и не верила своим глазам
- Ты, это, чего мужик, весь в розовом???-
- Я не мужик!!!! - заверещал Джинн, - я маленькая девочка. Он топнул волосатой ножкой в розовых носочках, - за это будешь читать еще вот эту книжку! - и шлепнул на и так не маленькую кучу толстенную книженцию.
"Может и вправду девочка?" - подумала Эби - "ну тогда очень уродливая. Да не может быть!"

попутчик Горячий кабальеро (15 Июн 2008 19:53)

А далеко на востоке не все спокойно в славном городе Бэдате

- Папа, вы опять уходили один из дворца, это небезопасно, - царевич Шахрияр надул капризные губы, и плюхнулся на шелковую подушку напротив Соломона. – Я вас прошу, берите с собой охрану, Бэтад в сумерках – опасный город, мало ли что. Я волнуюсь за вас.
- Каждому суждено свое испытание, - Царь Царей задумчиво посмотрел на сочную виноградину, перевел взгляд на вазу с персиками, выбрал самый сочный, и начал неторопливо очищать кожицу ножиком из слоновой кости, - в день, когда я испугаюсь своего народа, я сниму корону и уйду на покой. А до тех пор, сын мой, царь Соломон будет поступать так, как он считает нужным.
Правитель поднял глаза на зятя, и Шахрияр невольно вздрогнул, словно жесткий взгляд и правда ожег его щеку.
- А я что, я ничего, я же за вас волнуюсь, вот и Шехерезада спала плохо, - забормотал он, привычно укрываясь за именем жены.
Жесткий взгляд Царя смягчился, и тут же наполнился болью.
- Как она сегодня? Цветы в саду так и не распустились, и снежные барсы ушли в горы, а олени стали пугаться людей…
- Она слабенькая, - Шахрияр понял, что вина и душевной беседы ему сегодня не предложат, и скороговоркой доложил повелителю, - Спала беспокойно, металась, утром попросила молока, но даже ни одной булочки есть не стала, и в сад не стала выходить. И, конечно, никаких сказок…
- Что за беда пришла в мою страну, что это за болезнь, которую не могут определить самые лучшие лекари,- тяжело вздохнул Соломон и отложил почищенный персик. - Я снова беседовал вчера с караванщиками из дальних стран. Они знаю множество удивительных историй, но никто не знает, где скрывается легендарная птица Феникс, одно прикосновение которой способно исцелить любую – даже неизвестную никому - болезнь. Осталась одна надежда – что слышно о моих гостях, которые должны приехать с Эгинского пляжа?
- Не знаю, Государь, - Шахрияр скривился, словно вместо отменного кипрского вина глотнул уксуса, - Они пока не пересекали наших границ, а за внешнюю разведку отвечает этот ваш Гассан Абдурахманн ибн Хоттаб, вот с него и спрашивайте!
- Спрошу, - голос Царя Царей прокатился по комнате, достиг дверей, и вышел за них. Услышав недовольство в тоне повелителя, нахмурились стражники, стоящие у входа в опочивальню Соломона. Задрожали ветки кипариса, что растет у входа во дворец. И тревога закралась в душу начальника внешней разведки Хоттабыча – высокого худого мужчины, с длинной седой бородой, который как раз спешил с докладом к повелителю.
Но его опередили.
- Папа! Твои наложницы – дуры! – дверь распахнулась, словно в нее толкнулся ураган. Впрочем, эта невысокая, кудрявая, такая хрупкая с виду девушка и была немного ураганом. Ее радость мчалась впереди нее, распахивая двери и заставляя улыбаться каждого встречного. Или это была таинственная сила, которую в далеком Ортане называют огнем?
Завидев ее, Шахрияр быстро попятился к двери, и, поклонившись, исчез.
- Все сразу? – разулыбался Соломон.
- Ну, большинство точно, - царевна надула пухлые губки, и в глазах заплясали чертенята. – Торговец принес ткани, так они все вместо того, чтобы сказать, что не нравится и снизить цену, передрались, переругались, и теперь он просит втрое дороже за испорченный товар. Ну вот как им объяснить, чтобы поняли. Я их пыталась остановить, но куда там!
- Дочь моя царевна Будур, - ласково протянул Царь Царей, - женщина – великая тайна, не пытайся ее постичь и остановить. Пусть течет как река – все, что сделает она, будет во благо.
- Ну какое благо может быть от того, что торговец поднял цены? – удивилась Будр, и, приготовившись слушать, удобно утроилась на подушках, придвинув поближе тарелку с черным виноградом.
- Кроме того, что все мои наложницы будут услаждать мой взор новыми нарядами? – хитро прищурился царь. – Торговец получит большую прибыль. Он расскажет всему каравану как выгодно торговать с Бэтадом. Слухи об этом проникнут по всему миру. Торговцы повернут все свои караваны к нам. И на следующий год, когда ты, моя красавица, захочешь выбрать ткани на платье, у тебя будет такой богатейший рынок, что за самый красивый отрез торговцы вынуждены будут просить меньше, чем сегодня за обычную мешковину.
- Да? – удивилась царевна, и невольно задумалась. – Значит зря я с ними поругалась..
- Со всеми? – притворно поразился Соломон. – Тогда понятно чем ты была занята все утро…
- Ну, со всеми даже ты поругаться не успеваешь, - расхохоталась Будур. – Нет, только с десятком. Ну, с теми, которые живут в комнате с фонтаном.
- Твои любимицы, - усмехнулся Царь Царей. – ты знаешь моих наложниц лучше, чем я. Старею.
- Не прибедняйся, - дочь с обожанием посмотрела на отца. – Ты самый мудрый и красивый мужчина во вселенной, и все женщины мира знают об этом и мечтают попасть в твой гарем!
- Ну уж и все, - ухмыльнулся Соломон. – Вон Царица Савская никак не соглашается.
- Ага, именно поэтому приезжает уже двенадцатый год и гостит у тебя по полгода..
- Ну, она просто хочет, чтобы мальчики знали отца..
- Пап, ну вот как так получается, - внезапно нахмурилась Будур, и сразу упало настроение в комнате, и во всем дворце у всех испортилось настроение, и стражи за дверью, почувствовали это изменение, и застыли еще строже. – У тебя триста жен, почти семьсот наложниц, и каждая чувствует себя любимой и счастливой. А Шехерезада у Шахрияра одна, и все равно она совсем не счастливая, ей плохо?
- Неисповедимы пути любви, - вздохнул Соломон. – Ты помнишь, как мы удивлялись ее выбору? Но нашей Шехерезаде был нужен именно этот..царевич. И кто станет спорить с влюбленной женщиной? Она не хотела видеть, что в его душе нет места никому, кроме него самого. Да и ему самому там тесно. Я надеялся, что ее любви хватит на двоих, но.. и мудрые ошибаются. Хотя порой мне кажется, что она сумела разбудить его сердце. Поживем – увидим, впереди у каждого из нас – вечность. Та вечность, в которой мы живем..
- Папа, а она выздоровеет? – с дрожью в глосе спросила Будур. Не окажется ее вечность совсем короткой?
- Неисповедимы пути его, - вздохнул Соломон. – Нам остается только надеяться . И делать все, чтобы спасти Шехерезаду. Ты же знаешь, без ее сказок наш мир угасает. Растворяется в песках этой пустыни..
- А что мы можем сделать? Ты уже пригласил лучших лекарей, Шахрияр собрал всех гадалок, все охотники Бэдата ищут Феникса.. И все без толку.
- Я пригласил помощников, - улыбнулся Соломон. Я очень надеюсь, что те, кто уже у пути, помогут нам…
- А они скоро придут?
- Должны скоро. Я лично отправил им приглашение. На всех дорогах Хоттабыч расставил лучших джиннов, которые помогут им быстрее добраться до Бэдата. Я верю, что они найдут Феникса.
- Тогда я тоже буду верить, - серьезно пообещала Будур. – А то, во что я верю – обычно сбывается…

elena Прекрасная леди (15 Июн 2008 21:34)

Елена проснулась, потянулась и сладко зевнула. И дернула ж ее нелегкая открыть глаза в этот момент - чуть язык себе не откусила, лязгнув зубами. Она опять лежала в КЛЕТКЕЕЕЕ!!!
Ну вот, сколько можно: чуть что и сразу в клетку?! А, собственно, что произошло? Мысли шевелились с трудом, как будто прогрызали себе дорогу в густой каше, заполнившей череп.
Тряску в сумке она помнила, потом Люкси осторожно сунула в сумку ужин . Потом какая - то немытая лапа решила пошарить в сумке, за что и поплатилась. А когда Елена решила помочь лихо машущим ножко-ручками девушкам, Лео, гад, так на нее гаркнул, что крыса свалилась назад в сумку. Ну ему это зачтется, ой зачтетсяяя…
Так, до этого места понятно, а вот потом начала звучать какая-то заунывная гадость, и все – здравствуй, клетка.
Елена выглянула сквозь прутья: пыльный двор, верблюдов не видно, девушек тоже. Из дверей низкого строения вышли два мужика в тюрбанах и халатах. Один явно лебезил и старался услужить второму, одетому побогаче, и явно с присутствием вкуса. Тюрбан у него был темным, а халат весьма сдержанных тонов с великолепными узорами. От услужливого за версту несло торгашом.
-Господин заинтересуется,- « прогибался» торгаш,- это животное ехало в седельной сумке одной из девушек, которых вы купили. Явно домашний любимец!
Елене, ну, очень захотелось кусаться! Так впору к психиатру на прием попасть, по поводу синдрома домашнего любимца! А потом до крысы дошел смысл фразы- девушек купили. Значит, напали на нас не случайно…
- Ну и что там такого?- брезгливо сморщился модник.- Говорят, крыса…
- О, господин, взгляните сами,- ткнул в клетку пальцем торгаш,- Вы видели, когда ни будь такой цвет и такие размеры? А шерсть так и искрится на солнце!
-Вот гад, - Елена разозлилась уже не на шутку,- вот вернусь домой, и ты у меня получишь нашествие крыс на склады. Бенни тебя разыщет в любой реальности!!!
Покупатель тем временем напряженно всматривался в крысу, и вдруг обернулся и позвал кого-то.
- Карим!
Тут же к нему подбежал молодой парень и поклонился:
- Да, господин Самси-ага.
-Посмотри,- кивок в сторону клетки,- не встречалось ли в твоих книгах, описания таких крыс?
Парень внимательно посмотрел на Елену, глаза у него были добрыми, и почему-то сразу вызывали доверие. Он без боязни просунул руку в клетку и повернул ее раскрытой ладонью вверх. Елена тяжело встала, все еще сказывалось последствие заклинания, подошла к протянутой руке и опустила в нее свои передние лапы.
-Да, господин. Такие животные описываются в одной книге. Но они живут не в нашем мире, и там написано, что они отличаются умом и сообразительностью
-Птица говорун отличается умом и сообраааазительностью, умом и сообрааазительностью…- неизвестно откуда и совершенно не к месту всплыла в голове Елены фраза. Она помотала головой, чтобы опять сосредоточиться.
-А так же в той книге,- продолжал Карим, слегка сжимая лапы Елены, говорится ,что они обладают даром речи! Однако это утверждение кажется мне преувеличенным и сомнительным.- Тут он резко повернулся и внимательно посмотрел на Елену. Карим мог бы поклясться, что услышал тихие, как дуновение ветра, но насмешливые слова:
-Ну и дурак !
Но крыса, смотрела на него совершенно безмятежно, и молодой ученый, успокоившись, отвернулся. Но что-то продолжало его тревожить. И, задумавшись, он понял что - синяя крыса спокойно сидела в клетке, но Карим мог поклясться, что краем глаза заметил, как ему подмигнули !

- За доставку этого животного отвечаешь ты!- повелительно приказал Самси- ага, и, развернувшись ушел в строение, а Карим задумчиво уставился на Елену, сам с собой обсуждая ситуацию.
-Если бы девушек не усыпили снова, можно было бы спросить, какой из них ты принадлежала. Елена фыркнула.
- Ну, вот скажи, как тебя перевозили? Ведь без клетки, правда?
Крыса огляделась и увидела в углу клетки свою паранджу. Подошла, взяла в зубы и принесла Кариму, положила на пол и вопросительно уставилась на юношу.
-Что это? – юноша развернул черную тряпку,- паранджа? Маленькая.- И вдруг его глаза расширились от удивления, и он уставился на Елену, - Это твоя ?! И как ты в ней ходила?
Елена вздохнула, взяла паранджу, еще раз внимательно посмотрела на Карима и нырнула в черное одеяние. Через секунду перед молодым ученым стояла невысокая горбунья, которая слегка в перевалку прошлась по клетке. Крыса думала, что ее выходка, надолго лишит юношу дара речи, и для нее самой был полной неожиданностью его следующий вопрос:
- А говорить Ты.. Вы, все таки умете?
-Умею, умею,- пробухтела Елена недовольно,- Ох уж эти ученые ,ну ничем вас не проймешь! Все вам интересно!
И уже приказным тоном добавила:
-Клетку открывай и поехали! И спаси Аллах вашего главного, когда девочки проснутся!
Карим оглянулся по сторонам и шепотом сказал,
- Наш хозяин очень жесток со своими наложницами. Мне очень жаль этих девушек.
- О, вот с этого места, поподробней,- радостно подпрыгнула Елена – чтобы, когда девочки проснутся, вся информация была готова к передаче. И ты будешь жалеть уже своего хозяина. И поверь, если бы он знал, КОМУ перебежал дорогу, он бы этих девушек в подарочной упаковке доставил, с бантиками. Карим сначала засомневался, но потом почему-то поверил, что так оно и будет, и заметно повеселел

Drakosha Прекрасная леди (16 Июн 2008 13:56)

- Послушай, эээ...
- Мэри, - кокетливо ответил джинн.
- Мэри? - очумело повторила Дракоша, - а тут караван не останавливался?
Мэри на секунду задумалась.
"Небось, думает какую книжку мне сунуть почитать за ответ, гад" - подумала Эби.
Но, видно, сочтя колличество книг удовлетворительным, джинн ответил
- А тут и сейчас есть караван, недалеко, - и добавил, - но там нет тех, кого ты ищешь, а я тебе не скажу. Читай и начинай хвалить.
Читать Эби не хотелось, поэтому она вредно сказала:
- Не буду читать, и никакая ты ни Мэри, а самый что ни на есть мужик
- Нет!!! - Пискляво закричал джинн, - я маленькая девочка!!!!!
- Мужик!.
- Девочка!
- Мужик! Мужик! Мужик!
- Девочка! Девочка! Девочка!
- Что тут за шум?
Эби с джинном повернулись и увидели караванщика
- Вот послушайте, милейший, - обратилась к ему Эби, - он, - и ткнула пальцем в розовое безобразие, - утверждает что девочка, а я говорю мужик. Не рассудите ли нас?
Караванщик много лет ходил по пустыне и чего только не видел на своем веку
"Нет дурных, -подумал он, - судить спор дракона и джинна"
И, поглаживая бороду, важно сказал:
- У нас в караване, почтейнешие, путешествует великий мудрец, звездочем и предсказатель Врун Уши, только ему под силу решить ваш спор.

Великий мудрец оказался плюгавым старичком с жидкой козлиной бородкой в старом потертом халате. Он важно достал какой-то огромный талмуд и скрипуче произнес:
- Ваш спор труден, да ниспошлют мне звезды мудрости решить его, - и выжидающе уставился на них.
"Шарлатан", - подумала Эби, и сделала вид что не поняла, на что дедок намекает
Караванщик подошел к джинну и что то зашептал ему на ухо.
Эби прислушалас ь:
"... и все разрешится самым лучшим для вас образом".-
Джинн исчез и вернулся с камешком - огромным, как куриное яйцо, рубином.
Мудрец раскрыл талмуд и Эби прочла заглавме: "Настоящая ли ты блондинка?"
Мудрец зачитал первый вопрос, выслушал ответ и записал его.
И когда на небе зажглась первая звезда, мудрец закрыл талмуд, что-то подсчитал, задумчиво пожевал кончик бороды и важно обьявил
- Ну что ж, поздравляю, звезды сказали свое слово, ты самая что ни на есть настоящая блондинка.
- Урааа!! - Запрыгал джинн и радостно захлопал в ладоши, - мудрец сказал свое слово! Я теперь признанная маленькая девочка!
- А как насчет здравого смысла? - удивилась Эби.
- Какой такой зравый смысл, если мудец сказал? - гордо произнес джинн. И карванщик закивал, соглашаясь сним. -
а ты, - и джинн ткнул пальцем в Эби, - марш читать книжки и начинай хвалить меня.

Где то через час.
- Паленым пахнет, - проговорил джинн, принюхиваясь, - и сильно так, как будто рядом что-то горит. Ты что делаешь?!!!
- Что? - Задумчиво спросила Эби, осторожно подпаливаю страничку
- Ты...ты!!!!!-
- Что я? Ты же сама сказала читать, вот я и читаю.
- А зачем страничкм палишь? - Слезно спросил джин.
- Ой, я нечаянно, я всегда так читаю, - смущенно сказала Эби, - прочитаю страничку и спалю. Я уже пол книжки прочитала.
Джин в ужасе схватился за книжку
- Испортила!! Испортила мое самое лучшее творение! Да ты, ты..,- у него просто не хватило слов. - Убирайся! Чтобы глаза мои тебя не видели!
- Как убираться, Мэри, я же еще и половины не прочитала? - И Эби потянулась за самой красивой книжкой.
- Не дам! Не смей! - заскандалил джинн, - там за кустами портал, вон отсюда!!!!!
Джинн еще не закончил говорить как Эби и след простыл.

elena Прекрасная леди (16 Июн 2008 18:09)

И все же паранджу решили не использовать. Зачем всем знать, на что способна Елена ? И Карим просто взял крысу на руки, как берут детей, а Елена обняла его за шею и растеклась по его плечу пушистым ковриком. На ее шкуре, если присмотреться, можно было прочитать: «Я такая слабая и беззащитная, а еще ласковая и нежная. Просто можно на хлеб вместо масла намазывать, и есть». Правда очень мелким шрифтом шла дописка: « и это будет ваша последняя еда». Но мелкого шрифта никто не видел.
Карим прошел мимо удивленного начальства и сгрузил Елену в большую сумку с мягкой подушкой на дне. Там было так удобно, верблюд шел мерным шагом, Карим мерным голосом рассказывал о хозяине гарема - Абдулле-бее, что крыса и не почувствовала, как снова уснула. Разбудили Елену голоса двух беседующих мужчин. Карим отчитывался о своих наблюдениях и предлагал отнести спящую крысу к девушкам, и когда все проснуться, животное само найдет хозяйку.
-Поверь Самси, ее обязательно нужно отправить в гарем!- По тону Карима , было понятно, что он разговаривает с другом.
-Но если Абдулле это не понравится,- в голосе того самого Самси–ага, слышалась тревога,- ты рискуешь головой! А твоя голова дорога мне как память о друге.
-С этими девушками не все так просто.- серьезно продолжил Карим, не обращая внимания на попытку друга пошутить,- Вот скажи если бы ты, отправлял караван с ТАКИМИ, девушками, какую охрану к ним бы приставил?
-Да уж. А этот торговец что-то блеял о том, что охрану усыпили и перебили потом! – покачал головой Самси–ага,- Да чтобы прожженный торгаш упустил такой барыш, как продать пленных воинов?! Убили, что б молчали.
-Вот видишь. С девушками поговорить надо, может они, знают куда их везли.
-Карим!- в голос Самси, звучало подозрение,- ты знаешь больше чем говоришь!
И чтобы помочь Кариму выкрутится из щекотливого положения , Елена решила устроить маленькое представление. Она выпрыгнула из сумки, потянулась, и совершенно неприлично зевнула так, что язык скрутился в кольцо. Потом встряхнулась и огляделась. В приличном размеров зале стояли низкие диваны, на коврах лежали горки пестрых подушек. Друзья полулежали за низким столиком, стоявшим у края небольшого бассейна, вода в который сбегала с небольшой «альпийской», как ее назвали бы в другом мире, горки, засаженной зелеными растениями и яркими цветами. Елена взвизгнула, и, недолго думая, бултыхнулась в воду, не обращая внимания на разлетевшиеся брызги. Выбравшись, встряхнулась, повалялась по ковру, вытираясь, и подойдя к столику, требовательно протянула к Кариму лапу.
-Что ей надо?- поинтересовался озадаченно, смотрящий на крысу Самси-ага.
- Она хочет есть,- рассмеялся Карим, который прекрасно понял, для кого было разыграно представление, и протянул Елене персик.
-Знаешь, на нее надо надеть, ошейник!- озарило Самси-агу,- с сапфирами, под цвет шерсти!
Елена подавилась персиком и закашлялась. Спасибо, до намордника не додумался!
-Елена, вряди согласится -, засомневался Карим.
- Елена?! Откуда такое имя?- заинтересовался его друг.
-Нуу,- растерялся ученый,- эээ.. в какой-то старинной книге была красавица с таким именем, а разве крыса не красавица? Правда, из-за той, кажется, война началась…
С ошейником ничего не получилось - довольно тяжелое украшение сваливалось на пол, стоило Елене опустить голову. Чтобы успокоить расстроенного Самси-агу, Елена пролезла в ошейник лапами и позволила застегнуть его как пояс, все остались довольны и отправились в гарем.
Вот тут Елена и узнала, что Самси-ага главный евнух гарема. Все встреченные по дороге подобострастно кланялись, чуть ли не до пола, а он едва кивал головой, если вообще реагировал на встречных. Девушки еще спали. Крыса, как верное домашнее животное, сразу бросилась к Люкси, потыкалась в нее носом и устроилась у нее под боком. Постояв, прислушиваясь и не заметив, чтобы кто-нибудь проснулся, Самси-ага вышел и закрыв за собой дверь. Елена внимательно присмотрелась и увидела, как рука Гюль шевельнулась, и палец поманил крысу. Быстро пробравшись к девушке, Елена шепотом в самое ухо, рассказала о виденном и слышанном.
-Вас, девушки, специально готовили для такой работы,- подвела итоги своего доклада крыса, -но, я бы изобразила нежных «пери» и попыталась объяснить хозяину, кому он перебежал дорогу, а вот если не поймет…. Тогда уж можно разнести все в дребезги и пополам! А вот Самси-ага я бы доверилась, уж больно мелкое для него это болото! Третье лицо заштатного, хоть и довольно крупного города, для него не уровень!
Гюль понимающе подмигнула Елене, уж в этих тонкостях она разбиралась… Хинское воспитание!

попутчик Горячий кабальеро (17 Июн 2008 09:26)

- Джинны джиннами, а обед по распорядку, - мудро сказала Ханаэль, вытащила из бортика машины резной столик на колесах, и прикрикнула на девочек – хватит развлекаться, давайте обед готовить.
Через несколько минут работа кипели. Фаэль и Алька резали салаты, Зуль Фия осторожно перетирала посуду, Ханаэль достала откуда-то медный чайник и походную газовую горелку, и кипятила чай.
- Хани, если ты скажешь, что захватила с собой сервиз с лютиками, я даже не удивлюсь, - ухмыльнулся попутчик.
- А что, надо было тащить тот новый, с ромашками, который мне Морис дарил? – удивилась Ханаэль. – Конечно захватила любимый, проверенный. И не надо дергаться, ничего страшного. Подумаешь, лютики..
-Ну да, конечно, - в один голос ответили все сотрудники Конторы, мгновенно решившие, что в такую жару чай пить вовсе не хочется, лучше арбузов поесть. Тоже жажду утоляют, и никаких лютиков. Только Зуль Фия удивленно переводила взгляд с одного на другого, не понимая как можно отказаться от чая….
- Ой, смотрите, кто-то скачет на верблюде, - обрадовалась Фаэль, показывая на далекую точку почти у самого горизонта. – Давайте угостим путника чаем.
- Заодно проверим, как там насчет лютиков, - едва слышно пробормотал Морис.
Васька и Степка, словно вступив в соревнование с неведомым спутником, прибавили скорость, и чайник еще только закипал, когда далекая точка стала совсем близкой.
- Мдя, похоже сервиз с с лютиками мы сегодня не опробуем, - резюмировал попутчик, разглядывая всадника. – Ребята, придется нам потесниться. Это Толик. Почему-то один в пустыне. И мне это уже заранее не нравится.
Увлеченный погоней, оливковый маг не сразу заметил, что его догоняют. Но зато увидев, обрадованно повернул верблюда назад.
- Привет! Шеф, хорошо, что я вас встретил. Я иду по следам похитителей Люкси и Елены…
Стоп, - прервал его попутчик. – пересаживайся к нам и спокойно и четко объясни – какой идиот решился похитить Люксорию, да еще вместе с Еленой, почему вы не в караване и где наш клиент?
- А верблюда куда девать? – растерялся Толик.
- Отпусти ты животное, - посоветовал Ханаэль. – Будет увеличивать поголовье диких верблюдов в пустыне.
Через несколько мгновения расседланный верблюд растеряно смотрел вслед стремительно удалявшейся машине, а Толик , прихлебывая зеленый чай из чашки с лютиками, рассказывал коллегам свою версию происшедшего. И если поначалу всеобщее внимание было приковано к чашке, то когда маг рассказал про свою драку с Синдбадом и исчезновение Люксории, проблема лютиков отошла на задний план.
- Толик, неужели ты, инспектор Темной Канцелярии, не мог найти более действенного метода наказания Синдабда, чем банальная драка? – удивился Морис.
- Как здорово - поединок за внимание дамы, - завистливо вздохнула Алька, и съежилась под осуждающим взглядом наставницы.
- Полный дурдом, - резюмировал попутчик. – То , что вы опять поругались, меня уже даже не удивляет, но как вы могли упустить клиента, да еще и потеряться ?
- Мы никуда не терялись, Люксорию скорее всего похитили..
- Да никто никого не похищал, - осторожно вмешалась в разговор Зуль Фия. – Она просто уехала на моем верблюде в нашем караване. А господин Лестард мог поначалу не заметить подмены.
- А Лестард тут при чем? – поразился маг.
Пришлось рассказывать ему всю историю с самого начала. К концу рассказа стол опустел, чайник остыл, затерянный в песках верблюд остался далеко позади, а каравана Лестарда так не было видно.
-- О-хо-хо, я вас нашла! – раздался ликующий возглас, и на бреющем над машиной пролетела довольная Дракоша. – Там этот дурацкий джинн со своими прибабахами меня так задержал.
-Эби, - обрадовалась Хани, - тебя-то нам и не хватало. Слетай вперед, посмотри, там нету ничего интересного? Типа каравана с нашей Люксорией.
- Люксория потерялась?- расстроилась Эби, - сейчас быстренько разведаю, пустыня - не место для одинокой девушки, тут встречаются плохо воспитанные разбойники..

elena Прекрасная леди (17 Июн 2008 22:05)

К моменту, когда девушки поднялись, все они уже знали, как себя вести. Наблюдающий и слушающий Самси-ага был удивлен и сильно встревожен. Девушки вели себя совершенно неправильно! Вместо того, чтобы испуганно озираться и плакать, они смеялись, проверяли вещи и радовались, что все на месте. Устроили веселую толкотню в купальне, примыкающей к комнате, и только строгий призыв к порядку одной из девушек, явно старшей, умерил их пыл. На служанок, принесших подносы с едой, смотрели с любопытством, но тут же о них забыли и принялись с аппетитом пробовать еду и фрукты. В общем, вели себя так, будто их путешествие закончилось именно там ,где и ожидалось! Вот выяснить бы где ожидалось?!
Карим прав, все ой как не просто! И как только девушки окончили трапезу, в комнату вошел евнух и пригласил Гюль Ча Тай пройти с ним. Войдя в богато украшенную комнату, Гюль спокойно осмотрелась, и, лишь повернувшись к двери, заметила сидящую на ковре Елену. От возмущения девушка потеряла дар речи, а наглая морда смотрела насмешливо, как будто спрашивая: « А ты что думала , я ,такое пропущу?! Наивная…»
Вошедший стройный человек, посмотрел на Гюль ,потом на Елену
-Кажется теперь, -насмешливо произнес он,- это животное можно будет встретить сразу в нескольких местах. А для того, чтобы от него избавится, придется завести леопарда.
-Сомневаюсь ,что это поможет,- вздохнула девушка и вежливо но без тени подобострастия поклонилась.- Приветствую достопочтенного смотрителя гарема царя царей Соломона! –И, как будто не замечая изумления смотрителя продолжила.- Мой племянник -Его Императорское Величество Хина, ( а пусть докажет, что муж племянницы не ее племянник !) с радостью откликнулся на просьбу солнцеликого Соломона и прислал нас в его сераль. Мы счастливы стать его женами, и лишь просим милостиво разрешить нам привести себя в порядок, чтобы подобающе выглядеть на свадьбе. Ибо путешествие по пустыне бросило тень усталости на нашу красоту. Вызвать неудовольствие вашего достопочтенного хозяина - ,это позор не только для нас, но и для всего нашего народа! –и Гюль еще раз поклонилась.
Самси -ага окаменел, так вот куда ехали девять красавиц! Надеяться на то, что великий Соломон не узнает, куда они попали, не стоило. Он узнает… И спаси нас Аллах, от его гнева!
Пока Гюль методично вгоняла в ступор начальника гарема, Елена внимательно его рассматривала. Вспоминая лекцию, шепотом прочитанную Гюль Чаа Тай для нее и Люкси . Оказалось, что гарем, он же сераль, существует и в Хине.Уу нынешнего императора его еще нет только потому, что он очень молод и все еще влюблен в свою вторую жену. Но обязательно будет, потому, что так велит закон ! Главный смотритель гарема, особенно если это царский гарем, является третьим лицом в табеле о рангах, после великого визиря и главного священника! И вообще, быть евнухом это вовсе не позор. Выдающиеся воины и полководцы были именно такими. Они не отвлекались на женщин и семьи, достигая наивысшего мастерства. Елена от такого варварства слегка обалдела, а Люкси, глядя в горящие гордостью глаза Гюль, покрутила пальцем у виска

попутчик Горячий кабальеро (17 Июн 2008 22:13)

Степка и Васька никак не желали отставать от Дракоши, и Фаэль порой казалось, что машина уже летит над песками. Горячий ветер свистел в ушах, и жизнь была прекрасна...
Внезапно слоны стали притормаживать, Фаэль взглянула вперед и удивленно застыла. Дракоша сидела на песке и обнюхивала то-то круглое, торчащее из песка.
- Она что, капусту там выращивает? – удивилась Фаэль.
- Что-то мне это не нравится, - пробурчал Мориса и отложил очередную книжку, которую умудрялся читать даже при такой тряске. – Не может тут расти ничего круглого.
Заслышав топот слонов, Дракоша обернулась и призывно замахала крыльями и лапами.
- Хани, давай скорее аптечку!
Услышав ее вопль, засуетились все. И, едва слоны притормозили, попутчик выпрыгнул из машины, подхватил Хани, вооруженную аптечкой, и строго взглянул на девочек:
- Все сидят и никуда не выходят.
- Почему? – удивилась Алька. – Нам же тоже интересно.
- Я не знаю, что тут случилось, и мне важно, чтобы вы все находились в одном месте, и вас не надо было искать, - строго ответил шеф.
И Морис его поддержал:
- На разведку толпой не ходят. А интересное, как подсказывает опыт, нас стороной точно не обойдет.
Алька хотела было обидеться, но потом передумала и просто перебралась вперед – оттуда Дракоша и тот круглый предмет просматривались лучше всего.
Но долго мучиться от любопытства ей не пришлось.
Попутчик и Хани подошли к странному предмету, Ханаэль взмахнула руками, быстро достала какую-то мазь, помазала это круглое и со всех ног бросилась обратно.
- Толик, скорей дай чайник, - закричала она, подбегая, - там Левушку закопали.
И тут начался обычный дурдом.
Толик попытался кинуть Ханаэль чайник, тот почему-то стал кувыркаться в воздухе, разбрызгивая воду. Фаэль кинулась перерывать вещи в поисках саперной лопатки, которая обязательно должна лежать в машине. Алька срочно разыскивала зонтик от солнца. Морис бросился освобождать слонов от упряжи, а Зуль Фия металась по машине, не зная то ли кидаться на помощь Лестарду, то ли послушаться попутчика и сидеть тихо.
Попутчик смотрел на голову старшего расследователя, которая возвышалась над песком, и чувствовал, как из глубины души поднимается ярость. Лицо окаменело, спина выпрямилась, и все тело напряглось, словно именно сейчас предстояла битва. Попутчик сжал кулаки и постарался медленно и глубоко вздохнуть, досчитать до десяти. Но помогло мало, потому что подбежавшая с чайником Хани взглянула на него с опаской.
- Я слетаю, поищу следы каравана, - быстро сказала Дракоша, и поднялась в небо. Ей почему-то стало неуютно находиться рядом с попутчиком.
Лицо Леонарда обгорело, и хотя волшебный крем Ханаэль творил чудеса, было видно, что даже открывать глаза ему сложно. Попутчик взял из рук Хани чайник, и взмахом руки отправил ее к машине. В любой другой ситуации Ханаэль высказала бы все, что думает по поводу такого хамского поведения, но сейчас перед ней стоял не привычный попутчик, добродушный собеседник и объект воспитания, а воин, имеющий право приказывать. И не исполнить приказ показалось Хани величайшей глупостью.
Попутчик присел, и осторожно поднес носик чайника к распухшим губам Лестарда. Тот сделал несколько жадных глотков и попытался улыбнуться.
- Как вы тут оказались?
- Стреляли, - невпопад ответил попутчик, и пристально взглянул в глаза старшего расследователя. Видимо, увиденное его успокоило, потому что взгляд его помягчел, и рука, сжатая в кулак, разжалась.
- Сейчас мы тебя откопаем, и ты расскажешь кто, зачем и когда, - мягко сказал он, и, не глядя, протянул руку назад. Словно и правда знал, что там с лопатой в руках стоит Фаэль.
Хоббитянка осторожно передала лопатку, хотела что-то сказать, но, взглянув на лицо отца, только вздохнула и побрела обратно к машине.
Попутчик очень осторожно начал отбрасывать песок - сначала руками, потом лопаткой...
Неожиданно кто-то толкнул его в плечо. Шеф обернулся, и увидел что сзади, переминаясь, стоит Васька. Слон протянул хобот и очень нежно стал отгребать песок от шеи Лестарда. Через минуту к нему присоединился Степка.
Попутчик понял, что он тут больше не нужнее, И отошел в сторону. Его место мгновенно заняла Ханаэль, доставая примочки, микстуры, мази.
Попутчик оглянулся на машину, понял, что сейчас ему лучше побыть вдали от детей и музов, и пошел вслед за улетевшей Дракошей.
- Ты куда, - удивленно крикнул Морис, и, не получив ответа, попытался догнать Шефа.
Тот обернулся, взглянул на приятеля, и промолчал.
А Морис застыл, словно обожженный жестким взглядом попутчика, и в памяти невольно вспыли строки, которые он всегда считал обычным поэтическим вымыслом.
« И вышел он на битву, и взглянул на войско , и потемнело небо, и деревья застыли в безмолвии, словно боясь нарушить тишину. И поняли враги его, что это будет их последняя битва».
Морис моргнул, потряс головой, а когда снова открыл глаза – перед ним стоял его старый приятель попутчик, только в глазах его стыла боль и тени прошлого, такие ощутимые, вились вокруг.
- Извини, мне немного надо побыть одному.
И Морис не стал останавливать шефа.

Hanaell Прекрасная леди (18 Июн 2008 10:52)

"Ага! Как же - вот так, со всех ног, и кинулась выполнять приказ глаз повелителя!" - ворчала про себя Хани, бегом кинувшись к повозке, потому как по привычке захватила только малый медицинский набор, а тут им не обойтись. - "Потртит, потрит Попутчика Восток! Совсем обнаглел. Скоро будет не строем ходить заставлять, а кланятся и махать опахалом." - Думала Ханаэль, привычными жестами собирая все необходимое для помощи пострадавшему.
Ханаэль вернулась к бедному Лестарду. Вокруг него суетился Попутчик с мертвыми глазами. Рядом стояли слоны и тыкались хоботами, но лопата мелькала так быстро...
- Чего ждем? Пока шеф пострадавшего лопатой заденет? - спросила Ханаэль у слонов.
Самый смелый из них, Васька, толкнул Попутчика в плечо.
" Мда. Надо будет Попутчику чего-то успокоительного приготовить," - еще подумала Хани, оглядываясь на фигуру, шагающую деревянной походкой куда-то вглубь пустыни, - "не мальчик уже..."

Морис Горячий кабальеро (18 Июн 2008 11:35)

Бросив еще один внимательный взгляд на попутчика, Морис вернулся к "караван-дивану". Эмоционального барда действительно стоило оставить одного. Особенно, когда в нем проснулся воин.

"Нет, все-таки эльфийский долгий век жизни – это не всегда благо. С высоты своего возраста шеф относится к нам всем, как к собственным детям. Не только к девочкам, но и к этому невезучему Лео, к раздолбаю Толику. Не дай Бог, он втайне так же относится ко мне! Так что я не завидую этим негодяям, которые решили поиграть в "Белое солнце пустыни". Шеф их сам уроет!" – размышлял про себя Морис, помогая Толику вытащить несчастного расследователя из ямы. Слоны завершили свое дело, и за пострадавшего взялась Хани.
Рядом с ней встал Толик. Конечно, пятая стихия – не его профиль, но маг в таком деле не помешает. Хотя…, и все это прекрасно понимали, сильнее всего оливкового безобразника волновал вопрос – где его любимая жена? Что с ней случилось? Но допрашивать пострадавшего расследователя, пока он находился в таком состоянии, никто не рискнул.

попутчик Горячий кабальеро (18 Июн 2008 13:33)

Слоны догнали попутчика как раз, когда быстрая ходьба окончательно разогнала адреналин и слепая ярость уступила место холодному расчету. Он посмотрел на машину, в которой уже стало маловато места для пассажиров, и усмехнулся:
-Еще пара дней по пустыне в таком темпе, и нам точно придется организовывать собственный караван. Девочки, давайте-ка, перебирайтесь на слонов.
Алька, Фаэль и примкнувшая к ним Зуль Фия охотно оседали Степку и Ваську.
Инфаркт любому встречному кочевнику был обеспечен - кружевные зонтики от солнца на фоне караван-дивана смотрелись потрясающе. Кочевникам просто повезло, что их не оказалось поблизости.
Попутчик запрыгнул в машину и присел на краешек дивана. Лестард выглядел получше, возле него суетилась Хани. Немного побледневший Толик и Морис сидели в креслах и были готовы слушать рассказ расследователя.
- Я толком не понял, откуда тут в пустыне взялась такая банда, - полушепотом начал рассказ Лестард. – На опытных боевиков они непохожи, пожалуй, только атаман хорошо владеет оружием. Но с ними был маг, причем маг неслабый. У меня ведь есть амулеты.
- Не забывай, тут другая магия, - вздохнул Толик, - амулеты могли не действовать, мне очень тяжело колдовать, словно пробиваюсь сквозь стену.
Попутчик с Морисом переглянулись. Их подозрения, кажется, не были беспочвенны.
- А зачем Люксория поехала с вами? – допытывался Толик.
- Знаешь, со своей женой разбирайся сам, - просипел Лестард, и продолжил, - Синдбад, видимо, мечтал заиметь свой гарем, но, похоже, его обломали. Не стали бы разбойники тратиться на мага ради того, чтобы помочь случайному спутнику. Я думаю, тут замешаны хорошие деньги, так что искать девушек надо где-то на невольничьем рынке.
- В богатом гареме их искать надо, - вздохнул попутчик. – Мотаться по пустыне с таким грузом мог только ты, а умные разбойники срочно сбросят горячий товар знакомому перекупщику и исчезнут на время. А тот постарается побыстрее избавиться от явно ворованного. Но вот покупателю гарема я не завидую. Заполучить разгневанную Люксорию во главе хинсокого спецназа – не каждому так везет.
- Может быть, мы успеем их перехватить? – жалобно спросил Толик.
- Вряд ли, – вздохнула Хани. – Судя по всему, Леонард пробыл на солнце несколько часов, значит, караван успел скрыться.
- Толик, погоня – это здорово, - поддержал ее Морис, - но дело к вечеру, боюсь, нам все же придется остановиться на ночлег. Хотя бы вон в том оазисе.
Толик с тоской взглянул на виднеющиеся на горизонте пальмы и тяжело вздохнул.
- Не переживай, - погладила его по плечу Ханаэль. – Люксория знает, что мы ее найдем. И потом, с ней там Елена.
- Вот именно это меня и беспокоит, - улыбнулся попутчик. - Хорошо, хоть Дракоша с нами, и они лишены огневой поддержки с воздуха. Но эти двое способны перевернуть мир в одиночку. А при помощи восьми боевых хинянок..
- Ну, просто будет совсем другая сказка, - рассудительно сказал Морис. – Ничего страшного. Посмотрим. Чего заранее волноваться?

Морис Горячий кабальеро (18 Июн 2008 14:53)

Очередной оазис появился слишком уж вовремя. Долго везти ослабленного расследователя на трясущемся "караван-диване" Хани категорически не рекомендовала, так что предложение Мориса было принято большинством голосов.
Уговаривая остальных, Морис с неудовольствием поглядывал на лампу, торчащую из его открытой сумки. Похоже, что джинн-бюрократ четко выполнял условия своего "базового контракта". Значит, сегодня ночью следует опять ожидать защитной стены огня и глубокого сна. Последний, кстати, тому же Лео будет даже полезен. Особенно после того снадобья, которое Хани ему решила приготовить.
Остальные восприняли очередное чудо спокойно, как само собой разумеющееся. После базаров-миражей и джиннов-привратников их уже ничего не удивляло. Кроме того, забота о Лео и беспокойство о пропавших девушках настолько заполнили мысли обитателей Конторы, что на "размышления о природе чудесного" места уже не осталось.
Оазис оказался очень уютным, в глубине журчал чистый родник. Даже не верилось, что рядом раскинула свои барханы жаркая и жадная пустыня.

Воспользовавшись небольшой суматохой, вызванной обычными хозяйственными хлопотами, а также вручением Лестарду чашки с лютиками, Морис отошел в сторонку, чтобы поговорить с Тимом. С того момента, как маленький котенок увидел несчастного расследователя, малыш явно изменился. Баловство и игры были забыты. Тим забился в корзинку и с очень серьезным, чтобы не сказать настороженным видом разглядывал окружающих. Однако, почувствовав тепло рук Мориса, разбойник потихоньку оттаял и перестал дрожать.

-Ну, что ты, что случилось? – Морис гладил его по изумрудной шерстке, чувствуя, как бьется его маленькое сердечко.
-Ничегоу, - выдавил из себя Тим, - простоу все было так хорошоу, была сказка. Джинны, дэвы, миражи. А эти люди забыли про сказку.
-По-моему, ты преувеличиваешь, - попытался успокоить его Морис. – В восточных сказках часто встречаются разбойники, они людей грабят и даже убивают.
-Нет, я чуувствую их. Они – другие. Сказочные разбойники творят зло только потому, что такова их роль. И делают это по сказочному, с восторгом в душе. Ты бы сказал, артистично! А эти люди действовали хоулодно и расчетливо. Их, кроме денег, ничего не интересовало. Для них люди – мусор.
-Да, тяжело бы тебе пришлось на заседании Голдианского совета магнатов, малыш, - улыбнулся Морис.
Тим громко фыркнул.
-Ты не понимауешь. Равнодушие в жизни – это привычно. Но в сказке нельзя быть равнодушным. Похоже, что в этом мире есть что-то неправильное! Сказка явно болеет.
-Ну что же, значит, будем ее лечить. Не зря мы захватили с собой Хани с микстурами, - попробовал отшутиться Морис. – Я тебя хотел спросить о другом. Ты слышишь Маурисьо?
-Нет, - обиженно промяукнул Тим. – Он действительно молчит, я его не заглушаю, если ты об этом спрашиваешь.
-Ну, не обижайся, малыш. Пусть лучше он на нас обижается и молчит, - успокоил его Морис. - И еще одно. Если этот джинн в очках снова решит нас усыпить, разбуди меня, пожалуйста. Его нельзя оставлять без присмотра.

-------------------------

Морис проснулся от громкого голоса Тима, ворвавшегося в его подсознание и тремя-четырьмя "Мяу!" разогнавшего его забытье без сновидений. Открыв глаза, он обнаружил уже знакомую картину. Обитатели Конторы (кроме Тима) спокойно спали, оазис окружала высокая стена огня, а джинн-бюрократ, покинув лампу, завис в воздухе и, покусывая карандаш, что-то строчил в блокноте.
-А, проснулись, господин клиент, - с фальшивой улыбкой произнес он. – А я вот тут рассчитываю сонное заклинание, которое бы усыпило этих ваших зеленых зверей, и они бы не будили вас!
Зверей? Морис огляделся, и заметил внимательный взгляд изумрудного зайца. Похоже, что главный муз Конторы тоже решил проконтролировать джинна. Интересно, а в прошлую ночь заяц спал или…?
-Зря рассчитываете, - с насмешкой произнес Морис, решив испортить джинну настроение, - это же музы. Они сильнее вас, обитателей сказки, так что вам с ними не справиться.
-Музы? – джинн чуть не уронил карандаш, но сумел взять себя в руки, чтобы нанести ответный удар. – Ну что же, с музами разберемся чуть позднее. Кстати, а когда вы собираетесь становиться принцем?
Один-один. Ничья. Настроение обоих напрочь испорчено. И стоило ради этого просыпаться?
-А я это желание отложил, если вы не помните, - Морис чуть повысил голос.
-Ну, как же, помню. Но вы не забыли, что тогда вы не сможете воспользоваться вторым желанием?
-Не забыл. Что там у нас дальше? Спасение от "неожиданной напасти"? Но ведь вы нас обязаны охранять, так что второе желание мне не понадобится.
-От опасности, угрожающей вашей жизни – да! Но из каждого пункта контракта могут быть интересные исключения, - и с нехорошей улыбкой джинн всосался в лампу, а его прощальное "Слушаю и повинуюсь" звучало явно издевательски.

-------------------------

Утром никаких следов появления джинна-бюрократа не было видно, а глубокий сон всех обитателей (когда рядом бродят разбойники) не побеспокоил даже бывалого воина-попутчика. Про ночные караулы все "почему-то" забыли и, позавтракав, снова собирались в дорогу. Лестард явно чувствовал себя лучше (лютики подействовали), поэтому немного повеселевший шеф тут же принялся командовать.
-Значит так. Сейчас нам надо добраться до ближайшего городка или поселка. Морис, отыщи его по карте. Там можно расспросить о разбойниках или найти какой-то местный магический способ, чтобы отыскать Люкси, Елену и восемь хинских девиц.

"Естественно," - подумал Морис, сверяясь с картой, - "спешить на свадьбу, как бы нас не ждал царь Соломон, было глупо, учитывая местонахождение потенциальных жен. Кроме того, учитывая, кого именно разбойники захватили в плен…, жалеть стоило именно разбойников. Если "несчастные жертвы" развернутся хотя бы в полсилы…"

-Пока вы будете искать по карте, - не выдержала Дракоша, - я лучше слетаю на разведку.
Получив одобрительный кивок от шефа, Эби взмахнула крыльями и вылетела из оазиса. И в этот самый момент….
Огромная тень закрыла солнце. Все обернулись и увидели птицу. Невероятное создание, для которой двухметровая Дракоша казалась просто маленьким существом, направлялось прямо к Эби. Цепкие лапы в одно мгновение обхватили Дракошу, и Птица Рух, развернувшись, полетела в сторону видневшихся вдалеке гор.

-Вот это оно и есть – интересное исключение, - мелькнуло в голове у Мориса.

попутчик Горячий кабальеро (18 Июн 2008 16:35)

- Ни фига себе, - присвистнул Толик, - У нас дракона украли! Не, на минутку отвернешься – что-нибудь сопрут. Придется устраивать восточное сафари, охоту на птицу Рух..
- Чего смеешься? - возмутилась Фаэль, - это же может быть опасно!
- Ну, скорее всего птица Рух приняла Дракошу за птенца, и вряд ли причинит ей зло, - рассудительно заметил Морис, - но как мы будем освобождать Эби - даже не представляю..
Конторцы проследили, как Рух долетела до горы, виднеющейся почти у горизонта, и приземлилась на ее вершине.
- А давайте просто взорвем гору, - предложила Алька. - Наставница, у нас же хватит взрывчатки?
- Ну, кто тебя учил взрывать исторические памятники? - покачала головой Ханаэль, - это же гора Синай, самая знаменитая гора мира, человечество нам не простит.
- Ну, мы потом новую построим, - жизнерадостно предложила Алька, но, увидев укоризненные взгляды компании, потупилась – А я что? Я просто предложила.
- Так, решение будем принимать на месте, - скомандовал попутчик, - а пока давайте перебазируем лагерь поближе к горе, нам в любом случает ехать в ту сторону.
- Можно взлететь на Ваське прямо к гнезду, - предложила Фаэль.
- Ага, и устроить воздушный бой с птицей Рух, - хмыкнул Толик. – Вот это будет зрелище...Эх, не взял я видеокамеру..
Попутчик строго посмотрел на разболтавшегося мага, и тот, поняв сразу все свои ошибки, виновато начал запрягать слонов.

Luxoria Прекрасная леди (18 Июн 2008 18:54)

Люкси сидела на шелковой подушке, ела виноград и думала над тем, как выбраться из этого сарая… то есть сераля.
Дорогу сюда она не помнила вообще. Всплывали только отрывочные воспоминания о каком-то базаре, где закутанные с ног до головы мужчины наперебой предлагали за них верблюдов, золото и драгоценные камни. Тот факт, что их банально купили на рынке, как купон ткани или старинную вазу, вызывал в душе бурю возмущения. А после лекции Гюль о гаремах, евнухах и прочих абсолютно нормальных (ХА!) вещах, девушка решила, что не останется в этом месте дольше необходимого. Даже если для того, чтобы выйти отсюда, ей придется разнести дворец на камушки!
«Эх, сюда бы Альку с ее походным набором ингредиентов, - со вздохом подумала Люксория, отрывая очередную виноградинку. – Хотя, чем мы хуже? У нас просто другие методы!»
Придя к этому простому выводу, Люкси обрадовалась, и уже совсем собралась составить план действий (стадий на двадцать, не больше – зачем зря напрягаться?), как в комнату вкатился колобок в тюрбане симпатичного изумрудного цвета.
«Неужели муз? - удивилась девушка, разглядывая низенького толстого мужчину с оплывшей физиономией. – Хотя нет, музы такие толстые не бывают…»
- Господин Абдула, да преумножит Аллах его дни, желает посмотреть на своих новых наложниц. Госпожа должна подготовиться к его приходу.
«Господин? – Люкси оживилась. – Это уже интереснее! Ну что ж, посмотрим, что удастся вытянуть из этого дневального по гарему...»
«Ты что затеяла? – проснулся внутренний голос. Эх, попросить бы того мага усыпить его снова, чтоб не путался под ногами. – Слышала, что Елена говорила? От этого Абдулы ничего хорошего не предвидится! А в случае чего, кто тебя спасать будет?»
«Как это кто? А восемь хинских спецназовок тут просто для красоты, по-твоему? И Елена в качестве боевой единицы даст фору корпусу паладинов! – Люкси доела виноград и нависла над толстяком. – Так что молчи и не мешай мне работать!»
- Послушайте, милейший… Простите, не знаю, как вас зовут… - голос девушки был мягким, как шелк, и сладким, как мед. Евнух смотрел на красавицу и думал, что опасения Самси-аги были совершенно беспочвенны. Какие неприятности могут быть от такой милой и покладистой наложницы? Да с восьмым евнухом пятого нажложничьего подразделения еще никто не обращался так любезно.
- Шамиль ибн Сервер аль Джамал, госпожа, - представился дневальный, краснея и опуская голову. Голос у него был писклявый и противный, но Люкси только ласково улыбнулась.
- Ах, Шамилюшка, у вас такой восхитительный фальцет! Вы никогда не думали о том, чтобы выступать на сцене?
- О, госпожа, вы угадали мою мечту! – евнух покраснел еще больше. – Мне еще мама говорила, что меня ждет всемирная слава! Хотите, я вам спою?
- Конечно! – притворно обрадовалась Люксория, внутренне содрогаясь. – А господин Абдула, да преумножит Аллах его дни, не заждется?
- Ну что вы! Господин будет не раньше, чем через пру часов, - махнул пухлой ручкой Шамиль. – Давайте я вам пока спою свою любимую песню…

Через полчаса Люкси уже серьезно обдумывала, что ей будет по законам шариата за убийство дневального евнуха. А Шамиль увлеченно выводил своим писклявым голосочком:
- Забирай меня скорей увози за сто морей и целуй меня везде -
Восемнадцать мне уже
Забирай меня скорей увози за сто морей и целуй меня везде -
Я ведь взрослая уже.
На последней ноте писк достиг границ ультразвука, и девушка не выдержала.
- Восхитительно! Просто великолепно! - евнух смущенно зашаркал ножной. Люкси решила ковать железо, пока оно горячо. То есть, использовать ту любовь, которой к ней воспылал Шамиль. – Вас здесь совершенно не ценят! Такой талант нужно холить и лелеять! Когда я стану любимой женой, я замолвлю за вас словечко!
Шамиль готов был расплакаться от счастья. Девушке даже стало жаль наивного евнуха, но она быстро отогнала угрызения совести подальше. Пусть внутренний голос с ними разбирается. А пока коварный план требовал жертв. К счастью, чужих.
- Но сначала, Шамилюшка, вы должны мне помочь стать любимой женой господина Абдулы, да преумножит Аллах его дни, - заговорщически зашептала Люксория на ухо непризнанному певцу. – Нужно, чтобы он увидел меня во всей красе. И непременно наедине! Вы ведь сможете это организовать, Шамилюшка?
- Я… я не знаю, - залепетал евнух, - госпожа, я очень хочу вам помочь … я… я постараюсь…
- Вы уж постарайтесь, Шамилюшка, и я вас не забуду! А сейчас мне пора готовится ко встрече с господином…

Люкси ворвалась в общую комнату, чуть не снеся дверь с петель. Хинеянки подняли головы и недоуменно уставились на нее с недоумением.
- Девочки, готовность номер один! Сейчас сюда придет хозяин гарема! Один! Будем брать живьем!

Drakosha Прекрасная леди (19 Июн 2008 13:58)

"Ой мамочки", - подумала Эби, приоткрывая глаза, - "это что ж такое было?"
Она огляделась по сторонам. Пещера. Очень уютная.
"Интересно кто тут живет, и что тут делаю я?"
Тут в ее поле зрения попало нечто.
- Мамочки.., - теперь уже вслух сказа Дракоша, - Караул! И попыталась отползти в угол.
Ее глазам предстало нечто оромное, огненное и с сиреневым хохолком.
"Так, есть перья, значит птица", - для себя решила Эби
- Мамочка, вот это влипла.
При слове «мамочка» на морде птицы появилось умиленное выражение и она заулыбалась. Как можно улыбаться клювом Эби не представляла, но перепутать это выражение с чем-то другим было просто не возможно
Птица закурлыкала ( сначала Эби подумала что это гром) и ласково так ткнула Дракошу клювом.
От неожиданности Эби, не успевшая толком встать на лапы, плюхнулась на пол
- Ты чего толкаешься?! - Возмутилась она.
- Говорит, - восторженно пророкотала птица
Осознав, что есть её прямо сейчас не будут, Дракоша немного успокоилась, и, как можно вежливей спросила
А где я нахожусь?-
За "где она находится» последовал рассказ у кого она гостит и почему.
- ...так что будешь моим птенцом, - закончила птица Рух.
Птенцом Эби быть совсем не хотелось, но разве тут поспоришь.
- Наверное, надо это как-то отметить, - неожиданно для себя ляпнула Эби.
Птица подумала и решила, что это просто отличный повод. Откуда-то появились две чаши, кувшин с вином и еще один кувшинчик поменьше... с молоком
- Детям вредно алкоголь, - наставительно произнесла птица Рух
- А я уже большая, ну поделись, тебе же скучно будет одной отмечать, - заныла Дракоша и просительно уставилась на Рух

Где то через два часа, те же в том же месте. На столе уже с десяток кувшинчиков
- Нет, ты представляешь, они называют меня чудовищем и разбегаются, едва завидев,- жаловалась Рух.
- Угу, - сказала Эби ,представив, как эта огромная птица кружит над городом и приглашает жителей пообщаться.
- А мудрецы эти, - Рух скривила брезгливую гримасу, - в мешке ,набитом соломой, и то больше мудрости, чем в них. Они приходят за будущим. Они что, думают я это будущее под крыльями пряч?. Вот возьми им и скажи. Ну, я им конечно говорю, когда правду, а когда и глупость, а они верят. Представляешь.
Теперь вот ты будешь
На этой фразе Дракоша как-то резко протрезвела и вспомнила, для чего все это было затеяно. Она была совсем не против породнится с хорошим драко..птицей то есть, но провести ближайшие десять лет в гнезде ей как-то было совсем не по нраву.

Еще где - то через три часа и десять кувшинчиков Птица Рух официально удочерила Дракошу. А Эби рассказала «мамочке» про своих удивительных друзей и их веселые приключения.
- А давай полетим к ним, - тут же та загорелась идеей Рух.
Зачем? - не поняла Эби, - они сами скоро придут. А пока давай отдохнем, а то такой нервный день был.
Эби свернулась клубочком и заснула.

Алька Прекрасная леди (19 Июн 2008 21:43)

Слоны бежали по пустыне бодрой рысью.
- Драконов воровать, дожили! – хихикал Толик, в такт шагам подпрыгивая на спине слона. – Помнится, ничем хорошим это обычно не заканчивается!
- А можно мне хоть одно перышко у этой птицы вырвать? – приставала Алька к наставнице. – Для исследований!
- Я тебе дам исследования! – возражала Ханаэль. – Химию я еще понимаю, но в генетику не лезь! Ты там наисследуешь, вся Контора будет с лишними ушами и хвостами ходить. В лучшем случае!
Фаэль поглаживала любимый лук и думала, что стрелять из него в птицу Рух по меньшей мере глупо. Не поможет ведь. Да и жалко птичку!
Вскоре компания прибыла к подножью гор.
- Давайте уже спасать Дракошу! – бодро предложила Алька. – Чур, можно мне на разведку?!
А оставшийся без внимания оливковый эльф поднял голову и прокричал:
- Эй, дракон, выходи на смертный бой!
- Какой еще дракон, нам птица Рух нужна! – поправил его Попутчик.
- В принципе, нам нужен как раз таки дракон, - не согласился Морис. – Только не на смертный бой.
- Эй, кто-нибудь, выходит за чем-нибудь! – перефразировала Алька.
Однако никто не откликнулся.
- Ладно, подождем ночи, а там попробуем пробраться к гнезду, - сказала шеф, окидывая взглядом монументальное сооружения на склоне горы. Именно его он и окрестил гнездом.
- Ну, ждать так ждать, - согласились все.

Luxoria Прекрасная леди (20 Июн 2008 00:07)

Господин Абдула вошел в покои своих новых наложниц вальяжной, расслабленной походкой. Этот восьмой евнух пятого нажложничьего подразделения сообщил, что девушки послушны и покладисты, ведут себя очень вежливо, норов не проявляют, поэтому опасности не представляют. А одна из них… как там сказал этот евнух… прекрасный цветок с глазами, как у верблюда… просто жаждет познакомиться с господином и выказать ему свое глубочайшее почтение. Абдула еще не решил, хорошо или плохо – глаза, как у верблюда. Поэтому решил посмотреть собственными глазами. В конце концов, девушку всегда можно перепродать…
Проворный Шамиль мягко закрыл двери и Абдула остался один. Пламя расставленных на полу свечей отбрасывало на стены неясные тени. Комната была пуста. Абдула опустился на подушки и принялся ждать. Но не успел он пару раз как следует затянуться ароматным дымом из кальяна, как из-за занавески появилось дивное создание. Девушка была одета в легкие одежды из зеленого батиста, в волосах искрились золотые нити, а зеленые глаза загадочно мерцали в полумраке комнаты. Абдула затаил дыхание. Такой красоты у него в гареме раньше не водилось! Повысить что ли этого Шамиля до седьмого евнуха? Ведь принято же награждать гонцов, приносящих хорошие вести!
Девушка танцевала танец. Ее руки выписывали в воздух замысловатые фигуры, а стан плавно извивался, подобно языкам пламени на ветру. На языке танца это означало… Абдула присмотрелся и недоуменно почесал подбородок.
Своим танцем девушка рассказывала, что пьяный седой ворон, уставший от трудов праведных и последующего отдыхания, присел на ветку баобаба и молвил мудрую речь. Проезжавший мимо визирь услышал птицу и понял, что это Аллах говорил с ним и поведал, как нужно обустроить жизнь в стране, чтобы всем было весело. И настал с тех пор в стране полный дурдом.
«Да, - подумал Абдула, - такого мне еще ни разу не танцевали… Какая необычная девушка!»
А красавица тем временем стала, танцуя, отступать за занавеску. На ватных ногах Абдула двинулся за ней, желая заключить в объятья. Отодвинув занавесь, он ступил в абсолютно темную соседнюю комнату. Глаза еще не успели привыкнуть к темноте, как откуда-то сбоку раздался звонкий девичий голос:
- Девчонки, бей гада! Только не сильно, он нам еще нужен в качестве заложника…
И мир погрузился во тьму.

- Нам нужны верблюды, оружие, провиант и побольше воды, - четко предъявлял требования неизвестный женский голос. Абдула открыл глаза и увидел узкоглазую девушку, отдающую приказы управителю гарема. И Самси-ага слушает эту паршивку и послушно кивает! Что за безобразие!
Абдула попытался подняться, но ноги не слушались, а резкое движение еще сильнее натянуло стягивающую их веревку. Руки тоже оказались связаны, а во рту обнаружился чей-то носовой платок. Абдула замычал и попробовал отползти в сторону, но тут же был остановлен носком женской шелковой туфли. Туфля принадлежала еще одной узкоглазой девице. Рядом с ней застыло еще несколько точно таких же девушек. Отличить одну от другой было невозможно.
- Хорошо, госпожа, мы доставим вам все необходимое, - поклонился Самси-ага и вышел из комнаты.
- Эй, Люксория, что ты там делаешь? – позвала узкоглазая кого-то, кто находился вне поля зрения Абдулы. – Собирайся скорее, нам сейчас верблюдов предоставят!
- Я не могу найти Елену! – откликнулся знакомый голос. Тот самый, который отдал приказ взять Абдулу в заложники.
Повернув голову, пленник увидел красавицу, так подло заманившую его в ловушку. Девушка взволнованно мерила шагами комнату, непрерывно оглядываясь на дверь.
- Мы же не можем уехать без нее, - сказала она, виновато глядя на узкоглазых. – Нельзя ее тут оставлять! Она же наш друг! Давайте подождем немного, вдруг она скоро появится…
- Ладно, подождем пока. Все равно, пока с нами этот, - главная узкоглазая махнула рукой в сторону Абдулы, - нам ничего не сделают…
В этот момент отворилась дверь, и в комнату вошел Самси-ага. За его спиной стояло еще несколько человек с какими-то свертками и пакетами в руках.
- Ваши верблюды готовы, а вот все, что может понадобиться в дороге, - объяснил Самси-ага.
Слуги положили свертки посреди комнаты и вышли. Девушки принялись разбирать вещи, рассовывая по карманам фляжки с водой, ножи и прочие полезности. Никто из них не заметил, как в дверях возник еще один человек. Его руки постоянно пребывали в движении, пальцы складывались в замысловатые знаки, а губы шептали какие-то слова.
Сердце Абдулы радостно забилось, как только он узнал вошедшего. А вот на лице Самси-аги отразились совершенно иные эмоции. Было похоже, что он не на шутку напуган. Но со странным поведением управляющего Абдула решил разобраться позже. Сначала нужно обезвредить девиц и освободиться.
А заклинание, произносимое магом, уже начинало действовать. Одна за другой девушки падали на пол, как подкошенные. Как только последняя наложница заснула, маг бросился развязывать своего господина. Самси-ага же так и остался стоять возле стены, глядя на спящих девушек с выражением ужаса на лице. Неужели он хотел помочь им бежать?
Абдула встал, размял затекшие ноги и стремительно пошел к выходу. Бросившиеся к нему со всех ног слуги услышали его грозный голос:
- Этих преступниц запереть в покоях, я завтра решу, что с ними делать! Самси-агу бросить в темницу и посадить на хлеб и воду, а то уже халат не сходится. Пусть подумает над своим поведением, а завтра утром расскажет мне, до чего же додумался…

Алька Прекрасная леди (20 Июн 2008 16:55)

Путешественники сидели у подножья горы и ждали ночи. Однако солнышко что-то не спешило спускаться к горизонту.
- О, темнеет! – отметила Ханаэль, когда место их стоянки накрыла солидных размеров тень.
- Ага, - подтвердил попутчик, посмотрев вверх. – И еще как!
С неба к ним плавно спускалась гигантская птица Рух.
- Здравствуй, - вежливо сказала она, старательно не обращая внимания на то, что люди схватились за оружие. – Вы ведь Эби ищете, да? Она скоро спустится. Как только проснется.
- А чего это она днем спит? – удивился Толик.
- Ну, мы там слегка отметили наше знакомство, - засмущалась птичка. – Вот и…
- Шеф, ты даже драконов способен приучить выпивать! – высказалась Ханаэль.
- Я-то тут причем?! – возмутился попутчик.
- Ты тут при всем, - отрезала заслуженный флудер.
- Простите, - птица Рух наблюдала за разговором, с интересом склонив голову. – Я могу вам чем-то помочь?
- Это было бы так любезно с вашей стороны, - первым нашелся Морис. – Дело в том, что разбойники похитили одну нашу спутницу.
- Разбойники?! – оживилось пернатое. – Видела я таких здесь поблизости! У них есть маленькая такая пещерка, где они вроде как живут.
- А вы можете проводить нас туда?
- Я могу даже отнести!
С точки зрения существ, не таких больших, как сказочная птица пещера оказалась не такой уж маленькой. Впрочем, оценить точные ее размеры было затруднительно из-за большого камня, закрывавшего вход.
- Да здесь еще и магия! – радостно сообщил оливковый эльф, проводя руками перед булыжником. – Сейчас я его…
Судя по вспышке, заклинание было деактивировано, однако камень остался лежать на своем месте.
- Ну можно мне уже чего-нибудь взорвать?! – заканючила Алька. – Все равно камень нам не нужен!
- Зато гора еще пригодится! – одернула ее наставница.
- А вы можете снести гору?! – удивилась птица Рух, поворачиваясь к девушкам. При этом она случайно задела крылом обсуждаемый булыжник, заставив его с жутким грохотом откатиться в сторону.
- Та-ак… - попутчик заглянул в черный провал входа. – Похоже, разбойников нет дома, но рисковать не будем. Толик, отправь туда для начала кого-нибудь.
Оливковый эльф кивнул. Рядом с ним на землю плюхнулся необычно крупный скорпион, покрутившийся на месте и почти сразу быстро нырнувший в пещеру.
- Никого, - докладывал Толик, глядя перед собой отсутствующим взором. – Мешки какие-то лежат… Ого, монетки золотые! Сундучок, жалко закрытый. Пергамент какой-то. На украденную у нас карту похож, кстати.
- Людей точно нет?
- Да точно, точно!
- Ой, а давайте зайдем! – восхищенно предложила Алька. - Там так темно и страшно!
- Вот поэтому пойдем только я, Морис и Толик, - возразил Попутчик. – А вы будете ждать нас внизу, чтобы в случае чего примчаться спасать.
- Пап, а можно и мне с вами? – попросила Фаэль. – Я полезная!
- Конечно, полезная, - согласился отец. – Ладно, идем.
Ханаэль заставила ученицу и Зуль Фию забраться обратно на птицу. Рух полетела к стоянке, однако, в последний раз оглянувшись на пещеру, заметила:
- Ого, похоже, обвал!
- Что?!! – пассажирки подскочили на ее спине.
Вход в пещеру и впрямь был завален грудой камней.

elena Прекрасная леди (20 Июн 2008 21:28)

Воспользовавшись тем, что ничего интересного пока не происходит, Елена пошла осматривать дворец. Перепуганных возгласов крыса не считала, а вот пояс с сапфирами служил подтверждением, что она «мееестная» и почти своя.
Дворец был не маленький, в меру раззолоченный, устланный коврами и занавешенный шелками Поразило Елену не это, а полное отсутствие крыс и грызунов вообще, даже мышей! А вот кошек, если ЭТО можно назвать кошками, было немало - толстых, ленивых «диванных подушек» Правда, один достойный представитель кошачьего племени все же нашелся! Гладкошерстный, на длинных ногах и с мускулами, перекатывающимися при любом движении! Интересно, как его почтенная матушка ухитрилась соблазнить леопарда? Без сомнения ОН здесь отметился. Пришлось соблюсти ритуал: покружить, пошипеть, зубы показать. Ну, законы вежливости еще нигде не отменяли.
А потом сей достойный юноша проводил Елену к Кариму и вежливо откланялся, предложив в случае чего обращаться.
За беседой с ученым время пролетела незаметно, тем более в тени платана и у журчащего небольшого фонтана. Карим рассказывал о Самси-ага, с которым дружил с детства, когда оба они попали во дворец. Карима, после смерти его родителей, забрал к себе дядюшка, а Самси привез его отец, для услужения Абдулле-бею. Самси был 14 сыном в гареме, непоседливым, маленьким разбойником. С тех пор он прошел все ступени карьерной лестницы, добрался до самой вершины, и все это - только благодаря своему уму и умению разгадать интриги завистников, коих было превеликое множество. Но жизнь в гареме сделала его сердце холодным и расчетливым! Он никогда не навредит себе из-за сочувствия, пусть да же к очень красивым девушкам! А вот уберечь от гнева царя Соломона Абдуллу, а значит и себя самого…
Елена опомнилась, когда над головой уже зажигались звезды, и со всех лап кинулась к девушкам, ругая себя за невнимательность. Засыпающих девушек и раздающего приказы Абдуллу она увидела через открытую дверь, и очень пожалела, что отдала кольцо Джины Шефу.

Hanaell Прекрасная леди (20 Июн 2008 22:19)

- Немедленно назад! - закричала Ханаэль, опасаясь, что птичка ее не услышит.
То ли таки услышала, то ли самой стало интересно, но птичка повернула обратно к пещере. Теперь уже бывшей.
- Наставница, ну теперь-то мы просто обязаны это взорвать! - прыгала вокруг завала Алька.
Ханаэль колебалась, но здравый смысл возобладал:
- Ни в коем случае! Мы не знаем ни как далеко ушли наши путешественники, ни какова прочность оставшихся сводов... А вот что мы действительно можем, так это... - Ханаэль быстро начала перечислять Альке необходимые компоненты и толковая девочка добывала часть из них из аптечки наставницы, а часть - из своих "нательных" запасов.
Перед завалом была разожжена спиртовка и Хани принялась кипятить в тигельке разные подозрительные на вид жидкости. пересыпая порошками и тертыми травами. Когда варево было готово, она подула в сторону завала и капнула из пузырька, полученного от Гискара. Тонкая струйка дыма потянулась к завалу.
- Это для окуривания больных - газообразный аналог эликсира здоровья и долголения - пояснила Алька ничего не понявшей Зуль Фие. - Поможет ребятам продержаться до того, как мы придумаем как их достать.

Fael Прекрасная леди (21 Июн 2008 09:27)

В пещере было темно - а как еще в ней могло быть? Толик шел впереди, желая своими глазами увидеть и своими руками пощупать то, что показал ему призванный скорпион. А именно кусок пергамента, так подозрительно похожий на подаренную им с Люкси карту.
- Попутчик, гляди, похожи и впрямь она! - Радостно воскликнул он, откидывая в сторону крупный алмаз словно простой булыжник.
- Уверен? - переспросил попутчик
Алмаз звонко ударился о пол пещеры, и в тот же миг снаружи раздался страшный грохот.
Фаэль в ужасе машинально вцепилась в того, кто был ближе - просто чтобы ощущать живого человека рядом. Это оказался Морис.
Едва грохот стих, и все прочихались от поднявщейся каменной пыли, стало ясно, что до того было очень даже светло и свежо.
Хоббитянка устыдилась своего страха и попыталась собраться с духом и отлепиться от Мориса, но почему-то не получалось. Толик и попутчик тем временем пошли осматривать завал - не осталось ли где хоть маленького прохода, чтобы выпустить Фаэль.
- И зачем я тебя потащил? - тихо и горько произнес попутчик, но Фаэль его услышала. И решила, что нет, нельзя сдаваться, и бояться нельзя. Она не просто так с ними потащилась, и даже если бы был проход, все равно не пошла бы без них. Ей даже обидно стало - папа до сих пор считает ее маленькой девочкой, которую надо от всего оберегать! Обида помогла наконец совладать с собой и выпустить руку Мориса, и даже отойти от него на пару шагов.
- Кто-нибудь поял, что это было? - спросил Морис. когда стало ясно, что ни малейшей щелки не осталось.
- Обвал, - с убийственной иронией отозвался Толик.
- Благодарю за разъяснения, - не остался в долгу Морис, - это я вижу и сам. Я имел ввиду, понял ли кто-нибудь, почему обвал произошел именно сейчас? Кому мы помешали?
- Вряд ли это были разбойники, - произнес попутчик, - даже если мы им помешали, им бы не хватило силенок устроить такое. Птица Рух? Но вроде она была вполне дружелюбно настроена.
Тут снаружи раздался мощный, как раскат грома, зловещий хохот.
- Дэв, - выдохнул Толик. - Это был его камень... А я его об пол...
- Ладно, как выбираться-то будем? - спросила Фаэль, постаравшись придать голосу как можно больше твердости. И ей это даже почти удалось.
- Хороший вопрос, - пробормотал попутчик. - Какие будут предложения?

попутчик Горячий кабальеро (22 Июн 2008 16:09)

Предложений не было.
- Ну, разгребать завал – последнее дело, тут камешки такие славные насыпались, - пробормотал попутчик. – Надо попробовать все же найти другой выход. Давно я не играл в Тома Сойера. Толик, ты можешь своего скорпиона отправить погулять вперед?
- Отправить-то могу, - вдохнул Толик, но вот далеко ли он уйдет.. Я же тебе говорил, что тут что-то глушит всю нашу магию.
- Ну давай попробуем для начала определить, в какую сторону нам вообще идти. Пусть он все же пробелится по тоннелям. Лучше он , чем мы.
Попутчик нашел руку Фаэль, притянул дочь к себе.
-Не бойся, эта гора такая древняя, что в ней уж хранится множество чудес. Мы тут уже лишние.
Так что обязательно выберемся, вот только не знаю, успеем ли к ужину.
Фаэль очень захотелось посмотреть папе в глаза и понять, шутит он или правда уверен, но в пещере было очень темно, иона совсем ничего не увидела.
Толик отправил скорпиона, и оставалось только ждать. Молчание, повисшее в пещере, угнетало, Фаэль хотелось поговорить, как-то разрушить тишину, но взрослые затихли, и она боялась спугнуть их мудрые мысли о поисках выхода..
- Все, аут, кончился наш проводник, - внезапно проговорил Тлик. И Фаэль услышала, как тяжело задышал маг. – Проверено четыре тоннеля из пяти. Все они заканчиваются тупиком. Значит, нам однозначно идти в пятый.
- Логично, - согласился Морис. Но на всякий случай хорошо бы потом найти обратную дорогу.
- ну, это просто, усмехнулся попутчик. – Доча, у тебя в карманах есть клубочек? Обязательно есть, давай сюда. Привяжем к сундуку.. Кстати, вы бы на всякий случай камни-то забрали, а то ведь с клиентом придется рассчитываться..
-Интересно, как пергамент и камни тут оказались? – удивился Морис. – На пляже ведь разбойников точно не было.
Может, они просто заняли готовую пещеру, в которой издавна селились дэвы, - предположила Фаэль. – Дэвы бы точно не стали подселяться к разбойникам..
- Возможно, - протянул шеф, - но сейчас этот вопрос несколько не актуален. – Давайте двигаться потихоньку.
– Путешественники вступили в тоннель, указанный Толиком, но не успели пройти несколько метров, как в стене раздалось шебаршение, и перед ними нарисовался ярко-белый призрак высокого худого старика с посохом в руке.
-Шалом, - поздоровался он. – Куда держим путь?
- На свободу, - честно ответила Фаэль.
- Вас проводить? – вежливо осведомился призрак, оглядываю странную компанию
Фаэль удже открыла рот, чтобы сказать:»да», но попутчик очень вежливо и твердо ответил: «Нет, спасибо, мы сами».
- не смею настаивать, - раскланялся призрак. И почти исчез в стене, потом все же высунул голову и добавил, - Соломону передавайте привет..
- Обязательно, - кивнул попутчик. Призрак исчез, и снова стало очень темно.
-Это кто, Сусанин? - спросил Морис.
-Что-то вроде этого... Моисей. - с грустью ответил ему попутчик. - Он если возьмется нас выводить, мы у него сорок лет блуждать будем
- Призрак бродит по Синаю, ... призрак Моисея, - как-то невпопад произнес Морис.
И они двинулись дальше по тоннелю.
Фаэль потеряла счет времени, казалось - они очень долго идут под землей. Внезапно идущий впереди Толик остановился.
- Тут развилка, - сказал он. - Надо выбирать в какую сторону идти..

elena Прекрасная леди (22 Июн 2008 19:24)

Девушки спали, и Елена развернулась и побежала вслед за охранниками, уводящими Самси - ага. И, что удивительно, за ближайшим углом воины отпустили выкрученные руки начальника гарема, и тот пошел дальше сам. А когда дошли до лестницы, ведущей в подвал, старший охранник вдруг отрапортовал:
- Не извольте беспокоиться! Все приготовлено, камера проветрена, свежие фрукты сейчас принесут.
Самси –ага молча кивнул и начал спускаться вниз. У Елены создалось впечатление, что главный евнух имеет в застенках личную камеру- люкс и что он в этой камере довольно частый гость! Подумав, сидя у небольшого фонтана, Елена пошла разыскивать Карима.
Ученый уже все знал и был обеспокоен судьбой отнюдь не Самси –бея, а Люкси. Завтра она, а может, и все девушки будут наказаны. Абдулла не простит нападение на себя и жестоко их накажет. Елена испуганно замерла. Нет, конечно, убивать он их не станет, да и следы от плетей не украсят кожу красавиц. Есть, коненчо, простой и очень действенный метод, любимое наказание от Абдуллы- бея: повинившуюся наложницу бьют бамбуковыми палками по пяткам. Карима однажды тоже так наказали, еще когда он был подростком, и он прекрасно помнил эту ужасную боль. Но к прекрасным наложницам такое наказание никто применять не станет..
Елена пришла в ужас: все еж дикари эти восточные мужчины...

Drakosha Прекрасная леди (24 Июн 2008 07:47)

- Что значит завалило? - взволновано спросила Эби, услышав от Васьки последние новости. - А ты что тут делаешь?
- А я в дозоре. Когда я уходил, Хани с Алькой спорили, взрывать или не взрывать, а...-
Но Эби его уже не слышала она на всех парах мчалась к лагерю.

- Эби? - удивлённо и не веря своим глазам сказала Хани.
- Ну вот, - с облегчение произнёс Леонард, - одной проблемой меньше. И я все-таки настаиваю на том, чтобы ничего не взрывать.
- Но они там заперты, в темноте, а мы даже не можем с ними связаться ,– возразила ему Алька
- Вот именно. А если твой взрыв им повредит или еще больше завалит?
Алька тяжело вздохнула и понуро уселась на булыжник.
Дракоша задумчиво почесала лапой за ухом.
- А знаете, у меня есть идея. Никуда не уходите и ничего не взрывайте! - уже с воздуха прокричала она

На том же месте где- то через пол часа.
- Вот, это птица Рух.
- Ух ты! - Восторженно воскликнула Алька, - какая ты все-таки огромная и красивая!
- Ага, - с гордостью проговорила Дракоша - а еще она меня удочерила и...
Но тут все загалдели, стараясь как можно быстрее и подробнее посвятить птицу Рух во все подробности.
- Нет, взрывать тебе, девочка, ничего не надо, - сказала та Альке, - у меня есть знакомый дух гор, он может нам все аккуратно завалить. Но на вашем месте я бы не стала этого делать
- Как не делать? - Возмущённо перебила ее Алька,- они там... А мы... Мы сидим тут и ничего не делаем. Зови этого духа!
- Алька ,- укоризненно сказала Хани, - мы все переживаем ,но давай дослушаем.
Но слушать было уже некого.
- Улетела, - разочаровано сказала Хани
- Но мы договорились о встрече, - утешила её Эби
- Да, но она так и не объяснила, почему не надо ничего делать.
- Ну, я думаю это я могу вам попытаться объяснить, - произнес Леонардо, - понимаете, птица Рух, она же птица Рок, знает будущее или предвидит, я точно не знаю. Но раз она говорит, что не надо ничего делать, то, наверное, стоит её послушать.
Что, вот так сидеть, сложа руки? - спросила Алька.
- Ну, зачем сложа руки, можно поставить лагерь, приготовить поесть.
- Ладно, - недовольно сказала Алька, которой это все не нравилось.
"И почему вдруг должны верить какой то там птицу Рух?" подумала она.
Хани вдохнула и подумала, что завтра они что-нибудь обязательно придумают, а пока надо действительно отдохнуть.
И все принялись за обустройство лагеря

Fael Прекрасная леди (24 Июн 2008 13:03)

Выбор... Ты так стремимлась сама выбирать свою дорогу... И словно в насмешку судьба подкидывает как раз то, о чем просила. Хотела выбирать? Вперед, выбирай. Вот две дороги в подземной тьме, ничем на первый взгляд не отличающиеся, только одна из них быть может сулит освобождение из каменной темницы, а другая вполне может оказаться смертельной. Выбирай.
Ты вглядываешься сквозь тьму в лица тех, кого привыкла считать старше, мудрее, так хочется этот выбор переложить на них. Но на их лицах такая же растерянность. Взрослые мужчины - ученый, маг и отец не знают как быть. Они тоже выбирают, анализируют эти два варианта каждый как может. Бард слушает свою интуицию, ученый наверняка вспоминает какие-то мудрые книги, маг пытается колдовать, увы, безуспешно.
И ты понимаешь, что этот выбор никто за тебя не сделает. Он твой и только твой, хоть и зависят от него кроме твоей еще четыре жизни.
И ты идешь, напряженно вглядываясь в кромешную тьму, делаешь по паре десятков шагов в каждый из путей, пытаясь найти хоть какую-то подсказку. В руках факел, и в его скудном свете уже не видно оставшихся позади фигур, и ничего и никого вокруг, кроме каменных стен, и даже тебя самой уже почти что нет. Факел мешает, его тусклый свет - не помощник зрению, его копоть мешает обонянию, а треск- слуху, и ты гасишь его.
Тебя нет, остались только слух и обоняние, и звериная жажда жизни.
Шаг, еще шаг. Что там дальше? Воздух становится гуще и теплее, им трудно дышать, и слух на самой границе улавливает какой-то гул. Ты машинально делаешь еще шаг, чтобы убедиться, хотя уже и так понятно, что этот путь ведет вглубь, а значит, неверный, и в тот момент, когда ты уже занесла ногу, во тьме под ней возникает зеленая точка. От неожиданности ты замираешь, так и не поставив ногу, а еще через миг понимаешь, что произошло чудо.
Потому что зеленая точка растет, и у самого твоего лица превращается в светлячка, смотрит сердито и летит назад, к ждущим у развилки мужчинам, и ведет тебя за собой, уводя подальше от пропасти, в которую ты едва не шагнула...
В уши врывается крик :
- Фаэ-эль! Возвращайся немедленно!
- Иду! - отвечаешь ты, и понимаешь, что действительно возвращаешься, в первую очередь, в себя.

- Ты чего так долго? Почему факел погас? Почему не отвечала?
- Пап, да не волнуйся ты, все в порядке. Нам туда.
Фаэль уверенно пошла в правый тоннель вслед за зеленым светлячком, и недоумевающие мужчины двинулись за ней.
Не прошло и двух часов, как впереди забрезжил свет, и вскоре вся компания оказалась на берегу ярко-синего горного озера.

попутчик Горячий кабальеро (24 Июн 2008 13:42)

Свет нестерпимо резал глаза, попутчик попытался проморгаться, получилось не очень..
Озеро сияло, отражая голубое небо, и от него веяло таким покоем, что хотелось остаться на берегу навсегда. Неподалеку у большого камня валялись обломки каменных дощечек. Попутчик покосился на них, и решил ни в коем не случае не подходит. Сюрпризов ему на сегодня явно хватало, и углубляться в теологию вовсе не хотелось. Судя по отрешенному взгляду Мориса, тот был занят разговором собой, и пресловутые скрижали просто не заметил. И хорошо..
-Ну что, будем спускаться? – спросил попутчик.
Подойдя к краю плато Толик взглянул вниз. Чуть вправо у подножия горы суетились точки. Если приглядеться – похожие на слонов.
- А хоршо бы позвать Ваську, - размечталась Фаэль.
- Ну, давайте позовем, - согласился попутчик, и тихонько засвистел.
- Папа, тут же далеко, слоны не услышат, - усомнилась хоббитянка..
- Хороший слон всегда услышит, когда его зовут, - усмехнулся попутчик. – Это же наши слоны нашей мечты.
Словно в подтверждение его слов, раздалось легкое хлопанье ушей и счастливая морда Васьки выглянула из-за выступающего над обрывом камня.
- Ай да птичка, - рассмеялся он, - ай да молодец! И ничего взрывать не надо!
Следом подлетел Степка, привычно подставляя спину.
- Там Тим с зайцем уже волноваться начали, - пробасил он. – Вы чуть на ужин не опоздали.
- Ужин – это святое, - кивнула Фаэль, - на него опаздывать нельзя. – И она первая залезла на спину Степке.
Попутчик внимательно взглянул на дочь. Ему почудилось, что за три часа в пещере она как-то.. повзрослела. Но разве так бывает?
Он отмахнулся от непрошенных мыслей и примостился сзади.
Через несколько мгновений компания, под восторженные возгласы Альки и одобрительные взгляды Лестарда и Ханаэль, приземлилась у костра.

Морис Горячий кабальеро (24 Июн 2008 21:33)

В первую секунду солнечный свет просто ослепил, однако все неприятные ощущения быстро прошли. Глоток свежего воздуха подтвердил, что затхлые и тягостные своды пещеры остались позади. Морис сделал несколько шагов и подхватил бросившегося ему на руки Тима. Малыш громко мурлыкал и вообще вел себя как обычный перепуганный котенок, абсолютно забыв о своем умении разговаривать.
Посреди всеобщей радости Морис улучил минутку и отошел в сторону.
-Ну, успокойся, успокойся, малыш. Все обошлось. Мы не пострадали. Но вот почему на нас напали дэвы? Вообще, складывается впечатление, что они не собирались нас убивать. Или они нас пугают, или просто стараются задержать.
Тим немного успокоился.
-А моужет нам спросить джинна? – промяукал он. – Он доулжен знать что-то о дэвах? И вообще, почему он вас не защитил, у него же контракт?
-Не думаю, что нам следует к нему обращаться, - возразил ему Морис. – А контракт… Нашей жизни ничего не угрожало, а этот джинн придерживается сугубо букве контракта, а не его сути. Так что, чем меньше мы с ним будем связываться, тем лучше. Знаешь, когда нас завалило, я чуть было не решился его вызвать и согласиться на все условия. И вышел бы я из пещеры богачом и потенциальным женихом принцессы. Маурисьо был бы счастлив.
-А он не возвращаулся? – с подозрением взглянул на него Тим.
-Нет. Хотя мне показалось, что он все слышит и просто ждет удобного момента. И внимательно наблюдает за нами. Ладно, пойдем малыш. Все хорошо, что хорошо кончается. Правда, боюсь, что наши приключения еще не закончились!
И, подхватив Тима поудобнее, Морис присоединился к остальным. Даже не догадываясь, как он прав…

Luxoria Прекрасная леди (24 Июн 2008 23:23)

Проснулась Люкси от того, что кто-то настойчиво тряс ее за плечо. От этой тряски голова начала медленно кружиться по часовой стрелке. Причем минутная стрелка явно убегала вперед, а секундная, наоборот, отставала, и поэтому двигалась резкими скачками. Люкси открыла глаза, обозрела восточные люстры в количестве трех штук, танцующие фокстрот на пронзительно белом потолке, и перевела взгляд на нарушителя спокойствия. Вернее, нарушительницу.
- Джина? Ты как здесь оказалась? – голос после сна был хриплый, горло пересохло, а голова начала кружиться в противоположную сторону. От радости, наверное. Или у нее просто голова закружилась…
- Я тебя искала! Ты куда из оазиса подевалась? – возмутилась Джина. ОЧЕНЬ громко возмутилась. – Сама сбежала, бросив караван, мужа и меня на произвол судьбы! Мы тебя, знаешь, сколько искали? Так искали, что сами потерялись, и где сейчас Толик, я не знаю. Один караванщик был безмерно рад твоему исчезновению!
- Все мужики сво… - прокомментировала Люкси, обхватывая голову руками, чтобы остановить кружение. – Особенно восточные! Или это мне просто так везет? Сначала Синдбад, потом караванщик, теперь Абдула этот, да воздаст ему Аллах по делам его!
- Ух ты! А жизнь в гареме идет тебе на пользу! Хоть говорить научилась!
- Говорить я научилась еще в глубоком детстве, и гарем к этому не имеет ни малейшего отношения, - Люкси осторожно встала, подошла к двери и подергала ручку. Дверь оказалась заперта. – А вот мое пребывание здесь явно на пользу гарему не пойдет! Вот сейчас я приду в себя, придумаю, что делать и этот Абдула сильно позавидует покойному Маурисьо!
- А кто это? – спросила Джина с любопытством.
- Да так, сморчок один… Я его случайно… Короче, умер он… Но он был сам виноват! И Абдула тоже нарвался сам – шутка ли, украли, купили, как какую-то вещь, два раза усыпляли каким-то гадостным заклинанием, а теперь еще и заперли! Да я их гарем по камешку разнесу!
Глядя на разбушевавшуюся Люкси, Джина тоже как-то сразу подобралась и воодушевилась.
- Я тоже могу по камешку, - заявила она. – Давай, прямо сейчас и начнем!
- Нет, сначала мы покажем этим мужикам, что женщины – это сила! Особенно, если во главе поставить лучшую выпускницу ОГУСИ и восемь хинских спецназовок! А потом можно будет и по камешку…

- Товарищи! – голос, усиленный специальными заклинаниями, разносился по всему гарему, и даже немного за его пределы. – Сколько это будет продолжаться? Сколько мы будем терпеть подобное обращение? Нас угнетают, над нами издеваются, нас не ставят ни во грош! У них есть все – они богаты, свободны, они обладают всевозможными благами и правами! Но чем мы хуже? Почему мы позволяем им так обращаться с нами? Давайте же скинем с себя оковы этого многовекового рабства! Долой буржуев! Женщинам – выборное право! Землю - крестьянам, фабрики - рабочим, пустыню – верблюдам!
- Последнее было явно лишним, - шепотом прокомментировала Гюль Ча Тай.
- Да ладно тебе, - тоже шепотом ответила Зух Ра. – Никто и не заметил. Ты послушай, как она говорит! Я сама чуть было не поверила! Вот что значит харизма!
Люкси спустилась с трибуны. Налив себе стакан персикового сока и выпив залпом почти половину, она подошла к хинеянкам.
- Все слуги схвачены и обезврежены. Нас поддерживает все женское население гарема, включая прислугу и половину евнуховского батальона. Абдула заперт на мужской половине сераля. Как будем ему мстить? По хинским традициям его можно…
- А можно без «можно»? – скривилась Люкси. – Нам только хинских традиций не хватало для полного счастья! Мы же не звери! Тут надо что-то с хорошим воспитательным эффектом, но не жестокое…
Девушки задумались. Джина воспользовалась паузой и тут же влезла в разговор.
- А когда будем по камешку? Я уже даже парочку заклинаний подготовила…
- Позже, Джина, позже! – отмахнулась Люкси. – Мне пора на трибуну, поддерживать боевой дух новоявленных эмансипе…
Через несколько секунд над гаремом снова раздался уверенный женский голос.
- Товарищи женщины! Мужчины лишили вас самого важного, что может быть в жизни современной женщины. Они лишили вас стиля! Вы занавешиваете свои красивые лица и прекрасные фигуры ужасными балахонами, на людях вам разрешено показывать только глаза и руки, в то время, как женщины всего мира свободно загорают на пляжах в открытых купальниках. Из-за жестокости ваших мужчин вы не знаете удовольствия носить маленькие платья от Шанель, вечерние туалеты от Роберто Каваллли, костюмы от Данатэллы Версаче. Ваши ножки никогда не носили туфелек от Гуччи и босоножек от Маноло Бланик. Вы потерялись на задворках мировой моды, а что может быть страшнее? Как сказал великий мыслитель современности Спрайт: жажда - ничто, имидж – все! И этот Закон здесь, в пустыне, приобретает особую значимость!
Женщины внимали. И юные наложницы, и старые, почтенный матроны, и кухарки, и горничные, и уборщицы… И даже половина евнуховского батальона. Никто из них не знал тех мудреных слов, которыми сыпала их новая предводительница, но слова эти волшебным образом зажигали в их душах неведомый огонь. И они кричали. Они потрясали в воздухе ножами и ятаганами, отобранными у охраны. Они сбрасывали паранджи, открывая одухотворенные новой идеей лица…
Люкси смотрела на все это с трибуны и ужасно гордилась собой. Ведь она сама (ну, почти сама) запустила этот необратимый механизм. От маленького подземного толчка посреди пустыни всколыхнулась огромная волна, которая с каждым днем будет все расти, и расти, пока не охватит весь восток и не сделает всех женщин свободными навеки! И когда-нибудь настанет тот день, когда любая женщина сможет встать и гордо сказать…
- Ну а теперь уже можно по камешку? – раздался сбоку голос Джины.

Алька Прекрасная леди (25 Июн 2008 11:41)

ПОСТ ЕЛЕНЫ

Елена вернулась к девушкам, которые уже проснулись и уныло переглядывались. Полный провал…. И тут закурилось серебристое облако, и в комнате оказалась Джина. Огляделась и бросилась трясти за плечо Люкси. Крыса объяснила делегации хинеянок, кто это такая, и что кулаки об нее можно только оббить, а руки и поломать. Ну а после того как Люкси проснулась… начался форменный дурдом. Джину назначили главной противомагической защитой, чтобы всякие гады ручками не махали направо и налево. И понеслось! Абдулла под арестом, половина слуг и охраны там же, да девочки хорошо подразмялись. Самси-ага на свободе, но явно не решил, на какую сторону идти. Люкси на трибуне речи толкает, народ слушает, открыв рот, все как всегда. Но Елене не давала покоя мысль: «КАК со стороны все это выглядит: бунт в гареме и все прочее. И Абдулла сволочь ведь выкрутится и повернет себе на благо, а женщин еще и накажут, из-за нас
накажут!» Елена подергала стоящую рядом Гюль:
- Слушай, вот что самое страшное для правителя в Хине?
- Потерять ЛИЦО!- не задумываясь, ответила девушка.
- Вот! Есть!!! - крыса аж подпрыгнула. - Мы Абдулле так ЛИЦО уроним, над ним весь мир смеяться будет!
И Елена рассказала, как вспоминая свое и Самси детство, Карим рассказал об их мечте натравить на Абдуллу гусей! В загородке дворцового зверинца живут специальные гуси, им выдергивают перья для всей пишущей братии, и злые они просто неимоверно. Будешь тут злой! А мальчишек заставляли клетки чистить, в наказание, как провинятся. Девушки все поняли с полуслова, глаза загорелись азартом, а Джина так даже в ладоши захлопала.
В двери щелкнул ключ, и голос из-за двери произнес:
- Господин, скорей пока никого нет, они все на ми-тин-ге. Бегите!
И Абдулла, не дав себе подумать, куда и, главное, как бежать, рванул из комнаты, как был в тонких спальных шароварах и такой же почти прозрачной рубахе.
Дааа уж, когда за тебя думают визири, своя соображалка засыхает!
Абдулла выбежал во внутренний дворик и удивленно остановился, оглядываясь, как он мог попасть в женскую половину - прямо в центр сераля? Джина радостно потирала руки и хихикала. И тут у него за спиной раздалось змеиное шипение, Абдула обернулся… За его спиной стояли пять здоровенных гусаков и шипели, вытянув шеи.
Правитель завизжал и кинулся бежать. Но птицы, понявшие, что в кои-то веки им повезло отыграться на ком-то за постоянно причиняемую им боль, хлопая крыльями, кинулись следом. И понеслась!!! Джина огородила невидимой стеной кусок парка с разными интересными препятствиями: качелями, кустами роз, маленьким лабиринтом из жестких кустов и фонтаном. Деваться Абдуле было некуда, он скакал, пытался спрятаться под качелями, застрял в розах, на которых оставил рубаху, а гуси, как демоны, настигали его повсюду . От большого ума Абдулла залез в фонтан, пытаясь спрятаться в ВОДЕ, но гуси тут же окружили его со всех сторон, долбя клювами. И великий и ужасный нырнул, пытаясь спасти пострадавшую лысину. Воды в фонтане было по пояс, а задница у Абдулы была толстая и тонуть не хотела, вот и стала прекрасной мишенью… Спасение пришло неожиданно. Мальчишка с длинной лозиной выбежал к фонтану, стегнул по воде,
заулюлюкал, и грозные демоны вдруг превратились в смирных ягнят, выбрались из фонтана и покорно отправились куда-то впереди мальчишки, а Абдулла стоял возле фонтана и обтекал. И тут на него обрушился хохот. Нет ХОХОТ, с истерическими всхлипываниями и подвыванием. Джина сняла завесу тишины, и бывший правитель услышал реакцию зрителей и увидел всех собравшихся.Тут были не только слуги, охрана и наложницы, но и делегация соседнего ханства, и богатые купцы, искавшие его аудиенции, тут был весь мир, и в этом мире Абдулла навсегда останется посмешищем!!!
- Самси был прав, когда советовал отправить девушек к Царю царей с охраной и почетом! Шайтан затмил его разум! А его дочери погубили его навсегда!
Взгляд Адбулла натолкнулся на Самси-ага, стоящего в толпе и утирающего слезы смеха.

попутчик Горячий кабальеро (25 Июн 2008 13:32)

Всем хотелось подольше поболтать, просто посидеть у костра, глядя на огонь, насладиться тихим вечером, но попутчик почему-то решил, что к ночи можно спокойно добраться до ближайшего города, и едва ужин закончился, начал подгонять в дорогу. На него укоризненно смотрели даже добродушные Степка и Васька, но он словно не замечал ни ворчания Ханаэль, ни гримасок Альки, ни нарочитой медленности сборов.
Пожалуй, тревогу шеф разделял лишь Лестард. Он прекрасно понимал нежелание попутчика оставаться на ночь поблизости от пещеры, избранной дэвами и разбойниками.
Дракоша решила еще пару дней погостить у названной "мамы", но клятвенно пообещала догнать спутников.
- Папа, как мы будем в темноте? - удивилась Фаэль.
- Ну, вообще-то по пустыне принято путешествовать ночью, - Морис словно очнулся от своих мрачных размышлений, и начал длинную лекцию об особенностях жизни в раскаленных песках. - Здесь очень благоприятный для ночных путешествий климат, небо чистое, не закрытое тучами, луна освещает дорогу, зато изматывающий зной отступает. Животный мир пустыни тоже ведет практически ночной образ жизни. Когда спадает жара…
Наступили сумерки, потом вокруг и вовсе потемнело, но на небо выплыла огромная луна, и стало совсем не темно. Степка и Васька, поначалу бредущие неохотно, набрали темп, и весело неслись, наперегонки с ночными тенями.
Лекция Мориса закончилась, говорить не хотелось, и попутчик вроде даже начал задремывать, когда раздался возглас Альки:
--Огоньки впереди.
На горизонте и вправду в темном пятне сверкали огоньки. Чем ближе становилось это пятно, тем больше оно разрасталось, и вскоре путники увидели окраины города.
- Ну, вот и добрались, - улыбнулся попутчик. – Сегодня ночуем в доме, на кроватях, среди людей, будет спокойная ночь.
Знал бы он как ошибается.

Fael Прекрасная леди (25 Июн 2008 16:40)

Несмотря на поздний (или уже ранний?) час, в городе было очень людно и шумно.
- Интересно, а в городах у них что, тоже ночной образ жизни? - спросила Алька.
- На сколько я знаю, нет. - Ответил попутчик. - Впрочем, нам это даже на руку. Эй, уважаемый! Подскажи, где тут чайхана, нам нужен ночлег.
"Уважаемый" как-то дико покосился на попутчика, что было неудивительно - он никогда не видел слонов таких необычных расцветок, и уж тем более караван-дивана. Попутчик сурово сдвинул брови, давая понять, кто здесь главный, и прохождий наконец выдавил:
- В конце улици за углом есть чай-хана уважаемого Манула-бея.
- Благодарю, уважаемый, да ниспошлет тебе Аллах долгих лет жизни и красавицу-жену.
Прохожий кивнул и поспешно скрылся в подворотне.
- Странный какой-то дядька, - произнесла Фаэль.
- Да уж... Надеюсь, чай-хана окажется поприличней.

Заведение Манула-бея нашлось без труда, однако встретило путников запертой дверью.
Попутчик нахмурился, чуя неладное, и требовательно постучал.
Ответа не последовало, и он постучал снова.
- Ну чего колотишь, ночь на дворе, приличные люди спят! - совсем нелюбезно отозвались изнутри.
- Я гляжу, уважаемый Манул-бей, в твоем заведении совсем разучились принимать гостей.
Фаэль удивленно смотрела на отца - слова ладно, но интонация! Так мог говорить вельможа, высокий господин, привыкший видеть подчинение, и неприятно удивленный закрытыми дверями некогда любимого заведения. "Впрочем, я от тебя другого и не ожидал, одно слово - простолюдин" - слышалось в этом голосе. Ай да папа! Какой актерский талант!
Манул-бей, судя по всему, услышал то же самое, так как тут же загрохотал засовами (их было штук пять судя по звукам, не меньше!)
Дверь наконец открылась, впустив компанию в просторную комнату (слоны правда остались снаружи).
- Что будет угодно господину? - уже совсем другим тоном спрашивал хозяин.
- Друго дело, Манул. Приготовь комнаты всем комнаты, а пока не откажемся от зеленого чая.
Фаэль еще раз взглянула на отца, и поняла, что актерские таланты тут ни при чем - он просто вспомнил. Вспомнил свою бурную молодость, то время, когда он гостил здесь.
- Простите за такой прием, господин попутчик, знаете ведь, в городе неспокойно, вот и приходится запирать...
- Я только что приехал, Манул, объясни толком, что происходит?
- Сущий кошмар, господин, бесчинства. Женщины взбунтовались. Никто не может понять, что произошло, только и слышим странные лозунги от наших женщин: фабрики рабочим, пустыню верблюдам, стиль женщинам...
- кого-то мне это напоминает, - пробормотала Алька
- Люкси! - воскликнул Толик, и прежде, чем кто-нибудь успел его остановить, выскочил за дверь, на поиски.
- Так, девочки, допивайте чай и спать. Ну хорошо, можно еще в душ. Утром будем разбираться.
Тут, словно издеваясь, на дворе заорал петух.
- Нет уж, дорогой, утро - это когда я проснулся, - возразил петуху попутчик. - Всем спать!

Зуль Фия и Фаэль оказались в одной комнате. Не люкс, конечно, но жить можно, клопы не бегают и то хорошо.
- Ну что, пойдем выяснять, что да как? - агитировала Зуль. - Если там и правда Люкси, как почему-то решил Толик, то и мои подруги тоже.
Фаэль задумалась. С одной стороны, увидеть Люкси не терпелось, убедиться, что с ней все в порядке и выяснить наконец, что же произошло. Но с другой...
- Знаешь, Зуль, Толик их скорей всего найдет и без нас.
- Неужели тебе не интересно? - черные глаза хинеянки тк и пылали азартом.
"Дитё - неожиданно подумала Фаэль, - ну как есть дите. Обученная хинским дракам и хинскому этикету девчонка. И ведь убеждать бесполезно, все равно пойдет. Сама такая была..."
- Интересно, конечно, но я просто очень устала, - ответила она вслух. - Пещера, дэв, завал, ночной путь по пустыне... Я уже почти двое суток не спала, а сколько не мылась - вспомнить страшно. Так что я останусь, все равно бы я тебе только мешала.
- Ну как хочешь, - мотнула головой хинеянка и тенью выскользнула в окно.
Фаэль поглядела ей вслед и подумала, что ни на какие сокровища и тайны мира она сейчас не променяла бы душ и сон.

попутчик Горячий кабальеро (25 Июн 2008 20:16)

Недолгая летняя ночь заканчивалась, а попутчику не спалось. Словно и не было долгого дня, блуждания по пещере, странного возвращения в этот городок, который просто всплыл в памяти, словно никогда и не был забыт.
И на мгновение показалось что время убежало вспять, и не Манул-бей, постаревший и погрузневший, а его отец встретит на пороге путника.. .
Он постоял у открытого окна, вышел в сад, взглянул на темные окна номеров, за которыми спали путешественники.. не все, конечно, но глупо волноваться за Толика, да и Зуль Фию готовили неплохие специалисты. Попутчик тряхнул головой, словно прогоняя ненужные тревоги, и вышел за ворота.
Крики почти стихли, изредка мимо пробегали взволнованные мужчины, у дома напротив, под навесом, несколько измученных фанатиков бросали кости. Чайханщик смотрел на них с явным неодобрением, но выгнать клиентов не смел.
За крайним столиком сидел старик в выцветшем халате. Перед ним стоял большой чайник и две пиалы. Одна перевернутая, вторая наполовину полная.. Старик отрешенно смотрел перед собой, осторожно прихлебывая чай, и казалось, что он сидит здесь уже не одну вечность..
Но когда попутчик проходил мимо, старик вдруг вскинул на него пронзительные черные глаза, и перевернул пустую пиалу, приглашая присоединиться.
Попутчик присел за стол, налил себе из чайника половину пиалы, пригубил, удивившись тонкому вкусу напитка, и улыбнулся, приглашая к разговору.
Мимо прошли двое.
- Это безобразие надо немедленно прекращать, - возмущался тот, что помоложе. – Женщина должна знать свое место, и уважать мужа и господина! Я приказал Далиле немедленно идти домой, а она посмела отвернуться, словно не услышала….
- И что ты сделал? – спросил второй.
- Я крикнул еще раз, а она просто отвернулась и ушла, - в голосе первого послышались жалобные нотки. – И я теперь не знаю что делать..
Мужчины удалились и попутчик со стариком так и не услышали конца трагической истории, но, переглянувшись, поняли друг друга.
- Странные времена настали, - негромко сказал старик. – Словно пришло время разбрасывать камни, и появились те, кто их разбрасывает.
- Они всегда появляются, - вздохнул попутчик. – Те, кто разбрасывает камни. А нам приходится их собирать.
Старик опять взглянул прямо в глаза попутчику, и у того появилось четкое ощущение, что он уже видел этот взгляд.. Что-то взметнулось в памяти, но тут старик резко опустил глаза, словно закрыл шторы, и ощущение дежа вю пропало.
- Не всякие камни стоит собирать, - заговорил старик, спустя несколько мгновений, - знаешь ли ты историю Синбада , который был славным путешественником, объездившим весь восток и повидавшим множество чудес? Он радовался своим путешествиям, и был счастливейшим человеком. ? Однажды среди дальних странствий он нашел камни необычайно красоты, и собрал их в свою суму. И с тех пор потерял покой. Теперь ему было не до путешествий, ибо в путешествиях его могли обокрасть, он мог потерять камни. Он денно и нощно любовался на них, камни заменили ему друзей..
- Вот эти? - спросил попутчик, доставая из кармана один из камней, найденных в пещере.
- Старик взял огромный алмаз в руки, покрутил его, и кивнул.
- Те самые. Так ты тоже собираешь камни?
- Нет, мне интересно кто и зачем их разбрасывает, - улыбнулся попутчик, глядя, как спокойно и привычно держит алмаз в руках нищий старик. – Да еще если учесть что внутри камней спрятаны дэвы..
- Так вот где они, - озабоченно прищурился старик, но быстро взял себя в руки и снов стал нищим из чайханы. – Удивительные истории рассказываешь ты, чужеземец. И странные камни носишь в карманах.
- Ну, если уж разбрасывать – так алмазы, - улыбнулся попутчик и достал второй камень, - ну или рубины.
- На эти камни можно построить большой дом и купить самых красивых женщин, - вздохнул старик.
- А потом женщины захотят свободы и равноправия и эти самые дома, - и я все равно останусь ни с чем, так зачем мучаться? Проще сразу выкинуть камни, и пусть их подбирают другие. Потерять камни не так обидно, как потерять жену.
- Если женщина любима, она не станет искать свободу, - вздохнул старик, - вы у себя просто не умеет так любить женщин, чтобы они были счастливы.
- А вы так умеет, - усмехнулся попутчик, - то-то сегодня в городе такой шум. Это все от любви?
- Любовь – она такая разная, - усмехнулся старик. – Одним достаточно знать, что их любят, другим надо говорить об этом каждый день, а третьи готовы силой добиваться, чтобы их заметили и полюбили ..
- и указали на их место?
- Место женщины – в сердце мужчины, - старик допил свою пиалу и перевернул ее на краю стола. - сердца у мужчин разные, не всем женщинам хватает в них места, тогда они идут во власть..…
- Интересная мысль, я е подумаю. Спасибо, за мудрую беседу и доброго вам дня, уважаемый, - попутчик легко встал, поклонился старику и пошел обратно к дому Манул-бея.
- Уважаемый, вы забыли камни, - окликнул его старик и протянул ладонь, на которой переливались алмаз и рубин.
- Вы же сами сказали, что пришло время разбрасывать камни, - улыбнулся попутчик.

elena Прекрасная леди (25 Июн 2008 23:37)

Город бурлил как кипящий котел, накрытый крышкой. Из-под нее вырывался пар мужского негодования. Начальник гарнизона, не дождавшись приказа от Абдуллы-бея, решил утром штурмовать дворец. Напротив главных ворот дворца выстроились воины в полном боевом вооружении. На наконечниках копий, шлемах и кольчугах играли блики утреннего солнца. Зрелище было весьма внушительным. На стене дворца собрались все его обитатели. Многие смотрели вниз с ужасом и с таким же ужасом они смотрели на хихикающих чужеземок. Может, от страха они лишились рассудка?! А девушки живо обсуждали, что им сделать с тупыми воинами. Предложений было много и чем дальше тем все пикантней.
- А может я их по-простенькому, в глиняных превращу? – предложила наконец Джинна, - будет такая скульптурная группа. А потом я их в пыль сотру.
Елена осуждающе посмотрела на Джинну и подумала о том, что Альку, ни в коем случае нельзя близко знакомить с Джинной. А то обоим мирам придет полный армагедец!
- Нуу, - протянула она, потупившись, - можно не стирать… Туристам показывать будете за деньги.
-Нет! Лучше сделай так, - воскликнула Люкси и зашептала что-то на ухо Джинне, сопровождая шепот странным шевелением пальцами у бедер. Потом провела пальцем, как будто подводила глаза, ее собственные глаза при этом сверкали таким озорством и азартом, что все с замиранием ждали результата. Джинна дослушав запрыгала и захохотала, потом взмахнула руками, щелкнула пальцами, что-то выкрикнула. На площади поднялся цветной вихрь, как будто скрутили радугу и пустили катиться. Когда воздух снова стал прозрачным на площади стоял строй ТАНЦОВЩИЦ. Здоровые, а иногда и пузатые мужики, были одеты в полупрозрачные шаровары, сквозь которые хорошо просматривались волосатые ноги. На бедрах сверкали пояса с монетками и жемчугом. Расшитые лифы и воздушные рукава, парики с длинными локонами, почему-то больше блондинистые были неотразимы в комплекте с усами и бородами. А густо намакияженные лица, с подведенными глазами, довершали картину. Командир стражи, наоборот, был с ног до головы закутан в разноцветные покрывала, только накрашенные глаза растеряно хлопали тяжеленными ресницами. Над площадью повисла гробовая тишина, воины боялись пошевелиться и только косились друг на друга. И тут заиграл невидимый оркестр, музыка зажигательного восточного танца сорвала «танцовщиц» с мест. Все они начали извиваться, трясти бедрами и звенеть монетами поясов. Было видно, что воины пытаются остановиться, но какая то сила заставляла их самозабвенно отплясывать эротический танец живота, все быстрей и быстрей. А в центре круга, начальник стражи танцевал танец пятнадцати покрывал. Сбрасывая с себя одно за другим покрывала, томно поводя бедрами. По вытаращенным глазам было видно, что мужик прекрасно понимает, что под конец останется совершенно голым и ему этого совсем не хотелось, но руки действовали сами по себе.
Все стоящие на дворцовой стене просто катались от смеха, а вот среди зрителей на площади раздавались и возмущенные возгласы. Стражников, конечно, больше боялись чем уважали, но зачем же так над воинами издеваться?! А тем временем на начальнике стражи осталась всего пара покрывал и Елена подумала, что пора со стриптизом завязывать! Она дернула Джинну за рукав и прокричала, боясь что за общим хохотом ее не услышат.
- Отпусти их, хватит уже!
Джинна кивнула , музыка смолкла и все танцовщики попадали на землю, правда, так и оставшись в женских нарядах. А начальник стражи мертвой хваткой вцепился в последнее покрывало.

Алька Прекрасная леди (27 Июн 2008 19:40)

Зуль Фия неспеша шла по темным улицам незнакомого города. Несмотря на позднее время, особой тишиной и покоем они не отличались. Раздраженно переговаривались мужчины, пробегали взволнованные женщины. Как-то раз мимо незаметной хинеянки промаршировала целая колонна скромных восточных женщин в революционно укороченных платьях.
По обрывкам разговоров Зуль Фия поняла, что все нововведения идут из дворца некоего Абдулы-бея и направилась туда.
Ей еще удалось полюбоваться на танцующих стражников.
«Интересно, это местный обряд или массовое сумасшествие? – подумала разведчица. – Судя по смеху окружающих, скорее второе!»
Когда разнаряженные мужчины попадали на площадь, Зуль наконец-то заметила стоявших на стене коллег.
- Эй, Гюль, вам там еще не надоело? – крикнула она старшей в их группе.
- ЗульФия! – тут же узнала ее Гюль Ча Тай. – Иди к воротам, тебе мы откроем.
Через пару минут девушки уже обменивались информацией.
- Я и не сомневалась, что шеф не даст нам долго гулять одним, - с великолепной уверенностью заключила Люксория. – Ну что, девочки, не будем отрываться от коллектива? Зуль, показывай, где вы тут остановились.
- А как же наш Абдула-бей? – спросила Гюль Ча Тай.
– А разве он еще чего-то недополучил? – приподняла бровь Люкси.
- У меня есть пара идей, - подтвердила Джинна.
- Не стоит, - покачала головой Елена. – Пойдемте отсюда.
Компания «возмутительниц спокойствия» пробиралась обратно к заведению Манула, когда навстречу им выбежали четверо перепуганных мужчин неприметно-грабительской внешности.
- Помогите!!! – один из них кинулся практически на шею Люкси. Девушка чудом увернулась. – Там… оно!!!
Из поворота раздался громоподобный топот, и на улице показался неспешно трусящий мамонт. На его спине восседал оливковый эльф.
- Я вам покажу, как мирных прохожих грабить! – крикнул Толик, однако вовремя заметил девушек. – Дорогая, ты нашлась!!!
- Так, - Люксория носочком туфельки потыкала скорчившегося у ее ног грабителя, - вы пытались ограбить моего законного супруга?!
Хрупкая девушка вытащила из сумочки любимый автомат. Несчастные восточные мужчины с воплями скрылись где-то в переулках, мысленно ругая всех магов скопом и клятвенно обещая Аллаху перевоспитаться, если он только спасет их от этого «шайтана в юбке».
А гости города, мирно беседуя, продолжили путь в чайхану.

Hanaell Прекрасная леди (27 Июн 2008 22:56)

Ханаэль никогда не была в настоящем восточном городе. Может, Попутчику, который тысячу раз гостил у Соломона, было и наплевать на восточную экзотику, но Ханаэль решила взять от этого путешествия все. И еще она очень сомневалась, что кто-нибудь догадается устроить ей экскурсию. Хотя возможно, что кто-то захочет составить компанию... Однако Фаэль спала, остальные куда-то разбрелись и Хани решилась осмотреть город сама.
Город поражал пестротой, красками, жарой, одуряющим запахом дынь, суетой... Хани показалось, что суета была какая-то нервная. Люди бежали, спешили, лица были перепуганы, Женщины на ходу срывали вуали, закрывающие лица и глаза, а некоторые - даже всю паранджу полностью, открывая нескромным взглядам горячих восточных мужчин личики с ярко подведенными глазами и волосы всевозможных оттенков рыжего, каштанового и смолянисто-черного - выкрашенные хной и басмой.
Хани устремилась за толпой, благодаря мелкому телосложению просточилась между пышными красавицами и оказалась свидетельницей безумного маскарада. Шок явственно читался на лицах ряженых мужиков, а один из них грохнулся в обморок прямо на мостовую, не выпустив из оцепеневших пальцев пеструю тряпку - все, что осталось на нем из одежды.
Прежде, чем Ханаэль решила что ей делать, сработали вбиваемые годами обучения рефлексы: с громким криком "Пропустите!" она добралась до центра живописного стада, которое должно было, вероятно, имитировать стайку изящных танцовщиц, Хани привычными движениями проверила пульс, дыхание, реакцию на свет...
Из аптечки извлеклись нашатырь и барбовал. Несчастная жертва стриптиза пришел в себя, огляделся вокруг и в криком "О Аллах! Я надеялся на твою милость и что все это было дурным сном!" снова грохнулся на брусчатку, приложившись затылком. Второго обморока не получилось, и бедолага, придерживая одной рукой покрывало, а другой почесывая ушибленное место, выпил протянутую Хани микстуру и скривился.
Видя пришедшего в себя коллегу, колибри-переростки подтягивались к Ханаэли, получая из ее рук капельки и таблеточки...
Однако оказалось, что простая автоматная очередь в воздух оказывает действие не хуже, чем валидол, имея при этом приемущество группового эффекта. Через пару минут площадь опустела.

попутчик Горячий кабальеро (28 Июн 2008 08:51)

- Ты опять устроил беспорядки в городе, - улыбнулся Манул-бей попутчику, - садись выпей чаю.
- Беспорядки? - удивился шеф. - Я тихо мирно беседовал со стариком напротив твоего дома.
Дом затрясся, раздался топот, и через мгновение вежливо постучали. Манул-бей распахнул ворота. На огромном мамонте восседали счастливые Толик, Люкси и девять хинянок. Попутчик не успел ни удивиться, ни обрадоваться, как в конце улицы показалась легкая фигурка Ханаэль.
- Твои? - повернулся хозяин к попутчику.
- Мои, - кивнул ошарашенный шеф. - А где Фаэль и Алька?
- Спят, как все нормальные дети, - ответил подошедший Морис.
- Ну, надо же, - поразился попутчик, - в кои то веки заварушка без них. Ну что, товарищи восточные революционерки, дальше поедем, или еще повеселимся?
- Мы еще не доиграли партию, - сурово сказала Люксория. - У нас там во дворце Елена оборону держит. Нам надо вернуться.
- Одна? - удивился Морис.
- Нет, у нее Джина в помощницах. Так что справятся.
- Ясно, - резюмировал шеф. Зови Лестарда, будем составлять план дальнейших действий. Толик, ради бога, развоплоти мамонта, нам хватает слонов. Хани, надеюсь, ты не все успокаивающие средства извела? А то с вами мне точно скоро понадобится микстура из чашки с лютиками. И, Люкси, расскажи нам, что Абдулла готов отдать за избавление от такой напасти, как вы? Это не у него ковер-самолет хранится старинный? А то все мы точно в машину не войдем.
- У него, - подтвердил Манул-бей, вы, господин, еще в прошлый раз интересовались.
- Ну, в прошлый раз меня больше интересовали его наложницы, по-моему, - усмехнулся попутчик, - а то ковра бы у Абдуллы не осталось... Предлагаю план.

Алька Прекрасная леди (28 Июн 2008 21:59)

- Ну вот, а вы говорили – убрать мамонта! – радовался Толик, пока девушки снова рассаживались на шерстистой спине животного. – Он вас мигом обратно во дворец отнесет!
- Ты вообще молодец у меня, милый, - подтвердила Люксория, твердо помнившая о том, что мужчин следует хвалить.
- Ну все, девочки, ждите нас во дворце, - продолжил инструктаж попутчик. – И пожалуйста, не сильно обижайте мужчин!
- Ага, я помню, - кивнула Люкси. – Вы – существа хрупкие и ранимые…
- Вот именно, - подтвердил начальник, и мамонт с жутким топотом унесся за ворота.
- Доброе утро, - во дворе чайханы появилась зевающая Алька. – А чего это вы тут все?
- Да вот, революцию сейчас пойдем смотреть, - опрометчиво пояснил Толик.
Девица потребовала объяснений. А узнав, что без нее произошло столько всего интересного, жутко обиделась.
- Вы что, не могли меня разбудить?! – спрашивала она, переводя полные самых искренних слез глаза с Мориса на попутчика и обратно. – Я же никогда раньше не видела настоящую революцию! Вы-то уже взрослые, вы всего насмотрелись!
- Хочешь, мы тебя с собой на переговоры возьмем? – предложил Морис. – Их-то ты тоже не видела, наверно.
- Договорились! – подтвердила мигом успокоившаяся Алька. – Я сейчас, только Фаэль разбужу!
- Вот это и был пример витья веревок из мужчин с помощью подручных средств типа слез, - прокомментировал попутчик, проводив взглядом улетучившуюся девушку. – Я даже боюсь себе представить, что вырастет из этого ребенка!

Толиков мамонт протаранил стену дворца подобно мохнатой ракете и тут же исчез. Хинский спецназ посыпался на плиты внутренного дворика. Люксория приземлилась сверху.
- А мы думали, вы там уже заблудились! – поприветствовала вернувшихся девушек Джина, взмахом руки восстанавливая стену в прежнем виде. – Ну что, выпускаем заложников?
- Нет, продолжаем держать оборону, - сообщила Люкси, поднимаясь на ноги. – Пойти что ли еще речь произнести? Джина, солнышко, ты сможешь обеспечить показ моделей одежды?
- Ну, если ты мне их опишешь, - хитренько улыбнулась джинья.
Вообще-то зрелище было даже приятным. Но вот у мужчин, собравшихся на площади, оно почему-то вызывала резко негативную реакцию. Возможно, им не нравился голос комментаторши?
- Платье от Валентино, туфли Прада, - информировала Люксория благодарных слушателей, и очередной фантом начинал свое шествие в воздухе над стеной. – Обратите внимание на простоту и выразительность этой модели…
- Что здесь происходит? – к дворцу, превращенному стараниями «революционерок» в цитадель моды, протолкался богато одетый мужчина. Видимо, он не совсем еще проникся духом перемен, поэтому демонстрируемое платье из черного гипюра заставило его на некоторое время прикусить язык.
- Господин, отошли бы вы подальше! – к нему подошел начальник второго отряда городской стражи, заступившего на место выбывших. – Здесь может быть опасно!
Он покосился на дворец, задержав взгляд на очередном фантоме.
- Я знаю, - новоприбывший величественно кивнул. – Известно мне так же, что вы не способны справиться с возникшими в городе беспорядками, потому царь Соломон и прислал меня сюда.
Начальник стражи бросил взгляд на показанный ему свиток и поклонился:
- Я исполню любое ваше приказание, господин.
После недолгой беседы начальник стражи направился к стене дворца.
- Эй, бунтовщицы!
- Сам такой, - задорно отозвалась Люкси, однако соизволила приостановить показ мод. – Чего надо?
- Впустите во дворец нового правителя! – потребовал мужчина. – И выдайте нам Абдулу-бея!
- Абдулу сместили? Какая прелесть! – мило заулыбалась Люксория. – Конечно, мы его отдадим, он нам не очень-то и нужен. А вот насчет вас… Что-то подсказывает мне, что вы обязательно попытаетесь сделать нам какую-нибудь нехорошую бяку, а значит, без жертв с вашей стороны избежать не получится. Нет уж, сидите там!
Посланник покосился на самоуверенную девушку, однако от комментариев воздержался.
- Что ж, я думаю, пока мы можем занять вон ту беседку, - принял он решение, достойное мудрости своего господина.
Люксория возражать так же не стала. Она даже предложила кинуть со стены пару подушечек, чтобы новому правителю было удобнее сидеть. Посланник подумал, что над ним издеваются, и отказался. А ведь Люкси предлагала от чистого сердца!
Абдула-бей материализовался прямо перед новым правителем, причем переодеть его вредные девицы даже не подумали. Пощипанный гусями наряд невезучего гаремовладельца даже внушил посланнику Соломона некоторое сочувствие, так что он даже изрядно сократил речь по поводу смены власти:
- Уважаемый… хм, Абдула-бей! Я прислан Царем Царей, дабы восстановить справедливость в этом городе. А вы – идите. Куда-нибудь.
Абдула огляделся по сторонам и, не увидев ни одного сочувствующего лица, тихо побрел по улице. Никто не пытался ни как-то оскорбить его, ни задержать. На него просто не обращали внимания. Возможно, это и было для него самым страшным.
«Итак, - задумался посланник, - теперь власть в городе принадлежит мне. Хе, власть! Женщины рвутся за модой, мужчины паникуют, во дворце вообще заперся непонятно кто… И вот знать бы, что теперь со всем этим делать?»
Спасение пришло в виде компании чужеземцев, состоявшей из трех мужчинодин из которых почему-то был зеленым, и трех девушек.
- Ой, смотрите! – Алька, забыв о вежливости, тыкала пальчиком в окруженную стражей беседку. – Надо же как человек разодеться может! Интересно, ему в этом халатике не жарко?
- Ага, похоже, он-то нам и нужен, - решил попутчик, заворачивая всю команду к пресловутой беседке.

попутчик Горячий кабальеро (29 Июн 2008 07:36)

- Уважаемый Карун не принимает посетителей, - заступили стражники дорогу попутчику
- А вы переедайте что мы готовы вести переговоры об избавлении города от женщин, пришедших из-за пустыни, - улыбнулся попутчик. - И я думаю нас примут.
Через пару мгновений сотрудники Конторы уже сидели в беседке напротив нового правителя. Алька с любопытством рассматривала расшитый золотом халат Каруна, Фаэль больше интересовало оружие стражников. Хани, Лестард и Морис делали вид, что их тут нет, а Толик все порывался что-то сказать, но остановленный взглядом попутчика только тяжело вздохнул и сложил руки на коленях.
После взаимных приветствий и пожеланий здоровья, растянувших совсем ненадолго, буквально минут на двадцать, Карун приступил к переговорам.
- Ваши женщины нарушили порядок, установленный веками. Они виновны в разжигании беспорядка и провоцировании конфликтов, но мы готовы пойти вам навстречу и отпустить их безо всяких компенсаций.
- Вы же понимаете, что времена меняются, - возразил попутчик. – И семена, посажанные в землю, прорастут. Вековой порядок – это стабильно и хорошо, но обществу свойственно развиваться, иначе оно гибнет.
- Отдать женщинам власть, по принципу царства амазонок, допустить беспорядки и создать смуту – не значит развиваться, - возразил Карун.
- Ну, зачем так кардинально – улыбнулся Толик. – Можно же найти разумный компромисс…
- Власть – не обязательно – серьезно заявила Алька, - но вот пара приличных магазинов модной одежды - точно не помешают.
- И специальных женских чайных, где можно было бы посидеть с подругами, - добавила Хани. – Женщины должны общаться, а не только сидеть дома.
- Это ультиматум или предложения? – поинтересовался Карун.
- Ну, я даже не предлагаю собрать делегацию женщин города для переговоров, значит предложение, - улыбнулся попутчик.
- Мы должны подумать, - насупился новый правитель.
- Народу лучше дать то, чего он хочет, - снова вмешался Толик. – А то ведь он возьмет сам.
- В чем-то вы правы, но дать женщинам...
- А чем вам женщины не нравятся? – удивилась Фаэль. – Женщины – тоже народ.
- Конечно народ, - на лице правителя появилась улыбка. – Только очень непредсказуемый..
- У нас говорят – чего хочет женщина, хочет бог, - улыбнулся попутчик. – Когда женщины счастливы, мир улыбается и жить в нем легче.
- Это да, - рассмеялся Карун. – Я думаю, что несколько специальных чайных для женщин открыть всегда можно. Да и столичные модельеры рады освоить новые рынки. По этим пунктам договорились. Что вы хотите еще? Но учтите – мое требование - чтобы вы покинули город не позже завтрашнего дня..
- Мы не собираемся задерживаться, - ответил Толик.
- Алька, Хани, Фаэль – сходите, посмотрите дворец, и скажите девочкам – пора собираться, повеселились и хватит, - кивнул головой попутчик. – Я думаю, о дальнейшей компенсации мы договоримся куда легче...
Через полтора часа, когда Алька, Фаэль и Хани насмотрелись дворцовых чудес, и усталые прибыли к беседке вместе с хинянками, Люкси и снова одетой в паранджу Еленой, Карун выглядел вовсе не таким довольным.
- Не расстраивайтесь, - успокоил его попутчик, поднимаясь. - Пара сундуков и один ковер-самолет - совсем небольшая плата за избавление от такой головной боли. Поверьте мне, я хорошо знаю этих милых девушек. Через пару дней вы с радостью бы отдали весь дворец.
Правитель города посмотрел на разоренный сад, на беснующуюся площадь, на веселых хинянок, перевел взгляд на Альку, в глазах которой плясали бесенята, и вздохнул.
- Знаете, а я вам верю. Но, надеюсь, вы исполните свое обещание и завтра утром покинете мой город. А я понемногу начну наводить порядок.
- Конечно, - кивнула Люксория. - мы тут уже повеселились, нам пора дальше. Соломон ждет своих жен, ну и нас, гостей..
- Помоги, господи, моему царю, - вздохнул Карун, глядя вслед уходящей компании. - Скучать ему точно не придется.

Fael Прекрасная леди (30 Июн 2008 11:42)

- Ну лично мне собирать нечего, я и разобрать-то ничего не успел. Так что, если ты не против, я пока прогуляюсь по базару, - сказал Морис, глядя на попутчика.
- Иди конечно...
- А можно я тоже? - Тут же вставила Фаэль, - у меня тоже все собрано, а восточных базаров я никогда не видела. - И тут же покраснела, решив, что все могут подумать, что это она из-за Мориса напрашивается, а это ведь не так...
- И я! А то опять все интересное без меня пройдет! - Воскликнула Алька.
Попутчик хмуро оглядел девочек.
- Ладно уж, идите, только чтоб от Мориса ни на шаг, а то знаю я эти базары...

Поглазеть на базаре было на что! Что у Альки, что у Фаэль глаза разбежались, так что пришлось девушкам последовать за ними, а то бы вообще из глазниц вывалились! Одна беда - разбежались они почему-то в противоположные стороны, так что Морис никак не мог удежать обеих. Он пытался их поймать, но как говорится в старой истине, за двумя зайцами не угнаться... Уж тем более за двумя девушками, увидевшими немыслимое разнообразие шелков, украшений, камней и просто безделушек.
Все же он мужественно отправился на поиски непослушных девиц, а то мало ли что... Да и проверять на себе реакцию шефа на отсутствие дочери как-то ну совсем не хотелось.

Фаэль с детским восторгом перебирала яркие легкие и не очень ткани, в глазах пестрело от немыслимых расцветок и обилия золотого шитья.
- Хэй, дэвица, красавыца, примэрь вот эти бусы, это драгоценный сапфыр из зэмных нэдр! Нэдорого, всего триста монет!
Ее руку то и дело хватали мужские пальцы, притягивали, пытались всучить свой товар. Над "драгоценным сапфыром" они посмеялась - она прекрасно видела, что это всего лишь крашенное стекло, но попадались и действиетльно бесценные вещи. Как например мечи и кинжалы из великолепной стали, украшенные камнями и золотом. Хотя не камни привлекли ее внимание, а искусная гравировка на клинке. Она даже хотела себе что-то подобрать, но все было слишком большое и тяжелое, под мужскую руку.
Потом она с упоением примеряла шитые золотом наряды. даже удивительно, откуда все это взляось, ведь женщины тут до недавних пор ходили только в черных балахонах.
Сторговав себе чудесное зелено-золотое платье, она двинулась дальше.
И наткнулась на Альку. Алька увлеченно разгладывала какие-то сосудики.
- Приветик! Что это?
- Привет! Да вот, понимаешь, они говорят, сосуды для благовоний, а я так думаю для реактивов они тоже подойдут, и главное, никто не заподозрит!
Действительно, сложно заподозрить что-то взрывоопасное в изящном флакончике цветного стекла.
Так что дальше Алька всю дорогу позвякивала стеклом.
Ноги (а скорее носы) вывели их в продуктовые ряды. Нет, едой здесь не пахло, все перебивал густой пряный аромат. Имбирь, корица, кардамон, перец... и куча незнакомых пряностей.
- Смотри какая штука! - дернула ее Алька, показывая куда-то на прилавок. Протолкавшись поближе, девушки смогли подробно рассмотреть диковинные плоды.
- Эй, красавицы, берите кумкваты! Самые лучшие кумкваты!
- Давай возьмем парочку на пробу?
- Давай.
- Так, нам вот этих вот две штучки, и вот этих, и этих тоже....
В итоге они оказались обладательницами здоровенной корзины с фруктами неизвестной породы.
- Надо выбираться отсюда, что-то людно становится. - сказала Алька, - да и воду надо найти, нельзя ж немытое есть.
- Согласна. А где Морис? - заозиралась Фаэль.
- Ну дает! Вроде он за нами следить должен, а сам потерялся! - всплеснула руками Алька. - И где его искать?
- Кажется знаю. В книжных рядах.

Действительно очень скоро Морис забыл о поисках девушек, поддавшись магии восточного базара - ну не мог же он спокойно пройти мимо древних фолиантов в потертых кожаных переплетах, от которых так и пахло мудростью и тайнами предков...
- Смотри, вон он! - воскликнули девушки в один голос.

В отличие от остального базара, в книжных рядах было почти тихо. Почтенный старичок ничего не кричал и за руки никого не хватал, а чинно сидел, блюдя свои книги. Весь его облик, полный несуетного достоинства, говорил "мой товар ни в каких похвальбах не нуждается, грамотный человек и так все увидит, а неграмотному он без надобности".
Напротив лавки книжника располагалась небольшая чайхана, где столь же достойные старцы, развалясь на коврах и подушках, попивали терпкий чай и покуривали кальян, неспешно беседуя о жизни. Фаэль и Алька с интересом прислушались, заслышав про знакомые события.
- Перемены... Не к добру перемены, - скрипуче вещал один, - не по-божески это, чтобы женщины всем подряд лицо показывали, как бы не разгневался Аллах.
- Как говорит наш мудрый правитель, женщина как стихия, что она не делает, все в итоге на благо.
- Соломон мудр, но позволено ли ему нарушать заветы бога и предков?
- И как он так быстро узнал, что происходит здесь? Бэтдат неблизко... И наместник его как быстро добрался...
- А все равно не по сердцу мне перемены. Нет, что Абдуллу прогнали, это очень даже хорошо, негодяй он был.
- Непростых себе жен берет мудрейший
- И неспроста...

- Ничего себе, как у них информация поставлена! - поразилась Алька. - Двух часов не прошло после того как мы ушли из дворца, а они уже все знают!
- Да ладно, - отмахнулась Фаэль, - много что ли времени надо мальчишке до базара добежать? Небось внуки все порассказали.
- Ладно, давай все-таки Мориса уведем отсюда, а то он с этими книгами и караван-диван пропустит!
И девушки решительно направились к Морису.

попутчик Горячий кабальеро (30 Июн 2008 18:19)

Манул-бей застыл на пороге, глядя на компанию, подходившую к его дому. Дивной красоты женщина без паранджи, маленькая карлица в черной парандже, и девять красавиц в ярких разноцветных хиджабах, почти закрывающих лица, но оставляющих достаточно места для воображения.
На мужчин он внимания даже не обратил, стоял и заворожено пялился на женщин. Пока Толик не оттолкнул его и не повернулся к Люкси.
- Знаешь, по городу рядом с тобой невозможно идти, ты создаешь столпотворение.
- Не нравится – не ходи, - отрезала Люксория, и гордо прошествовала в дом, оставив мужа на пороге. Следом за ней, так же гордо, прошли хинянки и Ханаэль, которая посмотрела на Толика осуждающим взглядом.
- А-я-яй, - покачал Гловой Манул-бей, - рассердить такую пери.
- Было, по крайней мере, неосторожно, - согласился Лестард. – Особенно сейчас, пока она еще полна революционного настроения.
- Все, все диспуты и споры переносятся на завтра, - подвел итог дискуссии попутчик. – Елена, ты куда собралась?
Крыса, закутанная в паранджу, сожалением посмотрела назад, в сторону дворца.
– У меня там Карим остался, я даже не попрощалась толком, - вздохнула она. Как его примет новый правитель?
- Хорошо, что птица Рух прилетала без тебя, - вздохнул попутчик. – А то ты точно бы и ее приняла в воспитанники. Иди, передохни, успокойся, уезжаем мы завтра с утра, успеешь ты навести свои порядки и воспитать нового правителя в нужном ключе.
Елена вздохнула и прошла вслед за девушками.
- Так, пока Хани там обследует и подлечивает наших девочек, давайте решим, - обратился шеф к Лестарду и Толику. – Мы едем напрямую в Бэдат или все же попытаемся выяснить, что там у нас с камнями и где Синдбад?
- Подлечить? – ужаснулся Толик, - они больны?
И он попытался кинуться за Люксорией.
- Стоп! – остановил его шеф. – Во-первых, не дергайся, туда тебя все равно не пустят. Во-вторых, не волнуйся, там с ними Ханаэль. В - третьих, они не больны, на них магически воздействовали, но с этим тоже лучше разберется Джинна, а при тебе она стесняется колдовать. Ты же смотришь внутренним зрением и смущаешь девушку.
-Откуда ты знаешь? – поразился маг.
- А ты чем слушал вчера?
- А он не слушал, он смотрел, - ухмыльнулся Лестард. - А насчет камней – у меня приказ доставить девушек к Соломону. Потом – я относительно свободен, но сейчас… Как бы не ни хотелось посчитаться с Синдбадом, я должен выполнить приказ.
- А что с камнями? – удивился Толик. – Насколько я помню, они у тебя в кармане? Пока их не разбиваешь, дэвы не могут выбраться на свободу. А воевать с дэвами.. я пока не знаю как. Надо посоветоваться с кем-то знающим их природу, возможности, их привычки и приоритеты..
- Ясно, - подвел итоги шеф. – Значит, двигаемся к Бэтаду. Караваном. Впереди я на лихом слоне, за мной караван-диван, следом на веревочке ковер-самолет с хинянками и рулевым Лестардом. Выезжаем завтра на рассвете. Давайте начинать собираться.

Морис Горячий кабальеро (1 Июл 2008 18:25)

Все-таки, восточный базар – это что-то необыкновенное! Нет, конечно, экзотичная Хина с ее бумажными драконами и фонарями была не менее интересна. Всякий раз, когда Морис приезжал в гости к Глянь Ну, он как типичный житель континента наслаждался особой экзотикой улиц Великой Империи. Но при этом на хинских улицах всегда следовало быть начеку – не знающего языка иностранца легко могли обмануть или заманить в смертельно опасную ловушку.
Но этот базар вызывал какие-то особые чувства, так что Морис сосредоточился на своих ощущениях и упустил шаловливых девчонок из вида. Однако почему-то особого беспокойства это у него не вызвало. Очевидно, мешали яркие впечатления. Такого безумия красок, звуков, запахов Морису в жизни не приходилось видеть. Вокруг как будто разливалась сама сказка из старого потертого тома "Тысячи и одной ночи".
Однако, немного привыкнув к этой феерии эмоций, Морис попытался разобраться, что его так смущает.
Самым странным было то, что он прекрасно понимал окружающих, каждое их слово, причем без лингводекодера. В обычной жизни Морис не любил пользоваться этим чудом техники, решая проблемы общения с помощью известных ему языков. Но только сейчас он сообразил, что с момента пересечения ворот джинна (того самого, в розовом платье) ему кажется, что все обитатели Легендарного Востока говорят по-галлантски. На его основном языке. Очевидно, то же самое ощущали и его спутники, даже не отдавая себе в этом отчет. Итак, легендарный Восток очень удачно использует языковой феномен.
Сделав это открытие, Морис забеспокоился. Следовало проверить, как же обстояло дело с письменным феноменом, поэтому ноги сами понесли его к книжным рядам. Взяв первый попавшийся том, Морис открыл его и удовлетворенно хмыкнул. Так и есть, книга написана арабской вязью (читать которую Морис не умел), причем в мире Дельта подобная письменность не практиковалась. Так что, и письменный феномен был налицо. На первой странице книги была вложена роскошная миниатюра. Морис буквально залюбовался ярким и детальным рисунком, изображающим базар, так похожим на тот, что его окружает.
И в этот момент его осенило. Морис внимательно огляделся по сторонам. Так и есть! Вот почему этот базар кажется ему таким необычным, а главное – безопасным. Он - какой-то ненастоящий. Вокруг торговцев фруктами не роятся мухи, нигде не видно мусора, нищих или бродячих собак, люди одеты по-разному, но достаточно чисто. Неожиданно с одного из прилавков упал инжир, и в тот же момент к нему подскочил парень с метлой, через полминуты не оставив от грязи и следа. Базар был каким-то сказочно красивым, как встреченные ими по дороге миражи.

Увлекшись своим открытием, Морис даже не заметил, как к нему подскочили Фаэль и Алька. Девочки были нагружены какими-то свертками, корзинами с фруктами и весело щебетали, делясь впечатлениями. Положив на место книгу и извинившись перед торговцем (на что тот ответил вежливым и спокойным поклоном), Морис взял из рук девочек тяжелые корзины и вся компания направилась к выходу.
Как вдруг внезапно в череде ярких базарных рядов промелькнуло что-то странное, что-то абсолютно неуместное. Морис остановился как вкопанный. Заметив это, замерли и девочки. Все трое уставились на старый прилавок, на котором стояло несколько пустых клеток. Возле прилавка, как будто исполняя какую-то повинность, стоял, потупившись, пожилой торговец в испачканном пылью и порванном халате.
Девочки недоуменно посмотрели на Мориса, который, не в силах сдержать любопытство, обратился к торговцу.
-Простите, уважаемый, на некоторую неуместность моего замечания, но не подскажете ли вы мне, чем именно вы торгуете?
Торговец поднял глаза, с какой-то озлобленностью взглянул на окружающих, но, сумев взять себя в руки, ответил с достоинством.
-К сожалению, трижды уважаемый, мне нечем торговать. Так было угодно Аллаху, чтобы я лишился всего, что у меня было.
Алька слегка хмыкнула.
– Похоже, что Морису попался достойный собеседник, - прошептала она на ухо Фаэль, - интересно, кто из них умеет выражаться заковыристее?!
Однако Фаэль не разделяла ее радости, с грустью глядя на еле сдерживающего слезы и какую-то внутреннюю злобу торговца.
-Простите, уважаемый, что я вас беспокою, - тем временем не унимался Морис, - но как же так вышло, что посреди этого блестящего базара вас настигла эта беда?
Уяснив, что, не услышав его историю, странные чужеземцы не отвяжутся, торговец отбросил церемонии и, явно желая выговориться, начал свой рассказ.

-Зовут меня Хаким, живу я в селении неподалеку, выращиваю кур и продаю их здесь на базаре. Мои куры славятся на всю округу, и сам управляющий нашего правителя Абдуллы недавно сделал огромный заказ на живых кур для праздничного стола своего господина. Я даже получил задаток в пятьдесят золотых. Однако именно сегодня, когда я повез своих кур во дворец правителю, Аллах сгустил тучи над моей головой. В дороге на меня напали разбойники. До сего дня Аллах хотя и был суров к детям своим, но всегда справедлив. Все разбойники, что встречались на пути бедным людям, довольствовались их кошельками. Однако эти негодяи, недостойные называться людьми и детьми Всевышнего, не удовольствовались моими последними сбережениями.
Торговец замолчал, пытаясь сдержать свои эмоции. Его слушатели смотрели на него, не рискуя перебить.
-Они, как хотели, издевались надо мной, - немного успокоившись, продолжил Хаким, - разрушили мою повозку, разбили клетки и перебили всех моих кур. Хотели затравить меня лошадьми, однако выехавший из города отряд спугнул их. Аллах спас мою жизнь, однако разорил меня. Поскольку я не могу доставить во дворец правителя живых кур, я должен вернуть ему не только задаток в пятьдесят золотых, но и неустойку в той же сумме. И вот теперь я стою у прилавка, пытаясь продать хотя бы свое место, чтобы наскрести немного денег на возврат долга. Но Аллах покарает этих негодяев. Ибо он явил моим глазам чудо. Одна из убитых птиц, простая курица, после смерти внезапно покрылась невиданными ранее перьями! Я привез эти перья в город, чтобы показать гадалкам и прорицателям, а они сказали бы мне, какая кара ждет этих недостойных.
-Простите, уважаемый, - перебил его Морис, - а не могли бы вы нам показать эти перья?
Торговец полез за пазуху, вытащил из нее какой-то сверток, развернул его… Морис слегка прикрыл глаза, Фаэль ахнула, а Алька тут же позабыла о рекомендации наставницы "Не лезть в генетику". Перья были действительно необыкновенные. Гораздо длиннее, чем куриные, они переливались всеми оттенками красного и желтого, меняя цвет от каждого движения и невольно завораживая своей красотой.
Фаэль дернула Мориса за рукав и, не говоря ни слова, полезла за кошельком. Морис перехватил ее руку и вытащил свой.
-Ах, Хаким-ага, - с укоризной произнес он, - и почему же вы говорите, что у вас нет ничего на продажу? Я готов заплатить вам сто двадцать золотых за эти перья, чтобы вы не только могли вернуть долг правителю, но и не остаться в убытке.
И не давая торговцу опомниться, Морис высыпал монеты из кошелька прямо в его ладонь, забрал перья и протянул их Фаэль.
-Держи, - произнес он, - думаю, что твой светлячок подскажет тебе, что с ними можно сделать. Жаль, если пропадет такая красота.

elena Прекрасная леди (1 Июл 2008 21:42)

Все, наконец- то утихомирились! Елена, взяв паранджу и отчаянно зевая, отправилась во дворец. Живя в Конторе, крыса уже стала забывать, что ее время ночь. Подойдя к незаметной дверце в стене дворца, она поцарапала дерево когтями. Ее явно ждали. Дверца бесшумно открылась, и в лунном свете нарисовался силуэт длинноногого Кота. В полном молчании они быстро дошли до двери, ведущей из сада в комнату Самси- ага. Накинув паранджу, Елена вошла в комнату.
-Привет ребята!- поздоровалась крыса,- вот пришла попрощаться.
« Ребята» вздрогнули и как- то вяло кивнули.
-Так, так, – раздался, откуда-то сбоку ехидный голос,- нарушаем договоренность?! Новый наместник довольно улыбался, и разве что руки не потирал от удовольствия.
-Приветствую ,достопочтенного Карун- бея!- Елена уважительно поклонилась, - Однако, не будет ли так любезен достопочтенный джи… наместник объяснить, что я нарушаю?
-В договоре с Попутчиком –беем было оговорено , что ни одна женщина путешествующая с ним, НЕ вернется во дворец! Карун внимательно посмотрел на Самси -ага и Карима. Два молодых наглеца явно прятали улыбки, с чего бы это?
-В отношении женщин, вы абсолютно правы,- в голосе странной карлицы явно слышалась насмешка,- НО ! Про крыс там не было сказано ни слова! И она быстро сбросила паранджу и улыбнулась наместнику.
-Елена - ханум,- вежливо поклонился Карун,- Я слышал о вас. А паранджа - прекрасная выдумка!
- Дааа, вот это выдержка!- подумала крыса.
-Ну раз уж , мы встретились,- Елена поудобней устроилась на подушках, и рассказала наместнику, о событиях свидетельницей которых стала сама. Наместник слушал и кивал головой.
-Однако, я весьма удивлена тем, как вы, в вашей стране, небрежно относитесь к возможности получить прибыль.- Елена недоуменно развела лапами. – В нашей семье испокон веков заведено рассматривать ВСЕ предложения, невзирая на пол и возраст высказавшего идею.
-И много, интересных идей вы так находите?- заинтересовался Карим-бей.
-Нет, -рассмеялась Елена , - одно на пару тысяч туфты. Но одно, бывает, стоит многих!
-Аллах создал женщину для услаждения и украшения жизни мужчины!- высокопарно заявил наместник, прекрасно поняв, куда клонит крыса.
-А он вам лично об этом сказал?!- съязвила Елена и махнула лапой,- пустая трата времени! Но все же, среди мужчин достаточно дураков, трусов и подлецов, а ведь их тоже создал Аллах. Или мужчины боятся, что женщины окажутся умней их самих?! Глупо и расточительно не использовать данное Аллахом, а всего-то нужно включить мозги и немного подумать! Мир вашему дому,- поклонилась прощаясь Елена,- и поздравляю вас, Самси- ага, с новым назначением.
Трое мужчин молча смотрели вслед уходящей по садовой дорожке крысе.
-Теперь я верю ,что она правила торговым домом,- задумчиво сказал наместник, и, повернувшись к друзьям приказал,- а вы включите мозги и придумайте, ЧТО и КАК сделать, чтобы женщины почувствовали себя свободными, были нам благодарны, и в то же время находились под полным нашим контролем! Если моим старшим женам, дать полную свободу, то через год править будут они, а мы подметать улицы.

Fael Прекрасная леди (2 Июл 2008 15:27)

Всю дорогу до гостиницы Фаэль рассматривала необыкновенные перья, держа их осторожно, как бабочку. То что она никогда подобного не видела ни на одной птице, сомнений не вызывало, но все же было в них что-то неуловимо родное. Хоббитянка никак не могла понять, что же именно, и вглядывалась в разноцветные переливы и сполохи до рези в глазах. Когда дошли до чайханы, она даже не услышала, как окликнул ее папа, не вспомнила, что хотела похвастаться Люкси покупками - просто сразу пошла в комнату, где ее уже ждал светлячок.
Низенький столик, за которым удобно пить чай, сидя на подушках на полу, был превращенв мастерскую. Не отрывая глаз от перьев, Фаэль достала из ящичка бисер, не задаваясь вопросом, откуда в этом столике мог взяться ее ящичек с бисером, который она совершенно точно не забирала из конторы.
Сама собой в руках возникла иголка, а светлячок пристроился над левым плечом, изображая лампочку.

попутчик Горячий кабальеро (2 Июл 2008 16:06)

Елена вернулась к чайхане вместе с первыми лучами солнца. Но во дворе дома Манул-бея уже кипела работа. Попутчик и Лестард грузили вещи в караван-диван, Толик осматривал ковер-самолет, Морис, периодически сверяясь с какой-то старой книжкой, втолковывал Гюль правила управления ковром в воздухе, причем Лео посматривал на эту парочку с таким выражением, что было совершенно ясно, кто станет управлять ковром.
- Елена, ну где ты ходишь, - кинулась к ней Люксория, - уже пора выезжать, а тебя опять нету.
- ну надо же, стоит один раз припозднится – и уже опять, - проворчала Елена. скидывая ненавистную паранджу и запрыгивая на кресло, где уже удобно устроились Тим и заяц - Подумаешь, раз опоздала, зато сколько мы бы иначе пропустили. .А что за спешка? Мы куда-то опаздываем?
- До Бэдата осталось два дня перехода, - ответил Морис. – Если мы выйдем сейчас, то к вечеру достигнем единственного оазиса, причем чем раньше мы туда доберемся, тем больше шансов, что ночевать будем у воды, а не на окраине оазиса. Там много караванов, нам надо успеть занять хорошие места.
- А я что? – удивилась Елена, я уже готова.
Попутчик вынес спящую Фаэль, она крепко прижимала во сне к груди ящичек в с бисером, а над правым ухом уютно устроился изумрудный светлячок. Хобиттянка проснулась, когда шеф перекладывал ее на диван, сонно заморгала, оглядываясь, охнула, взглянула на перья, которые сжимала в правой руке, улыбнулась и перебралась во второе кресло.
Хинянки привычно уселись в позе лотоса на ковре-самолете. Лестард с сомнением посмотрел на улыбающихся девушек, и уселся по-турецки, поближе к краю.
Хани осторожно примостилась на краешек кресла, занятого музами и Еленой. Попутчик посмотрел на переполненный караван-диван и хмыкнул.
-А жизнь-то налаживается, все на месте.
Через несколько минут еще сонно хлопающих ушами Ваську и Степку запрягли в машину, Алька, выпросившая такую привилегию, уселась на слона, на второго забрался попутчик, и Манул-бей распахнул ворота.
Подобной процессии не видел ни один восточный город.
Два диковинных зверя, один розового цвета, другой голубого, со скрещенными крыльями, волокли невидную повозку. На слонах восседали высокий мужчина в легкой цветной рубашке и бандане, и очаровательный девушка, чьи волосы развевались по ветру. А машине сидели странно одетые люди и не менее странного окраса звери. Женщины не прикрывали лиц, и с любопытством смотрели вокруг, словно не замечая удивленных взглядов случайных утренних прохожих. И, словно этого было мало, сзади, привязанный за ниточку к машине, летел самый настоящий ковер-самолет, на котором восседали девять гордых красавиц, застывших в позе лотоса, и строгий мужчина в красном тюрбане
- Гомера бы сюда, - усмехнулся Морис, поймав очередной удивленный взгляд, - одного описания нашего каравана ему бы хватило страниц на сорок.
- Особенно если бы он знал, что именно лежит в наших сундуках, - рассмеялся Толик. – Описание каждого камня – само по себе может стать произведением искусства.
- А вот про камни знать никому необязательно, - одернула мужа Люкси. – Я уже пообщалась с разбойниками, мне не понравилось, больше не хочу.
- Как скажешь, дорогая, разулыбался Толик, и обнял жену за плечи, – нам и так хорошо, без разбойников.
Через несколько минут караван вышел из города, слоны прибавили шаг, и путешественники помчались навстречу восходящему солнцу.

Fael Прекрасная леди (2 Июл 2008 16:54)

- Что плетешь, Фаэлька, - полюбопытствовала Люкси, глядя, как хоббитянка ловко орудует иголкой.
- Птицу, - ответила та, не отрываясь от работы.
- Смотри, как бы ветром весь твой бисер не унесло, да и перья тоже. Может, отложишь пока, до оазиса?
- Не могу, - так же не отрываясь пробормотала хоббитянка, - эта птица не отпускает. Да и потом, все равно делать нечего пока едем, зато хоть светло.
Люкси еще раз поглядела на работу, потом взяла свой зонтик от солнца и пристроила сбоку от Фаэль в качестве защиты от ветра. Та лишь улыбнулась в знак благодарности.

Все имеющиеся оттенки красного и золотого, немного зелени и голубого... Изящная длинная шея расширяется, переходя в туловище, бисер огненно сверкает на солнце, время летит незаметно...
- Ты обедать-то будешь?
Это Алька с куском чего-то вкусно пахнущего.
Фаэль кивнула, но иголку так и не выпустила.
- М-да, я гляжу, тебе не помешала бы еще пара рук. Ладно, пусть будут мои, мне пока без надобности. Кусай.
Алька протянула ей кусок, это оказалось мясо. Потом таким же образом скормила ей сладкий перец и напоила холодным чаем.
- Спасибо, Аль, что бы я без тебя делала!
- Да ладно! - Улыбнулась Алька и пребралась обратно на слона.
Караван двинулся дальше.

Солнце наконец ушло из зенита и потихоньку спускалось все ниже. Фаэль уже перестала чувствовать спину.
Три длинных пера на хвост, по пять маленьких на крылья, самое маленькое на хохолок... Два остаются, не беда, спрячем в карман. Треугольная черная бусинка на клюв, круглые - на глаза...

Luxoria Прекрасная леди (2 Июл 2008 18:02)

- Скука смертная! – вздохнула Люкси, подпирая щеку кулачком и глядя вдаль грустными глазами человека, повидавшего в этой жизни все. – Кто бы мог подумать, что путешествия – это так утомительно. Еще и жара эта дурацкая, ветер опять же песок гоняет… Джина, может снова устоишь нам климат-контроль?
- Я с тобой не разговариваю! – отчеканила джинния. – Ты мне обещала дворец по камешку? Обещала! А так и не разрешила!
- Ой, нашла на что обидеться, - хмыкнула Люкси, которая от жары даже не хотелось отпираться. – Смысл мероприятия состоял не в том, чтобы буквально разнести в щепки весь дворец, а в просветлении местного населения на предмет равноправия полов, эмансипации и развития легкой промышленности. Ну и повеселиться заодно… Последнее нам особенно удалось! Скажешь, нет?
- Про легкую промышленность ничего не скажу, но весело было, - согласилась Джина и милостиво раскинула над караван-диваном долгожданную прохладу.
Люкси блаженно растянулась на диване, забросив ножки на спинку и положив голову мужу на колени. Тот обрадовался, но виду не подал, боясь снова вызвать недовольство жены. Морис накинул на плечи пиджак и снова углубился в какой-то фолиант, а Тим, поежившись, нырнул к хозяину за пазуху. Ханаэль тут же убрала подальше охладительную настойку, а шеф серьезно задумался, не выпить ли чего-нибудь для сугреву - от такого перепада температур и заболеть не долго – но все же передумал и снова погрузился в свои мысли. Одна только Фаэль никак не отреагировала на внезапное похолодание – она сосредоточенно нанизывала бусинки и склеивала перышки.
С полчаса караван-диван пребывал в расслабленной полудреме, убаюканный ровными взмахами слоновьих ушей.
- Люкси, имей в виду, - попутчик вдруг решил выйти из раздумий и внести ясность в некоторые особо насущные вопросы, - в Бэдате никаких революций и прочих катаклизмов! Там приличные люди живут, и мне бы не хотелось, чтобы они о нас плохо подумали!
- Ну ладно, - лениво согласилась секретарша, - если эти ваши приличные люди будут вести себя с нами прилично, от революций я вполне могу воздержаться. А вот насчет прочих катаклизмов ничего заранее сказать не могу. Это процесс бесконтрольный, я к нему отношения не имею…
- Так уж и не имеешь! – вмешалась Елена. – Да там, где ты появляешься, вечно все идет наперекосяк!
- Не я, а мы, - невозмутимо поправила девушка. – И если уж вы решили искать виноватых, так давайте проведем всеконторский конкурс «Мисс стихийное бедствие» и посмотрим, кто его выиграет… Милый, ты будешь голосовать за меня?
Толик открыл рот, чтобы ответить, закрыл его и беспомощно оглянулся по сторонам. Что нужно ответить, чтобы любимая жена не обиделась? Ведь если он будет за нее голосовать, она решит, что он и правда считает ее ходячей неприятностью. А если не голосовать, подумает, что он ее разлюбил…
- Извини, дорогая, но я за тебя проголосовать не смогу. Мне и самому место в этом конкурсе. Правда, для начала нужно сменить название на «Мистер и миссис стихийное бедствие»…
- При таком раскладе вы точно будете несомненными лидерами, - прокомментировал Морис под общий хохот. – Только давайте отложим это мероприятие на потом. Сейчас у нас по курсу оазис….

попутчик Горячий кабальеро (2 Июл 2008 18:27)

.Картинка не складывалась. Откуда и зачем в камнях дэвы? Как на Пляж попал Синдбад, потерпевший кораблекрушение совсем в других морях? Почему так внимательна к девочкам Джина? Как Соломон успел узнать о беспорядках во дворце Абдуллы да еще и прислать нового правителя? Что за разбойники появились на дорогах Востока? Показалось ему, или старик и впрямь… И что за перья приволокли с базара Фаэль и Морис, если дочь сидит над ними, не разгибаясь, словно заговоренная? Попутчик даже попросил на стоянке Толика внимательно посмотреть за Фаэль, но полуэльф только улыбнулся и заявил, что нет тут никакого чужого колдовства, только то, что Фаэль создает сама..
Попутчик снова и снова прокручивал в голове факты, и те выводы, в которые они складывались, не радовали.
Когда солнце уже почти скрылось за спиной, почти припав к горизонту, впереди обозначился тот самый оазис, о котором утром говорил Морис. Но сколько не вглядывался попутчик, он не заметил следов других караванов. И лишь когда слоны подвезли в к самому оазису, стало ясно, почему сегодня в нем непривычно тихо.
С прекрасных пальм, которые веками давали тень и радовали путников плодами, были безжалостно срублены ветки. Видимо, кому-то просто лень было собирать по ягодке.. Или хотелось сорвать злость…
Тихий чистый ручеек замусорен, перегорожен безжалостно срубленными деревьями, и в образовавшейся запруде плавает мусор. Сломаны молодые деревца, оборваны листья с кустарника, по всей полянке виднеется следы кострищ, словно специально уродующих некогда ровный травяной ковер.
- Ой, мамочки, зачем? – вырвалось у Альки.
- Старые знакомые повеселились, - зло сказал Лестард, поднимая с земли пращу – оружие печально знакомых ему разбойников .
- Еще и кошечек обижают, - рассердилась Алька, увидев вырезанное на пальме изображение черной кошки, – у, жЫвотные.
- Не понимаю, - покачал головой Морис. – Им же самим еще не раз проходить через этот оазис, зачем же..
- А из чувства пакости, - зло сказала Люкси. – есть люди, которые все делают из чувства пакости. Им главное – сделать что-то мерзкое. А о последствиях они не думают.
- Хватит рассуждать, - Елена спрыгнула из машины, и строго огляделась – надо порядок наводить. Васька, Степка, давайте ручей разгородим. Толик, ну что ты встал, как приклеенный? Заращивай давай кострища. Кто тут у нас маг эльфийской крови? Леонард, Морис, не стойте столбами, оттаскивайте ветки – нам все равно костер разводить, Толик их потом высушит. Хани, что у нас на ужин?
Попутчик отошел в сторону, прикоснулся ладонью к пальме, с которой срубили все ветки, закрыл глаза.
Дерево словно неслышно плакало от обиды, рассказывая какие сладкие плоды выросли в этом году, как хотелось ему порадовать усталых путешественников..
- Ну, шеф, вы даете, - раздался рядом глосс Люксории. Попутчик открыл глаза, – на несколько мгновений назад голом стволе, осторожно прорезались свежие ветки…
- Как ты это сделал? – поразился Толик, – тут так плохо действует магия..
- Не знаю, - удивился попутчик. – я просто его выслушал..
- Ну так идите слушать остальные, - приказала секретарша. – До ужина все равно еще далеко, а деревья жалко..
Вскоре ничто не напоминало о беспределе разбойников.
- Ну вот, совсем другое дело, и правда прекрасный оазис для отдыха, - улыбнулась Елена. - Да и ужин готов… Последняя ночевка на природе? Так давайте ею наслаждаться.

Fael Прекрасная леди (2 Июл 2008 19:03)

Прохлада небольшого ручья в тени деревьев была просто спасением после целого дня в жаркой пустыне. И даже не из-за жары - с ней Джина справилась превосходно, - а из-за однообразия бесплодных песков, где глазу не за что зацепиться.
Мужчины быстро развели костер, женщины под руководством Елены занялись готовкой.
- Фаэль, иди к нам, - позвал попутчик, - замерзнешь там сидеть.
- Сейчас, пап, минутку, мне совсем чуть-чуть осталось.
- Ура, скоро увидим, что там получилось, - обрадовалась Алька.
Последняя бисеринка заняла свое место, Фаэль завязала и обрезала последний узелок, почему-то подумав, что вот так же завязывают и обрезают пуповину новорожденному младенцу, и, с трудом разогнувшись, понесла "младенца" к костру.
- Вот, смотрите!
На ее ладонях сидела, раскрыв крылья и переливаясь в свете костра огненно-красная птица.
- Ух ты!
- Красота какая!
- А можно потрогать?
Фаэль, гордая собой, протянула руки поближе к костру, чтобы лучше осветить птицу. Вдруг перья на крыльях и хвосте, а потом и бисерное тело птицы начали светиться, Фаэль вскрикнула, ощутив в руках жар как от углей, и выронила птицу. Но вопреки ожиданиям, птица не упала, а взмыла вверх.
Все раскрыв рты смотрели, как совершенно живая огненная птица сделала круг над караваном, стрелой спикировала прямо в костер и исчезла.
Фаэль растерянно смотрела то в костер, где не осталось не то что следа живой птицы - даже бисеринки, то на свои руки, где вднелся красный след от ожога, то на совершенно ошарашенные лица друзей.
- Так вот ты какая, птица-феникс, - задумчиво изрек попутчик и посмотрел на хоббитянку. - Доча, кажется, ты сделала чудо...

попутчик Горячий кабальеро (2 Июл 2008 20:26)

совместно с марией
То ли дым от костра обладал каким-то усыпляющим действием, то ли и в правду колдовать здесь, в оазисе, было куда сложнее, чем на родном Пляже, но уже к концу ужина попутчик почувствовал, как слипаются глаза и необоримо тянет в сон. Он пытался вслушаться то, что говорила Хани, уловить смысл спора Толика и Люксории, но все сливалось в один сплошной гул, и голова опускалась все ниже.
- Па, ты бы лег, а то упадешь в костер, - осторожно потрясла попутчика за плечо Фаэль.
Он кивнул, отполз к ближайшей пальме, прислонился головой к стволу, и словно провалился.
Проснулся попутчик среди ночи от хихиканья. С листьев пальмы на него смотрели три маленьких зелененьких летучих кракадильчика.
- Слово крокодил пишется через букву «О» - строго сказал внутренний голос.
- Ну, какие это крокодилы? – удивился попутчик, - это просто летающие кракадильчики.
- Это мои глюки, - рассмеялась невесть откуда появившаяся Мария, и подставила ладошки. Кракадильчики спланировали к ней на руки, потом стали весело кувыркаться в воздухе. С пальмы слетело еще несколько изумрудных весельчаков, и они затеяли воздушную карусель.
- Слушай, а чего они изумрудные? – удивился попутчик.
- Ну, это просто глюки стали музами, - улыбнулась Мария. – Вам кому-нибудь нужны музы?
- У нас, по-моему, только у Лестарда и у Дракоши нету, - задумался попутчик. У Хани ее лютик, у Фаэль светлячок. Толику, интересно, нужен муз?
- Ну, ты спроси, может кому нужен. Смотри, какие милые.
Кракадильчики, словно поняв, что разговор идет о них, подлетели поближе к попутчику и уставились на него разноцветными глазами.
- Я спрошу, пообещал попутчик. – Правда, не знаю, понравится ли Лео кракадильчик.
- Да как такая прелесть может не понравиться, - возмутилась Мария, – ну, не нравятся мои глюки, я их собой заберу. Она весело свистнула, откуда-то из-за кустов прилетела большая кисть. Мария ловко оседлала ее, подхватила кракадильчиков на руки и, рассмеявшись, улетела.
Попутчик откинулся к стволу головой и снова заснул.
Правда, вскоре проснулся.
- Интересно, это был сон? – подумал он и посмотрел на пальму. На листьях сидело с десяток кракадильчиков в разноцветных бантиках и вопросительно смотрело на попутчика.
-Так вот откуда берутся музы, - улыбнулся попутчик, и снова заснул.

elena Прекрасная леди (3 Июл 2008 07:41)

Всю предыдущую ночь Елена не спала - беседовала с новым правителем города о государственных делах. Казалось бы - и сейчас пора уснуть, но не получалось. Звезды были какими-то нереально яркими и лохматыми… Вода в небольшом озерце посредине оазиса превратилась в жидкое серебро и, купаясь в нем, крыса боялась стать серебряного цвета. Костер горел невысоким пламенем, и в нем танцевали саламандры, завораживая своим танцем.
Елена вспоминала минувший день.
Накормив всех завтраком, Елена , едва отъехали от города, заснула под столом, предварительно натаскав туда подушек и накрыв стол длинной скатертью. Солнце уже перевалило далеко за полдень, а Елена и не думала просыпаться. Люкси, удобно растянувшись на диване, играла с Джиной в нарды, когда прямо под ней кто-то завозился. Сначала не очень громко, и Люкси подумала, что ей показалось, но через пару минут раздался громкий скрежет когтей и непонятный то ли рык, то ли мяв. Люкси буквально перепрыгнула на руки к мужу, тыча пальцем в диван,
-Там, там…
Слоны приземлились, ковер завис чуть позади дивана. Все выбрались на песок, и только после этого откинули тяжелую крышку дивана. На песок, как выпушенный из катапульты, вылетел серо-пятнистый зверь. Он двигался так быстро, что всем показалось, что это детеныш леопарда. А зверь кинулся вперед, но там стояли слоны, сзади висел ковер с хинеянками. Метнувшись туда-сюда пятнистый юркнул под дно караван-дивана, из под которого тут же полетел яростно разгребаемый песок. И в мертвой тишине, все отчетливо услышали журчание ручейка и вздох, который все тут же перевели, как «на душе полегчало!»
Изумленная Алька спросила:
-И шо то було?!
-Мабудь НЛО! – не утерпел Толик, и хотя не все поняли, что он хотел сказать, но грохнули смехом все.
- Поспать не дадут! Кот это! Обыкновенный Кот! Вылазь! – и Елена постучала кулаком по полу, верней попыталась забыв о подушках. Все рассмеялись еще раз. Полусонная Елена сидела на полу, а скатерть преспокойно лежала у нее на голове, свисая до пола складками, и крыса была похожа на монахиню, только монахиню с бодуна. А тем временем из-под дивана выбрался кот и правда похожий на леопарда. Он старался придать себе независимый вид, но ему плохо это удавалось.
- Ну что, заяц, попался? - смеясь, спросил Шеф. - И как же тебя зовут?
- Я не заяц, - вдруг разобиделся кот, - и никогда им не был. Я Кот!
И недоуменно уставился на дружно ржущую компанию.
- Вот дурносмехи, - Елена окончательно проснулась и вылезла из под стола, - Его так и зовут - КОТ, он эмигрант. Нелегальный. В Бэтад собрался, надоело ему во дворце, в этом тихом болоте. Или тихом песке? Вот я и помогла спрятаться.
-А спросить нельзя было? - обиженно нахмурился Попутчик. - Или я когда отказывал?
-Так с разрешения не интересно! - сощурилась крыса.
И вот теперь леопардовый эммигрант спокойно спал под пальмой, почти у ног попутчика. Елена еще раз взглянула на мирную картинку, и тоже заснула.

Drakosha Прекрасная леди (3 Июл 2008 08:12)

Время в компании Рух пролетели незаметно, и, главное, очень интересно. Ещё в самом начале знакомства Рух поняла, что её приёмная дочь большая непоседа, и поэтому их отдых начинался с самого раннего утра. Такого раннего, что ещё не все звезды ушли спать, а солнышко, по мнению Эби, ещё видело сны.
- Ну, куда мы в такую рань, - ныла Эби, - давай поспим, - и пыталась засунуть голову под подушку.
Но её мечтам не суждено было исполниться.

- Какая красота, - прошептала Дракоша, увидев долину водопадов в лучах восходящего солнца.
Множество водопадов и водопадиков пели свою песню, а сотни радуг соединяли их невесомыми мостиками.
- Вот тут рождаются дождевые тучи и радуги, - сказала Рух.

А потом было мрачное ущелье, в котором ветер выл, как стая голодных волков место, где рождаются ветра.
- Бррр, - проговорила Эби, поёживаясь, - пошли отсюда быстрее.
- Пошли, - легко согласилась Рух, - у нас ещё столько всего впереди.

Протиснувшись через узкий (для дракона и птицы Рух) коридор, они попали в пещеру со множеством необычайно гладких серых камней. У Дракоши прямо зачесались лапы, и она уже было взяла один, как Рух сердито сказала:
- А ну не смей, ты что, духов камней решила разбудить? Им ещё пару сотен лет спать и видеть сны.
- А разве у камней есть духи? - шёпотом спросила Эби.
- Конечно. Есть такие особенные, люди их ещё магическими камнями называют, не понимают, глупые, что это дух камня. Ну, откуда в обычной каменюке взяться магии?

А вечером, когда на небе появился тонкий серпик молодой луны, они полетели к горному озеру. Лунный свет собирался на его ровной неподвижной поверхности и превращался в лунных котят. Они резвились в траве и лакали молоко, которым угостила их птица Рух. Эби гладила их по пушистым спинкам цвета топленых сливок и слушала их "мырррррррррррр"
Звук не исчезал, он собирался в укромных уголках долины и звучал то громче, то тише.
- Тут рождается гром, - сказала Рух.

Рух показала Эби еще много интересного и прекрасного, но пришло вермя собираться, и, попрощавшись со своей приёмной мамой, Эби направилась к друзьям.
Не успела она ещё далеко отлететь, как заметила какое-то копошение у скал.
- Ой, это же там, где наших завалило. Интересно, кто это, и что они там делают?
Нет, ну говорят, что любопытство сгубило кошку. И что она там забыла? И совсем было не интересно.
Копошившиеся внизу фигурки оказались разбойниками. Грязными и злыми.
Увидев Дракошу, они радостно загалдели, и один закричал:
- Зовите Мухлея, сейчас мы эту животинку изловим, и будет нам тягловая сила. В миг завал расчистим.
От возмущения у Эби перехватило дыханье.
- Да вы... Да ты... Да я тебя... И пыхнула огоньком. Но видно из-за душевного расстройства промазала.
- Мухлей ... где тебя носит, нас тут сейчас на шашлык пустят...
- Да тут я, подготовиться надобно, не с голым же задом на дракона идти.
И Эби к своему ужасу увидела мага. Нет, сам маг её не пугал - тощий, плюгавый, похожий на старого общипанного попугая в своих разноцветных лохмотьях. Но вот заклинание магической сети, которое она учуяла, привело её в панику.
Эби зашипела, как разъярённая кошка, и попятилась назад.
Она не успевала. Раз-два-три, и заклинание полетело в её сторону. Дракоша замерла ...
Чьё-то огромное крыло остановило магическую сеть. И раcсерженный голос пророкотал:
- Ну, и что тут у нас?
Эби осторожно выглянула из-за крыла Рух. Разбойники в ужасе попадали на камни.
- Ты давай, лети к своим, - сказала ей Рух, - а мы тут немножко пообщаемся.
Отлетев на приличное расстояние, Эби оглянулась и увидела, как какая-то фигура, очень похожая на Синдбада, крадучись, удаляется от места разборок.

Hanaell Прекрасная леди (3 Июл 2008 15:59)

Утомленная Хани дремала у костра, часто просыпаясь и в пол-уха прислушиваясь к сопению девушек. Все-таки не каждый день приходится стоять химией против колдовства, да еще и чужого. Но кажется, Хани справилась.
Она улыбалась воспоминаниям прошедшего дня: как девочки пили чай в чайхане и то суетились, то замирали. Девочек было много и только опытный глаз Хани заметил, что с ними что-то не так.
Как Джина пыталась колдовать, стирая чужую магию, но только усугубила положение, потому как девочки впали в ступор. Как они с джинией чуть не подрались, потому как Джина утверждала, что "ничего страшного, девочки посидят так час-два и придут в себя. Ну, в крайнем случае, будут у Соломона послушные и спокойные жены" - добавила она с сомнением. В результате Джина сделала вид, что обиделась и ретировалась, а Хани приступила к лечению. Как какой-то малец по имени Абу Али Хусейн ибн чего-то там, к которому Хани обратилась за помощью (надо было сбегать за некоторыми травами) носился вокруг нее с обалделыми глазами и дикими воплями: "Ханум! Нельзя, ханум! Это же яд, ханум! ради Аллаха, ханум!!!" Малец оказался учеником то ли лекаря, то ли знахаря и непонятно каким боком еще изучал математику. К концу лечения девочки спокойно спали, а малец обалдело повторял: "все - яд, и все - лекарство. Все дело только в дозе..." Эту нехитрую истину подтверждала Алька, развлекая парнишку мини-взрывами и кипением жидкостей в пробирках...
А сейчас все мирно сопели и все тревоги были позади. Кажется, Хани могла бы уснуть спокойно, но она волновалась за подруг-пациенток.

Морис Горячий кабальеро (4 Июл 2008 00:18)

Ночь уже давно опустила на мир свое покрывало, а звезды зажглись далеко в небесах, освещая путь усталым путникам, прокладывая дорогу мореходам и радуя сердца влюбленных.
По сложившейся традиции, если команда караван-дивана останавливалась на ночлег в оазисе, то именно в это время джинн-бюрократ напускал на нее свой волшебный сон. Но в эту ночь ситуация развивалась в разрез с привычным сценарием.
Морис, дав команду Тиму разбудить его, если он заснет, уже в пятнадцатый раз за последние полчаса переворачивался на другой бок. Неужели джинн сегодня объявил забастовку? Как бы там ни было, сон не приходил, причем не только к нему. Слышно было, что многие не могут уснуть. Кто-то ворочается, кто-то бормочет потихоньку, а шеф вообще машет руками, как будто вокруг него летают крокодильчики. Хотя если присмотреться… Действительно, летают! Полный бред!
В этот момент из сумки Мориса вырвалась на свободу тонкая полоска света. Это сама собой зажглась волшебная лампа. Морис замер, притворяясь спящим, одновременно исподтишка подглядывая за ней. Лампа потихоньку вылезла из сумки и, подпрыгивая и разбрасывая по сторонам тонкие лучики света, поскакала по траве, куда-то за пальмы, в ложбинку, явно желая скрыться с глаз путешественников. Морис переглянулся с Тимом, и оба, не сговариваясь и стараясь не потревожить остальных, устремились вслед за ней. Никто не обратил на них внимания. Только Елена тихонько пробормотала:
-Кто свет зажег, кому не спится, полуночники?
Но Морис даже не обернулся и, подхватив Тима на руки, поспешил вслед за резво убегающей лампой.

Маленький огонек уводил их все дальше от стоянки и, наконец, замер. Морис подошел поближе. Лампа не двигалась. В этот момент Тим, спрыгнув на землю, подскочил к ней поближе и стукнул ее лапой. Из лампы повалил густой дым, и уже через минуту джинн-бюрократ с недовольным видом поглядывал на них сквозь очки.

-Не будет ли любезен джинн, - язвительно начал Морис, - сообщить мне, почему он пренебрегает своими обязанностями? Не разжигает вокруг костры инквизиции и не поет нам колыбельные?
Что такое «инквизиция», джинн явно не знал, однако суть вопроса понял, поэтому в долгу не остался.
-Будет-будет, …то есть, любезен будет - ответил он, но как ни странно, в голосе его не звучало ни капли любезности. – Я вам сегодня ночью не нужен. Вас сегодня защищает Оазис. Разумеется, в благодарность за спасение. Так что, ни дикие звери, ни разбойники вас не потревожат! В случае чего Он вас и разбудит…
-Разбудит, - с иронией повторил Морис, - для этого надо хотя бы уснуть. А все в основном ворочаются.
-Ну, скажите спасибо Оазису, он даже колдовать на вас не позволяет!
-Да, а откуда тогда взялись крокодильчики?
-Это – подарок вашему шефу, - состроив язвительную рожу, заявил джинн. – Очевидно, Оазис видит его таким. Зеленым, зубастым и с крыльями.
«Похоже, что у Оазиса, как и у нашего Пляжа, тоже есть чувство юмора», - с усмешкой подумал Морис, но, сделав строгое лицо, спросил:
-Ну, а если серьезно?
-Если серьезно – то это из области теоретической магии. И как это объяснить? – лицо джинна-бюрократа буквально излучало насмешку.
-Как чайнику, – еще строже отбрил Морис, - то есть, как абсолютному невежде.
Джинн задумался. Сначала он явно пытался понять, при чем тут чайник. Затем, бросив это бесперспективное занятие, принялся проверять уровень секретности информации. И, наконец, выдал обтекаемую формулировку:
-Побочный эффект. Ваш шеф поделился наследственной эльфийской магией для лечения Оазиса, теперь Оазис восстанавливает его силы. Вот от этого и бред, и материализующиеся галлюцинации. Ну а за их вид скажите спасибо фантазии вашего шефа!
-Между прочим, - возразил ему Морис, - на фантазии нашего шефа волшебство целого Пляжа держится.
-Да, - удивился джинн, - ну тогда ему найдется с кем здесь поговорить! У нас тоже такие фантазеры имеются…
-Это ты про кого?
-А это – закрытая информация, - и довольный джинн с усмешкой взглянул на собеседника.
Нужно было как-нибудь его подколоть.

-И все же, - начал Морис, - объясни, почему ты даже не попытался наколдовать на нас сон, чтобы мы выспались перед последним днем пути? Решил в последний момент наплевать на свои обязанности, списав все на Оазис?
Удар пришелся в цель.
-Между прочим, я пытался, - начал оправдываться джинн, - я такое сонное заклинание подготовил! Да-да, и не надо головой качать! Мне Оазис помешал. Благодаря полученным силам от эльфийской магии он теперь сильнее меня. И вообще, мне всего–то двести тридцать лет…
Похоже, что, не сумев соблазнить богатством или запугать, джинн решил испробовать другую тактику – стал давить на жалость.
-Да? – Морис серьезно посмотрел на джинна, тут уже было не до подколок - но знаешь, если ты в таком юном возрасте берешься за важные дела, будь добр, неси за них ответственность и не ссылайся на возраст.
Джинн совсем сконфузился, и в эту минуту Морису действительно стало его жалко. Зачем он взялся его воспитывать? Не надо брать на себя роль Елены, у нее это получается лучше. Джинн как будто читал его мысли, поэтому быстро успокоился и, сверкнув хитрым взглядом из-под очков, внезапно вытащил из воздуха кувшин с вином и две небольшие чаши.
-Слушай, а давай выпьем? – предложил он. – Горячего красного вина, а?
-И куда только занудство девалось? – удивился Морис.
-А я сейчас не на службе! А это уже совсем другой я, - в глазах джинна был явный смешок. – Кстати, вино отличное. Твое здоровье.

Морис с подозрением покосился на чашу. Тим, сидевший в стороне и только прислушивающийся к разговору, подошел поближе, понюхал, но не стал возражать. Морис пригубил. Вино действительно было замечательным.
-Вон, ягодкой закуси, такое будет послевкусие, мммм! – посоветовал джинн и указал рукой на неизвестно откуда взявшийся куст с большими сочными ягодами, напоминающими ежевику, только очень крупную.

В этот момент Оазис как будто заволновался, а Тим сорвался со своего места, пытаясь остановить хозяина. Но не успел. Морис раздавил во рту ягоду, живительный сок полился в горло и…
Голова стала какой-то тяжелой, как будто что-то мешает. Тим, малыш, почему ты плачешь?
-Что, дать зеркальце? - язвительно пробормотал джинн. – Слушаю и повинуюсь!

Нет. Этого не может быть. Это уже сказка Гауфа. Морис с ужасом смотрел в зеркало. На его голове красовались два огромных ослиных уха. Ему хотелось плакать, бить, крушить. Он вскочил, однако джинн оказался проворнее, быстренько втянувшись в лампу вместе с зеркалом, вином и чашками и отправив ее вскачь, подальше от разъяренного Мориса. От бессилия Морис стукнул кулаком по пальме, ушиб руку и чуть не разревелся. Никогда не следует доверять джиннам, никогда!

Морис Горячий кабальеро (4 Июл 2008 07:53)

Морис сидел, закрыв лицо руками. Ему хотелось спрятаться от мира, исчезнуть, провалиться сквозь землю. Показаться в таком виде перед друзьями и знакомыми? Нет, этого бы он не вынес! Терпеть сочувственные взгляды одних и удивление других, всевозможные расспросы. Или даже насмешки (а кто их знает, этих хинеянок?). А дальше бы пошло лечение. Толик, Хани, Алька, даже шеф не упустят возможности поэкспериментировать. Конечно, сугубо из любви к нему, но …. И потом, даже в случае успеха, ловить на себе странные взгляды…
Нет, не хочу! Не смогу, не справлюсь! Гордыня не позволяет. Ученый с ослиными ушами! Все что угодно, только бы показываться в таком глупом виде! Но ведь другого выхода нет…
-Есть, есть другой выход! – раздался в его голове до отвращения знакомый слащавый голос.
-Дон Маурисьо, это вы? – притворно удивился Морис, на мгновение забыв о своих бедах. – Вы вернулись! Не зря я говорил, что вы всего лишь сказали «до свидания»!
-Ха, я вернулся потому, что я здесь нужен! – самодовольно произнес Маурисьо. – Ну, кто еще даст тебе правильный совет?! И вообще, я – хозяин своему слову. Захотел – дал, захотел – взял назад.
В этот момент в траве что-то мелькнуло, и разъяренный Тим, все это время тихо работавший моторчиком у самых ног Мориса, вскочил ему на колени.
-Замоулчи! Это ты договорился с этим джинном! – буквально прошипел он. – Это ты настоял на этом контракте, запугивая хозяина несуществующими опасностями.
-Ты сам помолчи, - не остался в долгу Маурисьо. – Если ты такой правильный, почему не разобрался, что опасность – мнимая? У тебя больше возможности, ты живой и ты – муз. А кто такой я? Почти что внутренний голос, не больше. Мои способности он не развивает, так что и сил у меня особых нет. И, кстати, - перебил он пытающегося возразить Тима, - с ягодкой ты тоже … лопухнулся!
-Стоп, - перебил спорщиков Морис, - вы еще подеритесь! Лучше объясните, что вы предлагаете. Тим, ты первый.
-Я предлагаую попросить Оазис. Магия его сейчас сильна. Если что, призоувем еще и попутчика.
-Ага, и весь караван в придачу, - не выдержал Маурисьо. – Да если сюда придет хоть кто-то, твой хозяин от стыда сгорит. Все понимаю, комплекс внешности налицо. Но побороть его за одну ночь невозможно, так что ему следует потакать. Правда, Морис? А я предлагаю обратиться к джинну. Это – типичное второе желание стандартного контракта. Да, придется заодно исполнить и первое. А что, богатство еще кому-то мешало? Не говоря уж о принцессе.
-Так ведь именноу этого джинн и добивался, - возразил Тим. – Для этогоу он и подсунул хозяину эти ягодки, - и котенок покосился на куст, издевательски покачивающий ветками в такт легкому ночному ветерку. – А все почему? Скоро мы въедем в столицу, там обязанноусти джинна, похоже, заканчиваются. Вот он и подсуетился в поуследний момент. И еще не понятноу, ради чего джинн все это затеял.
-Ну и что? – не унимался Маурисьо. – Сколько можно бегать от судьбы? И вообще, не надо бояться приключений! На подстраховку у нас, кстати, осталось еще третье желание. Кроме того, что может джинн сделать с гостем самого царя Соломона?
-Можно подумать, ты что-то знаешь о Соломоне, - грустно пробормотал Морис.
-Ну, поскольку ты постоянно ковырялся в этой Песне Песен, все, что мне было нужно, я прочел, - объяснил Маурисьо.

-Ладно, - Морис шевельнул ушами и хлопнул ладонью по колену, - прекращаем диспут. Тим, извини, но Маурисьо прав в одном. Сколько можно избегать приключений? Я не посмел испытать судьбу в истории с инопланетянами, так и не загадав ни одного желания. И теперь расплачиваюсь за это. Очевидно, так или иначе, мне нужно пройти через это. И если я завалю это испытание и поддамся соблазнам,… знаешь, Тим, тогда я тебя не достоин. Только я прошу тебя, малыш, будь всегда рядом со мной, ты мне нужен.
Котенок потерся головой об его руку и замурлыкал в знак согласия, мол, куда ты от меня денешься.

-Вот и отлично, - забормотал дон Маурисьо. – Теперь надо только призвать джинна. А он, как назло, спрятался.
-Не думаю, - возразил Морис, - скорее всего, он где-то поблизости и ждет моего решения. Эй, джинн, выходи. Бить не буду! – с горькой улыбкой добавил он. – Хотя следовало бы. Я согласен на исполнение первого желания. А заодно – и второго, избавления от этих ослиных ушей, чтобы вместо них снова были мои прежние уши! А вы пока помолчите, дон Маурисьо. Вы свое дело уже сделали.

-Ну, вот, а ты все сопротивлялся, - раздался довольный голос джинна. Выскочившая из-за кустов лампа задымила, как паровозная труба, и джинн возник в воздухе с какими-то листками в руке. – Значит, так, уведомление о произнесении первого и второго желания, акт приема-передачи работ по выполнению каждого желания. Вроде бы все заполнил. Итак, приступим, - джинн отбросил бумажки, - немного нарушим волшебный закон, и выполним сначала второе желание. Съешь вот этот финик! Ешь-ешь, я точно знаю, что тебе даю. Вот…. А вот и зеркало. У клиента есть возражения, замечания?
-Нет, - скрепя сердцем, произнес Морис, рассматривая в зеркале свои родные уши, по которым он уже так соскучился.
-Замечательно. Теперь переходим к первому! – джин выпустил на Мориса струю дыма, которая начала клубиться вокруг него. Когда дым рассеялся, Морис оказался одет в легкий восточный наряд из тончайшего белого шелка, расшитый золотом. Джинн тут же услужливо подскочил к нему с зеркалом.

-Ну и что? Разве тебе плохо с двумя желаниями, а? В этом нет ничего страшного, - джинн понимал, что перегнул палку, и явно хотел помириться.
-Посмотрим, - нехотя произнес Морис, разглядывая свой наряд. – Знаешь, если бы ты мне попался под руку полчаса назад, я бы тебе объяснил, в чем ты не прав. Очень наглядно! Вовремя ты сбежал в своей лампе.
-Ага, в ходячей лампе. Кстати, это - мое собственное изобретение. Правда, нравится? – и джинн настороженно поднял глаза на Мориса. Его взгляд так напоминал обиженного щенка, что у Мориса не поднялась рука отомстить этому интригану, растоптав его лучшие чувства. Пришлось честно сказать, что «лампа действительно удалась, нет сомнения», и джинн чуть было не заплясал от радости.
-Только заруби себе на носу, - серьезно произнес Морис, - вот тут, под очками. Я больше не позволю тебе мною манипулировать. Знаешь, если я что и ненавижу в жизни, так это интриганов, которые пытаются мною управлять. Так что, не становись на одну доску с Анитой и господином Флавиусом. Тем более, ты до них еще не дорос, тебе всего двести тридцать лет! Если действительно хочешь помириться – будь со мной честным во всем!
-Ладно, - отмахнулся джинн, очевидно не вняв словам Мориса, - а теперь приступим к антуражу для принца. Поскольку ты богач и жених принцессы, ты должен иметь достойную свиту. Хотя нет, еще один вопрос, что по поводу невесты? Есть кто-то на примете, или «на мой вкус»?
-Я все равно ваших восточных принцесс не знаю, - с сомнением произнес Морис. («Кроме того, в контракте написано «жених принцессы», так что насколько я понимаю, жениться не обязательно. Нужно сделать предложение, а ведь невеста может и отказать. И явно откажет, когда меня увидит» - с облегчением подумал он.)
-Вот именно, так что предоставь дело мне. Не волнуйся, невеста будет действительно принцессой, и действительно молодой и красивой. У нас плохого не бывает! – с видом жуликоватого одесского торговца заверил джинн.
-Да и еще, не забудь, я хочу, чтобы Тим был со мной, в моей свите принца. И это тоже входит в мое первое желание.
-Слушаю и повинуюсь! Смотри…
-Что ты сделал? А ну, верни назад.
-Извини, но назад дороги нет, - джин скрестил пальцы, и несколько раз хрустнул ими. – Как же я соскучился по такой работе! Надоело офисное рабство! Ведь говорили мне – выбирай свободное творчество, нет, я поперся на эту гос. службу!

-----------------

С первыми лучами солнца команда караван-дивана окончательно перестала пытаться заснуть. Практически бессонная ночь давала о себе знать, поэтому глаза открывались с трудом. Однако внезапно раздавшийся шум окончательно разбудил всех, а увиденное, хотя и показалось в первую минуту странным сном, заставило многих открыть рты от удивления.

Мимо оазиса под звуки фанфар двигалась целая процессия, что-то среднее между бродячим цирком и величественным шествием.
Сорок черных нубийских рабов несли огромные корзины, доверху наполненные золотыми монетами и драгоценными камнями. Целая команда тащила три огромные клетки - с тиграми, леопардами и пантерами. Следом шло десять повозок, доверху груженных какими-то сундуками. Завершал этот кортеж целый оркестр трубачей и барабанщиков, наигрывающих бравурный мотивчик («Чем-то напоминающий «Принца Али» из «Аладдина»» - подумал Толик). Все эту компанию окружал огромный отряд стражников, вооруженных огромными кривыми мечами и щитами.
В центре всего этого безобразия шел крылатый зеленый слон, ростом с Ваську и Степку, причем всякий раз, когда он поднимал хобот, вместо рева у него вырывалось лишь мяуканье. А на спине слона неуверенно сидел… Морис в белом с золотом восточном наряде и огромном тюрбане с пером.
Внезапно шествие остановилось напротив оазиса, и свита выстроилась в аккуратную линию за спиной у слона. Вперед вышел высокий тип с хитрым лицом, в очках и синюшным цветом кожи и заорал (правда, он сам использовал бы термин «возвестил» или «провозгласил»):
-Слушайте-слушайте, и не говорите, что вы не слышали. Перед вами его высочество принц Али-аль-Морис. Богатейший из богатейших, мудрейший из мудрейших и счастливейший из счастливейших. Он направляется в славный город Бэдат, дабы просить руку и сердце царевны Будур, дочери великого царя Соломона!

В этот момент «счастливейшему из счастливейших» стало плохо! Морис явно позеленел и буквально сполз со спины своего мяукающего слона. Вот теперь было ясно, во что он вляпался. Вряд ли Царя Царей обрадует появление среди его гостей этакого самозваного жениха своей дочери.
-Ты хотел приключений – ты их и получил, - раздался в его голове голос Тима. – Не переживай, и с этим спраувимся!

попутчик Горячий кабальеро (4 Июл 2008 10:17)

- Мдя, весело живем, - попутчик открыл глаза, потом снова закрыл, помотал головой, но галлюцинация не собиралась исчезать. – А чего я, собственно, удивляюсь? Пора бы и привыкнуть.
Он встал, подошел к Морису, похлопал того по плечу:
- Хорошо смотришься, тебе идет. Быть принцем - не самое страшное, бывают ситуации и похуже.
Он окинул взглядом толпу слуг и носильщиков и поинтересовался:
- Только на фига тебе столько слуг и сундуков? А зверюшек вообще мог бы и отпустить побегать.
Попутчик подошел к клетке, открыл дверь. Леопард посмотрел на шефа Конторы, как на идиота.
- Ну, в чем-то ты прав, - согласился попутчик, – тут, конечно, спокойнее, и кормежка по часам, но скучно ведь.. Хотя – говорят, в садах Царя Соломона полная свобода и при этом трехразовое питание. Но как-то я сомневаюсь, бесплатный сыр обычно лежит в мышеловке. Но – каждый выбирает сам.
Он снова закрыл клетку и обернулся в конторцам:
- Ну что, собираемся? Хани, не смотри так хмуро. Нам остался всего один дневной переход, а потом сдадим сокровища и эту свиту на гос.обеспечение. Никто и не думает, что ты будешь на всех готовить.
С пальмы слетели кракадильчики и заплясали над машиной.
- А этих что, тоже с собой берем? – прищурилась Елена, пристально глядя на новоявленных музов и прикидывая, чьи зубы острее.
- Жалко малышей оставлять, им тут скучно будет, - Толик погладил ближайшего кракадильчика, и тот тут же уселся к нему на плечо. – Они маленькие, легкие.
- В нашей ситуации десятком крокодилов больше, десятком меньше – роли не играет, - улыбнулся попутчик. - Морис, да не переживай ты так, как-нибудь выкрутимся. Вот сейчас позавтракаем – и в дорогу.

Fael Прекрасная леди (4 Июл 2008 11:05)

Фаэль протерла глаза. Фанфары выдернули ее из сна, который пришел лишь под утро. Всю ночь она ворочалась, прокручивая вголове последние события, и когда наконец уснула, ей снился огонь и бисерная птица, менявшая цвет из огненно-красного в небесно-синий и обратно, и чьи-то огромные руки с иголкой, сплетающие по бисеринке ее собственную судьбу.
И вдруг в этот сон ворвался резкий звук трубы, прозвучавшей, казалось, над самым ухом.
"Ну что еще, поспать не дадут!" - недовольно подумала она. Однако картина, представшая ее глазам, заставила усомниться в реальности происходящего. Больше всего это было похоже на очередной бредовый сон. И дело было вовсе не в летающих изумрудно-зеленых крокодильчиках - это как раз было в порядке вещей. Но вот Морис в виде восточного принца - это в голове не укладывалось! И ладно бы, если бы он просто оделся в этот белый с золотом костюм и тюрбан с пером, она бы решила, что он просто решил поиграть, вспомнить свою театральную мечту... Но вот процессия... чернокожие слуги... леопарды в клетках...
Фаэль еще раз протерла глаза, и даже потрясла головой для верности. Видение не исчезало.
Она обалдело смотрела, как папа подошел к этому новому морису, похлопал его по плечу... И это почему-то казалось посильнее, чем заглянуть в клетку к леопарду.
"Он что, все это время от нас скрывал, что он принц?" - пронеслось у нее в голове. Но она тут же осознала бредовость подобной мысли. Более умных, правда, в голову не лезло.
- Ух ты, какие ягоды! Фаэлька, ты видела такие когда-нибудь? - подскочила к ней Алька, показывая на какой-то куст.
Фаэль с трудом оторвала взгляд от Мориса и поглядела на куст, сплошь усыпанный крупными черными ягодами.
- Не, Аль, не видела. А что твоя наставница говорит?
- Я еще не показывала. Попробовать что ль? - Алька сорвала небольшую веточку с несколькими ягодками.
- Ты что, а вдруг ядовитые?
- Не смейте! - вдруг воскликнул Морис и подлетел к ним. Тюрбан соскочил где-то по дороге, и на девушек смотрел прежний хорошо знакомый немного испуганный Морис.
- Эти ягоды есть нельзя, от них уши ослиные вырастают. - И добавил чуть смущенно - На себе не проверял, мне Тим рассказывал.
- Точно ослиные? А может эльфийские? - мечтательно спросила Алька, незаметно пряча сорванную веточку в карман, а Фаэль облегченно рассмеялась - вблизи Морис был совершенно прежним, без каких-либо признаков восточно-принцевской спеси.
- Точно, Аль, лучше не проверяй. А еще лучше, срубить его к чертовой матери. Или сжечь.
- Откуда такая ненависть к растениям? - подошла Хани, - дайте я хоть для исследований образец возьму.
Но едва она потянулась к кусту, он вдруг задымился и исчез.
- Ну вот, так всегда, - огорчилась Хани. - Алька, пошли со мной, поможешь аптечку собрать.
Фаэль хотела спросить Мориса, что там говорил этот синюшный про невесту, и что вообще произошло, но Морис как-то очень быстро вернулся к своей процессии.
"Значит правда, - вздохнула про себя Фаэль, - надеюсь, эта царевна Будур окажется не такой стервой, как Алиса Монкар."

Drakosha Прекрасная леди (4 Июл 2008 21:40)

"Ну надо же, - удивлялась Дракоша, - не успела я найти приключения на свой хвост, а уже и оазис появился". Она торжествующе кувыркнулась в воздухе и возвестила о своём прибытии радостным воплем. Однако, к удивлению Дракоши, никто не спешил к ней навстречу.
"Ну ладно люди, они могли меня не услышать, но Васька со Стёпкой? Неужели что-то случилось?" - И Эби прибавила ходу.
Подлетев к оазису, Дракоша рассмотрела какое-то странное столпотворение. "Ну точно! Опять неприятности! - подумала она, - опять какие-нибудь неумытые разбойники. Как же мне они надоели! Что, других пустынь нет!?"
Влетев на всей скорости под тень пальм, Дракоша мысленно обозначила каких-то посторонних личностей как потенциальных врагов.
"Сейчас я вас поджарю, - кровожадно думала она, - с тебя и начнём, красавчик"
Эби подметила роскошно одетую фигуру, явно вожака.
И тут её заметили.
- Эби! - Удивился расфуфыренный ну наконец-то все в сборе!!
И Эби узнала голос Мориса.
- Фырррр, - и пламя пронеслось в каких-то сантиметрах от него.
"Кустик жалко, - подумала Дракоша, глядя на обгоревшие останки веточек, - но Мориса было бы ещё больше жалко".
- Морис? - С подозрением спросила она и принюхалась. Своему носу она верила больше, чем глазам.
- Ну, вроде как, - ответил Морис - а ты чего сразу огнём плеваться?
- А? - Рассеяно спросила Дракоша. Её глаза становились все больше и больше, пока она рассматривала компанию: слоны, рабы с опахалами, сундуки. От их количества у неё закружилось голова.
- О, летающие крокодильчики! Все ясно - глюки. Я перегрелась на солнышке. Иди отсюда, - проворчала она, почувствовав чей-то шершавый язык, и выдохнула восхищенно Ой, и леопарды!
Дракоша всю жизнь питала слабость к большим кошачьим.
- Откуда?
- Ну, - немного смущённо сказал Морис - так получилось, это тут мне джинн подкинул.
- Твоё?! А зачем?
- Понимаешь, мне, вроде как, по статусу положено.
- Статусу? - Непонимающе спросила Эби, - какому-такому ещё статусу?
- Как принцу.
Глаза у Дракоши стали как плошки, а из приоткрытого от удивления рта высунулся кончик сиреневого языка. Ее удивлённый вид был до того потешным, что Морис не выдержал и расхохотался.
- Вас ни на минуту нельзя оставить одних, - проговорила Эби. - Вот стоит только отлучиться, и всех слонов раздали, и не мне.

попутчик Горячий кабальеро (4 Июл 2008 22:27)

А в это время в Бэтаде

- Они уже рядом, - разъяренный Шахрияр метался по комнате, и она явно была мала для его гнева. Тонко очерченные губы под аккуратно подстриженными усами кривились от злости, карие глаза, обрамленные густыми ресницами, полыхали бешенством. – Неужели в такой огромной пустыне нельзя было найти тихое место, откуда они никогда не выберутся!
- Ваше Высочества, - но вы не говорили, что их можно убивать, - удивился невысокий старик в богато расшитом халате.
- Я сказал, что они не должны дойти сюда, а как - это уже ваше дело, и ваших дэвов, любезнейший Аман, – сурово отрезал Шахрияр. – Идите, у вас остался всего один дневной переход.
- Ага, сейчас, закопать личных гостей Соломона, которых охраняет его личная служба безопасности, - ворчал Аман, выходя из покоев царевича. - Больше ничего не надо? А топор своему палачу заточить поострее не прикажете? У него, видишь ли, семейные разборки, а я подставляй свою голову! С дэвов какой спрос? Все знают, что они как неразумные дети – куда покажи, туда и побегут. А кто виноват? Ну, не любимый же муж Шехерезады. Виноват Аман. Опять начнут сжигать чучело.. Нет, пора на пенсию. Маленький садик на берегу тихого озера, десяток очаровательных наложниц, виноградное вино и неспешные беседы с тем же Хоттабычем…
- А за закрытой дверью продолжал бесноваться красавец Шахрияр.
- Почему, почему Соломон вечно лезет в мои дела? Это моя жена, и это моя задача – спасти ее, - изо всей силы стукнул он кулаком по резной ширме. Ширма упала, перегородив подход к окну. – Я что, до конца жизни должен носить клеймо мужа царевны? Я столько лет ждал возможности доказать что я и сам что-то могу, что я – действительно готов ради нее на все, что я женился именно на ней, а не на дочери Царя Царей, что я не мебель в ее спальне. И вот, когда я уже в шаге от разгадки, когда мои мудрецы уже нашли описание птицы феникса, когда почти все сделано - опять добрый папенька лезет и еще и призывает своих друзей из-за пустыни. Как не вовремя!
В дверь осторожно постучали и просунулась голова в золотом тюрбане.
- Ваше высочество, ваши гадалки готовы к сеансу. Они воскурили благовония, вошли в транс, и намерены сегодня точно подсказать вам, где прячется сияющая огненная птица.
- Иду, - кивнул Шахрияр. – Но учти, если и сегодня они начнут опять бормотать нечто о поисках внутри себя и необходимости видеть суть вещей, я всех казню. Мне не нужно философии, мне нужно точное указание. Во мне феникса точно нет, и мне не нужна суть. Мне нужно ее перо. Ясно?
- Да, Ваше Высочество, - кивнула голова, – как скажете, Ваше Высочество.

elena Прекрасная леди (4 Июл 2008 23:09)

Елена подошла к Морису, сочувственно покачала головой, мол, да-а, парень, ты вляпался, и переключила внимание на синего глашатая в очках. Она медленно пошла в его сторону, подозрительно принюхиваясь, а глашатай вдруг нервно попятился, превратился в дым и шустро втянулся в лампу. Лампа запрыгала, пытаясь сбежать, но была отловлена крысой. Елена уселась на песок, зажав лампу задними лапами, внимательно осмотрела, потрясла и довольно мирно предложила:
- Выходи.
- Ага, щаззз, - насмешливо донеслось в ответ.
-Ну я просила по-хорошему, ладненько. - Крыса быстро сняла крышку и сунула в лампу лапу. Рука человека - даже девочек - в отверстие для заливки масла не прошла бы, а лапа крысы запросто. Елена начала, что-то быстро ловить, а оно ловиться явно не желало. Крыса от усердия прижала уши к голове, закрыла глаза и высунула кончик языка. Она не видела, что все присутствующие, включая черных носильщиков и леопарда в клетке, внимательно за ней наблюдают.
- Скользкий гад,- констатировала Елена, из лампы гнусно захихикали. Ладно, а как ты на это посмотришь?
И крыса начала быстро крутить лапой по кругу, как будто хотела взбить из джина коктейль. Из лампы послышались охи, а Елена резко остановилась и схватила что-то.
- Опа! Попался! - Но лапа с зажатым в ней джинном назад не проходила. Елена озадачено уставилась на лампу.
- Вот так некоторые племена на Альфе ловят обезьян. Кладут в высушенную тыкву орех и обезьяна… - под тяжелым взглядом крысы просвещенческий порыв Попутчика увял на корню.
-Ах, ты так! Ну ладно сам напросился! - И Елена начала резко болтать рукой, и все отчетливо услышали шлепки о стенки лампы и взвизги джинна,- Последнее хинское предупреждение, - вкрадчиво сказала Елена и вдруг гаркнула как капрал на плацу:
- Вылазь, гад парообразный! А то залью в лампу воду по самое не балуйся!
Из носика потянулась струйка дыма, и перед путешественниками предстал изрядно помятый джин, с фингалом под глазом. Руками он ощупывал поясницу и… эээ… окрестности ниже и жалобно стонал, а Елена тем временем тщательно укупоривала отверстия в лампе, бурча под нос:
- Вот теперь ты у меня попрыгаешь!
Закончив с этим увлекательным занятием, она встала, отряхнула песок и подошла к джинну.
- Итак, приступим! Как зовут в миру?! - джинн гордо отвернулся. Понятно, значит, будешь Мопсиком!
-ЧТО?! Меня Мопсиком?!!!! - подпрыгнул джинн, забыв о стонах, - да я, да меня… Меня зовут Хусейн Дауд Казим ибн Ар…
- Ну и нахрен было выпендриваться? перебила разошедшегося джина Елена,- хватит с нас и Хуси, а то ишь разошелся Красивенький Возлюбленный, да еще и Молчаливый! А молчаливый это мысль будешь Казиком! Зрители уже явно давились смехом.
- Продолжим. Вот всех этих гремящих литаврами и товарищей с черного континента сделать невидимыми и неслышимыми вплоть до нашего подхода к Бэтаду. Ребята, - это уже к друзьям, - вы ж не хотите, чтобы нам по ушам всю дорогу ездили
Все дружно замотали головами мол, нет, не нужно! И Елена хотела продолжить, но тут джинн наконец обрел дар речи и вскричал:
- Одну минуточку!!! Я служу принцу Али-аль-Морису !! И ваши приказы не выполняю!- И джинн злорадно отвернулся.
- Слушай, Казик, ты мне адвоката напоминаешь! Ты кому служишь? У кого лампа тому и служишь! А лампа у меня, - и Елена потыкала джина лампой в живот, выше просто не достала. - И посему делай, что говорят! Джинн вздохнул, вяло махнул рукой, и все вышеперечисленные исчезли и стихли.
- А теперь насчет невесты. - Лицо Казика вытянулось,- Ты часом не ошибся насчет невесты? Ну какая пара из Будур и Мориса? Она такая вся летящая, если сказки не врут, а он у нас серьезный и рассудительный. Вот кого б ему посватать так это Шехерезаду!
- Она уже замужем, и двух мужей нельзя!!!- Джин аж подскочил .
- Ну да, жен можно, а как мужей так задавитесь! А кто сказал, что мужа нельзя развести с женой? Смотришь - и уже свободная женщина, тут главное правильно все спланировать!
Попутчик решил, что пора вмешиваться, а то Елена, кажется, разошлась не на шутку! Он откашлялся и скомандовал:
- По машинам и коврам! А с невестами разберемся на месте…

попутчик Горячий кабальеро (6 Июл 2008 11:48)

Попутчик проснулся от пения соловья. С чего бедной птице приспичило выводить трели в такую рань, шеф Конторы не знал, он даже где-то читал, что соловьи вообще-то поют на закате. Но этот явно был неграмотный.
Вставать с роскошной кровати, забросанной десятком шелковых подушек, не хотелось. Но и проспать первое утро во Дворце Царя Царей тоже было как-то невежливо. Попутчик поднялся и распахнул окно. Точнее даже не окно, а огромную стеклянную дверь, ведущую в сад. Комната мгновенно наполнилась приторным запахом цветов. Попутчик посмотрел на заботливо приготовленный шелковый халат, но решил не сибаритствовать, оделся и вышел в сад. В ажурной беседке у фонтана был накрыт легкий восточный завтрак – двенадцать перемен блюд, накрытых расшитыми салфеточками, пара кувшинов вина, три огромных корзины с фруктами.
Шеф Конторы оглянулся – поблизости никого не было – ни слуг, ни сотрудников, ни даже музов. Видимо, и гости, и радушные хозяева спали после бурной встречи. Но стоило присесть, как появился чернокожий улыбающийся слуга с кофейником, и вопросительно уставился на гостя. Попутчик кивнул, взял чашечку густого ароматного кофе, закурил утреннюю сигару, и откинулся на мягкой скамейке, установленной в беседке. День начинался удачно.
Вот в чем не откажешь Царю Царей – так в умении создавать комфорт. Как бы ни был поражен Соломон сватовством неизвестно откуда взявшегося принца, но все разговоры о делах и даже знакомство с невестами отложил на утро. Первым делом любезно разместил гостей. Ну, кто еще может похвастаться, что Царь Царей выбирал ему комнату и расспрашивал о привычках? Девочки были в полном восторге. Да и Люксория шептала Толику нечто очень похожее на «смотри и учись». Правда, попутчику показалось, что не зря черноглазый владыка старательно отводить глаза и стареется не остаться с ним наедине, но.. . Серьезные разговоры и впрямь не ведутся в момент встречи, да еще после долгой дороги. Да и невозможно было о чем-то говорить под литавры оркестра, которые Джинн включил еще на подступах к Бэдату. И до тех пор, пока гости не разошлись по своим комнатам после сытного ужина, бедные музыканты лупили в барабаны, дудели в трубы и делали все, чтобы приезд принца Мориса, ну заодно невест Соломона и его гостей не остался незамеченным жителями столицы и обитателями дворца.
Попутчик усмехнулся, вспомнив, как вчера волновался Морис, когда впереди показались крыши столицы. Бедный Тим почти хоботом придерживал друга, чтобы тот не повернул назад. Попутчик даже сам перебрался на слона, чтобы поддержать друга в нелегкий час. Но стоило распахнуться гостеприимным воротам Бэтада, «принц» обрел подобающее величие, и лишь искоса посматривал на удивленную толпу, провожающую восхищенными взглядами самую необычную за всю историю города процессию.
Люкси, Фаэль и Алька с любопытством смотрели на нарядную толпу, принимали летящие в машину цветы и милостиво кивали в ответ на восхищенные взгляды молодых горожан. Ханаэль же наоборот хмурилась, словно пышная встреча ее раздражала. Изумрудный заяц был явно с ней солидарен. Он даже спрыгнул с кресла и забился в угол машины, соперничая за укромное место с котом-эмигрантом. Ну, что поделаешь – не любят музы пристального внимания толпы и грома литавров.
Прекрасные хинянки летели на своем ковре с совершенно невозмутимыми лицами. И гордо восседавший впереди Лестард был просто воплощением строгости.
Соломон сам лично вышел к воротам дворца. Эту невиданную почесть он гостям оказывал редко, и по восхищенным крикам толпы попутчик понял, что реноме приезжих поднялось просто на невиданную высоту.
После обязательных слов приветствия и обмена любезностями гостей проводили в пиршественную залу, имущество принца, куда-то утащили под руководством вездесущего джина, Елена, сверкнув зубами, смылась по дороге на ужин, шепнув, что сама найдется.
На Бэтад упала тьма, ужин закончился, Царь Царей лично проводил гостей по комнатам. Может быть для того, чтобы они не успели обменяться впечатлениями. А, может быть, действительно знал, как устаешь от пристального внимания толпы. Попутчик, едва его голова коснулась подушки, провалился в сон. И снились ему марширующие зеленые слоны, на каждом из которых восседало по принцу, а из-за дверей за ними с интересом наблюдали юные принцессы, и в их черных глазах прыгали такие знакомые попутчику чертенята. И он понимал, что Морису придется ох как несладко. Но зато весело.
А утро выдалось идеальное. Просто такое, как всегда мечталось – теплое, солнечное, украшенное пением птиц и не отягощенное заботами. Впрочем, с последним попутчик явно поторопился. Пора было приниматься за дела. Выяснить, собирается ли Лестард, выполнивший свою официальную миссию срочно возвращаться в Ортан, или пока останется с Конторой, уговорить Люкси не трогать местный гарем, проверить, не натворила ли чего Алька, навестить Хани, узнать появилась ли Елена, переговорить с Морисом и понять, зачем ему понадобилось это сватовство, и, наконец, выяснить – чего все же хочет от Конторы и от него лично мудрейший Царь, так похожий на собеседника из чайханы.
Попутчик допил кофе, с сожалением посмотрел на остатки сигары, улыбнулся и вышел из беседки. Его ждали великие дела.

Luxoria Прекрасная леди (6 Июл 2008 16:21)

Люкси проснулась от ставшего уже непривычным и даже слегка подзабытым ощущения неги. Мягкая перины, шелковые простыни, множество подушек и сильные, родные руки, обвившиеся вокруг талии. Красота! Так, стоп! Какая еще красота?
- Толик, дорогой, - Люкси ласково погладила мужа по плечу. Тот открыл глаза и блаженно улыбнулся. Тон супруги моментально изменился. - Разве я не велела тебе спать на диване?
- Но, дорогая, ночью было очень темно и страшно, вот я и перебрался к тебе, - улыбнулся полуэльф, заключая жену в объятья. – Ты против?
- Ну… не то, чтобы против….
Утро обещало быть приятным во всех отношениях.

В саду было красиво и довольно прохладно, как для жаркой пустыни. Вообще, Люкси было сложно увязать жаркий, засушливый климат и роскошный сад, поражавший воображение буйством зелени и цветов. И тем не менее, деревья и клумбы были самыми настоящими. Выражаясь по научному, материальными.
Девушка сорвала красный цветочек неизвестной породы и залюбовалась небольшим искусственным водопадиком в окружении цветущих кустов жасмина.
- Рад, что Вам пришелся по душе мой сад, мадмуазель, - раздался за спиной негромкий голос с проникновенными бархатными модуляциями.
Люкси обернулась. Возле цветущего кактуса стоял царь Соломон собственной персоной. Его черные глаза блуждали по новому платью цвета заката на море, которое Люкси одела в честь хорошего настроения. Особенно царя заинтересовала нитка жемчуга, идущая по краю декольте. Сразу видно, что человек разбирается в моде!
- Мадмуазель? – удивилась Люкси. – У вас на востоке меня так еще не называли. Местные мужчины предпочитают слово пери либо же сыплют многословными комплиментами…
- Рад, что мне удалось Вас удивить, - улыбнулся Соломон. – Но если желаете комплиментов, я могу усыпать Вас ими, как лепестками роз из моего сада.
- Зачем же зря переводить розы, - девушка кокетливо улыбнулась и демонстративно уставилась на водопад. В нем ей показалось какое-то зеленое шевеление и чьи-то разноцветные глазки в количестве двадцати штук принялись усерно подмигивать, выпучиваться и вращаться в разные стороны. Похоже, новоявленные музоглюки отчаянно пытались что-то сказать. – Вы бы их лучше нашим кракадильчикам скормили. Они еще совсем маленькие и им нужно есть легкую пищу. Думаю, что так же подойдет клубнично-банановый коктейль и шоколадный бисквит. Только без коньячной пропитки! Нечего нам детей спаивать!
На породистом лице царя царей появилось выражение легкого недоумения. В переводе на нормальную человеческую мимику это означало, что Соломон изумлен до крайности. Он подошел к водопаду и был тут же окружен десятком голодных кракадильчиков. Они радостно набросились на его шелковый халат с цветочным рисунком, похрюкивая и повизгивая от восторга.
- Милы зверьки, - через силу улыбнулся Соломон, пытаясь оторвать одного от левого рукава. – И, похоже, и правда голодные. Я сейчас прикажу подать им коктейлей с бисквитами, а Вы пока отзовите их ненадолго…
- Не могу, - пожала плечиками Люкси. – Они пока бесхозные, хозяина себе еще не признали, так что никого не слушаются. Вы попробуйте рявкнуть на них королеским рыком, вдруг поможет… Правда, за последствия я не ручаюсь…
- Тогда я лучше воздержусь, - Соломон с достоинством поклонился и направился во дворец в сопровождении зелененьких глюков.
Люкси смотрела ему вслед и довольно улыбалась. День тоже обещал быть приятным… и веселым…

Hanaell Прекрасная леди (6 Июл 2008 16:33)

Отойти от беседки Попутчику удалось не далеко: навстречу шла Ханаэль.
- Доброе утро, Попутчик.
- О! Хани! Привет! А утро действительно доброе! Послушай, как поют соловьи!
- Соловьи?! - во все глаза уставилась Ханаэль на Попутчика. - Какие соловьи?!
- Ну как... птички такие! Да ты послушай!
Хани добросовестно прислушалась. Верещали какие-то скворцы и синицы, истошно орал павлин, где-то в вышине заливался жаворонок, славя палящее солнце и тенистые сады Бэтада.
- Попутчик, - вкрадчиво поинтересовалась Хани, - а Вы когда в последний раз соловьев слушали?
- Ой, да какая разница! - ловко ушел от скользской темы Попутчик. - Подем лучше Елену поищем!

Алька Прекрасная леди (6 Июл 2008 22:05)

Алька встала рано, по своим меркам вообще чуть ли не с петухами. Конечно, кровать была мягкой, а комната – уютной, но просидеть там всю жизнь – ладно, лишние пятнадцать минут! – все равно было невозможно. И девушка решительно отправилась изучать дворец.
Коридоры, анфилады комнат, пышно украшенные залы – все было красиво, но как-то немного… однообразно. Дворцовое великолепие быстро приедалось, и все больше хотелось найти что-нибудь интересненькое. Особенное что-нибудь. Чтобы не только ковры и вазы с рисунками.
Сначала была, конечно, мысль поискать в вазах джинов, но, вспомнив, сколько неприятностей доставил Морису один-единственный представитель этого племени, Алька решила не связываться. Да и не должны вроде как джины в вазах водиться. Слишком их легко оттуда выковырять…
Как известно, если долго где-то бродить, то обязательно там заблудишься. Вот и сотрудница Адвокотской Конторы уже толком не знала, куда и, главное, зачем она идет. Некоторое время она долго шла за каким-то пожилым мужчиной с редкой, какой-то козлиной бородкой. Но вскоре дедушка начал слишком нервно оглядываться на нахальную чужестранку, и пришлось с ним расстаться. А ведь он наверняка знал, куда шел!
Просто спросить у кого-нибудь, как же ей выбраться поближе к друзьям, Алька стеснялась, поэтому экскурсия по дворцу вынужденно продолжалась. Неожиданно мимо пролетело нечто зеленое, с куском шоколадного бисквита в лапках. В этом создании девушка узнала одного из бесхозных музов, созданных попутчиком.
- Стоять! – Алька поймала муза за хвост. – Где взял?
Муз улыбнулся во все три ряда зубов и махнул лапкой куда-то в сторону.
- Проводишь? – предложили девушка.
Кракадильчик охотно сел на плечо и, роняя на Алькину футболку кусочки крема, принялся указывать дорогу.
Путешествие сразу приобрело и цель, и смысл. Вот только возникла новая проблема: ужасно захотелось написать хоть самое маленькое, но стихотворение. Пока Алька мужественно боролась с этим неподобающим приличному химику стремлением, коридор привел ее на кухню.
О, вот это было действительно интереснейшее место! В огромных котлах что-то таинственно булькало, на сковородах что-то поджаривалось, а стоящие на столе специи головокружительно пахли.
- Я к вам, пришла, чего же боле,
Что я могу еще сказать,
- продекламировала Алька с порога, -
- Теперь я знаю, в вашей воле
Нам дать чего-нибудь пожрать…
Ой, мамочки… Чего это я?
Кракадильчик захлопал в ладоши, уронив свой кремовый бисквит. Он был просто в восторге. От алхимиков он таких успехов не ждал.
- Чего желает госпожа? – уточнил представительный мужчина, заведовавший всей кухонной суматохой.
- Мне бы приправы посмотреть, можно? – осторожно попросила девушка, боясь опять заговорить стихами.
- Прошу, - вежливо поклонился мужчина, и неугомонная естествоиспытательница тут же принялась осторожно совать нос во все баночки.
- Перец черный, перец красный, - комментировала себе под нос Алька. – Суп получится прекрасный. Без корицы и шафрана накормить не сможем хана. Базилик нам пригодится, чтоб в кастрюле утопиться…
Так, это опять твои штучки, зеленый?! Иди отсюда!!!
Муз, захихикав, снова закружился вокруг девушки.
- Ах так! – обиделась Алька. – Ну, держись!
Умело смешанные травы, пара капелек из заветных пробирочек – и в кухне грохнул взрыв. Кракадильчика снесло в открытое окно. «Ну и пожалуйста, - обиженно подумал муз. – И не надо мне оно: алхимиков в бардов переделывать. Я себе сказителя народного найду, вот…»
- Госпожа, - к Альке подошел слегка закопченный главный повар. – Если вы закончили, может, мы продолжим готовить праздничный обед? Нам обязательно к сроку успеть надо…
- Извините, - смутилась Алька, ковыряя носком кроссовки почерневший пол. – Я больше не буду…
И она вслед за музом выскочила в сад. По дорожке навстречу ей неспешно брели Ханаэль с попутчиком.
- Ну вот, что я говорила? – сокрушенно вздохнула наставница. – Если вместо пения соловьев раздается канонада, значит, где-то поблизости обязательно гуляет моя ученица.
- Что на этот раз? – строго уточнил шеф, одновременно хитро подмигивая Альке. – Не самого Царя Царей, надеюсь?
- Ну что ты! – захлопала ресничками Алька. – Я просто местные специи изучала. Представляешь, местные повара на одном столе такое держат! Я удивляюсь, как у них дворец до сих пор-то цел! Никакого понятия о технике безопасности!
- Глядя на тебя, я начинаю сомневаться в своих педагогических способностях, - развела руками Ханаэль. – А технику безопасности при работе со взрывчатыми и легковоспламеняющимися веществами я тебя еще учить заставлю!
Ученица согласно закивала, одновременно отступая в кусты.
- Обязательно, непременно, и чтобы от зубов отскакивало, - согласно кивала она. – Как только домой приедем. Потому, что здесь у нас каникулы!
И, помахав рукой, Алька бегом кинулась через лужайку, и только потом, на достаточном от наставницы расстоянии, задумалась, куда она опять бежит.
- Нет уж, хватит мне до обеда приключений! – решила девушка и пошла в гости к Фаэль. Ей можно не только рассказать все последние новости, но еще и узнать, как она уживается со своим светлячком. Неужели он такой же вредный, как это залетный кракадильчик?!
- Подъем! – Алька решительно стянула одеяло с сонно зевающей Фаэль. – Утро! Птички поют, повара ругаются. Все уже счастливы, одна ты еще спишь!
Хоббитянка попыталась отбиться подушкой, но Алька все-таки стащила ее за ноги с кровати.
- И в самом деле, утро! – удивленно отметила Фаэль, уже сидя на ковре. – Ой, а чего это ты такая грязная? Опять новую формулу динамита изобретала?
- Нет, я муза гоняла! – гордо поведала подруга. И, пока Фаэль одевалась, кратко рассказа о своих сегодняшних приключениях.
- Ну, просто слов нет! – всплеснула руками Фаэль, однако продолжить ей помешал мелодичный девичий смех. В дверном проеме стояла невысокая, роскошно одетая девушка и от души смеялась.
- Ну и ну, - восхищенно покачала головой гостья. – Мусу-повара закоптили! Давно пора было, он страшный зануда!
- А ты кто? – без лишних церемоний уточнила Алька. – Где-то я тебя точно видела!
Гостья снова засмеялась:
- Еще бы! Мы с папой вас вчера встречали, не помните? Будур меня зовут.
- Ваше высочество?! – Алька поспешно принялась вытирать лицо.
- Ну, высочество, - царевна скривила губки. – И знали бы вы, как это мне порой надоедает!

Luxoria Прекрасная леди (7 Июл 2008 11:43)

После разговора с Соломоном Люкси слегка заскучала. Она бесцельно бродила по саду, любуясь цветами, но душе хотелось чего-то необычного, какого-то праздника. Можно, Новый год или хотя бы 8 марта…
«Вот интересно, - задумалась Люксория, - на востоке празднуют всемирный женский день? Наверное нет… Эх, объяснить бы местным женщинам, сколько они потеряли, да только шефу обещала вести себя прилично».
«Ну что у тебя за страсть к разрушению привычного хода вещей и устраиванию беспорядков?» - возмущенно зашипел внутренний голос. В последнее время его не было слышно, вот и охрип, бедняжка, от долгого молчания.
«У меня? К беспорядкам? – тут же прикинулась бедной овечкой Люкси. – Да я никогда! А тебе бы нужно медку поесть. Желательно с молоком. А то твое скрипение действует мне на нервы…»
«Ну, и ладно! Ну, и пожалуйста!» - окончательно обиделся внутренний голос и демонстративно замолчал. Люкси пожала плечами и сорвала с ветки спелый абрикос.
За деревом тут же мелькнуло что-то зеленое.
- Снова кракадильчики, - вздохнула девушка. – И наверняка опять голодные. Нужно им срочно хозяев найти, а то совсем распустились…
Но из-за ствола выглянула грустная мордочка изумрудного зайца. Его ушки понуро висели до самой земли, а в зеленых глазках плескалась скука.
- Что маленький, скучно тебе? – спросила Люкси, беря зайку на руки.
- Ага, - неожиданно ответил муз человеческим голосом.
- Да, дорогой, видать совсем тебе тошно, если ты даже заговорил. Нужно с этим срочно что-то делать… Хочешь повеселимся?
- Ага, ага, - радостно закивал заяц.
Люкси оглядела сад в поисках развлечений. В маленькой уютной беседке сидел принц Шахрияр и курил кальян. Глаза девушки остановились на нем и опасно сузились.
- Не переживай, зайка, сейчас что-нибудь придумаем.
Заяц тоже посмотрел на Шахрияра и весело захихикал.

Шахрияр задумчиво присосался к трубке кальяна, размеренно выдувая дым через ноздри. Сегодня гадалки снова несли всякую чушь, звездочет что-то долго мямлил о положении Меркурия в доме Солнца, а специально выписанный из дальних краев индейский шаман никак не мог разобраться в причудливых хитросплетениях внутренностей свежеубитого ягненка. А между тем времени оставалось совсем мало. Проклятые чужеземцы уже во дворце и того и гляди разгадают тайну спасения Шахерезады. Не то, чтобы Шахрияр был бы не рад выздоровлению любимой жены, но… Проще говоря, все очень плохо…
Именно тогда, когда принц дошел до этой в высшей степени оптимистической мысли, в беседку забежал заяц веселенького изумрудного цвета. Он уселся прямо перед Шахрияром и забавно задвигал ушами. Расстроенный царевич этой прелести не оценил.
- Заяц? – спросил он недовольно.
- Заяц, заяц, - покивал муз, не двигаясь с места.
- Ну и чего тебе, заяц?
Зайка молча вытянул из-за спины листочек бумажки и вручил Шахрияру. Принц развернул записку и прочитал.
«Сим уведомляю, что моим распоряжением принц Шахрияр назначается временным владельцем заморского чуда в виде десяти кракадильчиков. Кракадильчиков надлежит кормить восем раз в день, купать два раза в день, укладывать спать три раза в день, петь колыбельную сколько понадобиться раз в день и не забыть поцеловать на ночь один раз в день. Невыполнение сего распоряжения карается пожизненным владением вышеуказанного заморского чуда.
Соломон»
- Что за бред? – возмутился Шахрияр. – Какие еще кракадильчики?
- Папа! – завопили сразу десять зеленых глоток и музоглюки облепили новоявленного хозяина с ног до головы.
Заяц весело захихикал, прикрыв рот лапкой и юркнул за куст сирени, где его ждала Люксория.
- Где ты так научился подделывать почерка? – спросила она, довольно разглядывая отбивающегося от кракадильчиков Шахрияра. Заяц только загадочно улыбнулся и ничего не ответил.
Девушка уже совсем было собралась пойти проверить, как поживает родный муж, когда над садом прокатился истошный вопль.
- Заяц! – кричал разгневанный Шахрияр. – Ну, заяц! Ну, погоди!

elena Прекрасная леди (7 Июл 2008 22:06)

Не успела принцесса договорить, как кто-то похлопал ее пониже спины и ворчливый и сварливый голос произнес:
- Слышь, высочество, и чего ты в дверях зависла? Ты туда или сюда уж! Будур возмущенно оглянулась и….
Такой реакции на свое сольное выступление Елена не ожидала. Ну, хватание за сердце, ну визг в ультразвуковом диапазоне, это понятно. Но чтоб вот так, с места прыгать! Вот только что в дверях стояла, и уже на балдахине, над кроватью Фаэль, сидит и воздуха побольше набирает! Балдахин, понятно, не ожидавший такой подлости, не выдержал и рухнул, все-таки батутом он не был.
Гора ткани успешно погребла под собой принцессу, принявшуюся отчаянно брыкаться.
-Трепыхается, как селедка в сетях,- хмуро подумала крыса, и тут же спохватилась, все же о принцессе,.- ну тогда как птица. Ага, крупная такая птичка,- уже весело хихикнула Елена,- мелкая правда, если оценивать округлости заднего фасада…
Будур тем временем подняла тучу пыли (а занавеси казались такими чистыми), запуталась намертво и притихла.
Алька, Фаэль и Елена, отчаянно чихая, выпутывали принцессу из шелкового плена. Вскоре она и сама чихала столь же яростно, как и спасительницы. Извлеченная из тряпок, Будур потеряла весь свой блеск. Волосы растрепались, венец висел на одной шпильке где-то за ухом, одежда помялась и запылилась. Да и все присутствующие выглядели так, будто побывали в пылевой буре. Шерсть Елены приобрела радикально серый цвет. Глядя друг на друга, девушки сначала хихикали, а потом дружно засмеялись. Крыса, отсмеявшись, покачала головой:
- Гонять ваших служанок некому! Такую пылищу развели.
-Ничего не понимаю,- Будур растерянно смотрела вокруг,- я сама проверяла покои для гостей! Все было чисто! Честное слово принце.. ааа пчхии! Какой позор.
Принцесса едва не плакала от обиды. И вдруг по комнате прошла волна ряби, как будто по отражению в потревоженной речной глади. И все стало идеально чистым, включая одежду и прически, и только на усах у Елены висели пушистые паутинки.
-Все ясно, это он развлекается!- рассмеялась Елена, стряхивая паутину.
-Ах ты гад такой, - погрозила кулаком потолку Будур,- а вот я папе как пожалуюсь!
Алька и Фаэль смотрели круглыми глазами, и крыса объяснила:
- Да дворец это, он живой, и с чувством юмора даже. Только говорить не умеет!
- Ай, вот бы он нам сказал, если бы умел!!!!- и принцесса передернула плечиками. А Елена подошла к колонне и ласково погладила белый мрамор.

Fael Прекрасная леди (7 Июл 2008 22:16)

Когда Елена вновь убежала - на сей раз искать попутчика - девушки оглядели себя и опять дружно рассмеялись.
- И они еще говорят, что это от меня кругом бардак! - Весело возмущалась Алька, - на себя бы посмотрели! Взрослые!
- Да они просто показывают пример, как не надо себя вести! - в тон ей отвечала царевна.
Вопреки опасениям, Будур оказалась славной девчонкой, только уж очень маленькой... То есть, общаться с ней было замечательно весело, она рассказала Альке и Фаэль много интересного о своей стране, о своем отце и кучу веселых баек о жизни во дворце, но Фаэль почему-то чувствовала себя гораздо старше ее, хотя была ниже на целую голову. И вот этого ребенка замуж за Мориса?..
- А чего ты штаны носишь? Некрасиво же! Похоже на мальчишку-пастуха. - Царевна сказала это без малейшей брезгливости или презрения, которое порой свойственно высокорожденным особам. Нет, ей это было именно "некрасиво".
- Зато удобно, - возражала Фаэль, - ты по пустыне вашей ходить пробовала? тока не в паланкине, а так, ножками или верхом. А по пещерам? В платье не очень-то походишь.
- Не пробовала, - звонко рассмеялась Будур, - но здесь-то дворец, здесь можно и в платье!
- Ну да, у меня даже есть, я просто переодеться не успела, меня Алька разбудила.
- И правильно сделала, а то представляешь на что бы сейчас твое платье было похоже? - возразила Алька.
- Представляю, - хихикнула Фаэль, кивнув на царевну, - вот на такое примерно.
Она достала купленное на базаре платье, и царевна опять рассмеялась.
- Это?! На базаре покупала готовое?
- Ну да, а что не так? Где еще покупать? Ведь красивое, и золотом расшитое.
- Золотом?! Да ты что! нет тут никакого золота, это просто блестящая нитка, обычная подделка, которую у нас по субботам простые горожанки надевают.
- Ну и что, - обиделась Фаэль, - все равно красивое.
- Красивое, - улыбнулась Будур, - но для дворца не годится.
- Да ладно, чего ты расстраиваешься, - подбодрила ее Алька, - у меня и такого нет.
- Нет? Так идем со мной!
И царевна повела их в свои покои.
Целая огромная комната была отведена под гардероб царевны. Она весело вытаскивала совершенно немыслимые наряды, то тяжелые, расшитые настояшими золотыми и серебряныими нитями, украшенные жемчугом и самоцветными камнями, то совсем легкие шелковые платья с невероятно красивыми ткаными узорами.
У неизбалованных девчонок тут же разбежались глаза, но царевна пришла им на помощь.
Спустя еще полчаса Алька и Фаэль выбрали наконец себе скромненькие шелковые платья с тончайшей ручной вышивкой и небольшим количеством жемчуга и золота на лифе, рукавах и подоле. Гораздо сложнее дело обстояло с обувью. Ножка у царевны была маленька и узенькая, ни на Альку, ни на Фаэль ничего не подошло. Но неунывающая царевна тут же быстренько разула своих бесчисленных служанок, и вся троица смогла наконец пойти спокойно осматривать дворец и гулять по парку.

Устав гулять, девушки приказали подать им мороженое и пристроились в ажурной белоснежной беседке, увитой розами. Пока ели мороженое, Фаэль мучительно думала, как бы спросить о самом главном, но маленькая царевна заговорила первая.
- Фаэль, вот скажи... Этот принц, Али Морис... ты его знаешь? Какой он?
- Он хороший человек, - осторожно начала Фаэль, - а тебе он понравился?
- Ну как тебе сказать...
- Честно.
- Не очень. То есть, я с ним не успела побеседовать, на вид он производит впечатление человека умного и доброго, но... понимаешь, я совсем не хочу замуж.
Царевна теребила в руках цветок розы, отщипывая лепестки и разбразывая их по полу беседки.
- Еще бы! - облегченно рассмеялась Фаэль. - рано тебе еще замуж! Знаешь, скажу тебе честно, Морис тоже не хочет жениться.
- А чего ж тогда сватается? - удивилась Будур.
- Да кто их этих мужчин разберет, - вздохнула Фаэль.
- Вот что, девочки, - подала голос Алька, доевшая наконец свое мороженое, - надо нам что-то придумать, чтобы и Будур замуж не отдавать, и Мориса нормальным сделать, без этих принцевских прибабахов.
- Согласна, - хором воскликнули Будур и Фаэль, - а что?

попутчик Горячий кабальеро (9 Июл 2008 17:31)

- А чего ее искать? - удивилась Ханаэль. - Елена у нас крыса самостоятельная, найдется. Тем более, тебя, похоже, уже ищут. И она кивнула в сторону беседки.
Попутчик обернулся. Возле куста чего-то вющегося стоял Царь Царей. Черные внимательные глаза обежали легкую фигурку Ханаэль и остановились на шефе.
- Приветствую вас, гости моего дома, - улыбнулся Соломон. - Не разделите со мной утреннюю трапезу?
- Большое спасибо, Ваше Величество, но я уже позавтракала, а теперь надо помочь собраться девочкам, все таки это их первый день во дворце, - Хани улыбнулась с таким очарованием, что попутчик просто позавидовал Соломону. Но не успел ничего сказать, потому что Ханаэль исчезла, даже не примяв травы. Прежде шеф не знал за ней привычки исчезать незаметно. Но все когда-то случается впервые.
- Я и мои домочадцы очень благдарны Вам за приглашение, - начал он приветсвенную речь, подходя к беседке. Но Царь Царей только кивнул, приглашая к столу.
Когда быстрые слуги накрыли стол, Соломон лично налил в кубки вина, и протянул один попутчику.
- В мире слов можно запутаться, мой долгожданный гость. Я помню тебя, и ты меня помнишль, так к чему лишние слова? Ты понимаешь, что мое приглашение было зовом. И я благодарен, что ты услышал этот зов, несмотря на все разделяющие нас времена. И что ты отклинкулся на него. Это благославенное вино мы разделим пополам, как разделим ту тайну, ради которой я сорвал тебя с твоего Пляжа.
Соломон сделал глоток и посмотрел поверх бокала на попутчика. Попутчик улыбулся этим знакомым глазам и отпил глоток вина.
Мимо беседки, прокричав нестройное "Зрасьте" проскочили разряженые в расшитые золотом платья Алька, Фаэль и маленькая черноглазая девчушка.
- Беседка - не место для тайных разговоров, - улыбнулся Соломон. - Я приглашаю тебя вечером в мои покои, чтобы насладиться беседой. А пока прошу тебя - смотри, ты сам увидишь многое из того, о чем я хочу поговорить с тобой. А сейчас я хочу задать тебе только один вопрос. Ты готов ответить?
Попутчик пригубил вино и кивнул.
- Я не часто прошу помощи, - продолжил Соломон, и попутчик понял, как трудно ему говорить. - Но сейчас Царь Царей просит тебя о помощи. Ты поможешь мне?
-Я здесь, - кивнул попутчик, - и я готов слушать.
Но тут их снова прервали.

elena Прекрасная леди (9 Июл 2008 21:43)

Расспрашивая всех встречных, Елена, в конце концов, нашла беседку, из которой слышался голос Попутчика. Она заглянула внутрь, поздоровалась и увидела, с кем беседует Шеф. Еще раз поклонилась Царю Царей и хотела исчезнуть, но Соломон сделал приглашающий жест, и Елене ничего не оставалось, как войти и сесть на кушетку.
-Как вам понравился наш дворец, Елена - ханум? – вежливо спросил хозяин.
-Очень понравился! Умный, и с чувством юмора!- от дворца Елена и правда была в восторге.
-Кхм,.- Соломон выглядел озадаченным,- Как Вы поняли, что наш Дворец разумен?! Этого не заметил еще ни один гость!
-Ну, ни один Ваш предыдущий гость не жил постоянно на волшебном пляже!- улыбнулась крыса.
Шеф согласно кивнул.
-Не могла бы уважаемая ханум подробней объяснить, как это произошло?- хозяин был сама любезность, но глаза оставались очень внимательными. Елена поняла, что дворцу за самодеятельность может крепко попасть.
-Видите ли, - осторожно начала она,- рассказывать нужно с самого начала, а вечер и ночь были весьма долгими…
-О, мы ни куда не спешим,- заверил царь, и вопросительно взглянул на попутчика.
Тому ничего не оставалось, как согласно кивнуть.
-Да,- подумала Елена,- мы, кажется, хотели сбежать от Шеллара. Вот и сбежали к его восточному варианту.
Коротко рассказав историю появления в делегации Кота, крыса перешла к событиям прошлого вечера.
-Привести на ужин к правящему монарху кота, показалось мне вопиющим нарушением этикета. Хотя, если за столом должна была присутствовать крыса, то и кот там лишним не был бы!- пожала плечами Елена.- Мы отправились искать местное кошачье начальство. По дороге на кухню пришлось объяснить мальчику, что если он хочет выглядеть достойно, то не стоит изображать из себя движущийся барельеф на стене. А идти надо с гордо задранным хвостом по осевой коридора!
-Хотел бы я посмотреть, как ты идешь с гордо задранным хвостом!- В глазах попутчика прыгали смешинки.
- А я шла с гордо задранной мордой, на задних лапах, а передние заложила за спину, и сверкала сапфировым поясом! Вот только засмейся!!!- крыса показала зубы,- Это так неудобно! И под ногами ни черта не видно, так и кажется - сейчас растянешься во весь рост. Зато встречные смотрят и думают: «Если она ТАК идет, значит, право имеет!» И никаких вопросов глупых не задают!
Соломон с улыбкой кивнул,
-Такова психология слуг.
- С начальством местным пообщались плодотворно. Просто уникальный кот! Боец, каких мало, хотя возраст уже сказывается, но мозгов у него от этого меньше не стало. В общем, в ближний круг мальчик попал. Хороший, кстати мальчик, очень!
Шеф улыбался, где -то он уже это слышал, насчет хороших мальчиков…
- Уже собралась уходить, когда заметила в углу кухни небольшую двер,ь перед которой повара ставили ведерки с едой.
-И пройти мимо ты просто не смогла!- не удержался Попутчик,- И пошла выяснять.
- Не сразу, не сразу,- запротестовала Елена,- а только когда увидела, как из- за двери выбрались крысы, забрали ведра и ушли назад! Можно подумать, сам бы удержался !
Соломон, посмотрел поочередно на попутчика и Елену, тихо рассмеялся, гости нравились ему все больше и больше.
-И что же ты там нашла?- полюбопытствовал Шеф.
-Полный трын…. кошмар, я там нашла!- Елена быстро зыркнула на Соломона,- целый зал с толстыми крысами. Нет с ТОЛСТЫМИ крысами! Лежат на мягких подстилках, перед каждой тарелка. В них сыпят еду из ведер, и они ее жрут! Сами как шары с ножками, а от тарелок не отрываются!!! И ничего их не интересует.
Соломон довольно кивнул, а Елена, распахнув глаза, уставилась на него.
-Так это что специально?- от возмущения она даже слова забыла.
-Конечно, крысы сыты, еду не воруют и не портят, во дворце не появляются…
- Так вот почему Будур ТАК прыгала!- озарило Елену,- она меня за особо разъевшийся экземпляр приняла.
- А есть или нет,- продолжал между тем Соломон,- это их выбор. Они выбирают еду, и вполне довольны!
-Посмотрим, все ли довольны, - решила для себя крыса,- вот отловлю самого худого и поговорю с ним!
А вслух продолжила:
- Вот после всего этого приползаю в свою комнату, а там! Прошу меня простить Ваше Величество, но я предпочитаю минимализм и классику в интерьере А мне достались покои выполненные в стиле «Восточный ампир»! Цветисто- цветастый, золотолепной, да еще свечи ароматические слааадкие! Я чуть с честно заработанным ужином не рассталась. Даже морду лапами зажала. И тут аромат вдруг стал другим - запахло прохладой, зеленым чаем и арбузными корками. Отдышавшись, осмотрелась внимательно и увидела ее - КРОВАТЬ! На такой кровати можно запросто переплыть океан! Всей Конторой, и слонам места хватит и Дракоше!!! А покрывало и балдахин на ней рябо- козюльчатые, а цвет вырви глаз, аж светился! От этого всего сползла я на пол, закрыла глаза, и как на пляже стала представлять какой хотела бы видеть комнату. А она такой и стала! После этого догадаться про дворец , было совсем не сложно. Вы его не ругайте, пожалуйста, ему пошутить захотелось, не все ж серьезным быть!
-Не будет ли так любезна уважаемая Елена показать нам созданный ею эээ интерьер, - Соломон как бы попробовал на язык новое слово.
-Да пожалуйста!- Елена насмешливо дернула усами, вот бы я ему отказала,- да что там показывать, бедненько, но чистенько!

попутчик Горячий кабальеро (10 Июл 2008 18:21)

Разгневанный Шахрияр молнией пронесся по саду, и громко хлопнул дверью покоев. Маленькие зеленые чудовища не отставали от него ни на шаг. Царевич упал на подушки, пытаясь погасить гнев. Кракадильчики вились над ним стайкой, жалобно попискивая. Наконец один заметил блюдо с фруктами, и радостным писком устремился к винограду. Остальные последовали за ним. И только самый маленький по-прежнему кружился над Шахрияром.
Он попытался неловко приземлиться на голову царевичу, но промазал, и упал на колени. Разозленный Шахрияр уже поднял руку, чтобы прихлопнуть чудище, но внезапно кракадильчик поднял зубастую пасть и улыбнулся. Рука царевича застыла в нескольких сантиметрах. С морды зеленого чудовища на него смотрели разноцветные глаза, и в них дрожали слезинки.
- Вот не надо мне рассказывать про крокодиловы слезы, - вздохнул Шахрияр и опустил руку. – ну, что вы ко мне привязались, а? Можно подумать, у меня нет других забот. Летели бы в сад..
Кракадильчик внимательно посмотрел на нового хозяина и отрицательно помотал головой.
- Ну, конечно, не с нашим счастьем, - понял царевич. – Сейчас ты мне станешь рассказывать, что тебя надо кормить, поить, чистить тебе зубы.. ну чего тебе от меня надо, а?
Кракадильчик улыбнулся во всю зеленую пасть и, замурчав, потерся о ладонь царевича.
-так, все, никаких игрищ. Все в сад. – попытался рассердиться Шахрияр, но пальцы сами неловко погладили зеленую головенку чудища. – В сад, я сказал. А если будете себя хорошо вести, вечером запущу обратно и накормлю.
Кракадильчики, ухватив по фрукту, дружно взмыли по потолок и устремились к окну. Самый маленький печально взглянул на царевича и уныло полетел, не взял даже завалящего яблока. Уже у самого окна он еще раз оглянулся.
- Ладно, останься, - вздохнул Шахрияр. – Я тебя потом познакомлю с Шехерезадой.
Счастливый кракадильчик рванулся в к столу, чуть не уронил чернильницу, немного повозился, и застыл на краешке, преданно глядя на Шахрияра.
Царевич соскочил с подушек и нервно зашагал по комнате, теребя волосы.
- Они уже тут, они приехали, сегодня Соломон расскажет им о болезни Шехерезады и о моих поисках Феникса. И эти .. пришельцы обязательно увидят что-то, чего я не могу увидеть, потому что они смотрят со стороны..
И опять весь гарем в один голос начнет петь в уши Шехерезаде, что она выбрала никчемного мужа, не способного найти великую птицу феникс…
В дверь постучали и в покои заглянула старуха.
Царевна шехерезада хочет увидеть своего мужа.
Глова скрылась.
- Видишь, они даже не желают по-человечески передать приглашение, - пожаловался кракадильчику Шахрияр. – Но ты погоди тут, сейчас я пойду один.
Он быстро пригладил волосы и вышел из покоев.

elena Прекрасная леди (11 Июл 2008 06:57)

Комната, в которую вошли царь и попутчик, была просто ледяной. За тончайшими мраморными панелями квадратных полуколонн, горели магические светильники, превращая мрамор в застывшие столбы света. Таким же светом горели плиты пола по углам комнаты. В центре этих светящихся квадратов стояли высокие, выше Елены, напольные вазы. Матовое стекло которых меняло цвет с темно-голубого у пола до кипейно- белого наверху. В вазах стояли какие-то незнакомые растения, похожие на чьи-то пушистые белые хвосты. Мягкий голубой ковер посредине комнаты и белоснежные кожаные диваны. Кровать уменьшилась в двое и щеголяла легчайшими занавесями балдахина, повторяющими цвет ваз. Спинки кровати и ножки столика отсвечивали серебряной белизной металла. Добило Елену большое белое блюдо, стоящее на голубой стеклянной крышке столика. В нем лежала гроздь винограда, а на крышке три яблока. То, что виноград синий а яблоки белые, было вполне предсказуемо, но то что всё - блюдо, ягоды винограда и яблоки было КВАДРАТНОЙ формы…..
- И как называется этот стиль? – посмотрел Соломон на застывшую у столика, как деталь интерьера Елену.
- Наверное, хай-тэк, - неуверенно сказала крыса. Потом погрозила пальцем потолку и добавила, - Вот говорила Вам Ваше Величество о чувстве юмора Вашего дворца, а Вы не верили…
- А вот интересно, где Ваш дворец видел замерзшие водопады?! - удивленно спросил попутчик, рассматривая картину на стене. Соломон всмотрелся и возразил:
- Но это не водопады, это - потоки льда, которыми заливает крепость вон тот дракон! - и мужчины удивленно переглянулись.
- Елена, а не хочешь звякнуть Снежной Королеве и предложить услуги дизайнера?! Ой, я пошутил! - попутчик потер укушенную ногу.
- Не нужно никакой королевы, - приказал царь, и уже обращаясь к дворцу добавил, - Воспроизвести это, - он обвел рукой помещение, - в моем кабинете. Голубое и белое, чистота и холодная рассудительность. Мне нравится.
- Папа! Только кровать в кабинет не надо! Лучше вместо нее стол поставить!
В двери комнаты стояла теплая компания: Будур, Фаэль и Алька. Последняя указала пальчиком у угол комнаты и ехидненько предложила:
- А в этот уголок фонтан-горку из кристаллов горного хрусталя. А течь в ней будет, эээ -насмешница подняла глаза к потолку. - О! Жидкий азот!
И противная девчонка выскочила из комнаты.
- Не смей!!! - Выскакивая в сад, Алька так и не поняла к кому это относилось. К ней самой или к дворцу, который с радостью начал воплощать предложение?

попутчик Горячий кабальеро (11 Июл 2008 18:48)

Оставшись в комнате один, кракадильчик внимательно осмотрел стол, подлетел к окну и что-то просвистел. На его зов быстро откликнулись остальные музы. Все десять кракадильчиков влетели в окно, уселись на стол вокруг чернильницы, и засверкали разноцветными глазками. Осторожно припрыгал к окну изумрудный заяц. Внимательно посмотрел на крадильчиков, пошевелил ушами, и что-то буркнул. Кракадильчики слаженно вздохнули и поочередно стали опускать хвостики в чернильницу.
Глазки разноцветно сияли, и капли чернил почему-то не оставались на хвостах, а аккуратно стекали обратно в чернильницу…
Один из зеленых музов тщательно обследовал остро заточенное перо, даже лизнул его.
За дверью раздались шаги, и зеленые проказники мигом вылетели в окно. И только один остался, сиротливо сидя у стопки бумаги.
Дверь распахнулась наотмашь, и Шахрияр ворвался в покои. Но остановиться, усидеть на месте царевич явно не мог. Он размашисто ходил от окна к двери, что-то бормоча себе под нос, пока не заметил кракадильчика.
- Сидишь, поди, голодный? – царевич словно обрадовался тому, что есть возможность отвлечься от невеселых мыслей. – Хочешь винограда?
Крокодильчик весело засвистел и перелетел на плечо к Шахрияру.
На зов колокольчика прибежал слуга, замер, увидел пустое блюдо, мгновенно схватил его и убежал. Через пару мгновений уже двое слуг втащили несколько блюд с фруктами, сладостями, вином.
Шахрияр причел у стола, протянул руку, не глядя, взял гроздь огромного черного винограда, и стал скармливать по ягодке кракадильчику. То ли потому, что царевич задумался и отрешился от действительности, то ли ему и правда захотелось поговорить, и он задабривал слушателя, но пальцы левой руки, почесывали кракодильчику шейку, и тот, глотая ягоды, изгибался и почти мурлыкал. Изумрудному зайцу даже показалось, на мгновение, что это Тим сидит на коленях у Шахрияра.
- Знаешь, она такая слабенькая, - печально начал Шахрияр. – Она почти не встает, и совсем не хочет ничего есть. И даже разговаривать ей трудно. Но всегда – сколько бы раз я не зашел, она улыбается. Так печально, словно прощается. Словно она птица, и готова улететь.
Он опустил кракадильчика на стол, вскочил, и снова заметался по комнате.
- Лекари сказали, что эту болезнь придумали дураки. Те, кто боится мечтать. И что их стало так много, что болезнь проникла и в наш мир, и Шехерезада заболела. И ее может спасти только птица Феникс. Но никто так давно не видел феникса..
Я предлагал Соломону убить всех дураков, чтобы остановить болезнь. Моя служба дэвов была уже готова приступить. Но этот старый пацифист заявил, что дураки неистребимы. И что нельзя защитить сказку убийством. Идиот, а теперь мы теряем ее. Я теряю ее. Она тает на глазах, а идиоты мудрецы, которым я плачу бешеные деньги, талдычат про поиски себя и духовность. Какие поиски, когда моя жена уходит от меня.. Совсем уходит, понимаешь?
Кракадильчик печально кивнул, и, словно случайно, перелетел на тот стол, где стояла чернильница. И оттуда жалобно пискнул.
Шахрияр взял персик, подошел к столику, положил персик перед музом.
Его рук словно сама тронула перо…
- Я не знаю, что делать, - вздохнул Шахрияр. – Помоги, старина, посоветуй.
Кракадильчик одобрительно кивнул, и словно невзначай, хвостом, придвинул Шахрияру листок бумаги.
- Мы когда-то так любили бродить по саду и смеяться ни о чем, - вздохнул царевич, а теперь она устает после десятиминутного разговора. Даже со мной. А кроме меня она соглашается видеть только отца и Будур. Она уходит, улетает, как птица.
Кракадильчик вздохнул, отпустил персик, взлетел на плечо к Шахрияру и потерся об его ухо.
-Не оставляй меня, Шехерезада, - Шахрияр неловко взял перо и начал писать, - Нет, надо не так.

Ты для меня – птица.
Только не улетай.
Если же вдруг случится –
Ты все равно знай –
Я обойду вечность
Чтобы тебя найти.
Ты – моя бесконечность
Чтобы в нее идти.

Кракадильчик радостно взметнулся над столом и исполнил странный танец восторга.
- Шахрияр перечитал строчки.
- Как думаешь, может быть, если ей подарить стихи, они ее порадуют?
Кракадильчик радостно закивал головой.
Только надо переписать. Он аккуратно переписал стихотворение, свернул.
-- Тогда пойдем, - царевич вскочил и так стремительно вышел из покоев, что кракадильчик едва успел вскочить ему на плечо.

Алька Прекрасная леди (11 Июл 2008 23:22)

Алька снова бродила по саду. После шикарного фонтанчика с жидким азотом во дворце показываться даже не хотелось. Опасно, однако! Наставница такой шутки точно не оценит. Впрочем, сад большой, найти там кого-то довольно-таки сложно, да и дворец неплохо просматривается. У какого-то окна весело вились музоглюки, и девушка поспешила забраться поглубже в кусты. Еще не хватало снова с ними связаться!
Прячась, Алька, разумеется, наступила на подол платья и растянулась на траве. Явно дорогая, да еще и вышитая ткань моментально украсилась разнообразными зелеными пятнами.
- Да, корове седло все-таки не подходит, - вслух признала Алька, задумавшись, как теперь возвращать испорченный наряд законной хозяйке. Будур, конечно, девушка добрая, но такое обращение с вещами может и не оценить.
Самым логичным было быстренько постирать платье, смешав оригинальный стиральный порошок, он же пятновыводитель. Вот только для этого надо пробраться в свою комнату, потому что стирать в садовых прудиках как-то неудобно. А через главный вход идти опять же нельзя… Задачка!
Взгляд Альки остановился на густой сети плюща, частично покрывавшей стены дворца. «Ведь по этим растениям очень даже можно залезть наверх! По крайней мере, герои в романах всегда так поступают», - припомнила девушка и пошла вершить этот «подвиг».
Как выяснилось, книжки все-таки врут. Во-первых, этот плющ гляди того отцепится и рухнет вниз. Во-вторых, в нем еще и сухие колючие ветки попадаются. А в-третьих, герои книг наверняка лазят по стенам не в платье!!!
К третьему этажу наряд уже не подлежал никакому восстановлению. Отцепив многострадальный подол от очередной ветки, «скалолазка», махнув на все рукой, забралась в ближайшее окно, тут же оказавшись в большой просторной комнате, полной разнаряженных красавиц. Одни девушки скучающе нежились на подушках, другие наводили марафет и экспериментировали с прическами, третьи играли в шахматы, а одна даже перебирала струны какого-то музыкального инструмента.
- Здравствуйте, гарем, - очень вежливо поздоровалась Алька, перебираясь через подоконник. – А я вот тут мимо проползала… У вас стирального порошка не найдется? И швейной машинки?
Девушки изумленно уставились на чумазое создание в некогда очень красивом платье.
- Ты кто? – ахнула ближайшая красавица, с трудом удержавшись от желания прикрыться подушкой от странной пришелицы.
- Гостья, - объявила Алька, вытряхивая из волос листья. – Я сюда с шефом приехала. А вы?
- Айше, - представилась девушка. – Жена Царя Царей.
- Сто сорок восьмая, - ехидно прокомментировала ее соседка по дивану.
- Ты тоже не первая, - не осталась в долгу Айше.
- Ужас! – не удержалась Алька. – Жены по номерам! Это хуже, чем строевая подготовка, которую все время обещает нам шеф!
- Ничего ты не понимаешь! – вступила в беседу еще одна женщина. – Здесь хорошо. Наряды красивые, еда любая, книги читать можно опять же. И муж внимательный, добрый.
- Один на всех?
- Ага, - радостно подтвердили собеседницы.
- Больные люди! – подвела итог Алька. – Вот я себе когда-нибудь своего собственного заведу и ни с кем делить не буду!
- Знаешь, одеваясь в таком духе ты вообще никогда замуж не выйдешь! – рассмеялась Айше.
- Да это у вас платья дурацкие! – обиделась гостья. – В них ни пройтись нормально, ни залезть куда…
- Ты просто не умеешь их носить!
- И учиться не собираюсь! – гордо задрала нос Алька. – Больно надо! Зато я духи делать умею, вот!
Это женщин заинтересовало куда больше, чем обсуждение обычаев разных народов.
- Покажешь? – попросила Айше.
- А вы мне платье зашить поможете? – воспользовалась случаем Алька.
- Договорились!
Так гарем Соломона обзавелся несколькими литрами эльфийских духов, А сотрудница Конторы получила приведенный в божеский вид наряд.
А через несколько минут дворец снова сотряс взрыв. Оказывается, наложницам нельзя было покидать отведенные им помещения. А Альке так не хотелось снова лезть через окно!

Fael Прекрасная леди (12 Июл 2008 10:45)

Фаэль сидела в глубоком удобном кресле, отщипывала виноградинки и наблюдала, как царевна наводит красоту. Смысла в этом занятии хоббитянка не видела ни малейшего - Будур и без того была красавица, каких поискать.
Будур тщательно расчесывала волосы какой-то особой мягкой щеткой, отмачивала свои изящные ножки в фарфоровой ванночке с травами, мазала руки и лицо каким-то особым кремом...
Фаэль упорно казалось, чт она наблюдает за Люкси.
"Надо же, - думала она, - мне казалось, это возрастное, ну что я просто не доросла до того, чтобы так собой заниматься, а вот поди ж ты... "
- Будур, зачем тебе все это? - не выдержала хоббитянка, - ты же и так красивая, парни небось стайками вокруг вьются.
- Вьются, - засмеялась царевна, - ты бы собой занималась как следует, и вокруг тебя бы вились. Над красотой надо работать.
"Ну точно, вторая Люкси", - вздохнула про себя Фаэль.
- Да ну, зачем мне это? Это ж никуда незамеченной не пройдешь.
- Как это? - Будур так удивилась, что даже причесываться перестала, - зачем тебе ходить незамеченной? Кто к тебе незаметной посватается?
- Тот, кому я буду нужна и без макияжа, - отрезала Фаэль, - кто выберет не красивыю обертку, а то, что внутри. Потому что как ни старайся, красота со временем проходит, а жизнь прожить можно только с родным, любимым, которому все равно как я выгляжу. Я не хочу, чтобы меня выбирали как вещь, как красивую куклу.
Будур смотрела на нее широко распахнутыми глазами, и хоббитянка тут же пожалела о сказанном - в черных глазах стремительно набухали слезы обиды.
Фаэль подскочила к царевне, обняла ее и зашептала, гладя только что причесанные волосы, как ее обычно гладил папа.
- Ну что ты, сестренка, не плачь, прости, я совсем не хотела тебя обидеть.
- Тебе хорошо, - всхлипывала царевна, - ты живешь как хочешь и замуж можешь за кого хочешь, а я царевна, за меня все решают, и красивой надо быть всегда, потому что ездят всякие гости заморские, это я не о вас, конечно, и я сижу как декорация.
Слова потонули в потоке рыданий.
- Неужели твой знаменитый мудрый отец так суров, что решит за тебя, за кого тебе замуж идти?! - Хоббитянка возмутилась до глубины души, и готова была уже пойти чего-нибудь начистить Соломону, если ее предположение подтвердится.
- Нет, конечно. Решать я буду сама. Но ты думаешь, среди принцев так легко найти хорошего человека?
- А не за принца ты не можешь?
- Так обычно не делают. Если не принц, то он должен совершить настоящий подвиг, чтобы убедить отца, что он меня достоин.
- Ну вот и славно! Если он подвиг совершит, значит действительно любит.
- Да? А если он умрет? Что я буду делать?
Фаэль поняла, что речь уже идет о конкретном человеке.
- Все будет хорошо, вот увидишь. Это же сказка. А кто он?
- Аладдин, - всхлипнула Будур, - он из бедной семьи, он очень хороший. Но отец ни за что не разрешит мне за него замуж.
- А ты непременно хочешь сразу замуж?
- Нет, я же говорила, не хочу пока замуж. Но если уж идти, то за него. А тут еще Морис посватался... Ну чего ему надо? Он же меня не любит и даже не принц на самом деле, как ты говоришь.
- Да, это надо выснить, я сама удивляюсь, это так на него не похоже.
- А если его спросить?
- Он молчит как партизан, - махнула рукой Фаэль.
Будур не поняла, кто такой партизан, решила, что это наверное какой-то особо молчаливый вид рыб.
- А может кто-то еще знает? Кто может рассказать?
- Может и знает, - задумчиво ответила Фаэль, глядя на резвящихся в саду кракадильчиков, - пойдем-ка его поищем.
Но едва они вышли из комнаты, как услышали взрыв.
- Что это? - спросила Будур.
- Алька. Больше некому. Интересно, что она взорвала на этот раз?
- Судя по звуку, это что-то во дворце, этажом ниже.
-А что там?
- Гарем...
- Ой, мать!
И девушки побежали смотреть, что же там натворила Алька, и не потрадал ли кто из царских жен.

Алька Прекрасная леди (12 Июл 2008 13:23)

Сорванные с петель двери бросались в глаза с противоположного конца коридора. Двое охранявших их евнухов разлеглись у стен в причудливых позах. Потолок украсился загадочными разводами в темно-серых тонах.
Автор этого безобразия, Алька, при виде спешащих к ней подруг отбросила пристально изучаемое копье и попыталась прятаться за висевшим на стене ковром. Но не успела.
- Аль, ты что, решили повторить подвиг Люкси и устроить здесь революцию? – ахнула Фаэль. – Папа же просил!..
- Да я просто выходила… - девушка попыталась ногой затолкать копье в угол, но потом махнула рукой. – А они меня не выпускали, вот! Ну, не сидеть же мне в гареме! Я и… вышла.
- Да, надо бы здесь прибраться… - заметила Будур. Фаэль только подивилась самообладанию царевны. Если бы нее в доме кто строил открывание дверей с помощью экспериментальной взрывчатки, хоббитянку это бы точно не обрадовало.
Будур тем временем погладила стену, что-то негромко шепнув, потом обернулась к подружкам:
- Дворец говорит, что очень обиделся. Он любит быть красивым…
- А я знаю, что делать, - мигом повеселела Алька. – Я сейчас!
Вернулась она действительно быстро. Босиком, в привычных рваных джинсах, зато с ведром и шваброй.
- Сейчас все чисто будет! – пообещала девушка. – Вы только любопытных разгоняйте, ага? Чтоб не мешался никто. Здесь-то что, минутное дело все отмыть Вот, помнится… а, ладно!
Дворец тоже оценил трудовой порыв хулиганки. Евнухов Алька привела в чувство с помощью нашатыря и коньяка. Неискушенные восточные люди послушно выпили и то, и другое и, пошатываясь, вернулись на свой пост. Створки дверей встали на место сами собой, и вскоре ничто не напоминало о проводимых здесь взрывных работах.
- Ваше величество, не могу я вас туда пустить! – донесся до девушек чей-то умоляющий голос. – Вдруг там сумасшедших дэв или ифрит?
- Мне ли бояться их? – ответил Соломон, продолжая шествовать по коридору. – Нет, такие события я должен проверять лично!
- В окно! – прошептала Алька, подавая пример. – Там можно лазить!
И все три девушки моментально покинули коридор.
Подошедший Соломон посмотрел на забытое ведро, на благоухающих коньяком охранников и усмехнулся:
- Что ж, девочка хотя бы развеется! А то уже заскучала моя Будур…
Царевне и впрямь было не до скуки. Она теперь тоже знала, что лазить в платье по стенам неудобно.
- Знаете, наверно, я была неправа насчет штанов, - сказала Будур, когда все три подружки достигли земли. – Иногда они очень даже могут пригодится!

попутчик Горячий кабальеро (12 Июл 2008 15:08)

-Ты тоже думаешь, что ей понравилось? – переспросил Шахрияр, подходя к двери. – Она даже как будто себя стала лучше чувствовать, и чаю выпила. И даже поела.
Зеленый кракадильчик еще раз кивнул, и довольно ощерился.
Царевич толкнул дверь своих покоев, и замер у порога.
Возле его стола стояла невысокая женщина в длинном черном платье и внимательно читала неровные строчки его стихотворения. Ее рыжие волосы отливали в лучах солнца, заполняя светом комнату, затмевая и усталость глаз, и излишнюю чопорность одежды, и опущенные в презрительной ухмылке уголки губ.
Услышав скрип открываемой двери, она подняла глаза, чуть прищурилась, и с вызовом посмотрела на Шахрияра.
- Чем обязан? – сурово спросил царевич. – Я не помню, чтобы присылал Вам, ваше Величество, приглашение посетить мои покои.
- Соломон просил тебя быть вечером на его встрече с гостями. Я зашла только напомнить, -.
парировала царица Савская.
-Могла отправить своего секретаря. Зачем-то же ты его привезла собой, - нахмурился Шахрияр и внимательно посмотрел на листок в руках женщины. – И уж совершенно точно это - написано не тебе.
- И, слава богу, - усмехнулась царица. – Я бы оскорбилась, если бы мне писалось на таком уровне. Рифмы все глагольные. Неточные. Улетай, знай, найти, идти. А вечность и бесконечность не рифмовал только ленивый пятиклассник. Хлеще – только любовь и кровь.
А что за бред – «чтобы в нее идти?» Куда ты собрался идти? В бесконечность? Я бы еще поняла – чтобы с тобой идти… Так хоть смысл был бы. А система образов? Ну, где тут образы? Ни одной метафоры, ни одного развернутого сравнения, ни одного тропа на восемь строк. А, вот сравнение с птицей – еще куда ни шло, но как в лоб выражено -
Ты для меня – птица. И все. А где крылья, где чувство полета?
Шахрияр резко вырвал из рук царицы листок, с каменным выражением на красивом лице подошел к двери и распахнул ее пошире.
-Благодарю вас за переданное приглашение, я непременно буду.
- Ты обиделся? – удивилась Савская. – Можно подумать, у вас не учат основам стихосложения, и ты не знал правил.
- Не всегда важны правила, - сквозь зубы бросил Шахрияр. – Иногда простое движение души стоит всех правил…
- Это ты говоришь? – удивилась женщина и внимательно посмотрела на царевича. - Нет, если ты такое говоришь, то у этого царства есть надежда. Но движение своей души нужно уважать. И то слово, которое, ты выпускаешь в мир – его нужно искать. Ведь мир строится из слов. Какие слова найдешь – таким и будет мир...
Савская гордо взмахнула головой, и вышла, хлопнув дверью.
Шахрияр со злостью посмотрел ей вслед, разорвал листок на мелкие части и выбросил в окно. Он резко повернулся к столу, налил в кубок красного вина, отхлебнул.
Но чрез мгновение девять кракадильчиков влетели, внося клочки бумаги. Они разложили их на столе, дружно помахали крылышками, и перед ними снова лежал лист, исписанный почерком царевича.
- Ну, и зачем? – спросил Шахрияр. – Она права, стихи плохие.
И тут неожиданно в окне нарисовалась фигура совершенно изумрудного зайца, который внимательно посмотрел на Шахрияра, послушал возмущенный писк кракадильчиков, и громко сказал.
- Но ведь Шехерезаде понравилось, она даже попросила чаю и улыбнулась.
Царевич от удивления одним глотком выпил вино.
- Понимаешь, - задумчиво сказал заяц, шевеля зелеными ушками, - слово – это тоже дело, и его нужно делать хорошо. А стихи приходят в этот мир сами. Но они придирчиво выбирают тех, через кого прийти. Их приманивает огонь души, который ты должен разжечь сам. И душа должна быть такой.. уютной, мудрой, чистой и просторной, чтобы там хватало места и для людей, и для стихов. Но и этого мало. Нужно еще помочь им, стихам, выйти к людям. Ну, найти правильные слова, подобрать размер и мелодию, рифму. Если ты не будешь им помогать, работать над ними, они обидятся и уйдут. Стихи – они ведь очень обидчивые.
- У меня зеленые глюки, - простонал Шахрияр. – Меня учат зайцы! Дошел до ручки.
Он налил еще вина в бокал, и выпил одним глотком.
- Сам ты глюк, - обиделся заяц. – Очень мне надо с тобой разговаривать. Я просто малышам помочь хотел. Они ведь только начинают воспитывать своего подопечного. У них нет моего опыта.
Он обиженно пошевелил ушами, спрыгнул с подоконника и исчез в траве.
Кракадильчики зашумели, застрекотали, и вылетели в окно. Остался только один - тот, самый маленький. Он подлетел к царевичу, укоризненно посмотрел ему прямо в глаза, потом вернулся к столу, схватил перо и поднес его к руке Шахрияра…
Когда через три часа изумрудный заяц с любопытством заглянул в покои царевича, Шахрияр спал, сидя за столом, уткнувшись головой в сложенные руки. По комнате валялись скомканные бумажки, а рядом с чернильницей лежал один немного помятый листок, на котором почерком царевича было написано:

Мир залит золотым вином,
Разбавлен пурпуром заката.
Мои зеленые ребята
Вино заката тащат в дом,
И наполняют им кувшин,
Что сургучом не запечатан.
Мои зеленые ребята –
грехи моей больной души.

Заяц улыбнулся кракадильчику, устало пригревшемуся возле щеки царевича, одобрительно пошевелил ушами, и поскакал дальше. У него было еще полно дел.

Морис Горячий кабальеро (14 Июл 2008 00:19)

Морис долго не хотел открывать глаза. Уже давно выспавшись, он был не готов встретиться с реальностью, поэтому всячески оттягивал эту минуту. Увы, теперь он ясно представлял, во что вляпался. Да-да, именно в это, простите мой галлантский.
Однако глаза все равно пришлось открывать. Потому, что последние пять минут над головой Мориса с неизменной настойчивостью жужжала какая-то муха. Три взмаха рукой вслепую не помогли. Муха продолжала издевательски жужжать. Пришлось открыть глаза.

Муха сидела на кровати и довольно ухмылялась. Морис удивленно замотал головой. Всякому разумному человеку ясно, что муха не умеет улыбаться. Но факт оставался фактом. Хотя, как она это сделала, Морис не успел понять, поскольку в следующий миг муха принялась расти и менять свою форму. Через полминуты на кровати возникла синюшная фигура джинна Казика, радостно подмигивающего Морису из-под очков.

-Проснулись, ваше высочество? Вот и хорошо. А я тут пока вашими делами занялся. Ваше золото и драгоценные камни – в сокровищнице, вот акт о принятии на временное хранение. Животные – на карантине, рабы ждут поручений на подневольный труд. А музыканты в саду – готовы услаждать каждый ваш шаг музыкальным сопровождением…

Интонация джинна сильно изменилась, она стала какой-то заискивающей и подлизывающейся. Но Морис практически не слушал болтовню Казика. Натянув шаровары и халат, он внимательно оглядывал обстановку. Вчера вечером его привели в эту комнату в полумраке, и он даже не успел как следует осмотреться. Просто сбросил с себя ненавистный шелковый наряд и зарылся в ворохе подушек на кровати.
Сейчас, при свете дня оказалось, что кровать была не единственной достопримечательностью. Комнату украшал журчащий фонтан с прохладной водой, окна выходили в прекрасный сад, а накрытый к завтраку стол так и манил к себе обольстительными ароматами.

Морис подошел к окну … и в ужасе отпрянул. Выстроившиеся в саду музыканты при виде его принялись тут же наигрывать свой надоедливый марш. В этот момент Морис понял, чего ему не хватает.

-А где мой… слон?
-Кто? – Казик попытался сделать невинное лицо, однако быстро бегающие глазки выдавали его нервозность.
-Где Тим? Куда ты его дел! – и тут до Мориса дошли слова джинна по поводу животных. - Тоже… в карантин? Дезинфицировать будешь? Да я сейчас возьму у Ханаэль побольше хлорки и тебя, синюшнего, точно там замочу! А что, если это будет моим третьим желанием?
-Только не третье желание! - Казик явно сменил окраску, и из синего стал бледно-лиловым. – Ваше высочество, высокородный принц Али-аль-Морис, пожалуйста, не спешите с третьим желанием! А по поводу Тима я сейчас все узнаю, не извольте беспокоиться.
В его руке неожиданно возник рупор, и, набрав побольше воздуха в грудь, Казик заорал:
-Господина главного распорядителя к его высочеству принцу Али-аль-Морису!

За дверью что-то бухнуло. Похоже, что подслушивающего у замочной скважины слугу свалил на пол усиленный рупором голос Казика. Затем послышались быстрые шаги, кто-то помчался исполнять поручение.

*****

Господин главный распорядитель нашелся быстро. Не просто толстый, а скорее круглый как шарик субъект буквально вкатился в покои. Однако настороженный взгляд придворного явно контрастировал с угодливой позой. Казалось, он никак не мог определиться, то ли ему упасть перед Морисом на колени, то ли выгнать его пинками из дворца.
Завидев его, джинн встрепенулся и, не дав Морису даже открыть рот, провозгласил:
-Его высочество принц Али-аль-Морис желает узнать о судьбе своего любимого слона. Такого зеленого, с крыльями…

Распорядитель с недоумением посмотрел на Мориса. Морис прекрасно понимал, что выглядит глупо, однако не придумал ничего лучшего, как придать своему лицу важное выражение и подтвердить:
-Да, этот слон – мой любимец. Я без него никуда. Кстати, в моем «дворце» этот «слон» живет в моих личных «покоях». И я бы хотел, чтобы здесь было то же самое!
-Здесь, в покоях? – изумленно повторил распорядитель.
-Да, - спокойно произнес Морис, еле сдерживая смех при виде изумленных лиц обоих собеседников.
-Но здесь же нет места, - начал распорядитель.
-Так перестройте их, - перебил его Морис. – И, кстати, когда вы будете готовить семейные покои для меня и царевны, там обязательно должно быть место и для моего слона.

Абсолютно шокированный распорядитель уже было открыл рот, чтобы разразиться возмущенной речью, однако Казик в мгновение ока подлетел к толстяку и быстренько вытолкнул за дверь, одновременно пробормотав ему в ухо что-то успокаивающее, типа «Я все улажу». Оставшись наедине с Морисом, джинн укоризненно посмотрел на «Его Высочество».
-Я не думаю, что Царю Царей понравится, если мы начнем перестраивать его дворец, - неуверенно произнес он.
-Думать надо было раньше, - парировал Морис. – Когда ты мне решил сделать гадость и разлучить меня с моим музом. Поэтому либо ты возвращаешь мне моего котенка, либо…
-Я согласен, - быстро согласился джинн. - Будем считать, что в исполнение первого желания вкралась неточность, которая не соответствует чаяниям клиента и должна быть исправлена в течение гарантийного срока.

Он сделал несколько пассов в воздухе, и посреди комнаты возник … знакомый изумрудный котенок.
-Тим, малыш, - Морис подхватил котенка на руки, и тот радостно замурлыкал. – И все-таки котенком ты мне больше нравишься, чем слоном.

Тем временем джинн, немного придя в себя после очередной неудачи, постарался принять более-менее деловой вид.
-Ваше высочество, извините, что перебиваю Вас, - осторожно произнес он, - однако в соответствии с первым желанием Вы стали принцем и женихом царевны Будур. Поэтому у Вас имеются определенные связанные с этим обязанности.
-Какие еще обязанности? – недовольно произнес Морис.

Джинн поправил очки на носу и, вытащив откуда-то огромный свиток, принялся бегло просматривать его:
-Во-первых, вы должны примерить наряды, подходящие для свадьбы. Во-вторых, вам необходимо разучить свадебную церемонию, соответствующую походку и свадебные ритуалы. Ну, и по мелочи, - принять ванну с лепестками роз, попробовать всевозможные кушанья, чтобы на свадебном пиру отличить одно от другого, а также различные напитки. В общем, почувствовать себя принцем.

Тим недовольно мявкнул. Морис с грустью посмотрел на него:
-Да, веселенькое занятие. Слушай, малыш, сходи-ка ты погуляй по саду. Все-таки сады царя Соломона славятся на весь мир. А я пока займусь своими «обязанностями».

Тим некоторое время поупрямился, однако то ли сад сумел подманить его волшебством и прохладой, то ли он сам что-то задумал, однако через некоторое время, когда Морис оглянулся, сбрасывая на руки услужливого Казика очередной свадебный халат, котенка в покоях уже не было…

Лиорэль Прекрасная леди (14 Июл 2008 20:32)

Девушка, поправив перед зеркалом куфью, вздохнула: Ли согласилась на эту работу не для того, чтобы сидеть ежедневно в духоте . Да и работа - то, в общем - то... не все ладно на Востоке, всяческие тонкие дела сплелись в причудливое макраме, которое даже в Астрале разобрать не смогли.
А ведь так хотелось к морю... на пляж... зарыться в прохладный песочек пальцами, почувствовать запах соли и йода...
Ли утешила сама себя тем, что в любой момент можно арендовать ковер - самолет за счет фирмы и вернуться обратно, на пляж. Эльфийка, прибыв на место временной работы, была немало удивлена,что работают тут не тольео исключительно люди, но и одни мужчины! А занималась "Фирма" стечениями обстоятельств. И организацией "счастливых концов" в восточных сказках.
Девушка, тщательно заправив волосы под головной убор, вышла на улицу, легко обогнув материализующего аккурат на пороге джина.
В списке на посещение с дальнейшим разбором полетов значился дворец: серия сбоев в сказках о принцессах, рутина из документов...
- Ешкин лес! - почему - то получилось чересчур громко... Дворец представлял из себя дикое смешение архитектурных сооружений востока... и понять, ГДЕ и КАК искать потенциальный источник сбоев Ли не имела понятия... до тех пор, пока не увидела, как через лужайку мчится, ничуть не скрывая своего присутствия, изумрудный заяц.

Luxoria Прекрасная леди (14 Июл 2008 23:02)

- Дорогой, ты уверен, что это хорошая идея? – в который раз спрашивала Люкси, пока Толик ковырялся шпилькой для волос в замке комнаты шефа. – Тебе не кажется неправильным лезть в комнату к человеку, когда его нет дома…
- Да ладно тебе, Люкси, - небрежно пробормотал полуэльф, дергая дверную ручку. – Мы же не собираемся там ничего красть или делать еще какие-нибудь гадости! Даже наоборот! Так что уверен, шеф не будет против…
- Ну если ты так говоришь…
- Да сто пудов! – беззаботно подтвердил Толик, впрочем, не повышая голоса, чтобы не быть услышанным случайными прохожими. – Чертов замок! Открывайся же, собака!
Из-за угла коридора высунулась веселая физиономия Джины. Она с любопытством понаблюдала за стараниями невезучего взломщика и невинно поинтересовалась:
- Помощь не нужна? Я могу!
- Знаем мы твою помощь, - рассердился Толик. Шутка ли, полчаса старается, а толку чуть. И тут приходят всякие и лезут со своей помощью. – Наслышаны, как ты дворцы по камешку разносила. Это покои шефа, и с ними так обращаться нельзя. И вообще, я тебя просил на шухере постоять, так что иди и стой!
Джина скорчила рожицу и снова скрылась за поворотом. Люкси отлепилась от стены, которую подпирала нежным плечиком от случайного падения, и снова нависла над мужем.
- Милый, если мы не делаем ничего плохо, то зачем Джина стоит на шухере? – поинтересовалась она, забирая у Толика шпильку. Ну в самом деле, сколько можно смотреть, как он возится с несчастным замком! Сразу видно – мужчина! Совсем не умеет обращаться со шпильками!
- Дорогая, не придирайся к словам! А то уже становишься такой же занудной, как его величество!
Люксория презрительно скривилась и легким движением руки… то есть шпильки… открыла замок.
- С таким взломщиком, как ты, только на дело ходить, - прокомментировала она ошарашенное выражение лица супруга. – Джина, иди сюда, шухер Толику больше не нужен!
- Надо же, - удивилась Джина, влетая в комнату и одобрительно подмигивая полуэльфу, - не думала, что у тебя получится! Молодец!
Толик как-то неуверенно покосился на жену, но промолчал. Люкси рассмеялась.
- Мой муж – просто мастер на все руки! Так что ты собирался здесь делать, а, мастер?
- Оставить на хранение алмазы. Мы их в пещере нашли, помнишь, я тебе рассказывал? – Люкси утвердительно кивнула, а Джина прислушалась с интересом. – Не хочу их с собой таскать… Ты же меня знаешь, еще потеряю невзначай. Жалко будет – это же почти целое состояние!
Полуэльф прошелся по комнате, огляделся по сторонам в поисках подходящего для хранения алмазов места и вдруг остановился, как вкопанный. На столе возле раскрытого настежь окна лежала горстка серых камешков. Камешки выглядели совершенно непрезентабельно – не блестели, не переливались на солнце и вообще вели себя недостойно и не подобающе драгоценным камням.
- Ну шеф дает! – возмутился Толик. – Бросить алмазы вот так вот, посреди комнаты! Еще и окно оставить открытым!
- Вот это алмазы? – Люкси придирчиво осмотрела некрасивые камешки. – Какие-то они… неалмазистые…
- Неграненые алмазы всегда так выглядят – просветила Джина, тоже не сводя глаз с камней. – А когда их обрабатывают получаются сверкающие бриллианты…
Тем временем Толик высыпал на стол еще пригоршню камней, выуженную из собственного кармана. Оценив кучку на взгляд, он задумался, куда бы ее спрятать, долой от любопытных глаз.
Люкси посмотрела на мужа с сомнением.
- Ты и правда думаешь, что во дворце царя Соломона кто-то может попытаться нас обокрасть? – поинтересовалась она. – Оставь все, как есть, и пошли отсюда. Тем более что здесь так жарко!
- Разве? – Толик посмотрел на жену и вдруг тоже почувствовал страшную жару. – И правда! Как это я раньше не заметил? У нас в комнатах, вроде, попрохладнее… И Джина хотела посмотреть, как там Алька и Фаэль!
Джина посмотрела на парочку, вздохнула и медленно побрела к выходу.
- Да уж, с вами каши не сваришь! Пойду-ка я, действительно поищу Альку и Фаэль… Они хоть знают толк в настоящих развлечениях…
На пороге, она еще раз оглянулась, только чтобы убедиться, что ее уже никто не слушает.

elena Прекрасная леди (14 Июл 2008 23:09)

Расставшись с Соломоном и попутчиком, Елена отправилась выяснять, что же происходит в подвалах дворца. Отловив по дороге Кота, она позвала его с собой. В углу коридора, под деревом растущим в большой кадке, Елена и Кот обсудили, что и как будут делать. Кот демонстративно вогнал в пол когти, изображая плохого парня. Крыса посмотрела на отметины на полу, и представила, что когда-нибудь, дворцу это надоест. И для Кота могут быть бо-о-ольшим сюрпризом, влипшие в пол когти. Но сказать ничего не успела. За их спинами раздалось покашливание и из-за кадки вышел крыс. Он вежливо поклонился.
- Уважаемая госпожа Елена, глава нашего клана просит Вас посетить его.
Но смотрел он при этом не на Елену, а на кота. Елена скосила глаза и увидела как Кот, с совершенно задумчивым видом, изучает свою лапу, на которой медленно появлялись и исчезали когти.
- Ведите, - согласилась крыса и направилась вслед за провожатым. Дверь пряталась за кадкой, а короткий коридор привел в довольно большую комнату с несколькими диванами и низким столиком. Провожатый откланялся и исчез, оставив гостей одних. Елена уселась на диван, взяла из вазы стоящей на столе персик, подцепила когтем кожуру и вонзила в него зубы. От удовольствия, закрыв глаза.
- Нигде не ела таких вкусных персиков.
- Нектарины гораздо вкусней,- возразил Кот, смачно при этом чавкнув.
- Ты же хищник! - возмутилась крыса.
- Ну, хищник, но витамины то где-то брать надо, - и ухмыльнулся так, что стало понятно – это отговорка.
- И скажешь, что мышей не ловишь совсем, - съехидничала Елена.
- Ловлю, - согласился кошак. - НО, ловить - это спорт, а есть - это извращение. Фу-у-у, гадость! - Кот сморщил морду от отвращения. Сзади раздался смех наконец то появившегося хозяина - крупного крыса с седыми бакенбардами и без намека на полноту.
- Приветствую уважаемых гостей, - он с достоинством поклонился гостям. - Пусть уважаемую главу дома Керси, не беспокоит то, что она увидела в ТОМ зале.
Теперь он обращался только к Елене. Крыса, все еще жующая персик, благополучно подавилась оным, услышав название своего дома. Коту пришлось крепко стукнуть ее по спине. И хотя удар почему-то пришелся по шее, первая помощь была оказана. Отдышавшись и вернув на место отвалившуюся челюсть, Елена покачала головой.
- Мои поздравления, уважаемый… - и крыса выжидающе уставилась на хозяина.
- Прошу прощения. Аль Карпоне, глава клана Карпоне, - и он вновь поклонился.
- Уважаемый Аль Карпоне, даже мои сослуживцы по Конторе не знают имя моего дома. Хотя, - подумала она, - Флавиус точно знает, а стальным просто все равно.
И продолжила в слух:
- Что же значит тот ужас, виденный мной в подвале?
-Начнем с того, что наш клан живет в мире и согласии с дворцом уже не один век.- речь Аль Карпоне потеряла велеречивость и стала сухой и деловой,- но, за все это время, мы так и не смогли объяснить великому Соломону, что являемся высоко цивилизованным кланом и никакого отношения к городским помоечным крысам не имеем! Достойно сожаления, но Соломон, на дух не переносит крыс.
-Надо же,- удивилась Елена,- у него крысофобия. Вот бы никогда не подумала. Ведь со мной общался совершенно нормально!
-Ну, после встречи с Вами, Царь тут же направился в купальни и провел там довольно много времени,- сказав это, крыс выжидающе посмотрел на Елену.
-Бедный мужик!- Посочувствовала крыса,- и ведь даже бровью не повел! Вот это королевское воспитание! Нужно будет как можно реже попадаться ему на глаза.
-К сожалению, только это нам и остается.- Аль Карпоне сокрушенно развел лапами,- а то, что Вы видели в Подвале… Это наши старики. Многие предпочитают приятную и быструю смерть долгой и немощной старости. Кот непонимающе муркнул и вопросительно уставился на Елену.
-При таком ожирении они уходят очень быстро,- вздохнула Елена,- уходят, обеспечивая прикрытие своим детям. Соломон доволен, ему кажется, что все сидят по жердочкам, верней по норкам. - Аль Карпоне согласно кивнул,- И, поверьте, это не худший вариант….
Немного помолчав, Елена задала давно интересующий ее вопрос:
- Не будет ли так любезен наш гостеприимный хозяин рассказать нам о расстановке сил во дворце.
- Скажите, госпожа Елена, как бы Вы чувствовали себя в роли зятя Царя Царей? Причем декоративного зятя?!- Взгляд крыса был грустным и мудрым.

попутчик Горячий кабальеро (15 Июл 2008 18:25)

-Стоять, бояться! – скомандовала Ли, и заяц остановился, удивленно глядя на тетушку попутчика. – Так это вы тут намудрили так, что спецназ вызывать хотят?
Заяц удивлено пошевелил ушами.
-Ты еще скажи, что это не вы все нити бесконечности перемешали.
Заяц посмотрел честными глазами и усмехнулся.
- То есть, считаешь - сами справитесь? Ну-ну, - покачала головой эльфийка. – Ты-то, конечно крут, но вот остальные..
- Заяц ухмыльнулся и поскакал дальше.
-Ну, может он и прав, - задумалась Ли, – пусть попробуют пока сами разобраться. А я хоть отдохну. Давненько не посещала я гаремы. Там уже тысяча жен есть, поиграть в тысяча первую?

попутчик Горячий кабальеро (15 Июл 2008 20:36)

Попутчик взглянул на солнце. Оно стояло высоко. Надо было работать. Но тут, в садах Соломона царили такая прохлада, нега и истома, что работать не хотелось вовсе.
Попутчик потянулся и огляделся. На небольшой лужайке чуть сбоку Лестард вместе с хинянками отрабатывал приему у-шу. Попутчик пригляделся – так и есть, к хинянкам присоединилась Люксория. Толик лениво валялся на траве неподалеку и сосредоточено изучал жизнь муравьев. Фаэль и Алька исчезли вместе с Будур, но почему-то попутчик за них не волновался – эта троица сама кого угодно до чего угодно доведет, да и что может плохого случиться с царской дочерью в царском дворце? Ну и с его девочками заодно, конечно. Хотя вот с Шехерезадой же случилось что-то..
Попутчик оглянулся в поисках Хани, чтобы посоветоваться с ней. Но успел заметить только мелькнувшую быструю тень в кустах. Хани добралась до зарослей диковинных растений, описанных в древних справочниках, и теперь привлечь ее внимание могло только небольшое землетрясение. Или, наоборот, большое...
Наверное, надо было проанализировать рассказ Соломона, уловить скрытые намеки, поискать информацию...
Но здесь, в садах Соломона думать о работе почему-то вовсе не хотелось.
-Умные люди придумали сиесту, - лениво подумал попутчик. И тут увидел невысокую энергичную женщину, быстро идущую по направлению к беседке. За ней поспешал высокий худой мужчина. Из-за уха у него торчало перо, в руках была чернильница, под мышкой стопа бумаги.
- Здравствуйте, я – царица Савская, гостья Соломона, - строго кивнула незнакомка, и золото ее волос блеснуло на солнце, на миг ослепив попутчика. – Я хотела напомнить, что вечером вы приглашены на доверительную беседу к Царю Царей.
- А что, обычно про его приглашения забывают? – удивился попутчик.
- Нет, но я впервые вижу, чтобы он приглашал к себе чужеземцев, - ослепительно улыбнулась царица Савская, - и мне стало интересно. В мое царство чужеземцы не заходят.
-Они просто не знают, как много теряют, - попутчик поднялся и поклонился. – Но они наслышаны о вашем уме и вашем нежелании подчиняться общим правилам. Феминизм семимильным шагами завоевывает мир.
- Феминизм.. какое интересное слово, - повела бровью Савская. - Мне хотелось бы узнать о нем побольше. Я, знаете ли, любопытна. Может быть вы расскажете о нем поподробнее, не второпях? Соломон любезно выделил мне уголок сада, где есть беседка, - и она обернулась в своему спутнику. - Данияр, отметьте в моем расписании встречу с попутчиком. Ах, простите, я не представила – мой друг и секретарь Данияр, он любезно согласился сопровождать меня в поездках. Конечно, государственные дела требуют постоянной сосредоточенности на управлении царством, но дети должны видеть отца. Вот и приходится пользоваться услугами связи..
- Как я вас понимаю, - кивнул попутчик. – А связь нынче так ненадежна.
Секретарь недоброжелательно покосился на попутчика, пожевал губами и сказал:
-У вас свободны послеобеденные часы послезавтра, ваше величество.
-Вас устроит? – улыбнулась Савская.
-Безусловно, - поклонился попутчик. – Я непременно буду.
-Отлично, - царица величественно кивнула и быстрым шагом пошла прочь. Секретарь устремился за ней.
- Вы что, решили увести у Соломона жен? – строго спросила незаметно подошедшая Люксория. – Так вам придется много поработать, у него их около тысячи..
- Ну что ты, дорогая, - ухмыльнулся шеф. – Я давно не ставлю перед собой таких глобальных задач. И потом царица Савская – не жена Соломону. Она его гостья..
- Ну да, все двенадцать лет именно гостья, - хмыкнула Люкси, - Слышала я тут уже эту историю. А двое сыновей – это так, мелочи… И зачем же она вас в гости пригласила?
-Ты не поверишь, - улыбнулся попутчик – побеседовать о феминизме. Она по сути является его родоначальницей. И, кстати, одной из умнейших женщин мира..
- Вы еще скажите, что вы – феминист, - хмыкнула секретарша.
- Ну, что ты, - улыбнулся попутчик. – Так далеко я никогда не заходил.. А ты чего боишься? Ну, схожу, побеседую, раздобуду информацию..
-Ну-ну, - хмыкнула Люкси. – Наивный, как все мужчины. Знаем мы этих феминисток. Один не пойдете. Или со мной, или с Хани.
- А вы будете меня охранять? – улыбнулся попутчик. – Может , еще возьмем собой хинский спецназ?
- Я подумаю, - кивнула Люксория. – Но идея мне нравится. Сейчас девушке так сложно найти хорошую работу, что охранять ее можно и спецназом.

Fael Прекрасная леди (16 Июл 2008 16:18)

В комнате Фаэль собрался военный совет. Главным вопросом на повестке дня был "Что случилось с Морисом и как с этим бороться?"
- Значит так, я предлагаю найти того, кто точно все знает, - строго сказала Фаэль.
- Это кого же? Мориса? - удивилась Алька, - так он даже если все знает, наверняка не скажет, раз сразу не сказал.
- Да нет же, Тима! Уж он-то наверняка в курсе. Только я его что-то давно не видела.
Будур удивленно посмотрела на подругу.
- А кто такой Тим? Слуга?
- Ага, дождешься от него, - фыркнула Алька, - да он сам кого хочешь служить заставит, если оно ему надо.
- Это муз, - пояснила Фаэль, - личный муз Мориса, он всегда при нем.
- Вопрос только, кто при ком, - опять хихикнула Алька.
- И как же нам его искать?, - не обращая внимания на алькино веселье, спросила царевна.
- А вот это задачка интересная. Думаю, надо посмотреть в конюшнях, то есть слоновнях или как там они называются...
- А там-то ему с какой радости быть? - удивились девушки хором.
- Аль, ну ты что, помнишь зеленого слона, на котором ехал Морис?
- Так это что, был Тим?, - ахнула Алька, - а как же он слоном стал?
- Не знаю, но больше неоткуда взяться посреди пустыни зеленому слону.
- А я бы поискала где-то около Мориса, - предложила Алька, - даже если он превращался в слона, мог и обратно превратиться.
- Угу. И пойти гулять по этому огромному саду. Так что по зарослям тоже придется пошарить. Будур, ты с нами?
- Конечно! Я еще не видела живых муз.
- А кракадильчики?! - хором воскликнули Алька и Фаэль
Девушки дружно засмеялись.
- Ладно, тогда надевай штаны, - отсмеявшись, сказала Фаэль.
- Я?! Но у меня нет....
- Ничего, бери мои.
Фаэль вытащила свою смену и протянула царевне. Та критически осмотрела диковину и попыталась влезть. С большим трудом штаны сошлись на талии царевны, но вот сделать в них хотя бы шаг она не могла.
Пришлось Альке поделиться с царвной своими джинсами. А заодно и футболкой.
- А что, вполне нормально, - сказала Алька, закатывая джинсы на царевне в три оборота.
- Может лучше было дать ей шорты? - спросила Фаэль.
- А я в чем пойду? Шорты у меня одни.
- да ладно, мне и так нравится, - заявила Будур, оглядывая свое отражение. Особенно ей понравилась футболка с дымящейся колбой и надписью "что нам стоит дом построить, нахимичим - будем жить".
И три отважных девушки отправились в поход по дворцовому парку на поиски редкого зверя - изумрудного котенка.

попутчик Горячий кабальеро (16 Июл 2008 19:15)

Только вступив в ворота Бэтада, Синдбад вздохнул свободно. Нет, все-таки сколько ни делай людям приятное, они остаются неблагодарными баранами. Ну, вот чего эти разбойники распсиховались? Он им по-хорошему указал, где можно раздобыть красавиц для продажи, можно сказать осчастливил. И что в итоге? Мало того, что не отдали ему дивную пери…
Синдбад осторожно потрогал нос и вздохнул.
С другой стороны – так ли нужна ему эта пери? Другая бы счастлива была, что мужчина ради нее готов сражаться с колдуном.. Что он ради нее пересек пустыню и даже согласился сотрудничать с низкорожденными разбойниками. А она? Руку подняла на мужчину и господина!
Но все равно хорошо бы забрать ее себе. Со временем и тигрицы привыкают к хозяевам, а эта такая красивая…
Ведь договаривались с атаманом. Синдбада уже в красках представлял, как приезжает домой, как знакомит красавицу-пери с родными, и они понимают, что не зря младший сын объездил столько земель.. Эх, еще бы те дивные камни вернуть, тогда точно признают его, Синдбада, самым удачливым купцом.
И на тебе – мечты так резко оборвались. Поначалу Синдбад пытался спорить с атаманом – какая такая неустойка? Кто виноват, что эти глупые людишки не смогли справиться с девчонками? И совершенно не за что было лупить потом его, Синдбада. Да еще тащить к своей пещере зачем-то… Хорошо что эта драконша появилась. Бывает и от летающих ящериц польза! И фиг с ними, с разбойниками. Главное – вовремя смыться.
Хорошо, что во всех крупных городах у торгового дома Синдбада уже есть партнеры, готовые одолжить любой вид транспорта до Бэтада..
И тут Синдбад почти уткнулся носом в грудь стражника. Попытался обойти, не тут-то было, сзади подошел еще один.
- Смотрите-ка, кто к нам пожаловал, - раздался противный дребезжащий голос, и, легко отодвинув стражника, перед Синдбадом вырос странный мужичонка в расшитом звездами халате и высоком колпаке. – И где же это носило тебя, дорогой Синдбад?
- Вы кто? – удивился купец. – Я вас не знаю, не видел..
- Зато я тебя прекрасно видел в своем хрустальном шаре, - разозлился мужичонка,– злостный нарушитель установленных правил, сын шелудивого шакала, не ты ли пробрался в пещеру, вход в которую закрыт по приказу царевича Шахрияра, и запечатан печатью повелителя дэвов? Не ты ли украл драгоценные камни, и попытался спрятать их от всевидящего ока нашего повелителя?
- Не я, - вякнул Синдбад.
- Вор, презренный брехун, ты смеешь лгать мне? – мужичонка затопал ногами, - мне, великому гадателю прорицателю Саманту ибн Аргину? Стража, взять его, и бросить в самую дальнюю темницу, где труп никогда и никто не найдет.
- Я хотел сказать, что я не знаю, где они, - пошел Синбад на попятную. - Я оказался на Пляже, и там у меня украли камни, и я нанял известную Контору , чтобы нашли эти камни, и как только найдут, я сам лично принесу их вам, господин..
-Так чего ты ждешь? – удивился прорицатель. – Твоя Контора уже тут, гостит в покоях великого Царя Царей. Поспеши к ним, и пусть они вернут тебе найденные камни... И бегом отнеси их начальнику стражи царевича Шахрияра.
- Да, господин, - поклонился Синдбад. – И он передаст мне вознаграждение за принесенные камни?
- Он не станет тебя казнить тут же, глупое земноводное. Он позволит тебе прожить еще какое-то время, хотя мне лично совершенно непонятно, зачем таким, как ты, жить. Идиот, ты залез не просто не в свою сказку. Ты вмешался в высокую политику. Ты нарушил планы властителей. Великая милость добрейшего Шахрияра позволяет тебе остаться после этого в живых, а ты еще стоишь и торгуешься? Воистину, ты не просто родственник ишака, ты его младший брат по разуму! Пошел вон, и чтобы через час камни были доставлены Шахрияру!
Громила –стражник поддал рукой по спине Синдбада, придавая тому необходимое ускорение.
Когда незадачливый купец скрылся с глаз, из тени дерева, словно отделившись от ствола, вышел невысокий пожилой мужчина.
- Молодец, Саман, - кивнул он. - Вот видишь, я оказался прав. Это был таки Синдбад. Ну, кто еще на земле Соломона может осмелиться нарушить высочайший приказ, сломать печать дэва и выйти сухим из воды? Только если Ходжа Насреддин… Но вот он бы точно не полез в пещеру за камнями. Ты хорошо его поймал.
Он кинул гадателю небольшой кошелек, кивнул стражникам и пошел прочь, бормоча себе под нос:
- Но кто же украл таки камни у Синдбада ? Да еще на волшебном пляже? Неужели среди дэвов начались разборки и кто-то пытается покуситься на трон повелителя дэвов? Как не вовремя, нам нужны сильные союзники.. Интересно, а эти гости Соломона – они в курсе истории? Или так, мимо проходили, и это их удача такая – оказываться всегда в центре всех событий? Ох, лишь бы их не потянуло поучаствовать. А то знаем мы : это у нас в стране –бандформирования, а у соседа так непременно народно-освободительное движение.
Нет, с дэвами надо разобраться быстро. Чтобы никакого сепаратизма.

Fael Прекрасная леди (17 Июл 2008 16:54)

"Вот так всегда, - думала Фаэль, держа на руках зеленого котенка и шагая следом за Будур в укромный уголок сада, - если ты готов к долгим поискам и приключениям, их-то как раз и не происходит".
Изумрудный разбойник нашелся на удивление легко, словно сам искал встречи. Впрочем, зная характер Тима, Фаэль предполагала, что так оно и было, иначе они могли бы весь сад облазить на четвереньках и ничего не найти.
Будур шагала впереди, то и дело теряя сандалии и шаркая длинным джинсами.
- И как это я не сообразила?, - сетовала она, - надо было надеть шаровары, как у Шахрияра, в них гораздо легче, а в этих штанах прям свариться можно!.
- Так сними их совсем и не мучайся, футболка тебе почти до колен!, - как ни в чем не бывало предложила Алька.
Царевна возмущенно на нее посмотрела.
- Алька дело говорит, - пришла на помошь Фаэль, - все свои, чего стесняться? Тим у нас конечно мальчик, но ему это неинтересно, правда, малыш?
- Мяу, - подтвердил котенок.

В укромном уголке сада обнаружился маленький искусственный водопадик с крохотным озерцом, в котором красовались целых три лотоса.
- Ну давай, рассказывай, - Фаэль спустила котенка на травку и уселась поудобнее.
Рядом точно так же пристроилась Алька, скинула кроссовки и принялась болтать босыми ногами в озерке. Будур поглядела на нее и все же скинула надоевшие джинсы и сандалии, и приготовилась внимать.
- Чтоу именно тебе рассказать? - спросил котенок.
- Что стряслось такого с Морисом, что он вдруг стал принцем и собрался жениться на Будур?
- Это все тот джинн, - вздохнул Тим, - ну помнишь? Синюшный такой. Вот это он выполнил "первое стандартное желание".
Последние слова Тим произнес с таким сарказмом, что Фаэль удивилась:
- Никогда бы не подумала, что у Мориса могут быть такие дурацкие желания!
- Я же говорю, стандартное. Оно не Мориса, это джин такой... гадкий. Подсунул контракт на три желания, пока первое не закажешь, второе не исполнит. Ну и третье соответственно. И вот этот гад подловил хозяина так, что тому ничего не оставалось, как загадать желание. И согласиться на выполнение этого, первого.
- Интересно, на чем он Мориса поймал? - полюбопытствовала Алька. Но Тим лишь строго на нее посмотрел:
- Это я не могу рассказать, это его тайна, не моя, да и ничем не поможет.
- Ну и ладно, подумаешь, - надулась Алька, вытащила из кармана каую-то черную ягодку, запихнула в рот, и тут же почувствовала странное шевеление своих ушей.
- Мяу!
- Алька!
Хором воскликнули Будур, Фаэль и Тим.
- Что такое?! - Алька ощупала уши, кинулась к озерку, чтобы подтвердить страшную догадку...
В тревожимой поверхности озерка отразилось ее удивленное лицо, растрепанные светлые волосы... и мохнатые ослиные ушки.
- Алька, ты что? Что ты съела? - допытавалась Фаэль. Алька дрожащей рукой вытащила из кармана еще несколько ягод.
- Это те, с куста, про который Морис предупреждал? Алкьа, зачем ты их вообще взяла?
- На эксперименты, - всхлипнула девушка, - я и забыла про них...
- Ну ты даешь! А если бы это отрава была?
- Да уж лучше отравиться, чем с такими ушами ходить! - воскликнула Алька и зарыдала.
- Мяу, - голос Тима звучал виновато, - опять я не успел...
- Опять? Значит, Морис их все-таки пробовал?
Котенок грустно кивнул. Вид у него был такой, что хотелось тут же его накормить и погладить.
- На этом его джинн и поймал... А я не успел предупредить...
- И что теперь Альке делать? Унее-то нет желания... и джинна нет...
- Джинна как раз есть, - сказала Алька, почти успокоившись. - Но это на крайний случай.
Она подхватилась с места, и, старательно закрывая руками уши, побежала к дворцу.
- Куда это она?, - удивилась Будур.
- Экспериментировать. Или джинну искать.
- Да, джинна бы могла помочь, - согласился Тим.
- А чего ж Морис к ней не пошел?
Тим посмотрел на хоббитянку, как на больного ребенка.
- Ты что, - ответила за него царевна, - это же надо последней гордости лишиться, чтоб показаться кому-то, тем более девушке, с ослиными ушами. Это уж правда лучше замуж выйти за кого угодно!
- Или жениться. Эх, бедный глупый Морис!
- Что делать-то будем? - поинтересовался Тим.
- А может, на этого джинна как-то надавить?
- Не получится. Формально он придерживается контракта.
- А может, Морис просто загадает третье желание?, - предложила Будур, - чтоб все стало как раньше?
- Так ведь то желание еще не выполнено, он еще не женился на принцессе.
- Ну что ж, остается одно, - усмехнулась Фаэль, - немножко проучить нашего дорогого Мориса за чрезмерную гордость перед друзьями. Будур, поможешь?
- А что нужно делать? - встрепенулась царевна.
- Да ничего особенного, просто сыграть свадьбу с Морисом.
- Что?!
- Я же говорю, сыграть, - улыбнулась Фаэль.
- Но он же... он же будет меня....., - царевна залилась румянцем, не в силах подобрать слова.
- Целовать? - подсказала Фаэль.
- Да, - царевна покраснела еще сильнее.
- Не будет, это же Морис. Ничего он с тобой без твоего согласия не сделает. Нужно просто... - и Фаэль зашептала что-то принцессе на ушко, чтобы зеленый разбойник не услышал и не передал все раньше времени своему другу и покровителю.
Тим посмотрел на девушек строго и осуждающе, дернул хвостом и сказал:
- Надеюсь, я не зря вам все это рассказал, и вы придумаете, как действительно помочь Морису.
- Конечно, милый, - кивнула Фаэль, и девушки дружно захихикали.

Лиорэль Прекрасная леди (17 Июл 2008 19:49)

Попасть в Гарем в восточной сказке - дело простое и далеко не долгое: тщательно взбитые кудри надежно скрывали заостренные уши, а избавится от загара оказалось делом трехминутным - несколько простеньких пассов в совокупности с сауной - и вуаля!
Щербет, который так восхваляли сказочники, Ли, надо признать, разочаровал, оказавшись приторно - сладким. Зато излюбленные яблоки новая наложница потребляла в любых количествах, тихонько телепортируя фрукты из огромных чаш и оставляя в своей комнате.
Больше всего раздражало то, что наложницам было запрещено покидать женскую половину дворца, тем более, что у царя сейчас находились некие высокопоставленные персоны, которым, как доверчиво рассказывали друг другу девушки, позволялось почти все. В том числе - не прикрывать лица перед незнакомцами у женщин. Поахав и поохав, эльфийка осталась, в общем - то довольна. Гарем состоял в основном из молодых и, в большинстве своем, не глупых девушек и ни о какой профессиональной ревности не шло и речи, табличка с аккуратно выведенной и подробно расписанной очередью в покои Соломона висела у входа в женскую половину, изредка изменяемая в связи с желанием самого царя.
В общем - то, тишь да блажь, тенистые аллеи, фрукты и фонтаны. И истерический смех эльфийки, любопытно выслушивающей самые дикие сплетни о гостившем у господина высокородном Али-Аль-Морисе и его друзьях.
И все бы было размеренно и чудесно, если бы не пробежавшая как то раз мимо Алька, раздраженно подергивающая ослиными ушами. Ли, не в силах сдерживаться, в истерике сползла на пол, успев, впрочем, с пассом в сторону девушки. Ослиные уши уменьшились, превратившись в аккуратные кошачьи... что с лихвой было компенсировано вдобавок появившимся пушистым хвостом.

Luxoria Прекрасная леди (17 Июл 2008 21:32)

Синдбад крался по коридору дворца, стараясь слиться со стеной. Этому отнюдь не способствовал ярко-желтый тюрбан, но что уж теперь. Он был слишко напуган встречей с провидцем, поэтому побежал со всех ног выполнять, что было велено, не удосужившись даже переодеться.
И вот теперь, он отчаянно пытался придумать, как он будет объяснять страже, что делает на жилой половине дворца, куда без специального царского разрешения нет хода никому из смертных. И вообще, как из сотен комнат найти именно ту, в которой презренные воры спрятали камни? Не обыскивать же их одну за другой, в самом деле?
Сквозь узкие высокие окна в коридор падали белые полосы света, из сада доносилось дивное пение райских птиц и чьи-то голоса. Синдбад удрученно вздохнул. Все вокруг веселятся, радуются жизни, и только он должен бродить один по дворцу. Никому не нужный и никем не ожидаемый. В который раз вспомнилась прекрасная пери, но на этот раз даже с оттенком какой-то злобы – ведь это из-за нее начались все его беды!
Из окна донесся знакомый смех, похожий на звон маленьких колокольчиков. Синдбад подошел к окну и осмотрелся вокруг.
Ну точно, ему не показалось! Вон она, красавица, милуется со своим зеленым колдуном! И что она в нем нашла? Какая-то зеленая обезьяна! Не то, что он –мужчина в самом расцвете лет, без грамма лишнего жира во всех местах и с рельефной мускулатурой где нужно. Нет, этот колдун точно ее заколдовал! Иначе и быть не может! И если от него избавиться, она точно обратит свой взор на такого красавца, как Синдбад.
Моментально забыв о цели своего визита во дворец, он аккуратно выбрался через окно в сад, нырнул в кусты и начать постепенно продвигаться поближе к беседке, из которой долетал голос колдуна и веселый смех пери. И вот, когда Синдбад уже был почти у цели, кто-то легонько подергал его сзади за шаровары. Он медленно обернулся, готовясь молить о пощаде строгих стражников Царя Царей, и встретился взглядом с веселыми разноцветными глазами. Маленький зеленый кракадильчик улыбался во все три ряда острых зубов, дергая остреньким когтиком красный синдбадов пояс. За его спиной висело в воздухе еще штук восемь точно таких же монстров и точно так же плотоядно улыбались.

- ААААААААААААААААААААААААААА! – разнеслось по саду.
Из беседки немедленно вынырнула счастливая парочка и с любопытством заозиралась по сторонам.
- Что это было? – удивлено спросила Люкси. – Я таких воплей не слышала с тех пор, как Шахрияр познакомился с кракадильчиками.
- Да, произвести впечатление они умеют! – хмыкнул Толик. – Ну точно, посмотри, как они несутся за каким-то бедолагой в желтом тюрбане! Только эти малыши могут так довести человека!
Теперь настала очередь Люксории недоверчиво хмыкать.
- Я бы так не сказала. Любой из представителей конторы может похвастаться такими же точно результатами. Даже не знаю, почему люди так нас воспринимают?
-И я не знаю, – Толик утянул супругу обратно в беседку. – Алькины эксперименты, зубы Елены и твоя привычка палить по всем подряд из автомата совсем не повод так орать. В конце концов, это невежливо.
Люкси снова рассмеялась.
- Как же ты прав, дорогой…

Синдбад сломя голову несся сквозь кусты, перепрыгивая через клумбы и скамейки. Зеленые чудовища летели за ним по пятам, изредка отвлекаясь, чтобы сорвать с ветки какой-нибудь плод. Пролетая мимо одной из комнат, он случайно заглянул в окно и обомлел. Прямо на столе лежала горсть камней. Подозрительно напоминавших те самые алмазы, за которыми он пришел. Что-то щелкнуло в мозгу Синдбада и он так резко затормозил, что стайка кракадильчиков с размаху впечаталась в его широкую спину.
Синдбад посмотрел, как монстрики сидят на земле и трясут головами, пытаясь разогнать золотые звезды в глазах, и молниеносным движением забрался на подоконник.
Вот она, его цель! Самые настоящие алмазы! Точно такие, как и те, что пропали у него на пляже. И после этого, эти презренные обманщики будут рассказывать ему, что они ничего не крали! Но как бы хитры и коварны они не были, им не удалось обмануть великого Синдбада-морехода! Теперь он вернет себе, что было украдено и никто…
Воспоминание о том, что камни нужно будет отдать, резануло его в самое сердце. Может, оставить себе хотя бы один маленький камешек. Ведь если подумать и пересчитать их, то камней даже больше, чем было изначально. Видимо, адвокоты добавили сюда еще и парочку собственных. А раз так, то вполне можно взять себе лишние в качестве компенсации за моральный ущерб. К тому же, вдруг удастся стрясти еще и плату за доставку камней. Тогда жизнь снова засияет яркими красками…
Ссыпав камни в маленький кожаный мешочек и спрятав несколько штук в пояс, Синдбад направился к выходу. Теперь ему нужно отдать камни и забыть обо всем этом, как о страшном сне…

попутчик Горячий кабальеро (17 Июл 2008 22:13)

Синдбад замер перед покоями царевича Шахрияра. Он уже был готов постучать, когда сзади его окликнули:
-Ты принес камни?
Синдбад оглянулся и увидел невысокого старика с цепким, пронизывающим взглядом. Сразу было ясно, что этот человек имеет право повелевать..
-Что смотришь? Я спрашиваю – ты принес камни? Я – господин Аман, начальник стражи его высочества. Иди за мной, не будем отвлекать принца на пустяки.
И старик, не оглядываясь, пошел в сторону беседки. Синдбад поспешил за ним.
- Ну, где камни? – резко спросил стражи, едва они вошли в беседку. – Давай их сюда.
-Господин Аман, - низко поклонился Синдбад. – я много претерпел ради этих камней и я хотел бы...
- Мне наплевать, чего ты хотел – прервал его Аман. – Давай сюда камни, олух царя небесного. Ты влез в такую историю, что уже можешь ничего не хотеть.
Испуганный Синдбад протянул заветный мешочек Аману.
Тот схватил его, высыпал на ладонь заветные камни.. Потом схватил один и изо всей силы бросил об пол.
Алмаз отскочил от мозаичного пола и откатился под скамейку. Аман неверяще посмотрел на него , достал из мешка второй и тоже бросил об пол. Камень покатился и оказался почти рядом с первым.
- Ты мне что принес? - поднял начальник стражи глаза на Синдбада. – Ты меня обмануть захотел?
- Ннет, - у Синдбада затряслись все поджилки. – Я не знал.. я взял те камни, которые...Они, они подменили, тот оливковый…
- Господин Толик? Ты уверен? - мысли Амана лихорадочно заметались. Зачем чужестранец мог подменить камни? Что он задумал? Куда он дел алмазы с дэвами, и где взял точно такие же драгоценности? Хорошо бы спросить его самого..
- Ты уверен? – строго спросил он купца. Тот усиленно закивал головой.
- Тогда ты должен наказать обманщика, - решительно заявил Аман. - Пойдем со мной, я выдам тебе заклинание, которое превратит вора в послушного раба, лишит его сущности, сделает нашим оружием…

elena Прекрасная леди (17 Июл 2008 22:24)

Елена шла по парку, разыскивая попутчика. Дорожка, вымощенная желтым кирпичом, прихотливо извивалась между стрижеными кустами, оббегала радужные клумбы и фонтаны. И вдруг из-за ближайшего поворота раздался неприятный женский голос, явно кого-то ругавший. Крыса выглянула из-за кустов. Спиной к ней стояла Фаэль в закатанных штанах и с мокрыми босыми ногами. Рядом с ней в одной длинной до колен футболке, стояла незнакомая девушка с длинной черной косой. Напротив них, на самом берегу небольшого озерца, заросшего лотосами, расположилась роскошно одетая и столь же роскошно намакияженная дама. Молодой человек с блокнотом в руках, видимо секретарь, делал вид, что отвернулся, а сам потихоньку зарабатывал косоглазие, рассматривая стройные ножки незнакомки.
- Как Вы можете, Ваше Высочество!
«Ага, - подумала Елена, - это же Будур! Как-то удивительно, что Альки не видно.
- Как Вы можете позволить себе появляться в ТАКОМ виде, - продолжала дама. На ее лице застыло выражение высокомерное и брезгливо удивленное одновременно. Как будто она встретила на своей кухне особо крупного таракана и недоумевает по этому поводу.
- Где Ваше королевское воспитание?! Вы - будущая царица целого города! Выйти в сад, в котором гуляют гости, в таком неподобающем виде! - говорила она, обращаясь только к Будур и делая вид, что рядом с ней никого нет. Принцесса все ниже опускала голову. Фаэль явно не нравилось, как разговаривают с ее подругой.
- Простите, госпожа Савская, но Будур… - попыталась заговорить она.
- А тебе простолюдинка, место… - облила грымза Фаэль презрительно-ледяным взглядом. Какую гадость она хотела сказать, так никто и не узнал. Услышав имя противной тетки, Елена вспомнила все, что ей рассказал Аль-Карпоне об этой стерве. Как она всех достает и, походя, унижает. Сколько гадостей она наговорила Шахерезаде, а ее мужа, просто затюкала! Позволить ей оскорбить Фаэльку?! Ну уж нет! И крыса выскочила прямо под ноги царице, вытянулась во весь рост и помахала лапой.
- ПРИВЕТ!!!! – крикнула она и улыбнулась. О, какая это была улыбка! От этой улыбки уши у Елены сошлись где то на затылке, глаза явственно охинелись, а зубы были видны ВСЕ, включая зубы мудрости! Царица, оправдывая горячие надежды Елены, выдала стандартную реакцию. Завизжала и отпрыгнула назад. Правда, визжала она не долго. Просто визжать с полным ртом воды, как-то не удобно. В общем, подняв тучу брызг и утопив половину лотосов, царица ушла под воду с головой. Озерцо оказалось неожиданно глубоким. Секретарь, как был с блокнотом в руках, кинулся спасать хозяйку. Но как только он попытался подхватить ее на руки, испуганная женщина взобралась на него как кошка на дерево, залепив мокрым плащом лицо. Паренек шагнул, как он думал, к берегу, но поскользнулся, и парочка опять скрылась под водой. К счастью, откуда то появился Шеф (вот был у него талант появляться там, где требовалась его помощь) и вытащил обоих пострадавших на бережок, даже не особо замочив ноги. Царица Савская кашляла и отплевывалась. При попытке протереть глаза, размокшая в воде краска, живописно перемешалась, превратив лицо красавицы в полотно абстракциониста.
- Девочки, как вы могли, - Шеф осуждающе посмотрел на подружек.
- МЫЫ????? - возмущенный вопль был ему ответом.
Попутчик недоверчиво оглянулся на Елену. Та стояла, царапая когтем задней лапы камешек и делая вид, что ей очень стыдно.
- Елена?!! - брови попутчика решили поближе познакомиться с его волосами. - За чем ты так жестоко? У меня слов нет…
- Ну и не надо, - перестала прикидываться крыса. - То же мне! Царица, а визжит, как торговка рыбой! Ну, никакого королевского воспитания! А у принцессы, если ты не знаешь, папа есть. Вот пусть он ее и воспитывает, а не какая-то там гражданская жена! - и Елена презрительно фыркнула.
- КТО???!!! - царица не поняла смысла слов, но прекрасно почувствовала, что ее оскорбили.
- А НИКТО!!! Женщина проживающая с мужчиной, но не являющаяся его женой, - тоном коллеги Шеллара, цитирующего закон, сообщила Елена. - Даже тысяча первой, - добавила она себе под нос.
- Я – гостья! – царица вскочила и топнула ножкой. Раздался хлюп, - как ты смеешь, да я…
- Гостья, а двоих детей тебе подарили в вечное пользование! - крыса стояла уперев лапы в бока и так насмешливо смотрела на царицу, что та аж зашипела.
- Со мной никто не смеет так говорить! - она автоматически встала в ту же позу, что и Елена. Будур, успевшая под шумок одеть брюки, и Фаэль уже начали давиться смехом, глядя на мокрую, перемазанную косметикой женщину, пытавшуюся выглядеть величественно. Царица возмущенно обернулась к девушкам, собираясь сказать им какую-то колкость, но увидела улыбку попутчика, которую тот не успел спрятать, и задохнулась.
- Елена зря ты так, - вступился за пострадавшую попутчик.
- Не зря! ЕЕ здесь все бояться, язычок у нее как у Лисаветы! Любого в грязь затопчет походя, чтоб показать, какая она умная да образованная! Здешним нравится? Ну так флаг им в руки, барабан на шею и пьяного носорога навстречу! Но чтобы эта фря наших девочек оскорбляла?! Перетопчется!
- Девочек? Оскорбляла?! Я их воспитывала!!! - царица сжала кулаки.
- Своих воспитывай! – отрезала крыса. И уже обращаясь, к Попутчику объяснила, - она Фаэльку простолюдинкой обозвала и хотела подробно объяснить, где ей место. Знаешь так типа, фу, какая мерзость у нас тут ходит!
Шеф нахмурился, из его глаз исчезло всякое сочувствие. Мгновенно это уловив, царица подхватила мокрые юбки и быстро удалилась.
- Спасибо! - облегченно вздохнула Будур. - Теперь я ее перестану бояться. Буду вспоминать ее мокрую и смешную.
Елена огляделась, увидела беседку и указала на нее собеседникам.
- Пойдемте, присядем и я вам расскажу все, что узнала. А эта дамочка к здешним неприятностям обе руки по самый локоть приложила.

Luxoria Прекрасная леди (17 Июл 2008 22:52)

- Я ждал тебя, моя прекрасная пери!
Люксория даже подпрыгнула от неожиданности. Она на минутку зашла к себе освежиться и никак не ожидала застать кого-то в своей комнате. Возле окна, важно сложив руки на груди, стоял Синдбад в дурацком желтом тюрбане. Выражение его лица девушке крайне не понравилось.
- Чего тебе надо, Синдбад? – спросила она не слишком дружелюбно.
- О, ничего особенного, - ответил тот, неприятно ухмыляясь. – Всего лишь мои камни.
Девушка пожала плечами.
- У нас их нет. И мы тебе об этом уже говорили. Их украл дэв.
- Дэв, как же! Рассказывайте это кому-нибудь другому, может он и поверит! А я не настолько глуп!
Люкси фыркнула. Если этот идиот сейчас начнет распинаться о собственном выдающемся уме, то он еще тупее, чем она предполагала…
Синдбад расценил ее реакцию по своему.
- Нет, королева моего сердца, тебя я ни в чем не обвиняю! Разве могут эти прекрасные руки, нежные, как ласковые волны, совершить такой неблагородный поступок. Это все тот зеленый выскочка, я уверен в этом!
- Что?! – возмутилась Люкси. – Да как ты смеешь обвинять в чем бы то ни было моего мужа?
- О, звезда моя, этот мерзкий колдунишка зачаровал тебя, и ты не можешь видеть все его подлые замыслы. Но я вижу их насквозь! Ему не удалось обмануть проницательного Синдбада! Я выведу его на чистую воду и заставлю вернуть мне мои алмазы!
Люксория закатила глаза к потолку. До чего же ей надоел этот проходимец! И главное, не понимает ни тонких намеков, ни ударов кулаком в глаз прямым текстом! Вот как ему объяснить, чтобы дошло?
- Послушай, Синдбад… - начала она. Но закончить фразу не успела. Араб тут же бросился к ней, упал на колени и принялся целовать ей руки.
- Да, моя пери, я слушаю тебя! Я внемлю каждому твоему слову! Каждый звук, вылетающий из твоих уст, для меня прекраснее музыки! Говори со мной, моя жемчужина, я готов слушать тебя часами…
«Слушает он! – возмутилась про себя Люкси. – да он мне слова вставить не дает!»
«А для тебя это самое главное? – спросил внутренний голос. – И то, что он к тебе пристает на глазах у мужа, тебя совсем не волнует?»
«Какого мужа?» - хотела спросить девушка, но не успела.
- Люксория! – раздался за спиной голос Толика.
Люкси вздрогнула и обернулась. Муж уже очень давно не обращался к ней так официально, и сейчас она внезапно почувствовала себя маленькой девочкой, утянувшей без спросу пирожок прямо с противня.
- Люкси, что ты тут делаешь с этим мерзавцем? – грозно вопросил супруг, уперев в бока оливковые кулаки. Вокруг него сейчас явственно ощущалась такая аура Силы, что даже Синдбад притих и предпочел отодвинуться подальше.
- Не виноватая я, он сам пришел, - ляпнуа Люкси, не задумываясь.
«Ты что несешь? – всполошился внутренний голос. – После этой фразы он точно подумает что-нибудь не то, и доказывай потом, что ты не верблюд!»
«Упс! – сразу же опомнилась девушка. – Сейчас все исправлю!»
- Дорогой, не надо волноваться! Ты же сам знаешь, что я этого подлеца на дух не переношу, и то, что он опять меня всякими алмазами уговаривает, так это его проблемы! Неужели ты думаешь, что я променяю тебя, на какие-то камешки? Тем более неграненые!
- Не променяешь? – уточнил Толик, улыбаясь.
- Ну, конечно же, нет! Только на бриллианты! – Люкси засмеялась и обняла мужа за шею. – А может, и на них не соглашусь…
- Так бы сразу и сказала! – рассмеялся полуэльф. – Но вопрос с этим типом предлагаю закрыть раз и навсегда!
И он медленно пошел на Синдбада, позволяя Силе свободно течь сквозь пальцы.
- Ну что, ишак в тюрбане, предоставляю тебе право выбора. В кого тебя превратить? В слизняка или червяка?
На лице Синдбада на долю секунды мелькнул страх, но его тут же сменила вспышка озарения. Он сунул руку в карман, достал что-то, невидное из-за сжатых пальцев. И так победоносно улыбнулся, что у Люкси появилось нехорошее предчувствие.
«Если этот гад хоть что-нибудь сделает Толику, я его собственными коготками на лоскуты порву!» - подумала она, хмурясь.
«Ну, чего ты волнуешься? – возразил мудрый внутренний голос. – Толик тебе не какой-нибудь неумеха. Он маг со стажем, к тому же полуэльф. Что ему сделается?»
«Не знаю, - вздохнула Люкси, наблюдая за сближающимися соперниками, - Но у меня сердце не на месте…»
- Нет, колдун, такому как ты никогда не победить меня! Я еще заставлю тебя вернуть украденные тобой алмазы!
- Какие еще алмазы? Готовься к смерти, мартышка недоделанная! – провозгласил Толик и театральным жестом выбросил вперед правую руку.
- Только после тебя! – крикнул Синдбад и швырну что-то противнику под ноги. Вокруг Толика закружились клубы оливкового дыма, а когда они рассеялись, на полу осталась стоять маленькая, размером с большой палец, бутылочка зеленого стекла.
Несколько секунд и Люкси, и Синдбад растерянно смотрели на бутылочку. Но как только оцепенение прошло, девушка тут же кинулась на обидчика с кулаками.
- Ах ты, сволочь! Ну-ка говори, куда ты дел моего мужа!
- Не знаю я! – отбивался Синдбад. – Оно не должно было так сработать!
- А как должно! Говори быстро, пока я не вышла из себя окончательно!
- Мне толком не объяснили! Но сказали, что это верное средство! – раскрасневшиеся от гнева щечки и сверкающие глаза пери сбивали Синдбада с мысли. Что за чудесная женщина? Возможно теперь, когда ее муж больше не маячит на горизонте…
- Кто сказал? – вывел его из размышлений сердитый голос Люкси.
Синдбад побледнел. Похоже, он проболтался о том, о чем и думать было запрещено. Теперь ему не поздоровится! Нужно срочно сматываться!
И подхватив с пола маленькую бутылочку, он выскочил в окно. Люксория бросилась за ним, привычным жестом пытаясь достать из воздуха автомат. Но автомат не доставался. Из-за всех этих волнений девушка и забыла, что здесь это фокус срабатывает крайне редко. Она проводила потухшим взглядом желтый тюрбан Синдбада, обессилено упала на парковую скамейку и разрыдалась.

Алька Прекрасная леди (19 Июл 2008 09:45)

- Покушала ягодок! – фыркнула Алька, вертясь перед зеркалом. Кошачьи уши были куда симпатичнее ослиных, но тоже не радовали. Да и хвост…
- Хорошо, хоть не джинсы сегодня одела, - оптимистично заметила девушка, помахивая пушистым хвостиком. – А забавно… Но – нет! При такой жаре мне еще только мехового шарфика не хватало для полного счастья! Значит, будем работать…
Она деловито перерыла все карманы, ворча о пропадательной способности самых нужных вещей, но все-таки отыскала веточку коварного растения. Следом за ней на столе выстроилась шеренга разных пузырьков и баночек.
- Вот явно растение магическое, - бормотала себе под нос Алька, осторожно нарезая одну ягодку тонкими кружочками. – Но в любой магии есть доля химии, это я вам как бывший эльф говорю…Значит, эту химию нужно найти, вот и все! Но как жаль, что наставница учебник по генетике отняла, а! И микроскопа нет опять же… Эх, ладно, будем трудиться в полевых условиях.
Мысль о том, что проще обратиться к джинии даже не заглянула в ушастую голову экспериментаторши. Ведь самостоятельно намного интереснее! Однако после часа упорного труда пришлось признать свое поражение.
- Умом нам магов не понять! – констатировала Алька. – Вот кто-нибудь может мне объяснить, как натуральный кошачий хвост можно приделать к человеческому телу?! Причем так, чтобы этот хвостик не менял своих кошкинских параметров! Да, а вот наставница точно знает…
Девушка принялась убирать реактивы. Веточку зловредного растения она упаковала в отдельную коробочку с этикеткой «Осторожно, яд!».
- Так и придется к Джине идти, - решила Алька и направилась к зеркалу, чтобы решить, как можно замаскировать изменения во внешности. – Есть такая одежда, паранджа называется… Как раз для нашего случая придумана, видимо! А с другой стороны… Почему бы и не попугать народ? Это даже где-то красиво, любители анимэ оценят!
Сказано – сделано. Алька гордо шествовала по коридорам дворца, вовсю помахивая хвостом, шевеля ушами и наслаждаясь ошарашенными взглядами слуг.
- Госпожа! Послушайте, да стойте же вы!
Кто-то самым непочтительным образом дернул девицу за хвост. Она резко обернулась, собираясь высказать хамы все, что думала о нем и его родственниках, но, увидев собеседника, подавилась заготовленной речью.
- Ой, а ты кто?! – с любопытством спросила она, разглядывая невысокого – даже ниже Фаэль! – человечка, одетого, однако, ярко и пышно.
- Дворцовый, если позволите, - вежливо поклонился человечек. – Вроде домового я, только во дворцу приставлен.
- Здорово! Нам бы на Пляже тоже такого завести… Ой, простите! Так чем я могу вам помочь?
- Я, - дворцовый смущенно уставился в окно, - попросить вас хотел. Вы, понимаете ли, швабру мою любимую брали, потолок перед гаремом когда мыли. Верните, пожалуйста, а? Я без нее как без рук!!
- Действительно, не вернула, - признала Алька. – Знаете что, я, кажется, помню, где ее оставила. Идемте!
- Вот спасибо! – обрадовался дух. – И еще одно: вы при людях-то со мной не разговаривайте, пожалуйста. Меня обычно никто не видит, я только для вас исключение сделал.
Почти протрезвевшие евнухи все так же несли караул у дверей гарема. При виде мирной и безобидной Альки они дружно попытались стать меньше ростом и вообще забиться куда-нибудь в щель.
- Ну вот, так я и думала, - девушка подняла валявшееся у стены копьё. – Ничего без присмотра оставить нельзя, мигом ноги приделают! Дяденька, отдайте швабру! Это не ваше табельное оружие!
Несчастный евнух только мотал головой да крепче сжимал ручку швабры, уворачиваясь от копья, которым тыкала в него добрая девушка. Дворцовый ловко подкатился под ноги охраннику, тот споткнулся и гулко тюкнулся лбом о каменный пол.
- Готов! - констатировала Алька, щупая пульс у поверженного стража. – Дворцовый, будь другом, сбегай за коньком! Без него он в себя еще долго не придет.
Ее напарник деловито кивнул и тут же протянул девушке литровый кувшин, источавший характерный аромат.
- Ну, чтоб нам всем не кашлялось! – провозгласила Алька, вливая в бесчувственного охранника почти полстакана благородного напитка. – О, очухался!
Кренясь и покачиваясь, евнух занял свой пост у двери. Его напарник, не знавший, прятаться ли ему или бежать за подмогой, облегченно вздохнул и наивно порадовался, что в охраняемом ими гареме нет таких девушек. Дворцовый вцепился в швабру, как студент в зачетку, и чуть не пустился в пляс.
- Ну, и я вам кой-чем помочь смогу, пожалуй, хитро подмигнул он. – Идите-ка за мной!
Дворцовый привел Альку в оранжерею и остановился перед невысоким кустиком с резными листьями и редкими темно-синими ягодами.
- Вот, - дух гордо ткнул шваброй в растение. – Камарилис необыкновенный, он же «смерь ворожбе». Любая магия снимается!
- Проверим! – поняла намек Алька, раскусывая ягодку. – Ну и кислятина! О, а хвоста-то и нет! И уши тоже нормальные, человеческие. Спасибо тебе, дворцовый… Эй, а ты вообще где?! Нету! Значит, это был глюк. Очень хороший и полезный глюк!
Девушка развела руками и отправилась в свою комнату. Ей еще надо было спрятать в коробочку веточку камарилиса. И не забыть этикетку: «Осторожно, противоядие! Без яда не применять!»

Fael Прекрасная леди (19 Июл 2008 15:51)

Хоть царицу Савскую и посадили в лужу, то есть в озеро, и она стала для Будур совсем не страшной, принцесса все же поспешила переодеться в платье. Ходить в штанах было непривычно и жарко. И некрасиво. Так что, едва дойдя до дворца, Будур убежала наверх, а Фаэль осталась в саду, думая, куда бы ей пойти. В принципе, утро давным-давно кончилось, и желудок недвусмысленно намекал, что пора бы и покушать. И желательно, чего-нибудь посерьезней фруктов, которые вот-вот из ушей полезут.
Решив, что желудок прав, хоббитянка направилась в сторону кухни - пзвать слугу ей почему-то в голову не пришло.
Не успела она пройти и половины пути, как услышала чьи-то рыдания.
Фаэль пошла на звук. Когда же она увидела, КТО заливался слезами на парковой скамейке, решила, что произошла как минимум катастрофа мирового масштаба.
От волнения хоббитянка не сразу нашлась, что сказать. Люкси, великолепная непробиваемая секретарша адвокотской конторы рыдала горько и безнадежно, не замечая ничего вокруг, даже черных разводов потекшей туши. С минуту Фаэль лихорадочно соображала, то ли звать Хани с успокоительным, то ли папу с коньяком, то ли искать бомбоубежище.
- Люкси, что случилось? - она погладила подругу по плечу, пытаясь успокоить, но не помогло.
- Гад, не...ненавижу, - сквозь рыдания сказала Люкси.
- Опять Толик тебя обидел?
На слове "Толик" Люкси зарыдала еще сильней.
- Ну перестань, он тебя любит, он не хотел, - стала оправдывать эльфа Фаэль. Но Люкси почему-то рыдала еще горше, и вообще перестала реагировать на внешние раздражители.
Поняв, что своими силами не справиться, хоббитянка все же побежала за Хани.
- Дочь, ты куда так летишь, - окликнул ее попутчик на пол-дороге.
- Пап, там Люкси плохо, бери коньяк и иди туда, - она махнула рукой, указывая направление к скамейке, и устремилась за Хани, решив, что все складываетс удачно, не успокоительное, так коньяк будет точно.
- Хани! ХАНИ!!!
- Чего кричишь?, - недовольно отозвалась лучший в мире специалист по ядам.
- Там Люкси плачет, ее наверное Толик опять обидел, ни на что не реагирует, бежим скорей, - на одном дыхании выпалила Фаэль.
- Да стой ты!, - притормозила ее Хани. - Дай хоть аптечку возьму. Значит, говоришь, плачет?
- Ага, рыдает прям, тушь течет, она не замечает.
- Значит это не Толик, - сделала вывод Ханаэль.
- Почему?, - изумилась хоббитянка.
- Ты что, Люкси не знаешь? Она бы ни за что не стала плакать, да еще на людях из-за ссоры с мужчиной. Ха, да он бы уже ползал перед ней на коленях с букетом роз, а она бы гордо отворачивалась. Нет, тут явно что-то посерьезней.
И маленькая женщина поспешила к Люкси.

На скамейке картина немного сменилась. Люкси рыдала все так же, но прибавился попутчик с рюмкой и бутылкой.
- Не хочет, - обессиленно вздохнул он.
- Опять коньяк! - сдвинула брови Хани, - шеф, ну сколько можно, по любому поводу спаивать коллектив!
- Да я... - попутчик попытался было ответить, что выполняет поручение дочери, и вообще, такое дело, но Хани ему не дала.
- Освободите место врачу.
Попутчик встал, а Хани быстро и профессионально вколола Люкси успокоительное.
Всхлипы постпенно затихли.
- Хватит, или еще уколоть? - для проверки уточнила Хани.
Люкси всхлипнула, что можно было перевести как "делайте со мной что хотите".
- Ну что ты, девочка, - Хани приобняла ее за плечи, - что ты убиваешься? Смотри, вон и тушь вся потекла... Пойдем умоемся...
Хани бережно повела секретаршу к фонтану, а попутчик лишь печально вздохнул. Непростая это наука - успокаивать женщин в истерике.

Спустя каких-то полчаса, пока Люкси совсем успокоилась и вновь навела красоту, Хани, Фаэль и попутчик услышали наконец историю про Синдбада и Толика.
- Ну он у меня получит, этот гад, добероусь до него только. Он у меня за все получит!
Попутчик с удовольствием отметил, как загорелся в глазах секретарши недобрый огонек - отсвет выросших за ее спиной багровых крыльев.
Не стоило Синдбаду так злить Люкси, ой не стоило...

попутчик Горячий кабальеро (20 Июл 2008 18:40)

- Душа моя, ты расстроена? – Царь Царей поднял голову от свитка и внимательно посмотрел на свою гостью, - неужели тебя так задели детские шалости?
- Да причем тут дети, - отмахнулась рукой царица Савская. – Хотя твоей младшей дочери все же стоило бы задуматься и о выборе друзей, и о своем поведении. Она – царевна, а это налагает определенные обязательства. Мы не можем себе позволить то, что могут себе разрешить другие. Право власти накладывает и обязанности. И одна из них – быть всегда примером. Во всем. Ты сам это прекрасно знаешь. Тем более – когда у нас гости из дальних стран. Что они станут рассказывать о нас? Что царевна носится по саду с грязными ногами? А еще эта крыса... Можно подумать, мне больше всех надо...
- Не печалься, все пройдет, - улыбнулся Соломон, отложил свиток и посмотрел в окно. - Будур совсем недолго осталось наслаждаться свободой. Пусть она порадуется уходящему детству, пусть еще немного насладится беспечностью. Время неумолимо, скоро ей придется принимать решения, и, поверь мне – если она станет разумной правительницей, то никто и не вспомнит про ее грязные ноги. А если нет – то опять же судачить станут не о детских шалостях.
Логика и разум правителя выстраивают, направляют мир. Но если в его сердце нет радости, нет любви – в этом мире не будет счастья. А зачем нужен мир, в котором нет счастья?
Я благодарен гостям, они дали мне не один повод улыбнуться, они принесли радость в мой дом. А улыбка в трудные времена стоит многого.
- Ну конечно, - скривила губы царица. – Улыбка – это да. Видел бы ты, как ехидно улыбалась эта крыса, когда столкнула меня в воду. Я всё-таки не понимаю, зачем ты пригласил их. Если ты со своей мудростью не можешь помочь Шехерезаде, то чем смогут помочь чужеземцы? Не знаю, я не уверена что ты прав. И потом, вовсе не обязательно замыкать все нити на ней одной. Да, твоя дочь слагает удивительные сказки... Ну хочешь, я напишу тебе сказки? Или попросим Данияра, он очень талантливый молодой человек, получил прекрасное образование, замечательно ведет мою переписку, и он давно хочет попробовать себя в творчестве.
Соломон печально улыбнулся сидящей напротив женщине.
- Спасибо, дорогая, я знаю, что ты всем сердцем хочешь помочь мне. Но этому миру нужны сказки Шехерезады.
-Ну, как знаешь, - Царица Савская встала и направилась к двери. – Ты – повелитель этого мира и тебе выбирать его будущее. Я устала с тобой спорить. Уж хуже, чем стихи твоего зятя, сказки Данияра точно не будут.
- А что, Шахрияр начал писать стихи? – оживился Соломон. – С чего бы?
- С чего - не интересовалась. Правда, написано очень небрежно, там еще работать и работать, но хоть не кальян курит, а стихи пишет. Уже хорошо…
- Стихи - это не просто хорошо, это вовсе даже отлично, - прошептал Соломон, глядя вслед царице Савской, - ты даже не представляешь, насколько это хорошо.

Luxoria Прекрасная леди (21 Июл 2008 21:28)

Состояние безысходности и отчаянья было настолько острым и непривычным, что хотелось выть. Но поскольку выть было как-то неудобно – что о ней подумают радушные хозяева? – Люкси решила отвлечься на что-нибудь. В конце концов, шеф обещал что-нибудь разузнать. А раз уж шеф обещал, значит, разузнает – это железобетонно!
Правда, поиск подходящего предмета для отвлечения внимания от убивания по канувшему в неизвестность мужу, проходил с трудом. Девушка даже решила еще немного пореветь для придания ясности мыслям, как вдруг в окно влетел маленький кракадильчик в желтом тюрбане. Тюрбан музоглюку был явно великоват и постоянно сползал на глаза. Но кракадильчика это ничуть не расстраивало. Наоборот, он весело кружился перед Люкси, демонстрируя обновку.
- Ну-ка, иди сюда! – скомандовала Люкси.
Кракадильчик послушно подлетел и завертелся перед самым носом девушки.
- Красивый, красивый, - раздраженно буркнула Люкси. Нет, она прекрасна понимала, что кракадильчик не виноват, но показывать каким-то зеленым глюкам свою боль она не собиралась. Гораздо проще спрятаться за маской недовольства, чтоб никто не догадался.
К чести маленького муза, он и не думал обижаться. Внимательно посмотрев в глаза девушке своими разноцветными гляделками, он только понимающе пискнул и метнулся к окну.
- Эй, ты куда! – крикнула ему в след Люкси. – Я с тобой еще не закончила!
Но кракадильчик уже несся обратно, держа в лапках большущий грейпфрут. Он аккуратно положил подарок на одеяло и снова завис перед Люксорией.
- Спасибо, маленький, - растрогано прошептала та, утирая непрошенные слезы. Из-за всех этих событий ее постоянно тянуло пореветь, а ведь это совсем никуда не годится. Глаза покраснеют и опухнут, никакой косметики на них не напасешься! – я у тебя кое что хотела узнать… Ты мне поможешь?
Кракадильчик радостно закивал.
- Ты можешь мне показать, где ты взял этот тюрбан?
Снова радостное кивание.
- Отлично! – Люкси резко спустила ноги с кровати. – Тогда я сейчас приведу себя в порядок, и мы пойдем! Ну, доберусь я до убийц моего мужа! Именно убийц –я не верю, что Синдбад действовал сам, у него мозгов бы не хватило. И вот, когда я найду эту шайку, те, кто останутся в живых, будут завидовать мертвым!
Кракадильчик сделал круглые глаза.
- Спокойствие, малыш, только спокойствие! Не надо на меня так смотреть! Это всего лишь цитата…

Кракадильчик висел перед высокой мраморной оградой, отделяющей дворцовый сад от шумных городских улиц. Земля в этом месте была прилично истоптана, трава местами выдрана клочьями, а на белоснежном камне остались грязные отпечатки чьих-то ладоней.
Люкси внимательно осмотрела место преступления и пришла к выводу, что именно тут Синдбад перелез через забор, причем явно не с первой попытки. Перелезть вслед за ним было делом пары минут, особенно после парочки уроков ушу, но вот как искать его дальше? Бэдат – это не тихий, прохладный сад Царя царей. Там и самому заблудиться недолго, не то, что найти кого-то.
- Да, малыш, сами мы не справимся, - констатировала Люкси. Кракадильчик уныло повесил голову, отчего тюрбан в очередной раз съехал ему на глаза. – Но я знаю, что делать. Мы с тобой обратимся к профессионалам!
Музоглюк сделал радостный пируэт и уронил тюрбан. Девушка подняла его с земли, отряхнула и снова нахлобучила на зеленую голову. И тут ее осенило!
- Маленький, а когда ты сюда прилетел, тут валялось что-нибудь еще, кроме тюрбана?
Кракадильчик закивал.
- Такая маленькая бутылочка зеленого стекла? – муз отлетел к кустам и приподнял нижнюю ветку. – Она лежала там, верно? И ты ее поднял?
Малыш покачал головой. Сердце Люкси, только что забившееся быстрее от безумной надежды, снова ухнуло вниз.
- Не подбирал, значит, - медленно выговорила она. Кракадильчик завертелся, заметался из стороны в сторону, словно пытался разорваться на несколько частей. Люксория снова заинтересовалась. – Ты здесь был не один, а со своими братьями! И кто-то из них подобрал бутылочку?
Муз радостно заулыбался и принялся что-то показывать лапками. Его движения больше всего походили на жесты рыбака, хвастающегося перед коллегами своей добычей. Минут пять Люкси пыталась сообразить, что же хочет ей сказать ее маленький помощник, пока до нее, наконец, не дошло.
- Я поняла! Бутылочку забрал самый маленький крокодильчик! И куда он ее дел?
Кракадильчик сделал сальто назад и усиленно закивал и ткнул пальцем в сторону дворца.
- Ага! Значит, бутылочка все еще во дворце! – Люкси нахмурилась и сделала пару шагов туда-сюда вдоль забора. Муз напряженно следил за ней, то и дело поправляя тюрбан. – План таков – идем во дворец, рассказываем остальным о результатах наших изысканий и просим прочесать замок на предмет бутылочки. Сами находим Лестарда – я его давно не видела, но где-то он должен быть – и идем искать Синдбада. Все ясно?
Музоглюк привычно кивнул и полетел вслед за Люксорией в направлении дворца.

Fael Прекрасная леди (23 Июл 2008 16:35)

Фаэль давненько не могла припомнить такого насыщенного событиями дня. Подумать только, и с царевной познакомилась, и Альку из гарема доставала, и план женитьбы Мориса разработали, и царицу искупали, и Толика потеряли.... А она еще не обедала!
Растущий хоббитский организм, возмущенный таким пренебрежительным к себе отношением, требовал еды. Причем немедленно, много и вкусно.
Чутье не подвело - вскоре Фаэль нашла-таки кухню. И поняла, что не одинока в своих стремлениях - здесь же переминалась с ноги на ногу Алька.
- Приветик! Что, тоже пообедать решила? - поздоровалась Фаэль.
- Ага. Только заходить боюсь. Я там утром взрыв устроила.., - смущенно ответила Алька.
- Ну не будем же мы тут до вечера голодные стоять и нюхать... а вкусно пахнет, кстати.
За спинами девушек послышался шорох.
- Госпожи желают отобедать? - почтительно поклонившись, спросил молодой слуга. И остался в полупоклоне - очевидно, так было гораздо удобней рассматривать алькины ножки.
- Точно, желаем! - обрадовалась Фаэль. - и чем скорей, тем лучше.
- Куда прикажете подать кушанья?
- Да все равно, давай хоть в той беседке, - махнула рукой Алька.
- Как вам будет угодно.
Слуга опять поклонился и скрылся за дверью кухни.
Вскоре Алька и Фаэль с аппетитом уминали непривычные, но вкусные и красивые блюда.
- А ничего, неплохо тут все устроено, - с набитым ртом проговорила Алька и вдруг замахала рукой.
- Люкси! Эй, Люкси, давай к нам!
- Я не голодна. И я спешу, - ответила Люкси. Вид у нее был крайне целеустремленный, а над головой вился зеленый кракадильчик.
- А куда спешишь? - удивилась Алька.
- Искать этого мерзавца Синдбада, - произнесла она с плохо скрываемой ненавистью.
- А зачем? - Алька удивилась еще больше, но Фаэль ее перебила.
- Люкси, ты что, одна собралась?
- Нет, сперва я найду Лестарда.
- А он-то тебе что сделал? - глаза Альки, не видевшей люксину истерику, уже напоминали блюдца.
- Мы с вами, - сказала Фаэль, вставая из-за стола. - Только давай фазана возьмем, я его еще не пробовала, жалко.

Упаковав в пергамент жареного фазана, девушки отправились искать Лестарда, которого и правда давно было не видно.
- Ох уж эти мужчины, - возмущалась Люкси, - вечно их нет на месте, когда они нужны! Неужели придется идти одним?
И едва она это сказала, в дворцовые ворота вошел Лестард.
- Лёвушка, ты-то нам и нужен! - обрадовалась Люкси. - Где ж ты пропадал?
- Я осматривал город, - ответил старший расследователь, - а зачем я вам нужен?
- Ага, значит, город ты уже изучил! Очень хорошо...

Спустя несколько минут четыре фигуры уже шагали по вечернему Бэтдаду вслед за зеленым кракадильчиком.

Luxoria Прекрасная леди (23 Июл 2008 23:44)

След Синдбада вел к месту, которое можно было назвать "станцией аренды верблюдов". Лестард задумчиво посмотрел на жующих жвачку верблюдей, те ответили ему такими же задумчивыми взглядами.
- Ну, вот и все! – торжественно провозгласил старший расследователь. - Дальше он сел на верблюда и ускакал в неизвестном направлении.
- Что значит «все»? – тут же возмутилась Люкси. – Ты что это, сдаться надумал? «Все» будет, когда мы Синдбада найдем, так что начинай думать, как его искать дальше!
- А почему это я должен думать? – вознегодовал Лестард.
Алька пожала плечами.
- Кто-то из нас утверждал, что он старший расследователь, вот только пока нарасследовал всего лишь на младшего… Но если ты не можешь, то мы и сами справимся. Правда, Фаэлька?
- А то! – согласилась хоббитянка, не сводя глаз с лотков с персиками в соседней лавке. – Вот только нужно для начала запастись провиантом, а то фазана на четверых не хватит…
- Ну, вот и решили! – подытожила Люкси. – Значит, мы с девочками и кракадильчиком идем покупать в дорогу что-нибудь к этой курице-гриль, а Левушка идет узнавать, куда направился наш Синдбад на арендованном верблюде.
И девочки дружно направились в сторону продуктовой лавки. Лестард еще раз покосился на верблюдов. Те по-прежнему жевали и не проявляли никакого сочувствия.
- Ладно, - в конце концов решил он, - если подумать, то я просто обязан помочь слабым и беззащитным девушкам. Без меня они совсем пропадут…
Верблюды удивленно выпучили глаза, провожая взглядами «слабых и беззащитных», и скептически хмыкнули.

- Ну, и как у тебя дела? – спросила Фаэль, доедая самсу с тыквой. – Куда мы теперь? И лучше бы побыстрее, а то я папе не сказала, что ухожу надолго. Он будет волноваться.
- Теперь нам на северо-запад, - деловито ответил Лестард, принимая из рук Альки свою порцию вкусностей. - По крайней мере, так считает хозяин этой верблюжьей станции.
- Вот и отличненько! – обрадовалась Люкси. – Значит, мы его быстренько догоняем, мстим по поной программе и возвращаемся во дворец до ночи. И попутчик не успеет разволноваться, и я узнаю свежие новости от дона Аль Капроне…
- По полной программе – это как? – тут же поинтересовалась Алька.
Люксория моча протянула девочке листок формата А4, на котором красивыми красными буквами было написано:
«Программа мщения
1. Догоняем.
2. Хватаем.
3. Отпускаем все грехи (можно и без этого, но как-то оно не по-христиански).
4. Передаем на руки палачу.
5. Дальше по обстоятельствам.»
- Ого! Солидная программа! – восхитилась Алька. – А где мы палача возьмем?
- Не боись, у меня все продумано! – глаза Люкси полыхнули зловещим огнем, так что всем даже стало не по себе.
- Ну, если ты так говоришь, тогда поехали, - вздохнула Фаэль. – Только, может, все-таки не будем его убивать? Как-то это… не наш метод…
- А это уже по обстоятельствам. Там же все написано! – отрезала Люкси. – Хватит болтать, время не ждет!
- И как вы собираетесь успеть до ночи? – поинтересовался Лестард. – На верблюдах мы его сроду не догоним!
- А причем тут верблюды? – искренне удивилась Люксория. – Джина, организуешь нам быстрый транспорт?
Браслет на ее запястье засветился мягким синим светом, и перед чесной компанией завис ковер-самолет.
- Вот, я его из караван-дивана временно одолжила, - объявил браслет голосом Джины. – Им все равно пока без надобности.

Солнце уже начинало садиться, когда ковер завис над небольшой горой с заваленным большим камнем входом в пещеру. Именно здесь обрывались следы одинокого верблюда, чудом не занесенные ветром.
- Похоже, мы на месте, - сказал Лестард, осматривая камень. – Только вот как нам попасть внутрь?
- А вот это как раз не проблема! – заулыбалась Алька. – Это я могу! У меня, знаете, какой опыт!
И девочка принялась доставать из карманов и сумки различные колбочки и пробирки.
- Вот видишь, как все просто, Левушка! – успокоила расследователя Люкси. – Пока мы с тобой, ты нигде не пропадешь!
- Я-то не пропаду, а вот вы – запросто. – Лестард демонстративно постучал кулаком по лбу. – Прежде, чем взрывать эту глыбу, нужно как следует подумать, как на это отреагируют разбойники. Вряд ли они выбегут, чтобы встретить нас хлебом-солью. Я предлагаю как-то подманить их к камню, а уже потом взрывать.
- Не вопрос! – воодушевились девушки.
Алька заложила взрывчатку у подножия камня и отбежала подальше, а Люкси крикнула своим самым соблазнительным голосом.
- АУУУУУУУУ! Мальчики! Это санэпидемстанция! Плановая проверка наличия тараканов!
За каменной дверью послышалось какое-то шевеление, булыжник зашевелился, и в этот момент грянул взрыв.
Когда дым рассеялся, Лестард осторожно заглянул внутрь. Возле входа лежали без сознания попавшие под обвал разбойники. Оставшиеся на ногах заняли оборонительную позицию возле дальней стенки пещеры, готовясь защищаться от неведомой им санэпидемстанци. За их спинами жался Синдбад.
- Итак, бойцы! Ситуация складывается весьма неплохо, - Лестард построил свой отряд и теперь вышагивал перед ним. – Нас было четверо против девятнадцати, сейчас нас четверо против девяти!
- Теперь ты должен сказать, что будешь драться за четверых, - подсказала Алька.
- Да нет же, за восемнадцать, - возразила Люкси.
Лестард как-то сразу растерял весь боевой пыл.
- Почему я должен такое сказать? – недоуменно спросил он.
- По канону! – хором ответили девочки.
- А разве там такое есть?
- В каноне есть все, главное – правильно выбрать канон! – наставительно произнесла Люкси. – Да ты не переживай так! У Альки еще полно пробирок, у Фаэльки меткий глаз и отличный лук, а у меня вообще автомат – я его таки достала! Так что, тут без вариантов!
И девочки дружно двинулись в пещеру.

Синдбад со связанными руками жалко извивался на песке у ног Люксории. Но на нее его мольбы и жалостливые взгляды не производили ровным счетом никакого впечатления.
- Алька, что там у нас следующее по программе? Ах да, отпущение грехов… Так вот, мерзавец… в смысле, Синдбад, мы прощаем вам все ваши преступления! Умрите с миром!
Алька посмотрела на Люкси и расплылась в улыбке.
- Ты чего? – удивилась Фаэль. – Люкси же нужно остановить, пока она этого и впрямь не грохнула! Она с момента исчезновения Толика немного не в себе!
- Не переживай, - шепнула Алька в ответ. – Я, кажется, догадалась, что задумала Люкси. Так что давай ей подыграем. Повторяй за ней. Умрите с миром!
- Умрите с миром! – повторила Фаэль, по-прежнему не понимая, что происходит.
А Люкси уже командовала дальше:
- Палач, теперь он весь твой! Только как бы его получше казнить? Повешение? Гильотина? О, знаю! Утонутие! Самая страшная смерть для пустыни!
Из ниоткуда появилась гигантская фигура в черном балахоне и колпаке с прорезями для глаз. Он схватил Синдбада за шиворот и поволок к появившейся у ближайшей дюны лодке.
Синдбада прорвало.
- Я не хочу умирать! Я слишком молод, чтобы умереть!
Он бросился в ноги к своим карателям, но были неумолимы. Тогда, героическим усилием разорвав веревки, связывавшие руки, Синдбад рванул к лодке. Весла быстро-быстро замолотили по песку.
- Да я лучше на циклопа один выйду, лучше с птицей Рух потягаюсь, только бы быть подальше от этих ненормальных! – неслось с удаляющейся лодки.
Люкси полюбовалась, как красиво плывет по песку одинокая лодка, и довольно потерла руки.
- Красиво плывет! Ну вот, теперь он прочно стал на путь исправления. А нам нужно возвращаться и узнать, как обстоят дела с похощением бутылочки… Только сначала Левушка споет нам песню «Есть в царском парке черный пруд…»
- Зачем? – удивился расследователь.
- По канону положено! – снова засмеялись девочки и полезли на ковер-самолет.

попутчик Горячий кабальеро (24 Июл 2008 17:48)

Сумерки опустились на сады Соломона, словно легкий прохладный шелк на разгоряченную кожу. Жара отступила, и легкий ветерок, неся прохладу, зашумел в кронах деревьев, шаловливо запутывая тонкие ветки и лаская лепестки.
У порога покоев попутчика застыл в ожидании мавр к ярком тюрбане, готовый проводить гостей к Царю Царей.
Попутчик заглянул в комнату Люксории, заранее готовый к ее отказу, но верной секретарши на месте не было. Он уже собрался начать волноваться, но не было и Лестарда, и Альки с Фаэль.. Видимо, компания отправилась куда-то вместе. Значит, волноваться надо было только за окружающую действительность.. Ну, она как-нибудь выстоит. В конце концов, пусть о ней болит голова у Соломона.
_ Хани, ты куда? – крикнул он вслед легкой фигурке Хани,, стремительно удаляющейся в заросли. – Нас пригласил на ужин Царь Царей..
- Какой ужин? – фыркнула Ханаэль. – Ночью зацветет Гарризия, ее днем не найти, некогда мне с вашими царями ужинать. Сам справляйся..
-Елена, мы идем на вечернюю беседу? - заглянул шеф к синей крысе. Та расслабленно возлежала в своем удивительном кресле и не собиралась подавать видимых признаков жизни. – Царь царей готов нас принять.
-Знаешь, - вздохнула крыса, - надоели мне всякие владыки с их прибамбасами.. Не пойду я к нему. И, думаю, он как раз обрадуется.
-А чего там? – удивился попутчик
- А я на вечер найду себе более приятную компанию, - показала зубы крыса. – Устала я от дворцового этикета, да и виделись уже сегодня. Хватит с него, горемычного…
-Ну, смотри, - ухмыльнулся попутчик. – Надеюсь, ты будешь вести себя прилично?
- А как же, - улыбнулся Елена. – Надейся. Кто мешает-то?
Попутчик заглянул в Морису. Новоявленный принц мрачно сидел у окна.
- Ты идешь на вечернюю встречу к Соломону?
-Нет, - настороженно произнес Морис. - Пожалуй, мне со своим будущим тестем... лучше не встречаться.
--Как все запущено, - вздохнул попутчик, – ты уверен, что поступаешь правильно?
-Морис затравленно взглянул на шефа и буркнул:
- Не знаю. Но я вправе сам совершать свои ошибки.
- Твое право, - попутчик легко стал, кивнул, прощаясь, и, уходя, добавил, - Но если что, ты знаешь где меня найти.
Мавр вел гостя через главные залы, сияющие роскошью. Вел неторопливо и долго, словно давая кому-то быстроногому возможность уведомить Царя Царей о количестве посетителей. Во всяком случае, когда попутчик переступил порог покоев Соломона, тот был один. Он доброжелательно кивнул гостю, указал на огромные яркие подушки, разбросанные вокруг накрытого низенького стола, уставленного яствами, сам опустился напротив, и, не говоря ни слова, разлил вино по огромным серебряным кубкам.
- Мир дому сему, - попутчик пригубил вина, осторожно опустился на подушки, понял, что сидеть будет невозможно, и, плюнув на этикет откинулся, вспомнив традиции римских патрициев, и внимательно посмотрел на Соломона.
- Шалом тебе, путник, - улыбнулся владыка. – Я вижу, твои спутники покинули тебя. Ну, что же, в моих садах каждому найдется занятия по душе… Или просто не захотели тратить время на церемониальный вечер у правителя?
-Ну.., - начал попутчик.
- Не придумывай оправданий, это нормально, - махнул рукой Соломон. - Я даже рад, что сегодняшний вечер мы проведем за беседой вдвоем. Есть слова, которые требует одного слушателя. И есть мысли, которые можно разделить только наедине…
- Воистину так, - попутчик взглянул на собеседника, и как-то враз увидел печаль в глубине черных глаз и горькую морщинку усталости у губ, и надежду, с которой смотрел на него Царь Царей. - Я слушаю вас, ваше величество.
- Это трудный и долгий разговор, - начал Соломон. – Я бы рад не начинать его, и просто принять тебя в моем доме как дорого гостя, услаждать твой слух пением дивных птицы и глаза – зрелищем красавиц, которые рады исполнить твои желания. И так будет. Но сначала.. Сначала я хочу рассказать тебе мои тайные мысли, которые не дают спать ночами. Ты прости, что я делю с тобой не радости, но печаль. Но, увы мне, я вынужден просить помощи, расстраивать своего гостя.
Попутчик попытался что-то сказать, но правитель продолжил.
Я понимаю, ты уже говорил, что готов помочь мне. И я благодарен судьбе, что она привела тебя на мой порог. Не без моей помощи, конечно, но.. если бы твое появление здесь было неугодно судьбе, я мог засылать тысячи приглашений и сотни посланников. Однако – ты здесь.. И потому я начну свой рассказ, а ты угощайся – попробуй вино из моих виноградников, насладись фруктами, выращенными в моем саду и фазанами, выкормленными этим фруктами. Испей родниковой воды и попробуй запеченную рыбу, которая плавает в моих реках.. Пусть вкус этой пищи будет на твоем языке, когда ты будешь слушать мой рассказ….
А я начну, ибо чем дольше я оттягиваю, тем дольше мне придется говорить.
Ты знаешь легенды о моих садах, в которых трепетные лани дружат с могучими тиграми. Ты знаешь легенды о моей стране, в которой царят справедливость и гармония. Ты знаешь, что титул Царя Царей я ношу по праву, ибо нету в моей стране ничего, что я не знал бы и не мог исправить.
И ты понимаешь, что это – мир чудесного сна, в котором все хотели бы жить.
Соломон замолчал, словно ожидая ответа, но, не дождавшись, продолжил:
- Я прошу тебя о помощи, потому что в моей благословенной стране случилась беда, с которой я – ее повелитель – не могу справиться. Не просто в стране, в моем дворце, в моей семье.
. Моя старшая дочь Шехерезада больна. И лучшие врачи моего мира не могут понять причину ее болезни и излечить. Я советовался с сотнями мудрецов, и никто не мог дать совета мне, безутешному отцу. Я открыл сердце каббале, я призвал духов. И вещий сон пришел ко мне. Там, на пороге сна, мне было сказано, что излечить мою дочь может лишь перо загадочной и удивительной птицы, которая одна имеет власть над жизнью и смертью. С надеждой проснулся я.. Но надежда моя угасает. Сколько мои слуги – а у меня достаточно слуг и среди людей и среди духов – не ищут, они не могут найти феникса. Словно его и не было в моих садах. Я не знаю в чем тайна этой птицы. Но там, в о моем сне прозвучала такая фраза – феникса найдет тот, кто привык искать и находить, кому улыбается удача, кто ищет в себе, а если не находит, так создает..
Знаешь, попутчик, мы с сотнями мудрецов искали ответ. Мы перебирали миры, как яблоки в корзине. И мы увидели вас. Ваш Пляж, который вы искали – когда его еще не было, но который был в сердце каждого из вас, и когда он стал нужен, вы создали его. И может быть, вы найдете то, что мы в суете своей не видим?
Я не прошу тебя обещать. Я просто прошу – посмотрите вокруг, обойдите сады мои, полюбите этот мир, загляните в свое сердце.. И подарите нам надежду.…

.

Hanaell Прекрасная леди (25 Июл 2008 00:40)

Поздно ночью, уже возвращаять от Соломона в задумчивости, Попутчик увидел спешащую куда-то Ханаэль.
- Ну как? Зацвела твоя травка?
- Какая травка? - обернулась Ханаэль. Днем, когда она тенью проносилась мимо, не видно было ни усталого взгляда, ни теней под глазами...
- Ну, та, которная... гортензия, кажется?
- А, эта... - Хани кивнула и хотела было двинуться дальше. но Попутчик остановил ее.
- Правду сказал Соломон, что в его дворце всякому найдется место по душе. В какой лаборатории, с каким алхимиком ты пропадаешь целыми днями?
- Попутчик, в этом доме - больная девушка. Девушка, которую надо лечить. Шахерезада. А эти бездари делают все, чтобы она и дальше оставалась прикованной к постели: ей запретили гулять, принимать гостей, слушать музыку, физические нагрузки, здоровую пищу. Словом, надо спасать.
- Хани, - мягко начал Попутчик - у этой девушки больна душа. Мы не можем спасти ее сами - мы можем только помочь. Основное должны сделать близкие люди - муж, отец, сестра...
- С душой - это не ко мне, это к психиатрам. - отмахнулась Ханаэль. - Ее отец окружил ее докторами, которые прописали ей лекарств больше, чем пищи. А муж... Девочка слишком рано вышла замуж, ей нужно было порхать и радоваться жизни, но раз уж так получилось - нужно было нарожать детей и рассказывать им сказки. Но какой-то умник подсказал... словом, она могла бы пасти целое стадо единорогов. - Хани ухмыльнулась.
- Хани, но ты же сама видишь. что лечить надо не тело!
- Попутчик, пока вы будете возвращать ее душу, может случиться так, что возвращать будет некуда. У меня есть тело. Тело болеет и требует лечения и ухода. Вы - барды, маги, джины - делайте свое дело. А я делаю свое.
Гулкие коридоры дворца в этот раз смягчили стук каблучков Ханаэли и он был почти не слышен.

Алька Прекрасная леди (26 Июл 2008 00:11)

Ковер-самолет прилетел обратно во дворец далеко за полночь. Удивленные стражники без малейших возражений пропустили во дворец хохочущую компанию странных гостей царя Соломона. Девушки тут же разошлись по комнатам и повалились спать, куда исчез старший расследователь, никто не заметил. Что и говорить, денек выдался насыщенным!
- Доброе утро! – Фаэль стащила с Альки одеяло. – И вообще, совести у тебя нет! Мало того, что ты заснула на моей кровати, так еще и разуться не удосужилась!
- А ты зато зубы не чистила! – зевнула Алька, косясь в окно на восходящее солнце. – И зачем ты разбудила меня в такую рань?!
- Как зачем? Дворец такой большой, а мы видели так мало!
- Думаешь? Ну ладно, - Алька смущенно смела песчинки с простыней. – Ну, пойдем побродим!
Для Попутчика утро началось совсем не так оптимистично. Пусть вино и было очень хорошим, его было выпито не так уж мало. К тому спать не давали мысли о судьбе несчастной Шехерезады. Попутчику снилась огненнокрылая птица, рассыпавшаяся золотым пеплом и вновь взмывавшая в небо.
- Нам срочно нужен феникс! – объявил он, глянув на себя в зеркало и проводя пальцем по отросшей за ночь щетине. – Иначе всем хана!
И порадовался, что его не слышат девочки.
- Доброе утро, пап! – услышал он, как только вышел в коридор. – А ты чего тут?
Судя по смущенным мордашкам девушек, они явно замышляли очередную взрывоопасную шалость.
- Доброе утро! – Алька жизнерадостно улыбнулась. – Мы пойдем, ладно?
- Зачем? – Попутчик подмигнул девицам. – Могу я в кои-то веки позавтракать с родной дочерью?
- Здорово! – обрадовалась Фаэль. – Пойдем в сад, а? Там есть такие замечательные беседки!
- Договорились, - кивнул шеф. – Подожди здесь, я распоряжусь насчет завтрака.
- А мне с вами можно? – Алька дернула подругу за рукав. – Или вы без меня лучше?
- Да ты что! Идем, конечно!
Вскоре вся троица выбралась в сад. Проворные слуги уже накрывали стол для легкого – всего восемнадцать перемен блюд! – завтрака стол в одном из увитых растениями павильонов. Солнце, проникая сквозь ажурную листву, разбрасывало по дорожкам узорчатые тени. На лепестках роз высыхали капли утренней росы. Попутчик шел, весело болтая с девочками, когда из-за поворота им навстречу вышла Ханаэль. Она вела под руку бледную девушку в дорогом восточном наряде.
- Ты слишком давно не выходила из комнаты, - убежденно говорила своей спутнице Хани. – Поверь, от сидения в душном помещении еще никому не становилось лучше. Потом мы позавтракаем…
- Приветствую, шеф, - резко сменила тему Ханаэль. – Знакомьтесь, это царевна Шехерезада, моя новая пациентка.
- Да, я помню наш вчерашний разговор, - кивнул Попутчик, тревожно всматриваясь в лицо царевны. Под глазами девушки залегли глубокие тени, а в усталом взгляде было нечто такое, отчего много повидавшему шефу Адвокотской конторы вспомнилось поле боя, смерть друзей и обреченность, ужасное чувство невозможности что-либо изменить. Все то, с чем он боролся всю жизнь и чего не собирался допускать нигде и никогда. «Все сказки должны заканчиваться счастливо!» - подумал Попутчик.
- Рад познакомиться с вами, царевна!
- Друзья моего отца и мои друзья, - через силу улыбнулась Шехерезада. – Мне жаль, что я не могу уделить вам достаточно внимания, но надеюсь, что в нашем доме никому не будет скучно.
- Нигде мне не доводилось проводить время более приятно, - заверил ее Попутчик.
Шахрияр тоже рано встал этим утром. Ему вдруг захотелось пройтись по саду и нарвать цветов для любимой жены. И вот, возвращаясь с составленным по всем правилам флористики букетом, царевич застал ужасающую картину. Какой-то проходимец – начальник этих странных гостей! – посмел приблизиться к его законной супруге. Мало того, этот тип даже разговаривал с ней!
Попутчик тоже заметил окаменевшего от возмущения царевича.
- Рад, что вы решили разделить с нами это прекрасное утро, ваше высочество, - приветливо произнес шеф, поворачиваясь к Шахрияру. – Не правда ли, оно слишком чудесно, чтобы его упускать?
Шахрияр, менее всего расположенный сейчас говорить о погоде, заставил себя вежливо кивнуть. Стоя вот так, с букетом в руке, он чувствовал себя на редкость глупо. Не дарить же цветы при всех этих зрителях?! Попутчик это понимал и где-то даже сочувствовал юноше. Оставалась надежда, что Фаэль или Алька разрядят ситуацию каким-нибудь мило-наивным замечанием, но девушки упорно молчали.
- Замечательный букет! – вовремя отреагировала Ханаэль, понимая, что пауза просто неприлично затянулась. – Вы сами его собирали?
- Да, сам, - чуть резковато ответил Шахрияр. – Я вообще… люблю цветы. Шехерезада, это тебе.
- Спасибо, - чуть удивленно поблагодарила царевна. – Великолепный букет! Такой красивый…
Из вороха разноцветных лепестков выглянула умильная мордочка изумрудного кракадильчика. Он подмигнул Шехерезаде и снова скрылся в цветах.
- Ну, мы пойдем, пожалуй, - объявила Хани. – У нас еще завтрак по распорядку дня.
- А мы займемся поисками феникса, - вполголоса заметил Попутчик.
- Я в любое время буду счастлива видеть вас, - обратилась царевна к гостям. – Отдыхайте в нашем дворце и ни о чем не беспокойтесь. Отец говорит, что чудеса сопровождают вас. Ждите, и феникс сам придет к вам.
Ханаэль и Шехерезада направились обратно во дворец, за ними пошел и Шахрияр. Попутчик замер, сраженный нежданной догадкой. Феникс… Ну конечно! Все ведь так просто, на самом-то деле! Из ступора его вывел разговор девушек.
- Слов нет! – выдохнула Алька, когда они скрылись из виду. – А мы… отдыхаем тут, пакости всякие устраиваем, и не знаем ничего!
- Даже стыдно как-то… - подключилась Фаэль.
- Конечно, стыдно, - признала Алька. Она стояла, сжав кулачки, и невидяще смотрела перед собой. – И не только ведь в этом дело! Понятно, что облачаться в траур раньше времени ни к чему. Но нужно хоть что-то делать! Полезное, в смысле. Вот, наставница, например, она твердо знает, где нужна и делает то, что следует. Даже если у нее ничего не получится, ей не придется краснеть за то, что она стояла в стороне. А мы?! Что сделали мы?!!
- Не переживай, малыш, - Попутчик положил руку на плечо разошедшейся девице. – Мы тоже сделаем то, что должны. И все у нас будет хорошо, обязательно. Фаэль, солнышко, у тебя ведь еще остались те перышки из которых ты делала птицу?
- Вот, - на раскрытой ладошке Фаэль лежали два неправдоподобно ярких, легких пера. – Подожди, ты думаешь...
- Уверен, - заверил ее отец.
- Ну и ну, - ахнула Алька. – Подумать только, все это время перья феникса были у нас с собой!
К сожалению, ее слова были услышаны не только теми, к кому обращалась девушка. Черными тенями обступили троицу дэвы. Казалось, что они везде, отовсюду тянутся их жадные руки, стремящиеся завладеть сокровищем.
Пожалуй, это заставило бы испугаться любого нормального человека. Но не сотрудников известной во всех мирах Адвокотской Конторы!
- Ну, и чего вам надо? – осведомился Попутчик, оглядывая обступивших их духов.
- Вот именно, вы нам солнце заслоняете и загорать мешаете, - нахально поддакнула Алька.
- Так что лучше разойдитесь по-хорошему, - предложила Фаэль. – Нас лучше не злить!
Дэвы опешили. Такой беспросветной наглости им видеть еще не доводилось.
- Вы это, отдайте перышки, а то как бы беды не вышло, - почти смущенно пророкотал один из них.
- Лови! – щедро предложила Алька, швыряя крохотный пузыречек под ноги нападавшим, и взрывной волной большую часть духов снесло в кусты.
- Эх, давненько я не брал в руки статуй! – хмыкнул Попутчик, опрокидывая ближайшую скульптуру на еще троих дэвов. Каменный воин вбил их в газон по самую шею. Фаэль ловко подставила подножку ближайшему к ней противнику, заставив его упасть в фонтан с золотыми рыбками.
- Мочи их! – радостно завопила Алька, с разбегу сваливая в бассейн еще одного дэва. Попутчик согласно швырнул туда же следующего.
Победа была полной и безоговорочной.
- Неаккуратно как-то получилось, - скептически заметила Фаэль, оценивающе глядя на груду духов в фонтане.
- Так может попрыгать сверху? – задумчиво предложила Алька. – Утрамбовать так сказать?
- Девочки, не увлекайтесь, – усмехнулся в усы Попутчик. – Сейчас мы их расспросим…
Увы, его планам осуществиться не удалось. Крохотный дэвик, отсиживавшийся в кустах во время «фонтанного побоища», неожиданно бросился вперед и выхватил перья феникса из руки Фаэль. Впрочем, его торжество тоже было недолгим. Легкие перышки вспыхнули и рассыпались золотистым пеплом, тут же подхваченным ветром.
- Сваливаем! – завопил дэв, и поверженные бойцы тут же провалились сквозь землю.
- Ну вот, что нам теперь делать? – чуть не заплакала Алька, беспомощно оглядываясь по сторонам.
- Искать феникса, - обнял ее за плечи попутчик. С другой стороны к нему прильнула Фаэль. – Он так нужен нам, что обязательно найдется!

elena Прекрасная леди (26 Июл 2008 18:42)

СОВМЕСТНО С ПОПУТЧИКОМ

Утром Елена проснулась от рыданий за стеной. Испуганная, она заскочила к Люксории, и онемела – прекрасная секретарша горько рыдала, обняв подушку.
-- Им всем наплевать, всем наплевать, что он исчез, - пожаловалась он крысе, показывая в окно, как спокойно попутчик, Алька и Фаэль идут к беседке. – Толик пропал, а они веселятся..
--Дорогая, но ведь шеф вчера сказал, что с твоим мужем не могло случиться ничего страшного и необратимого - в садах Соломона царит магия природы, иона защитит эльфа. ..
- Мало что он кому сказал, - надула губы Люкси. – Во-первых, он не эльф, а только полуэльф. А во-вторых, надо искать, а не говорить..
- Обязательно найдем, - пообещала Елена.
Но Люкси обещания не вдохновили. И когда все наконец собрались за завтраком, и попутчик начал рассказывать о фениксе, его чудодейственных перьях и нападении дэвов, Елена его прервала.
- Потом расскажешь, когда все будут в сборе. Девочки, сходите- ка за Морисом, и кстати разыщите Лестарда, хватит ему пропадать возле хинянских невест. Вот точно скандал будет. Междумировой....
А мы с тобой, - она строго взглянула на шефа, - пойдем найдем Люкси.
Попутчик и Елена отловили Люкси на подступах к коридору, в котором жил Шахрияр. Причем внимание обоих привлекло возбужденное галдение каракадильчиков. Люкси без конца твердила, что бутылочка в покоях Шахрияра, и она ее оттуда добудет любой ценой. Обняв ее за плечи, шеф тоном профессионального гипнотизера втирал бедной девочке о том, что принц совершенно не виноват, что заветная бутылочка лежит в его покоях, но если его секретарша хочет, то, конечно, можно и войну Шахрияру объявить. И дальше много и долго о стратегии и тактике партизанской войны. Причем так убедительно, что Елена да же головой помотала, поймав себя на планировании операции по захвату покоев принца. Строго в соответствии с выкладками попутчика. А он сам тем временем уводил Люкси в отведенный ему Соломоном кабинет. И только заперев дверь, облегченно вздохнул - принц на сей раз, остался с полным комплектом конечностей, причем целых конечностей, хотя сам и не знал о своем великом счастье!
- Елена, не пора ли разыскать твоего дона Аль Карпоне?- обернулся к крысе попутчик.
- К сожалению, он не мой, а свой собственный…
- Ну это можно исправить, - на кресло взобрался Аль Карпоне собственной персоной, - примите предложение руки и сердца, уважаемая Елена, а так же руководство моим гаремом, и я буду весь Ваш!
- Интересное предложение! - Елена насмешливо сощурилась, - гарем в комплекте с мужем. А муж в комплекте с руками, ногами, сердцем, печенью и всем остальным ливером.
- Действительно, сейчас не совсем подходящее время и не совсем подходящее место, - согласился крыс. - Однако не стоит тревожиться, прекрасная пери, - обратился он к Люкси. Попутчик напрягся ожидая, что в главу клана полетит ближайший, тяжелый предмет, запущенный рукой сколь прекрасной, столь и тяжелой. Но обошлось. Наверное, девочка привыкла к обзывалке. - Интересующая вас всех бутылочка, находится в покоях принца Шахрияра. Его новоявленный друг – маленький зеленый кракадильчик - притащил ее и зачем-то поставил возле чернильницы. На ее отъем из обращения выслана самая опытная команда. Надеюсь, скоро бутылочка будет доставлена сюда.- И крыс сочувственно поклонился Люкси.
-Ааа, они его не разобьют?!- встревожилась Люкси.
-Что Вы, технология кра... доставания хрупких предметов у нас отработана да автоматизма,- успокаивающе погладил лапой пальчики Люкси крыс.
-А каких хрупких предметов?- заинтересовался попутчик. То ли ему стало и правда интересно, то ли просто, чтобы отвлечь разговором встревоженную девушку.
-Разных,- крыс явно мялся, не решаясь сказать,- например, сырых яиц. И поспешил объяснить, - мы их очень любим, особенно наши подруги, когда ждут крысят.
- А вам их не догадываются давать,- кивнул Шеф.
- Вы же понимаете, женщины они везде,- появившийся из-за кресла крыс, несший в зубах бутылочку зеленого стекла, прервал беседу. Исполнительный служака чуть не поплатился за отличное выполнение задания. Люкси с такой скоростью ухватила упаковку с любимым мужем, что крыс не успел разжать зубы и повис в воздухе.
Попутчик подхватил незадачливого помощника и поставил его на землю. Затем обнял секретаршу за плечи и повел в ее комнату.

Luxoria Прекрасная леди (26 Июл 2008 20:22)

В комнате Люкси бережно поставила маленькую бутылочку на стол и уставилась на нее немигающим взглядом гипнотизера. Бутылочка не отреагировала, продолжая поблескивать в лучах солнца.
- Шеф, и что теперь? – спросила девушка, понимая, что не все так просто. Ей казалось, что стоит заветному предмету оказаться у нее в руках, и муж сразу вернется к ней – целый и невредимый. А на деле – вот она бутылочка, но что с ней делать дальше?
- Я не знаю, Люкси, - развел руками попутчик. – Может, ее нужно открыть?
Люксория немедленно схватила бутылочку и выдернула из нее пробку, чуть не сломав при этом ногти. Пробка легко выскочила с веселеньким «Пуфф!», и из бутылочки вырвался легкий оливковый дымок.
- Вот видите! – девушка ткнула пальчиком в маленькое облачко. – Вот в точно таком же дыму Толик и исчез! Значит, он точно в бутылочке!
Шеф заглянул в маленькое горлышко и констатировал, сочувственно глядя на секретаршу.
- Совершенно ничего не вижу. На вид - обычная пустая бутылочка.
- Неправда! – в отчаянии крикнула Люкси, - Он тут, я знаю!
Она вырвала злосчастную бутылочку из рук шефа и прижала к груди. По щекам снова в три ручья текли слезы, но девушка не обращала внимания.
- Толик, миленький, ты ведь там, правда? – шептала она, нежно гладя стеклянный бок бутылочки. – Ответь мне…
Из горлышка бутылки вырвалось слабое шипение. Большие клубы оливкового дыма заполнили комнату, а когда они развеялись, присутствующие увидели парящего над полом полуэльфа. Он оглянулся по сторонам и сладко потянулся.
- Эх, до чего же в этой штуковине неудобно! Места мало, развернуться негде, да и душновато как-то, - тут он заметил рыдающую от счастья жену, смотрящую на него с таким обожанием, как смотрела разве что в день свадьбы. – Милая, что с тобой? Что случилось? Почему ты плачешь?
Люкси утерла слезы тыльной стороной руки, размазывая поплывшую тушь, и неуверенно улыбнулась.
- Я.. я ничего, - выдавила она. – Я в порядке. Теперь все будет хорошо! Только… Толик, ты выглядишь как-то странно…
Полуэльф недоуменно осмотрел и с любопытством уставился на дымообразный оливковый хвост, начинавшийся чуть ниже талии. Люкси тоже смотрела на это непредусмотренное природой нововведение, и с каждой секундой оно ей нравилось все меньше и меньше.
- Дорогой, может, ты мне объяснишь, куда делись твои ноги и… в общем то, что обычно у людей находится ниже пояса? Я тебя, конечно, буду любить и такого, но будь добр, верни недостающее наместо!
- Да ничего никуда не делось, - Толик на секундочку закрыл глаза, сосредоточился, и на месте хвоста снова появились ноги со всем прилагающимся выше. – Это просто одна из особенностей моего нового состояния.
Он вздохнул и печально посмотрел на бутылочку, которую Люксория все еще держала в руках.
- А вот с этого момента поподробнее, - подал голос шеф, до этого предпочитавший не мешать влюбленной парочке.
- Когда этот мерзавец, Синдбад, бросил в меня бутылочку с какой-то дрянью, я почувствовал, что теряю собственную волю. Насколько я понял, газ, содержащийся в бутылке, должен был подчинить меня тому, кого я увижу первым. В данном случае, это был бы Синдбад. Но когда я уже думал, что мне не справиться, вмешалась посторонняя магия. Она каким-то образом изменила магическое действие газа. Когда я очнулся, то понял, что вдруг оказался внутри бутылочки, как какой-нибудь джин. Но магически просканировав себя я понял, что не ошибся – я действительно стал джином, заключенным в бутылку, и должен оставаться в ней, пока кто-то меня не вызовет.
- Все правильно! – подытожил попутчик. – Люкси потерла бутылочку и вызвала тебя.
- Какое, к демонам, «правильно»? – снова взвилась Люкси. – Мой муж превратился в джина, навсегда заточен в бутылке, обязан исполнять чьи-то желания, а вы говорите «правильно»?
- Успокойся, Люкси. – примирительно вскинул руки шеф. – Мы обязательно придумаем, как вернуть Толику его человеческий… в смысле полуэльфячий облик. Можно. Например, желание загадать, чтобы он снова стал собой…
Люкси радостно повернулась к мужу, уже готовая произнести желание. Но тот только грустно покачал головой.
- Это невозможно. Я не знаю, как я стал джинном, и не знаю, как снова стать собой. Одно мне известно точно – магия джина у меня есть. Она отличается от моей, поэтому я ее чувствую. Собственная Сила тоже никуда не делась. А вот потребности заключать контракты и выполнять три желания я не чувствую. Зато по собственному желание могу практически все, что угодно…
Люкси подошла к мужу, крепко обняла и погладила по светловолосой голове.
- Не переживай, дорогой, мы что-нибудь придумаем. Но я теперь тебя ни на шаг не отпущу!

попутчик Горячий кабальеро (26 Июл 2008 21:04)

Проводив Шехерезаду до ее покоев, Шахрияр вернулся к себе. На сердце было пасмурно, неспокойно. Он метался по комнате, пытаясь понять, отчего хорошее утреннее настроение бесследно исчезло, вместе маленьким кракадильчиком, спрятавшемся в букете подаренных жене цветов.
Шахрияр хотел войти следом за женой, но маленькая женщина строго взглянула на него. Нет, пожалуй, не строго. А как-то горестно, словно это он был виновен в болезни Шехерезады. И еще этот попутчик....завел бы себе жен и разговаривал с ними по утрам в саду. И не чего крутиться вокруг чужих. Или пусть идет в гарем к Соломону – там их тысяча, поди, тесть всех и в лицо не знает.
Шахрияр подошел к столу, повертел в руках перо… Тревожные, печальные, такие родные глаза Шехерезады на бледном, почти прозрачном лице всплыли в памяти, и настроение еще больше упало. Когда-то в этих глазах плясали веселые джины, и каждый день рядом с ней таил столько радости… Почему он занимался непонятно чем, вместо того, чтобы наслаждаться каждым мгновением?
Где-то у сердца образовался холодный комок, поднялся к горлу. Хотелось разнести этот дворец, перевернуть все эти сады, найти эту проклятую птицу.
Шахрияр снова схватил перо, аккуратно обмакнул в чернильницу.
Строчки словно сами рождались в сердце, и легко перебегали на кончик пера.. .Или кто-то сверху – невидимый и неведомый – диктовал их, и он только успевал записывать…
В окно влетел кракадильчик, с любопытством уставился на лист, прочел первые строчки и радостно затанцевал в воздухе…
Дописав, Шахрияр еще раз перечел стихотворение…

Приходит время для стихов.
Сперва – почти неуловимо
Когда все рифмы – мимо, мимо
И не хватает слов и строф
И все же =- время для стихов
Ко мне приходит
Это странно.
Стихи болят – как будто рана,
И строчки вьются надо мной.
И, бросив все, к перу бросаюсь,
И тут же в страхе просыпаюсь –
Вдруг мне приснился сон чужой.
А мир уже шумит в окно,
Пьянит сильнее, чем вино,
Мной ненаписанные строчки
В нем оставляют грубый прочерк,
мир со стихами заодно.

Отложил перо, и внезапно почувствовал, что устал. Комок из сердца ушел, на смену ему пришла удивительная легкость, от которой немного кружилась голова.
Он взгляну в окно. У подоконника в воздухе плясали все десять кракадильчиков. И за ними наблюдала какая-то курица.
- Ну, откуда в садах Соломона домашние куры, может, она с кухни сбежала? - удивился Шахрияр. Подошел к окну и замахал руками, - кыш, давай, иди к себе.
Курица удивленно и обижено посмотрела на царевича, и гордо, словно и не курица вовсе, а павлин, пошла к кустам...

Морис Горячий кабальеро (28 Июл 2008 00:16)

Новое утро в роскошных покоях началось с того, что какой-то нахальный луч света решил подурачиться и устремился прямо в лицо Морису. Пришлось проснуться, хотя совершенно не хотелось. Морис так устал за вчерашний день от разучивания церемонных шагов и примерки многочисленных нарядов, что даже роскошная ванна и ужин его не порадовали. Да и всевозможных вин он вчера напробовался, кажется, даже слишком.

-Вовсе не слишком, - возразил в его голове знакомый протяжный голос.
-А, это вы, дон Маурисьо, - отозвался Морис. – Итак, вам вчерашний день понравился?
-Разумеется! Теперь вы понимаете, что такое настоящая жизнь? – довольно пробормотал Маурисьо. – И надеюсь, всегда будете помнить, что это именно я вам ее устроил?
-Да уж, не забуду, - с раздражением пробормотал Морис. – Ну что же, пора вставать. Кстати, а где мой мучитель номер два? Казик! – протяжно позвал он джинна и встал с постели.

Одеваясь, Морис не спускал взгляда со столика возле кровати, где разместилась корзинка со свернувшимся в клубок Тимом и старая лампа. Котенок вернулся вечером какой-то встревоженный, даже не рассказал, где был и что делал. А вот Казик весь вчерашний день болтал без умолку, только под конец как-то загрустил и спрятался в лампу. Странно, с чего бы это он так расстроился? Это, скорее, Морису нужно было переживать. Поскольку, если вчера ему еще удалось избежать встречи с Царем Царей и невестой, то сегодня шансов на это оставалось призрачно мало. Да где же этот джинн?
-Казик! – еще раз позвал Морис.
-Слушаю и повинуюсь, - и из лампы выполз джинн, протирая свои неизменные очки. Вид у него снова был какой-то невеселый. Он настороженно поглядывал по сторонам, как будто чего-то ждал. И когда отворилась входная дверь, только с тоской опустил голову.

Морис внимательно посмотрел на вошедшего. Так, явление второе. Те же, и какой-то худощавый старик с длинной седой бородой. Глаза умные и, вместе с тем, немного наивные. А еще у него есть дурацкая привычка – гладить себя по бороде. Проснувшийся Тим недовольно взглянул на вошедшего, однако решил не выходить из образа домашнего любимца и понаблюдать со стороны.
-Да продлит Всевышний дни нашего славного гостя, - начал старик, - и да изволит он внимательно выслушать меня. Ибо я прибыл к нему с важным сообщением от Царя Царей, а также с тем, чтобы призвать к ответу недостойного нашего слугу, забывшего честь и долг.

Морис, ничего не понимая, только кивнул головой в знак согласия.
-Слушай меня внимательно, Хусейн Дауд Казим ибн Ар…- старик не успел даже договорить его имя, как Казик пронзительно заверещал:
-Не надо, господин, прошу Вас, не наказывайте меня! Я все стерплю, только не надо бросать меня в море в старом кувшине.

Казик выглядел так жалобно, что Морис невольно поспешил на его защиту.
-Перестаньте, - остановил он старика, - не пугайте его. Настолько я понимаю, пока что этот джинн связан со мной контрактом, значит, я и несу за него ответственность.
-Пока только то, что он находится на Вашей службе, достопочтенный, его и спасает, - спокойным голосом произнес старик. – Однако то, что этот презренный сын шакала нарушил свой долг и занялся частными контрактами, находясь на службе у Великого Царя Царей, повлечет за собой суровое наказание. И не обязательно в старом кувшине. Можно подобрать поновей и понадежней. После того, как этот недостойный выкормыш улитки выполнит все обязательства перед нашим достопочтенным гостем.
-Как я понимаю, вы его начальник? – догадался Морис. – А разрешите узнать, с кем я имею честь говорить.
-Гассан Абдурахман ибн Хоттаб, - с достоинством произнес старик, - Главный Джинн, начальник службы внешней разведки и начальник службы безопасности Великого Царя Царей Соломона сына Давида.

Последнее имя он произнес как Сулеймана ибн Дауда. Морис буквально поперхнулся, но, не дождавшись коронного «О Волька ибн Алёша», немного успокоился. Теперь понятно, почему Казик отговаривал его от третьего желания. Итак, тут у нас еще и старик Хоттабыч имеется. Ничего, попробуем с ним разобраться. Ну и что, что он – начальник службы безопасности? Вроде, не страшнее Флавиуса.

-Скажите, достопочтенный Гассан Абдурахман ибн Хаттаб, - произнес Морис, с легкостью перенимая восточную вежливость Главного Джинна, - а могу ли я взять этого джинна на поруки? К примеру, отложив произнесение третьего желания…

-Похоже, что этот сын безногой ослицы не сказал Вам, наш благородный гость, для чего в стандартном контракте есть третье желание? – с легкой иронией произнес Хоттабыч. – Тогда позвольте мне, недостойному, раскрыть вам глаза! Неужели достопочтенный думает, что он - первый «принц по стандартному контракту» в этом дворце? Увы, люди так несовершенны. Вечно приезжают, сватаются. Как найдут общий язык с каким-то недостойным джинном, забывшим о своем долге перед Царем Царей, так тут же едут свататься! К царевне Шехерезаде таких женихов двести пятнадцать человек приезжало. Теперь на царевну Будур переключились. Правда, вот у нее вы - первый. Даже пришлось на вас новую книгу заводить.
-Новую книгу? – недоуменно переспросил Морис.
-Да, - подтвердил Хоттабыч, – в этой книге расписываются все женихи, которых нам приводят джинны. Наш великий государь так и называет ее – книгой дураков. Тех, кто хочет, ничего не делая, стать принцем и царским зятем.
-А что с ними происходит потом? - взволнованно произнес Морис.
-Как, наверное, уже догадался наш благородный гость, третье желание по стандартному контракту, - ухмыльнулся старый джинн, - остаться в живых. Поскольку сразу после выполнения первого вступает в силу закон о смертной казни за присвоение чужого титула. И способ избавления своего повелителя от заслуженной кары полностью зависит от фантазии джинна и может принимать разные формы. Поэтому третье желание и называется «Разное»…

Морис оглянулся на Казика. Тот еще больше потупил взгляд, своим видом подтверждая правдивость слов Хоттабыча.
- Однако Великий Царь Царей не только милосерден, но и гостеприимен, - продолжил Главный Джинн, - и великодушно дает «принцам» один день, чтобы насладиться роскошной жизнью.
В этот момент Хоттабыч неожиданно закашлялся и остановился. Вместо того, чтобы напугать и огорчить, его рассказ вызвал у собеседника довольную улыбку, которая шокировала старика до глубины души.
А Морис не мог сдержать радости. Теперь он все понял. И почему в стандартном контракте говорится только «стать женихом прекрасной принцессы», а не ее мужем. И почему еще ни одна царская дочь не вышла замуж по стандартному контракту. Как хорошо! Скоро он сбросит с себя и титул, и обязанность жениться на совершенно незнакомой девушке. И тут он остановился. А как же Казик? Нет, этот тип, конечно, - мерзавец, но отдавать его на растерзание Хоттабычу…. Ладно, подумаем, а пока потянем время.

-Скажите, о достопочтенный джинн, - снова начал Морис, - насколько я понимаю, вы принесли мне смертный приговор? Который, в результате, должен стать приговором Казику.
-Нет, о дорогой гость, на сей раз все будет по-другому, - холодно произнес Хоттабыч. – Наш Великий Государь и Царь Царей не имеет власти над Вами, принц, - последнее слово он произнес с трудом, - поскольку Вы не являетесь его подданным. Поэтому он готов отдать Вам руку и сердце своей дочери царевны Будур, если она на это согласится. А этот недостойный гнойник на теле нашего государства получает отсрочку наказания. До того момента, пока достопочтенный не произнесет третье желание.

Казик встрепенулся от радости. Он поднял такие умильные глаза, что Морис не нашел в себе сил отомстить ему за эту дурацкую ситуацию. Похоже, что теперь все зависело от Будур. И счастье Мориса, и свобода Казика.
В этот момент раздался стук в дверь и, не дожидаясь ответа, в покои влетели Фаэль и Алька. И тут же остановились, сообразив, что врываться в комнату одинокого мужчины не стоило. Правда, ничего предосудительно они не увидели, только какого-то старика, с восточной вежливостью склонившегося перед вошедшими.

-Доброе утро! И что случилось? - обратился к ним Морис.
-Доброе утро, - затараторила Алька, - Морис, ты представляешь, Толика заколдовали! Посадили в какую-то бутылочку, а эта бутылочка попала к царевичу Шахрияру! Шеф зовет тебя на совещание в свой кабинет.

Совещание – это отлично. Снова вернуться к прежней жизни и сбросить маску принца. Морис подскочил.
-Ну что же, Тим, Казик, за мной. Простите, достопочтенный, но я Вас покидаю, - склонился он перед Хоттабычем.
-Пошли, - поторопила его Алька, - нам еще нужно Лестарда найти.
-Не смею задерживать великодушного принца, - с поклоном произнес Хоттабыч.

Оставшись наедине, старик задумался. Колдовство во дворце Царя Царей?! Да еще и царевич Шахрияр в этом замешан! Это же прекрасно! Если повести эту интригу с умом, то Зять Царя Царей очень скоро полетит со своего теплого местечка. Слишком уж честолюбив этот Шахрияр, постоянно вмешивается в государственные дела и мешает работать. Да и к этому принцу Али-аль-Морису надо присмотреться. Ох, и сложно же с этими царскими зятьями!

попутчик Горячий кабальеро (5 Авг 2008 22:27)

- Ну что, начинаем разговор? – строго спросил попутчик, оглядывай такие знакомые сосредоточенные лица. – Передохнули, пора заняться делом.
- Давно пора, - кивнула Ханаэль, - надо решать серьезные проблемы, а вы ерундой занимаетесь.
- Это Толик – ерунда? - обиженно поджала губы Люксория.
- По сравнению с человеческой жизнью – все ерунда, - махнула рукой Хани. – Толик и в бутылочке живее всех живых, а вот Шехерезада...
- А что Шехерезада? – удивилась Алька. – Надо найти птицу феникс и все, надо попросить кракадильчиков, пусть поищут хорошенько.
- Да чего там искать, решать надо проблему, - вздохнула Ханаэль. - При чем тут птицы?
- Так, твой доклад о причинах болезни царевны и способах их излечения я выслушаю немного погодя, и без детей, - улыбнулся попутчик. - Но не забывай, что, как говорил доктор Бехтерев, я стар, а медицина бессильна. Тут нужен оригинальный подход. Вот и придумывай. И давай пока о другом. Проблемы будем решать по мере поступления. Первая – камни. Что у нас с камнями? Возвращены владельцу, вычеркиваем. Вторая – превращение Толика.
- Везет некоторым зеленым, - пробурчала Алька, завистливо глядя на Толика, оливковым дымком обвившимся вокруг Люксории. – Он тебе и эльф, он тебе и джинн...
- Алька, завидовать – нехорошо и не подобает, - улыбнулась Фаэль. – Надо расколдовывать Толика.
- Я расколдовывать не умею, я не мэтр Гискар, - вдохнула Алька.
Попутчик глянул на часы.
- Очень жаль, но ты вполне можешь успеть на сеанс связи с ним. Ты помнишь, что надо делать? Ровно в полдень махнуть рукой и рассказать ему о проблемах. Давай, вперед и песней. У тебя семь минут, чтобы сосредоточиться.
- Так, я лучше пойду это проконтролирую, - поднялась следом за ученицей Ханаэль.- Не хотелось бы ошибиться при произнесении заклинания.
- А где у нас Лестард? - очнулся от собственных дум Морис.
- Он взял шефство над хинским спецназом, - рассмеялась Фаэль. – Все время с ними пропадает.
- Допрападается он у нас, - буркнул Толик, но под укоризненным взглядом Люксории сник. – А я чего? Я ничего, но все-таки невесты хозяина.
- Не суди по себе, - фыркнула Люксория. – Он их учит боевым искусствам.
- Кто кого еще учит, - обижено прошелестел Толик и полез в бутылку.
- Папа, а ведь Тим должен почувствовать феникса, - вдруг сказала Фаэль. - Они же родственники. Разве нет?
Тим внимательно посмотрел на хоббитянку и спрятался под руку Мориса.
- Почему ты так решила? – удивилась Люксория.
Но тут в комнату вбежала Алька, а следом за ней вошла и Ханаэль. Вид у обеих был ... какой-то расстроенный.
- Мэтр сказал, что с подобным колдовством не сталкивался, пока ничего сказать не может, но будет искать, - выпалила Алька
- Кого он будет искать? – насторожилась Люкси.
- Он обещал просмотреть свои книги, посоветоваться кое с кем, - пояснила Ханаэль. – И просил нас оставаться я на связи.
- Хорошо, - кивнул попутчик. - Хани, я помню и про проблемы Шехерезады, но их мы обсудим чуть позже, и более узким кругом.
Ханаэль согласно кивнула.
- А у нас на повестке дня остался один вопрос, который мне уже несколько дней не дает покоя. Морис, ты ничего не хочешь нам рассказать?

Морис Горячий кабальеро (5 Авг 2008 22:50)

Морис чувствовал себя неловко. У него был выбор – или рассказать друзьям о своем позоре в оазисе, а заодно и о хитростях Казика, и получить их помощь и поддержку. Либо продолжать молчать и нести этот крест одному. Взгляд Тима категорически настаивал на первом варианте. Морис уже было открыл рот, как внезапно раздался стук в дверь, и тут же в кабинет попутчика ввалился огромного роста мавр. Он склонился в поклоне и произнес:
-Царь Царей желает видеть его высочество принца Али-аль-Мориса. Великий государь и его дочь царевна Будур готовы выслушать предложение принца и дать на него ответ.

При этих словах Морис слегка дернулся, но сумел взять себя в руки, приосанился и медленно зашагал вслед за посланником. Неугомонный Казик принял вид охранника-тяжеловеса и проследовал за ним. Последним к этому кортежу присоединился Тим, стараясь прошмыгнуть как можно незаметнее. Фаэль и Алька понимающе переглянулись и обменялись хитрыми улыбками, но под взглядом попутчика сделали невинные лица. Попутчик нахмурился, но ничего не сказал.

Тем временем Морис вошел в огромный зал, заполненный народом. Его следовало, наверное, назвать тронным, поскольку это удобное сиденье на возвышении, вокруг которого и сосредоточились люди – явно и был трон Царя Царей. Величие трона портили только лежащие на нем подушки с вышитыми котятами и рыбками. Скорее всего, подарки младших жен.
Похоже, что позорить Мориса собрались по-крупному. Соломон собрал, наверное, почти всех придворных. Казик на ухо подсказывал Морису, кто здесь кто.
-Вот этот холеный красавец с раздраженным взглядом – царский зять Шахрияр, муж Шехерезады. Многие его считают декорацией, но он – личность опасная. А этот невысокий субъект – его правая рука, Аман. Исполнитель всех замыслов царевича. И, наконец, знаменитый прорицатель Самант ибн Аргин, тоже, кстати, сторонник Шахрияра. Неудивительно, что все трое держатся вместе.

Неприязнь Шахрияра к гостю чувствовалась даже издали – царский зять явно был готов биться за территорию, опасаясь странной симпатии Царя Царей к сотрудникам Конторы. Морис даже поежился.
Внезапно из широкого рукава халата царевича показалась зеленая мордочка. Морис с удивлением узнал в нем самого маленького кракадильчика. Разбойник залез на плечо к царскому зятю, и тот как-то машинально погладил его по голове. У ног Мориса с удовлетворением заурчал Тим. Шахрияр перевел взгляд с потенциального свояка на его котенка, потом на своего муза, насупился и отвернулся.

Взгляд Мориса упал на холеную даму с умным взглядом. Она пристально разглядывала его, но не просто с интересом, а, скорее даже, с каким-то пристрастием. То ли потому, что он как-то помешал ее планам, то ли она обдумывала, как его в эти планы включить.
-Это – гостья Царя Царей, царица Савская, - заметив направление взгляда Мориса, пробормотал Казик. На слове "гостья" он сделал едва заметное ударение и даже уточнил. – Постоянно гостит во дворце. А этот тип с постным лицом – ее секретарь Данияр.
Секретарь слегка щурил глаза и производил вполне безобидное впечатление, однако от него веяло какой-то пустотой и скукой, которую он успешно прикрывал безукоризненным воспитанием. Тем временем Казик быстро представлял Морису остальных вельмож.
-Ну, тут у нас пара великих врачей, три мудреца из государственного совета, пара десятков провинциальных чиновников. А это…
Казик задрожал. Морис присмотрелся и обнаружил прямо за троном Соломона знакомую фигуру. Старик Хоттабыч, то есть Гассан-Абдурахман ибн Хоттаб старался держаться как можно незаметнее. Однако все окружающие знали силу этого скромного дедули (как государственную, так и магическую), поэтому максимально вежливо обходили его десятой дорогой.
Морис перевел взгляд налево – и к своему удовольствию наткнулся на знакомое и даже родное лицо. В глубине под паранджами стояло девять девушек, сопровождаемых господином старшим расследователем Лестардом. Похоже, что хинский спецназ был приглашен будущим мужем специально. Так сказать, чтобы привыкали к жизни во дворце.
Заметив взволнованное лицо Мориса, Лестард подмигнул ему и тут же спрятал улыбку, важно поглядывая на придворных.

Внезапно зазвучали фанфары, и наступила гробовая тишина. В зал медленным шагом вошел Царь Царей, внимательно разглядывая окружающих. На Мориса он посмотрел с какой-то легкой иронией, и тот, предчувствуя недоброе, настолько углубился в собственные мысли, что на несколько минут полностью отключился от окружающего мира. "Сейчас Будур мне откажет, - думал Морис, - я переживу несколько минут позора, но спасу и себя, и этого охламона Казика."
Тем временем главный распорядитель (тот самый шарик на ножках) толкал какую-то речь о гостеприимстве Царя Царей, о семейном счастье и том, что царским дочерям предоставлена свобода выбора мужей. Последняя фраза ненадолго вывела Мориса из ступора. Однако в этот момент вновь взревели фанфары, и главный распорядитель, перекрикивая их, объявил:
-Ее высочество Несравненная царевна Будур!

Вновь распахнулись двери. Морис с удивлением увидел хрупкую девочку где-то возраста Альки, однако ярко накрашенную и одетую в роскошные наряды. Явно чтобы выглядеть взрослее! Ее сопровождало несколько молодых женщин (человек сорок, не больше) с лицами, прикрытыми легкими вуалями. Очевидно, младшие жены Царя Царей. Так сказать, ее мачехи!
Теперь Морис старался рассмотреть Будур внимательнее, чем в момент встречи. Честно говоря, в качестве жены он ее никак не представлял – ребенок ребенком. Даже несмотря на гордо поднятую голову и царственную осанку. Заметив, что за ней наблюдают, Будур гордо посмотрела на жениха. И в этот момент одна из младших жен прямо за ее спиной сбросила с лица вуаль и с хитрой ухмылкой показала Морису язык, сделавшись в эту минуту до невозможности похожей на тетушку Ли. Морис от волнения встряхнул головой, Будур взглянула на него с недоумением, а младшая жена скромно заняла свое место.

Тем временем принялся вещать Казик. Морис старался не вслушиваться в этот бред, от которого сворачивались уши, включая "благородного принца, приносящего к ногам невесты все сокровища мира", "несравненная красота царевны, затмевающая солнце" и прочие традиционные восточные обороты речи.
Царь Соломон во время этой тирады не сводил с жениха прочувственного взгляда, а Хоттабыч нервно щелкал пальцами, явно придумывая строгую кару для мерзавца Казика, устроившего этот балаган.

Внезапно Казик толкнул его в бок, и Морис понял, что надо что-то сказать:
-Я ... прошу Вашей руки, Несравненная! – а глаза буквально молили "Нет, не надо!".

Царь Соломон повернулся к стоящей рядом с ней дочери и негромко, так, что слышали только находившиеся неподалеку, произнес:
-Дочь наша царевна Будур, что скажешь ты на столь … красноречивое предложение принца? Не скрою, я уважаю наших гостей, однако ты и твои интересы для меня на первом месте. Тебе стоит сказать только слово…

Царевна Будур гордо оглядела зал, наслаждаясь всеобщим вниманием:
-Я согласна, - с улыбкой произнесла она, - стать женой нашего благородного гостя.
Сказать, что ее слова вызвали всеобщее удивление, значит не сказать ничего. Казик побледнел и умоляюще уставился на Мориса, который застыл, как столб. Однако в подобных взглядах не было нужды. Произнести сейчас третье желание и обидеть девушку Морис не мог.
-Я счастлив, царевна, - пробормотал Морис, - у меня просто нет слов…
-Быть по сему, - подтвердил Соломон, с подозрением глядя на дочь.
Шахрияр нервно сжал кулаки.

-Готовимся к свадьбе! - заверещал главный распорядитель.
Придворные тут же устремились к Морису с поздравлениями. Впереди всех как ледокол спешил Данияр, а вслед за ним свободно шествовала царица Савская.
-Поздравляю Вас, принц, - произнесла она, - царевна Будур сделала прекрасный выбор. Ваша мудрость и ваша рассудительность так нужны этому государству! Я надеюсь, мы с вами будем друзьями?

Морис был настолько шокирован, что едва нашел силы пробормотать что-то вежливое. Протискиваясь через толпу, он лишь краем глаза увидел, как развернулся и стремительно покинул зал царевич Шахрияр в сопровождении свиты. Как с радостной улыбкой выбежала Будур в сопровождении младших жен, одна из которых оглядела Мориса таким знакомым ироничным взглядом. Как уже известный мавр с поклоном увел из зала хинский спецназ и Лестарда. Как к Хоттабычу подошла какая-то девушка и что-то зашептала ему на ухо.
-Интересно, что здесь делает Джина? – только и успел подумать Морис, как толпа придворных льстецов вновь окружила его, не давая даже вздохнуть спокойно.

Вернувшись в свои покои, Морис захлопнул дверь перед самым носом любопытных слуг, бросился на кровать и зарылся носом в подушки. Свадьбы было не миновать! Тим подлез к нему поближе и успокаивающе замурлыкал…

Fael Прекрасная леди (6 Авг 2008 13:12)

Вернувшись в покои в сопровождении двадцати нянек (остальные двадцать просто не поместились бы в комнату) и портного, Будур начала любимую игру – стала изображать из себя капризную принцессу.
- Нет, я не хочу белое платье, я хочу розовое!
- Нет, не такое, посветлей!
- Убери бархат, я в нем сварюсь!
- Этот шелк у тебя с прошлого года лежит, он уже не в моде!
- Ну этот совсем однотонный, скучный!
- Ай, ты меня уколол! Прикажу тебя высечь!
- Я хочу вышивку золотыми нитями!
Толпа придворных во главе с портным бегала вокруг царевны как стая ошпаренных гоблинов, и лишь одна «царская жена» стояла в сторонке никем не замеченная и откровенно хихикала, наблюдая это представление.

Наконец, в комнате никого не осталось. Портной убежал в свою мастерскую, прижимая к сердцу драгоценный шелк цвета утренней зари и новые мерки принцессы. Немаленькому штабу его подчиненных спать сегодня не придется. Царские жены убежали подбирать себе наряды для церемонии, ублажать тела ваннами с ароматными травами и маслами, а так же занимать очередь к придворным парикмахерам. Даже хихикавшая в стороне красотка куда-то исчезла (на самом деле тетушка Ли просто перебралась на пальму, росшую прямо под окном покоев царевны, но Будур ее видеть не могла, как и знать о такой ее замечательной способности).
Будур сидела перед зеркалом, задумчиво барабаня пальцами по столу, когда в окне показалась знакомая физиономия.
- Ну что, как все прошло? – спросила Фаэль, перекидывая ногу через подоконник.
Будур поспешила помочь подруге залезть и прикрыла окно.
- Все хорошо. Видела бы ты его лицо, когда я согласилась! Мне его даже жалко стало!
- Смотри, подружка, у женщин от жалости до любви один шаг, - подначила царевну Фаэль.
- Да брось, - отмахнулась Будур, - давай лучше обсудим, как мы будем действовать…

Совет затянулся далеко за полночь, утомленные подружки уснули на одной кровати, и первые лучи никак не могли их разбудить. Зато они прекрасно разбудили крошечную эльфийку, прикорнувшую на пальмовом листе.
«Нет, это не дело, - подумала тетушка Ли, слышавшая большую часть вечернего разговора. – Их вот-вот застукают, и тогда…»
Эльфийка залезла в неплотно закрытое окно, пробралась к постели и стала водить перышком из подушки у царевны под носом.
- А-апчхи!
Ли успела спрятаться как раз в тот момент, когда царевна открыла глаза.
- Утро уже! - ахнула Будур и принялась будить Фаэль.
- Вставай скорей! Сейчас придут меня наряжать!
Хоббитянка потянулась и вскочила с постели.
- Точно. Ну, все, давай, как договорились.
И она бесшумно вылезла в то же окно.

Не прошло и минуты, как хоббитянка покинула спальню принцессы, как в ту же спальню постучал сам Царь Царей. Будур юркнула под одеяло, всем своим видом показывая, что ее только что разбудил вот этот самый стук, и сонным голосом отозвалась:
- Ну кто там еще в такую рань?
- Это я, дочка, - шепотом ответил Соломон.
- Папа? – удивилась царевна, - подожди, сейчас открою.
Она накинула шелковый халатик (чтобы не так заметно было, что под ним вовсе не ночная рубашка, а вчерашнее платье), впустила царя и тут же снова заперла дверь.
- Дочь моя, Будур, - начал Соломон, усадив царевну в кресло. – Сегодня свадьба, и я хотел бы поговорить с тобой об этом чужеземце, твоем женихе.
- Я слушаю тебя, отец.
- Ты понимаешь, что твое счастье для меня важнее всего на свете. Подумай, верно ли ты поступаешь? Тот ли он, кого ждало твое сердце? Быть может, ты ошиблась? Ты видела подле него джинна, и должна понимать, что хоть Али Аль Морис и достойный человек, но он вовсе не принц, за которого себя выдает.
- Отец, разве это так важно? Какая разница, богат человек или беден, из знатного рода или из простого, если он добр, умен, честен. Ты ведь мудр, отец, ты лучше всех знаешь, что истинное благородство не определяется родовитостью и богатством.
- Конечно знаю, дочь моя. И я готов выдать тебя за любого человека, которого ты полюбишь, и который будет любить и беречь тебя. Только не ошибись, как Шахерезада. Я не переживу, если и с тобой случится беда.
Будур улыбнулась и погладила отца по руке.
- Не переживай, я не ошибусь.
Царь царей тяжело вздохнул и вышел из покоев принцессы, а его место тут же заняли многочисленные придворные.
Пора было готовиться к свадьбе.

Лиорэль Прекрасная леди (7 Авг 2008 19:08)

Ли, сонно помахивая крыльями, едва вписалась в окно спальни. Беда в том, что абсолютно не соображая, в чью, собственно, спальню она влетела.
На ходу приняв подобающий облик - то бишь увеличившись и дематериализовав огромный крылья, бросилась к двери. Оказалось заперто, а в системе замков разбираться охоты не было. Ли, привстав на цыпочки у зеркала, поправила сбившиеся локоны, тщательно спрятав под волосами уши, с немалым удивлением обнаружила, что потеряла где то вуаль.
От зеркала эльфу отвлек пристальный взгляд в спину. Девушка, медленно повернувшись, обнаружила лежащего на кровати в обнимку с котом Мориса. Собственно, наблюдал первый, а благородный гость попросту крепко спал.
Стоп... свадьба... приготовление... Фаэль кричала, что пора вставать... а жених, значит, спит, запершись в комнате от всего сущего?! Хоррошее дельце. Ну и слуги, как всегда, не могут бить в дверь тяжелыми предметам, дабы не потревожить сон царственного жениха.
Эль присела на краешек кровати и аккуратно тронула Мориса за плечо.
- Уважаемый, на свадьбу опоздаешь...
Кот, лениво перекатившись на другой бок посмотрел на младшую жену с любопытством. Эль вскинула руки, защищаясь:
- Я тут вообще ни при чем, свадьба его, невеста тоже его, опаздывать как бы некультурно... уже весь дворец на ушах, а жених бессовестно просыпает подготовку к свадебной церемонии!
Кот улыбнулся, вроде как с намеком на ехидность и ответил, что такими темпами Ли предстоит будить жениха до следующего утра. После небольшой перепалки о способах пробудки, откинув блестящую идею с горном, барабанной дробью, избиванием подушкой и прыганием вокруг (на-вдоль-поперек) кровати, остановились на обливании.
Почему - то и Ли и кот были свято уверенны, что умываться придется в любом случае, а закаленный организм - всегда хорошо. Вопрос о том, где достать воды остался невысказанным: Морис проснулся добровольно...

Hanaell Прекрасная леди (8 Авг 2008 15:58)

Ханаэль выскочила из дворца в тенистый сад и влетела в беседку, увитую шиповником. В ушах еще звучал лязг двери, которую она захопнула прямо перед носами толпы разъяренных мужиков. Дворец услужливо обрушил пару кусков лепнины и штукатурки на халаты самых рьяных спорщиков. Чуткое ее ухо могло слышать эпитеты, доносящиеся из открытого окна - от "дочери джинов и ифритов" до банального "швайне", которое, впрочем, относилось к блюду с фруктами, грохнувшемуся на ногу заезжему немцу. Нет, таки неблагодарное дело спорить с оравой мужчин, когда они не правы.
- Доброго дня, ханум! - послышалось от входа в беседку, и из зарослей шиповника, отбирая подол одежны у цепкого растения, с обаятельнейшей улыбкой вышел сам Соломон.
Возможно, Царь Царей и был знатоком женщин, но во-первых - воточных, во-вторых - восторженных и восхищенных его великолепием. Сейчас же блистательная улыбка секс-символа Востока была встречена мрачным взглядом Ханаэли, только что выдержавшей битву с целым симпозиумом знахарей, магов и врачей.
К чести Соломона, он не собирался сдаваться:
- Право, подслушивать нехорошо, но вы с ...коллегами ...гм... говорили достаточно громко. И я не мог устоять, тем более, что теперь мне абсолютно ясен персонаж этого опуса! - Соломон достал откуда-то довольно потрепанный свиток и зачитал - "... женщина беззаконная и непочтительная, лица не закрывающая ... в укромных уголках сада Великого Повелителя непотребные и богомерзкие" - слово-то какое придумал, - хихикнул Соломон, - продолжаю: "... богомерзкие заклятия читающая и неведомому духу, Гискаром именуемому, да истребит его Аллах, поклоняющаяся..."
Ханаэль молча пожала плечами. Она не собиралась рассказывать кому-либо о своих консультациях с мэтром Гискаром.
- И все же мне не удалось вызвать улыбку на Вашем лице, ханум. Мы в преддверии праздника: моя дочь Будур выходит замуж за принца Али-аль-Мориса. Все радуются и готовятся к празднику, а Вы в печали...
- Вы действительно хотите сделать мне приятное? - вдруг сердитым голосом спросила Ханаэль.
- Конечно, - чуть склонил голову Соломон, не ожидавший такого поворота разговора.
- Тогда, невзирая на праздник, уделите хоть немного времени другой вашей дочери, Шахерезаде.
- Да как ты смеешь?! - лицо Соломона исказила гримаса гнева. - Я денно и нощно забочусь о моей девочке! Ее окружают лучшие цветы, ее развлекают лучшие танцовщицы, ей шьют одежду из лучших шелков, еду ей готовит личный повар, я собрал лекарей со всего мира!...
Взгляд Ханаэли раскалялся, она уперла руки в бока и заорала:
- Лекари! Лекари, которые запретили ей вставать с постели и испытывают на бедной девочке три десятка методик нетрадиционой медицины и пишут диссертации! Которые в каждое блюдо пихают какой-то "жабий камень" на предмет отравления, при этом даже не трудятся его помыть пред другим блюдом! Шелка! Танцовщицы! Да вы бы лучше зашли к ней просто кофе попить, на звезды посмотреть, поцеловать на ночь... О семейной жизни ее поговорить, наконец-то! Живет ваша девочка сиротой при живом отце - закончила Хани тихо и упрекающе.
Соломон растерялся:
- Уважаемая хочет мне что-то рассказать?
Эх, не зря Соломона называли знатоком женской души! И Хани начала говорить...
Через пол-часа из беседки выбежал Соломон с невнятными криками то ли "позор", то ли "развод". Следом выскочила Ханаэль, на бегу доставая из сумочки какую-то микстуру. Оставалось надеяться, что она догонит Соломона ...

Морис Горячий кабальеро (10 Авг 2008 16:58)

Морис потянулся, но не спешил открывать глаза, медленно прокручивая в голове остатки недавно приснившегося кошмара. А как еще назвать сон, в котором Мориса женили сразу на всем хинском спецназе, а в брачную ночь ему пришлось отрабатывать приемы рукопашного боя? Причем в качестве священника выступил дон Маурисьо. Этот мерзавец с такой радостной ухмылкой произнес: «Объявляю вас мужем и женами», что хотелось его придушить на месте.
Впрочем … после такого сна предстоящий брак не казался чем-то особо страшным. Особенно под успокаивающее мурлыканье Тима. Более того, у Мориса почему-то возникло подозрение, что котенка эта ситуация беспокоит не слишком сильно. Казалось, будто зеленый разбойник что-то знает и ждет от кого-то помощи. Однако расспрашивать было бесполезно - все равно ничего не скажет. Приходилось рассчитывать на «авось» или на чудо. А на что еще можно рассчитывать на легендарном Востоке?
Морис отбросил печальные мысли и прислушался. Рядом ощущалось чье-то дыхание. В спальне кто-то был. Он открыл глаза. Так… очередная восточная красавица. Стоп, это же… Лиорэль! Слава Богам, значит, вчера в тронном зале ему не почудилось!
Эльфийка улыбнулась, а ее смех рассыпался по покоям звоном золотых колокольчиков.
-Узнал, дорогой наш жених? Царевна уже весь двор на уши поставила, скоро церемония начнется, а ты все спишь? Мы тут с твоим котом уже будить себя хотели. Как раз считали – бочки воды хватит?
Тим, получив пока еще незаслуженное звание «кота», приосанился. Морис посмотрел на него с иронией и переключился на гостью.
-А ты… как сюда на Восток попала?
-Тоже мне проблема. Ты на всякую ерунду не отвлекайся, у тебя тут свадьба на носу. Небось уже слуги за дверью ждут. Со свадебными нарядами и прочим. Ты их так вчера вечером послал… к Подкрадывающемуся Незаметно, что они тебя боятся. Истинный принц!
Вот теперь настроение испортилось окончательно. Морис с надеждой посмотрел на довольно ухмыляющуюся эльфийку.
-Ли…, а ты не могла бы мне помочь избежать этой свадьбы? Ну… ты же эльф, должна понимать, что свобода для человека – дороже всего!
-И не надейся! – отрезала Лиорэль. – Раз уж решился, иди до конца. Правда, кот?
Тим довольно подмурлыкнул. Эльфийка подскочила к дверям и резко распахнула их. Слуги, дежурившие в коридоре, в изумлении уставились на женщину, выходящую из покоев будущего царского зятя. Лиорэль обвела их взглядом:
-А ну быстро собирайтесь, пора уважаемого гостя к свадьбе готовить. А я пойду предупрежу царевну!
Слуги бочком вползли в покои. Морис с мученическим видом слез с кровати. Похоже, что свадьбы было не избежать.

Fael Прекрасная леди (10 Авг 2008 18:44)

Пока жениха и невесту готовили к торжественной церемонии, Фаэль, как и было уговорено, побежала в комнату невесты. Нужно было успеть до того, как здесь появятся вездесущие слуги. Сама бы она нипочем не нашла это укромное место, но Будур рассказала все настолько подробно, что ошибиться было невозможно. Открыть замок универсальной отмычкой было делом минутным, дальше нужно было вновь запереть дверь и спрятаться в крохотной молельне, где будущей супруге полагалось совершить последний молебен в девичестве. Устроив себе уютное гнездышко под портьерой, хоббитянка приготовилась ждать.

Последние приготовления были закончены, многочисленные гости собрались и выстроились вдоль парадной лестницы. В паланкинах прибыли к дворцу Морис и Будур, сопровождаемые каждый своей внушительной свитой. Жениху не полагалось до свадьбы видеть невесту, поэтому плотно закутанную в фату царевну, свита из царских жен быстренько проводила в отведенные ей предсвадебные покои. Морис лишь мельком увидел белый силуэт. Он от души посочувствовал бедняжке – он и то уже сварился на этой жаре в своем костюме, а каково ей в фате?

Дальше была очередь принца выбираться из паланкина на глазах у публики, и если привычная царевна сделала это легко и изящно, Морис едва не растянулся на камнях, зацепившись ногой за порожек. Хорошо, успели его подхватить чернокожие слуги, есть и от них польза.
Хоть Морис и не особо верил в богов, но в молельню пошел с удовольствием – это было как глоток свежего воздуха – побыть хоть немного одному, не видеть этих бесконечных глаз… Но все хорошее быстро кончается, и торжественный момент все же наступил.
- Пора, господин.
Почтительный полупоклон и какой-то очень строгий, даже виноватый вид джинна.

Гордо распрямившись и подняв голову, словно воин, идущий на плаху, Морис медленно и важно прошествовал по залу. Остановившись у черты, где ему полагалось ждать невесту, он окинул взглядом зал, ища знакомые лица. Лица обнаружились очень быстро – в ложе для почетных гостей сидела практически вся Контора, за исключением Лестарда, Хани и Фаэль. Причем, где Лестард и Хани Морис догадывался, а вот куда подевалась хоббитянка, мог только гадать. Впрочем, сейчас ему было не до того. Под торжественные звуки музыки в зал вошла его невеста. Морису ужасно хотелось увидеть ее лицо, прочесть на нем ее чувства, понять, почему же она согласилась… Ну не может же быть, что она в него влюбилась, в самом деле… Хотя… Кто их разберет, этих молоденьких девушек. Вон Фаэль же влюбилась… Однако лицо невесты надежно скрывала плотная фата.

И вот мулла стал произносить стандартную торжественную речь. Вот он повернулся к жениху (проклятье, ну почему здесь первым спрашивают жениха?!) с традиционным вопросом.
- Да, - ответил Морис, и сердце его оборвалось. Ну а что он еще мог ответить? Что он не достоин невесты? Так раньше надо было думать…
- Согласна ли невеста стать женой принца Али Аль Мориса? – мулла повернулся к царевне.
Морис обреченно смотрел себе под ноги. Сейчас ему придется на глазах у всех целовать эту невинную девочку…
- Нет! – вдруг звонко ответила невеста, и мулла поперхнулся заготовленной речью
- П-почему? – заикаясь, спросил мулла. Поумнее видать ничего в голову не пришло.
- Потому что по непроверенным данным он мой родственник! – воскликнула невеста и откинула фату. На Мориса смотрели довольные смеющиеся глаза Фаэль.

Алька Прекрасная леди (12 Авг 2008 19:01)

Алька сидела в ложе для почетных гостей, наблюдала за свадебной церемонией и отчаянно скучала. Мулла бормотал себе под нос что-то непонятное, Морис стоял с видом осужденного на смертную казнь, Будур вообще не было видно за метровым слоем вуалей. Алька еще раз покосилась на замечательные резные перила ложи. Эх, как бы хорошо было посидеть на них, подрыгать ногами!.. Но ведь официальное мероприятие, зрители не поймут.
Взгляд девушки остановился на невозмутимом Соломоне.
«А ведь по нему и не скажешь, что сегодня у него одна дочь согласилась развестись, а другая - замуж выходит! ! – подумала Алька. – С другой стороны, у него этих детей! И не сосчитаешь, наверно. Хотя с остальными он нас не знакомил почему-то…
А Шахрияра даже немножко жалко, он ведь из лучших побуждений. Да, если бродить по саду, можно много интересного отыскать!
А Будур с Фаэль хороши, подруги называются! Бросили меня самым наглым образом! Естественно, пришлось гулять одной. Дракоша, - вот кому здесь точно скучать не приходится! – помесь цирка с зоопарком организовала. Львов, как котят, за шкирку таскает, крокодилов строит, и все у нее по струночке ходит. Меня спрашивала, чего у нас нового. А чего сказать?! Ну, хоть выяснили, зачем сюда приехали. Феникса ловим. Дракоша своих подопечных созвала, в две шеренги выстроила. Кто, спрашивает, из вас феникс?! Тигры головой мотают, жирафы друг на друга копытами показывают, один павлин аж в фонтан кинулся. Ну, его понять можно – кому понравится, если тебя на несгораемость проверить решат? Дракоша уже огоньком дыхнуть приготовилась, вот павлин и решил себя в роли водоплавающего попробовать… Да, мокрый павлин – то еще зрелище!
Но какие здесь фонтаны замечательные все-таки. Что тот, в парке, что другой, к которому я потом пошла. Удачно, кстати. Если бы мне в ту сторону забраться не приспичило, фиг бы я разговор Соломона с Шехерезадой подслушала. М-дя…»
Алька погрузилась в воспоминания о случайно услышанном разговоре.
«- … словом, я принял решение, - закончил Царь Царей ранее начатую фразу.
- Но я ведь люблю Шахрияра, - возразила Шехерезада.
- Я знаю, - не стал спорить с ней отец. – Знаю, что и он тебя любит. Но… нашему миру нужны твои сказки.
- Все будет хорошо.
- Будет. Когда-нибудь. При нашей жизни или после – не суть важно. Я хочу, чтобы ты была счастлива здесь и сейчас. Если этот мужчина достоин быть твоим мужем, он сделает все, чтобы вернуть тебя.
Соломон подошел к дочери, погладил ее по убранным в сложную прическу волосам.
- Ты ведь сама видишь, что происходит в нашем царстве, - продолжил он после короткой паузы. – Кажется, здесь есть все, но счастье и радость уходят из этого мира. А зачем нужен мир без радости?
- Если хочешь изменить мир, надо начать с себя? Так ты обычно говоришь, - в голосе царевны прозвучала легкая улыбка. – Что ж, я покорна твоей воле, отец. Шахрияр не муж мне больше.»
Общий изумленный вздох отвлек Альку от своих мыслей. «Так, что я пропустила?!» - мелькнуло в голове у девушки, и она вместе с креслом подвинулась ближе к перилам.
Перед лишившимся дара речи муллой в подвенечном платье с царского плеча стояла Фаэль. На губах хобитянки играла хитрющая улыбка. На Мориса тоже было приятно посмотреть.
«Ну вот, как всегда я все пропустила… - почти обиделась Алька. – А вот интересно, как бы я смотрелась в роли невесты?..»

Hanaell Прекрасная леди (13 Авг 2008 13:22)

НЕСКОЛЬКИМИ ЧАСАМ И РАНЬШЕ

Ханаэли все-таки удалось догнать Соломна. Прямо в Диване! Странные все-таки названия у комнат для совещаний на этом Востоке. Хотя такого совещания Восток наверняка еще не видел!
Бордового цвета повелитель орал:
- Всех ко мне! Визирей, советников и зятя моего дорогого - немедленно!!! - слуги, и без того сновавшие по дворцу как муравьи, разбежались подобно испуганным тараканам.
Соломон плюхнулся на подушки и соизволил заметить Хани.
- Женщинам тут находится нельзя - вежливо, но настойчиво сказал Царь Царей
- Угу, - отвеитла Ханаэль самозабвенно ковыряясь в сумке.
Тем временем помещение наполнялось мужчинами в халатах, с неодобрением косящихся на Хани.
- Ханум, прошу Вас почтить нас своим отсутствием, - еще раз напомнил об этикете Соломон.
- Ага. Щас. Вот только микстурку наваяю, - ответила непочтительно Ханаэль.
Соломон вздохнул, ибо по опыту своей семейной жизни понял, что в такие моменты спорить с женщиной бесполезно. Он тяжко вздохнул, пробормотав что-то об Аллахе, бедном Попутчике и его долготерпении - то ли Аллаха, то ли Попутчика), и не обращая внимания на Ханаэль, попытался начать:
- Многоуважаемые! Я собрал вас тут для того, чтобы сообщить вам пренеприятнейшее известие... - в этом месте речь Соломона была прервана непочтительным фырканьем Ханаэли, которая чуть не расплескала микстурку.
Еще минута - и Соломон лично пришиб бы паршивку, но Ханаэль с невозмутимым лицом строгим голосом сказала:
- Прошу простить мою дерзость, мудрейшие, но ваш повелитель перенес сильнейший шок. И если сейчас не оказать ему первую помощь, то только Аллах знает, какие кары обрушатся на головы несчастных тех, кто попадет ему под руку. - И пока Соломон хватал ртом воздух, влила в него микстуру.
Отплевавшись, Соломон уже более спокойным тоном начал говорить:
- Уважаемая ханум - кивнул он на Ханаэль, - донесла до нашего сведения вопиющие факты о болезни, ее истоках и лечении моей любимейшей из дочерей - Шехерезады. - Соломон пристально посмотрел в глаза Шахнияру. - На основании неоспоримых фактов повелеваю признать брак моей дочери Шехерезады и царевича Шахрияра недействительным на основании неисполнения царевичем обязанностей ... - Соломон сделал паузу и царевич залился краской. - ... зятя Царя Царей! - закончил Соломон, смилостивившись над несчастным. - Все могут быть свободны!
Все присутствующие поторопились к выходу. Царевич стоял столбом. Его медленно, но верно подталкивали к дверям.
- А Вас, Шахрияр, я попрошу остаться! - Соломон недовольно покосился на опять фыркнувшую Ханаэль.
- Повелитель! - пропезался голос у бывшего царского зятя. - Что бы вам не наговорили про меня - все ложь!!! Я люблю Шехерезаду больше жизни!
- Милейший, - обратился Соломон к Шахнияру, - Ханум Ханаэль - не только женщина, она медик.
Хани поморщилась.
Шахрияр поник.
- Мне сказали - нельзя, мне сказали - она болеет, мне говорили, что я должен беречь ее... - пробормотал бедный бывший муж. - О наимудрейший, ты не знаешь как мне было тяжело... Я люблю ее... Я верен ей...
- И кто сказал? - Хани мало интересовали сейчас душевные страдания юноши, с этим она разберется позже.
- Лекари, знахари...
- Кто именно?
Шахрияр пожал плечами.
- Ваше величество, вы позволите наконец-то вас покинуть? - рыкнула Ханаэль, и, не дожидаясь высочайшего позволения, понеслась в сторону комнат Шехерезады.
Дворец, предвкушая новую забаву, услужливо стелил перед ней удобные дорожки и расправлял складочки на коврах.

Морис Горячий кабальеро (14 Авг 2008 01:09)

Морис оцепенел. Несколько минут он молчал и только осматривал зал. Время как будто замедлило свой ход. Взгляд медленно переползал с улыбающегося лица Фаэль на гостевую ложу. Столкнувшись с встревоженным взглядом попутчика, отвел глаза. А вот и царь Соломон, явно шокированный происходящим. Унижение гостя – это позор для хозяина!
Тяжелее всего было смотреть в глаза придворных и буквально кожей ощущать исходящую от них насмешку и готовность поднять несостоявшегося жениха на смех, если кто-то только подаст пример. Первой неприятно расхохоталась царица Савская…, и волна злорадного смеха прокатилась по залу, переливаясь от сдержанного хихикания до грубого гогота.
Именно в этот момент в голове у Мориса отчетливо раздался голос уже почти забытого мистралийского вампира.
-Так, я вовремя! Слушай меня внимательно, – настойчиво заговорил дон Маурисьо. – Ничего не говори, молчи. Медленно сосчитай до десяти. А лучше всего – до десяти тысяч. Скажешь не подумав, устроишь скандал – будет только хуже. Молчи. Медленно поклонись. Вот так! Теперь повернись к этой девчонке и скажи ей…

В ту минуту, когда Морис только открыл рот, в зале наступила тишина. Придворные зеваки замерли в ожидании бурного скандала.
-Фаэль, конечно, наш брак невозможен, - с трудом выдавив улыбку, произнес Морис. – Но ведь мы и так практически одна семья. И, кстати, этот наряд тебе очень идет. Очевидно, царевна Будур не может сказать о себе того же самого, ибо не рискнула надеть его. Что же, это – ее решение. А пока, государь, - обратился он к Соломону, - разрешите мне удалиться?

Даже не дожидаясь ответа царя, Морис развернулся и направился к выходу. Казик, залетев чуть вперед, превратился в стражника с алебардой и принялся расталкивать придворных, освобождая дорогу. Морис спешил вслед за ним, не глядя по сторонам. Ему нужно было только одно – сдержать эмоции. Как он не старался избежать унижения, оно его все-таки настигло. Поспорить с судьбой не удалось! Но эти мысли не успокаивали. На душе все равно было больно!

****

Как только спасительные двери спальни с треском захлопнулись за спиной, Морис дал волю своим чувствам и прямо в одежде завалился на кровать, пытаясь зарыться в подушки.
-Стой-стой! – остановил его голос дона Маурисьо. – Не время расслабляться. Сейчас отправь Казика за дверь, пусть он охраняет спальню от любопытных и никого, слышишь, ни-ко-го к тебе не подпускает.

Морис с трудом повторил приказ, и Казик в мгновенье ока просочился сквозь замочную скважину, только пробормотав традиционное «Слушаю и повинуюсь!»
-А пока, - злорадно произнес Маурисьо, - немного разберемся в ситуации. Очевидно, что не сама Будур все это придумала. Ваши девчонки-разбойницы спланировали все это вместе с ней. И, как мне кажется, потому, что кто-то не умеет держать язык за зубами! Где этот блохастый?
Морис оглянулся. Неизвестно когда просочившийся в покои Тим сидел в стороне, стыдливо пряча глаза и даже не пытаясь отрицать обвинения мистралийского поверенного.
-Вот видишь, это явно он растрепал, - гордясь собственной догадливость, прогремел Маурисьо.
-Тим, ты все рассказал? - с горечью произнес Морис. – И про джинна, и про контракт, и про ягоды? И Фаэль, и, скорее всего, Альке?
Кивки котенка подтверждали каждую догадку. Морис окончательно расстроился.

-Ониу сказали, что знают способ, как остауновить свадьбу, - осторожно промяукал Тим, - и обещали, что всеу будет хорошоу.
-И ты им проверил? Муз, вымазанный в зеленке! – выдохнул Маурисьо. – А они воспользовались твоей доверчивостью, чтобы пошутить! Занимайся лучше своим делом – творческим вдохновением, а в жизненные проблемы не лезь. Ибо опыта у тебя пока что – кот наплакал! Предоставь разбираться профессионалам.

Тим обиженно мявкнул. Морис уже было склонился к нему, чтобы приласкать и успокоить, как внезапно за дверью послышались голоса, кто-то явно вел разговор на повышенных тонах. Морис прислушался. Этого просто не может быть! Похоже, что Казик распекает Хоттабыча. Именно так, а не наоборот. Сегодня мир просто сошел с ума.
-Со всем почтением, - верещал Казик, причем в голосе ни малейшего почтения даже не чувствовалось, - я хотел бы заявить многоуважаемому Гассану-Абдурахману ибн Хоттаб, что сложившаяся ситуация стала не только унижением для благородного принца, проявившего себя максимально достойно, но и показало, как не уважают своих гостей в семействе благородного Царя Царей.
-Хотелось бы отметить, - проскрипел в ответ Хоттабыч, - что в заговоре вместе с царевной также были замешаны наши гости, соотечественники уважаемого принца.
-Что ничуть не умаляет недопустимости поступка Несравненной царевны, - злорадно перебил его Казик. – А также неумение начальника Службы Безопасности предотвратить подобные скандалы.
-Что? - еще больше возмутился Хоттабыч. - Да как ты смеешь?!
-Так, похоже, мне стоит вмешаться, - раздался за дверью третий голос. В наступившей тишине входные двери распахнулись, и в покои медленно вошел царь Соломон. За ним медленно просочились Хоттабыч и Казик.

Морис вскочил с кровати, обменявшись с вошедшими церемонными поклонами. Царь, явно волнуясь, слегка откашлялся и приступил к делу.
-Наш дорогой гость, я от всей души сожалею о произошедших только что событиях, и вряд ли смогу загладить свою вину. Прошу вас, принц, не перебивайте и дайте мне сказать! – остановил он Мориса. – Дочь наша царевна Будур поступила не просто неразумно. Не сумев сдержать свое «чувство юмора», она оскорбила вас, нашего гостя, хотя была вольна отказать вам заранее. И за это она понесет заслуженную кару. Но сложившейся ситуации, увы, это не изменит. И как бы я не был раздражен этим поступком, я не могу винить царевну за ее свободолюбивое сердце, равно как и принудить к браку с нелюбимым человеком. Однако поскольку я дал слово, что вы станете моим зятем, я предлагаю вам руку моей старшей дочери царевны Шехерезады, которая сегодня развелась со своим мужем, царевичем Шахрияром.

Слова царя произвели эффект разорвавшейся бомбы. Хоттабыч от волнения принялся жевать собственную бороду. Восторженный Казик подскочил так, что чуть не уронил очки. Ну, а Морис просто онемел от ужаса. Он только что осознал ошибочность поговорки «Снаряд в одну и ту же воронку дважды не попадает!».
-Ура! - зазвенел в голове у Мориса мерзкий голос дона. – Мы все-таки будем царским зятем!

Казик приосанился и приготовился вещать. Потерявший голос Морис судорожно принялся осматривать покои в поисках чего-то тяжелого, чтобы швырнуть в джинна и тем самым заткнуть ему рот. Однако Казик оказался проворнее.
-Его высочество принц Али-аль-Морис согласен! – радостно провозгласил он.

Соломон с грустной усмешкой посмотрел на гостя, который был готов провалиться сквозь землю от стыда. Было очевидно, что царь видит в нем очередного честолюбца.
-Стойте, - хриплым голосом произнес Морис. – Ваше величество, я осознаю, что недостоин такого чести. И ваше предложение не только великодушно – оно свидетельствует о вашей душевной щедрости.
Соломон посмотрел на собеседника с легким интересом. Маурисьо, предчувствуя недоброе, начал было орать, но в этот момент Тим собрал все свои силы…., и голос Маурисьо исчез где-то в глубинах подсознания. С облегчением вздохнув, Морис откашлялся и продолжил:
- Тем не менее, следует принять во внимание состояние здоровья царевны. Новый брак… и в таком состоянии…
- Вообще-то, ради этого ее и нужно снова выдать замуж, - с грустной улыбкой произнес царь. – Ханаэль-ханум уверена, что царевна должна иметь… м-м-м личную жизнь, и это может способствовать ее выздоровлению.

Фраза про «м-м-м личную жизнь» была настолько недвусмысленна, что всем все стало ясно. Казик заткнул рот обеими руками, как бы подтверждая, что эта государственная тайна умрет вместе с ним. Хоттабыч расцвел в улыбке, вспоминая недавнюю сцену, когда зловредный Шахрияр был посрамлен и повержен. И, главное, что произошло это по причине его мужской несостоятельности.
Однако Морис, абсолютно не представлявший себя в роли жеребца-производителя, твердо вел свою линию.
- Ваше Величество, я уверен, что «м-м-м личная жизнь» - невольно передразнил он царя – может быть только по любви. Все, что я слышал о царевне Шехерезаде, свидетельствует не только о ее несомненном таланте, но и о чувстве долга. И именно из чувства долга, а также из любви к вам она согласится с любым вашим решением. Однако необходимо сначала расположить сердце царевны беседой, освободить его от тоски и печали, чтобы оно было готово встретиться новую любовь. А, исцелив душу, мы сможем исцелить и тело…

Соломон с легким недоверием посмотрел на новоявленного врачевателя. Хоттабыч было открыл рот, чтобы возразить, но Царь Царей уже принял решение.
-Быть по сему! – произнес он. – Объявляю вас пока женихом и невестой! А в качестве жениха вы, принц, имеете право навещать царевну Шехерезаду в любое время. Чтобы «расположить ее сердце и освободить от тоски и печали». Однако прошу вас выполнять все рекомендации главного лечащего врача царевны Ханаэль-ханум, не затягивать с расположением и готовиться к «м-м-м личной жизни»!

После церемонных поклонов хозяева покинули покои, оставив жениха обдумывать план действий в одиночестве. Казик захлопнул дверь и, повинуясь лишь одному сердитому взгляду «принца», скрылся в лампе. Тим радостно замурлыкал и без сил растянулся на ковре.
-А ты не глуп, - прозвучал вырвавшийся на свободу голос дона Маурисьо. – Нужно сначала закрепиться, поухаживать за невестой, то да се… А то тебя еще одна царевна прокатит!

Fael Прекрасная леди (14 Авг 2008 09:00)

Пока все взгляды провожали Мориса, Фаэль поспешила смыться. Непросто стать незаметной в свадебном платье, но ей сейчас было все равно, смотрит на нее кто-нибудь или нет. Она просто побежала в комнату невесты, где скинула с себя эти расшитые тряпки. Ей было настолько мерзко и стыдно за эту дурацкую шутку, что не то что платье - собственное тело было противным.
"Что за глупое ребячество? Когда же ты повзрослешь наконец и начнешь просчитывать, чем твои шуточки обернутся?! Если своих мозгов нехватает, могла бы хоть с Тимом посоветоваться или с отцом!"
Фаэль побежала куда-нибудь, лишь бы подальше, смыть с себя всю пакость придворного церемониала, мерзкий смех царицы Савской, остановившийся взгляд Мориса...
И все она, она виновата, во всем. А достанется в итоге Будур, Соломону и Морису.... За что ему такой позор? Кто мог знать, что шутка обернется для него позором, что все эти безумные придворные совсем не понимают шуток?..
Ведь она-то не хотела... Дурацкий мир, дурацкий Восток. На пляже бы все просто посмеялись и забыли, а тут...
"А еще достанется попутчику... как же, я ведь его дочь, он же за меня отвечает... - Фаэль шмыгала носом, глотая слезы злости на саму себя - Ну уж нет. Я виновата, мне и отвечать, и нечего!"

И она решительно направилась обратно в зал с твердым намерением принести официальные извинения, объяснения и признание собственной вины. Правда она не очень представляла, какими словами все это объяснить, но судьба предоставила ей возможность подумать получше - гости уже успели разойтись...

попутчик Горячий кабальеро (14 Авг 2008 16:37)

Доверительная беседа с Соломоном настроения не улучшила. Что с того, что Царь Царей – сам отец почти взрослой дочери? Ситуация в стране и так сложная, и скандал в царском семействе сейчас вот совсем не нужен бы. Счастье, что газеты пока еще не придумали...
Да еще Царица Савская, встретившаяся в коридоре, начала распространяться на тему правильного воспитания дочерей одинокими отцами.. Она бы сделала не так..
Попутчик шел по парку, размышляя, где теперь искать Фаэль и что сказать Морису, когда дорогу ему преградили две очень суровые фигурки.
- И что ты собираешься делать с дочерью? – уперев кулачки в бока строго спросила Хани.
- Надеюсь, вы не собираетесь кричать и ругаться? – нахмурила брови Люксория, убирая в сумочку заветную зеленую бутылочку.
- Как что делать? Зажарить на медленном огне, а печень скормить Морису, - буркнул попутчик. – Хани, я похож на людоеда?
Ханаэль внимательно посмотрела на шефа, обошла его вокруг, словно оценивая, и покачала головой:
-Вылитый. Я всегда знала, что людоеды именно так и выглядят.
- Очень смешно, - вздохнул попутчик.
- Знаешь, давай я тебе микстурки налью, - заботливо предложила Хани и полезла в сумку..
-Нет, спасибо, - махнул рукой попутчик, - все не так плохо. Может, выживу..
- Шеф, девочка просто хотела пошутить, - вмешалась Люксория. – И, кстати, помочь Морису выпутаться из того тупика, в который он сам себя загнал. Ничего страшного не произошло. Или вы и правда хотели, чтобы он женился на этой маленькой царевне?
- Не говори глупостей, - рассердился попутчик. – Причем тут женитьба? С Морисом нам предстоит отдельный разговор, но надо же думать, что и как делаешь.. Фаэль уже взрослая девочка, должна понимать..
- Вот именно, что взрослая, - надула губы секретарша. – А вы собираетесь ее воспитывать как маленькую.
- А ты предлагаешь сделать вид, что все нормально? – удивился попутчик.
- А что ненормального? – удивилась Хани. - Фаэль, можно сказать, рискуя репутацией, кинулась грудью защищать Мориса от женитьбы, собой прикрыла. И теперь, поди, еще и переживает. А ты еще воспитывать собираешься....
- Хани, я помню, что женская логика – очень интересная, - улыбнулся попутчик, - но мне сейчас не до шуток.
-А я не шучу, - оскорбилась Ханаэль. – Я тебе объясняю очевидные вещи. Фаэль спасла Мориса. А если он этого не понял – его проблемы. Взрослый мужчина, разберется. А вот девочка пережила шок. И заботиться надо о ней.
- Думать надо, прежде чем делать..
- Конечно надо, - согласно кивнули дамы. – вот мы и надеемся, что ты прежде, чем делать, подумаешь.
- Да и что вообще страшного произошло, - фыркнула Люкси. – ну надо же, свадьба не состоялась. Да десятки мужчин были бы страшно счастливы..
- Люксория, не утрируй, - вздохнул попутчик. – Ты прекрасно помнишь, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями.
-Дорога ведет ровно туда, куда мы идем, - назидательно сказал Хани. - Вот Морис пошел.. и пришел. И Фаэль тут ни при чем. Думаешь, лучше было бы, стань он мужем Будур?
Ответить на этот философский вопрос попутчик не успел. На дорожку решительным шагом вышла Фаэль.
Ханаэль и Люксория переглянулись и быстро исчезли, только цветы вдоль дорожки качнулись.
Попутчик посмотрел на заплаканные глаза, на дрожащие губы, на упрямо вздернутый подбородок, вздохнул и распахнул объятия. Хоббитянка зарылась в надежное плечо, шмыгнула носом и стала объяснять.
- Папа, я совсем не хотела обидеть Мориса. Я просто хотела, чтобы свадьба не состоялась. Ну, кто же думал, что у них у всех совсем нет чувства юмора. - Она вынырнула из-под надежной руки, посмотрела на попутчика, и дрожащим голосом спросила, - пап, Морис здорово обиделся? как думаешь, он меня когда-нибудь простит?
-- Не знаю, - вздохнул попутчик. – надо бы для начала его спросить..
- Я спрошу, - решительно сказал Фаэль. – Вот прямо сейчас пойду и спрошу..
- Ну, прямо сейчас я бы не стал этого делать, - удержал дочь попутчик. – Дай ему немного остыть и прийти в себя. Не думаю, что в его покоях ты сейчас желанный гость. Ты просто поставь себя на его место. И..Фаэль, сколько раз я тебе говорил – прежде чем что-то сделать – ну, подумай, как это отразится на тех, кто рядом….
Фаэль потупила голову и сделала вид, что внимательно слушает.

попутчик Горячий кабальеро (14 Авг 2008 18:52)

Эта ночь была самой долгой за всю двадцатилетнюю жизнь Шахрияра. Он влетел в покои, размашисто хлопнув дверью, хотелось кого-нибудь убить, разметать этот дворец, и сплясать на его камнях.
Царевич вспомнил, с какой злорадной физиономией смотрел на него Хоттабыч, как улыбались в усы стражники, как прятала довольную улыбку Царица Савская. Он быстро шел по коридорам, встречные расступались, и казалось, за его спиной все смеются и шепчутся– начиная от последнего лакея.
В дверь сунулся Аман и начал уговаривать..
- Ваше высочество, рано расстраиваться, вы по-прежнему имеете влияние во дворце, вы один из самых высокопоставленных принцев державы, ваше положение крепко, ни один чужеземец не сравнится с вашим влиянием на умы …
Шахрияр запустил сапогом в начальника службы безопасности, и старик исчез.
Причем тут влияние на умы, какая, к чертям, власть, когда его публично осмеяли, подвергли унизительному допросу, когда Соломон, мудрый Царь Царей, пример для подражания и почти идеал, послушался непонятную тощую женщину и даже не выслушал.. Какое, к чертям, не расстраиваться, когда он больше не муж Шехерезады!
Усталая душная ночь опустилась на сады, надежно укрыв от глаз красоту розариев и абрикосовых рощ. Тьма опустилась на дворец, погасив огни. А Шахрияр все метался по комнате, то представляя испуганные глаза Шехерезады, услышавшей весть о разводе. То воображая толпы поклонников, спешащих ко дворцу. Маленький зеленый кракадильчик опустился на плечо, уютно потыкался в ухо, но Шахрияр только пересадил зеленое чудо на подушку. В нем не было ни капли нежности, и он побоялся причинить малышу боль.
Он вспомнил улыбающиеся черные глаза, задорную улыбку, от которой мир становился светлее, легкое прикосновение тоненьких пальцев к щеке, и ему показалось, что в комнате нечем дышать.
Шахрияр распахнул окно, но дышать легче не стало.
-Идиоты, - в бессильном гневе прошептал Шахрияр, - кто позволил вам лезть в чужую жизнь! Почему вы не можете оставить нас в покое..
Словно в ответ за окном расхохоталась какая-то глупая птица.
Рассвет наступил внезапно. И с рассветом на плечи Шахрияра опустилась тоска. Он внезапно понял, что приговор Соломона окончателен, что во имя спасения своего мира Царь Царей пожертвует и большим, нежели улыбка дочери.. Да и.. ну что улыбка, разве так важен для этой улыбки он, Шахрияр? Наверное, есть в мире более достойные принцы..
Он на минутку забылся тяжелым, беспокойным сном, проснулся весь в поту от осторожного стука в дверь.
-Ваше высочество, разрешите доложить, - судя по глазам Амана произошло что-то действительно неприятное. – Царевна Будур не явилась на свадьбу по договоренности с дочерью господина попутчика, позор пал на голову Царя Царей. Дабы загладить ущерб, нанесенный достойным гостям, Соломон предложил принцу Аль Морису руку ее высочества царевны Шехерезады. Тот, естественно, согласился. О помолвке объявят к вечеру.
Шахрияр тупо посмотрел на Амана, отказываясь верит своим ушам. Словно во сне, плохо понимая, что делает, милостиво кивнул, позволяя удалиться. Взглянул на захлопнувшуюся за придворным дверь и попытался осмыслить услышанное.
Значит.. не ради Шехерезады старалась эта маленькая женщина. Она просто хотела устроить счастье своего приятеля. Усталого и равнодушного, который даже не смотрел на Шехерезаду, не видел ее медовых волос, не замечал биения голубой жилки на виске. Ему было все равно, что Будур, что Шехерезада – лишь бы царская дочь.. Шехерезада была для него лишь средством попасть к трону. Он не сделает ее счастливой, не станет беречь, как берег Шахрияр.. Он погубит ее.. Предоставив, как руки гостя касаются тоненьких пальчиков царевны, сминая их, как разодетый в шелка пришелец оценивающе смотрит на свою добычу, Шахрияр вскочил.
Застывший комок злости поднялся от сердца и застрял в горле, не давая дышать. Шахрияр закашлялся и выскочил в сад. Ему обязательно надо было сказать этой.. интриганке, что он разгадал ее подлый замысел, что он не даст обмануть себя. Что не так наивен, как Царь Царей, пригревший на груди не одну змею.
Следом за разгневанным царевичем устремился маленький зеленый кракадильчик, но, ослепленный яростью, Шахрияр его даже не заметил.

Fael Прекрасная леди (15 Авг 2008 20:20)

СОВМЕСТНО С МОРИСОМ

Выждав достаточное, по ее мнению, время, чтобы Морис «остыл», Фаэль пошла к нему.
Миновав слуг, толпящихся у входа в покои «принца», хоббитянка решительно распахнула дверь.

Морис сидел на кровати и что-то черкал на листке бумаги. Тим крутился рядом, постоянно заглядывая в листок и одобрительно мурлыкая. Фаэль только открыла рот, чтобы что-то сказать, как вдруг из стоящей на столике лампы выскочил синий джинн.
-Посторонним вход воспрещен, предъявите пропуск, - заорал он.
- Вот сам и проваливай по такому поводу, а я не посторонняя! – Хоббитянка недобро воззрилась на синюю субстанцию и непроизвольно сжала кулаки. Пусть только попробует ее не пустить, пакость синюшная, получит мало не покажется, даром что джинн.
Морис поднял голову, встретившись взглядом с Фаэль.
-А, это ты, - грустно, но совершенно спокойно улыбнулся он. – Все в порядке, Казик, не надо меня защищать. Поскольку на меня никто не нападает. Ведь так? – и он подмигнул девушке.
Джинн полез в лампу, бормоча что-то неодобрительное и мало напоминающее «Слушаю и повинуюсь». Фаэль медленно разжала кулаки и открыла рот, собираясь сказать… А что, собственно? Проклятый джинн, из-за него все заготовленные слова вылетели из головы!
- Морис, я… это… привет, - кое-как выдавила она из себя. – Чего это твой джинн на людей бросается?
-Ты не обращай на него внимания. Он все время боится, что я произнесу третье желание, наш контракт будет окончен, и его тут же начальство … прижмет к ногтю.
- Ну и что? – удивилась Фаэль, - он тебя так подставил, чего ты его жалеешь?
- А ты бы не жалела? – Морис в упор посмотрел на нее.
Фаэль опустила голову. Легко советовать другим, а попробуй влезть в чужую шкуру… Зуб за зуб? Отвечать на низость низостью?

- Прости меня, - помолчав, тихо произнесла она. – это слабое оправдание, что я не думала, что все так обернется, и все же я не хотела тебя обидеть. Все-таки дикие у них тут нравы, у нас на пляже мы бы просто посмеялись…
-Да что ты, я на тебя вовсе не обиделся. Конечно, сцена была не самой приятной, но … по здравому размышлению я многое понял, - Морис внимательно поглядел на Фаэль. – Знаешь, это просто – закон жизни. Ты можешь быть слабым, смешным, но среди друзей это вовсе не страшно. А вот среди недоброжелателей или лицемеров такие вещи недопустимы. И если бы я тогда, в оазисе, обратился к вам за помощью, то это было бы гораздо менее болезненно, чем сегодняшняя свадьба. Это стало для меня хорошим уроком. Понимаешь?
Фаэль кивнула и добавила:
- А еще нам ведь обидно, что нас, своих друзей, ты не посвящаешь в свои проблемы. Ты всегда готов помочь сам, но нам ты отказываешь в праве принимать участие в твоей судьбе.
-А еще…. Никогда не стоит откладывать серьезное решение. Потому, что проблема сама по себе никуда не исчезает, - Морис задумался.
-Но ведь все закончилось, свадьба тебе не грозит! – попыталась утешить его Фаэль, а сама ужаснулась: неужели все было зря, и Будур теперь принудят выходить замуж за Мориса?
-Как не грозит? А, ты же не знаешь… Тут ко мне Соломон приходил. Для Царя Царей поступок Будур – это позор. Поэтому Царь решил загладить свою вину и предложил мне в жены старшую дочь, Шехерезаду. Как назло, она сегодня утром развелась….
- Обалдеть! – изумилась хоббитянка, - этот Царь Царей своих дочерей что, вообще за людей не считает? Ее-то хоть спросили?!
-Ну, от немедленной свадьбы я отбрыкался. Поэтому будущий тесть приказал мне навещать Шехерезаду, постараться завоевать ее чувства и во всем слушаться Ханаэль-ханум, ее главного лечащего врача.
-Н-да, вот это все уже точно не смешно. Как же все запуталось.
-Вот именно, - Морис горько улыбнулся.
-И что ты будешь делать?
-А выбора у меня нет. Отказаться – это значит оскорбить Царя, чего мне вообще-то не хотелось бы делать. Оскорбленные цари – не самые гостеприимные хозяева. Да и царевне, как говорит Ханаэль, нужен любящий муж, поэтому в случае моего отказа Соломон быстро найдет кого-то другого. Поэтому будем тянуть время. Кроме того, подольше пообщавшись со мной, царевна вряд ли в меня влюбится. Скорее, начнет воспринимать как доброго дядюшку. Правда?
Морис улыбнулся.
-Но если царевне для выздоровления нужен муж, а ты этому препятствуешь… – заволновалась Фаэль, - то это может ей повредить.
-У царевны был муж, - неожиданно жестко ответил Морис. – И явно любящий и небесталанный. Шахрияром звали. И лучше него Царь вряд ли сейчас найдет.
-А ты откуда знаешь?
-Да есть тут у меня своя агентурная сеть - музобоз называется. Наши кракадильчики к Шахрияру очень привязались, и неплохо его вдохновляют… под заячьим руководством. Тим к ним приходил, делился опытом, а заодно и выяснил подробности жизни во дворце. И все они уверены - Шахрияр действительно любит свою жену. А вот почему они развелись… – Морис сделал паузу. – Понимаешь, такова жизнь во дворцах. Кто-то кому-то что-то наплел, пустил сплетню, клевета покатилась как снежный ком, да так, что никакой Соломон не разберется – где правда, а где ложь. Так что, похоже, Царя Царей кто-то давно настроил против зятя. А слова Ханаэль стали всего лишь последней каплей. Поэтому сейчас нужно позаботиться о царевне, а в идеале – помирить ее с мужем. Ты мне поможешь?
- Конечно, помогу. Эх, феникс-феникс… Может, мне еще одну птичку сплести? Правда, перьев-то больше нет…
- Не думаю… Понимаешь, этого феникса Шахрияр должен найти сам. А он пока… не дорос что ли.
- Значит надо ему помочь, - медленно произнесла Фаэль и задумалась о чем-то своем. Морис тоже замолчал.
-Скажи, а эти царевны тебе действительно не нравятся? – вдруг спросила она после паузы.
-Нет, - серьезно ответил Морис. – Понимаешь, они действительно красавицы, и многие на моем месте были бы просто счастливы. Но я не властен над собственным сердцем. А для него малейшая неволя или принуждение – недопустимы. Я должен выбрать сам. Пусть даже и неправильно, - он вздохнул, как бы отгоняя от себя неприятные воспоминания.

Фаэль уходила от него с легким сердцем. Морис улыбался….

попутчик Горячий кабальеро (16 Авг 2008 22:41)

- Причем тут дочь попутчика? – поморщился Соломон, отходя к окну. – Учись отвечать за свои поступки. За поступки девушки с нее спросит ее отец. А я говорю с тобой. Она пошутила со своим почти родственником, это ее семейное дело. И она – не царевна. А ты, дочь моя Будур, не сдержала своего царского слова, обидела гостя нашего дома, презрев законы гостеприимства..
- Папа, мы просто хотели пошутить, а чего он.., - обиженно начала Будур, и осеклась под тяжелым взглядом Царя.
- Шутить над гостем – это оскорбление. Шутить над тем, кто оказал тебе честь, предложив руку и сердце – это гордыня, неприемлемая для дочери царя, для той, кому будет дарована власть над судьбами людей. Мне жаль, что ты в свои 16 лет все еще не понимаешь, что власть – это не свобода творить все, что заблагорассудится, а ответственность перед теми, над кем ты возвышена по праву крови..
Прерывая речь Соломона, распахнулась дверь, и в покои стремительно вошла Царица Савская, а за ней почтительно проник ее секретарь.
- Нет, я конечно рада, что этому выскочке указали его место, - жизнерадостно кивнула Царица, - но скандал нам сейчас совершено ни к чему. Будур, как ты могла? Это все общение с простолюдинами. Ты забыла об обязанности властителя – любой ценой поддерживать престиж царской власти. Ты могла просто отказать ему. Ну, или как-то убрать его.. Очернить, отравить в конце концов. Но зачем скандал –то? А теперь царскому дому Соломона придется извиняться, а это роняет престиж власти и ..
- Дорогая, ты хотела что-то сказать? – почти любезно перебил откровения царицы Соломон. – Я хотел бы закончить беседу с Будур..
- Да, конечно, - кивнула женщина. – ты заканчивай, а мы пока с Данияром просмотрим письма. Вот тут, у окна…
Соломон глубоко вздохнул, прикрыл глаза, помолчал несколько минут, и суров произнес.
- Дочь моя Будур, я вижу, что виноват перед тобой. В своем отцовском эгоизме я все оттягивал время, когда ты повзрослеешь, и не подготовил тебя к той жизни, которую предстоит вести тебе, будущей царице. Супруге повелителя. Сегодня, сейчас же ты покинешь свои девичьи покои и переедешь в гарем, где тебя, вместе с юными принцессами из Хины, будут готовить к семейной жизни.
- За что? – испуганно всхлипнула Будур. – Я не хочу в гарем.
- Доченька, - горько улыбнулся Соломон. - Мы - правители, мы делаем то, что должны, а не то, что хотели бы.
- И даже ты? – удивилась Будур.
- Я – больше всех, - Соломон подошел к дочери, погладил ее по голове, горько улыбнулся.. – Свобода – это удел бедняков. Чем больше у тебя власти, чем больше людей зависят от тебя, тем менее свободен ты сам.
- Это несправедливо, - возмутилась Будур.
- В мире вообще очень мало справедливости, - кивнул Соломон. – Я думаю, молодой человек, который так целеустремленно изучает единоборства в компании хинских принцесс, тоже так считает. Или будет считать через час.… Кстати, Хоттабыч, - Царь Царей повернулся к двери, которая немедленно приоткрылась, явив седую бороду начальника стражи, - ты особо не усердствуй, просто объяви моим невестам, что я переселяю их во внутренний гарем. Просто сообщи, и не торопи. У них есть время до вечера. И у тебя, Будур. Но – только до вечера. Иди, дочь моя. И подумай о том, как ты будешь извиняться перед женихом своей сестры Шехерезады.
- Как женихом Шехерезады? – удивленно открыла рот Будур.
- Зачем? Ну, зачем тебе эти чужеземцы? - вскинулась от окна Царица Савская.
- Я должен кому-то что-то объяснять? - Поднял бровь Соломон. – Разве мое слово не закон для этого царства? И разве вы – не входите в царство мое?
Расстроенная Будур выскочила из покоев, едва не сбив Хоттабыча.
- Ты хотела поговорить со мной? - - обратился Царь Царей к Савской. – Я готов уделить тебе полчаса.
- Полчаса? - удивленно подняла брови женщина. – И все?
-Мне казалось, что моей аудиенции просила Царица Савская, а не мать моих детей, - парировал Соломон. – Но если я ошибся, отпусти своего секретаря. Попробуем справиться без него…
Красный от смущения Данияр боком кинулся к двери.

Морис Горячий кабальеро (17 Авг 2008 20:58)

Старший расследователь Департамента Безопасности Ортана Леонард Лестард был не в духе. Да и вряд ли может быть в духе человек, выслушивающий неприятные новости. Как понял Лео, этот худощавый старикашка с седой бородой был местным Флавиусом. И хотя абракадабра «Гассан Абдурахман ибн Хоттаб» профессионально отпечаталась в сознании расследователя, но в качестве имени восприниматься никак не желала.
Ненаблюдательному человеку могло показаться, что этот тип ведет себя в полном соответствии с местным этикетом, однако Лео отчетливо слышал какое-то презрение с его стороны. Можно было себе польстить, подумав, что старикашка видел в нем профессионала и соперника. Но, скорее всего, дело было в том, что соперника в нем этот джинн не видел. И это было обиднее всего.

-Итак, ваша миссия окончена, - высокомерно заявил ему Абдурахман чуть ли не с порога. И теперь долго разглагольствовал, каждым словом старательно портя настроение собеседнику.

В первую минуту Лестард не понял, почему он так отреагировал на эти перемены. Казалось бы, давно пора было закончить свою миссию – сдать девушек в гарем царя Соломона и присоединиться к друзьям с Пляжа. Но и то, и другое действие почему-то требовало от него определенной решимости. И, покопавшись в себе, Лео нашел причину такого отношения.
Он не то чтобы привык к обществу хинских невест, просто, находясь рядом с ними, Лестард ощущал себя «при исполнении», при деле. А уж обучение боевым искусствам вообще позволяло сочетать приятное с полезным.

-К сожалению, Ваши тренировки придется прекратить, - с издевкой произнес старик. – Подобное поведение недостойно жен Великого Царя Царей. И хотя наш справедливый Государь в своей мудрости некоторое время не желал навязывать своим невестам наш традиционный образ жизни, чтобы они привыкли ко двору, всему на свете приходит конец. И его невестам пора научиться молчаливо склонять голову перед своим будущим Мужем и Повелителем.

Леонард только поморщился. Разумеется, хинские девицы с легкостью приноровятся к роли послушных созданий. Несмотря на боевое прошлое, ничто женское им было не чуждо, и при слове «гарем» великие воительницы мгновенно превратились в ласковых кошечек. Даже Гюль Ча-Тай. Возможно, потом они и заскучают, но это уже будет потом…

-Вам же, - продолжал вещать старик, - в связи с окончанием вашей миссии, царь Соломон приносит свою благодарность за то, как самоотверженно вы защищали его невест, буквально, не щадя головы.

Нет, этот тип действительно издевается. Очевидно, знает и про случай в пустыне. Старый мерзавец!

-Теперь вы можете отдохнуть и насладиться удобствами нашего блистательного дворца, - буквально пропел Абдурахман и, наконец, заткнулся.

Похоже, старик понимал, что расставание с хинянками превращало Лео в гостя и бездельника, что для его деловой натуры было совершенно несвойственно.
А вот почему ему так не хотелось присоединяться к сотрудникам Конторы? Немного покопавшись в душе, Лео понял и это. Опять боязнь показаться ненужным, поскольку в нем как расследователе не особо и нуждались. Отдых во дворце – это не боевая операция против инопланетян!
Поэтому Леонарду было просто необходимо какое-то занятие. Ну, раз старик отправляет его смотреть дворец, этим он и займется. Проверит уровень обороноспособности, за которую как раз и отвечает этот Абдурахман. И если что-то окажется не так…. Ну, Абдурахман, погоди!
И лицо Лео осветила мстительная улыбка!

Алька Прекрасная леди (21 Авг 2008 15:02)

Алька ничего не понимала. Подмена невесты – это же так весело! Только Морис почему-то счастливым не выглядел, да и гости смеялись слишком уж недобро. Им что, не нравится Морис? А за что? Нет, совсем туманное дело!
После сорвавшейся свадьбы девушка поняла, что опять никому не нужна. Попутчик воспитывал Фаэль, Соломон – Будур, наставница пропадала у Шехерезады. «Ну, и чем мне заняться?» – думала Алька, сидя на подоконнике и дрыгая ногами. Внизу простирался сад, у многочисленных входов в здание царской резиденции сновали слуги. При делании можно бы даже доплюнуть до кого-нибудь, но – не положено! Как-никак, гостья…
Позади кто-то строго кашлянул. Алька чуть не сверзилась со своего насеста, пытаясь одновременно пригладить волосы и вытянуться по стойке смирно. Однако тревога оказалась ложной. Вместо любимого шефа рядом обнаружился почти знакомый тип, которого девушка точно видела на церемониях, но имени не помнила. Прохожий держал подмышкой несколько свитков пергамента и скептически разглядывал Альку. Ей почему-то сразу пришло в голову, что джинсы могли бы быть и почище, а капать на новую, надетую по случаю праздника блузку шоколадным мороженым и вовсе не стоило.
- Ну, и чего надо? – осведомилась Алька недружелюбно.
- Разрешите представиться – Данияр, секретарь и личный помощник царицы Савской, - безукоризненно вежливо поклонился мужчина. – Я тут позволил себе немного понаблюдать за вами…
- И что? – снова спросила девушка, не выдержав затянувшейся паузы.
- Вы знаете, что подобным образом вы выражаете неуважение к хозяину дома? Ведь можно подумать, что вам скучно! А значит, хозяин не способен должным образом принять своих гостей.
- Угу, - Алька была так удивлена, узнав, что болтанием ногами можно выражать неуважение, что почти перестала обижаться на зануду. Ей тут же стало интересно, как тогда следует выражать почтение и уважение. Земными поклонами у входа во дворец? Или тапочки в зубах приносить?
Она тихо хихикнула. Лицо Данияра вытянулась от удивления. По его мнению, на добрые советы отвечать смехом было как-то не очень правильно.
- Ладно, проехали, - махнула рукой Алька, попутно уговаривая себя не делать несчастному прохожему никаких гадостей: «Нет, угощать его коктейлем с каким-нибудь сильнодействующим лекарством я точно не буду! Это не достойно! Зато как было бы весело… Но - нет!» - А что у вас за бумажки?
- Это рукописи! – снова обиделся секретарь, почему-то покраснев при этом. – Мое… хм, творчество.
- Здорово! А почитать можно?
- Ну… Можно, конечно. Только пообещай никому не показывать. Потом скажешь, как тебе.
- Ага, конечно, - закивала девушка. Секреты, особенно чужие, ее всегда привлекали.
Данияр торжественно вручил ей один из листочков и замер памятником самому себе в ожидании ответа.
- Ты иди, - предложила Алька, поняв, что под таким надзором почитать ничего не удасться. – Завтра после обеда в беседке встретимся, и я тебе скажу, ага?
- Хорошо, - вынужденно согласился секретарь и ушел по своим или царициным делам.

Русич Горячий кабальеро (21 Авг 2008 15:06)

Толик раздумывал над своим нынешним существованием. Конечно, подчиняться кому-то, выполнять задания - это скучно, тоскливо и совершенно не интересно. С другой стороны, у полуэльфа появились совершенно неожиданные способности и возможности. Эта совершенно неклассическая магия...
Люксория сидела на кровати и отрешенно смотрела вперед. Толик неслышно подплыл к ней и обнял, супруга грустно посмотрела на мага, то есть джинна и вздохнула.
-Как же это изменить? - покачала головой девушка. Толик пожал плечами.
-Шеф разберется. - Эта фраза вызвала у Люкси небольшой приступ агрессии.
-Шеф разберется, шеф разберется...а мне до тех пор как быть? Это ж надо - муж-джинн. Зачем ты вообще доставал этого Синдбада???
-Милая, но ты же сама...он же так на тебя смотрел...он же..
Люкси трагически поджала губки.
-Да какая разница? Ты был неосторожен, и теперь я за это расплачиваюсь.
Толик опустил голову, и секретарше сразу стало жаль несчастного раздолбая.
-Ну, тебе тоже плохо, - тише промолвила она. - Но, я надеюсь, все будет в порядке...
-Я тоже на это надеюсь, - вздохнул Толик, сложил ладони, а потом раскрыл их и протянул супруге алмазный кулончик, уменьшенного близнеца самой девушки.
-Это тебе.
-Какая прелесть! - заявила Люкси. - Мне срочно нужно будет подобрать гардероб точно под этот цвет - белый с нежной голубизной...
-Но это же не все! - трагически выдохнул новоиспеченный джинн, - это же амулет! Он будет защищать тебя от агрессивных помыслов. Теперь никто без твоего желания тебя не сможет ни похитить, ни домогаться...
Фырканье Люкси остановило пламенную речь полуэльфа.
-А, может, я где-то в глубине души буду хотеть, что бы меня похитили?
Маг вздохнул, провел над кулоном рукой и трагически заявил:
-Теперь он будет включаться только по твоему желанию.
-Вот и отличненько, - Люкси чмокнула мужа в оливковую щеку и побежала подбирать гардероб под новое украшение.

В этот день Толик был постоянно возле супруги, та его не могла увидеть, но ощущала постоянную заботу. Где бы она не находилась, происходили чудеса - в саду во время самого солнцепека вырос чудесный дворец, сплетенный из водяных струй, в нем можно было отдохнуть от изнуряющей жары, повсюду ненавязчиво пели птицы - девушка даже забыла о неприятностях. Но самыми прекрасными моментами дня для нее были мгновенья, когда Толик, будто читая (а, может, и читая? - кто их, джиннов, знает) ее мысли, стал исполнять все ее подсознательные желания - она нашла в Бэдате супермодный фэшн-бутик...

попутчик Горячий кабальеро (24 Авг 2008 08:17)

Попутчик прошелся по комнате и выглянул в окно. Под большим розовым кустом сидел изумрудный заяц и внимательно смотрел куда-то вглубь сада.
- Ты тоже думаешь, что что-то случится? - спросил попутчик.
Заяц взглянул мудрыми глазами и пошевелил усами.
- Да, что-то непонятное творится в этих садах, - вздохнул попутчик, - словно два ветра встретились над садом, и деревья застыли, выбирая, в какую сторону гнуться.
Заяц кивнул ушастой головой и прислушался к быстрым шагам.
По дальней дорожке промчался Шахрияр, и, глянув на его суровое лицо, попутчик пожалел того, на разборку с кем отправился царевич.
- Ну, война план покажет, - ухмыльнулся он. - Может, мне тоже надо было девочек запереть в гареме, чтобы никаких неожиданностей не случилось?
Заяц посмотрел на парнера, как на больного, и усмехнулся.

Hanaell Прекрасная леди (24 Авг 2008 22:50)

Каблуки Ханаэли выстучали по полам Дворца угрожающую дробь и смолкли в комнате, где собирались на консилиум лекари.
Немного погодя туда же направился и Соломон. Надо же было представить лекарям нового лечащего врача Шехерезады.
Послушный Дворец, угадав желание властелина, распространял вдоль коридора звуки, по мере приближения царя становившиеся все более внятными:
-Ви есть неправы! Болезни происходить от несоблюдений асептик! – тихо вещал мужской голос.
- Болезни желудка проистекают от злых флюидов, посланных нам завистниками во время вкушения пищи!
- Болезни желудка, уважаемый, - раздался раздраженный голос Ханаэли, - происходят от немытых рук! В вашем климате болезнетворным бактериям самое раздолье! Я уж молчу о паразитах вроде бычьего цепня или Лишмании Доновани! Руки надо мыть ДО еды, а не ПОСЛЕ оной вытирать их о сомнительные предметы типа своего же халата!
В это время без стука распахнулась дверь, и все лекари склонились пред Царем Царей. Парень с бритой головой и в желтой простыне отошел на шаг от Ханаэли, которую пытался прикрыть своей спиной.
- Многоуважаемые ученые мужи! Разрешите представить вам нового личного лекаря нашей дочери Шехерезады, - и Соломон широким жестом указал на Ханаэль.
Офигение – вот, пожалуй, наиболее верное описание состояния всех присутствующих, включая саму Хани. Первым опомнился неопределенного возраста человек в темной одежде:
- Ой, и Вы таки правы, Ваше величество! Потому как госпожа Ханаэль таки знает, что она тут нам говорит! Вот особенно верно было сказано про руки и их мытье! И знаете шо? Я таки буду настаивать, шобы эти слова были записаны в Тору! Нет! Я сам их туда запишу!
Вслед за ним бывшие оппоненты начали поздравлять Ханаэль и превозносить до небес ее мудрость. Поглядывая при этом на Соломона. Ханаэли стало противно. Коронованный паршивец ей подмигнул и направился к выходу.
- Ну вот только хоть чем-нибудь заболей пока я во Дворце. Ну хоть чихни…. – угрожающе пробормотала она вслед.
Дверь распахнулась так, что ручкой впечаталась в стену, отбив кусок мозаики. Провернув бывшего тестя вокруг своей оси, в комнату ворвался принц Шахрияр. Расталкивая толпу поздравляющих, он сразу же бросился к Ханаэли. Было очевидно, что только королевское воспитание удерживает парня от того, чтобы ударить женщину, и он всерьез подумывает об убийстве.
-Ты… как ты могла! Интриганка… Это бессовестно! Жертвовать бедной девушкой ради собственных интересов!!!
Толпа отхлынула и с интересом ожидала окончания сцены. Немец у окна в идеально сидящем камзоле брезгливо скривил тонкие губы. Ханаэль обратилась к нему:
- Герр Ганеман, будьте добры, накапайте молодому человеку успокоительного. Я бы хотела с ним поговорить.
- Я не буду ничего пить из твоих рук, мерзавка! – вопил Шахрияр.
- Изволь объясниться, Шахрияр! – потребовал опомнившийся Соломон.
- Повелитель! Ты пригрел змею на своей груди! Эта женщина оклеветала меня перед тобой, народом и Шехерезадой, чтобы этот самозваный принц хоть как-то мог стать твоим зятем!
- Всем – выйти! – велел Соломон.
- Нет! Пусть останутся! Пусть эта неверная признает свою неправоту перед людьми!
Лицо Соломона начало приобретать бордовый оттенок.
- Перед уважаемым собранием уважаемых специалистов заявляю, что все мои замечания, рекомендации и требования по режиму больной не имеют никакого отношения к принцу Шахрияру, никоим образом не могут унизить его достоинство и честь, так речь вообще о нем не идет! А теперь, господа, давайте покинем помещение – людям поговорить надо. – закончила нелепый спор Хани.
Господа уважаемые специалисты уныло поплелись к выходу.

- Я слушаю тебя, Шахрияр!
- Эта женщина оклеветала меня! Она рассказала всем, что я не в силах исполнять обязанности мужа!
- Шахнияр, кто тебе сказал, что я развел вас с Шехерезадой из-за… э… гм… - Соломон покосился на дверь, за которой скрылась Ханаэль, - по физиологическим причинам?
- Ну а как же?... – опешил принц.
- Я развел вас потому, что ты не справлялся с обязанностями моего зятя, а они несколько шире чем... физиология – более уверенно закончил царь.
- Да как же ..? Да я же..! Да… я ж и послами, и с янычарами… и вообще!
- Угу, - кивнул Царь Царей. – Вот только слушать неразумных советов – не царское это дело. Ну говори тебе кто-то с умным видом всякую чушь – так перепроверить же надо! Вот про «щадящий режим» тебе кто присоветовал?
Шахрияр пожал плечами:
- Не помню… Неприметный такой…
- Ну вот! Послушался неизвестно кого – и по достоинству удар и без жены остался.
-А как же..?
- С достоинством? – Соломон улыбнулся и махнул рукой. – Да не переживай, перетрут эту сплетню – и забудут. А хочешь, сходи к девицам – и будешь живой легендой. Парень-то ты молодой, здоровый… Эх, где мои двадцать лет, а?
- Да при чем тут это?! – возмутился парень. – я о другом… Что ж теперь делать-то?!
- Умнеть! – сказал Соломон и вышел.

Морис Горячий кабальеро (25 Авг 2008 12:32)

Первое впечатление обманчиво. Старший расследователь Лестард сумел в этом убедиться еще до наступления темноты. Этот роскошный дворец с огромными садами оказался похож на тщательно защищенный бастион. Крепостные стены, с первого взгляда казавшиеся тонкими и воздушными, внезапно вздымали в небо, поражая своей неприступностью. Роскошный сад внезапно переходил в непроходимые заросли колючек, образующих вторую стену вокруг дворца. Да и неожиданно возникающие на пути джинны-стражники хотя и провожали Лео спокойным взглядом, однако держали ятаганы наготове.

Сделав два круга вокруг дворца и основательно поплутав в колючих зарослях, расследователь окончательно убедился в тщетности своих попыток отыскать слабое звено в обороне этой крепости. А после того, как дорожка сада чуть было не увела его от крепостной стены в гущу царского зверинца – в объятья хищников, Лео совсем озверел.

-Одно из двух, или тут какая-то магия, или я сошел с ума, - бормотал Лестард, тщательно очищая одежду от колючек, - этот дворец ведет себя так, как будто он – живой!

Неизвестно откуда взявшаяся трещина в крепостной стене растянулась полукругом в подобие улыбки. Лестард сделал вид, что ничего не заметил. Трещина исчезла. Леонард в сердцах сплюнул и огляделся по сторонам.
Если не считать нахальной крепостной стены и тханкваррных колючек, этот уголок сада мог показаться даже живописным. Густые заросли отбрасывали приятную тень, а журчащий ручеек просто манил прохладой. Уставший Лео опустился на траву возле ручья, желая отдохнуть хотя бы минуточку, и сам не заметил, как задремал.

***

Лестард проснулся от странного треска. С некоторым трудом продрав глаза, он огляделся и увидел странное зрелище. Высокие деревья и кустарники медленно расступались, как будто давали дорогу кому-то, идущему из дворца прямо в тот уголок сада, где сидел расследователь. Отбросив остатки сна и включив все профессиональные навыки, Леонард метнулся в сторону и затаился за пригорком. При этом и неизвестно откуда взявшаяся аллея, и крепостная стена были у него как на ладони.

Через некоторое время шорох травы возвестил, что по аллее кто-то движется, и вскоре на поляну вышел человек. В багряном свете заходящего солнца его лица практически не было видно, однако одет он был в какой-то потертый халат, совершенно не напоминающий одежды, принятые во дворце. В руке у неизвестного был зажженный фонарь. Как только он вступил на поляну, деревья и кусты за его спиной заняли прежнее положение. Человек постоял минутку, дожидаясь, пока солнце окончательно сядет, и подошел к колючим зарослям, которые расступились перед ним, даже не дожидаясь с его стороны какого-то знака.

Лео выбрался из-за пригорка и быстрыми перебежками устремился вслед за неизвестным. Он еле успел проскочить через разлом в колючей изгороди и в последний момент ухитрился выскочить вслед за незнакомцем через потайную дверь, неизвестно откуда взявшуюся в крепостной стене.

Выскочив из двери, Лестард быстро метнулся в сторону. И вовремя. Незнакомец обернулся на шум и внимательно осветил фонарем крепостную стену. Свет фонаря прошел буквально в половине локтя от Лео. Не обнаружив никого, неизвестный устремился в город, явно желая скрыться в лабиринте улиц Бэдата. Лео следовал за ним по пятам. Зачем он это делал, Лестард точно не знал, но… таков закон погони – если кто-то убегает, то профессионал обязательно устремляется вдогонку.

Следить за неизвестным в старом халате было трудно, поскольку он явно знал дорогу и мог в любой момент скрыться в переулке. Однако далеко они не ушли. Не пройдя и квартала, Лео увидел, что не он один преследует незнакомца. Внезапно между ним и неизвестным выросло три тени. Лео прижался к стене, но его, похоже, не заметили. Незнакомец оглянулся на преследователей, и в этот момент из другого переулка выскользнули еще двое. Преследователи были вооружены и мало напоминали мирных горожан. Незнакомец оказался прижат к стене. Установив фонарь на выступе, он внимательно оглядел окруживших его типов.

-Что угодно достопочтенным? - спокойно спросил он. – Вы остановили меня по какому-то делу?
Преследователям такой поворот разговора явно доставил удовольствие, поскольку банду явно пробило на смех.
-Дело? Ага, есть у нас к тебе дело, - со злобной иронией произнес один. – Ты, похоже, из дворца вышел? Очевидно, богач. А мы люди бедные. Поэтому мы тебя немного пощиплем. Вали его, ребята, - громко скомандовал он.
Незнакомец вытащил из-за пазухи платок, взмахнул им, и в руках у него возникла роскошная сабля. Он принял боевую стойку, и было очевидно, что держать в руках оружие он умеет. Однако нападавших это не напугало, а, скорее, подзадорило.
-Ух, ты, какая у тебя цаца есть, - произнес тот же противный голос, явно принадлежащий вожаку этого сброда. – Ну что же, и мы к тебе не с пустыми руками!

В тот момент, когда незнакомец отбил первый удар нападавшего, Лео понял, что надо вмешаться. Сабли у него с собой не было (благородному гостю по окончании его миссии настоятельно рекомендовали ходить по дворцу без оружия), но на поясе висели нунчаки, которые он в последние дни неплохо освоил. В три прыжка (как учила его Зух Ра) подобравшись к месту схватки, Лестард вступил в сражение, взяв на себя четырех разбойников, предоставив незнакомцу разбираться с вожаком.
Итак, вот этому приемчику меня научила Ра Хиса! А тебе – удар от Лей Лы. А главное – коронное раскручивание, как показывала Гюль Ча-Тай. Что, негодяи, не нравится?
Леонард даже не заметил, что в пылу боя он принялся выкрикивать имена хинских невест, нанося удары, которым его обучала та или иная наставница. И во мраке Бэдатских переулков эти хриплые крики "Джами Ля" или "Зуль Фия" звучали как таинственные заклинания, явно нервирующие разбойников.
Тем временем незнакомец, который пытался противостоять вожаку, совершил роковую ошибку. Отступая, он неудобно поставил ногу, и, парируя удар негодяя, поскользнулся на камнях, свалился на спину и потерял сознание, явно ударившись головой. Вожак уже было занес над ним свою саблю, как вдруг метко пущенный кем-то из-за угла камень помешал этому намерению, угодив прямо в лоб разбойнику и выведя его из строя.
Остальные нападавшие, не заметив летящего камня, явно восприняли поражение вожака как результат заклинаний Лестарда, крутящегося среди них и наносящего им болезненные удары. Самый слабый внезапно бросил оружие и с криком "Это не человек, это ифрит" бросился бежать. Остальные тут же последовали его примеру.

Лестард осторожно подошел к вожаку, однако тот явно потерял сознание от раны, нанесенной камнем, и не представлял опасности. Тогда расследователь внимательно оглядел незнакомца. Поднеся фонарь поближе, Лео сперва приподнял ему голову и осмотрел затылок, на котором красовалась огромная шишка. Пострадавший застонал, явно приходя в себя, и Лео поднес фонарь к его лицу. Черты лица неизвестного показались ему смутно знакомыми, однако на него был явно нанесен грим, да и седая борода какая-то фальшивая, явно прикрывающая настоящую, более аккуратную и ухоженную. Мысленно отбросив все ненужные детали, Лестард внимательно присмотрелся к незнакомцу и обомлел. Перед ним был Царь Царей, Великий Государь и прочая, и прочая. Леонард спас жизнь самому Соломону. Правда, не один, а при помощи таинственного камнеметателя.

Морис Горячий кабальеро (25 Авг 2008 12:34)

В этот момент Соломон застонал и открыл глаза. При виде Лестарда взгляд царя сначала наполнился недоумением, однако память вернулась быстро. Похоже, что ударился он не сильно, старая чалма на голове смягчила падение.
-Это вы, молодой человек? – произнес Соломон. – Я должен возблагодарить Бога за то, что он свел нас с вами на этой дороге. И благодарю Вас за то, что вы сделали.
-Ваше ве… , - начал Лестард.
-Тише, - прервал его Соломон, - за стенами дворца я – всего лишь бедный странник Сулейман. Помните об этом!
-Но зачем вы бродите по ночному городу, подвергая свою жизнь опасности?
-Я всего лишь исполняю свой долг, - царь понизил голос почти до шепота. - Моя обязанность – быть отцом для своих подданных, знать, чем они живут. А чтобы узнать это - нет лучше пути, чем пройтись по городу, неузнанным. Я это делаю регулярно, два раза в неделю.
-Похоже, что сегодня в вашем графике могло произойти серьезное изменение, - пробормотал Лео. – И куда только смотрит ваш Абдурахман? – не удержался он от шпильки.
-Я категорически запретил главе своей Службы Безопасности сопровождать меня! – с видом нашкодившего мальчишки произнес царь. – У меня есть кольцо, чтобы вызвать его в любой момент, но я им пользуюсь, только если нужно быстро перебраться в другой город. Правда, старик настоял, чтобы я взял с собой волшебный платок. – И царь сунул за пазуху платок, в который превратилась выпавшая из его рук сабля. – Хорошо, что вы вовремя оказались здесь.
-Во-первых, - проворчал Лестард, - лучше всего вам было все-таки вызвать охрану, а не пытаться справиться с разбойниками самому. Во-вторых, если бы вы не отлучили меня от ваших будущих жен, заставив искать другие занятия, я вряд ли проследил бы за вами и пришел бы на помощь. А в-третьих, и одного меня оказалось недостаточно. Ибо вашего противника уложил кто-то другой, вовремя метнув ему камень прямо в лоб.
-Видите, что не делается, все к лучшему, - ничуть не смутился царь. – Только кто же метнул этот камень? – произнес он чуть громче.

-Это я, достопочтенные, - раздалось в ответ, и из темноты показалась невысокая фигура. Лео поднял фонарь. Спасителем Царя оказался мужчина среднего роста, какого-то неопределенного возраста, со спокойным и улыбающимся лицом, одетый достаточно бедно, но чисто.
-Вы – воин? – с сомнением оглядел его Лестард.
-Нет, что вы, - улыбнулся тот, - меня зовут Хаким, и я – всего лишь птичник. Бог проложил мой путь неподалеку. Услышав звон сабель, я решил посмотреть, что происходит, и увидел, как разбойники напали на вас. А у меня с собой была только праща. Я поспешил набрать камней, как вдруг этот молодой человек бросился вам на выручку. Впрочем, оказалось, что и моя помощь вам пригодилась. Правда, вы, молодой человек, меня напугали. Я никогда не видел, чтобы люди дрались столь странным оружием…

-Вы появились вовремя, Хаким-ага, - произнес Соломон, - мое имя – Сулейман, и я - ваш вечный должник.
-Леонард Лестард…, - представился Лео, - я – гость вашего города, приехал издалека.
-А, так вы - чужестранец, - понял Хаким, - простите, Леонард-ага, что проявил к вам недоверие. Настали такие трудные времена, иногда и не знаешь, кто перед тобой. Привычный уклад рушится. Люди обозлены, многие бросают дома и семьи, уходят в разбойники, чтобы, как они говорят, "красиво погулять перед смертью". Мир понемногу сходит с ума! ... Вот, например, у меня недавно перебили всех кур. И если бы не добрые люди, я бы окончательно разорился.

-Да, - потирая голову, пробормотал Соломон, - но все в мире подчинено строгим законам: есть время собирать камни…
-Ага, - с легкой ухмылкой перебил его Хаким, - а есть время швырять их в разбойников!
Соломон поморщился. А Хаким, как будто не замечая косых взглядов пострадавшего, продолжил:
-Да, кстати, это – очень полезное умение. Вот, например, отец нашего Великого Государя, Давид, вступив в бой с великаном Голиафом, также убил его одним брошенным пращей камнем. Разве вы не слышали эту историю, Сулейман-ага?
Соломон снова поморщился, но, взяв себя в руки, просто пробормотал, что слышал. Леонард внимательно разглядывал птичника, однако тот смотрел на собеседников с таким бесхитростным выражением лица, что заподозрить его в издевательстве было трудно.
"Если этот птичник знает, что перед ним царь Соломон, - подумал Лестард, - то он – великий актер!"

-Как вы себе чувствуете, Сулейман-ага? - не останавливался Хаким. – Вы можете идти? Потому что лучше всего нам убраться отсюда подальше. В любой момент могут появиться ночные сторожа, а они бывают хуже разбойников. Ибо это богачи окружают себя охраной из послушных джиннов. А с нами, бедняками, городская стража не церемонится. Им хочется сладко есть и пить, и желательно за наш счет, - криво усмехнулся Хаким. - Ну, а чтобы выкачать из нас деньги, они не постесняются обвинить нас в убийстве этого "почтенного человека" – и он кивнул в сторону лежащего без движения вожака.
-Но куда мы пойдем? – спросил Лео, стараясь не смотреть в глаза царю.
-Здесь есть неподалеку маленькая чайхана. Там вам подадут целебный отвар, который немного снимет боль. Только быстрее, пока стражники не нагрянули.
-Ну что же, пойдемте, - произнес Соломон несколько недовольно, то ли ему было неприятно все это слышать, то ли до сих пор болела голова. Он приподнялся и оперся на плечо Лестарда – Показывайте дорогу, Хаким-ага.

попутчик Горячий кабальеро (25 Авг 2008 16:01)

Шахрияр бродил по саду до глубокой ночи.
Глупость происходящего просто не укладывалась в голове. И обида жгла сердце, заставляя метаться по саду в поисках...
Шахрияр сам толком не смог бы объяснить, что он искал, но не было ему покоя ни у тихого озера, в котором отражалось безоблачное небо. Ни в пышном розарии, за которым столь любовно ухаживали старшие жены Соломона, ни в верхней беседке, откуда открывался удивительный вид на все сады.
В висках стучала одна мысль: предали. Предали все. Его, принца крови, получившего королевское воспитание, всю жизнь готовившегося стать правителем, выкинули, словно котенка из спальни – просто взяв за шкирку, на виду у многочисленных слуг.
Шахрияр точно знал, что надо делать. Надо проанализировать ситуацию, вызвать Амана, посоветоваться с правителем дэвов. Надо продумать ответные ходы, четко определить противников и нейтрализовать их, а лучше уничтожить. Так учил трактат о власти... Но думать не хотелось, хотелось кричать в голос о несправедливости мира. И уничтожать противников лично. Лицом к лицу. И желательно прямо сейчас…
Уже стемнело, когда он, усталый от горя, подошел к своим покоям. На столе, опустив хвостик, уныло сидел зеленый кракадильчик.
Шахрияр погладил малыша, посмотрел на чернильницу, и отвернулся. Горе жгло сердце, комком вставало в горле, мешало дышать.
Он достал из стола листок, перечитал свои строки.

Ничего не случилось,
По-прежнему солнце на месте.
И деревья шумят,
И под ноги ложится трава.
Ничего не случилось –
Номы с тобой больше не вместе.
А судьба., как известно,
Всегда безнадежно права.
Ничего не случилось
закаты сменяют рассветы.
Утром дождь,
а к обеду уже высыхает земля..
Ничего не случилось -
такое обычное лето..
Просто дальше – не вместе.
Есть ты и отдельно есть я.
Ничего не случилось –
Упрямо себя убеждаю.
Но рассвет не приносит
Спасенья. Застыну, скорбя..
Ты проходишь по саду –
Теперь безнадежно чужая.
И не нужен мне мир, если в нем
я не встречу тебя.

Стихи были красивые, правильные, соблюдался размер и рифма.. И мысль была.. Но..от них не становилось легче, не проходила боль..
Шахрияр снова сунул листок в стол, и подошел к окну.
Безобразно круглая луна бесстыже заглядывала в окна. Где-то в дальних аллеях кто-то смеялся, радуясь жизни. Сотни цикад вдохновенно воспевали мудрость Соломона. Величайшего Царя Царей, чьи мудрые речи цитировали сотни правителей во всей обетованной земле и даже за ее пределами. Самовлюбленного хвастливого старика, который считал, что знает все обо всем, и имеет право судить и принимать решения.
Шахрияр стукнул кулаком о стену. На стене осталась вмятина, стена словно вздрогнула, из ссадин потекла кровь, и боль немного отрезвила царевича.
- А теперь головой, - посоветовал чей-то насмешливый голос.
Шахрияр оглянулся. На подоконнике сидел изумрудный заяц. Рядом с ним удивленно оглядывал царские покои маленький изумрудный котенок. Радостные кракадильчики вились вокруг гостей, словно пчелы над чашей с медом.
- Вам-то чего тут надо? – устало спросил Шахрияр. Злость вдруг закончилась, словно кто-то просто отключил ее.
- Поговорить, - мыкрнул котенок, спрыгивая на пол.
- Знаешь, у меня нет настроения сегодня разговаривать. Даже с изумрудными котами, - отмахнулся Шахрияр.
И совершенно напрасно, - котенок нагло взобрался на колени, и замурлыкал. Шахрияр автоматически почесал его за ушком, и отдернул руку.
- Я вычеркнут наискосок, как буква,
Которая у них - не входит в слово.
Теперь они его легко читают.
Но слово потеряло всякий смысл.

Пожаловался он .. не то котенку, не то самому себе.
Вдалеке прозвучал гром. Котенок навострил уши, кракадильчики засуетились еще больше, а заяц наоборот радостно вздохнул и улыбнулся.
Шахрияр впервые в жизни видел улыбающегося зайца, но он сразу понял, что это именно улыбка. И.. Почему-то от его улыбки на сердце стало капельку легче.
И за это царевич рассердился на себя.
Его предали, унизили и оскорбили, а он как дурак радуется улыбкам изумрудного зайца, которого привезли с собой те, из-за кого.. Те, кто.. Враги, которые разрушили его спокойный мир, разлучили его с Шехерезадой, заняли его место..
- Иди к своему хозяину, с ним и разговаривай, - сердито сказал он и попытался скинуть на пол котенка..
- С ним я еще поговорю, - котенок увернулся от руки, уютно свернулся на коленях царевича, и ..
Нет, он просто мурчал, но мурчал о том, что из любой ситуации всегда есть много –много выходов. И важно – найти правильный, не поддаваясь обиде. Понять, что для тебя главное, и идти за ним, за главным.. не отвлекаясь на пустяки. И что на самом деле важны не власть, не деньги и не почтительные взгляды окружающих. Важно, чтобы были счастливы те, кого ты любишь. И если ты не сделал их счастливыми - то именно этим и нужно срочно заняться.
И до тех пор, пока человек жив, все можно исправить и вернуть. Нужно просто понять, что для тебя самое важное. Спросить свое сердце и суметь услышать его ответ.
Он мурлыкал, и незаметно для себя царевич задремал под это мурлыканье прямо за столом, и уже не слышал, как кракадильчики проводили гостей, а потом притащили и упорно подталкивали ему подушку под голову.

Морис Горячий кабальеро (25 Авг 2008 20:59)

Чайхана оказалась довольно тесной, однако чистой и уютной. Хозяин с некоторым недоверием оглядел посетителей, но при виде Хакима заулыбался и тут же поспешил разместить гостей за "самым лучшим" (как он уверял) столиком.
Соломона с удобством устроили на подушках так, что ему было видно все помещение чайханы, Лео сел рядом, а Хаким устроился напротив них.
Впрочем, обзор особой роли не играл, так как смотреть вокруг было не на что. Помещение было почти пустым, посетители с наступлением ночи разошлись по домам. Только за соседним столиком задержалось двое типов, между которыми стоял огромный кувшин... явно не чая. Было похоже, что пришли они сюда давно и уже практически спали. И вряд ли от усталости.

По просьбе Хакима хозяин поднес Соломону какой-то дымящийся травяной отвар и холодный компресс на голову.
-Отдохните, Сулейман-ага, - произнес Хаким. – А мы с вами, молодой человек, пока насладимся чудесным чаем с халвой.
Лестард с недоверием откусил немного этого странного коричневого месива, однако сладкий вкус ему понравился, особенно в сочетании с ароматным зеленым чаем. Блаженствуя, старший расследователь действительно наслаждался приятным вкусом и тишиной.
В этот момент один из загулявших посетителей поднял голову, огляделся и с шумом встал, держа в руках чашу с вином. Лео заметил, как Соломон мельком взглянул на гуляку, и тут же в глазах у царя замелькали какие-то искры.

Тем временем тип с чашей, одетый в богатый, но перепачканный и местами уже потертый халат, провозгласил, глядя на своего спутника,
- Таак, приди в себя, друг, и давай еще выпьем.
Ах, сколько, сколько раз, вставая ото сна,
Я обещал, что впредь не буду пить вина,
Но нынче, господи, я не даю зарока:
Могу ли я не пить, когда пришла весна?

Это так же верно, как то, что меня зовут Омар Гиясаддун Абуль Фатх ибн Ибрахим Нишапури Хайям

Это заковыристое имя ничего не говорило Лестарду, однако царь Соломон явно был знаком с поэтом. Он отодвинулся чуть дальше в тень и прислушался к разговору.

Собутыльник Омара поднял голову, и тут настала пора узнавания для Лестарда. Рядом с поэтом сидел Синдбад-мореход, которого Леонард в последний раз видел гребущим на лодке через пустыню. В отличие от поэта, который с легкостью связывал слова, Синдбад пробормотал что-то невнятное и замолчал. Видимо, этот Омар действительно был силен в питейном деле, раз сумел довести моряка до невменяемого состояния, а сам, похоже, неплохо соображал и мог даже декламировать:
-Увы, не много дней нам здесь побыть дано,
Прожить их без любви и без вина — грешно.

Так выпьем, друг, за то, чтобы все, кто нам строил козни, провались сквозь землю!

-Выпьем! – наконец-то прорезался голос и у Синдбада. – Вот тебя … охлевета.. оклеветала эта црица Сасская, ну, так она как приехала, так и уедет. А меня приблженные царского зятя Шахриииийара замур… замырдавали!

Он замолчал, но поэт смотрел на него с таким неподдельным сочувствием в глазах, что Синдбаду захотелось хоть с кем-то поделиться своим горем. Он отхлебнул из своей чаши и заговорил, даже не обращая внимания, что за соседним столиком его слушают, буквально затаив дыхание.

Морис Горячий кабальеро (27 Авг 2008 18:28)

-Все начлось с дэвов, - Синдбад чуть-чуть понизил голос, однако в пустой чайхане его все равно было хорошо слышно. – А дэвы – это такие духи земли. И они просто оччччень любят жить в камнях. Вот есть у тебя драгценый камень, ты ни о чем не догадвашься, а из него вдруг ... раааз, и выпрыгнет дэв, - Синдбад взмахнул руками, показывая, как дэвы "выпрыгивают", но покачнулся и чуть не упал. – Но именно дэвы знают толк в драгоценностях. И вот, один раз я наткнулся на настоящий клад! Там были такие алмазы…

-Правда?! – подбодрил его Омар. – Молодец! И что стало с этими камнями?
-Ну…, - Синдбад замялся, - я отправился в путешествие. Далеко-далеко. Вдруг меня настигла страшная буря. С громом и молнией. С ветром. Вот таким – у-у-у-уу. Корабль – хрясть и … поломался. А меня выбросило на берег. И я попал в странный и нечичи.. не-чес-ти-вый мир. Там живут всякие странные голубые звери.

Омар поглядел на него с интересом. Синдбад понял, что сморозил что-то не то, решил поправиться.
-То есть, голубого цвета. И все разззговаривают. А слоны у них летают… А еще… у них пери разгуливают без паранджи… Ах, какие пери! – Синдбад чуть не захлебнулся слюной. – Однако именно там я обнаружил, что в моих камнях есть дэвы. Один из них, очевидно, охранник, выбрался из камня, и мой клад пропал. Ну, я-то это сразу понял. Но … я не дурак, - пьяно усмехнулся Синдбад, - я тут же обвинил, что это они – украли мои камни.

-Кто "они"? – переспросил его Омар. – Голубые звери, летающие слоны или пери?
-Ну, эти конторррцы, которые сейчас живут во дворце царя, - пьяно усмехнулся Синдбад. – О которых говорит вессссь Бэдат. Они от меня сбежали, но я их нашел даже во дворце! И вот тут меня поймал один предсказатель из свиты Шахрийааааара. Какой-то Самант…
-Самант ибн Аргин? – переспросил Омар.
-Да, - улыбнулся Синдбад такому понятливому собеседнику, - и они заставили меня найти эти камни с дэвами.
-Они? – серьезно уточнил поэт.
-Да… с ним был еще какой-то Аман, такой невысссокий, но вреееедный, - Синдбад пьяно всхлипнул и глотнул вина. – И они меня кааак начали пугать по очереди. В общем, я отправился к конторрцам – а у них камни без дэвов. А Аману нужны были с дэвами! Тогда я нейтралллизовал одного колдуна и сбежал… Пусть сами разбираются! Между собой. Правда, теперь я не могу показаться во дворце.

-А ты что, маг? – удивился поэт. – Что ты мог сделать с колдуном?
-А мне Аман такое заклинаньице дал, в общем, я одного гостя в джинна превратил. Этого зеленого типа… Случайно! А меня разыскали, - Синдбад сделал жалостливое лицо, - и пустили в лодке по пустыне!

Лео старался запомнить каждую деталь этой пьяной речи. Что было правдой, а что – ложью, можно было разобраться и позже, и возможно, с чьей-то помощью. Что именно в этот момент думал Соломон, по его лицу было понять трудно, однако гостеприимный хозяин явно чувствовал себя не в своей тарелке. Придворные его зятя заколдовали его гостя, а он об этом даже не знает.
Тем временем, разговор за соседним столиком приобрел новое направление. Синдбад явно выдохся, поэтому решил перейти на роль слушателя:
-Теперь скажи мне, Омар, как другу. Что про тебя такого црица Сасская наговорила?.

-Нет, ты представляешь, - в голосе Омара звенела неподдельная обида. – Ее секретарь Данияр, эта серая мышь в халате, обвинил меня в том, что я к нему приставал. Причем в покоях сыновей царицы! Нет, ты можешь в это поверить? Чтобы мне понравился этот зануда, от которого за версту разит примерным поведением?! Да никогда в жизни! А царь испугался за своих сыновей, как будто я насильник какой-то. Да все, кто со мной был, были по доброй воле! И вообще, - поэт картинно мотнул головой, - при чем тут мальчики? Мне нравятся сильные, интересные, а главное взрослые мужчины. Ты пей, пей, друг.

Синдбад с шумом опрокинул чашу.

-А на самом деле, - поэт чуть понизил голос, - царица обозлилась на то, что я отказался стать ее союзником. Она меня долго обхаживала, зазывала на вечеринки в свои покои, расхваливала, даже льстила. Говорила, что я – гениальнее, чем Саади. А потом предложила мне заговор. Мол, царь мне доверяет, поэтому я должен был уговорить Соломона отстранить больную Шехерезаду и передать Данияру Сказки, – почему поэт так выделил это слово, Лео не уяснил, а вот остальным, похоже, было понятно, о каких сказках идет речь.
-А зачем? – глаза Синдбада распахнулись от удивления. Лео взглянул на царя. Тот сидел с абсолютно каменным лицом и, затаив дыхание, ждал ответа.

-Ну, как ты не понимаешь? – Омар всплеснул руками. - Царица Савская стремится к власти и старается любым образом избавиться от царевен. Чтобы, в конце концов, Соломон провозгласил своим наследником ее старшего сына. И тогда царица приберет к рукам весь этот мир! А когда я отказался, она с Данияром поспешила к царю, эта серая мышь рассказала свою небылицу…, и Соломон, даже не выслушав мою версию, приказал выбросить меня за ворота. А царица еще и смеялась мне вслед. Ну, не мерзавка ли?
-Мее… мерзавка! – пьяно мотнул головой Синдбад, однако в этот момент зеленый змий овладел им полностью, мореход завалился на стол и уснул. Омар с грустью посмотрел на него, подсел к нему поближе, положил голову ему на плечо и закрыл глаза.

"Представление окончилось, - подумал Лео, - причем абсолютно не понятно, знал ли кто-то из его участников, что за зрители за ними наблюдают. Синдбад – вряд ли, хотя он о многом умолчал. А вот поэт…. Впрочем, это меня не касается, с заговорами своих женщин пусть Соломон сам разбирается. И еще, какова роль зазывалы?"
Лео взглянул на Хакима. Тот все это время молчал, медленно попивая свой чай из пиалы, предоставляя возможность своим гостям внимательно слушать разговор за соседним столиком. Однако когда в зале настала тишина, тут же оживился.
-Вот это да! – на лице Хакима было написано неприкрытое удивление. – Что за дела творятся во дворце! Эх, государю стоило бы походить по городу и послушать, что говорят люди.
Лео отвел глаза в сторону, чтобы не встретиться взглядом с Соломоном...

****

-И все-таки, Сулейман-ага, вам бы следовало еще отдохнуть, дождаться утра, - продолжал настаивать птичник.
-Благодарю, Хаким-ага, но мне уже гораздо лучше, и с помощью моего молодого друга я сумею добраться до дома, - не менее вежливо отвечал ему царь.

Лестард откровенно развлекался. Разговорчивый птичник никак не хотел отпускать пострадавшего, а немного пришедший в себя Соломон стремился как можно скорее покинуть чайхану. После долгих и витиеватых комплиментов царь сумел настоять на своем, пообещав "при первой возможности" навестить Хакима, который некоторое время еще пробудет в столице и остановился именно в этой чайхане.

Выбравшись на улицу, Царь Царей, не говоря ни слова, поспешил во дворец. Леонард не отставал от него ни на шаг, однако молчать был не в силах:
-Сулейман-ага, - конспиративным шепотом обратился он к Соломону, - может быть все-таки вызовем вашего Абдурахмана, чтобы он поскорей доставил нас во дворец!
-Ни в коем случае! – Соломон резко остановился. – С " Абдурахманом" у меня еще будет разговор. Нашего гостя превратили в джинна, царица Савская плетет против моих дочерей интриги, у царевича Шахрияра какие-то подозрительные связи с повелителем дэвов, а начальник Службы Безопасности и в бороду не дует.
-И что же, вы будете действовать сами? Так же, как с разбойниками? – спросил Лео, сам в душе удивляясь собственной смелости.
Царь Царей немного отдышался и успокоился.
-Нет, зачем же? - произнес он. – Для этого у меня есть вы, Леонард-ага.
Лео напрягся.

-Я сейчас пошлю в эту чайхану несколько надежных людей из дворцовой стражи. Именно людей, а не джиннов, - подчеркнул Соломон, - Думаю, они застанут этих говорливых собутыльников мирно спящими на столе. Омар Хайяма приведут ко мне, и я с ним сам разберусь. А вот Синдбадом – мореходом придется заняться вам. Вы ведь у себя на родине были сотрудником Департамента Безопасности?

Лестард кивнул.
-Очень хорошо. Вот вы и допросите этого мореплавателя в помещении дворцовой стражи. И об Амане, и о дэвах. Вы согласны?
- Конечно, - подтвердил Лестард - мне тоже кажется, что он рассказал далеко не все, что знает. В его истории концы с концами не сходятся.
-Поэтому я и доверяю это дело вам. Чем меньше людей будет о нем знать, тем лучше, а вы и так все слышали, - со вздохом произнес царь. – И я рассчитываю на вашу сдержанность. А сам пока займусь дамами…, - и Соломон о чем-то задумался.

"Да, он неисправим, - мелькнуло в голове у Лестарда. – У него тут такие дела творятся, а он все о дамах… Одно слово – гаремовладелец."

elena Прекрасная леди (27 Авг 2008 18:46)

Елена занималась привычным для себя делом - дипломатическими танцами. То, что новоиспеченному дону понравился цвет ее шкуры, было привычно. Только бы не возникло желания разлучить шкуру с хозяйкой! А то бывало уже такое. И что обидно, ведь совсем не ждала от человека. То есть крыса. А тому в голову вступило, и довольно глубоко, подарить любимому хозяину на день рождения тапочки милого голубого цвета. Ну, в тон халата! А если хозяин цвет халат на малиновый поменяет?! Что малиновую крысу искать?!!! И ведь на полном серьезе оценивал, на что меня хватит - на коврик прикроватный или на тапочки. Решил что на тапки.
Хоть я и размера ХХХL, для крысы конечно, но на коврик маловато будет! Но это все лирика, а вот Дон сильно Елене не нравился. Какой-то он склизко- масляный. Породу ему улучшить хочется. Комплименты -- это он думает, что комплименты. Вот, мол, как много я о вас слышал, а вы так молодо выглядите! Это ж сколько тебе, типа, лет старушка? Да, править таким домом, это ведь не только честь, но и тяжело… и как вы справились ! Ага и кто тебя на такое место пропустил усесться?!
А у самого в деловом окружении ни одной женщины. А охранники, скалятся, а в глазах насмешка и презрение. Это что ж ,они думают, что я ничего не замечаю? Ню, ню.. Десяток жен ему выдели, ага, как Соломону. Да, мальчик от сомнений в себе не заболеет! И, главное, чтобы все с голубой шерстью, ага разбежалась. Повел меня в свой гарем показать, похвастаться.
Девочки молоденькие, миленькие, да только глаза поднять бояться. А на мой «наивный» вопрос, а где ж старшие жены, сделал круглые глаза и ответил, что у него только молодые…Даже не понял. Пришлось слегка остудить пыл женишка, объяснив, что далеко не всегда у голубой мамы голубой выводок рождается. Вот у меня самой всего три голубых и было из, нууу, больше десятка.
Приуныл, а потом такое сказанул, что мне все понятно стало. Вопрос такой простенький, а куда, спрашивает, бракованный выводок деваете? И смотрит так с интересом, во селекционер хренов! Ну что ж, ты у меня получишь предложение! Оно тебя обрадует, как того переселенца с Альфы, наше близкое знакомство обрадовало! Елена шла по коридору дворца и размышляла, стоит ли грузить своими проблемами Шефа? Ему и прочего хватает, вот только крысиный мир, не отражение ли человеческого мира в этом дворце?

Алька Прекрасная леди (28 Авг 2008 15:41)

День почему-то выдался очень загруженным. Только к вечеру Алька добралась до своей комнаты и с разбегу плюхнулась на кровать.
- Ой! – виновато выдохнула она, вытащив из-под себя безнадежно помятый свиток со сказкой. – Вот это и называется емким словом – склероз…
Срочно решив исправиться, Алька подвинула поближе вазу с фруктами и расправила листок. Сказка оказалась не слишком длинной, к тому же написанной аккуратным и разборчивым почерком. Девушка порадовалась, что не придется долго сидеть, и углубилась в чтение.
«Сказ об Али-Бабе, его брате Касиме, невольнице Марджине и сорока разбойниках» - значилось в первой строчке.
- Чего-то похожее я, кажется, уже видела, - задумчиво взъерошила волосы Алька. – Ну ладно…
« Жили-были в одном персидском городе два брата - Касим и Али-Баба. Когда умер их отец, они поделили деньги, которые после него остались. Касим открыл в себе талант торговца, начал
торговать дорогими тканями и приумножил начальный капитал. Разбогатев, он женился на дочери главного судьи, которую звали Фатима.
А Али-Баба не умел торговать и наживать деньги, и женат он был на бедной девушке по имени Зейнаб. Они быстро истратили почти все, что у них было, и когда Зейнаб поняла, что жить скоро станет не на что, она отправила мужа работать. Поскольку никаких способностей к торговле он не проявлял, то пришлось Али-Бабе отдать предпочтение труду физическому и стать дровосеком.
Каждый день этот достойный член общества отправлялся в лес и рубил там дрова, а после продавал их в городе. Особых денег это занятие принести не могло, но на жизнь вполне хватало.
Но однажды произошло событие, изменившее всю жизнь Али-Бабы. Он знал, что в окрестностях города промышляет шайка разбойников, и подсмотрел, куда эти люди прячут свою добычу, а после проник в пещеру, где было спрятано награбленное. Там дровосек нашел множество сокровищ и решил, что не будет воровством, если он возьмет себе немного.
Но жадность обуяла его, Али-Баба унес целых два мешка золотых динаров. Его жена, не очень умная женщина, не смогла сохранить находку в тайне. Решив пересчитать деньги с помощью меры для крупы, Зейнаб не придумала ничего лучше как попросить меру у Фатимы, жены Касима. А та предусмотрительно намазала дно меры медом, и таким образом узнала, что именно измеряла Зейнаб.
Касим, поняв, что у брата больше денег, чем у него, был очень расстроен. Ведь пока он трудился, Али-Баба отдыхал, а теперь вдруг меряет деньги ведрами.»
- Чего-то оно как-то скучно… - задумчиво отметила Алька, догрызая грушу. Капнувший сок оставил несколько размытых клякс на свитке. – Ну вот, бумажку испортила… Нет, испортили ее еще до меня.
Быстро просмотрев остаток листа, девушка поняла, что кроме тщательно описанной смерти разбойников от кипящего масла здесь читать нечего. Окончательно испорченный листок подхватил игривый порыв ветра и вынес в открытое окно.
- Ну вот, чего я теперь Данияру скажу? – задумалась девушка. – Да, действительно, что мне ему сказать?!
Сказать правду значит обидеть человека. Соврать, что понравилось? А вдруг он даст почитать еще что-то?! Идея посоветоваться с кем-нибудь была отметена сразу – обещала же никому сказки не показывать. Приходилось думать самой. От такого непривычного занятия Альке быстро захотелось спать, и она отключилась, уронив голову на остатки винограда.
Утро – кошмарное время. Особенно когда просыпаешься от пробравшегося сквозь шторы солнца на рассвете, одетая, с давлеными ягодами в волосах, и понимаешь, что это еще не конец сегодняшним неприятностям.
- Доброе утро! – мрачно поприветствовала девушка появившуюся в зеркале лохматую физиономию. – Ну что, приводи себя в порядок и займись чем-нибудь полезным!
За завтраком Алька сумела отловить чем-то уже озадаченного шефа и задать волновавший ее вопрос:
- Попутчик, вот ты не знаешь, что можно сказать человеку, если он требует высказать мнение о своем произведении, а тебе оно не понравилось?
- Надо сказать правду, - посоветовал шеф. – Разумеется, вежливо и стараясь не обидеть человека. Кстати, а с чего вдруг такая тема? Неужели Морис потребовал от тебя критики на свои пьесы?
- Да нет, это я так, сугубо теоретически, - невинно взмахнула ресничками девушка и поспешила улетучиться.
Полдень приближался с неотвратимостью госэкзамена. Алька, шаркая кроссовками по песчаной дорожке, направилась в беседку. Наивная надежда, что Данияр все-таки не придет, увяла еще на подходе. Начинающий писатель бродил взад-вперед, обрывая лепестки ни в чем неповинного цветочка, и откровенно нервничал.
- Ну, как тебе? спросил секретарь, забыв поздороваться.
- В общем… - Алька поковыряла песок носком кроссовки. – Все здорово, сюжет такой… необычный, так пронзительно написано. Только…
На сказку это не очень похоже.
- Почему? – удивился Данияр. – Там же все есть: и присказка, и мораль, все как положено!
- А сказки все равно нет почему-то, - развела руками неблагодарная читательница.
- Да что бы ты понимала в сказках! – вспылил секретарь, отбрасывая истерзанный цветочек.
- Да уж побольше твоего, - не осталась в долгу Алька, забыв совет шефа быть вежливой. – Мы в сказке живем практически!
- И что, вас там так плохо кормят, что вы решили сюда перебраться? И этого, Аль-Али правителем поставить? Над умами властвовать хотите? Нет уж, ничего у вас не выйдет! Мы вас насквозь видим!
- Чего? – вот наездов на друзей девушка прощать не собиралась. – И властью своей подавиться можете! У нас свой Пляж есть, нам хватает… И вообще – сам дурак!
Почти профессионально подставленная подножка опрокинула секретаря в кусты, а Алька гордо удалилась с поля брани обратно во дворец.
- Сама такая, - проворчал Данияр, выбираясь из довольно колючих зарослей. – И в литературе ничего не понимаешь, вот.
К его счастью, девушка этого уже не услышала.
- Ты куда летишь? – спросила Фаэль чуть не пробежавшую мимо нее Альку. – Торопишься куда-то?
- Просто поговорила тут с одним… ценителем сказок, - девушка попыталась выбросить из головы оконченный спор. Получалось, правда, плохо почему-то… - Знаешь, пойдем что ли куда-нибудь, феникса поищем. А то сидим, никакой пользы не приносим.
А и пойдем, - согласилась Фаэль. – И вправду стыдно как-то…

попутчик Горячий кабальеро (29 Авг 2008 05:17)

Шахрияр проснулся отдохнувшим. И сам удивился, ведь спал он в кресле, положив голову на стол.
Он с интересом посмотрел на шелковую подушку, заботливо подсунутую под голову, и оглянулся. Дверь была закрыта на щеколду. Интересно, как тут оказалась подушка?
Он вспомнил ночные посиделки и улыбнулся. Кто бы мог подумать, что к опальному царевичу по ночам ходят в гости странные изумрудные звери. Интересно, понимает ли Соломон, кого впустил в свой дворец? Чувствует ли, что мир изменился?
Шахрияр выглянул в окно. Вдалеке за деревьями мелькнуло белое платье.
Сердце на мгновение остановилось и застучало как сумасшедшее. Шехерезада? Пришла?
Девушка вышла из-за деревьев и направилась к беседке. Увы, это была одна из гостей с пляжа. Кажется, Алька. А Шехерезада – она рядом, но так далеко.. .
Шахрияр разочарованно вздохнул , скинул на пол подушку, вытянул из стола чистый лист бумаги.
Первые строчки пришли сами.

Это лето кончается так неразумно и странно,
Над зелеными листьями веют уже холода
Как живется тебе на другом берегу океана?
Там где замки – из чистого света и вечного льда?

Шахрияр вскочил, подошел к окну. Там, за рощицей – покои Шехерезады. Пройти надо – всего несколько шагов. Но….
Он обмакнул перо в чернильницу, и продолжил:

Так же в шепоте ветра прислышится наша беседа?
Или ты зачеркнула все то, что забыть не дано?
Вот закончится лето, и я непременно приеду
И ты знаешь, что я угадаю родное окно…

Ты же знаешь – ворвусь, рассмеюсь, рассмешу, растолкаю.
Сразу тысячу разных и глупых вопросов задам.
И не слушая песен о том, что теперь ты другая,
Утащу любоваться рассветом, бродить по садам…

С подоконника за царевичем внимательно наблюдал зеленый кракадильчик, помахивая хвостом в ритм стихам.
Боль опять царапнула сердце, Шахрияр вспомнил, как давно, когда он еще только узнавал Шехерезаду, она рассказывала ему сказки дворца, как водила знакомиться с обитателями парка. Смеялась, глядя как учит летать орлят огромный белый орел. На полянке рассказывала ему легенду об алых парусах и девушке со странным именем Ассоль. И как рассмеялась, когда любопытный олень, выглянув из кусов, ткнулся мордой в бок, требуя ласки.
И она гладила оленя, позолоченного солнцем, и, опустив голову, смущаясь, говорила, что она никогда не ходила под парусом. А он обещал покатать ее по озеру на лодке… Итак и не покатал.
Что же случилось? Почему он забыл свои обещания? Чем он занимался, вместо того , чтобы быть с ней рядом, дорожа каждым мгновением?
Последние строчки пришли как прозрение и обещание.
,
Ты же знаешь, что берег - он кажется только далеким.
Но не зря же придумана круглою эта земля.
И появятся белый орел и олень златорогий,
И под парусом следом за ними приду к тебе я.
Они пришли, застыли черными буквами на белом листе, и Шахрияру стало легче. Он понял, что надо делать, и отчаяние отступило, ушло..
Шахрияр вскочил, ополоснул лицо холодной водой, и решительно вышел из покоев.

elena Прекрасная леди (30 Авг 2008 18:18)

Задумавшись, Елена не заметила, как дошла до своей комнаты. И даже куда делся сопровождающий, которого пытался приставить Аль Карпоне - не заметила. Но оказалось, что открыть дверь в свою комнату - это вовсе не значит, в нее же и войти! Елена оказалась в совершенно чужой комнате. Единственным знакомым оказалась сидящая за столом Хани, которая смотрела на Елену круглыми испуганными глазами. От удивления у крысы даже челюсть отвисла. Это чего ж так пугаться?! В следующий момент Елена поняла, что сейчас Хани завизжит и разбудит того, кто спит за шелковыми шторами кровати. Прыгнув вперед, крыса успела зажать рот Хани лапой, зашипев той в ухо обширный диагноз состояния мозгов уважаемого лекаря. Хани прижала ладонь к тому месту, где до появления Елены у нее располагалось сердце, и выдохнула. Сейчас сердце колотилось где-то между ушей, запрыгнув туда на обратной дороге из пяток. Слишком сильный разгон взяло! Девушка ухватила крысу за лапу и потащила ее в коридор.
-Ты, ты, ты!- как только закрылась дверь, попробовала высказаться Хани, но получилось это как-то странно.
- Ну,я!- Елена изумилась еще больше,- А ты, можно подумать дракона трехголового увидела! Хотя чего его бояться? Хани, ты как, здорова?- И крыса помахала перед носом у Хани лапой. Хани автоматически отмахнулась, еще раз выдохнула и уже спокойней спросила,
- Ты как сюда попала?
-Это не ко мне. Это ты вот у того гада спроси!- и Елена указала лапой на прорезавшуюся на стене улыбочку. И обращаясь уже к ней, продолжила,- а в глаз не хочешь?! За такие шуточки…
- Тогда уж лучше в окно, кирпичом,- мстительно предложила Хани, и улыбочка на стене сразу увяла,- Я чуть инфаркт вместе с диареей не получила с перепугу!!!
- А чего ты меня так испугалась - то?!- решила выяснить Елена.
- Представляешь, сижу, читаю. Лампа так настроена, чтобы не мешать спать Шехерезаде. Вдруг дверь в темноте открывается, и на пороге стоит нечто. Глаза светятся, вокруг какой - то ореол голубоватыми искрами, лохматый, а потом ОНО еще и пасть открыло, и на клыках бликиии. И все голубое!
- Я от удивления рот открыла! Сидишь ты, а глаза от страха как блюдца, -возмутилась крыса,- ладно, когда чужие дамочки визжат, но чтобы ТЫ?!
- Ну, ладно, проехали,- Хани махнула рукой.
- Ага, все живы и стирка не нужна!- ехидно добавила Елена. И рассмеялась вместе с Хани.
- Слушай, посиди, пожалуйста, вместо меня, - озабоченно нахмурилась Хани,- ну, не доверяю я этим служанкам!
-Посижу. Только мне нужно бумагу и ручку взять. Один хитрый контракт составить надо,- объяснила Елена, увидев недоумение Хани,- так чего время с пользой не потратить, а тебе поспать надо и поесть перед этим! Скоро за ручку швабры спрячешься, и не найдет никто!!!!
Елена раскладывала на столе бумагу и принюхивалась к вазе с фруктами и орехами, дворец явно пытался избежать кирпича, а Хани, забрав книгу, уже взялась за ручку двери. За шелковым пологом кровати послышались всхлипывания, и тихий голос царевны произнес имя Шахрияра. Шехерезада спала… Елена с Хани переглянулись и синхронно покачали головами. Тех, кого не любят, во сне не зовут!

Шехерезада проснулась от того, что ей захотелось пить. В тревожном сне она искала любимого и не могла его найти. Она видела его мелькнувшим в толпе, но люди закрывали его, и когда царевна пробиралась туда, Шахрияра уже не было. Проснулась она с чувством потери и мокрыми от слез щеками. Сквозь приоткрытую шелковую занавесь Шехерезада увидела горящую на столе лампу и разложенные белые листки. Некоторые из них были смяты. Очередной лист лег в стопку, и положила его туда голубая лапа с голубым маникюром. Шехерезада удивилась и заинтересовалась. Маленькая лекарка обещала посидеть ночью в спальне, но ее руки были обычного цвета. Принцесса осторожно подвинулась и увидела сидящее за столом существо. Оно было сильно похоже… на ну очень большую крысу. Только цвет у него был необычный, и тапочки с пушистыми помпонами на закинутых нога на ногу задних лапах смотрелись странно. А еще страннее было то, что это голубое писало на листах, совсем не похожих на свитки, которыми пользовались писцы ее отца. Писало, поправляло сползающие с носа очки, ехидно улыбалось, перечитывая написанное, и, не глядя, отщипывало виноградины в вазе и ело их.
- И все же это крыса,- решила царевна.
Крыса там временем с удовольствием потянулась и взяла из вазы орех. Забросила его в рот, раздался треск раскусываемого ядрышка, прозвучавший в тишине спальни удивительно громко. Крыса замерла с полуоткрытой пастью, прислушиваясь, не проснулась ли девушка.
- Хух, кажысь пронесло!- подумала Елена. - А то Хани мне бы хвост накрутила!
Она аккуратно вытащила орех изо рта и положила на салфетку. Взяла яблоко и с сочным ХРУСТОМ вогнала в него зубы, да так и замерла. Шехерезада с трудом сдерживала смех, а крыса, вытащив завязшие в яблоке зубы, отложила и его в сторону. Потом потыкала когтем в персик. Вздохнула, опять оторвала виноградину, пристально ее изучила и, скривившись, бросила в рот. Шехерезада не выдержала и расхохоталась. Правда, ей тут же пришлось вскакивать и бежать стучать бедную крысу по спине. Все же нужно было подождать, пока та проглотит виноград!
Хани тихонько открыла дверь в спальню принцессы. На столе горела лампа, освещая исписанные крупным почерком листы. Пустую вазу для фруктов и Еленины очки. Шелковая занавесь на кровати на половину отдернута. Шахерезада спала, подложив кулачок под щеку, и улыбалась. Елена свернулась в клубок в углу кровати и хмурилась во сне.
Посмотрев на мирную картинку, Хани вздохнула.
- Все ясно, завтра в утра начнем лечебные мероприятия. Сначала – водные процедуры, потом – прогулка в парке, а потом можно переходить и к массажу. Обеим…

Морис Горячий кабальеро (2 Сен 2008 01:45)

Совместно с попутчиком

-Встаувайте, принц, встаувайте, - вас ждут великие дела! – промурлыкал знакомый голос.
Морис нехотя открыл глаза. Солнце радостно играло лучами, в раскрытое окно врывались ароматы экзотических цветов, а на кровати сидел изумрудный котенок и требовательно теребил одеяло перепачканной в земле лапой.
-Зачем мне вставать? – зевая, пробормотал Морис.
Муз посмотрел на него хитрым взглядом
-Тебе пора в сад.
-Куда?!
-В сад. Цауревну Шехерезаду решено вывести на прогулку. Ханаэль считает, что ей поулезен свежий воздух. А Царь Царей велел тебе поухаживать за его дочерью, - и котенок подмигнул хозяину.
-Отлично, блохастый, - раздался голос дона Маурисьо. – Наконец-то ты предложил что-то дельное.
-И ты туда же? - нехотя пробурчал Морис. Однако Тим царапнул по одеялу еще настойчивее. Этот аргумент показался Морису убедительным, он быстро вскочил с постели и принялся одеваться, размышляя про себя. Значит, говорите, все в сад? Ну-ну, разберемся.

***

Шахрияр стремительно прошел по дорожке, усаженной акациями, вышел из тени кустарника и замер. В ажурной беседке, укрывшись от яркого полуденного солнца, сидели Шехерезада, Ханаэль и… самозваный принц Али-аль-Морис. Одетый в шелка чужеземец (словно в такую жару нельзя было одеться попроще) разливался соловьем под благосклонным взглядом Шехерезады. Маленькая женщина, вызвавшаяся излечить царевну, с одобрением кивала. А между ними как-то беспокойно крутился изумрудный котенок.
Шахрияр отступил в тень, словно пытаясь спрятаться,… но тут же взял себя в руки и подошел к беседке. Завидев его, котенок почему-то радостно мурлыкнул, с победным видом взглянул на своего хозяина и уселся на перила беседки.

Увидев бывшего мужа, Шехерезада отвернулась, стараясь не встречаться с ним взглядом. Однако царевич сумел сдержаться, вошел в беседку и сел напротив «принца», ожидая вспышки гнева со стороны соперника или его пособницы. Но самозванец только склонил голову, приветствуя его, и принялся рассказывать дальше. Самообладание соперника уязвило Шахрияра, однако повода для ссоры не было, поэтому царевич решил послушать, что там несет этот приезжий.

Оказывается, Али-аль-Морис рассказывал сказку! О какой-то морской сирене, названной почему-то "русалочкой", которая ради любви к принцу из северных стран сначала пожертвовала голосом, а потом и жизнью. Рассказывал он ее явно с чужих слов, да еще каким-то неуместно спокойным голосом, и, несмотря на это, Шехерезада внимательно смотрела на чужеземца и улыбалась. А сердце Шахрияра ныло от тоски. Каждая улыбка жены (он никак не мог произнести слово «бывшей») приносила боль, подобную ударам ножа. Такую же, какую этой «русалочке» доставлял каждый шаг по земле.

***

А ведь беседку выбрал именно Тим! Теперь Морис понял, почему – по-видимому, она находилась неподалеку от покоев царевича. Авантюрист зеленый!
Но с другой стороны, все складывается как нельзя лучше. Похоже, что эти двое друг к другу неравнодушны! Царевна демонстративно прячет глаза, а царевич еле сдерживает свою ревность. Эх, ведь и я когда-то был таким же молодым и наивным. «Когда-то» - это больше десяти лет назад…
Морис взглянул в глаза своей главной слушательницы. Шехерезада была очень внимательна. И явно не из профессионального интереса сказительницы.
Когда Морис только увидел ее, ему показалось, что в этом хрупком теле душа практически не держится. Тонкая как тростиночка Шехерезада буквально таяла на глазах. Однако, присмотревшись, он понял, что в ней гораздо больше сил и жизни, чем кажется! Значит, есть надежда на выздоровление.

А Ханаэль все это одобряет! Как она довольно заулыбалась при виде Шахрияра! Похоже, что при выборе человека на устройство «личной жизни царевны» мы все трое (я, Ханаэль и сама Шехерезада) сошлись на одной кандидатуре! Правда, он об этом еще не знает! Вон как глядит исподлобья.
Ладно, не отвлекаемся. Сказка не терпит суеты. Тем более – чужая, в любой момент может ускользнуть!

Ха, при этом даже сказку Андерсена о русалочке этот зеленый разбойник подобрал с подвохом. Что может быть ближе двум этим молодым идиотам, чем идея самопожертвования? Если они еще не заразились цинизмом, которым буквально пропитан воздух дворцов, то их души откликнуться на эту историю.

***

Хотя сказка была очень красивой, этого Шахрияр не мог не признать, но в тот момент, когда самозванец произнес: «Вот и все….», царевич вздохнул с облегчением.
-Да, гибель русалочки – это одна из самых печальных историй одного из миров, - произнес Морис. – Но стоило ли ей так поступать? – провокационно бросил он.
-За любимого можно даже пожертвовать жизнью, - тихо произнесла Шехерезада.

Ага, "принц", она с тобой не согласна!
-Да, любовь – это то, ради чего и создан этот мир, - запальчиво заявил Шахрияр. – И за нее стоит бороться.
-Но русалочка отказалась от возлюбленного, только чтобы он был счастлив, - возразила ему Шехерезада. - Потому, что любила его больше, чем себя.
-Это возможно только тогда, когда ты твердо знаешь, что твоя возлюбленная будет счастлива без тебя. А если нет, если твой соперник недостоин ее – тогда стоит бороться с ним! – не успокаивался Шахрияр.
Он с видом победителя свысока оглядел чужестранца и тут же обернулся к царевне. Шехерезада не сводила с него глаз. И в них хотелось утонуть…

***

Ну, наконец-то! Морис вздохнул с облегчением. Первый шаг сделан. Эти двое наконец-то заговорили друг с другом о самом важном – о любви, отодвинув на задний план долг и политические игры. Если бы еще кто-то им объяснил, как сберечь ее! Хотя если они пойдут по этой дороге вместе, надежда еще есть. А пока… Морис сделал свое дело – Морис может уходить!
Тим, ты где? Пойдем отсюда, манипулятор хвостатый. Эти дети должны попытаться сами понять друг друга. А вы, дон Маурисьо, заткнитесь! Ваши советы мне точно не нужны!

***

Шахрияр не мог налюбоваться на бывшую супругу, и вместе с тем его сердце разрывалось. Какая же она красивая! И какая бледная и измученная! Однако, как только он набрался смелости и решил поговорить с ней по душам, как в дело вмешалась эта настырная Ханаэль.
-Все, царевна, нужно идти. Не стоит вам больше сидеть на солнце! От него не только портится кожа, но и ухудшается самочувствие.
Негромко проговаривая свои рекомендации, Ханаэль взяла царевну под локоть, и Шехерезада, не сопротивляясь, последовала за ней, на прощание бросив на царевича печальный взгляд. Шахрияр остался в беседке в одиночестве, грустно глядя в спину удаляющейся царевне.

Внезапно его внимание привлек какой-то странный звук. Мимо беседки пронеслась стая кракадильчиков, перебрасывающих друг другу какой-то свиток.
А эти гости буквально заполонили сад! Шахрияр вскинул голову и недовольно прищурился. По аллее прямо к беседке шли Алька и Фаэль, что-то тщательно разыскивая в кустах. Что такого они могли там потерять? Наверное, тоже шпионят.
При виде девочек кракадильчики заметались, затем самый маленький схватил свиток и уронил его (то ли нарочно, а то ли случайно) к ногам Фаэль.

Шахрияр замер – что ему делать, пойти вслед за царевной в ее покои? Все равно не пустят. Или разобраться в странных поступках кракадильчиков? А какое ему дело до этих зеленых существ?

elena Прекрасная леди (4 Сен 2008 21:40)

Елена шла к любимой беседке рядом с водопадом, чтобы спокойно переписать договор. Уже обходя озерцо, увидела, что беседка занята и остановилась, раздумывая, куда бы направиться, когда по ступенькам сбежала машущая рукой Хани.
- Вот хорошо, что ты пришла,- она озабоченно оглянулась на беседку,- Шахерезада попросилась отдохнуть в этой беседке. Ее любимая. А пока она спит, у меня еще куча дел. Посиди с ней пока! Тебе ж все равно, где писать.
- Да, пожалуйста,- пожала плечами Елена.
- Только пером сильно громко не скрипи!- дав указание, Хани быстро пошла по дорожке и вдруг резко обернулась. Елена стояла и... корчила рожи ей вслед.
Поставив последнюю точку в брачном контракте, Елена уже собралась подписаться, но вовремя остановилась. Подпись должен будет поставить Бенни. Да и один экземпляр договора нужно оставить придурочному мичуринцу. А второй уже Бенни… Так это что? Мне всю эту лабуду еще раз переписывать?!!!! АААААААА, не хочу! Да, мало я своим клеркам платила, ну и работа, просто озвереть можно!
Проснувшись от короткого дневного сна, принцесса, открыв глаза, увидела знакомую картинку. За столом что-то писала голубая крыса Елена. Так же как и ночью ела виноград и нарезанные на дольки яблоки. Потом задумчиво и как-то подозрительно посмотрела на уже исписанные листы и вдруг скривилась так, как будто запихнула в рот целый лимон. Шахерезада захихикала, Елена подняла голову. Уши у крысы разъехались, усы уныло обвисли, а глаза были такими обиженными, как будто у ребенка отняли рахат–лукум! Шахерезада, не сдержавшись, рассмеялась. Крыса фыркнула,
- И ничего смешного! Я по-памяти текст договора восстанавливала на черновик, - Елена загнула один палец, - Я его правила, а потом начисто переписывала! - были загнуты еще два пальца, - это экземпляр для Карпоне, а для Бенни еще один нужен. Так что, мне еще раз все переписывать?!!! Теперь на лице крысы читалось отчаяние. Принцессе было смешно, но боясь обидеть Елену, она спросила:
- А какой это договор? А кто такие - Карпоне и Бенни?
- Договор брачный между доном Аль Карпоне - главой крысиного Дома вашего дворца и Бенни - нынешнего главы нашей Семьи. Ой, что это я несу!!! – крыса постучала себя пальцем по лбу, - Визирует договор Бенни, а вот замуж за вашего дона идут наши девочки!
- Крысы в нашем дворце?! - изумилась Шахерезада, - Это невозможно!
- Еще как возможно! - отмахнулась Елена, - Мы - самые многочисленные млекопитающие во всех мирах! Доказано учеными. Ну, правда, больше всего по численности рыжих крыс, « пасюки» их называют. Эти помойники плодятся просто ужас. А мы – цивилизованные, мы следим за численностью и за генофондом. И чтобы наших девочек не обижали замужем. Для этого и контракты.
- А почему ты такого необычного цвета? - с любопытством поинтересовалась принцесса. И Елена, вздохнув в очередной раз, рассказала о своем предке - любимце эльфа. И о том, как любящий хозяин не захотел терять зверушку слишком быстро и добавил ему долголетия. И как потом все тому же эльфу захотелось, что бы любимец мог понимать его слова и добавил ему мозгов. А потом у них, у эльфов, в моду вошла вот, такая веселенькая расцветочка, и хозяин изменил цвет шкуры нашему пра-пра. Да так качественно изменил, что потом и сам не знал, как это у него получилось, и ни назад, ни в другой цвет не получалось. А потом пра-пра захотел подругу завести и чтобы вечером за чашкой чая поболтать... Ну насчет поболтать он быстро засомневался в правильности своего желания! И написал в дневнике для потомков " Бойтесь, дети мои, осуществления своих желаний!" Мудрый у нас дедуля. И до сих пор ну ни капли старческого маразма! Ну а когда их первый выводок начал эльфийский дом изучать... Находить щели, о которых хозяин и не подозревал и застревать в тех щелях намертво. После месяца выковыривания крысят хозяская любовь как-то резко поубавилась.А уж когда вся эта орава повадилась подкарауливать, когда несчастный эльф расслабится с бокалом вина, и с писком взбиралась ему на плечи, а потом начинала задавать вопросы - сто штук в минуту хором, но каждый о своем! Так что желание молодого семейства начать новую жизнь вне стен дома особых возражений не встретило. Наоборот! Ра… ой, ну любящий хозяин собственноручно доставил корзину с семейством в соседний мир. Оборудовал огромный подвал всем,
что по его мнению могло понадобиться - а фантазия у него была совсем не слабая! И свалил домой. А из телепорта - дедуля в этом клянется - раздался такой вопль радости, что дети испугано запищали!.
Вот и рождаются в нашей Семье дети, стальные с голубым отливом, с очень голубым отливом, и такие как я. Но таких мало. Вот у Бенни и Красотки уже два помета, а и оба голубюсинькие. А ведь у Бенни шерсть только чуть-чуть на кончиках голубеет, а его жена и вовсе из другой семьи. И почему так? Я даже у мэтра Истрана консультировалась, это придворный волшебник, он так « понятно» объяснил!..
«Генетика, матушка, генетика! С ней не поспоришь!» Ну, понятно, раз спорить нельзя, значит, будем есть, что дают! Вот ваш крысиный начальник и размечтался голубизны на шерсть накапать! Но серые дети ему без надобности. Вот и пришлось в контракт пару пунктов дописать, во избежание. Надеюсь, они его сильно удивят. И сильно надеюсь - не очень приятно!
-Смотри, - принцесса указала пальчиком на стол, - а твоей бумаги стало три стопки.
Елена заинтересованно перебрала исписанные листы. На столе лежало ДВА чистовых экземпляра договора.
- Это дворец! - улыбнулась Шахерезада, - Он тебя пожалел.
- Вот спасибо! - искренне поблагодарила Елена, - Однако, ксерокс переросток получился..
- А что такое ксерокс? - заинтересовалась очередным незнакомым словом девушка.
- А это, – замялась Елена.
- А у пациентки процедуры. - перебила крысу Хани
- И не стыдно тебе ребенка грузить?! - укоризненно хмыкнула врачиха, - И нечего мне в спину рожи корчить!
- А ребенку было интересно, вот зуб даю! - пробурчала вслед Хани Елена и начала собирать бумаги, потом остановилась и рассмеялась пришедшей в голову мысли. - Если бы в конторе узнали ИМЯ того эльфа! Да они бы весь рот раскрыли!!!!

Fael Прекрасная леди (6 Сен 2008 21:28)

Хоббитянка удивленно воззрилась на свиток. У нее конечно мелькнула мысль, что читать чужие письма нехорошо, но любопытство было не только сильнее, но еще и быстрее этой мысли. Так что руки ее помимо воли развернули листок.
"Хм, интересно, - подумала она, читая стихотворные строчки, написанные чьей-то торопливой рукой. - Поэт конечно не великий, но в нимания определенно заслуживает. Хотя бы за искренность. А что если..."
- Фаэлька, ты идешь? - позвала Алька откуда-то из кустов.
- Аль, ты иди, я сейчас... Мне надо обратно, в комнату.
- Зачем еще?
- За лютней, - пояснила Фаэль.
- А, ну тогда ладно, - успокоилась девушка. Вопросом, а зачем собственно зоббитянке вдруг потребовалась лютня, она не задавалась. - Ой, гляди, там Будур гуляет!
- Здорово! Ты к ней сбегаешь? А то я не могу сейчас, мне надо...
- Лютню, я помню, - рассмеялась Алька, - ну давай. А Феникса в другой раз поищем.
Она помахала рукой и убежала, а Фаэль еще раз медленно и вдумчиво перечитала стих, тихонько пробуя про себя его спеть.
За спиной кто-то кашлянул.
- Прошу простить меня, почтенная гостья, не могли бы вы вернуть мне этот свиток?
Фаэль обернулась. Ей пришлось задрать голову, чтобы встретиться взглядом с обладателем этого холодно-вежливого голоса, а встретившись, она поняла, сколько сил приходится прикладывать царевичу для этой холодности.
В глазах Шахрияра полыхала ярость, помноженная на тоску и боль.
Хоббитянка впервые видела царевича так близко, и ей стало его ужасно жаль.

- Простите, я не знала, оно лежало...
- Я видел. Его принес этот зеленый.
- Кракадильчик, - улыбнулась Фаэль.
- Да. Только непонятно, зачем.
- Я кажется догадываюсь. Очень красивый стих. И очень печальный...
Царевич дернулся, с трудом сдерживая гнев. Его стих прочитали! Без спросу! Да еще смеют оценивать! И кто - эти чужеземцы!
- Он правда очень хороший, - тихо продолжала Фаэль, - мне кажется, из него может получиться песня. У меня в голове вертится мелодия, никак не могу ее поймать. Да и не могу я без лютни сочинять. Вы позволите?
Хоббитянка говорила тихо и мягко, как больному ребенку, не выказывая ни страха, ни неуверенности, и гнев в глазах собеседника постепенно гас, сменяясь заинтересованностью.
- Так ты поешь?
Царевич даже не заметил, как перешел на "ты" - такое невозможное во дворце и такое естественно в среде бардов.
- Ну так, немного, для себя и близких. Хочешь послушать?
Шахрияр кивнул
- Только мне нужна лютня. Я сбегаю, ладно?

Пока странная гостья искала свой инструмент, царевич мерял беседку шагами (мерять было особо нечего, шагов было ровно три, что в одну, что в другую сторону, но он упорно повторял эксперимент) и перечитывал собственные строки. Какую мелодию она могла в них услышать? Как это можно спеть? И стоит ли?..
Босоногая гостья появилась неслышно, прижимая к груди небольшой инструмент с восемью струнами.
Она взяла у Шахрияра лист, развернула его на коленке, прижала инструментом и заиграла.
Это была еще не мелодия, Фаэль лишь пробовала аккорды, пытаясь поймать за хвост ускользающие ноты. А Шахрияр завороженно наблюдал, как над головой хоббитянки появилось маленькое зеленое светящееся пятнышко, как оно приблизилось и опустилось ей на волосы, сложив крохотные крылышки... Как бегали пальцы по струнам, играя легкий и витиеватый перебор... как сплетались с нотами слова.... как постепенно рождалась из этого сплетения песня...

- Смотри! - Вдруг резко дернулся Щахрияр, указывая куда-то поверх головы хоббитянки.
Фаэль обернулась, прервав песню. Среди ветвей словно голело маленокое солнце, оно полыхнуло ярче на мгновение и исчезло.
Царевич словно обезумел
- Это Он! Феникс! Бежим скорей!
Он перемахнул через перила беседки и, позабыв всякое воспитание, рванул напрямик через кусты.
Фаэль оставила лютню и поспешила за ним.
- Он был здесь, точно.
Царевич уже шестой раз обшаривал каждый куст того пятачка сада, где ему привиделся феникс, в тщетной надежде отыскать перо.
- Ну ведь был же! - он в отчаянии стукнул кулаком по дереву.
- Возможно. Но ты его спугнул, - вздохнуа Фаэль. - А ведь он наверное прилетел послушать песню...
- Зачем волшебной птице песни? - удивился царевич.
Фаэль посмотрела на него как на больного.
- А зачем людям песни? А так же стихи, сказки, картины и прочие рукоделия... Ты никогда не задумывался, зачем нужна миру красота?
- Н-нет, - неуверенно ответил царевич
- Ну вот подумай на досуге. А я пока песню доделаю, а то ты меня сбил своим воплем, как бы не забыть, что получилось. - недовольно пробурчала хоббитянка и направилась обратно в беседку.
Шахрияр напоследок еще раз окинул взглядом злосчастный пятачок, но нет, никаких огненных перьев больше не мелькало, лишь искала в земле червячков какая-то пестрая курица...

Алька Прекрасная леди (9 Сен 2008 17:05)

Алька лезла по стене в гарем. Не от скуки, нет. Просто, вернувшись с прогулки, она вспомнила, что где-то потеряла ну очень нужный пузырек. В поисках этой вещички она уже перевернула всю комнату, не хуже прошедшего Мамая со всей ордой, но потом вспомнила, что в последний раз видела пузырек именно в гареме, и полезла туда.
Мимо стражи идти не хотелось – а вдруг это опять старые знакомые? Неприятно, когда тебя пугаются, знаете ли! Вот и приходилось заниматься стенолазанием.
Добравшись до нужного окна, девушка вежливо постучала и лишь потом перевалилась через подоконник:
- Всем здрастье! Вы тут такую бутылочку… Ой, Будур, а ты чего тут делаешь?
- Вышиваю! - царевна с ненавистью ткнула иголкой в натянутую на пальцы ткань. – А что, не видно?
- Ну… я в вышивании как-то не очень, - призналась Алька, - но мне всегда казалось, что нитки при этом вот так вот путаться не должны.
- Я и сама знаю, что не должны, - согласилась Будур. – Ну вот не создана я для вышивания!!!
Пяльцы полетели куда-то в угол.
- Вашему высочеству следует держать себя в руках, - напомнила одна из жен Соломона, взрослая представительная женщина.
- Я помню, спасибо, - царевна вымученно улыбнулась.
Алька от души посочувствовала бедной Будур: мало того, что ее заперли в гареме с отцовскими женами, так еще и каждая «мама» поучать норовит.
- А сбежать ты не хочешь? – предложила гостья, кивая на окно.
- Нельзя, недостойно и не подобает. Раз уж я наказана, то придется терпеть до конца…
- Грустно… Хочешь, я тебе хоть учебник по химии почитать принесу? Там интересно! Вот жаль только, что наставница часть литературы сразу отнимает. Вот например, нашла я такую забавную книжечку по ядерному синтезу…
- Ты думаешь, я хоть что-то поняла? – вернула ее с небес на землю Будур.
- Ну, если честно, то все просто, - принялась объяснять Алька. – Химия – это когда смешиваешь несколько веществ и получаешь в итоге что-нибудь полезное: пену для ванны, масло ароматическое или взрыв на двадцать кг в тротиловом эквиваленте…
- А покажи! – загорелась царевна. – Особенно последнее!

Luxoria Прекрасная леди (10 Сен 2008 14:05)

Люксория медленно шла по тенистой аллее сада, совершенно не обращая внимания на окружающие ее красоты. Мысли, играющие в догонялки в ее голове, не располагали к любованию цветочками.
Что-то не так было с этим делом. Нет, не с тем, о котором вы подумали, а с их путешествием на сказочный Восток. С тех самых пор, как Синдбада выбросило на пляж все пошло наперекосяк и, кажется, с каждым днем становится все хуже и хуже. Сначала дэвы, потом разбойники, теперь вот неприятности с Толиком и Морисом. А еще этот развод и болезнь Щахерезады… Что-то не так со всем этим сказочным миром. Настолько не так, что он влияет даже на жизнерадостность и беззаботность конторцев. А это уже не хорошо, и надо бы что-то делать…
На этой оптимистической ноте размышления секретарши были прерваны появлением непосредственного начальника. Попутчик тоже задумчиво брел по аллее, и его мысли, если судить по выражению лица, были ничуть не веселее. Заметив Люксорию, шеф остановился, покрутил кончик уса и спросил.
- Люкси, а ты не знаешь, как пройти в библиотеку?
- Какая библиотека в три часа ночи, шеф? – возмутилась Люксория. – Мы же вроде как на отдыхе! Что вам все не сидится?
- Ну, ты же видишь, что вокруг происходит что-то страшное и непоправимое. А мы все мечемся, как слепые котята, и не знаем, что делать… А у меня такое чувство, что решение у нас просто под носом, а мы просто не догадываемся, что это оно.
Люкси внимательно посмотрела в серьезные глаза шефа и вздохнула. Надо же, до чего одинаково они мыслят! Вот, что значит «команда»! Но только если шеф сейчас примется перерывать дворец в поисках этого самого «подносного» решения, Соломон точно в восторг не придет.
- Все с вами ясно, шеф, - ласково сказала она, обнимая попутчика за плечи. – Вы устали от отдыха, вам срочно нужно немного поработать. Это очень полезно для ясности ума и поддержания тонуса мозгов.
- Ты думаешь? – с сомнением уточнил шеф.
- Да сто пудов! Вот вам парочка писем, на которые нужно срочно ответить, клетка с почтовыми попугаями и чистая бумага. Поработаете немного с корреспонденцией, отдохнете морально, а там, глядишь, и придумаете что-нибудь толковое.
Попутчик открыл один из конвертов и развернул первое письмо, чувствуя какой-то подвох. Ему хотелось что-то делать, как-то помочь Соломону и его чудесной стране, а в место этого он сидит тут и перебирает входящую корреспонденцию. И как она сюда доходит? Ведь это сказочная страна, закрытая от посторонних…
- Люкси, а разве это не твоя обязанность – отвечать на письма? – осторожно поинтересовался шеф, провожая взглядом гордо прошествовавшую мимо курицу.
Девушка тут же скорчила обиженную рожицу.
- Нет, ну что у вас за привычка дурацкая – придераться к мелочам? У меня, между прочем, горе – мужа в джина превратили! А вы тут со своими письмами! Неужели нельзя быть хоть немножко тактичнее?
- А я что, я ничего, - пробормотал попутчик, понимая, что секретарша в очередной спихнула на него свою работу. И вот что ты тут сделаешь? Может, снова попугать домочадцев строевой подготовкой, а то совсем распустились….
- Дурдом? – спросил попугай, вытягивая голову между прутьями клетки, и пытаясь схватить клювом уголок письма.
- Он самый! – подтвердил попутчик, доставая ручку. – Снова моя секретарша мной командует. Вот мне интересно, кто из на шеф – я или она? Хотя с другой стороны – все-таки какая-то стабильность. Солнце встает на востоке, кошки орут в марте, а Люкси не работает всегда…

elena Прекрасная леди (11 Сен 2008 19:28)

С утра Елена занесла в приемную дона Педро, то есть Аль-Карпоне, экземпляр договора - пусть ознакомиться и порадуется. Дальше заскочила на кухню взяла большую пресную лепешку и отправилась кормить карпов. Пару дней назад дворец, поводив Елену по лабиринту дорожек в парке, вывел ее к изумительному озерцу. Наружная стена дворца в этом месте притворялась настоящей скалой, заросшей чем-то вьющимся и колючим на вид, с небольшим гротом, заполненным водой, и множеством разноцветных карпов. Вот эту вечно голодную ораву Елена кормила уже третий день. Сидеть на краю плоского камня и болтать босыми лапами в воде, отгоняя глупых рыб от собственных пальцев, было приятно. Чья-то тень, упавшая на воду, вспугнула рыбу. Обернувшись, Елена увидела принца Шахрияра, задумчиво разглядывающего рыб.
- Смотри,- крыса обратилась к царевичу так, будто беседовала с ним каждое утро,- вон тот толстяк, белый с черным пятном, ну вылитый купец! Вальяжный, самоуверенный. Все лучшее мое будет! - Царевич удивленно посмотрел на Елену. Промолчал, но и не ушел. А Елена продолжила. - А мелочь пестрая! Так и крутятся, так и шныряют, что плохо упало, тащат! Как воришки базарные!
- Или придворные, - неожиданно фыркнул Шахрияр,- там подольстят, там подкусят, и кусок пожирней в сторону…
- А вот смотри какая красавица,- указала крыса на красную рыбину, всплывшую из глубины.
- Достопочтенная ханума,- развеселился царевич,- опоздала к столу и удивляется, как это ее не пропускают?
В этот момент рыбина рванула вперед, разогнав мелюзгу и подвинув остальных претендентов, схватила кусок покрупней. Елена и Шахрияр рассмеялись.
- Так их локтями, то есть плавниками! - Шахрияр присел на камень, покосился на болтающую лапами Елену, вздохнул и стал бросать крошки в озеро.
- В детстве я тоже любил кормить рыбок в прудах. Но учитель сказал, что я уже взрослый, и принцу не подобает заниматься такими глупостями…- Шахрияр опять вздохнул.
-И сколько тебе было?- полюбопытствовала Елена.
- В тот день мне исполнилось десять лет.
- О, да ! Весьма почтенный возраст!- фыркнула крыса,- вы и так тут рано взрослеете, так еще и такие учителя! Взрослые! Бежим, бежим, дела-заботы! И уже забыли, когда вместе с любимым человеком смотрели на звезды или рыбок вот кормили… Все на потом, а оглянешься вдруг, а рядом никого и нет, потерялся любимый, не выдержал скорости.
Они посидели молча, а потом Елена повернулась и в упор посмотрела на принца.
- Ответишь на пару вопросов? Только не прыгай как крышка на кипящем чайнике! Мы не враги тебе и Шахерезаде. Девочка тебя любит, во сне зовет…
Шахрияр от этих слов просветлел лицом и кивнул головой, соглашаясь отвечать.
- Только ты не удивляйся, ладно? Просто отвечай и все,- попросила Елена. -Твою маму в каком возрасте выдали замуж?
- В четырнадцать лет, - принц явно удивился вопросу.
- У тебя две сестры, - продолжала гнуть свое крыса,- замужние. Их тоже выдали в 14 лет?
- Да, как только исполнялось 14, так и выдавали,- на лице Шахрияра уже было недоумение.
- А что они говорили о возрасте твоей невесты перед свадьбой?
- Откуда ты знаешь?..- начал было принц, но увидев ехидненькую улыбочку на крысиной морде, осекся и вздохнул,- они меня загрызли, что Шахерезада старуха, и ей УЖЕ восемнадцать, и если бы она не была дочерью царя царей….- принц замер, закрыл глаза и простонал,- ну почему я даже не вспомнил об этом?! Поверил сразу!!! Идиот!
- Ну не совсем чтоб, и не ты один такой, - утешила крыса. - Соглядатай Аль-Карпоне, профессиональный разведчик, между прочим, тоже несет невнятную чушь. Ни описания говорившего, ни повторить слова. Отсюда напрашивается вывод…
- Магия! - перебил Елену принц, - Поэтому никто, ничего и не помнит!!!
- А отсюда проистекает вопрос, - крыса подняла палец, - кому это надо? У тебя как, версии есть?
- КТО?!- удивился принц.
- Не кто, а что. А может и кто…- прищурилась Елена, - КТО за этим всем стоит. Идеи есть?
- Есть, - принц выглядел ошарашенным, - но это просто невозможно!!!
- Выкладывай! А потом и посмотрим на твое «невозможно»!

elena Прекрасная леди (11 Сен 2008 22:12)

-Выкладывай, не тяни! - потребовала Елена, а Шахрияр вдруг снял сапоги, поддернул шаровары и сунул ноги в воду. Замер, прислушиваясь к своим ощущениям, поболтал ногами и сказал:
- Царица Савская! - и с надеждой посмотрел на крысу, что вот сейчас она отмахнется и скажет, что все это ерунда. Но Елена сидела, зажав кончик носа в кулаке и возражать не собиралась.
-Нужно звать Шефа! Он расследованиями столько лет занимается, что люди столько и не живут!
-А он что…? - изумился царевич и даже остановился, не докончив фразы.
-Он, в общем-то, «кто», а не «что». Он - эльф. По маменьке так точно, сама видела, - внесла ясность Елена. – И готов помочь всем, кого любит.
-Вряд ли он меня любит… ! - съязвил Шахрияр и отвернулся.
-Любит, не любит, уйди, противный!- как-то непонятно высказалась крыса. - Он считает, что тебе не дают свободы действий. А как без этого проявить свои способности? - и пока изумленный Шахрияр переваривал услышанное, обратилась к Дворцу:
- Помоги, пожалуйста, найти попутчика! Сообщи Шефу, что он срочно нам нужен и проводи сюда к нам! Спасибо!
На водной глади проступила улыбка. Ехидная.
- Ой, что-то мне..., – но договорить Елена не успела. У противоположного берега на камне, которого мгновение назад не было и в помине, спиной к опешившим зрителям стоял попутчик.
- Ну, хоть об этом каменная скотина позаботилась, чтобы спиной! - мысленно выдохнула Елена. - Додумался из ванной Шефа притащить!
Конечно, стыдиться Шефу нечего! Обнаженная спина и зад… эээ ну и окрестности оной, в комплекте с мускулистыми ногами, радовали глаз. Но обрадует ли Шефа наличие восхищенных зрителей?! Сомнительно.

Прохладный ветерок прошелся по влажной коже и полотенце, которым Шеф вытирал волосы, замерло, а через мгновение, намотанное на бедра, испортило всю композицию.
-Что за….? - это были единственные цензурные слова в первой части монолога.
-Дворец…- единственное слово, которое сумела вставить Елена, и во второй части монолога появилось еще два цензурных слова:
- Тинэйджер недостроенный!
Причем первое из них, Шахрияр явно принял за особо изощренное оскорбление и, шевеля губами, повторил несколько раз, запоминая. Дворец, видимо, тоже. На поверхности воды появились розовые пятна, а на камне рядом с Шефом - аккуратная стопка одежды и сапоги. Оделся Шеф почти мгновенно. И замолчал, глядя в воду. Вокруг камня со дна поднимались мелкие пузырьки.
- Я мстю, и мстя моя страшна! - прокомментировала Елена. - Воду вскипятил! Можно подумать, тебя в гарем забросили!
-Гарем был бы счастлив. Весь! Включая евнухов, - с иронией подтвердил Шахрияр. Но, взглянув на выражения лица попутчика, притворился, что это не он сказал, и вообще его здесь не было.
-Ну, и по какому поводу организована эта срочная доставка?! - хмуро поинтересовался Шеф. Елена быстро рассказала, на основании каких рассуждений они с царевичем пришли к таким неприятным выводам.
-Логично, - одобрительно кивнул головой попутчик. - Ваше высочество, что именно насторожило Вас в поведении Царицы Савской?
- Она смотрела на Шехерезаду и Будур как…, как на…, - Шахрияр запнулся, подбирая слово, - на самозванок! Конечно, когда думала, что никто ее не видит. Презрительно, холодно, почти как на прислугу. И все время старается выставить их перед Царем в неприглядном виде!
- Как на самозванок? Ну что же. Вполне возможно. А вы, царевич, наблюдательны и умеете делать выводы из увиденного, - Шеф одобрительно улыбнулся.
- Но почему самозванки?! - изумился Шахрияр. - Они - царевны! Законные.
- По всем законам - да, но не для царицы Савской, - начал объяснять Шеф. – Насколько я помню, Соломон говорил мне, что мать его старших дочерей – одна из его законных жен. Но прибыла она в гарем как простая наложница, и ее отцом был средней руки торговец!
-А для гражданки Савской, - влезла Елена,- это все равно, что крестьянка! У нее самой гинекологическое дерево…
- Генеалогическое..., - автоматически поправил Шахрияр.
-Я так и говорю,- хмыкнула Елена, - так вот, в роду у ней все были короли, на десять поколений вглубь! Вот она и считает, что ее сыновья имеют больше прав на престол, чем дочери какой-то кухарки!
-Значит Шехерезада, Будур, я… мы все - просто досадная помеха? - царевич покачал головой, стараясь сдержаться. – Царице было выгодно, чтобы наш брак остался лишь на бумаге, чтобы легче было организовать развод. Чем больше у Соломона с нами проблем, тем она ближе к трону!
-Да, эта дамочка отлично умеет проходить сквозь стены!- подтвердил Шеф. - Она их просто не видит! Ну, а как она сумела заморочить головы двум молодым людям, чтобы они забыли о том, что в их возрасте просто и естественно? В этом нужно разобраться.
-С Соломоном тебе нужно поговорить, - обратилась к попутчику Елена.
-А кто бы сомневался.- отмахнулся Шеф.- Я так ,нет!

Luxoria Прекрасная леди (11 Сен 2008 23:55)

Люкси откровенно скучала, сидя на бортике фонтана и любуясь россыпью золотых монеток на его дне. Толик в последнее время был тих и задумчив и предпочитал не вылезать из своей бутылки. Люкси всегда носила ее в сумочке, чтобы муж в любой момент ощущал ее поддержку, но, кажется, его очень тяготило положение джина. Без его шуток и ласковой заботы девушка тоже загрустила. До такой степени, что ей, как и шефу, тоже захотелось немного поработать.
Может, зря она ему те письма всучила? Сейчас бы села, написала парочку ответов – на своих личных бланках с сердечками. А если цветными чернилами, то вообще красота получилась бы. А то шеф сейчас нацарапает пару строк банальной синей пастой и все – никакого полета фантазии!
Девушка вздохнула и снова уставилась на блестевшие под водой монеты.
- Как жемчужине Эгинского пляжа отдыхается в моих скромных владениях? – раздался за спиной голос Соломона.
Ну вот, хоть какое-то развлечение пожаловало! Только что-то вид у него уставший, тени под глазами, лицо осунувшееся. А смотрит так, будто хочет спросить что-то важное, но не решается… Что ж, попробуем его разговорить.
- Скучно! – охотно пожаловалась Люкси. – Сплавила на шефа всю работу, теперь не знаю, чем заняться…
- Вы поручили попутчику свою работу? – удивился царь. – Разве он не ваш начальник? Вы, если я правильно помню, работаете у него секретарем. Хотя такой прекрасный цветок грешно заставлять работать, его должно окружать любовью и заботой, осыпать подарками и ласками.
В ответ на цветистые комплименты из сумочки Люксории раздалось приглушенное ворчание. Соломон внимательно осмотрел кожаный аксессуар, и открыл рот, чтобы задать какой-то вопрос, но его самым наглым образом перебили. Пусть и случайно, но затронул проблему, о которой Люкси было что сказать, и она могла говорить об этом бесконечно.
- Ваше величество, и как к вам принято обращаться… что вы такое говорите? Ну кто же может заставить меня работать? Я же секретарша! Вы когда-нибудь читали должностную инструкцию секретаря? Полистайте на досуге – прелюбопытнейшее чтение! Так вот, согласно этой инструкции секретарша осуществляет мониторинг деятельности конторы и обеспечивает ее работу. То есть, она – первое лицо конторы. Я следую каждой букве этого важнейшего документа неукоснительно.
- Подождите, - взмахнул руками Соломон. – Это что же получается? Не шеф командует в конторе, а секретарь?
- Шеф, он на то и шеф, чтобы всеми командовать, - пояснила Люкси. - Единственный, к кому он прислушивается – это его секретарша. Поэтому секретарша самый главный человек в конторе.
- Значит, шеф руководит всеми, а секретарша шефом? – уточнил Соломон, понимая, что начинает терять нить рассуждений. На лице его собеседницы отчетливо читался вопрос: «Вы что, тупой?»
- Да нет же! Обязанностью шефа является организовать своих подчиненных, а обязанностью секретарши – организовать шефа! Это же совсем разные вещи! Разве непонятно?
Честно говоря, Соломону действительно было непонятно, но признаваться в этом не хотелось. В одном он был точно уверен – заводить себе секретаршу он в ближайшее время не будет.
- Ну, так бы сразу и сказали! Теперь все стало на свои места! – закивал Царь Царей с умным видом.
Люкси подозрительно покосилась на его честное выражение лица, но промолчала. В конце концов, она в гостях, и если хозяину так уж не хочется просвещаться в вопросах секретарского искусства – это его право. Она навязываться не собирается.
Соломон молчал, тоже глядя на фонтан. Было похоже, что он впал в состояние глубокой прострации, и если его сейчас не встряхнуть, может просидеть так до Судного дня.
- Ваше величество, - позвала Люкси. - Вы хотели со мной о чем-то поговорить?
Владыка сказочного Востока тряхнул головой, от чего его тюрбан слегка съехал набок, и вымученно улыбнулся.
- С чего вы взяли?
Нда… Даже самый сильный и умный мужчина когда-нибудь доходит до предела своих возможностей. Как сильно подкосили Царя Царей болезнь Шахерезады и ее же развод, истерики Шахрияра, проделки Будур, повлекшие за собой нешуточные скандалы, козни склочной любовницы. Так много всего и сразу свалилось на бедного Соломона, что даже он не выдержал, почти сдаваясь, почти сгибаясь под тяжестью этой непосильной ноши. Почти… Но пока он не сдался совсем, ему можно помочь. А кто же поможет сильному мужчине, когда тот слаб? Только слабая женщина!
- Ваше величество, я же вижу, что вы хотите что-то у меня узнать, - решительно сказала слабая женщина, беря Соломона за руку. Сумка снова недовольно заворчала, но Люкси только погладила ее по кожаному боку. – Я помогу вам всем, чем смогу. Спрашивайте…

Hanaell Прекрасная леди (12 Сен 2008 01:02)

Ханаэль аккуратненько прикрыла ни разу не скрипнувшую дверь и направилась в комнату, где собирался консилиум придвоных медиков. При ее появлении ученые мужи прекратили разговоры и уставились на девушку.
- Коллеги, докладываю, - начала Ханаэль, усевшись за стол и налив себе чаю. - Состояние девочки стабилизировалось. Появился аппетит. Но надо что-то делать с ее лечением. Лекарств очень много, да и дозы... - Хани покачала головой.
- А что делать? Больная же слаба.. Ей надо подердживать.... - загалдели врачи.
И только немец что-то подсчитывал у открытого окна, аккуратно водя карандашом по бумаге и не замечая ничего вокруг.
- Уважаемые, лечить надо не болезнь, а человека! - попыталась достучаться до сознания медиков Ханаэль.
- Что вы сказали, фрау?! - очнулся герр Ганеман. - Да! Именно так - не болезнь, а человека!!! Вот сморите! - Аккуратный немец раскраснелся и даже расстегнул воротничок. - Сморите, если не вмешиваться в основной ход процессов в организме, а только их скорректировать, то дозы, как верно заметила фрау Ханаэль, дозы можно уменьшить! Предположим, в десять, а то и в сто раз... а вот если миллион... но тогда придется принмать каждые три часа... - и Ганеман опять углубился в себя.
- Вот что, господа, пора переходить к активным действиям. Герр Ганеман займется подбором доз - с его точностью и педантичностью это не составит труда. Теперь надо сформировать систему посильных физических нагрузок. Я бы выбрала обычную зарядку....
- Но царевне неподобает размахивать руками и ногами, бегать, прыгать и ... и это неэстетично - пот, встрепаные волосы... - возразил щеголеватого вида знахарь в лиловом халате.
- Вы абсолютно правы, уважаемый, - согласилась Ханаэль. - Мастер Хуа-То! - обратилась она к парню, который давеча прикрывал ее от толпы разгневаных целителей.
Хуа-То молча склонил голову, показывая, что внимательно слушает.
- Мастер Хуа-То, я знаю, что Вы работаете над методикой физического оздоровления.
- Верно, уважаемая. В моей стране полагают, что здоровье - есть гармония формы и содержания. И я уверен, что путем совершенствования тела можно укрепить и дух.
- Вот и славно! Вашу гимнастику мы и посоветуем царевне в качестве лечебно-профилактической. Полагаю, никто из ревнителей этикета не будет возражать против изящных поз навроде "танцующего журавля" и "куропатки над водной гладью" плавно и гармонично перетекающих одна в другую?

Luxoria Прекрасная леди (14 Сен 2008 18:59)

- Вот так вот все и получилось, - закончила свой рассказ Люкси. Чисто женская вредность просила как-то поддеть самоуверенного правителя, сказать ему какую-нибудь колкость о его неосведомленности в закулисных дворцовых интригах, но девушка удержала себя. На Соломона и без того было жалко смотреть. Он как-то враз постарел, сгорбился и выглядел таким несчастным, что на Царя Царей походил только седой бородкой.
- Позор! – взвыл Соломон дурным голосом, так громко, что Люкси от неожиданности чуть не свалилась в фонтан. – Позор! Все, кому не лень, строят козни за моей спиной! А Шахрияр? Я же относился к нему, как к родному сыну! Я же ему отдал руку своей любимой дочери!
- Ну, во-первых, вы у него эту руку уже успешно отобрали, - прервала поток воплей Люксория. – А во-вторых, где ваша женская интуиция? Я вот сначала тоже на Шахрияра думала, а теперь мне кажется, что он не при чем. Слишком уж он молод и внушаем для такой интриги. А вот этот Аман, наоборот, очень подходящая кандидатура - уж больно ушлый! Хотя и он наверняка провернул все это не сам. Вы подумайте, на кого он может тайно работать за спиной у вашего бывшего зятя…
Соломон почесал рукой подбородок, взъерошив бородку так, что она торчала в разные стороны. Люкси с сомнением покосилась на это безобразие, но промолчала. Царь вроде как отходить начал, так надо не спугнуть процесс. Вон, в глазах уже огоньки появились, морщины на лбу уже не страдальческие, а, скорее, задумчиво-серьезные.
- В последнее время ниточки от всех интриг в моем царстве тянутся к одному человеку. И думается мне, что и эта – не исключение…
Спокойный голос Соломона после недавних воплей звучал довольно зловеще. Люкси даже порадовалась про себя, что она, слава Богам, в данном случае совершенно ни при чем.
- И кто этот человек? – спросила она, снова подаваясь вперед от любопытства.
- Как ни прискорбно, но это женщина, которой я верил почти как себе. После стольких лет мне крайне неприятно узнавать ее с новой и очень неприглядной стороны, - Соломон тяжело вздохнул, но когда продолжил говорить, в его голосе осталась только та суровая готовность восстановить справедливость любой ценой, за которую его так любили и уважали подданные. – Но как бы больно мне ни было от предательства близкого человека, ее участи это не облегчит. Она получит по заслугам за весь тот вред, который причинила моей семье, моему народу и моей стране.
- Ваше величество, - снова встряла Люкси, понимая, что если этого народного мстителя не остановить, будет очередной скандал, - у нас же совершенно нет доказательств. Вы ничего не сможете инкриминировать этой склочнице Савской, кроме голословных обвинений. Будет ваше слово против ее слова.
- Я царь! - решительно заявил Соломон. – И доказательства мне не нужны! Моего слова будет достаточно!
- Ох уж эти мужчины! Где ваша женская хитрость? Ну, выставите вы ее из дворца, и что дальше? Она едет к себе в… домой, короче… и станет порочить ваше имя, поливать вас грязью перед другими правителями и портить вам репутацию. Просто из желания сделать вам гадость. А соседи тут же с восторгом подхватят эти слухи – люди мелочны и жестки, они любят уничижать великое и самоутверждаться таким образом.
- Да, вы снова правы, моя очаровательная гостья, - согласился Соломон с мягкой улыбкой. Той самой, с которой он встретил Люксорию возле этого самого фонтана сразу по их приезде в Бедат. – Тогда подождем. Рано или поздно она сделает ошибку, и уж тогда ей не избежать расплаты.
Соломон поднялся, пригладил растрепавшуюся бородку и разгладил едва заметные складки на одеждах. Возле фонтана снова стоял Царь царей, величественный и благородный, как всегда.
- Спасибо вам за помощь, прекрасная, - ласково произнес он, помогая Люксории подняться. Затем ненадолго задержал ее руку в своих, припадая губами к тонким пальчикам. – Попутчику очень повезло с секретаршей.
Люксория уже совсем было собралась засмущаться, когда за ее спиной раздался противный истеричный голос.
- Я так и знала! – трагически заламывала руки Савская. – Я знала, что тут что-то не так, но не могла понять, чем же тебя так милы эти чужеземцы! Но теперь мне все ясно! Ваши слабости когда-нибудь вас погубят, мой господин! Стряхните морок, и вы увидите черные умыслы у ваших мнимых друзей! Они же вас приворожили, одурманили до такой степени, что вы уже не можете различить, что хорошо для вашей страны, а что плохо!
- Ты права, - Соломон резко выпрямился и вперил в Савскую тяжелый взгляд, - до недавнего времени я действительно не видел, что твориться под самым моим носом. Но чужеземцы, которых ты так стараешься очернить, открыли мне глаза.
Люкси закусила костяшку указательного пальца. Что же сейчас будет? Неужели Соломон не сдержится, и все-таки выставит Савскую? Ведь тогда не удастся узнать, каковы истинные размеры ее интриг, как остановить и исправить содеянное ею зло!
Девушка успокаивающе положила Соломону руку на предплечье, напоминая о только что состоявшемся уговоре. Соломон бросил на нее понимающий взгляд и слегка смягчился.
- Так что, дорогая, - снова обратился он к Савской, - впредь держи себя в руках. Я больше не желаю слышать, как ты поливаешь грязью моих дорогих гостей.
Савская поперхнулась уже готовыми вырваться словами и посмотрела на Люксорию с такой ненавистью, что девушке захотелось втянуть голову в плечи. Но закалка общением с придворными дамами не проходит бесследно, поэтому она только горделиво вкинула подбородок, свысока глядя, как у злобной интриганки от ярости наливается краской лицо, а из ушей чуть не начинает валить пар.
- Вот значит как! – голосом разъяренной фурии прохрипела Савская. – Вы что же думаете, что я совсем ослепла и оглохла? Думаете, я не вижу, как вы держите за ручку эту простолюдинку? Не слышу, как вы осыпаете ее комплиментами? Да что она значит по сравнению со мной? По какой причине вы предпочитаете ее мне? По какой причине так заступаетесь за нее?
Соломон посмотрел на Савскую с презрением.
- Мне жаль тебя, - тихо произнес он. – Ты совсем обезумила от ревности и жажды власти. В тебе почти ничего не осталось от той красивой и умной женщины, которую я любил. И почему я не замечал этого раньше?
И Царь царей, не оборачиваясь, пошел в сторону дворца. Ему предстояло многое сделать и о многом подумать.
Но Савская не собиралась сдаваться так легко. Нависнув над Люксорией, она уперла руки в боки, как базарная торговка, и разразилась пространной тирадой.
- Слушай меня сюда, девочка! – шипела она. – Я не знаю, что ты там себе вообразила, но Соломон мой и только мой! Ты думаешь, что, раз он тебе пальчики лобзает, значит это любовь до гроба? Так вот, ты ошибаешься!
- Но я вовсе я так не думаю, - возразила Люкси. – Я вообще замужем!
Ослепленная собственной злобой Савская даже не заметила этой попытки.
- Ты думаешь, что ты особенная? Да таких, как ты, я перевидала тысячами! Они приходят и уходят, а он всегда остается со мной! Ты никто! И можешь не питать пустых надежд. Ему нет дела до тебя, поняла?
- Я не никто, - гордо ответила Люкси. - Я просто секретарша. Но у меня есть друзья, которые меня любят и муж, который готов ради меня свернуть горы. И это сто крат лучше, чем быть царицей, на которой не захотел жениться даже отец ее детей.
- Да как ты смеешь, дрянь? – взвизгнула Савская, замахиваясь для пощечины. В ту же секунду из сумочки Люксории вырвалось оливковое облачко, закружилось вокруг девушки веселым смерчем и сгинуло, как не бывало. На том месте, где только что стояла Люкси, остались только следы от тонких каблучков. Оставшаяся в гордом одиночестве Савская злобно пнула ближайший камень.

Drakosha Прекрасная леди (14 Сен 2008 19:38)

В садах царя Соломона жилось совсем неплохо. Если совсем уж честно, то очень хорошо. Но уж очень скучно! Интриги Дракоша не интересовали, по этому она развлекала себя, как могла.
Ну, подумаешь, выпустила полетать крылатых ежей. Все равно дальше сада они не улетели, а то, что какая-то расфуфыренная старая перечница на одного из них села, так она тут вообще ни при чем. Надо же смотреть, куда садишься!
А то, что редкие янтарные птички разлетелись по всему саду и поймать их теперь не представляется возможным, так это вообще не её лап дело. Смотритель зоопарка сам плохо дверцу прикрыл, а она всего лишь нечаянно задела её хвостом. Вот она и открылась совсем. Кто же мог подумать, что Дворцу они так понравятся и он не пожелает с ними расставаться?
Кусючие рыбки в пруду, где обитательницы гарема изволили купаться в жаркие дни, конечно, её лап дело… Тут не отвертишься, пол дворца видело, как она их туда выпускает. Но она же не знала, что они кусаются. Тот прохвост, что ей их продал на базаре, сказал, что это просто восхитительно красивые рыбки. Нет, рыбки, и правда, очень красивые, пруд переливается всеми цветами радуги, когда солнце отсвечивает от их чешуек. Но вот купаться там больше не рекомендуется. О чем недвусмысленно говорит знак, установленный по приказу царя около пруда.
Ну, а к колючкам она вообще не имеет никакого отношения. Она только букетик из них принесла, а Дворцу взяло и понравилось! Так что некоторые полянки теперь заросли красивыми пушистыми голубыми и розовыми цветами величиною с кулак и с колючками вместо листьев. Садовник зверем смотрит и ругает этот будяк на чем свет стоит, а сделать ничего не может. И на глаза ему лишний раз попадаться Эби не стоит.
- Скукота, - послышался чей то голос.
Дракоша высунула голову из кустов и увидела бредущую по тропинке Альку.
- Ага, - поддакнула она.
Алька завертела головой.
- Эби? Ты где?
- Да тут, в кустах.
- А что ты там делаешь?
- Да вот, от садовника прячусь, а то опять царю Соломону нажалуется, что я ему мешаю. А я тут таких ящерок принесла! Иди, покажу!
- Ух ты! - Восхищённо сказала Алька, рассматривая серебристые спинки.
И пока они возились, кто-то случайно задел банку, и ящерки шустро скрылись в траве.
- Ой! - огорчённо сказала Эби. - Разбежались…
- Ага, - подтвердила Алька и выпустила ту, которую держала в руке. - Да ладно! Они мелкие - никто ничего не заметит.

А с утра весь дворец огласился громким визгом.
Ящерки оказались большими любительницами водных процедур, и по утру чуть ли не каждая наложница или жена Царя царей обнаружила в своей купальне красивую серебристую зверушку. Так что весь день многочисленная прислуга дворца искала и вылавливала шуструю живность. Эби и Алька им усердно помогали и делали вид, что они тут совсем ни причём.

Алька Прекрасная леди (16 Сен 2008 17:07)

- Ну вот, где-то так это и должно быть, - сказала Алька, чихая и разгоняя рукой клубы желтоватого дыма. Очередной урок химии был в самом разгаре. Будур весело кивала, предусмотрительно прикрыв лицо широким рукавом платья.
- И как ты каждый раз знаешь, что должно получиться?! – спросила царевна, когда дым рассеялся.
- Как бы тебе сказать… - «учительница» смущенно почесала в затылке. – Я примерно просчитываю заранее. У каждого вещества есть своя формула, это-то ты знаешь?
- Знаю, конечно!
- По ним все и можно рассчитать. Только мне лень обычно. Примерно прикину, и сразу на практике проверяю.
- А оно потом взрывается! – дополнила Будур.
- Бывает, - согласилась Алька. – Я тебе потом учебник принесу, посмотришь, как оно все выглядит.
- Только сначала ты мне взрыв покажи, - напомнила ученица. – Ты обещала!
Алька убедилась, что все жены Соломона сбежали из комнаты еще во время предыдущего эксперимента с дымом, кивнула и принялась объяснять формулу простейшей взрывчатки:
- Значит так, серу смешиваем с марганцовкой, потом добавляем измельченный уголь…
- А что будет, если я вот это добавлю? – спросила царевна, хватая пузырек с длинной-длинной формулой вместо подписи на этикетке.
- Добавляй, посмотрим, - милостиво разрешила Алька, не разглядев толком пузырек.
Несколько капелек упали в мисочку, смесь зашипела, быстро приобретая насыщенный малиновый цвет.
Алька замерла памятником неосторожному химику, который когда-нибудь несомненно будет поставлен.
- Ложись! – завопила девица, отмирая, и швырнула мисочку в окно. Долететь адская смесь не успела. Грохнул взрыв.
«Живые! - мысленно порадовалась Алька: - Но это ж надо - такое устроить! Какой талант зря пропадал… Достойная смена растет!»
«Достойная смена» сидела на полу, хлопала глазами и удивленно созерцала сад сквозь открывшийся в стене проем.
- А теперь – главный урок! – объявила Алька, пытаясь отряхнуть с джинсов запорошившую их пыль. – Надо успеть смотаться до того, как все сюда сбегутся.
- Не подобает, - упрямо возразила Будур. – Надо уметь принимать ответственность за свои поступки.
- Ответственность – не шоколадка, при ее дележке от своей доли можно и отказаться. Сбежим, а?
- Будур отвернулась, непреклонно скрестив на груди руки.
- Да… - уважительно протянула Алька. – Ну ладно, будь по-твоему. Будем изображать несгибаемых партизан.
- О горе мне, несчастному! – перед девушками появился крайне расстроенный дворцовый, картинно заламывавший руки и рвавший на себе волосы. – Мало мне гостей, который только и норовят во дворце нахулиганить, так теперь еще и собственные принцессы! Вы хоть знаете, что вы натворили, ваше высочество?!
- А при чем тут она? – вступилась «наставница». – Это я эксперимент проводила!
- И зачем только я тебе помог?! Если б я только знал, какой черной неблагодарностью способны платить женщины!
- Между прочим, я девушка, - обиделась Алька. – И вообще – не вижу особой трагедии! У вас дворец самовосстанавливающийся, через час уже все в порядке будет.
- А вот и не будет! Оглушили вы его, понимаешь?!
- Не очень… - девица озадаченно взъерошила волосы. – Ты хочешь сказать, что ваш дворец… типа в обморок упал что ли?!
- Вот именно! – взвыл дворцовый, выдирая остатки волос. – И не известно, когда он в себя придет. А до того – и восстанавливаться все медленнее будет… Эх, пусть с вами царь разбирается! Меня-то вы и не слушаете совсем!
Визитер пропал.
- Галлюцинация? – недоверчиво уточнила Будур.
- Да нет, - пожала плечами Алька. – Ваш дух, местный. А что?
- Раньше я его вроде не видела, вот чего. А папа ведь сейчас придет, - царевна вновь приняла гордый и неприступный вид.
- Ты это зачем, а?
- Ну, я как бы не признаю, что виновата, - пояснила Будур. – Потом папа мне мораль прочитает, я все осознаю и буду извиняться. Или все равно доказывать, что права.
- Второе - не наш случай, - вздохнула экспериментаторша.
- Угу…
Через полчаса после беседы с Соломоном Алька объясняла ученице новую премудрость:
- Берем тряпку, окунаем в ведро, отжимаем… Только не очень сильно! Чем мокрее тряпка, тем больше площадь намывания. А потом размазываем грязь по полу!
- И почему именно физический труд считается лучшим средством воспитания? – вопросила царевна.
- Не знаю. И не уверена я, что он так уж полезен.
- Если судить по тебе, пользы от него вообще никакой!
- Вот и я о том же, - покивала Алька с умудренным видом. – Ну совсем ничего люди в воспитании не понимают!

elena Прекрасная леди (16 Сен 2008 21:20)

Соломон, полулежал, откинувшись на подушки. Осунувшееся лицо, тени под закрытыми глазами, морщины, сделавшие его старше…
- Да-а,- протянул царь, обращаясь к попутчику, сидевшему напротив. - Всего одна женщина!
- О нет, мой друг,- покачал головой попутчик, - ВСЕГО - это не про нее!!! Умная, волевая и честолюбивая. И что страшно, обиженная. Не оценили, не восхищаются, не преклоняются!
Царь царей согласно кивнул головой,
- Женщины… понять их тяжелей, чем остановить войну! Вот и твоя красавица-секретарша. Ну как можно было догадаться, что в такой прекрасной головке прячется такой блестящий ум!
- А какой ум нужен, чтобы притворяться полной ду…эээ… скажем, легкомысленной пустышкой! - понимающе улыбнулся попутчик.
- Однако, что же делать с царицей? Наши законы суровы, за то, что она пыталась сделать, полагается смерть или изгнание. - Соломон судорожно вздохнул, - Но она мать моих сыновей! И раньше она была совсем другой.
- Изгнание… - повторил попутчик и вдруг вскинулся, - А давай не будем выносить сор из избы, как говорят в Поморье!
- Рассказывай, о хитроумный друг мой!
- Скажи пожалуйста, у тебя есть какой-нибудь выморочный майорат? уже загоревшийся азартом попутчик торопливо пояснил непонятный термин - Ну, царство, халифат, да что угодно, отошедшее короне в связи с отсутствием законного наследника.
- Есть, правда не очень большое. Правителя с семьей убил придворный колдун. Сам хотел на трон сесть, ну сел, только не на трон!
- Вот младшему это царство и пойдет! - пробормотал себе под нос попутчик! - Как сказал своим потомкам Еленин предок, бойтесь исполнения своих желаний! Она хочет, чтобы ЕЕ сыновья стали царями, причем оба сразу? Да пожалуйста! Она хочет стать твоей законной женой станет!
- ЧТО-О?!!! - Соломон резко сел. ДА Я…
- Спокойствие, только спокойствие! Успокаивающе поднял руку попутчик, - Одной больше, подумаешь! Значит так, говоришь «был не прав, недооценил, не рассмотрел», и вообще, по закону она УЖЕ твоя жена, так как родила тебе двоих сыновей! Да, есть у вас такой закон! Древний, но его никто не отменял, спроси у своих библиотечных. И вообще, не сбивай с мысли!
Царь царей как-то не привык к такой манере обращения с собой любимым и, потеряв дар речи окончательно, сидел и осмысливал план избавления.
- Сообщишь ей, что желаешь исправить и загладить, женишься по всем правилам сначала на ней, а потом уже на хинках. И вот зачем тебе их столько было надо?! Подаришь что-то особо ценное, посадишь рядом со своим троном, пусть порадуется! А в конце приема и объявишь, что в связи с замужеством царство супружницы переходит как имущество в распоряжение мужа. Опять же, по вашим законам. И ты своим повелением сажаешь царем там своего старшего сына, а младшего - в то, свободное. А так как царица Савская женщина незаурядная, не какая-то там наложница, то…
- В гареме такую жемчужину прятать пророк не велит! - подхватил въехавший Соломон, - А посему отправляется она управлять царствами сыновей, пока те не войдут в возраст! А уж я постараюсь их воспитать!
- Подоплека этой истории очень быстро станет достоянием всех правителей. А от опальных неудачников стараются держаться подальше. И если она не поймет урока и начнет злобствовать, - попутчик развел руками, - за этим тебе присматривать.
- Да уж присмотрю, - пообещал Соломон. - А какие шикарные проводы мы ей устроим! Лепестоки роз под ноги белых верблюдиц! Паланкин из слоновой кости…
Что еще на радостях хотел придумать царь, попутчик не узнал. Со стороны дворца грохнул взрыв. Воздушной волной рвануло занавески.
- Гарем!!! - схватился за сердце царь.
- Двадцать килограмм в тротиловом эквиваленте! - поставил диагноз побледневший попутчик.

elena Прекрасная леди (17 Сен 2008 21:15)

Попутчик ушел искать Соломона. Принц Шахрияр расстроенный подлостью, этого мира ушел бродить по парку. А Елена решила поваляться в свое удовольствие на теплом камне. Полюбоваться водопадиком сооруженным Дворцом, видимо, в попытке извиниться. Ну, так это он не по адресу, Елене, если честно, даже понравилось. Солнце играло бликами на воде и в маленьких радугах, крыса не заметила, как задремала. Ей приснился сон, будто она играет в мяч с детьми Бенни. Вдруг, подброшенный вверх мяч громко лопнул. А в следующее мгновение Елена барахталась в водном потоке. Вся стена дворца, прилегающая к озеру, превратилась в мощный водопад. Озеро мгновенно переполнилось. Поток воды вынес трепыхающихся рыб на газон. Внезапно водопад исчез так же неожиданно, как и появился. Крыса, поднявшись на ноги и не обращая внимания на мокрую и грязную шерсть, бросилась спасать своих любимцев. Глупые рыбы прыгали в грязи и траве, вырывались из лап, норовили шлепнуть хвостом по морде. Когда все спасаемые оказались в родном водоеме, на Елене не осталось ни одной чистой шерстинки.
Случайно подняв глаза на стену дворца, крыса замерла, стены НЕ БЫЛО! Верней она была, но большое пятно стены, стало прозрачным как стекло. И там, на улице, уже стояла небольшая толпа зевак, и с ужасом смотрела на Елену. Крыса закрыла глаза и представила, ЧТО видят прохожие. Со стороны дворца раздались испуганно- возмущенные вопли. Крыса, мысленно махнув лапой на прохожих, опустилась на четыре лапы и что есть духу бросилась бежать.
На втором этаже дворца появилось большое панорамное окно, только вот переплет в него вставить забыли, да и стекла тоже. Алька опасливо выглядывала из все еще дымящегося проема, размазывая копоть по лицу и даже не замечала этого. Кричали и визжали замотанные в тонкие простыни обитательницы гарема, выскакивающие из купальни.
- Что случилось? - запыхавшись, поинтересовалась у них Елена.
- Шайтан, шайтан!!! - заверещали девицы, делая охранные жесты.
- Да вы тут что, с ума все посходили?! - оскалилась Елена и вдруг вспомнила, как выглядит. -Фонтан…
Однако стоило крысе, наплевав на все приличия, залезть в воду, как из сопла выполненного в виде мраморной рыбы, точнехонько в нее ударила струя горячей воды.
«Если не утоплюсь, то точно помоюсь» - подумала Елена, вцепившись в бортик. Хорошо, что среди высыпавших в парк наложниц оказалась Гюль Чатай, она-то и помогла крысе выбраться. Она же рассказала, что вода в купальнях вдруг стала очень горячей, а потом почти мгновенно остыла, в некоторых местах до льда.
-Дворец! Он все путает. – Елена схватилась за голову. - Это все Алька! Ну, доберусь я до тебя, я тебе опять эльфячьи уши организую!
И крыса погрозила кулаком дыре на втором этаже дворца.
- Что же делать?! Что же делать?! Его нужно остановить, пока беды не случилось! - Елена бросилась в кладовую, примыкающую к купальням. И хорошо поставленным командным голосом прошипела - Дворцовый! Слыш, дворцовый, иди сюда немедленно!!!
- Дааа, слушаю Вас ханум, - маленькая фигурка жалась в углу.
- Ты с Дворцом можешь говорить?! - крыса от нетерпения подпрыгивала на месте.
- Дааа..
- А мне можешь с ним дать поговорить?!
- Неет, ему плохо.- дворцовый ежился, косясь на белые зубы крысы
- Тогда, бегом к нему и скажи, чтобы он от всего отключился!!!! От всего!!! Пусть хотя бы час отдохнет полностью! А уже потом потихоньку включается, но не во все сразу, а постепенно. Сначала печи на кухне, потом освещение, потом еще, что не сложно. А пока мы и сами управимся, чай не без лап! - И она строго посмотрела на дворцового, - Исполняй! А я еще выясню, кто ребенку в руки взрывчатку дал! - Елена говорила это уже выходя из кладовой и не видела, какими испуганными глазами посмотрел ей в след дворцовый.

Алька Прекрасная леди (26 Сен 2008 11:10)

- Красиво… - мечтательно протянула Алька, сидя на перилах балкончика и разглядывая кавалькаду рыцарей, подъезжавших к дворцу Соломона. Судя по нарядам, это было посольство из Европы эпохи легенд на сказочный Восток.
Зрелище и в самом деле было впечатляющим. Могучие кони легко выступали в своей броне, неся на себе рыцарей в полном вооружении. Сверкали на солнце доспехи, развевались плащи и стяги. Сами всадники гордо смотрели из-под приподнятых забрал шлемов.
Алька задумчиво вдохнула. Эби, свернувшаяся клубочком на том же балконе, фыркнула:
- И чего тут красивого? Те же консервные банки, только живые!
- Да что ты понимаешь! – возмутилась Алька. – Рыцари – это же романтика!
- Ну да, конечно, - Дракоша еще раз окинула взглядом сияющий строй. – Мало того, что сами в железе при такой жаре парятся, так еще и над бедными лошадками издеваются. Романтики…
- Ой, да ты просто ничего не понимаешь! – уперлась Алька. – Это вооружение – оно же нужное. Рыцари, они вечно с кем-нибудь сражаются, благородные потому что, вот.
- Кстати! – девушка подскочила на своем насесте, чуть не сверзившись вниз. Эби вовремя поймала ее за ворот рубашки.
- Спасибо! Так чего я хотела сказать-то. Рыцари всегда сражались с драконами…
- Вот эти – и с драконами? – скептически уточнила Дракоша. – Да их даже я победю! Или побежду?.. Как там правильно-то?
- А у них копья, - напомнила Алька. – И мечи тоже.
- А у меня четыре лапы, крылья и хвост!
Девушка огляделась по сторонам, потом наклонилась к Эби и заговорщически прошептала:
- Проверим?
- В смысле? – уточнила Дракоша.
- Ну, кто кого переборет. Мы осторожненько. А если что – я их усыплю!
- А вдруг эти рыцари не захотят на меня нападать?
- Не беспокойся, нападут как миленькие! – Алька вскочила на ноги. – Иди в сад, я тоже сейчас туда приду, только платье у Будур одолжу. Ох и весело будет!

Drakosha Прекрасная леди (26 Сен 2008 22:09)

Дракоша разлеглась в тенёчке
"Ишь, топают. Прям самовары на двух ножках, только краников не хватает." Эби мысленно дорисовала краник и тихонько захихикала
- Чего хихикаем? - Послышалось над ухом.
Эби повернула голову и приоткрыла пасть от удивления. Даже кончик языка высунула.
Перед ней стояла Алька. Но какая. Длинное серебристое платье струилось, как вода, одновременно скрывая и обнажая все. Длинные волосы были распущены ,и их украшало немыслимое количество жемчужин и ещё чего- то, похожего на капельки воды.
- Ты это чего? - придушенно просипела Эби
- А... Это Будур, - хихикнула Алька, - я ей сказала, что один из рыцарей мне приглянулся, и она меня принарядила.
Алька довольно покрутилась перед Дракошей.
- Теперь никто не усомнится что я принцесса. Ну что, давай выбирать,- и она взглядом хищника, выбирающего добычу, уставилась на кавалькаду рыцарей.
Этот слишком стар, еще случится сердечный приступ……. этот слишком молод, его жалко, а у этого благородство и честность разве только из ушей на лезут…
- А может этого? - вставила Эби, и невежливо ткнула пальцем в мелковатого рыцаря.
- Да ну, мелкий он какой –то, - недовольно сказала Алька, - не хочу я, чтобы меня такой спасал.
- Ага, - потвердила Эби, - мелкий и противный. Глазки какие подленькие, у такого и доспехи небось не настоящие, а какие-нибудь поддельные.
- Как это? - удивилась Алька
- Ну, не знаю, облегченный вариант. Диетический, - вставила Эби умное слово
Алька в сомнениях посмотрела на кандидата на съедение дракону, и, очаровательно улыбнувшись, вышла навстречу.

Морис Горячий кабальеро (27 Сен 2008 00:04)

Дворцовые стражники в этой жизни повидали немало. Вы представляете, что значит для обычного человека служить в живом дворце со своеобразным чувством юмора? И как быть, если большинство твоих сослуживцев (включая и начальника службы безопасности) – могучие джинны, а ты, в результате, - «видовое меньшинство»?
В общем, служба в подобных условиях выработала в стражниках махровый цинизм. Поэтому, поступив по приказу Царя Царей в распоряжение Лестарда, стражники первое время смотрели на своего нового "начальника" снисходительно. Особенно узнав, какое задание им предстоит выполнить. Шутка ли, арестовать и допросить Синдбада-морехода, известного героя, совершившего столько подвигов? И на это дело их поведет этот худощавый чужеземец?
Всю дорогу стражники осторожно просвещали расследователя, рассказывая о невероятных приключениях Синдбада, так что под конец пути Лестарду стало казаться, что он шел арестовывать… ну если не Элмара, то Лавриса как минимум!
Правда, ворвавшись в чайхану и увидев абсолютно пьяного героя, мирно храпящего на столе в компании …гм, "печально известного" поэта Омара Хайяма (тьфу-тьфу-тьфу), мнение стражников о подозреваемом "слегка" изменилось.
В общем, кое-как дотащив Синдбада до дворца, стражники тайными переходами забросили тело героя в подвал и оставили его наедине с пришлым "начальником".

Синдбад застонал и открыл глаза…. Не поверил тому, что видит. Моргнул. Еще раз пригляделся, поверил и застонал еще сильнее. Перед ним стоял тот самый чужестранец, которого разбойники в свое время зарыли в песках, и который вместе с этими … пери отправил его в лодке по песку.
-Ну что, поговорим? – спокойно произнес Лео.

Тем временем, невзирая на приказ «не мешать», стражники столпились за дверью, прислушиваясь к происходящему в подвале. Однако плотно закрытая тяжелая дверь не желала делиться с ними информацией.
В этот момент откуда-то издалека донеслось эхо, как будто что-то взорвалось. Стражники испуганно переглянулись. Внезапно стены Дворца стали покрываться чем-то белым и холодным. Решив, что подобный катаклизм сойдет в качестве оправдания, самый нетерпеливый стражник пошел на штурм двери, слегка приоткрыв ее и просунув голову в образовавшуюся щелочку.
… Синдбад и приезжий расследователь сидели за столиком и пили кофе, не обращая внимания на происходящее вокруг. Мореход о чем-то с жаром рассказывал и только успевал подписывать листы, на которых расследователь конспектировал его речь. Похоже, что подозреваемый "раскололся"….

***

Попутчик медленно шел по саду и вспоминал все, что произошло во Дворце с момента их появления. Да, Контора не просто развернулась, она показала себя во всей красе! А с другой стороны…, кто бы еще рассказал Соломону о царице Савской?

-Хм, а я вас искал!
Попутчик оглянулся – неизвестно откуда, как будто из воздуха, на его пути возник Лестард.
-Лео, куда ты пропал? – обрадовался ему попутчик. – Что, уроки с хинскими невестами отнимают все время?
-Никак нет, - Лестард был горд и вместе с тем явно волновался, - я работаю по специальности. Веду расследование для царя Соломона. Только что с доклада. Кстати, Соломон рекомендовал рассказать все вам. Вдруг мы что-то сообразим вместе, поскольку, похоже, ему с этой задачей не справиться.

Леонарду явно хотелось поскорее начать. Попутчик сел на скамейку и приготовился спокойно слушать. Но не тут то было! Рассказ Лестарда о событиях прошлой ночи и сегодняшнего дня не мог не взволновать.
Ха, ночные прогулки Царя…. Так значит, старик, с которым попутчик беседовал ночью в чайхане по пути в Бэдат, это был Царь Царей! Тоже мне, купец Сулейман! Все время заливал, что "время собирать камни…" Значит, вот как он сумел прислать нового правителя в город, охваченный бунтом имени Люксории!
А пьяные откровения поэта? Нет, как все улики против царицы Савской вдруг выплыли наружу! Вот и еще один крутой поворот на пути ее планов! Кажется, ее колесница до финиша не доедет!
Подозрение вызвал и этот таинственный птичник…. Что-то такое крутилось у попутчика в голове, что-то он слышал. То ли от Мориса, то ли от Фаэль. Ладно, разберемся.
Ну, а Синдбад-мореход…

-Так вот, - продолжил Лестард, - я сегодня полдня допрашивал Синдбада. В конце концов, он признался, что обзавелся драгоценными камнями, ограбив пещеру повелителя дэвов, находящуюся под покровительством царевича Шахрияра. Что у них может быть общего? После этого «подвига» Синдбад, опасаясь за свою жизнь, решил сбежать в дальние страны, чтобы выдать потом эти камни за добычу, полученную в неведомых землях. Но кораблекрушение занесло его на Пляж…

-Как тебе удалось его "расколоть"? – уточнил попутчик.
-Ну…, -немного смутился Леонард, - я пообещал призвать в качестве поддержки Елену с зубами, Ханаэль с чашкой с лютиком и Люксорию с сумочкой. Синдбад в испуге заявил, что пытки запрещены какой-то там конвенцией, но тут же согласился на сотрудничество!

-Ну-ка, что он тебе еще рассказал? – попутчик углубился в протоколы допроса. Это было гораздо интереснее, чем стопка бумаг, полученная им утром от Люкси. - Так, этот мерзавец точно знал, что дэв унес камни, но решил возместить убытки за наш счет? Истинный торгаш. А потом он еще и натравил разбойников на Люкси и хинских невест. А когда разбойники не удовлетворились доходами от продажи девушек в гарем, был вынужден провести их в пещеру дэвов.
-Так точно, - подтвердил Лестард, - и из этого следует…
-А из этого следует, что птица Рух направила нас в ту же самую пещеру. Туда, куда тот самый дэв уже вернул пропавшие алмазы. Вот почему мы нашли там карту - мамин подарок, - воодушевился попутчик. – И снова забрали у тех же дэвов-охранников те же самые камни. Поэтому они так бурно отреагировали и чуть не завалили нас в пещере.

-Возможно. А возможно, они еще и получили какой-то приказ. Более того, - продолжил Лестард, - люди из свиты принца Шахрияра знали, что в камнях Синдбада должны быть дэвы. И узнать об этом они могли только от этого таинственного повелителя дэвов. Запугав морехода, они толкнули его на кражу. Однако камни, которые Синдбад взял из вашей комнаты, были пустыми. То есть, или в камнях, которые вы взяли из пещеры, никого не было, или их подменили уже тут, во дворце. А дальше, начальник службы безопасности Шахрияра, некий Аман... Впрочем, читайте сами.

-Да, - протянул попутчик, закончив чтение - запутанная история с этими камнями. И Толик из-за нее пострадал. А все началось с авантюры этого Синдбада. Как-то он не похож на того героя, каким его описывали в сказках.

-Ну, каким бы он ни был, он все-таки – купец. Этакий местный голдианец! - отметил Лестард – Хотя мне тут рассказывали о его приключениях, похоже, что человек он неглупый, храбрый, много повидавший. Но с того момента, как к нему попали эти камни, он изменился. Причем сам это осознает, и ничего не может с собой поделать.

-Возможно, это - болезнь, - принялся рассуждать вслух попутчик, – какая-нибудь лихорадка жадности… Может, повелитель дэвов таким образом наказал его за ограбление пещеры. Видимо, без консультации Ханаэль тут не обойтись. Придется применить к Синдбаду чашку с лютиком! Впрочем, важнее всего сейчас проследить за этим Аманом. Он нас выведет на повелителя дэвов. А с ним мы сами разберемся!

Представив, как обитатели Конторы будут разбираться с дэвом, Лестард сочувственно улыбнулся. Естественно, жалеть следовало дэва.
-Я готов. Кстати, царь Соломон поручил мне то же самое. И даже кое-что выдал из закромов своей родины. Вот, посмотрите, это – чалма-невидимка.
-Она работает?
-Мм, почти, - замялся Лестард, – у нее время действия ограничено. Может неожиданно выйти из строя и требует постоянной подзарядки.

Настоящее дело как-то воодушевило собеседников. Все-таки, что может быть приятнее загадки, которую можно разгадать!

Drakosha Прекрасная леди (27 Сен 2008 15:25)

Дракоше даже послышалось тихое «дзынь». "Наверное, челюсти об латы стукнули", - подумала Эби и с любопытством высунула нос из кустов.
Представление началось.
Алька плыла по тропинке навстречу гостям. Рыцари, мимо которых она проходила, гордо выпячивали грудь и начинали вышагивать как на параде в надежде получить в дар улыбку прекрасной незнакомки.
Алька строила им глазки из-под полуопущенных ресниц и устремлено продвигалась к цели.
"Уууууу!!!!", - мысленно взвыла Эби, - быстрее, а то они сейчас штабелями складываться начнут и побеждать никого не придётся".
Алька остановилась у намеченной цели, очаровательно улыбнулась и произнесла:
- Как чудесно, что вы почтили нас своим присутствием. Вы знаете, здесь на востоке совершенно нет настоящих рыцарей. Таких сильных, мужественных, - и Алька посмотрела на объект с неприкрытым восхищением.
- О, моя принцесса, клянусь, вам не придётся больше грустить. Рыцарь Рикардо де Швепс у ваших ног. Будет ли мне позволено проводить вас во дворец?
Алька благосклонно улыбнулась.
Эби думала, что он сейчас лопнет от чувства собственной неотразимости, но, видно, несчастному была уготована другая судьба .
Напыжившись ещё больше, он взял Альку под руку и они направились во дворец.
А за ними следом шлейфом тянулись недоуменные взгляды рыцарей.

- Ах! Что вы!? - послышался голос Альки из окна малой гостиной, где расположились рыцари. - На дракона с копьём!!! Это же невозможно.
- Ну конечно же это не увеселительная прогулка .., - проговорил один из рыцарей приятным баритоном.
- Да что вы, моя нежная роза, - перебил его самодовольный голос кандидата на шашлык. - Такая ерунда. Да я этих драконов пачками убивал. Я, к вашему сведению, знаю больше сотни способа умерщвления этих мерзких тварей. Но не переживайте, луч солнца, я не собираюсь вас утомлять этими неприятными подробностями.
Алька про себя фыркнула "как же, утомлять, да ты и дракона-то живым не видел небось."
А сама мило улыбнулась из под ресниц.
- А вы знаете, говорят, здесь в парке живет дракон, но я его ни разу не видела. Я ужасная трусиха.
- Не думаю, что тут бы держали опасного зверя, - сказал один из рыцарей.
- Да, конечно, он совсем не опасен, - вдохновенно принялась врать Алька, - но, понимаете, мне по секрету рассказали что он не равнодушен к невинным девицам, и я, во избежание всяких недоразумений, решила избежать встречи с ним.
Тут Алька так натурально покраснела, что Дракоша чуть сама не поверила, что это про неё.
- А вот с вами, - продолжила Алька, смотря с восхищением на Де Швепса, - я буду себя чувствовать в полной безопасности. Вы такой... Такой... Вы знаете как справиться с таким страшным зверем.
- Ээээ.... Аааа..,- замялся рыцарь
- Более ста способов - добила его Алька.
Рикардо де Швепс, не ожидавший такой подлянки от волшебной розы своих очей, как-то сник, но деваться было некуда, и они вышли в сад.

elena Прекрасная леди (27 Сен 2008 20:33)

А тем временем в покоях Соломона….
-Я приму царицу Савскую через час, - сообщил своему секретарю Царь царей, - в новом голубом кабинете.
Секретарь поежился. Хотя… ледяной интерьер этого кабинета вполне соответствовал той тихой ярости, в которой пребывал государь в последние сутки.

Царица Савская, подчеркнуто холодно кивнув головой, прошла к стеклянному чудовищу, за которым сидел Царь, и, брезгливо поморщившись, села в кресло. Соломон отстраненно рассматривал женщину, сидящую напротив. Необыкновенно элегантна и прекрасно об этом знает. Каждый штрих макияжа, каждая складка одежды выгодно оттеняет ее внешность. Так какого же шайтана ей не хватает?!!
- Что привело Вас ко мне?- вежливость Царя царей могла соперничать с холодом айсберга.

На изысканно бледных щеках царицы выступили красные пятна.
-Вы считаете вправе поступать со мной столь бесчестно?- царица изо всех сил старалась сохранить спокойствие, но в ее глазах пылала ярость.- Никто и никогда так меня не унижал! Не притворяйтесь удивленным! Я прекрасно знаю, что вы хотели сначала на мне жениться, потом отобрать МОЕ царство, а после этого отослать меня от себя!!! Никто, слышите, никто…
Ее прервал смех Соломона
-А я надеялся, что Вам понравится! Ведь Вы - такая мастерица на интриги, - на лице Соломона читалось недоумение.- К тому же, весь разговор с моим другом попутчиком был нужен для выявления ваших соглядатаев, - царь Соломон развел руками. - Теперь их у Вас нет. Как был прав попутчик, говоря, что вовремя слитая «деза» весьма полезна!
-ВЫ даже не собирались на мне жениться?!!! О-о-о, меня еще так никто не оскорблял! На каких то узкоглазых уродинах…., - царица задохнулась от возмущения. Вскочив на ноги, она прошипела в лицо Соломону. - Я уезжаю. Немедленно! Сыновья едут со мной. О-о-о, я сумею отомстить!!!
«Зачем я сказала это вслух?» - мысленно ужаснулась Савская.

-Сядьте, я еще не закончил разговор с Вами, - в голосе Соломона звенел такой ледяной металл, что царица немедленно опустилась на сиденье кресла. Таким своего давнего возлюбленного она никогда не видела. Перед ней сидел Царь царей, безжалостный, как каменное изваяние. - Вас оскорбили, Вас унизили, Вас хотели лишить царства! Вас. И как только посмели?! НО Вы сами можете плести интриги, обманывать, играть чувствами влюбленных детей, околдовывать. И стараться лишить ИХ наследства, и Вам нет дела до ИХ чувств.
-Жалкие ничтожества! Они не достойны быть первыми наследниками!- царица в ужасе зажала рот рукой, но слова рвались наружу сами по себе.- Любовь - удел простолюдинов! А я - потомок царей в десятом колене, а не какая-то дочь торговца!!!
-Достаточно. Я услышал все, что хотел,- Царь царей смотрел куда-то мимо царицы.- За преступления, совершенные Вами против наследных царевен и царевича Шахрияра, по нашим законам положена смерть.- Савская съежилась в кресле. - Но я не хочу казнить мать МОИХ сыновей. Вы будете присутствовать на моей свадьбе в ранге гостьи, как и остальные приглашенные князья и цари. Покинете дворец вместе с ними после завершения торжеств. Перед отъездом ВЫ подпишете магически подтвержденное отречение от престола в пользу старшего сына. Править от его имени будет наместник.
- Что?! Править буду я!- царица никак не могла поверить в происходящее.- И если вы надеетесь, что я все забуду… - Она опять зажала рот рукой.

- На Вас наложено заклятье правды. На мои вопросы отныне и навсегда вы не сможете ответить ложью.- Соломон сказал это усталым пустым голосом. - А также заклятье молчания. Как только вы захотите сказать обо мне или моей семье гадость, из ваших уст будет раздаваться змеиное шипение. А рука, пытающаяся написать гадость или план заговора, онемеет. У Вас есть возможность начать жизнь заново. Например, выйти замуж, бывшая царица - это выгодная партия для мелкого царька. Приданое за вами будет назначено достаточное, но получит эти деньги только Ваш муж. Так же вы будете видеться с сыновьями. Вы будете приезжать на их дни рождения. И на семейные праздники, - Соломон помолчал, как бы вспоминая, все ли он сказал, кивнул головой каким то своим мыслям и произнес совершенно равнодушно. - Можете быть свободной!

Савская не поняла, как оказалась за дверью. Она бежала по коридору в вихре развевающихся шелков и сквозь слезы ярости шептала:
-Этот с-с-с-с и его с-с-с-с! Я им всем с-с-с-с! - Она остановилась и медленно произнесла –
Царь царей - великий правитель, - кивнула головой и попробовала еще раз, - Царь царей - великая с-с-с-с!- она затрясла над головой сжатыми кулачками. – А, будь ты с-с-с-с!!!!

_________________

попутчик Горячий кабальеро (28 Сен 2008 17:14)

- Какая странная девушка, - улыбнулся Шахрияр, вспомнив улыбку Фаэль. – То совсем ребенок, то вроде взрослая и рассудительная женщина… Они все странные – эти гости Соломона. Все старательно лезут не в свои дела, и все у них почему-то получается как надо. А, может, они не сами появились тут, может, это все же Шехерезада придумала новую сказку?
Он помотал головой, решительно отгоняя случайную мысль, но она упорно не уходила. Нет, не могла Шехерезада придумать такое унижение, не могла придумать развод.
Шахрияр побродил по комнате, взял перо. Слова, словно сами падали на лист, складываясь в строчки.

Расставание – жестокая потеря
Даже если ненадолго расставанье.
Почему-то я себе опять не верю,
Почему-то сердце требует признаний.
Почему-то я грущу напропалую,
И опять себе придумываю небыль.
Почему-то я тебя опять ревную
К этим звездам, что нахально смотрят с неба.
Не измеришь расстояньем боль утраты,
Но чем дальше ты – тем мир вокруг темнее.
Расстояние – оно не виновато,
Только я искать виновных не умею.

Царевич перечитал то, что получилось. Чего-то явно не хватало. Может быть, мелодии? Может быть, и правда стоит найти эту кудрявую девочку, и пусть родится песня. Шахрияр взглянул на окно. На подоконнике кивал в такт его мыслям зеленый кракадильчик. И вдали, за кустом акации что-то сверкало.

Измеряю жизнь свою не утро-вечер,
А надежда – встреча – снова расставанье.
И, самой слепой судьбе противореча,
Отрицаю все законы расстоянья.
Ты всегда, во всем стоишь со мною рядом –
Значит, между нами не было разлуки.
Разве можно разорвать простым обрядом
Наши крепко неразомкнутые руки?

Шахрияр еще раз перечитал написанное, аккуратно сложил листок, и вышел в сад.

Фаэль задумчиво смотрела на темнеющее небо, а пальцы словно сами перебирали струны лютни. Мелодия бродила где-то рядом, почти у самого краешка сознания, но упорно не хотела появляться на свет. Словно боялась, что ей не будут рады. Бывают такие капризные мелодии - словно бабочка порхает рядом, но попробуй ее поймать – обернется летним дождем или солнечным зайчиком.
Впрочем, поймать солнечного зайчика, Фаэль, пожалуй, рискнула бы. Интересно, ей кажется, или и вправду он отливает немного зеленым?
Хоббитянка пригляделась к сверкающему блику за кустом акации. Но тут раздались шаги, сверкание исчезло, и вместо солнечного зайчика в беседку вошел Шахрияр...
Он как-то странно посмотрел на Фаэль, перевел взгляд на лютню в ее руках, огляделся, и вдруг спросил:
- Слушай, а вы настоящие или придуманные?
Фаэль сочувственно посмотрела на царевича и подумала, что, видно, Хани что-то перемудрила со своим лечением.
- - То есть? - удивилаь хоббитянка. - Настоящие разумеется. Можешь потрогать, если не веришь, - и на всякий случай протянула Шахрияру свои руки.
- Да я не про то, - поморщился царевич. – Ты уверена, что вы – настоящие? Ведь все, что здесь происходит – случается потому, что Шехерезада придумала новую сказку.
- Это как? – поразилась Фаэль.
- Разве ты не знаешь? – удивился царевич. – Этот мир.. . Ну, вы приехали не совсем на Восток. Это царство сказочных снов, которые снятся Шехерезаде. Ее сказки становятся явью, расходятся по всем обитаемым мирам и делают их лучше. Именно отсюда сказки выходят к людям, и, благодаря им, люди обретают силы верить в сказку...
Вот я и думаю – может быть, и вы – это новая сказка Шехерезады?
Фаэль удивленно округлила глаза.
- Нет, мы не сказка, мы – точно настоящие. - Потом задумалась, и честно добавила, - но это никогда нельзя знать наверняка. Если сказка хорошо придумана и написана, то все персонажи в ней - живые, и мир - живой и настоящий. И ни один персонаж ни за что не скажет, что он придуманный.
-Я так и думал, - кивнул головой Шахрияр. – В том то и беда, что никогда не знаешь – говоришь ты с реальным человеком или с придуманным. Впрочем, сейчас важно не это. Важно найти феникса. Шехерезада больна, у нее не хватает сил придумывать новые сказки, они покинули ее сны. И вот это действительно страшно.
Потому что без сказок Шехерезады наш мир исчезает, расплывается. В него проникает зло, оно приходит не только в сны, но и в саму сказку. А если в мире не станет сказки, то... Зачем нужен мир, в котором нет сказки, нет радости?
В нем не случается чудес, в нем после дождя не воссияет радуга. А если нет радости, то на смену ей приходит печаль. Если становится меньше добра, значит, зла становится больше.
Фаэль внимательно посмотрела на царевича, и вдруг увидела, как похож он на Соломона – те же мудрые глаза, в которых таится печаль. Та же гордая осанка правителя, готового взять на свои плечи заботу о тех, кто рядом. И выражение лица точно такое же, как у папы, когда он собирается в очередной поход.
И почему вдруг Соломон решил, что Шахрияр недостоин Шехерезады? Он просто давно в зеркало не смотрелся. Хотя.. .может, просто, Шахрияр за эти дни повзрослел?
Фаэль мотнула головой. Нет, совсем не о том она думает. Не царевича жалеть нужно, а искать феникса...,да и не нужна этому царевичу, похоже, жалость. Он ... Хоббитянка еще раз внимательно взглянула на Шахрияра. Да, он справится со своими бедами, и добьется того, что ему действительно нужно. Это просто написано в его глазах. Но вот помощь.. . Помощь нужна всегда. Она осторожно улыбнулась и встала со скамейки.
- Значит, нам обязательно нужно найти феникса. И, знаешь, он так нам нужен, что просто обязан найтись.
Шахрияр внимательно посмотрел на Фаэль и кивнул головой.
- Да, обязательно. Просто мы, наверное, пока неправильно искали. Спасибо тебе.
- За что? – удивилась Фаэль.
- За то, что ты понимаешь, - улыбнулся Шахрияр. – Это так важно, когда тебя слышат и понимают. Мне иногда кажется, что это – самое важное… Знаешь, я пойду еще раз перечитаю пророчества. Вдруг я что-то упустил. Зря я передоверил поиски феникса мудрецам. Если хочешь, чтобы твой мир оставался целым, держать его надо самому.
- Это точно, - кивнула хоббитянка.- Как говорит хоббитская народная пословица, хочешь, чтоб все было сделано как надо, сделай сам
Шахрияр странно взглянул на Фаэль, кивнул, неловко потоптался, сунул зачем-то Фаэль аккуратно сложенный листок бумаги и размашисто зашагал ко дворцу.
Фаэль окинула взглядом сад – недалеко от куста акации к их с царевичем разговору внимательно прислушивалась какая-то курица.

Морис Горячий кабальеро (28 Сен 2008 20:52)

Нет, все-таки какой чудесный сад! Морис шел по аллее, любуясь огромными деревьями, увитыми лианами, а от многообразия цветов просто рябило в глазах. И все равно, эта красота не утомляла, а восхищала. И ведь до сегодняшнего дня он ничего этого не видел. Точнее, не замечал. Однако впервые за несколько дней Морис чувствовал себя великолепно, как будто с плеч упал какой-то тяжелый груз, а на душе пели…кошки? Вообще-то, кошки обычно скребутся, вызывая немного другие ощущения. Морис остановился и прислушался. Действительно, где-то в его подсознании звучало победное мяукание – это Тим так выражал свою радость. Морис оглянулся – котенок с гордо поднятым хвостом бежал за ним. И он был прав – поскольку Шехерезада и Шахрияр так легко нашли общий язык, все проблемы с «женитьбой на принцессах» отпали сами собой!

В этот момент аллея вывела Мориса на большую поляну возле фонтана. Который, почему-то, не работал. Вокруг фонтана скопились придворные – мрачные, недовольные и чем-то встревоженные. Среди них крутился Казик в уже привычном облике глашатая, а в стороне от остальных на богатой лежанке устроилась Савская. Возле нее стоял ее секретарь, которому царица что-то рассказывала. Причем лицо царицы было искажено неприятной гримасой, а вот секретарь выражал искреннее недоумение, как будто царица не разговаривала с ним, а шипела.

Заметив своего «принца», Казик быстро подобрался к нему через толпу и одним движением наколдовал уютное кресло. Морис сел и в ту же минуту понял, как устали его ноги. И не зря. Он ведь бродил по саду уже несколько часов.
-Где вы были, принц? - заботливо пробормотал джинн.
-Гулял по саду с самого утра. А что происходит? – недоуменно ответил Морис.
-Как? И вы ничего не знаете? Ни о взрыве, ни о чем? – и в ответ на недоуменный взгляд Мориса Казик поспешил вывалить на него последние новости.

«Принц Али» с трудом удержался от смеха. Ай да Алька! Ну и натворила! Да, Контора как обычно показала себя во всей красе. Ничего, будем считать это моральной компенсацией за дырку в крыше, которую проделал какой-то дэв.

-Ясно. А эти что тут стоят? – Морис легким кивком головы показал на толпу придворных.
-Эти? – усмехнулся Казик. – А их царь выгнал. Прямо так и сказал «Все – в сад. Дворец после взрыва только-только приходит в себя, поэтому все лишние – пока отдыхайте». Он, кстати, большую часть гарема тоже отправил на несколько дней в загородный дворец. Потому, что «для прекрасных пери тут не место», - передразнил джинн.
-А почему господа придворные так волнуются?
-Ну, хотя бы, потому, что нужных людей царь оставил при себе, - усмехнулся Казик. - А этим не слишком приятно осознавать свою никчемность.

-О, Боже! – внезапно раздался перепуганный голос из толпы. Это оказался давно знакомый Морису шарик на ножках – распорядитель церемоний. – Сегодня же должно было приехать посольство! Его же некому встретить. Мы тут прохлаждаемся в саду, а эти варвары, именующие себя благородными рыцарями, нас ждут.
Толпа заволновалась. Конечно, предлог для возвращения во дворец был неплохой, однако лишний раз попадаться на глаза Царю Царей (когда он в гневе) не хотелось.

-Ничего-ничего, не волнуйтесь, - не выходя из роли глашатая, провозгласил Казик. – В случае чего их встретит начальник Службы Безопасности.
Толпа притихла. А Казик, наклонившись поближе к уху Мориса, прошептал:
-Только ему сейчас будет не до посольства. Часть джиннов отправились в загородный дворец, охранять «гарем на отдыхе», а остальным приходится дежурить или помогать своей магией в восстановлении дворца. Впрочем, для этого наша магия не слишком годится, - вздохнул джинн. – Вот добыть что-то из воздуха – это мы можем. А восстановить что-то существующее, это – земная проблема. Это дело дэвов…

Морис хотел поподробнее расспросить Казика о джиннах и дэвах, но в этот момент раздался неприятный, какой-то странный звук. Царица Савская действительно шипела как змея. Да и стоящий возле нее Данияр выглядел каким-то потерянным. Морис проследил, куда они смотрят, придворные последовали его примеру.

По аллее со стороны дворца шел элегантно одетый мужчина. Подойдя поближе, он оглядел придворных внимательным и умным взглядом. «Омар, Омар Хайям» - пронеслось по толпе. Морис с волнением глядел на фигуру легендарного поэта.

-Вернулся, - с какой-то злобой произнес Данияр.
-Господа, - хорошо поставленным голосом произнес поэт, – я только что был на аудиенции у Царя Царей.
При этих словах вокруг зашумели.
-Я был полностью оправдан по всем пунктам выдвинутого против меня обвинения. И вновь получил должность первого придворного поэта, - на лице Омара было написано торжество победы.
-Пьяница! – скривил губы Данияр.

Поэт прищурился, медленно подошел к застывшему в возмущенной позе секретарю, внимательно посмотрел ему в глаза, потом с усмешкой щелкнул его по носу и произнес:
Нас, пьяниц, не кори! Когда б господь хотел,
Он ниспослал бы нам раскаянье в удел.
Не хвастай, что не пьешь — немало за тобою,
Приятель, знаю я гораздо худших дел.


Данияр лишь выдохнул в бессильной злобе. Царица Савская зашипела еще громче. А Омар спокойно произнес:
-Господа придворные, южное крыло потихоньку приходит в себя. Все, кому надоело бродить по саду, могут пройти туда.
Толпа придворных поспешила во дворец.
-Побежали поближе к кормежке, - Морис усмехнулся. – Казик, и ты ступай. У тебя неплохо получается собирать … новости. Потом еще что-нибудь расскажешь. – Он обернулся к Тиму, - а мы с тобой пойдем еще погуляем. Покажешь мне сад. Может, там есть какие-то уголки, где прячется эта неуловимая птица-феникс.

Тим только хитро улыбнулся и ничего не ответил.

Fael Прекрасная леди (28 Сен 2008 22:58)

Когда царевич ушел, Фаэль развернула листок.
"Хм, весьма недурно, - отметила она, читая про себя стремительно написанные строки. - Эх, Шахрияр, хороший ты мальчик, жалко тебя. И Шехерезаду тоже жалко, и весь этот мир. И я все бы сделала для вас, но что я могу? Я держала в руках перья Феникса, но их больше нет у меня, я не донесла их до Шехерезады. Да и то... разве помогли бы они? Ведь не перья ей нужны... Птица, сказочная, неуловимая птица Огня душевного, я догадалась, кто ты. Ты Муза этого мира, этих сказок, которыми он живет. И я не понимаю, почему ты до сих пор сама не прилетела к царевне... "
Она перевела взгляд вновь на стих. Потом на лютню.
Попробовать? Он ведь наверняка поется, хотя и так очень даже хорош, но вот не тянется рука к лютне.
"Видать и мне вдохновения не хватает, - усмехнулась Фаэль, - где же ты, мой зеленый крылатый муз?"
Она поглядела на перила, где до прихода Шахрияра ей померещился зеленый солнечный зайчик. К ее удивлению, он был на месте. Маленькое пятнышко зеленоватого света дрожало на белом мраморе.
Хоббитянка, как в детстве, попыталась накрыть его ладошкой, но оно отпрыгнуло в сторону. Она подошла поближе, но пятнышко медленно отползло еще дальше. Фаэль овладел какой-то детский охотничий задор, и она, позабыв все на свете, включая лютню, оставленную в беседке, и листок со стихом Шахрияра, побежала вслед за зеленым солнечным зайчиком.
Наконец пятнышко остановилось на стене дворца, стало меньше, плотнее, и вдруг превратилось в хорошо знакомого светлячка, насмешливо взирающего на свою запыхавшуюся подопечную.
- Так это был ты! А чего сразу не показался? Или ты считаешь, я мало двигаюсь, и пробежка мне не повредит? - весело возмутилась Фаэль, но тут ее слуха достигли какие-то голоса.
Голоса галдели наперебой, возбужденно обсуждая какое-то событие, но разобрать удавалось пока лишь отдельные слова, из которых все чаще звучали "дворец", "стена", "взрыв" и что-то явно непечатное.

Терзаемая любопытством, Фаэль подошла поближе. Ее взгляду предстала картина настоящего бардака: толпа галдящего, суетящегося народу, ошметки камней, сажа (почему-то фиолетового цвета) и огромная дыра в стене дворца.

Хоббитянка дернула за рукав первого попавшегося не-галдящего человека и спросила:
- Любезный, а что тут происходит?
- Кошмар, сущий кошмар, юная пери! Взрыв прямо в гареме! Бедные жены его величества!
- Есть потери? - деловым тоном поинтересовалась Фаэль.
- Аллах миловал, несравненные жены и дочь его величества в порядке, но вот дворец... - тут его голос опустился до шепота, - Говорят, дворец контужен! Это невероятно! Как теперь быть? Ведь пока во дворце нет сознания, он не восстановится сам, это просто стены...
Фаэль глядела на него как на больного идиота.
- А в чем проблема? Или вы, господа, тут настолько зажрались, - говорила она все громче, привлекая все больше взглядов и ушей, - что уже и строить сами разучились? Если человек ранен, рану зашивают! А если дворец без сознания обыкновенный дом, то стену надо заделать! Камни! Раствор! Мастерки! И поживее!

Drakosha Прекрасная леди (29 Сен 2008 19:40)

Алька и Рикардо де Швепс шли тенистыми аллеями дворцового сада. Чуть поодаль чинно прогуливались остальные рыцари в сопровождении десятка слуг , которые бодро волокли напитки, фрукты и прочие радости жизни. А то вдруг гостям чего-то захочется.
Все реже и реже стали попадаться широкие и светлые лужайки, все чаще тенистые беседки увитые розами и скамейки, спрятанные в укромных местах, и в самовлюблённой голове рыцаря завертелась одна очень польстившая ему мысль
«Ха, дракон… Ах ты, шалунья, такое выдумать, - де Швепс тихонько фыркнул и тут же с раздражением подумал, - а эти олухи куда прутся следом. Надо от них срочно избавиться. Вот уж послал Всевышний спутников. Один тупее другого . Неужели непонятно, что дама хочет остаться наедине. Куда уж им, остолопам, понять, - самодовольно подумал он.
Алька устремлено топала к месту встречи с Эби, она бы давно была там, если бы не одно «но» - платье. Оно цеплялось за все встречные кусты и коряги.
- Да кто же это придумал , что принцессы обязательно должны быть платье, да ещё и до земли. И в штанах было бы красиво. Ууу, противное. И вообще в дворцовом саду должны быть ухоженные тропинки, - бухтела она про себя, совсем позабыв, как они с Эби за день до этого искали местечко побезлюднее в стороне от прогулочных аллеек и тропинок.
Увлечённая спасением платья, Алька как-то не заметила, что шустрый рыцарь умудрился избавиться от остальной компании и уже ищуще оглядывается по сторонам.
Наконец-то де Швепс обнаружил искомое - удобную скамейку, спрятавшуюся в тени раскидистого дерева.
- О,свет моих очей, позволь припасть к твоим медовым устам, - страстно прошептал де Швепс, проворно увлекая Альку к скамейке.
Чего? - поразилась Алька.
- Жемчужина моего сердца, ты пьянишь лучше самого дорогого вина из подвалов Царя Царей, - самозабвенно продолжал де Швепс, не замечая опасно сузившихся глаз пришедшей в себя Альки.
Она толкнула его в сторону скамейки, примериваясь в какую руку сунуть ему маленькие, но очень вонючие бомбочки
"Суну в каждую по одной", - решила она, но тут скамейка предательски заскрипела.
Рыцарь взмахнул руками, аки крылами
- Отпусти мою руку, идиот! - завопила Алька, но было поздно. Благородный Рикардо де Швепс, испугано вытаращив свои рыбьи глаза, приземлился в симпатичные кустики Дивной ягоды, славившейся не столько своими ягодами, сколько колючками.
- Отпусти, туша бронированная, - завопила Алька, падая на него.
И тут же в голове промелькнула мысль: «Верх, конечно, бронированный. А вот зад то металлом не прикрыт, - и она мстительно улыбнулась.

Тем временем Эби ждала сигнала в условленном месте, совсем недалеко от злополучной скамейки, и, услышав какую-то странную возню, решительно направилась на звук.

Алька Прекрасная леди (30 Сен 2008 00:38)

«Тьфу, говорил мне шеф – занимайся строевой подготовкой, а я, дура, не слушалась!» – подумала Алька, пытаясь вырваться из цепких лапок рыцаря. А тот, впечатленный остротой колючек, прижал девушку так, что она уже начинала бояться за сохранность своих ребер.
- Сэр, соблаговолите отпустить благородную меня! – заявила девушка, дрыгая ногами.
- Прошу вас, леди, слезайте, - щедро предложил Рикардо де Швепс.
- Э, нет, я, пожалуй, еще полежу, - не согласилась Алька, разглядев произрастающие вокруг колючие ветки.
Эби выскочила на полянку и недоуменно осмотрелась. «Никого. Странно! А где же Алька и ее этот… самовар?!»
- Эй, вы где? – крикнула она на всякий случай. – Алька… Тьфу, то есть принцесса, ау!
- Здесь мы, - раздался из кустов недовольный голос девушки. – Спаси, а?
- Пусть тебя твой рыцарь спасает!
- Я спасу, - пообещал из тех же кустов мужской голос. – Как только нас кто-нибудь достанет отсюда!
- Невиданный аттракцион – драконы спасают рыцарей, - пробормотала себе под нос Эби, заглядывая за скамейку. Серебристое платье Альки сразу бросалось в глаза, и Дракоша легко вытащила чуть помятую «принцессу» на полянку. Следом пришла очередь де Швепса.
Рыцарь оценил чешуйчатую лапку, подцепившую его броню, и впал в глубокую меланхолию…
Эби поставила мужчину на травку, отряхнула и кончиком хвоста подтолкнула Альку. Девушка намек поняла, мигом обрушившись на колени у лап дракоши, и разразилась проникновенной речью:
- О, храбрый рыцарь Рикардо де Швепс, вот тот ужасный дракон, о котором я говорила вам. Вы только посмотрите, какие у него ужасные зубы! А крылья! А когти! А в его кровожадных глазах так и читается желание разорвать меня в клочья! Не дайте же свершиться сему неправедному деянию! Спасите меня!
Эби от такой «лестной» характеристики лишилась дара речи, застыв мраморным изваянием. Впрочем, и рыцарь не особо спешил на выручку прекрасной даме. Судя по его лицу, он вообще видел дракона впервые в жизни.
- Эй, сэр рыцарь, прием! – напомнила о себе Алька. – Меня сейчас безжалостно сожрут, между прочим!
Опомнившаяся Эби согласно кивнула и выдохнула пробный язычок пламени.
- Я сейчас, только копье возьму! – пообещал благородный де Швепс, тараня заросли Дивной ягоды. Через секунду только помятый кустарник напоминал о его присутствии.
- Ну что, и кто кого победил? – усмехнулась Дракоша. – Ладно, пошли во дворец.
- Да, какие-то рыцари несолидные пошли, - сокрушенно покивала Алька, топая по тропинке. – Ну вот чего, чего он испугался, скажи мне?!
- Знаешь, мы меня так выразительно расписала, что мне в зеркало-то смотреться страшно будет…
Следующий поворот дорожки открыл двум авантюристкам ранее отставшую часть рыцарской делегации. Бронированная толпа замерла на секунду, потом решительно ощетинилась мечами.
- Мне это не нравится, - поделилась Эби, отступая за спину Альки.
- А сражаться кто будет? – заспорила девушка, нащупывая в кармашке снотворную гранату.
- Ты мне еще «фас» скомандуй! О таком количестве меднолобых мы не договаривались!
Какой-то рыцарь неуверенно ткнул мечом в сторону дракоши. Та нервно дыхнула огнем, и… Плотный строй рыцарей тут же разделился на отдельных убегающих!
- Ура!!! – азартно завопила Эби, взлетев и еще раз дыхнув огнем им вслед. – Даешь победу авиации над пехотой!
Алька запрыгала на месте, хлопая в ладоши. Ей было весело. Дракоша наворачивала круги над садом, гоняя храбрых рыцарей, как овчарка – кроликов.
- Па-аберегись! - разносилось над садом. – Разбегайся, народ, начинаем артналет! Кто попался под прицел мне, тот… короче, идиот!
- Это еще что за балаган?! – внезапно услышала Алька рядом с собой весьма выразительный голос. Подскочив на месте, девушка обернулась.
- Мамочки! Царь… - ахнула она, пытаясь слиться с травой. Не получилось. В смысле, взгляд Соломона остался таким же ледяным.
- Ну, мы это… на драконов охотимся, - ляпнула Алька. Потом, примерно поняв, чего от нее ждут, крикнула: – Эби, лети сюда!
- Так, - негромко проговорил Царь Царей, разглядывая обеих хулиганок. Вокруг незаметно собиралась свита, готовая выполнить любое приказание повелителя. – С вами, девушки, мы поговорим чуть позже. После того, как послов найдут и принесут им официальные извинения…
Дракоша смущенно покивала, потом достала из ближайшего фонтана спасавшегося там рыцаря и принялась его демонстративно отряхивать. При ближайшем рассмотрении голубой воротник на шее «купающегося» оказался Еленой, причем промокшей, замерзшей и очень злой.
Алька с Эби переглянулись и поняли – так шутить все-таки не стоило…

Морис Горячий кабальеро (1 Окт 2008 02:49)

Господин Аман был профессионалом. Это Лестард понял очень быстро. Начальник охраны царевича Шахрияра легко лавировал в толпе придворных и, при желании, мог ускользнуть от любой слежки. Пока Лео выручала только чалма-невидимка. Не будь ее, Аман своим цепким взглядом явно заметил бы иностранца, неотступно следующего за ним. Впрочем, тем интереснее была игра. Что может быть увлекательнее схватки с достойным соперником! Кроме того, какое-то шестое чувство подсказывало Лео, что Аман сильно нервничает. А когда человек нервничает, он может сделать глупость.
Уже третий час Лео бродил за Аманом по саду. В голове у него уже даже начали складываться строчки будущего донесения «Объект ведет себя очень нервно, ищет укромный уголок». Однако кроме Амана по саду все еще бродило множество придворных, поэтому укромных уголков не наблюдалось. Наконец, Аман через какие-то кусты пробрался в один из дальних уголков сада, выбрался на большую поляну и принялся ждать кого-то. Вскоре ожидание его увенчалось успехом – с другой стороны через заросли на поляну выбрался… Данияр. Секретарь был встревожен еще больше Амана.

Лео чуть было не присвистнул, но сдержался. Вот это удача! Интересно, что общего у этих двух людей? Правда, беседа началась очень тихо, из-за кустов ничего не было слышно, поэтому Лео осторожно попытался подобраться к заговорщикам, молясь всем Богам, чтобы чалма-невидимка не отказала в самый неподходящий момент.
-… не оправдали нашего доверия, - чопорно пробормотал Данияр.
-Да что вы говорите?! – злобно ответил ему Аман. – Я сделал все, как мы договаривались. Раздобыл и подсунул в первую брачную дочь царевичу и царевне заклятие невинности. А вы до сих пор тянете с оплатой!
-Сначала мы должны были убедиться, что заклятие действует. Поближе привязать царя к царице и сыновьям. Дискредитировать царевен, - холодно перечислял Данияр. – И, наконец, добиться развода.
-И вы всего добились…. И даже больше. Царевну Шехерезаду лишили любви, и она стала чахнуть, даже не осознавая причины своей болезни.
-Да, на подобный эффект мы не рассчитывали, - нехотя согласился секретарь. – Однако все рухнуло. Кто-то выдал планы благородной царицы. Кто-то предал нас. Уж не вы ли?
-А зачем мне это нужно? – возразил Аман. – Мы с вами в одной лодке. Потонете вы, потону и я. Да и за то, что я совершил, меня вряд ли помилуют…
-И все это за какой-то уютный домик, - с насмешкой произнес Данияр.
-Да, - на лице Амана была написана усталость, - я долгие годы служил семье царевича. Но если бы я попросил об отставке, меня бы просто вышвырнули как собаку. В семье царевича никогда не церемонились со слугами. И Шахрияр – достойный сын своих родителей. А мне так хотелось осесть где-нибудь в теплом местечке и отдохнуть. Ведь если царевич лишится власти, во мне уже не будет нужды….
-А на деньги царицы можно устроиться с комфортом. Но эти деньги еще нужно заслужить. И вы получите их в тот день, когда старший сын царицы взойдет на престол, а царица станет при нем регентшей. Не раньше!
-Вы сошли с ума, Данияр. Вашу госпожу разоблачили, теперь поздно строить планы….
-Если царь Соломон и его дочери в ближайшие дни уйдут в небытие – все еще можно изменить, - холодно заявил Данияр. – Нам – трон, вам – вожделенный домик. Или даже дворец.
-Это - безумие, - пробормотал Аман, - вы играете людьми как пешками на шахматной доске.
-Но пока наша партия не проиграна. Ход за вами! – Данияр развернулся и направился в сторону дворца.

Господин Аман некоторое время смотрел ему вслед. Лео стоял, боясь пошевелиться. Внезапно Аман выпрямился, как будто принял какое-то решение, направился в сторону стены, окружающей дворец, дотронулся до нее и произнес какое-то заклинание. Стена с явным трудом распахнулась, и Аман выскользнул в образовавшуюся щель. Увы, на сей раз Лео не успел вписаться вслед за ним и с разбегу впечатался в стенку.

Бамс! Лестард сидел возле стены, потирая голову. Чалма-невидимка от удара окончательно разрядилась и валялась на земле.
-Откуда это у вас? – раздался над его головой неприятный старческий голос. Лео поднял глаза. Рядом с ним стоял ненавистный Абдурахман, протягивая руки к чалме. В последний момент Лео удалось схватить доверенный ему артефакт.
-Это – мое дело, - холодно ответил Лестард.
-Я еще раз спрашиваю, откуда у вас волшебная вещь из царской сокровищницы?
Голос старого джинна мог напугать какого-нибудь обывателя, но не человека, прошедшего школу общения с Флавиусом.
-А я вам еще раз отвечаю, это – мое дело. Я действую по распоряжению царя Соломона. И если у вас есть какие-то возражения, обращайтесь к нему.
Взгляды собеседников скрестились. Первым отвел глаза Абдурахман.
-Ну что же, - пробормотал он, уходя, - все равно чалма уже разрядилась. Надеюсь, вы, достопочтенный гость, не рассчитываете, что я помогу ей вновь обрести волшебную силу?

Лео понял, что хотя битву с Абдурахманом он выиграл, но вот операцию он провалил. Да, подслушанный диалог добавляет недостающие элементы к плану царицы Савской, однако сейчас важнее всего было проследить за Аманом. Что же он задумал?
-Кто задумал? – раздался приятный женский голос, и Лео понял, что последнюю фразу произнес вслух. Расследователь оглянулся, и увидел… джинью. Ту самую, что периодически крутилась возле Люкси. Кажется, ее зовут Джина!
-У тебя что-то случилось? – улыбнулась ему Джина. – Ты что, с Хоттабычем поссорился?
-Нет, все гораздо серьезнее.
-Так расскажи.
Лео замялся. С одной стороны, ему не хотелось доверяться джинье. Царь Соломон вряд ли одобрит это, ведь он хотел провести расследования, минуя Абдурахмана и прочих джиннов. Но с другой стороны, помощь была нужна. Лео не нашел ничего лучшего, чем спросить:
-А ты можешь стать невидимкой? А чалму мою можешь снова зарядить? А найти и догнать человека сможешь? - и получил в ответ загадочную улыбку своей собеседницы.

elena Прекрасная леди (1 Окт 2008 08:44)

Стемнело. Во дворце освещение едва тлело, так, чтобы на стены не натыкаться. Это - пока все, на что был способен контуженный. Окна в комнате попутчика были распахнуты настежь, но прохлады не ощущалось, на климат-контроль сил у дворца тоже не было, и теплый ветер из пустыни свободно гулял повсюду. В парке не было слышно журчания фонтанов, желтые птички усвистали куда-то за стену, и только цикады продолжали добросовестно перепиливать деревья.
Делегация Конторы в полном составе сидела и лежала, где кто пристроился. В одном кресле с Алькой разместилась Будур. Царевна выглядела слегка удивленной. Она наотрез отказалась отпускать подругу на хорошую выволочку в одиночестве, и теперь удивлялась, что их никто не ругает. На подоконнике лежала морда Дракоши, изо всех сил пытающейся выглядеть виновато, но всякий раз, когда она поглядывала на Шефа, смешинка в глазах выдавала ее с головой. Ну, вот что ей сделают? По носу газетой хлопнут?! Так тут еще до газет не додумались, зато как весело было-о-о-о.
-Итак, - наконец заговорил попутчик, - виновницам торжества все пожелания уже высказаны, и повторяться я не буду.
-А вот я бы повторила!- Люкси выразительно постучала по столу безукоризненным маникюром. – Раз сто повторила. Ведь это из-за этих безответственных девиц нам с Еленой пришлось доставать продукты из холодильного подвала! Дворец там такой мороз устроил, что ни один местный житель дальше порога зайти не мог. А один джинн, который попытался, там до сих пор в кусок льда вморожен, как муха в янтаре. Так, когда мы помощь предложили, джинны, на радостях, мне полную зимнюю экипировку достали,- Люкси любовно погладила рукав шубы, висевшей на спинке ее стула,- правда, из какого-то шестилапого пустынного страуса, так что я даже и не знаю, мех это или перья, но все равно цвет офигенный. Ой, о чем это я?! Так вот, а Елена была в одной шкуре, собственного изготовления, да еще и купалась перед этим в фонтане, и вот извольте полюбоваться.
-А-а-пчих, - сообщила Елена, лежащая в кресле и замотанная в шарф так, что была похожа на клубок,- а не надо было думать тем местом, на котором сидят! Могла сообразить и попросить попону…
Народ замер, как-то сосредоточено глядя перед собой. Дракоша открыла рот, потом зажала его лапами и сползла в сад, откуда донеслись сдавленные рыдания. Все остальные явно представили себе конскую попону, в которую пытается задрапироваться крыса.
- Да еще этот летающий огнемет!- крыса ткнула пальцем в сторону вытирающей слезы Дракошиной морды, опять появившейся на подоконнике.- И, между прочим, эта подводная лодка не предназначена для всплытия на перископную глубину!!! Я его голову еле удержала над поверхностью!!!! Вот, погиб бы человек?! Это уже ни в какие рамки не лезет!!! И вообще, меня интересует, почему такая махина, как этот Дворец, контузилась от такого, в сущности, небольшого взрыва?! Вот, Хани, у тебя как у врача, какие версии? Где этого дворцового носит???
Во время своего раздраженного монолога Елена продемонстрировала великолепный лондрийский прононс и умение сморкаться в средине фразы.
-Если сопоставить площадь, занимаемую Дворцом и мощность взрыва, то таких последствий быть не должно, - Хани развела руками.- Ну, разве что «повезло» попасть на место сосредоточения разума дворца. Однако, по некоторым данным, такого места нет. И все же по результатам взрыва….
-Нет, возможно, там какое-то сосредоточение магических каналов, по которым движется сила, - вступил в спор Морис. – Впрочем, с теоретической точки зрения, насколько я слышал, вопрос передачи силами крупными магическими объектами имеет несколько объяснений…
-А может, меня все же послушают? - поинтересовался попутчик.
-Да, да, шеф мы все - внимание,- Люкси сложила руки на коленях, изображая школьницу, а крыса еще раз чихнула.
–Спасибо, - с легкой иронией поклонился шеф, - Соломон просил передать благодарность Фаэль за идею отремонтировать стену любыми подручными средствами. Каменщики уже заканчивают. А также он просил изолировать дракона и Альку на время присутствия во дворце гостей, во избежание международных осложнений.
-А почему только Альку? - влезла Будур. - Мы там вместе были!
-А потому, что вам, царевна, наставница не читала лекций по технике безопасности при проведении опытов со взрывчатыми веществами! - объяснил Шеф
-Сто тридцать три раза, с четвертью, - пробурчала Хани.
-И куда нас? – поинтересовалась Дракоша, обреченно понимая, что на сей раз они допрыгались.
-В зверинец, в одну клетку, - прогундосила Елена.
-В одну? - удивилась Дракоша. По поводу клетки возражений почему-то не было.
-Ага, - ехидно кивнула крыса,- будете разыгрывать для посетителей спектакль «Принцесса доводит дракона до нервного обморока».
-Ура!! - захлопала в ладоши Алька.
- А я?!! - обиделась Будур.
-Пап, - обратилась Фаэль к начинающему звереть попутчику, - а эта стена, что строят, дворцу нужна?
-Очень нужна! Ему так гораздо легче восстановиться. Он очень благодарен!- из тени в углу проявилась фигурка дворцового, он вежливо раскланялся. - Простите за опоздание. Я могу ответить на ваш вопрос по поводу причин контузии моего друга и работодателя.
- Ой, а покороче нельзя? – влезла Алька, тогда как Будур во все глаза рассматривала дворцового.
- Алька!!! – выдох был многоголосный и очень слаженный.
- Ну, понимаете…, - дворцовый явно мялся, - он до этого существовал… ну, тут так все спокойно, что даже скучно, а тут вы приехали, стало интересно.. Птички, цветочки, рыбки, двадцать килограмм в тротиловом эквиваленте…
Дворцовый заглядывал в глаза всем по очереди, как бы умоляя, ну поймите же вы, наконец.
-Это он что?- начала Фаэль.
Ее слова заглушил мощный чих Елены:
- Еще один…, - добавила она, шмыгнув носом.
-Поддался нашему влиянию и тоже решил проверить, что будет, - заключил Морис.
-Бедный Соломон, - покачал головой Шеф.
Алька и Будур хлопнули друг друга по подставленным ладошкам и хором провозгласили
- Любопытный!!! НАШ человек!!!!

Морис Горячий кабальеро (1 Окт 2008 10:55)

За пределами Бэдата раскинула свои пески коварная пустыня. Однако если пройти немного на север, то можно наткнуться на торчащую в песках одинокую скалу. Именно к ней и поспешил начальник охраны царевича.
Лео и Джина догнали Амана у самого выхода из города и теперь неотступно следовали за ним. Хотя оба были невидимыми, но им приходилось идти на расстоянии и в стороне, чтобы объект слежки не заметил чужих следов на песке, появляющихся из пустоты.

Дойдя до скалы, Аман выбил на одном из камней какой-то условный стук и что-то прошептал. И в этот момент из скалы вылетел огромный клуб дыма, из которого выбралась странное существо в два человеческих ростах, причем казалось, что оно было создано из камня. Завидев Амана, оно нахмурило каменные брови и пророкотало:
-Ты пришел? А где мои дочери?
-О, повелитель дэвов..., - начал Аман.
-Ты не нашел их? - не успокаивался тот.
-К сожалению, все мои усилия оказались тщетными, но я найду их, мне только нужно одно заклятье....
-Замолчи, человек! - пророкотал дэв.
-Но это в ваших интересах!

-В моих?! - дэв явно был возмущен. - Давным-давно дэвы совершили роковую ошибку, выступив против людей, не признавая их власти над этим миром. Однако люди, заключив союз с джиннами, уничтожили большую часть нашего племени, а оставшиеся были вынуждены поселиться в пустыне, спасаясь только нашей магией. Когда после гибели моего отца я стал повелителем, я дал клятву, что верну моему народу подобающее место. Я хотел примирить дэвов и людей, но простой народ боится нас, а царь Соломон слишком доверяет джиннам, которые ненавидят нас с давних времен. Когда при дворе появился царевич Шахрияр, я устроил ему испытание, подсунув кольцо с дэвом. И твой господин в тот день проявил себя самым благородным образом - он не попытался уничтожить его, а дал ему свободу.
-Я знаю, - Аман попытался вставить хотя бы одно слово, - и мы заключили союз.
-Да, союз, - с горечью подтвердил дэв, - но что мне это принесло? Мои дэвы шпионили для тебя. Я давал тебе свои заклинания - и заклятие невинности, и заклятие подчинения, даже не спрашивая, зачем они тебе нужны. По просьбе твоего господина я пытался остановить этих таинственных гостей царя Соломона. Взамен мне нужно только одно - мои дочери!
-Но...
-Я же сказал - замолчи, - дэву явно хотелось выговориться. Лео затаил дыхание, и повелитель дэвов не обманул его ожиданий. - Мои три дочери слишком непоседливы, слишком рискуют собой. Чтобы уберечь их до того момента, когда дэвы смогут без опаски ходить по этой земле, я заточил их в алмазы так, чтобы они не могли выбраться, и поместил их среди других драгоценных камней. Еще в нескольких камнях я поместил дэвов-охранников. Мы вместе с твоим господином запечатали сокровищницу. Однако сперва какой-то человек вскрыл сокровищницу и украл часть камней...
-Мы нашли его, это Синдбад- мореход, - залепетал Аман, но дэв его не слушал.
-Слава богу, он прихватил с собой одного охранника. Тот сумел выбраться, забрал мои камни и моих дочерей и с помощью какой-то волшебной карты нашел дорогу домой. Я говорил, что сокровищницу надо перенести, но ты уверил меня, что это безопасно.
-Да, я, возможно, виноват, я думал, что больше никто не рискнет...
-Да, виноват. Потом в мою сокровищницу пробрались разбойники, а затем - гости царя Соломона. И они снова унесли моих дочерей! Я дал твоему господину слово, что не убью этих людей, поэтому мои охранники не смогли защитить девочек.... За это я попросил тебя и твоего господина об одной ответной услуге - найти моих дочерей. Но все это время ты твердишь мне, что не можешь это сделать!
-О, повелитель, я уверен, что гости Соломона привезли камни во дворец, они где-то там. Дайте мне еще немного времени...
-Нет, - отрезал повелитель дэвов, - времени у тебя больше нет. Я разрываю свой союз с Шахрияром. Отныне я буду действовать сам! Так и передай своему господину!

Аман попытался что-то сказать, однако дэв, не слушая его, со свистом и дымом втянулся в скалу. Еле сдерживающий отчаяние интриган-неудачник поплелся в сторону Бэдата.

Слава Богу, что чалма дотянула до этого момента. Лео сидел на песке, перебирая в памяти все, что слышал. Стоп, а где же...
-Джина, ты где?
-Я здесь, - протянул грустный голос. Из ниоткуда возникла джинья, какая-то взъерошенная и явно расстроенная. Лео попытался ее успокоить:
-Ну, перестань, ты из-за чего так переживаешь? Ну да, между вами и дэвами - взаимная неприязнь. А ты вдруг увидела, что они не такие уж плохие парни?! И теперь понимаешь, как глупы эти ваши многовековые традиции вражды?
-Да, - ответила Джина, отводя взгляд в сторону.
-Но ведь жизнь на этом не кончается, - убежденно заявил расследователь. - Теперь ты можешь даже организовать общество дружбы между джиннами и дэвами. Под лозунгом "Мы не такие плохие, как о нас думают".
Джина грустно улыбнулась.
-Ну что, пошли во дворец?
-Пошли, - согласился Лестард. - Только..., я надеюсь, что ты ничего не скажешь своему Абдурахману? Ваш царь приказал мне разобраться с этим делом, и я сам все ему доложу.
-Хорошо, - ответила ему Джина после паузы, - я ничего ему не скажу.

попутчик Горячий кабальеро (1 Окт 2008 15:00)

- Любопытство – не порок, и даже местами двигатель прогресса, - повысил голос попутчик, и под его взглядом Алька и Будур чинно уселись на места, а дворцовый, неловко поклонившись, растворился в ближайшей стене. - Но меру знать надо. Вам не кажется, что нашим хозяевам слишком дорого приходится платить за знакомство с нами?
Пора принимать чрезвычайные меры.
- Это какие? - испугано спросила Дракоша, и на всякий случай сделала скорбную морду.
- Не кажется ли тебе, дорогая Эби, что ты слишком долго летала? Пора походить на ногах. Прими свою микстурку, и на время свадьбы Царь Царей хотел бы видеть свою гостью не драконом, а очаровательной девушкой.
- Э.., - начала было Дракоша, но попутчик ее перебил.
- За очаровательность отвечает Люкси, и она своего добьется, а ты будешь ходить на двух ногах, как все остальные гости.
- За что? – взвыла Дракоша, - давайте уж лучше в клетку.
- В клетку – это не наказание, а развлечение, - отрезал попутчик. – а за что.. тебе перечислить все, или ограничимся рыцарями? Теперь Алька. Сдай все ингредиенты Хани под роспись и пообещай мне, что больше никаких экспериментов без разрешения наставницы.
- Совсем никаких? – испуганно спросила Алька, жалобно глядя на Ханаэль. Та сурово кивнула. – Но я же.. я все правильно рассчитала, просто Будур случайно..
- Алька, ты теперь не просто так, а учитель, - устало сказал попутчик. – Значит за все, что натворили, натворят или собираются натворить твои ученики, отвечаешь ты. Если очень хочется чего-то придумать – придумай фейерверк. Но – под присмотром Лестарда и Мориса.
Кстати, Морис, хватит уже рефлексировать и уходить в себя. Выйди наружу, у нас тут куча проблем. Ты мне нужен.
Морис недовольно посмотрел на попутчика, хотел что-то сказать, но.. взял себя в руки и промолчал.
- Ты, кстати, в курсе, что Соломон играет в хождение в народ?
Морис кивнул.
- Но, кажется , не он один любит игры с переодеваниями.. Помнишь, ты мне рассказывал про птичника Хакима? Так и Лестард его встретил. Что-то он слишком часто стал попадаться на нашем пути. И каждый раз обязательно что-то новое сообщает… То про разбойников, то про Савскую, то неожиданно в глухом переулке ночью встречает на улице Соломона и ведет именно в ту чайхану, где наш друг Синдбад раскрывает первому встречному поэту все свои и не только свои планы. У тебя нет идей по поводу этой личности?
Морис задумался, но снова промолчал.
- Твое красноречие сегодня просто потрясает, - вздохнул попутчик, и, глядя в сузившиеся глаза приятеля, добавил, - я помню, что ты не командный игрок, но бывают ситуации, когда это уже не важно. Вот сейчас тот самый случай. Спроси Тима.
Изумрудный котенок, сидящий на коленях у приятеля, вздохнул и потерся пушистой щекой о руку Мориса, словно прося того успокоиться и сосредоточиться.
-Как бы там ни было, похоже, что этот Хаким - наш союзник, – помолчав мгновение, сказал Морис. - Возможно, если мы его не спугнем, он нам еще что-то подкинет.
-Возможно, - подтвердил попутчик, - только я как-то не хочу рассчитывать на доброго дядю Хакима. Действовать надо самим.
- Люксория, - перевел взгляд попутчик. – Тебе не кажется, что ты немного чересчур пользуешься своим положением? Я догадываюсь, что каждая женщина мечтает о карманном муже, которого всегда можно сложить в бутылочку и засунуть в сумку, но ты уж слишком-то не злоупотребляй. Выпускай иногда Толика вздохнуть свежего воздуха. Вот и сегодня он бы нам мог дать дельный совет.
Обиженная Люксория подняла на шефа глаза.
- А чего вы в мою семейную жизнь лезете?
- Да я не лезу, я так, в порядке совета. А вот насчет семейной жизни… Люксория, ты там подготовь наших хинских спутниц к свадьбе по –восточному. Ну, и чтобы наши девочки выглядели на высоте. Но не переусердствуй, а то после Алькиных и Дракоших забав половина посольства в предынфарктном состоянии лежит. Так ты, пожалуйста, не доводи начатое до конца. Наряды – строгие и элегантные, и не по моде Ортана, а в соответствии с традициями востока. Договорились?
Люксория испуганно округлила глаза:
- Все в паранджах, что ли?
- Ну, зачем такие крайности. Просто в строгих нарядах. Хотя паранджа – это мысль..
Люкси сделала такие строгие глаза, что попутчик и сам понял, что сказал что-то не то, поэтому быстро завершил тему.
- Дочь моя Фаэль, - перешел тем временем попутчик к следующему объекту. – Я очень рад, что ты смогла быстро принять решение о починке дворца, сумела всех построить и заставить работать, и даже поинтересовалась, не повредит ли это самому дворцу… Но не кажется ли тебе, что порядок этих действий все же надо было поменять местами?
Фаэль удивленно посмотрела на отца и открыла рот, но, приглядевшись к бьющейся на виске жилке, поняла, что попутчика уже понесло, и рот благополучно закрыла.
- Время поджимает, потоки закручиваются, как любит говорить моя тетушка Ли. Она, кстати, отбыла с частью гарема в загородный дворец. Я думаю, Соломона еще ждет масса сюрпризов. Воспитание тетушки Ли – это вам не комар начихал. Один объект ее воспитания мы все хорошо знаем. Если у Соломона будет целый гарем таких.. Ладно, это уже будут его проблемы. Ну, а нам надо быть предельно внимательными , - продолжил попутчик. – Хани, что там у нас с лечением Шехерезады? Надежда есть?
- Надежда есть всегда, - серьезно ответила Хани. – Ей нужно побольше внимания и положительных эмоций, так что на свадьбе Шехерезада будет.
- Это хорошо, - кивнул попутчик. – Ты молодец.. И гомеопатию опять же придумала.., но скажи мне, дорогая, с чего ты вдруг ввела кашрут?
- Чего ввела? – удивилась Хани.
- Разве не ты вчера диктовала тому, с пейсами: «не вари ягненка в молоке матери его»?
- Я просто сказала, что для поджелудочной железы очень вредно совмещать молочное и мясное…, - растерялась Ханаэль.
- Вот-вот, а остальное твои фанаты уже дописали сами. Кстати, ты зачем им сказала, что свинина – жирное мясо, вредное для печенки? Теперь на всем востоке не станет шашлыка из свинины. Придется жарить кур.
- Но свинина действительно жирное мясо…
- Зато вкусное.
Кулинарный спор прервал ворвашийся Лестард. Внимательно оглядев взволнованного расследователя, попутчик тут же предоставил ему слово. И Лео рассказал - и о заговоре Амана и Данияра (услышав планы секретаря Савской, царевна Будур переменилась в лице), и о дочерях повелителя дэвов, и о пропаже камней.
- Вот только войны между джинами и дэвами нам сейчас не хватало, - вздохнул попутчик. – Не вовремя повелитель дэвов разорвал договор, ох, не вовремя..
- Можно подумать, войны когда-нибудь случаются вовремя, - резонно заметил Морис. – Но зато мы теперь знаем, что нужно искать.
- Еще бы знать, где это можно найти, - вздохнул попутчик, – говорил я, что надо слонов учить идти по следу... Ладно, совещание закончено. Все срочно готовятся к свадьбе. А тебя, Лео, я попрошу остаться..
- А вас, Штирлиц... Насмотрелся на мою голову, - пробурчал Морис, выходя.
- Чего насмотрелся? – удивилась Хани. - По-моему, он съел что-то не то. Или коньяк у Царя Царей некачественный..
- Да нет, это просто осеннее обострение, - внесла свою лепту Елена, – осенний призыв. Те, кто был связан с армией, больны им навсегда.
- А вы заметили, что шеф начинает нас строить и ругаться обычно за день-два до главной битвы? – задумчиво спросила Алька. – Это уже примета такая – получил выволочку от попутчика, готовься к войне. Надо пойти на всякий случай приготовить боеприпасов…
- Да, пожалуй, - задумалась Фаэль. - Где мой лук, интересно.
И девочки кинулись по комнатам, оставив растерянную Будур в недоумении..
- И это выволочка? – удивилась она. - Он же почти не ругался, совсем не кричал.
- Так это еще хуже, - вздохнула Люксория. – Когда шеф ругается, можно обидеться, и все. А тут…

elena Прекрасная леди (2 Окт 2008 17:35)

Елена проснулась, сладко потянулась и вдруг поняла, что кости не ломит, насморка нет и в помине, и вообще жизнь прекрасна. Правда, вчера вечером, сразу после совещания, Хани загнала Елену в постель. После безуспешных попыток напоить крысу какой-то несусветной дрянью, эта паразитка позвала своего помощника хинской наружности ( ну прям многостаночник какой то, он и с принцессой журавлей запускает и крысу подержать завсегда.). И вдвоем-то они развернулись! Заставили дышать паром, потом глотать какую то коричневую мерзость, приговаривая при этом, что «вот это самое, ну, жутко помогает». Потом они растирали ей задние лапы и надели на них теплые носки! Елена всерьез думала, что умрет от смеха, щекотно ведь. Но самое большое издевательство началось, когда эти изверги попытались закапать крысе нос. Мероприятие вышло шумным, с криками «она кусается» и «держи ее крепче», хотя в нос попало все же больше, чем на врачующих.
-Вот увидишь, завтра проснется как огурчик!- выходя из комнаты, сказала Хани помощнику.
- Что, зеленой и пупырчатой?! - решила съехидничать Елена, но рот, почему-то, не захотел открываться.

Гостинцы, вчера не оцененные Еленой, сегодня пришлись весьма кстати. Быстро уничтожая булочки и плюшки, крыса обдумывала глобальный вопрос. Вопрос, который мучил многие поколения женщин. В ЧЕМ пойти на свадьбу?!!! И не важно, что у тебя шкаф не закрывается, все равно не в чем! А у Елены и шкафа-то не было. Но, собираясь в поездку, она точно положила в безразмерную сумочку брючный костюм, в котором была на свадьбе Люксории. Да и туфли к нему из сейфа должна была взять все та же Люкси. А она поручила… Додумать крыса не успела, так как уперлась носом в дверь покоев секретарши и ее супруга.

- А-а-а, - обреченно глядя на сумку, протянула Люкси, - ты ведь помнишь, сколько всего в нее запихнули?
- Ну, давай попробуем наугад, - предложила Елена и запустила лапу в мешок по самое плечо. Ухватила там что-то шелковистое на ощупь и, вытащив из сумки НЕЧТО, ошеломленно спросила. - И чьи же это трусарди из эльфийского шелка?!
-Мои!- недовольный Толик выхватил деталь туалета из лап Елены. - Экологически чистый материал! И вообще, что хочу… И нечего лазить по чужим сумкам.
-Чужим?!! - Елена старалась ухватить Толика за хвост, недавно выросший у этого «джинна». - Раз ты такой умный, лезь в нее и достань мой костюм и туфли. И браслеты и…. Кажется, оно все было в одной сумочке, такой голубенькой.
Толик фыркнул и втянулся в сумку. Послышалась возня, гулкий звук гонга и яростный вопль полуджинна:
-Какой гад сюда сковороду запихал!!!!
Елена и Люкси постарались смеяться как можно тише.
-Дорогой, - спохватилась Люкси и, наклонившись к сумке, попросила,- вытащи заодно и мои вечерние платья и драгоценности!
Послушный Толик вытащил целый ворох платьев, причем его руки были увешаны сумочками в цвет нарядам. Бросив все на пол, он опять нырнул в сумку, и оттуда начали вылетать туфли. Елена вытащила из общей груды свои вещи и, довольная, направилась к двери. Люкси быстро осмотрела свои наряды и растерянно обернулась к мужу, только что выбравшемуся из недр сумки:
-Но мне совершенно нечего надеть!!!
Последнее, что увидела Елена до того, как дверь закрылась, был Толик, с воем отчаяния втянувшийся в бутылку и закрывший за собой крышку!!!!

Luxoria Прекрасная леди (2 Окт 2008 17:37)

- Зух Ра у нас будет в темно-зеленом с золотом, - вынесла вердикт Люкси, задумчиво отмечая что-то карандашом на огромной планшетке. На столе тут же появился роскошный купон зеленого шелка, шитого золотыми нитками. – А Зуль Фия… в бордовом с ветками цветущей сакуры.
На стол упал очередной рулон блестящей материи. Хинские невесты с недоверием смотрели на гору ткани, возвышающуюся над головами присутствующих, но мешать Люксории не стали. Слишком свежи были в памяти воспоминания сегодняшнего утра.
Несколькими часами ранее секретарша АдвокОтской конторы ворвалась на территорию гарема, сметая все на своем пути, словно торнадо пятой категории. Выстроив в шеренгу хинеянок, старших и младших жен, евнухов и прислугу, девушка безапеяционным тоном заявила, что берет подготовку невест к торжественному бракосочетанию в свои руки, а по сему, все должны срочно прекратить заниматься ерундой и в точности выполнять ее распоряжения. На робкие возражения старших жен, Люкси любезно ответила автоматной очередью (пришлось доставать холостые патроны, чтобы лишний раз не травмировать дворец). После такого пламенного приветствия все тут же возжелали быть как можно более полезными, но как можно дальше от главной распорядительницы государевой свадьбы. Поэтому и носились по гарему вспотевшие евнухи, с охапками кружев, букетами цветов, образцами ткани и прочими необходимыми на любом торжестве вещами. Младшие жены срочно разучивали к знаменательному событию самую подходящую, по словам распорядительницы, песню для выхода невест.
- Хочу я замуж, замуж хочу! – выводил стройный хор звонких девичьих голосков под дружное брынькаье на непонятных инструментах. – Да ты не бойся, я все оплачу! Надеть бы белое платье, пойти танцевать, а ты, противный, все зовешь в кровать!
- Ты уверена, что эта песня подходит для бракосочетания Царя Царей? – спросил Толик с сомнением в голосе, доставая из воздуха очередной шелковый купон, на этот раз небесно-голубой с серебром.
Люкси сделала очередную пометку в планшете и окинула Лей Лу таким зверским взглядом, что девушка поспешила спрятаться за горшок с фикусом.
- Ну разумеется, это подходящая песня. Она же про свадьбу, - задумчиво сказала секретарша, пытаясь разглядеть глаза, выглядывающие из-за фикуса. – Вот как тут можно подобрать цвет платья под цвет глаз, если у них у всех глаза черные? А в черном никто не женится.
- Не нужно было так стараться, - запротестовали хинеянки. – Достаточно было сделать одинаковые платья для всех. Мы же выходим замуж одновременно…
Недоверчиво посмотрев на этих ненормальных, Люкси покрутила пальцем у виска.
- Дорогой, ты слышал эту гениальную мысль? – спросила она таким добрым голосом, что невесты предпочли отпрянуть за возвышающуюся на столе шелковую гору.
Толик, которому процесс подборки драпировок уже порядком надоел, вполне одобрял идею хинеянок, но спорить с женой, когда та занята своим любимым делом… Он еще не готов почить смертью храбрых.
Люксория в очередной раз сверилась с планшеткой, после чего торжественно объявила.
- Дамы и господа, мы почти закончили! Осталось подобрать ткань для наряда Глю Ча Тай и все! – нестройное, но очень искреннее «Ура!», донесшееся в ответ, слышал весь Бэдат. – Потом приступим к выбору фасонов и аксессуаров!
По дворцу прокатился не менее дружный стон. Обитатели гарема молили Аллаха, чтобы эта свадьба была последней. Еще одну они просто не переживут. Особенно, если Соломон не сменит распорядителя.
Хинские невесты принялись разбирать рулоны ткани и рисовать на бумажках желаемые фасоны свадебных нарядов, а Люкси оглянулась в поисках Гюль Ча Тай. Но девушки нигде не было. Раздав ценные указания и прикрикнув на мужа, чтобы тщательнее дышал свежим воздухом, а то шеф снова ругаться будет, секретарша пошла на поиски пропавшей невесты.
Гюль Ча Тай нашлась в одной из маленьких диванных. Она сидела на мягких подушках, закрыв лицо руками, и усердно радовалась предстоящей свадьбе. Всхлипывания и судорожные вздохи были слышны уже с порога.
- Эй, что это ты тут ревешь, когда тебе положено цвести и пахнуть? И вообще, что ты сделала со своим красивым личиком? Нос распух, глаза красные, как у вампира! Вот как тебя теперь замуж выдавать?
- Замуж за Царя Царей я выйду, потому что это мой долг. Но вот радоваться этому даже не проси. У Соломона тысяча жен, ему все равно, если его не будет любить всего одна…
Люксория осторожно опустилась на подушки рядом с хинеянкой и отложила в сторону исписанный планшет. Женская интуиция подсказывало, что дело пахнет мелодрамой…
- Ну и кто же тот счастливчик, из-за которого ты так старательно испортила основу для праздничного макияжа?

Алька Прекрасная леди (2 Окт 2008 21:42)

- Ну что, выкладывай! – Ханаэль освободила стол от заваливших его свитков.
- А может не надо? – с душераздирающим вздохом попросила Алька. – Как же я без защиты-то?
- Между прочим, ты в царском дворце, здесь охраны хватает, – напомнила наставница. – Сдавай реактивы!
Девушка неохотно полезла в карман и начала заставлять стол разнообразными пузыречками.
- Ага, значит, до моей аптечки ты тоже уже добралась, - комментировала Ханаэль. – Вот скажи, зачем тебе микстура от кашля понадобилась? Я ее вчера весь вечер искала.
- Не помню, - соврала Алька и тут же предупредила: - Вы ее только никому не давайте, а то она… испортилась уже, наверно.
- Да уж, - согласилась Хани. – После тебя я ею только злейшего врага лечить стала бы. Хотя нет, это и для врага – слишком…
- Все! – ученица демонстративно вывернула карманы. – Больше нету!
- Аль, ну не обыскивать же мне тебя, - укорила ее Ханаэль. – Я сказала – все реактивы сдать, а не меньшую их часть.
- Да здесь все! – не очень натурально возмутилась девушка. Наставница строго кашлянула. – Ну ладно, ладно, чего сразу ругаться-то…
- Ну вот, теперь, вроде бы, все, - прокомментировала Хани, оглядев заполненный пузырьками стол. – Получишь свои игрушки в Конторе.
- А можно в пустыне, когда домой поедем? Ну пожалуйста-а-а!!!!
- Ладно, в пустыне, вроде бы, портить особо нечего…
- И не том спасибо, - буркнула Алька, отступая в коридор.
- А ты куда это, собственно? – строго прищурилась наставница.
- Вышивать буду. Крестиком!
В саду ее уже дожидалась Эби. Дракоша в человеческом облике сидела на бортике фонтана и грустно болтала в воде босыми ногами.
- Превратили! – развела руками она, завидев приближающуюся Альку. – Как теперь жить, а? Даже не полетаешь ведь! У тебя тоже реактивы отняли?
- Почти, - хитро улыбнулась девушка, потом наклонилась к собеседнице и шепнула ей на ухо: – У меня заначка есть!
- Везет… Мне бы кто лишнюю пару крыльев презентовал!
- Хочешь, могу превратить обратно, - предложила Алька. – Рецепт-то я знаю. Только тебе придется тогда прятаться, потому что Соломон рассердится, и шеф тоже.
Эби представила себя, дракона, в маскировочно-камуфляжном прикиде, пытающуюся спрятаться под ближайшим кустом, и с сожалением отказалась от мысли вернуть себе нормальный облик прямо сейчас.
Алька пожала плечами и, оставив дракошу размышлять о ее незавидной участи, отправилась навещать слонов. Нет, вообще-то она сначала хотела пойти и запастись реактивами, но потом заметила выглядывающую из-за угла мордочку дворцового и решила свой тайник пока не рассекречивать. Поэтому, резко сменив курс, девушка отправилась в слоновник.
Васька и Степка лежали на подстилках из свежих пальмовых листьев, жевали бананы и отчаянно скучали.
- Ура!!! – две немаленькие тушки чуть не вмяли Альку в землю. – Едем? Когда? Куда? А мы уже готовы!
До слез жалко было разочаровывать скучавших зверьков, но все-таки пришлось:
- Нет, ребята, у нас еще свадьба. В смысле, у Соломона свадьба. А мы там гостями будем.
- Ну вот… - огорчился Степка.
- Да я уже бананов наелся на сто лет вперед! – вторил ему Васька.
- Вот честно, вывела бы вас погулять, но меня тут саму наказали, - вздохнула девушка. – Боюсь, что парящие над дворцом слоны окончательно добьют хрупкую психику местных рыцарей.
- Каких рыцарей? А мы не знаем!
И Альке пришлось почти час сидеть со слониками, пересказывая им последние дворцовые новости.

Luxoria Прекрасная леди (3 Окт 2008 14:03)

- Ну вот, теперь ты знаешь все, - всхлипнула Гюль Ча Тай и высморкалась в ближайшую занавеску.
«Подумать только, что любовь с людями делает, - удивилась про себя Люкси. – И куда только девались манеры и здоровый пофигизм ко всему, окромя гражданского долга?»
«Да уж, девочку нужно срочно отмазать от этой свадьбы», - встрял внутренний голос. И впервые за очень долгое время Люкси была с ним полностью солидарна.
- Значит так, - снова взяла она командный тон и принялась что-то деловито писать в планшетке, – ты сейчас же прекращаешь реветь, мы приводим тебя в божий вид и сразу идем к Соломону. Мы ему все рассказываем, а он…
- Что вы мне рассказываете? – раздалось от двери. На пороге стоял Царь Царей собственной благородной персоной и излучал полнейшее дружелюбие. Интересно, он сильно изменится в лице, когда узнает, что одна из его невест передумала выходить замуж?
Люкси укоризненно посмотрела на Соломона и едва удержалась, чтобы не покрутить пальцем у виска. Тоже еще нашелся Подкрадывающийся Незаметно…
- Ваше величество, ну нельзя же так пугать! И вообще, подслушивать недостойно и не подобает!
- Это мне кажется, или вы пытаетесь заговорить мне зубы? – удивленно вскинул бровь Соломон. – Разве не вы только что собирались что-то мне рассказать?
Гюль Ча Тай затравленно смотрела на царя, так и не решаясь сказать ни слова. Люкси явственно представила, как бедную хинеянку в кандалах ведут под венец двое стражников, вооруженных до зубов, и ей сразу же расхотелось что-то объяснять жениху. Может, просто по-тихому организовать небольшой побег, да и все? Ну, хватятся ее потом, когда уже будет поздно, но сделать уже ничего не смогут…
- Ээээ… Мы тут просто никак не можем выбрать свадебный наряд. Гюль Ча Тай ни за что не хочет одевать платье, а в штанах жениться запрещено вашими традициями. Вот мы и хотели у вас разрешения попросить…
- Жемчужина, ты думаешь, я совсем не знаю женщин? – ответил Соломон. – Я думаю, что моя невеста не очень рвется поменять статус на жену, и именно об этом вы хотели со мной поговорить. А еще я думаю, что нарушить слово, данное мне императором Подлунной, Гюль Ча Тай могла только по очень важной причине. Такой, как любовь, например.
Ндя… Вот и разговаривай с ним после этого! И откуда только берутся такие умные и догадливые?
«Не поверишь, - ехидно прокомментировал внутренний голос, - оттуда же, откуда и все остальные».
«Да что ты? – огрызнулась Люкси. – Тогда откуда же тебя откопали?»
«Ну… в твоей голове и не такое может завестись! Ты бы хоть иногда пыль из дальних углов сознания выметала, а то даже перед людьми неудобно...»
Ответить на это оскорбление Люкси не успела – Соломон заговорил снова. И от его слов в потухших глазах хинеянки вспыхнула отчаянная надежда.
- Я бы с легким сердцем освободил Гюль Ча Тай от данного ею слова. Не в моих правилах принуждать девушек к ненавистному замужеству. Такой брак не принесет ничего, кроме боли. Если даже любовь со временем тускнеет и приедается, то чего ждать от супружества без любви? У меня тысяча жен, но каждая из них дорога мне и каждую я стараюсь сделать счастливой. Но как можно сделать счастливой ту, счастье которой не со мной?
- Так вы отпускаете Гюль Ча Тай? – перебила Люкси. Уж она-то знала, как долго мужчины могут разговаривать о женщинах и о том, какие они специалисты в доведении последних до крайней степени счастья.
Соломон погрустнел и покачал головой. Хинеянка опустила глаза в пол, смиряясь с судьбой. По ее щекам снова заструились блестящие дорожки слез.
- Я бы отпустил, - с сожалением пояснил Царь Царей, - но если бы вы попросили меня об этом хотя бы на пару дней раньше. А сейчас уже поздно. Приглашения разостланы, гости съезжаются во дворец, герольды трубят о моей свадьбе во всех уголках Сказочного Востока. Было объявлено о бракосочетании царя Соломона с девятью хинскими принцессами. Если во время церемонии их вдруг окажется восемь – это буде настоящий скандал. Мне очень жаль, но этого допустить нельзя.
- Вы хотите сказать, что все дело только в количестве? – неверяще уточнила Люкси. Ситуация была настолько абсурдна, что даже верилось с трудом. И она пять минут назад назвала Соломона умным? – То есть конкретно Гюль Ча Тай вам как невеста не очень нужна.
Царь Царей виновато развел руками. Люкси очень захотелось от злости постучать по дереву, но вряд ли Соломон оценить, если она даст ему в лоб.
- Скажите, ваше величество, - спросила она вместо этого, - а есть ли у вас наложница хинской или похожей наружности?
Соломон на секунду задумался.
- Есть несколько, но они всего лишь одалиски. Обычные невольницы, купленные распорядителем гарема.
Люкси радостно хлопнула в ладоши. Это было то, что нужно.
- А как вы думаете, какая-нибудь из этих наложниц хотела бы стать вашей законной женой?
- Разумеется, - кивнул царь. – Они все об этом мечтают. Но какое все это имеет отношение к сложившейся безвыходной ситуации?
- Самое прямое! – безапелляционно заявила Люкси. – Это и есть выход! Мы заменим Гюль Ча Тай на наложницу с похожей внешностью. Невест останется девять и скандала не будет.
Гюль Ча Тай и Соломон открыли рты от удивления. Такое решение им явно в голову не приходило. Эх, молодо-зелено! Да в АдвокОтской конторе такие плевые проблемы решаются одним махом!
- Но я не могу жениться на обычной рабыне! – возмутился Соломон.- Это будет скандал еще похлеще!
- А кто будет знать, что это рабыня? – подмигнула Люкси. – Разве в приглашениях не написано, что это принцесса Гюль Ча Тай? И вообще, покажите мне человека. Способного без подготовки отличить одну хинеянку от другой.
И Люксория, и невеста смотрели на Соломона с такой надеждой, что тот сдался. Да и как можно отказать двум таким красивым женщинам?
- Ну, хорошо, я согласен. Но если вскроется обман…
- Не вскроется! – заверила его Люкси. – Я попрошу у Хани зелье, которое сотрет ненужные воспоминания у всех, кто знал выбранную нами наложницу (не думаю, что таких очень много). А сама девушка будет хранить тайну до самой смерти. Ведь ей разглашение будет наиболее невыгодно.
Соломон посмотрел на снова ожившую Гюль Ча Тай и вздохнул. Жаль, конечно, отказываться от такой невесты, но насильно мил не будешь. Пусть эта девушка будет счастлива с тем, кого любит. Это все, что может сделать для нее Царь Царей. И Соломон тихонько вышел из комнаты.
Когда за ним закрылась дверь, Люкси с довольной улыбкой повернулась к спасенной хинеянке.
- Ну что, теперь ты довольна?
- Я тебе очень благодарна, - ответила Гюль Ча Тай. – У меня словно камень с души свалился. Но все равно проблема не решена до конца. Ведь я нарушила обещание, данное императору Лао. Как же я теперь вернусь на родину? А больше идти мне некуда. Мой возлюбленный ничего не знает о моих чувствах, а навязываться ему я не стану…
Люкси снова покачала головой. И это говорит самая умная из хинеянок! С благородным воспитанием и прочими замашками! Да в ОГУСИ и то учат лучше! По крайней мере, соображалка у выпускниц этого института точно работает лучше.
- Милая, ты что, не понимаешь? Никакого обещания ты не нарушала! Гюль Ча Тай выйдет замуж за царя Соломона. А скромная наложница в честь праздника получит свободу. И ты сможешь распоряжаться своей жизнью так, как сама захочешь. Но мой тебе совет – езжай с нами в Ортан, а там шеф представит тебя Флавиусу. От первоклассного специалиста он не откажется, это точно. Да и ты сможешь почаще видеться с предметом своей любви. Авось до Лёвушки и дойдет со временем. А если нет, так мы ему популярно объясним!
У Гюль Ча Тай на глаза снова навернулись слезы.
- Спасибо тебе! – сквозь слезы прошептала она. – Что бы я без тебя делала!
Царь Соломон неслышно отошел от двери. Теперь он мог быть спокоен за судьбу своей бывшей невесты. Она в надежных руках, ей помогут и поддержат в трудную минуту. А старшему расследователю очень повезло, хоть он, похоже, об этом и не догадывается. Но он славный мальчик и заслуживает счастья.
Теперь, когда еще одна маленькая проблема была решена, можно и заняться делами. Соломон развернулся и решительно направился в кабинет.

Hanaell Прекрасная леди (3 Окт 2008 14:04)

Ханаэль задумчиво любовалась грудой реактивов, извлеченных из алькиных карманов, и размышляла над двумя важными вещами: куда все это девать и где найти то, чего Алька не сдала (а что не все отдала - это и не обсуждается).
Откуда-то появился дворцовый:
- О! Знакомый набор! Где-то я это уже видел! - за грудой реактивов он заметил Хани. - Прошу извинить, госпожа лекарь. Доброго дня.
- Здравствуйте. А где Вы видели подобный наборчик? - полюбопытствовала Хани.
- Э... собственно, неподобает выдавать тайны...
- А Вы и не выдавайте. И вот той девушке, которая это спрятала - тоже не выдавайте. Ничего ей не выдавайте.
Дворцовый понимающе улыбнулся и исчез.
Ханаэль собрала алькино богатство и аккуратно закрыла в шкафу.
Пора было навещать Шахеризаду. Девушка поправлялась, но была еще очень слаба. Хотя уже живо интересовалась событиями во дворце и Ханаэль старалас ьпересказывать ей все забавные истории. Принцесса сначала просто удыбалась, а теперь и смеялась. Особенно над тем, как "принцессу" Альку дракон спасал от рыцаря и колючих кустов. А отсмеявшись заявила, что таких сказок она еще не знала - про добрых и веселых драконов и неуклюжих рыцарей, про принцессу и юную ученицу лекаря, про ... да про все, что сейчас происходит во дворце!
В дверях Хани столкнулась со стражником. Сосредоточенность на его лице сменилась полной растеряностью:
- Ой! - стражник стоял в дверях, не давая возможности Ханаэли выйти, но сам тоже не заходил.
- Приветствую, ханум! - спохватился он.
- Аналогично! - проворчала в задумчивости Ханаэль.
Выражение лица стражника выглядело не просто озадаченным, на нем оражалась столь интенсивная работа мысли, что, казалось, при желании можно было услышать скрип шестеронок под черепной окробкой. Хани поддалась искушению и прислушалась.... Стражник прислушался тоже.
- Ну? - спросила Ханаэль.
- Чего? - шепотом ответил прислушивающийся стражник.
Хани засомневалась в наличии шестеренок...
- Чего болит? - попыталась сориентировать бедолагу Хани.
- У кого? - спросил тот.
- Хороший вопрос... С чем пожаловали, юноша?
- А! - обрадовался стражник. - Так это... там Вас того!
- Кто меня того? - Хани поняла, что стражник относится к тем мужчинам, с которыми надо разговаривать простыми предложениями и словами не более четырех слогов.
- Царь Соломон! - гордо ответил парень.
- Ага. И где?
- У себя в кабинете! - бодро отрапортовал страж.
- Ага. И последний вопрос: чего именно меня царь Соломон того в кабинете? - это был сложный вопрос, Хани рисковала...
Стражник задумался.
- А! Так это.. Царь Сломон просят Вас к себе в кабинет. - довольный парень вытянулся в струнку.
- Скажи Царю, что я не смогу к нему зайти.
- э.... А почему?
- Потому, что какой-то балбес стоит в дверях и не дает мне выйти! - повысила голос Ханаэль.
- Сейчас же доложу! - рявкнул стражник и ринулся по направлению к кабинету Соломона.
Ханаэль вздохнула и зашагала следом.

попутчик Горячий кабальеро (7 Окт 2008 10:52)

- И что ты будешь делать? – спросил попутчик, глядя на склоненную голову Соломона. – Как не вовремя ты отправил стражу из столицы..
- Ну, я не настолько беззащитен, - горько улыбнулся Царь Царей. – У меня есть, кого приставить для охраны к своим девочкам. Да и ты поможешь. Ты ведь пришел предложить помощь?
- Я помогу, - кивнул попутчик, и прошелся по покоям царя. – Но я бы, наверное, арестовал Амана с Данияром за измену и спал спокойно.
- Пока их не за что арестовывать, - вздохнул Соломон. - Пока это только слова.
- А разве не ты говорил, что слово – это тоже дело? – вскинулся попутчик.
- Не я, хотя мог сказать и я... Но, понимаешь..
- Не понимаю, - попутчик опять прошелся по покоям и застыл у окна. – Я перестаю понимать всякую логику, когда моим близким угрожает опасность. У меня пелена глаза застилает и в голове все перемыкает.. тут на днях гулял с Фаэль по городу, какой-то дервиш на нее палкой замахнулся..
Вот я понимаю – юродивый, понимаю, что пока он замахнется по-настоящему, она сто раз увернется.. Но пальцы сами собой в кулак сжимаются..
- У меня тоже сжимаются, - кивнул Соломон. – так и хочется схватить табуретку и лупить по тупым головам.. Но, видишь ли, друг мой.. А что ты станешь делать, если на Фаэль замахнется Алька?
Попутчик с недоумением уставился на Царя Царей, даже не пытаясь представить эту картину.
- В том и дело. Тебе повезло, друг мой. Все те, кого ты защищаешь, кого ты любишь – они с тобой, они одна команда. И..их мало. А я.. я шеф этой страны, и все, кто живет в ней- они мои.. я поклялся защищать их. Даже если защищать надо от самих себя. И Аман – он тоже мой..
Если я – его Царь – не дам ему шанса.. то кто даст его?
- То есть ты будешь ждать, пока он примет решение- убивать ли тебя и твоих дочерей или нет?
- Я дам ему шанс раскаяться и не совершить зла. И уж за намерение точно не стану арестовывать.. Но возможности совершить зло я ему не дам, - Соломон взглянул на попутчика, словно прося понимания. – Я – владыка этой страны и царь ее нарлда. И я отвечаю за народ мой и его деяния.. И когда рука моя сжимается в кулак, я силой разжимаю пальцы, потому что я – владыка, я – должен.
- Господи, как хорошо, что мне тогда удалось сбежать, - вздохнул попутчик, – не мое это дело – править.. Я бы изломал все табуретки во дворце..
- Ну, ты конечно, великий воитель, - улыбнулся одними губами Соломон, - но зачем же табуретки ломать?
Ладно, я тебя понял, - вздохнул попутчик. – Подумаю, как можно обезопасить твоих девочек, и что делать с Аманом и Данияром. И, знаешь, единственное, что меня радует – я не ошибся в Шахрияре.
- Да, мальчик не виноват, - кивнул Соломон. – Но он и не прав..
-Я не собираюсь заводить с тобой философские споры, сейчас не время, разберетесь с Шахрияром потом, - попутчик направился к двери. - Есть дела поважнее.
- Вот именно. Мне надо написать любовное стихотворение к свадьбе.
Попутчик застыл у двери.
- Сейчас? Любовный сонет? – недоверчиво переспросил он.
- Что бы ни случилось, но в день своей свадьбы каждая женщина должна услышать объяснение в любви, - улыбнулся Соломон. – Даже если мир переворачивается, это не повод лишать женщину праздника.
- Это да, но что-то не видел я в здешних лесах изумрудного тигра.. А писать любовные сонеты десятку невест у края пропасти – задача для тигра..
- Для рабочей лошади грязно- зеленого цвета, - Соломон печально взглянул на попутчика. – Вдохновение – это великая вещь. Но оно приходит, когда хочет само. Увы, мне некогда его ждать. Приходится запрягать и пахать самому…
- Ну, паши, - усмехнулся попутчик. – А я пойду потренируюсь не обращать внимания на юродивых.
- Только не перепутай, юродивые слева, гамадрилы справа. Они, конечно, ведут себя примерно одинаково, но гамадрилы точно ни в чем не виноваты.
Попутчик улыбнулся и вышел. Жених придвинул поближе чернильницу, взял остро заточенное перо и задумался...
Но родиться песне было не суждено. В дверь постучали и стражник объявил с порога:
- Госпожа Ханаэль.

Hanaell Прекрасная леди (8 Окт 2008 14:09)

Вздох Соломона при желании можно было принять и за облегчительный и за сожалетельный. Так же трудно определить было значение скорченной мины.
Впрочем, когда он повернулся к двери, выражение его лица было самым благожелательным.
- Приветствую, Ваше величество! - начала Ханаэль. Может, и против этикета, но кто ж его знает? - Ваша дочь поправляется. Думаю, она сможет присутствовать на Вашей свадьбе - девочке нужны положительные эмоции.
- Приветствую, уважаемая Ханаэль. Спасибо за добрые вести.
Соломон умолк. Хани вспомнила наконец-то, что по этикету начинают и заканчивают разговор начальники (в данном случае - наверное, таки Соломон) и тепер терялась в догадках: так ли сильно ее приветствие оскорбило Царя Царей, что теперь он молчит?
Соломон же покосился на дверь и немного снизив голов произнес:
- Ханум, я хотел бы поговорить с Вами об одном очень деликатном деле...
Брови Ханаэли взлетели вверх: это какое же деликатное дело может быть накануне свадьбы у мужа тысячи жен? Брррр.. звучит-то как... Хотя может быть в этом все и дело? Хани уже начала прикидывать, сможет ли она из подручных средств составить нужное зелье и не стоит ли порконсультироваться с мэтром Гискаром... Соломон же тоже хорош - скажи он о своей проблеме хотя бы на несколько дней раньше... Додумать Хани не успела.
- Меня беспокоит, так сказать, институт брака в моем царстве...
"Он хочет упразнить многоженство! Но при чем тут я?! Разве что посоветоваться относительно вреда воздержания для мужей."
- Все пущено как-то на самотек... Никакого контроля...
" Контроля?! Он что, "право первой ночи" ввести захотел? С обязательным докладом исполнителей по итогам отчетного периода? И ему нужны соответстсвующие меры безопасности?"
- Да еще и эта неприятность в моей семье. Не кажется ли Вам, что это показательно?
- Все, что касается правителя, в том числе и его семьи, - показательно. - тактично ответила Ханаэль. Потом набралась смелости и продолжила. - Но если Ваше Величество будет выражаться яснее, то, возможно, мои советы будут более конкретны.
Соломон еще раз покосился на дверь, пожалел, что Дворец в столь плачевном состоянии, что не сможет обеспечить конфеденциальность разговора и попытался начать с другой стороны:
- Видите ли, ханум, меня искренне огорчило то, что случилось между Шахрияром и Шехерезадой. Вернее, то, чего между ними не случилось. Собственно, даже не это, а что, к чему это привело... Словом, я хотел с Вами посоветоваться - нельзя ли как-то этот поцесс .. гм... контролировать?...
- Можно, - рассердилась Ханаэль, - Конечно можно! Вот можно чтобы процесс проходил в присутствии свидетелей. Или простыню с балкона спальни вывешивать.
- Нет, это определенно не годится. - казалось, что Соломон всрерьез рассматривал возможность таких вариантов.
- Тогда врача приглашайте! Прямо утром и приглашайте.
- А как воспримут это сами молодожены? Первое утро - оно же такое... романтическое, нежное.... и тут врач.
- Ваше Величество! Ну Вы же сами уже все решили! От меня Вам требуется только подтверждение Вашей правоты.
- Нет, ну как же можно! Мне интересно Ваше мнение, Ханаэль! - смутился Соломон (или сделал вид - кто их, политиков, разберет?).
- Мое мнение такое, что все эти вопросы должны решать сами молодожены и посторонние люди должны вмешиваться только в том случае, когда самостоятельно справится нет возможности. Но если уж Вам втемяшилось контролировать что-то, то хоть делайте это цивилизовано и современными методами.
- Ну что ж... Тогда - медицинское освидетельствование в удобное для молодоженов время.- тяжело вздохнул Соломон.
Слова капали из него как свинец - тяжело и через силу. Казалось, что решение, которое он принял, далось ему неприятно и тяжело.

Алька Прекрасная леди (8 Окт 2008 21:31)

- Извините, здравствуйте, к вам можно? – Алька ужом ввинтилась в комнату. – А я вроде как к вам, ваше высочество!
- Добрый вечер, - Шахрияр, чувствуя себя на редкость глупо, отошел от двери и развернулся к гостье. – Что вам угодно?
- Ой, ну у меня к вам такое дело, - Алька осторожно шаркнула по персидскому ковру не очень чистой сандалией. – Ну, такое дело… Я прям не знаю даже, как и начать!
Принц насторожился. Мало ли чего могло прийти в голову этим… ну, мягко скажем, конторцам!
- Начни с чего-нибудь, - посоветовал он.
- В общем, вы про свадьбу слышали? Его величество на всех девяти невестах сразу женить будет. Интересно, брачная ночь у них тоже будет одна на всех?.. А, ладно! Я не об этом. Вы на свадьбу придете?
- Нет. Все?
- Ага, - безмятежно заулыбалась Алька. – В общем, мне сказали тонко намекнуть, но я так не умею, поэтому морально подготовьтесь услышать страшную правду!
- Я не понимаю, о чем вы, - нахмурился Шахрияр.
- Ну, и не надо! – поспешила обидеться девушка. – И говорить я в таком случае ничего не буду. Я к вам, как к человеку, а вы! Между прочим, там ваша жена будет, и не только она…
Алька выскочила в коридор, не забыв хлопнуть дверью об косяк, и быстро скрылась за поворотом.
- Приглашение передай, приглашение передай, - повторила она слова шефа. – Вот спорим, что так-то вернее будет?! Теперь-то он точно на свадьбу придет, прибежит даже… Осталось решить, куда же спрятать ту официальную бумажку, с которой меня, собственно, и отправили. Под ковер? найдут! В вазу? все равно найдут… Остается только в саду закопать… а что, идея! Будет – хе-хе! – такой клад!
Сказано – сделано. Выполнение дурацких идей обычно надолго не откладывают… И кто же знал, что этот сад такое людное место?!
Сначала там бродили какие-то неприкаянные придворные. Три раза пришлось вылезать из кустов и делать вид, что просто бабочек ловишь.
Потом, когда все-таки удалось найти подходящее укрытие, туда зачем-то пришли Гюль Ча Тай со старшим расследователем. Лестард выглядел недовольным и озабоченным.
- У меня всего пара минут, - сразу же предупредил он.
Хинеянка теребила какой-то цветочек, медленно, но верно превращая его в подобие облетевшего одуванчика.
- Я по поводу свадьбы поговорить хотела…
- Не волнуйся, я лично прослежу, чтобы безопасность была обеспечена должным образом. А то помню я, как наш Шеллар женился!
- Да я не об этом, - досадливо махнула широким рукавом Гюль. – Я просто хотела сказать, что не выйду замуж за Соломона.
- То есть как?! – опешил Леонард. – Как это – не выйдешь замуж? А император Лао что скажет? И как же, в конце концов, твой долг перед страной?!
- Со страной все в порядке, - цветочек отправился в полет и повис на ветке куста. – Царь Царей согласен, чтобы меня заменила одна из его невольниц.
- О, я понял, зачем ты меня сюда пригласила! – внезапно просиял Лео. – Я никому не скажу, что одна из невест не ты! А теперь извини – мне пора!
И он бодрым шагом устремился обратно во дворец. Несчастная хинская невеста тихо выругалась, потом от души пнула ближайшее деревце. Плоды с его веток посыпались прямо на засевшую в засаде Альку. И ладно бы это были яблоки, это еще можно пережить! А вот спелые сливы…
Обляпанная соком девушка выбралась на тропинку.
- А поаккуратнее можно?!
- Подслушивать не надо! – парировала Гюль.
- Да я клад закапывала!
Так и не поссорившиеся девушки пошли отмывать Альку. А алчные придворные еще долго просеивали землю в саду, отыскивая загадочный иномирянский клад…

Luxoria Прекрасная леди (11 Окт 2008 00:39)

- Почему цветы розовые? Я же человеческим языком сказала, что они должны быть белые с розовым! Вы разницу чувствуете вообще? А это еще что за ковер? Для обряда? Нет, он совершенно не подходит! Потрепанный какой-то, да и мрачноватый слишком! Ну и что, что старинный? Я сказала, что не подходит, значит не подходит! Что? Именно на этом ковре всегда стоит Соломон во время своих свадеб? И не подумала бы, что у него такой плохой вкус… Убрать немедленно! И принести бежевый с розами! Если нету – соткать! Что значит, вы до завтра не успеете? Я вам не успею! Совсем распустились!
Люкси устало опустилась на ближайшую скамейку и зачерпнула воды из фонтана. За последние пару дней она жутко устала. Кто бы мог подумать, что организовать свадьбу Царя Царей будет так трудно.
«А может, ты просто переусердствуешь? Для своей свадьбы и то так не старалась, - осторожно поинтересовался внутренний голос. – Слуги от тебя уже шарахаются. Да и хинские невесты тоже…»
«Ты думаешь? – Люкси задумалась, перебирая в памяти последние события. – Может, ты и прав. Наверное, и розовые цветы подойдут… Но коврик я им не уступлю. Ишь, чего удумали, супостаты! Царя на какой-то потрепанной гадости установить! Ему же там всю церемонию стоять и позориться!»
Внутренний голос вздохнул. Он сделал все, что мог. Он старался. Ну ладно, не так уж и старался, но, по крайней мере, попробовал. И отстоял розовые цветы, так что за придворного садовника уже можно не беспокоиться – жить будет. А это уже результат!
«Ну, ты это… держи себя в руках, - все-таки еще раз напомнил он. – Не переусердствуй, пожалей людей. Они-то не виноваты, что не успели уволиться до того, как тебя главной назначили…»
Девушка кивнула. Ладно, так уж и быть. Она будет спокойной, как удав, не будет слишком напрягать слуг, и вообще будет вести себя скромно и незаметно, как подобает гостье…
- Ну, куда ты тащишь эту вазу? В парадный зал? Ты что, с ума сошел? Она же совершенно не гармонирует с узором на стенах! Так что неси эту вазу туда, где взял и принеси другую. Желательно светло-голубую с золотым геометрическим орнаментом!
«Эх ты, - махнул рукой внутренний голос. – Ты совершенно безнадежна…»
«А я что? Я ничего, - невинно подняла глазки к небу Люксория. – Я всего лишь любезно указала этому слуге, что ваза не подходит. Он должен быть мне благодарен! И нечего тут руками махать. Ты вообще плод моего воображения, а плоды всякие мне не указ!»
И чего он привязался? Разве она что-то делает не так? Ей просто хочется, чтобы все было красиво. Даже лучше, чем просто красиво. Лучше, чем великолепно. Чтобы все было просто идеально! Ведь это не чья-нибудь свадьба, а самого царя! И раз уж ей поручили такую важную миссию, как ее организация, то она просто обязана выложиться на все сто! Знали бы все, как это утомительно, командовать такой толпой народу, где каждый делает что-нибудь не так! Да она, между прочим, устала больше всех! А ей еще всякие психические отклонения нотации читают!
Люкси так задумалась, что не заметила несущуюся на нее телегу. В последний момент слуга, несший неподходящую вазу, сбил ее с пути телеги. Лошади резво проскакали по осколкам старинного предмета гончарного искусства. Слуга поднялся на ноги и подал Люксории руку.
- С вами все в порядке, госпожа? – спросил он, кланяясь.
«Как они меня все-таки любят, - умилилась Люкси. – Спасли, вазой пожертвовали, самочувствием интересуются! Просто милашки!»
«Ты уверена?» - внутренний голос ткнул пальцем в столпившихся в углу дворика слуг. Выглядели они так, будто только что пережили самое большое разочарование в жизни. Их укоризненные взгляды были направлены в спину спасшего Люкси слуги.
Отряхнувшись от насевшей на платье пыли, девушка тоже пригляделась к слуге поближе. Хорошенький мальчик, чернявенький, глазастый… и совсем еще ребенок. Лет семнадцать, не больше.
- Спасибо тебе, - поблагодарила Люкси своего спасителя. – Если бы не ты, я бы сейчас лежала в лазарете, а Хани поила бы меня всякой гадостью из чашки с лютиками. Так что, ты просто не представляешь, от чего ты меня спас. Как тебя зовут?
- Аладдин. Но не стоит меня благодарить, госпожа, - ответил парнишка. – На моем месте так поступил бы каждый. А то, кто остался бы стоять в стороне, не стоит даже упоминания, ибо он всего лишь грязь и мусор.
Надо же! Какой занятный мальчик! И уж больно языкастый для слуги… С этим, пожалуй, стоит разобраться…
- Послушай, Аладдин, не хочешь стать личным помощником организатора свадебной церемонии?
Мальчик подозрительно уставился на Люкси. В умных глазах светилось сомнение вперемешку с какой-то отчаянной, бесшабашной храбростью.
- А что мне это даст? И вообще, с чего это вдруг вы ставите помощником простого носильщика?
- Во-первых, не простого, а только что спасшего организатора церемоний, - рассмеялась Люкси. – Во-вторых, мне просто нужен помощник, а ты сможешь ходить со мной по всему дворцу и заходить в любые помещения. В-третьих, ты мне просто понравился. Ну так как? Согласен?
- Согласен, - улыбнулся в ответ мальчик. Черные ресницы немедля погасили вспыхнувшую в глазах хитрую искорку.
Люкси посмотрела на остановившуюся возле входа во дворец телегу и выдала первое распоряжение новоиспеченному помощнику.
- Идем посмотрим, что привезли на той телеге, и узнаем, почему возница так торопился, что чуть не сбил гостью Царя Царей.
Когда Люксория и Аладдин приблизились на достаточное расстояние, стало ясно, что из телеги спешно выгружают какие-то кувшины. Большие, высокие, пузатые и странно неустойчивые. Они то и дело норовили упасть, поэтому их приходилось подпирать большими булыжниками.
- Эй, вы, что в тих кувшинах? – крикнула Люкси слугам.
- Масло, благородная госпожа, - ответил возница, не поднимая головы. – Сорок кувшинов отборнейшего масла для свадебного ужина.
- А почему кувшины такие шаткие? Вы что, не могли взять нормальные? – тут же принялась критиковать девушка. – Да и вообще, они слишком большие! Как из них наливать масло на сковородку? Совсем люди головой не думают!
Аладдин внимательно смотрел на свою новую госпожу, пытаясь понять, в чем же заключаются ее работа, и какими могут быть его обязанности. Не сумев уловить сакральный смысл сложной профессии организатора свадеб, он решил все же уточнить.
- Госпожа, а что мне, как вашему помощнику, нужно делать?
- То же, что и я, - ответила Люкси, на секунду отвлекаясь от распекания возницы за неаккуратную езду.
- Но вы ведь только ругаетесь! – удивился мальчик.
- Мальчик, запомни раз и навсегда, - прошипела Люкси, угрожающе сузив глаза, - я не ругаюсь, я указываю на недостатки. Я не придираюсь, я инспектирую. Я не наказываю, я даю возможность осознать свою неправоту. Запомнил?
- Так точно! – бодро отрапортовал Аладдин. – Я должен делать то же самое, верно? Эй, ты! Кто так тащит кувшин? Если завтра у тебя откроется позвоночная грыжа, профсоюз не станет платить за твое лечение!
Люкси расхохоталась. Этот мальчишка нравился ей все больше и больше.
- Пошли, помощник! Буду посвящать тебя в тонкости профессии!

elena Прекрасная леди (13 Окт 2008 20:10)

Елена в последний раз оглядела себя в высоком зеркале, поправила шпильки в прическе и удовлетворенно кивнула. Все выглядело наилучшим образом. В дверь постучали. В комнату вошел дон Аль Карпоне.
-А дождаться ответа вас не учили?!- холодно поинтересовалась она, надменно вскидывая голову.
Аль Карпоне замер, уставившись на Елену. А потом почтительно поклонился. У зеркала стояла прекрасная и гордая незнакомка. Жемчужный цвет сияющего изнутри шелка подчеркивал и оттенял цвет шерсти. Юбка элегантными фестонами стекала к туфелькам в цвет платья. Но когда Елена прошла вперед, стало видно, что это брюки, летящие при каждом шаге, и подчеркивающие грацию движения. Его слегка разочаровали немногочисленные драгоценности. Всего-то пара браслетов, подвеска на тонкой цепочке, шпильки в волосах и бантики на туфлях… Но присмотревшись, дон с большим трудом удержал челюсть от отпадания. Все камни были « Черным пламенем» - столь редким и дорогим бриллиантом, что на бантики от туфелек можно было купить средних размеров царство.
-Да, кажется, я слегка поторопился,- подумал он,- запрашивая, только молодых девиц. Порода это конечно важно, но такая женщина рядом… И можно не опасаться за свою спину. И хорошо бы узнать адресок ее портного. Волшебник, ну просто волшебник!
- Итак? У меня мало времени до начала свадьбы,- ппоторопила Елена впавшего в ступор Аль Капоне. Хотя посмотреть на ошарашенное выражение морды главы местной администрации было приятно. Женщина она или где?
-О да, почтеннейшая,- крыс еще раз поклонился, - ваша непревзойденная красота…
-КОРОЧЕ!- в голосе Елены уже слышалась угроза.
-Я принес подписанный экземпляр договора,- Карпоне протянул Елене листы,- конечно, некоторые пункты вызвали недоумение, и я хотел бы еще раз обговорить их с Вашим многоуважаемым главой дома.
Крыса взяла документы и спрятала их в тубус:
- Сроки приезда вашей делегации обговорим позже.
- Прошу оказать мне честь, сопровождать Вас на свадебные торжества!- дон между тем продолжал, усердные ухаживания.
-А пригласительный у вас есть?- покосилась на неожиданного кавалера Елена.
- Конечно!- Аль Карпоне даже возмутился,- только ни как не пойму, почему Царь Царей нас так не любит?
- Все очень просто,- Елена усмехнулась,- его в детстве испугали.
- Это узнал тот зеленый эльфо- джин?- глаза дона загорелись неподдельным интересом.
- Нет! Это рассказала старая няня царя, - Елена вздохнула. Вот как некоторые любят сложные ходы, магию.., а всего то и надо было подойти и спросить. - Она рассказала, что когда Соломону было около года, к нему в кровать забралась молодая крыса. Ребенок попытался ее поймать, а крыса..
- Его укусила и испугала!- радуясь своей догадливости, перебил Елену Карпоне.
- Испугала малыша дура служанка!- крыса закатила глаза, - Она, увидев крысу, заорала как укушенная, чем и испугала Соломона! А крыса с ним просто играла! Но страх остался в подсознании. Наш зеленый эльфо – джин, как вы изволили выразиться, просто показал царю эту сценку из его памяти.
Елена еще раз взглянула в зеркало и повернулась к сопровождающему,
- Идемте! Пунктуальность, это вежливость королей! Ненавижу опаздывать!
А про себя подумала: « Вот не получит он адрес портного! А если и получит, так без рекомендаций там не принимают!»

Luxoria Прекрасная леди (14 Окт 2008 16:14)

Люкси волновалась и нервничала. А поскольку ни того, ни другого она делать не любила, настроение было соответствующим. Да еще и дорогие и любимые конторцы порадовали. Сначала Алька попыталась пойти на церемонию в кроссовках, мотивируя тем, что их все равно не видно из-под платья. Затем шеф вместо приготовленного фрака надел свой повседневный костюм и наотрез отказался переодеваться. И наказал же бог таким непослушным шефом!
Дальше пошло еще лучше. Солисты национального хора имени Ясира Арафата заявили, что из-за сильного волнения забыли текст свадебной песни, утвержденной для выхода невест. Ну как тут было не огорчится? Возможно, Люкси и была не совсем права, но разве можно делать подобные заявления за час до начала церемонии? Хорошо, что она обзавелась помощником. Он вовремя вмешался и не допустил смертоубийства, но хор теперь будет петь эти жуткие национальные завывания вместо популярных хитов более современных исполнителей. Это ли не ужас?
В довершение ко всему хинские невесты, словно стремясь доконать организатора свадьбы, перепутали наряды. Ну, неужели так сложно было запомнить, что Зуль Фия должна быть в бордовом, а Зух Ра в зеленом? Но прежде, чем Люксорию успел хватить Кондратий, снова вмешался предусмотрительный Аладдин и напомнил, что никто из гостей все равно не отличит одну невесту от другой. Люкси еще раз похвалила себя за решение взять мальчика помощником и решила относиться ко всему попроще, иначе родная контора останется без секретарши.
И, как это не странно, не успела девушка принять это мудрое решение, как все стало на свои места и церемония пошла как по маслу. Ну, почти…
- Так, девочки, все приготовились к торжественному выходу, - командовала Люкси, заглядывая в зал через боковую дверь. Там уже собралось огромное количество народа, а Соломон в центре сиял золотом праздничных одежд. - Вон, хор уже берет такие высокие ноты, что если вы сейчас не появитесь, перейдет на ультразвук. Так что построились в шеренгу и выходим по одному!
- С поднятыми руками? – уточнила Лей Ла.
- Именно, - подтвердила Люкси, и по убийственному выражению ее глаз хинеянки поняли, что шутки лучше отложить на потом.
Аладдин отодвинул занавеску в сторону, Люкси в последний раз проверила, все ли в порядке и начала отсчет невест:
- Джами Ля пошла, Гю Зель, пошла, Гюль Ча Тай пошла… Гюль Ча Тай… Эй, ты! Как там тебя? Пора уже и привыкнуть к новому имени! Или ты передумала выходить замуж? Мне искать другую замену Гюль Ча Тай?
Наложница пулей вылетела в зал навстречу своему счастью. Когда невесты выстроились рядом с Соломоном, и церемония началась, Люкси с облегчением вздохнула. Ее обязанности почти закончились. Осталось пережить праздничное гулянье, а это уже мелочи. Девушка потянула Аладдина к незаметной дверце, и через минуту они уже стояли в толпе гостей, восхищенно следивших за церемонией.
- А неплохо у нас получилось, - констатировала Люкория. – Мы молодцы, Аладдин.
Но мальчик ее не слышал. Словно завороженный, он не отводил глаз от стоявшей рядом с Шехерезадой и Шахрияром царевны Будур.
«Так-так! – задумалась Люкси. - Кто же ты такой, Аладдин? Тайный поклонник царевны? И зачем ты пробрался во дворец? С какой целью?»
«Тебе-то какая разница? – возмутился внутренний голос. – Своим проблем не хватает?»
«Если этот малыш чего-нибудь вытворит во время свадьбы – это буду мои проблемы!»
В этот момент Будур отвела глаза от произносящего традиционную речь раввина и обвела взглядом толпу. Заметив в ней Аладдина, царевна застыла, удивленно и испуганно переводя взгляд с мальчика на увлеченного церемонией отца.
«Ух ты! А поклонник, кажется, вовсе не тайный! - удивился внутренний голос. – Что будем делать?»
Люкси наклонилась к уху Аладдина и быстро зашептала.
- А ну быстро сознавайся, герой-любовник, что тебя связывает с Будур? И только попробуй соврать! Я после всех этих волнений с церемонией жутко нервная, так что меня лучше лишний раз не злить. А вот если расскажешь правду, может, и помогу…
Аладдин неуверенно покосился на стоявших рядом людей, которые начали явственно прислушиваться к их разговору. Затем решился, и очень тихо заговорил, так что до слуха любопытствующих гостей долетали только некоторые слова, как то: «полный финиш» и «Гитлер Капут».
- Значит так, - решила Люксория, выслушав сбивчивую речь своего помощника, - с Будур я тебе встретиться помогу, но только после свадьбы и при условии, что ты не попадешься на глаза Соломону. А то точно будет тут полный «Гитлер Капут». И после этого ты сразу же покинешь дворец. А сейчас пойдем поближе к нашим и спокойно досмотрим представление. И я тебя прошу, не пялься на Будур так явно! Вся толпа в восхищении смотрит на жениха и невест, а ты не должен выделяться. Ну-ка, изобрази восхищенный взгляд… еще восхищеннее… ладно, сойдет. Так и стой до конца церемонии, понял?
И Люкси потащила мальчика сквозь толпу к тому месту, где с комфортом расположились конторцы.

попутчик Горячий кабальеро (14 Окт 2008 18:39)

Попутчик поправил бабочку, одернул фалды фрака и остановился посреди комнаты. Он точно знал, что Люксория будет ругаться, но все его внутренне «я» возмущено кричало, что в этом узком футляре выходить сегодня не следует.
Он воровато оглянулся, осторожно снял начищенный фрак , повесил его обратно в шкаф и облачился в привычный и удобный камзол.
В конце концов, на этом празднике – не он главный гость…
Затем проверил карманы, сунул на всякий случай в карман нож, и вышел.
Конторцы уже ждали его возле беседки. Попутчик окинул взглядом нарядных девочек, элегантного Мориса, удивился, что рядом с Люксорией трется какой то мальчика, которому она строго что-то высказывает.
- Так, вы идите в главную залу, и ты, Толик, тоже, а нам еще надо кое-что додлеать, - заяивла секретарша, и удалилась в сторону дворца.
И совсем было собрался скомандовать : «Вперед», как из комнаты Елены появилась потрясающая пара – гранд-дама в сером костюме под руку с элегантным крысом с набриолинеными усами..
Раздался общий вздох…
Елена строго посмотрела на друзей и удивилась: «Кого ждем?»
- Все, уже никого, - быстро ответил попутчик и зашагал ко дворцу.
В главном зале уже собрались гости. В первом ряду стояла Шехерезада, поддерживаемая Ханаэль. Рядом с ней несмело остановился Шахрияр. Из угла сверкала глазами Савская, причем Данияра рядом не наблюдалось. Будур, Аман, Хоттабыч…
Наконец с одной стороны зала вошел Соломон, из двери напротив – невесты в сопровождении Лестарда, который выполнял на обряде роль родителя.. Огромный шатер – хупа из расписного шелка стоял посреди дворца. Раввин с печальными и мудрыми глазами ждал брачующихся под его сводами.
- А с чего раввин? – удивился попутчик. – Вроде на свадьбе Будур мулла был?
- Будур – младшая дочь царя, - пояснил какой-то старик, показавшийся попутчику знакомым. – Семья ее матери исповедовала ислам. Царь Царей принимает все религии, его жены и дети верят в тех богов, которые им ближе. Но сам он придерживается веры и традиций отцов.
Смолкла музыка. Раввин открыл Тору и певуче начал читать молитву на древнем языке. Зал застыл в благоволении. Тут в приоткрывшуюся дверь проскользнула Люксория и осторожно протиснулась к попутчику. За ней как хвостик следовал ее помощник.
Старик закончил, Соломон взял с подноса, поданного Хоттабычем, одно кольца, надел его на указательный палец первой невесты..
- Этим кольцом ты посвящаешься мне в соответствии с религией праотцов.
Взял второе, надел его на палец второй жены…
- Сейчас будут поздравлять гости, - толкнула Люксория попутчика. – Вы речь приготовили?
- А ты думаешь человеку, который жениться в тысячный раз, можно пожелать что-то новое? – усмехнулся попутчик.
- Ну, всякое бывает. Не каждому так везет –найти в одной женщине тысячу, - усмехнулась Люксория и искоса взглянула на стоящего рядом с шефом Толика.
Тот всем своим видом выразил, как понимает и ценит свое счастье.
Люкси удовлетворенно улыбнулась и добавила:
- И не путайте мне церемонию, идите и поздравляйте.

Алька Прекрасная леди (15 Окт 2008 20:08)

Венчаться с девятью невестами – это тоже самое, что и с одной, только в девять раз дольше. Впрочем, церемония проводилась оперативно, так что Алька, изучавшая росписи на потолке, даже заскучать не успела. Дракоша ныла, что ей жмут туфли, а Будур периодически то утешали Эби, то встряхивала неуважительно зевающую Альку.
- Да мало того, что я пол-утра красилась, а другие – одевалась, я еще и позавтракать не успела, - оправдывалась девица. – Ну когда нас уже будут кормить?!
«А всю ночь вела партизанскую войну с дворцовым, который, зараза такая! – не пускал меня к тайнику. Оказывается, во дворце можно блуждать не хуже, чем в лесу, - мысленно добавила Алька, снова разглядывая потолок. – Потом я все-таки добралась до кухни, а с этим, согласитесь, уже можно жить! Обстрел яблоками я выиграла, хоть дворцовый и отсиживался за котлом… А когда пригрозила сделать перцовую бомбу, он понял, что без реактивов я опаснее. Там хоть составы проверенные!
С другой стороны, ведь при первом же шансе всю заначку обратно упрет! Вот и приходится все с собой таскать…»
- Да не спи ты! – снова тряхнула ее за плечо царевна. – Еще пять минут, - и все!
- Пять минут было и полчаса назад, - проворчала Алька.
Однако тут гости встряхнулись и недружной толпой пошли поздравлять владыку. Впрочем, почти сразу же отлаженный механизм церемонии был остановлен очень громким стуком в дверь. Похоже, стучали в нее тараном.
Открывавшиеся наружу двери не вынесли столь вандальского обращения и рассыпались на не подлежащие восстановлению полешки.
В открывшийся проем быстро заскочили люди в разноцветных грязных халатах. Их лица не были обременены интеллектом, но зато у каждого в руках было оружие. И они явно собрались им воспользоваться.
- Ну, здравствуйте, господа хорошие! ! – объявил бородатый тип, в котором дракоша сразу узнала атамана разбойников. – Вам тут хорошо? Нам тоже, я надеюсь, будет хорошо. Хорошим надо делиться... По-братски...

Fael Прекрасная леди (15 Окт 2008 22:18)

"Никогда, - повторяла про себя Фаэль, пытаясь одновременно занять выгодную стратегическую позицию за колонной, пробравшсь туда под креслами, найти по пути что-нибудь, что можно метать в противника и - самое сложное - не запутаться при этом в длинной юбке - никогда..."
Что именно "никогда" она сформулировать не успела - разбойники времени отнюдь не теряли и начали наступление. Выпустив залп из ручных арбалетов, они зачем-то взялись не за сабли, а за большие булыжники, поднять которые можно было только двумя руками. Воспользовавшись заминкой, Фаэль прицельно метнула подобранные предметы. Особенно удачно попала чья-то оставленная под стулом (видимо, чтобы дать ноге отдохнуть от такой тяжести) туфелька с длинным и заостренным книзу золотым каблуком - она попала точно в лоб одному из разбойников, сразив того наповал.
Наконец, стало понятно, зачем им понадобились эти неудобные камни. Разбойники дружно бросили их на середину зала, и в воздухе тотчас сгустились крупные фигуры.
- Дэвы! - завопил кто-то в ужасе.
- Хоттабыч! - послышался громоподобный рык Соломона, и повинуясь приказу, из стен и потолка появились синеватые джинны, преграждая дорогу дэвам, и среди них Фаэль с удивлением обнаружила Казика и Джину.
Тем временем между людьми тоже завязался нешуточный бой. У хоббитянки закончились орудия, и ей ничего не оставалось, как выжидать удобный момент для смены места дислокации.
- Ага! - вдруг завопил над ней разбойник, замахиваясь кривой саблей. Фаэль кувыркнулась ему под ноги, благо расставлены они были достаточно широко, чтобы проскочить хоббиту, но не расчитала - сабля пригвоздила подол ее платья, и то, не выдержав, треснуло.
"Туда ему и дорога", - злорадно подумала Фаэль, откатываясь к креслам.

Она хотела еще набрать орудий и продолжить бой, но тут ее взгляд наткнулся на Шахрияра. Тот рубился с пятью разбойниками сразу, прикрывая Шахерезаду и Ханаэль.
"Да они ж их сейчас окружат!" - с ужасом подумала хоббитянка.
Шахрияр увлекся четырьмя противниками, не замечая пятого.
Фаэль рванула на помощь, уже понимая, что не успеет.
"Никогда!" - пронеслось у нее в голове.
Со звериным рыком она выкатилась под ноги разбойникам, отвлекая на себя из внимание, но было поздно, пятый разбойник всадил нож в бок царевичу.
Царевич охнул, но устоял на ногах. Разбойники уже готовы были накинуться на легкую добычу, но тут прямо пред ними полыхнуло, Фаэль едва успела отскочить, и то лишь благодаря окрику Хани, метнувшей бомбу.
Воспользовавшись замешательством противников, Шахрияр чуть ли не пинками загнал девушек в дверь, спрятанную за портьерой, запер ее, задвинул комодом и лишь после этого рухнул на пол.
- Он ранен! Воду! Тряпки! Физраствор! Живее! - Выкрикивала Хани непонятно кому, склоняясь над царевичем.
В дверь уже долбили.
- Сейчас, Хани, одну минутку, я сейчас! - сказала Фаэль, заметив небольшое окошко.
Она скинула наконец мешавшее платье, оставшись в одной тунике и панталончиках, и вылезла в окно.
"Сейчас, милая, здесь недалеко, я знаю, я быстро... - она карабкалась вниз по колючим розам, увившим стены дворца, а потом стремглав неслась в комнату Хани, где было все, что нужно - аптечка! Она бежала и повторяла про себя - Никогда... Никогда больше не надену дурацкого платься! Никогда больше не выйду из комнаты без ножей и лука! Никогда не стану выходить замуж за царя или принца!"

elena Прекрасная леди (15 Окт 2008 23:40)

Свадьба - она и в стране сказок свадьба. Раввин бубнит, гости изображают горячий интерес, а на самом деле - обычный прием. Вот, когда женятся родные тебе люди - совсем другое дело! Но, что и говорить, Люкси - прирожденный администратор! Тесновато ей в Конторе, тесновато! Как она всех построила рядами и колоннами! Запугала всех по полной!
Фууу, закончили, наконец! Теперь выслушать поздравления и пожелания. Бла, бла, бла.. И вдруг! Двери разлетелись и появились заросшие морды… и с ходу предложили сдать драгоценности.
Все замерли, а потом… потом все понеслось. Стража кинулась наперерез разбойникам. Придворные, как тараканы бросились врассыпную. Сообразительные - к дверям гарема и к проходу на кухню. Но во дворе гарема тоже слышались крики. А самые умные отползли под стены. Ну, чтобы случайно на них не наступили. Дон Карпоне тоже метнулся к стене. Даже попытался схватить за лапу Елену, но она уже бежала к молоденькой девушке, от страха застывшей прямо на дороге у бегущего разбойника.
Елена вытащила из волос шпильку, остановилась, выдохнула, как учил Сани, и метнула ее в бегущего. Острая игла вошла разбойнику в кисть руки, он заорал и уронил саблю. Из-под стены начали выскакивать крысы, вооруженные длинными тонкими стилетами и собственными зубами. Девушка, увидев крыс, завизжала и в мгновение ока влезла на спину какого-то разбойника, замотав ему лицо и голову широким подолом платья. А крысы подсунули ему под ноги кресло, и машущий руками, как мельница, мужик грохнулся на ковер. Правда, девушка оказалась там же, но как-то быстро убежала на четвереньках, не переставая оглушительно визжать.
Стражники дрались отчаянно, но разбойники все прибывали. И откуда их столько? У Елены закончились шпильки, она сняла туфли и лупила острыми каблуками по чему подвернется. И еще раз вспоминала добрым словом внука и инструктора по переподготовке - уж покувыркаться и попрыгать ей пришлось будь здоров. Но и рук-ног, переломанных по дороге, осталось тоже немало. Когда Елена выбралась из зала, рядом с ней снова оказался дон Карпоне.
- Ну что, - спросила, отдышавшись, Елена - Партизанская война?
- Да! Мы им не просто так! - Крыс вдруг встал на одно колено и заявил. - Я Вас недооценил! Вы такая, такая!!! Будьте моей женой!!!
- Ни хрена ж себе ты времечко нашел! - возмутилась Елена, - Вперед! Вон, гад, в кухню поперся, все угощения перепортит!!!

попутчик Горячий кабальеро (16 Окт 2008 14:08)

- Черт, так и знал, - выдохнул попутчик, когда двери полетели, выбитые нападающими.
Он быстро поставил Люксорию к стене за креслом, нахмурив лоб, чтобы она поняла, что в этой драке ей участвовать не стоит, и кинулся к шатру, где вокруг Соломона начиналась свалка. Стукнув двух ближних разбойников головами друг о друга, он пробился в середину комнаты, глянул вокруг, увидел, что Фаэль вместе с Хани и Шехерезадой исчезают за дверью, что Люкси стоит, прикрытая Джиной, и сосредоточился на драке.
Сабли в ближнем бою – это, конечно, перебор. Охотничий нож удобнее. Он и удар сабли на лезвие примет и остановит и вообще... Но зато и шарик с усыпляющим заклинанием из запасов Флавиуса не бросишь..
И связывать разбойников попутчику было некогда.. Но за спиной встал давнишний старик, и как-то очень умело стал связывать руки и ноги разбойникам, покидываемым ему попутчиком.
Во дворе слышалось бряцание оружия – подоспевшая стража разбиралась с разбойниками на подступах к дворцу. Но в зале численный перевес пока был на стороне нападавших. Царь Царей методично отступал к стене, и теперь его спина была практически прикрыта.
Мгновенной атаки не получилось, тактике долгого боя разбойники были явно не обучены. Джины умело держали оборону, люди тоже пришли в себя.. насколько попутчик понимал характер Соломона, где-то неподалеку обязательно есть резерв, значит, вскоре помощь подоспеет. Оставалась продержаться до ее прихода…
Застигнутые неожиданной атакой, конторцы оказались разобщены, и это единственное, что сейчас беспокоило попутчика. В одном углу судорожно прижимала к груди сумочку с заветной бутылочкой Люкси. Мальчишка, чуть напружинившись, стоял перед ней, всем своим видом показывая, что к Люкси враг не подступит. И не подступал. Джина свое дело знала и контролировала ситуацию. В другом углу Морис пытался загородить от случайных ударов и прилетающих предметов невесть как оказавшегося в зале изумрудного зайца, Тима и наложницу, недавно ставшую женой Соломона. Ему активно помогали кракадильчики. Они пикировали на разбойников, лупили хвостами по глазам, вцеплялись в носы, откусывали кусочки ушей…
Толик сражался в рядах джинов, достойно противостоящих армии дэвов. Алька, Будур, Дракоша и парочка юных стражников активно сеяли ужас в рядах нападающих..
По стенке в строну Соломона пробирался Аман. Попутчика насторожил бегающий взгляд начальника стражи Шахрияра.. И, что удивительно, след в след за ним, словно подгоняя, двигался Данияр.

Fael Прекрасная леди (16 Окт 2008 20:45)

Фаэль некогда было отмечать, что дворец понемногу приходит в себя. Конечно, на достойную защиту сил у него не было, но без его помощи она бы так быстро комнату Хани не нашла, а уж заветную аптечку и подавно. Схватив увесистую сумку, если не сказать сундук, хоббитянка стремглав кинулась обратно, не заметив, как к волосам прицепился зеленый светлячок.
В голове вертелось одно "Только бы успеть!..", а перед глазами вставали страшные картины - то Шахрияр, истекший кровью на мраморном полу, то злобные разбойники, выбившие-таки дверь и добравшиеся до Шехерезады, то израненые конторцы... Страх гнал вперед, она буквально взлетела по колючим розам в заветное окошко, непонятно каким чудом затащив туда драгоценную аптечку.
Хани, не сказав ни слова, залезла туда чуть ли не с головой и принялась священнодействовать над царевичем, время от времени отдавая четкие инструкции ассистирующей хоббитянке.
Дверь ходила ходуном, сотрясаемая ударами чего-то тяжелого.
- Фаэль, физраствор. Зажим. Да не этот, другой! - командовала Хани. - Так. Теперь возьми желтый пузырек, зажми нос, открой и плесни под дверь половину, а то шумно что-то. Все выплеснулось? Ладно, не жалко, их там много.
- А что это? - набравшись смелости спросила Фаэль, когда за дверью вдруг стихло.
- Сонный газ, - не отрываясь от больного, сказала Хани. - Сжиженный. Готовь повязку.

- Он... Он поправится? - дрогнувшим голосом спросила Шехерезада, с болью и надеждой вглядываясь в помертвевшее бледное лицо Шахрияра.
Хани долго молчала, делая вид, что ужасно занята с больным, но потом все же ответила:
- Не знаю, девочка. Это совершенно антинаучно, но вся надежда только на чудо.
И вдруг Шахрияр открыл глаза.

Алька Прекрасная леди (16 Окт 2008 20:57)

- Мамочки! – пискнула Алька. Разбойник, который вроде только что торопился на подмогу своим, вдруг обернулся, расплываясь в щербатой усмешке:
- Цыпочки…
Какой-то стражник огрел его по голове круглым щитом.
- И почему я не дракон?! – взвыла Эби. – Аль, ты вообще собираешься хоть что-нибудь делать?
- Да что делать-то?! – воскликнула Алька. Люди, крысы и разбойники перемешались так, что понять кто где, было практически невозможно. – Ну, разве что…
Первая бомбочка полетела в толпу, не столько навредив, сколько напугав. Впрочем, и конторцев, и обитателей дворца было уже трудно удивить, так что отвлеклись одни разбойники.
- Дай и мне покидать! – потребовала Будур. – Не за ятаган же мне браться!
- И мне! – потребовала Дракоша.
- Легко! Я смешиваю, вы бросаете!
Уже через пару минут зал наполнился дымом и грохотом.
В окне показался задумчивым голубой слоник, помахал ушами, отгоняя дым. Розовый слон парил рядышком. На подоконник выскочил дворцовый и, быстро переговорив со зверьками, оперативно притащил корзину с кокосами.
- Кидайте! – щедро разрешил он. – А закончатся, я еще ананасов принесу. И арбузы где-то на складе завалялись!..

elena Прекрасная леди (17 Окт 2008 21:52)

Дон Карпоне не успел еще подняться, а Елена, мазнув шелком ему по усам, уже бежала в кухню. Картина, открывшаяся на кухне, очень разозлила крысу. Три разбойника, выставив вперед сабли, надвигались на главного повара. Повар - совершенно необъятных размеров дядечка - закрывал своим телом свадебный торт. Елена представила, как грязные, век не мытые руки разбойников, начнут крушить эту бело-розовую красоту. Да Люкси два года жизни потеряла, объясняя поварам концепцию свадебного торта! А эти с не мытыми лапами? Ни за что!!! Елена с разгону вспрыгнула на шею стоящему посредине разбойнику и ударила его локтем в точку на шее. Разбойник, выронив саблю, тихо завалился вперед. Его напарники на удивление не отшатнулись от невиданного зверя, а наоборот захотели его схватить. Но не учли, что стояли слишком близко, и стукнулись головами, что есть мочи. Безоружный вроде повар, откуда-то из-за спины вытащил половник- переросток и ловко стукнул одного из нападавших по голове. После чего тот тихо прилег в кучку на своего напарника. Ну а третьего завалили количеством подоспевшие крысы. Связанных разбойников оттащили в угол, подальше от торта. Когда крысиная команда вышла в коридор, дверь внутри кухни срочно забаррикадировали
И куда мы теперь? - спросила Елена, останавливаясь на лестнице и быстро снимая с себя парадный костюм и украшения. Завязала все это в узел и сунула в лапы ближайшему крысу. - Ты что во дворце лучше всего знаешь?
- Продуктовые подвалы, - несколько смущенно ответил дон Карпоне. Свой узел с одеждой он вручил тому же крысу.
- О-о! Подвалы это святое! Так кого ждем?! - дон так и не понял, смеется над ним эта женщина или одобряет.
- Ваши драгоценные шпильки, вы потеряли их в зале, - на ходу сетовал крыс.- Мы постараемся их найти.
- Не потеряла, а использовала по назначению!- отмахнулась Елена.- И они заговоренные от потери. Найдутся! В первый раз что ли.
Продуктовые подвалы оказались местом очень популярным. Перед распахнутыми настежь двустворчатыми дверями стояло две объемные телеги. Одна из них уже была загружена, а на вторую человек десять разбойников складывали мешки. Крысы из-за угла наблюдали, как разбойники дружно отправились вниз. Елена с Карпоне посмотрели друг на друга и одновременно выдали:
- Телега!
- Двери! - короткий приказ, и один из серого воинства уже бежит по спине лошади, а другой зачем-то нырнул в подвал. Елена изумленными глазами смотрела, как крыс что-то шепчет на ухо лошади. И та, чуть махнув головой, как бы соглашаясь, спокойно тянет телегу к двери. Крыс, спускавшийся в подвал, выскочил оттуда в последнюю секунду, захлопнувшиеся двери только чудом не оттяпали ему хвост. Крыс был вымазан в чем-то жирном.
- Он у нас специалист по маслу, - уже не смущаясь, объяснил Аль Карпоне.
- Ага, - подтвердил специалист, весело скалясь, - все ступеньки наверх залил пальмовым маслом!
Все прислушались. Из-за двери сначала донеслись обещания всевозможных «благ» придурку, который закрыл двери, а потом крики и звук падающих тел.
Елена огляделась.
- Я назад, в зал, - крыса обеспокоенно дергала усами, - Как там наши? А вы шли бы к воротам. Лошадей с телегами в кувшинах с маслом не протащишь.
- Значит, ворота открыли! Запоздало догадался Дон Карпоне, но Елена уже стремглав неслась по коридору. Ему оставалось лишь крикнуть ей вслед - Будьте осторожны!!! и тихонько добавить про себя: «Какая женщина...»

попутчик Горячий кабальеро (18 Окт 2008 18:17)

совместно с Люксорией

- Не теряй зря времени, - услышал Аман шепот, еще раз стукнул эфесом сабли уже покачнувшегося разбойника, и обернулся. Сзади, нахмурившись, стоял секретарь Савской.
- С разбойниками разберутся и без тебя, - шипел Данияр. – Не сейчас, так через час, это не важно. А вот такой шанс уйти безнаказанным, свалив все на немытых идиотов, тебе может больше и не подвернуться. Посмотри, Соломон участвует в бою… А в бою случиться может всякое. И кто разберет, чей нож отправил Царя Царей к предкам?
Начальник стражи Шахрияра вздрогнул и с ужасом уставился на говорящего.
- Что ты смотришь на меня, словно я твоя теща, - взвизгнул Данияр. – Ты думал, что время никогда не придет? А оно пришло. Пора выполнять обязательства. Давай, двигайся по стеночке, не так тут далеко идти.
Аман тоскливо глянул на Данияра, и осторожно двинулся по направлению к сражающемуся с разбойниками Соломону.
Каждый шаг давался с трудом, словно не дворцовый паркет, а тяжелый песок под ногами. И сабля, совсем недавно так ладно лежавшая в руках, холодила пальцы…
Аман оглянулся - Данияр шел за ним, сверля взглядом спину.
«Я не давал клятвы Соломону, - пытался убедить себя воин, - он не мой повелитель… Это он своим правлением довел страну до гибели. Виданное ли дело, разбойники, тупой сброд врываются в царский дворец… Что посеешь, то и пожнешь. В том, что в стране бунт – виновен правитель, и он должен понести наказание… И выбора у меня нет. Либо погибнет он, либо… Этот мерзавец Данияр не станет молчать. А Шахрияр не имеет уже никакого влияния при дворе. Да и зачем юному царевичу старый воин, не имеющий связей во влиятельных кругах?»
Но сегодня все эти рассуждения, так часто тревожащие е душу прежде, казались натянутыми и…
Он поднял голову – совсем рядом, на расстоянии замаха, перед ним была спина Царя Царей. Один удар в эту спину, и обеспеченная старость Аману гарантирована, домик в окружении деревьев на берегу синего озера…
Соломон никогда не водил войско в поход, но фехтовал легко и уверенно, держа на расстоянии троих разбойников. Аман невольно залюбовался легкими, точными движениями Царя… и сам себя одернул. Это человек – единственное препятствие к покою. Враг, которого надо уничтожить…
Аман поудобнее перехватил саблю и подошел на шаг ближе.
Соломон откинул одного из своих соперников, и в мгновение передышки обернулся к воину.
- Ничего, есть еще порох в пороховницах, - улыбнулся он. – Мы еще повоюем!
На мгновение Аману стало трудно дышать. И рука опять потяжелела…
Он – старый солдат, всю жизнь стоявший на страже закона… Всю жизнь защищавший порядок. Что он делает? Зачем?
И тут, неожиданно для всех, одноглазый разбойник, который, казалось бы, уже давно лежал неподалеку от Царя Царей, вскочил и, выставив нож, кинулся на него сбоку, почти перед носом у Амана. На его пути никого не было, и Соломон, занятый боем с двумя противниками, никак не успевал обернуться.
- Господи, вот шанс, - пронеслось в голове Амана, - мне ничего не надо делать, просто… пропустить его. И не надо бить самому. Просто пропустить…
А в следующее мгновение он сам не заметил, как шагнул навстречу одноглазому, и легко, словно и не тяжелели мгновение назад руки, перерубил того пополам.
И как будто это мгновение было поворотным, будто спало заклятие – просветлело в глазах, выровнялось дыхание, легким и пружинистым стал шаг. Аман окинул поле битвы – разбойников было много, еще много. Но уже стало ясно, что они проиграли. Переменилось настроение боя… И они сами почувствовали это, потеряли уверенность в победе, стали все реже атаковать и тоскливо поглядывать на дверь..
Аман перехватил саблю и стремительно, как в молодости, вошел в битву…

elena Прекрасная леди (18 Окт 2008 19:08)

Елена добралась до зала, никого не встретив в коридорах, и лишь проскользнув в туда, поняла, почему. У дверей держали оборону стражники, не пропуская никого во внутренние коридоры. Спрятавшись за ногами стражников, крыса попыталась оценить обстановку. Основной бой сосредоточился в том месте, где стоял Соломон, разбойники пытались пробиться к Царю, но стража, шеф и кое-кто из гостей не давали им подойти. Елену очень насторожило присутствие рядом с Соломоном секретаря Савской. Его спина была напряжена до предела, а рука сжимала за спиной узкий нож.
"Держит он его весьма профессионально! - Думала Елена, пробираясь под стульями со всей доступной скоростью. - Да, когда вернусь домой, надо обязательно поблагодарить внука и любимого моего инструктора! Без их полигона я бы тут лапки-то склеила-а!"
И уже выскакивая из-под стула, она поняла, что прыгнуть на спину и вдарить в любимую точку на шее, гарантированно вырубая любого человека, она уже не успевает. А успевает вцепиться что есть силы в ближайшую, правда весьма тощую, но зато самую доступную часть тела секретаря… Елена всадила весь имеющийся набор зубов в задницу Данияра.

От неожиданной боли тот заорал и отмахнулся, не глядя ножом. Нож чиркнул крысу по плечу, но к изумлению Елены, боли она не почувствовала и, не тратя времени дором, вцепилась в кисть руки, сжимавшей нож. Данияр завизжал еще громче, нож со звоном упал на пол, а Елена, наконец-то смогла спокойно залезть по спине секретаря и усесться ему на плечи. Как объезжают лошадей, она видела, а вот как на этот счет с секретарями, она почувствовала на своей… ээээ… филейной части. Данияр пытался схватить крысу, а она успешно кусала ему руки, он прыгал так, что Елена чуть не прикусила себе язык. В конце концов, она стащила с секретаря тюрбан и замотала ему лицо. Ничего не видя, Данияр споткнулся и рухнул на пол. Не успевшая спрыгнуть Елена, укатилась куда-то в угол, крепко приложившись к стене.
"Так вот оно какое, Небо в Алмазах, - думала Елена, пытаясь справиться с головокружением, - А птички могли бы чирикать и потише! Откуда они-то взялись? И куда это меня тащат?! А, это Морис, ну тогда можно расслабиться…"

Морис Горячий кабальеро (20 Окт 2008 21:18)

Нападение разбойников – это прекрасный повод для показа боевых навыков сотрудниц спецслужбы хинского императора. Однако для новоиспеченных жен Царя Царей боевые навыки – не самое достойное и явно неподобающее поведение.
Все последние дни хинеянки то и дело слышали одно и то же наставление: «Забудьте о том, что вас готовили как воинов. Вспомните, что вы женщины и будущие царицы!». Об этом им твердили и будущие «коллеги» из царского гарема, и многочисленные евнухи, и толстый распорядитель церемоний. Если продолжить логическую цепочку, то, по мнению ревнителей традиций, истинные царицы при виде разбойников должны были разбежаться с криками ужаса. Да и новые наряды не слишком подходили для сражения, а суматоха последних дней свидетельствовала, что беречь их следовало пуще жизни. И трудно было решить, кто страшнее – жадные разбойники или Люксория, горюющая над разорванными шелками.

В общем, пока молодые супруги боролись с сомнением, удобный момент вступить в бой был упущен. Однако долго играть роль послушных восточных жен для настоящих воительниц было невозможно. Оглядев зал и заметив, как Лестард, вспомнив полученные уроки, отбивается от разбойников; как отважно сражаются сотрудники Конторы; как их новоиспеченного супруга окружают вооруженные негодяи; молодые жены переглянулись, ... куски разорванного шелка полетели в разные стороны, роскошные туалеты превратились в тряпки. Хинский спецназ занял боевую стойку. Увы, оружия у хинеянок не было, однако приближавшиеся к ним разбойники поделились всем необходимым. Хотя и против своей воли.

Тем временем Лестард отбивался от очередного разбойника, успешно применяя на практике навыки, полученные на тренировках со своими подопечными. В первый момент разбойники были ошарашены его странным методом ведения боя. Однако, сориентировавшись, решили задавить наглого бойца количественным перевесом. Внезапно в шум сражения ворвался боевой клич на непонятном языке… и восемь дам в одном нижнем белье разорвали кольцо разбойников. Несколько их них прорвались поближе к царю, другие поспешили на помощь попутчику. Разбойники дрогнули, пораженные таким зрелищем.

И тут в глубине зала раздался крик. Царица Савская, отрезанная от своей охраны, была зажата в дальний угол, ее окружало несколько вооруженных людей с не самыми благородными намерениями.
Мгновенно оценив ситуацию, Лестард понял – царице никто не успеет прийти на помощь. Все «бойцы сопротивления» слишком далеко от нее. Царица, не переставая кричать, в испуге оглядывала зал. Внезапно откуда-то из толпы придворных выскользнула тонкая девичья фигурка в скромной одежде. Сбросив паранджу, она в три прыжка подскочила к Савской.
-Гюль, - выдохнул Лео.
Забыв о том, что ей нужно скрываться от любопытных глаз, юная тетушка хинской императрицы и несостоявшаяся супруга Царя Царей успешно продемонстрировала несколько приемов из своего арсенала.
Сначала ближайший к царице разбойник проверил стенку дворца на прочность. Своей головой. Второй – растянулся на полу рядом, получив удар в болевую точку в районе горла. А третий и четвертый почувствовали внезапную боль чуть ниже пояса и согнулись в три погибели. В этот момент к царице подскочило двое стражников. Соломон обернулся, облегченно вздохнул и вновь вступил в бой.

-Ты, - при взгляде на свою спасительницу выдохнула царица, и ее испуганное лицо исказилось злобной гримасой, - ты одна из них? А на ком же женился Царь?
-А это уже не важно, - выдохнула Гюль Ча-Тай, и обернувшись, заметила, что Лестарда окружило сразу шесть негодяев. – Лео, держись.
В три шага девушка подскочила к расследователю.
-Ну что, спина к спине? И двумя саблями? Как я тебя учила…
-Давай! – кивнул головой Леонард.

Алька Прекрасная леди (20 Окт 2008 22:38)

Ананас просвистел в воздухе не хуже точечной чугуниевой бомбы, той самой, радиус поражения которой равен радиусу самой бомбы. Разбойник, которому вдруг прилетело такой счастье, свел глаза в кучку и рухнул к ногам боевой троицы: Альки, Эби и царевны Будур.
- Бешеные фрукты атакуют! – нервно прокомментировала Дракоша, пытаясь не наступить на упавшего.
- А мне завидно! – объявила Алька.
- Чего?!
- Вон хинеянки как дерутся, а я не умею…
- Нашла время! – покачала головой Будур и бросила очередную бомбочку. В воздух взметнулся столб дыма, а на полу осталось черное пятно идеально круглой формы.
- А я умею! – так же неожиданно сказала Эби. – Вот, смотрите!
Девушка подхватила с пола тяжелый бронзовый подсвечник и небрежно крутанула его в воздухе.
- Меня еще давно научили, - пояснила она попутно. – Баланс, конечно, малость не того, но, в принципе, сойдет! Па-аберегись! Кого задену – я не виноватая…
В это время очередная партия разбойников решила в очередной раз штурмовать угол, где засели девчонки. Первый же неосторожный бандит словил подсвечником в лоб и прилег, пачкая грязным халатом мраморные полы. Остальной компании Алька швырнула под ноги что-то наподобие бенгальского огня, плюющегося искрами во все стороны, а с тыла уже подлетали ракеты «земля-воздух» класса «кокос обыкновенный». Слоны неплохо натренировались в метании фруктов по движущимся целям.
Внезапно поток фруктов иссяк.
- А ну брось немедленно! – настаивал Степка. – Выплюни, кому говорят!
- Не буду! – мотал ушами Васька. – Не буду кидаться бананами! Ананас – брошу, арбуз – брошу, а бананы – не могу!
- Надо! – продолжал настаивать товарищ. – Бросай, кому говорят!
- Эх… - Васька быстро проглотил пару бананчиков, забросил шкурки в зал и продолжил обстрел.

Этому разбойнику просто невероятно везло: он увернулся от бомбочки, проскочил мимо мелькающего в воздухе подсвечника и уже протянул руку к Будур, как вдруг везение внезапно закончилось. Его ноги поехали как по льду, а перед глазами вместо перепуганных девчонок возник белый с лепниной потолок.
Эби легонечко приложила бандита подсвечником, чтобы не путался под ногами.
- Я-то всегда думала, что на банановых шкурках только в тупых комедиях поскальзываются… - растерянно прокомментировала Алька. – А вот бывает же!..

Luxoria Прекрасная леди (24 Окт 2008 22:35)

Стоять возле стены было невыносимо скучно. И совершенно нечестно! Вон, все сражаются – и шеф, и Алька с Дракошей, и Толик с джинами, и даже сам Соломон, одна она стоит, как дура, сложив ручки, и ничего не делает! Да она со своим автоматом тут живо бы шухеру навела! И чего шефу вдруг приспичило ей это запрещать? Да она, знаете, как стреляет? Ух! Все дэвы с перепугу быстренько обратно в камешки засосались бы! Про бандитов и говорить нечего! Так нет же! Шефу захотелось, чтобы она стояла в сторонке и изображала резервного арбитра! Вот есть в жизни справедливость?
Люкси еще раз смотрела поле боя, отмечая про себя, что люди уже начинают уставать, зато дэвы и джины наоборот вошли в раж – того и гляди, дворец разнесут по камешкам. Если уж одна Джина это умеет, то такая толпа магических сущностей, да еще в совершенно неадекватном состоянии… Да и гостиная АдвокОтской конторы после нашествия одного-единственного дэва тоже свидетельствовала о многом
- Ребятки, нужно срочно что-то делать, - тихонько сказала Люксория, чтобы ее услышали только стоявшие рядом Джина и Аладдин. – Нужно как-то обезвредить этих ненормальных дэвов, пока от дворца не осталось пепелище. Похоже, что они по своей природе слишком агрессивны и просто ненавидят все живое. А раз так, то либо мы их, либо они нас. Я предпочитаю первое.
- Я тоже! – подтвердил Аладдин, с готовностью поворачиваясь к своей госпоже. – Какой у нас план?
- Об этом я еще не подумала, - Люкси задумчиво посмотрела на сразающихся элементалей земли. – Джина, ты случайно не в курсе, как можно уничтожить дэвов.
Джина в ответ как-то странно всхлипнула, накрыла всю троицу странным переливающимся куполом и тихонько сползла по стене. Она уткнула голову в сложенные на коленях руки и зарыдала. Аладдин и Люкси недоуменно смотрели на невиданное явление – плачущую джинию. Что могло так ее расстроить, чтобы могущественная магическая сущность ревела, как обычная человеческая девушка.
Люкси неуверенно опустилась на колени рядом и похлопала Джину по плечу.
- Эй, ты чего? Что случилось? Я тебя чем-то обидела? Или может, у тебя что-то болит? Может, тебе водички принести? Или ананасик? Вон как раз один симпатичный неподалеку валяется…
- Да, мне и правда больно, - всхлипнула Джина. - Люкси, а совесть может болеть? Потому что у меня болит. Очень. Я раньше не знала, что это такое. Я вообще не очень хорошо понимала чувства и мотивы поступков людей. Вы такие странные. Вы можете плакать по пустякам, но не сдаетесь, когда действительно плохо. Вы можете любить вопреки долгу, здравому смыслу и общественному мнению. Вы можете пожертвовать собой, ради того, чем дорожите, или отдать все свое состояние за сущую ерунду. Вы совершенно нелогичны на первый взгляд, но чем больше я вас узнаю, тем больше понимаю – все правильно! Именно так и нужно жить – суматошно, беспорядочно, но ярко и интересно. Я хотела понять, что вы чувствуете, и вы с радостью делились со мной своими эмоциями, своим теплом. Вы стали моими друзьями… Но я этого не заслуживаю, Люкси. Слышишь? Я не ваш друг, я… я просто пешка… Я предала вас, потому что у пешек не бывает друзей, для них важны только приказы…
И Джина разрыдалась еще больше.
«Похоже, кое-кому требуется срочная психиатрическая помощь… Может, треснешь ее чем-нибудь тяжелым по голове, чтобы шарики из-за роликов выехали?» - посоветовал внутренний голос.
Идея была очень соблазнительной, но Люкси, подумав немного, все же от нее отказалась. Как-то это недостойно и не подобает… Поэтому девушка пошла другим путем, то есть в обход.
- Послушай, солнце, я все понимаю… Жара, нервы, критические дни. Кто угодно психанет! Но вот время ты выбрала неудачное. Так что, подруга, прекращай реветь! Лучше отвлеки шефа, пока я автомат буду из сумки доставать, и уж потом мы с тобой всем покажем…
- Подруга? – уже почти в истерике закричала Джина. – Как ты можешь называть меня подругой? Как можешь звать меня с собой, полагаться на меня? Ты что, не понимаешь? Это же все я, я одна виновата! Все из-за меня!
- В чем ты виновата? – разозлилась Люкси. Она терпеть не могла истерик. По крайней мере настоящих. Вот для пущего эффекту можно и поистерить. Так, немножечко… просто, чтобы другие почувствовали себя виноватыми. Ведь чувство вины полезно для подарков. Но чтобы устраивать такие концерты, да еще и посреди боя! Такого Люкси понять не могла. – Или объясни по-человечески, или я за себя не отвечаю!
- Я с самого начала попала к вам не случайно, - все еще всхлипывая, начала путано объяснять Джина. – Это все по заданию… Я вас должна была провести сюда, чтобы вы помогли Царю Царей. Но когда я узнала про камни с дэвами… Хоттабыч сказал, что они могут быть для вас опасны, а мой долг, как агента – обеспечить вашу безопасность. Но я же не знала тогда, что все это неправда! Я думала, что я поступаю правильно! А потом оказалось, что дэвы вовсе не плохие, и хотели с нами подружиться… так что все из-за меня, понимаешь?
- Нет, – честно призналась Люкси, которая действительно практически ничего не поняла из этого в высшей степени доходчивого объяснения. Судя по выражению лица Аладдина, он понял еще меньше.
Джина в отчаянии всплеснула руками.
- Ну, как ты не понимаешь? Я же тебе говорю, я украла камни, в которых жили дочери повелителя дэвов, и теперь он на всех обиделся и напал на дворец!
- Так бы сразу и сказала, - пожала плечами Люкси. – И куда ты их дела потом?
- Отдала шефу, разумеется?
Люкси разинула рот от изумления.
- Зачем ему камни с дэвами? Тем более, что он же их сам нашел в пещере разбойников. Нет, это совсем никуда не годится! Сам, оказывается, ввязался в войну джинов и дэвов, укрывает контрабандные алмазы, а мне даже из автомата пострелять нельзя!
- Так тебе Хоттабыч не дает пострелять из автомата? – удивилась Джина. – А я думала, что попутчик.
Девушки недоверчиво смотрели друг на друга, и Люкси поняла, что от всех этих истерик, вселенских заговоров и прочих непозитивных вещей у нее самой начинает ехать крыша. Нужно срочно переключиться на что-то более конструктивное.
- Джина, а ты знаешь, где сейчас камни?
Джиния задумалась. Слезы на ее щеках уже почти высохли, и она снова превращалась в ту энергичную и деловую девушку, к которой все так привыкли.
- Думаю, что Хоттабыч спрятал там, где никто из врагов не сможет их найти – в своей бутылке.
- А туда можно как-то попасть? – с надеждой спросила Люкси. – Если нам удастся вернуть камни, мы сможем отдать их повелителю дэвов и остановить битву…
- Не знаю, но можно попробовать…
Джина схватила Люкси и Аладдина за руки, и через мгновение место у стены, где они стояли, опустело. Разбойник, который вот уже десять минут пытался пробить топором созданный Джиной щит, с разбега со всей силы рубанул по мраморной стене. Топор выпал из гудящих от удара рук прямо на ногу в легких сандалиях.
Когда над полем боя раздался протяжный вой раненой собаки, попутчик обернулся проверить, как там его домочадцы, и застыл в удивлении – Люкси, Джина и тот темноволосый мальчишка исчезли без следа.

Fael Прекрасная леди (24 Окт 2008 23:43)

Рожи, озлобленные, оскаленные, безумные рожи сквозь вихрь стали в кровавом зареве… Черные, грязные лапы, рвущие на части мир, его, Шахрияра, мир… Боль, ужас, предсмертный вой нечеловеческой силы… Агония.

- Что это?
- Сонный газ. Сжиженный. Готовь перевязку.

Смутно-знакомые голоса, как сквозь вату. Они где-то вне этого мира, и лишь краем касаются слуха, не проникая в сознание…
Свет. Слабый, едва теплящийся огонек, такой родной и теплый, но такой ужасающе слабый.
«Если он погаснет, все кончено…Мой мир… Моя Шехерезада…»
Вдруг черные лапы заметили его, этот слабый огонек, и потянулись, желая забрать себе, погасить, уничтожить, растерзать…
«Не дам! Моя, моя Шехерезада!»
Надо закрыть, взять в ладони, защитить от этого зла. Больно…
Огонек стал чуть ярче и ближе.


- Он… Он поправится?

Голос! Такой родной, любимый, самый прекрасный на свете голос. Но почему же ты замолчала, любимая? Не бойся, я не отдам тебя этим тварям. Я с тобой, я здесь, я иду к тебе…

Шахрияр открыл глаза и улыбнулся. Черные руки, его кошмар, остались там, в бреду, а здесь на него смотрели огромные, бездонные, самые прекрасные на свете, только почему-то испуганные глаза Шехерезады.
Он хотел сказать ей… сказать…
Но тут дверь сотряслась от мощного удара, уцелев лишь каким-то чудом.
- Это те проснулись или новые подоспели? – спросила Фаэль.
- Новые, - со знанием дела определила Ханаэль, - газ действует два часа минимум.
- А больше нету?
- К сожалению нет. Зато есть алькины запасы.
- Тогда готовимся к обороне, - на удивление весело сказала хоббитянка и полезла на шкаф.

Алька Прекрасная леди (27 Окт 2008 20:49)

Если в рядах сражающихся со стражниками разбойников царил полный хаос, то битва джиннов и дэвов выглядела несколько более упорядоченно. Впрочем, разрушений от нее было куда больше.
По фасаду дворца выстроилась линия сосредоточенных, окутанных дымными клубами джинов. Напротив них, подмяв под себя часть парка, расположилась армия дэвов. Позади их строя, скрестив руки на груди, в позе Наполеона под Москвой, виднелся правитель.
- Пли! – последовала команда.
- Воздушная тревога! – раздалось в рядах джинов.
Град камней обрушился на дворец. Часть их была отброшена внезапно ставшими эластичными стенами, другую часть джинны сбили еще в воздухе прицельными заклинаниями.
- Империя наносит ответный удар! – провозгласил Хотабыч. – По врагу – прямой наводкой! За Родину, за царя Соломона – огонь!
Огненные валы дикими зверями бросились на дэвов. Пожухла и свернулась от жара листва деревьев, но духам камней от этого было ни жарко, ни холодно. Разве что царь небрежно шевельнул ладонью, защищая от пламени пробегающего мимо человека.
Огонь иссяк. Кто-то из дэвов нервно бросил в противников трансформирующее заклинание. На него шикнули из обоих рядов.
- Все должно быть по правилам! – напомнил царь. – Без команды не колдовать!
- Предлагаю дуэль! – крикнул Хотабыч.
- Дураков нет, - мотнул головой повелитель дэвов и поправил покосившуюся от резкого движения корону.
- Да не со мной, а вот хоть с ним, к примеру, - джинн вытолкнул вперед обалдевшего Казика.
- А с ним непрестижно, - снова отказался противник. – Взвод, слушай мою команду: земля-воздух!
Вздымающаяся волна земли направилась к джиннам, заставив вздрогнуть стены дворца.
- Воздух! – тут же крикнул Хотабыч, и навстречу земляному валу ударила волна воздуха. Комья земли полетели во все стороны, застучали по стенам дворца. Магическая битва продолжалась.

Luxoria Прекрасная леди (28 Окт 2008 00:21)

- И вот так живет глава джиньей разведки? Да это же просто монашеская келья какая-то! – удивлялась Люкси, осматриваясь по сторонам.
В комнате были только старый диван, стол и пара стульев. Не было даже таких необходимых каждому прогрессивном человеку вещей, как шкаф и зеркало!
- Ну, и где в этой дыре можно спрятать алмазы? – насмешливо хмыкнул Аладдин. – Да даже мой дом выглядит богаче, а ведь я не самый крутой олигарх в Бэдате!
- Неужели вы и правда думаете, что Хоттабыч живет здесь?
Джина рассмеялась над удивленными лицами друзей и подошла к столу. Там возле закоптевшей газовой лампы стояла неприметная бутылка коричневого стекла. Джиния вгляделась в клубы сизого дыма в глубине бутылки.
- Алмазы точно здесь, - драматическим шепотом провозгласила она. – И нам придется очень постараться, чтобы попасть в святая святых сильнейшего джина на сказочном Востоке.
- Но ведь ты можешь туда попасть, правда? – спросила Люкси. Как ей не хотелось покомандовать еще немножко, она понимала, что в данной специальной области Джине лучше предоставить свободу действий.
- Это мы сейчас посмотрим! Не зря же я в этом году получила звание лучшего агента Аль Хоттабы…
Вперив в бутылку немигающий взгляд, Джина застыла каменным изваянием. Только губы шевелились, произнося какие-то заклинания. Люксория и Аладдин боялись даже дышать, чтобы не сбить джинию с верного пути. В комнате стояла такая тишина, что были отчетливо слышны отголоски боя, шедшего во дворце и садах Соломона.
Наконец, Джина облегченно вздохнула.
- Все, внешнюю сигнализацию я отключила. Если бы мы взяли бутылку в руки, она бы сработала, и нас засосало бы внутрь. Но теперь уже можно не бояться. Дальше должно быть легче…
Джина снова сосредоточилась на бутылке, ее взгляд стал отрешенным. Но зато теперь она тихонечко комментировала свои действия, и молчание больше не давило на уши.
- Так, что тут у нас? Ну, ничего себе! Лазерная сетка на полу! Еще и выключатель на противоположной стене! Я ему что, обезьяна, что ли – лазить по шкафам и креслам? Еще и шкафы такие неудобные – попробуй залезть… Вот зараза! Кто додумался поставить сюда кресло-качалку, я же чуть не свалилась! А вот и выключатель… иди к мамочке… Нет, ну это уже свинство! И где он только взял электронный кодовый замок?
- Может, Хоттабыч поставил в качестве кода какую-нибудь памятную дату? День рожденья, например? – решила помочь по мере сил Люкси.
- Это же самый древний и самый сильный джин на земле! Он наверняка уже и не помнит даты своего рождения. А знаменательных событий на его памяти было столько, что хватило бы заполнить мемуарами Александрийскую библиотеку! Если он все вспомнит, конечно…
Друзья задумались. Какой код мог установить старейший на земле джин, слегка болеющий легким склерозом?
- Может, он, чтобы не париться и не вспоминать что-то знаменательное, установил сегодняшнее число? – предположил Аладдин.
Джина проделала палицами несколько странных пасов и радостно воскликнула:
- Есть! Лазеры отключены! А ты молодец, парень, далеко пойдешь! Тебя прямая дорога в воры или агенты.
Аладдин покраснел до корней волос и невнятно промямлил:
- Нет, спасибо. Я завязал.
Не успела Люкси поинтересоваться, с чем таким завязал ее новый помощник, как Джина торжественно возвестила, что путь свободен. Воздух вокруг них наполнился клубами дыма, и всю компанию с легким шипением засосало в бутылку.
В первую минуту Люкси не поверила своим глазам – они стояли посреди огромной, богато обставленной комнаты с золотыми узорами на потолке и шелковыми занавесками. Трудно было поверить, что все это находится внутри небольшой бутылки.
- Неслабо он устроился!
- А ты думала! – отозвалась Джина, не отрываясь от осмотра квартиры. – Гостиная, три спальни, кабинет, две ванные, три туалета, две комнаты для гостей, джакузи, бассейн, гараж, два ролс-ройса, один харлей, три магнитофона импортных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… тоже три… О, и кухня! Твою дивизию!...
Из кухни раздался дикий грохот и не менее дикая ругань на весьма нецензурном мистралийском. Люкси и Аладдин тут же бросились на выручку, но увидели всего лишь Джину, лежавшую в горе кастрюль и сковородок. Рядом валялось содержимое ближайшего шкафчика, который джиния зацепила при падении.
- А, сковородная ловушка, - прокомментировала Люксория со знанием дела. – Как же, как же, знаем! Сами такое делали. Но у Хоттабыча в комплекте со склерозом явно еще и маразм. Кто же ставит сковородную ловушку, если дом оборудован лазерами? Только кофе зря рассыпался.
Девушка подняла открытую банку кофе, чтобы поставить ее на место, и вдруг заметила, что среди зерен блеснуло что-то белое. Вот это да! Алмазы! И она разложила на ладони целую дюжину драгоценных камней.
- А дедуля таки в маразме, - не удержался Аладдин. – Любой вор знает, что первым делом нужно искать под матрасом и в банках с сыпучими продуктами!
Выдав эту тираду, мальчишка снова густо покраснел, но девушки, увлеченные находкой, на этот раз ничего не заметили.
- Ладно, валим отсюда, пока фараоны не нагрянули! – снова взяла командование в свои руки Люкси.
И еще долго после того, как сизый дым окутал троицу своими щупальцами, восторженный голос Аладдина эхом витал по разгромленной кухне.
- Ну, госпожа, да вы просто свой человек!

Морис Горячий кабальеро (28 Окт 2008 04:32)

-Кой черт меня понес на эту… свадьбу? – в который раз за сегодняшний день повторил Морис. – Мало мне было собственной… с Будур?
-Поберегись, - прокричал один из кракадильчиков, и искусанный музами разбойник, бросив оружие и не разбирая дороги, пролетел мимо Мориса. Тот едва успел отскочить и как следует размахнуться дубиной...

А ведь так хорошо все начиналось…. Праздник, радостные лица, довольный шеф, смирные Алька и Эби - душа радовалась! Даже Люксория к концу церемонии практически перестала нервничать. Все было так чудесно, что в голову постучалась крамольная мысль – «Похоже, все закончится хорошо и очень скоро». А когда Морис во время церемонии увидел, какими глазами смотрят друг на друга Шехерезада и Шахрияр – ему просто захотелось петь. К примеру, что-то вроде «Я на тебе никогда не женюсь»!
И вот, на тебе! Сюр-приииз. Как говорится, не ждали, не гадали! А ведь повелитель дэвов предупреждал, что он будет действовать самостоятельно. Лестард не даст соврать! Вот она, эта самостоятельность, во всей красе… Ну, куда же ты лезешь, гад? Получай! …
Жаль, что Люкси стоит далеко, и нельзя спросить у нее, числится ли в ее распорядке церемоний драка на свадьбе? Кстати,… а где Люкси? Вроде, еще недавно замерла вооон в том углу со своим новоиспеченным помощником. Странно…. Так или иначе – ответ очевиден: драку не заказывали, но традиция есть традиция! Должна быть! Ну, а раз свадьба царская, то и драка должна быть… масштабная, с размахом, чуть ли не с разгромом дворца…. Таак, отвали, скотина, а ну, кусай его, ребята! …

-Нет, о чем ты опять думаешь? – раздался в голове у Мориса истеричный голос дона Маурисьо. – Расслабься! Я изо всех сил пытаюсь спасти нас обоих, а ты мне мешаешь. Нет, я знаю, откуда у тебя растут руки! И я знаю, что ты шпагу практически в руках не держал. Вот поэтому постарайся выкинуть из головы все посторонние мысли, и я сумею сделать из твоих так называемых «рук» нечто приемлемое. И не смей возражать! Я вытягиваю из дерь…, простите мне мой галлантский, нас обоих! … Спаси нас, Вечный Воитель, ну что за человек? Шпаги он в руках не держал, воспользоваться моими способностями к полетам и сбежать - он не хочет, какие-то там у него моральные соображения. Да ты без меня сдохнешь! И я вместе с тобой, вот что хуже всего!

-Знаешь, что…, - Морис чуть не задохнулся от возмущения, - во-первых, я не воин. Я алхимик. Повторяю, ал-хи-мик! Я не виноват, что таким родился…. Вот тебе!... И я не виноват, что стал жертвой остроумия Пляжа. То во мне пробудился Огонь, то он мне подсунул тебя с твоей Тенью, а теперь решил сделать из меня воина…. Ну что же, и это переживем! Вот сунул мне Казик эту дубину, и ею я и буду орудовать. Если максимум, на что меня хватает, это – долбануть деревяшкой по башке закусанного музами разбойника, то этим я и займусь…. Вот таааак, полежи и отдохни!... А твоими способностями я воспользуюсь лишь в крайнем случае.

-Да какой крайний случай тебе еще нужен?! – заверещал мистралиец.
-Когда я не смогу защитить тех, кто во мне нуждается. А пока мы с кракадильчиками можем прикрыть и Тима с зайцем, и эту глупую девчонку – новую жену Соломона, которая от испуга почему-то бросилась ко мне под защиту.
-Ну, вот и ладно, - злорадно пробормотал дон Маурисьо, - значит синей крысе конец…. Какой? Той самой, которая только что впечаталась в стенку.

Морис пригляделся. Елена лежала возле стены, в суматохе никем не замеченная… В этот самый момент у ног Мориса что-то пискнуло. Морис наклонил голову и ахнул. Это был зеленый мышонок. Тот самый муз Елены, который когда-то помог ей пройти в страну Фантазии. Малыш смотрел на него умоляющими глазами.
Морис застыл, осматривая вокруг. Бежать туда… почти через весь зал…. Но все остальные заняты боем. В этот момент Тим подскочил к нему и недвусмысленно мявкнул. С другой стороны подбежал изумрудный заяц….
-Глупо, до чего же глупо так геройствовать! Но раз вы так говорите…., пропадай моя телега, все четыре колеса, - Морис обернулся к бывшей наложнице. – Уважаемая царица. Вы бегать умеете? Только быстро?
Та испуганно кивнула.
-А крыс не боитесь?
-Что Вы, благородный господин, - пролепетала та, - у моего отца в лавке их было столько… - и в испуге замолчала.
-Ну, тогда вставайте и бегите за мной! Нам надо помочь Елене. И не отставайте! У нас есть несколько минут, пока музы сотворят чудо…

Тем временем, один из разбойников, заметив, что окруженный странными зверями мужчина в богатом наряде отвлекся на разговор с какой-то девицей в шелках, решил воспользоваться случаем и немного пощипать зевак. Но… не успел, и, прикрыв от нестерпимой боли глаза, только закричал во все горло:
-Откуда свет? Уберите!!!

… Это было невероятное зрелище. Через весь зал, сквозь толпы вооруженных людей сверкающим клином прошла невероятная процессия. Бегущие впереди заяц, Тим и мышонок сияли как три изумрудные звезды, а окружившие Мориса и новую царицу с боков и со спины кракадильчики так раздувались от испускаемого ими сияния, что казались похожими на драконов. Казалось, что музы выбрасывают свет тысячи очагов, тысячи душевных огней от тысячи бардов….
Музы буквально ослепляли своим сиянием всех окружающих, так что на несколько минут все замерли, прикрывая глаза. Те, кто оказывался на пути этого светового кокона, отступали, давая дорогу.
-Ну вот, - бормотал Морис, - еще два шага, и … Вот и пришли.

Морис наклонился и подхватил Елену на руки, та что-то пробормотала, и в этот момент свет муз погас…. Кракадильчики тут же устремились на оборонительные позиции. А новоявленная царица, оторвав кусок своего роскошного платья, смочила его холодной водой из кувшина, чудом уцелевшего на стоящем у стены столике, и приложила компресс к голове пострадавшей.
-Как вас зовут? – спросить что-то более умное Морис не сумел.
-Малика, - мягко, с ударением на последний слог, буквально пропела свое имя царица, но, взглянув на пробирающегося к ним Соломона в сопровождении нескольких стражников, тут же в испуге поправилась. – Ой, то есть, Гюль Ча-Тай.
-Нет, именно Малика, - слова Царя Царей прозвучали немного резко, но уверенно. – Не будем притворяться, девочка! Ты – молодец, – он улыбнулся жене, но через мгновение его лицо снова приобрело серьезное выражение. Он обернулся к подскочившему к ним Аману и скомандовал. – К бою!
К удивлению Мориса, Аман встал рядом с царем плечом к плечу и с каким-то огнем в глазах ринулся в атаку. Стражники замерли вокруг Мориса и Малики, помогая кракадильчикам отгонять непрошенных визитеров.
В этот момент Елена застонала и открыла глаза.

elena Прекрасная леди (30 Окт 2008 00:00)

Елена с трудом открыла глаза. И срочно их опять закрыла. Потолок кружился, в глазах слегка, а может и не слегка, двоилось. От лязга оружия и криков раскалывалась голова. Да еще и тошнило.
Вот не хватало, чтобы я тут ковер испортила,- подумала Елена, и с трудом поднявшись на четвереньки, отправилась к двери. Морис кинулся отбивать замешкавшегося стражника от пары разбойников, кракадильчики устремились за ним, и самостоятельного отползания крысы не заметил. Какая-то девица попыталась ее остановить, но в последний момент испугалась и не решилась... -Какой позор, такой шмяк об стену!
Елене казалось, что она движется вдоль стены по направлению к двери.
- Бенни об этом ни слова, а то опять на полигон запрет.
И тут крыса полетела куда-то вниз и больно шлепнулась на что то каменное и приятно холодное. Она блаженно вздохнула и прислонила к ЭТОМУ гудящую голову. Но долго наслаждаться ей не дали.
- А это что такое?!- прогудел гулкий голос.
-А что не видно?- Елена схватилась за уши,- крыса я.
-А если крыса зачем из окна прыгаешь мне на голову? И почему ты голубая?- не унимался любопытный.
-А это не ко мне , это к моим родителям,- она развела лапы.
-Когда я найду своих дочерей и разберусь с теми кто их обидел, я с тобой еще поговорю,- пообещал голос,- интересная зверушка.
-Дочерей найти?!- Елена даже глаза открыла,- так вы наш новый клиент?
Она попыталась улыбнуться грубому каменно лицу.
- У нашего Шефа всегда все находятся! А тех, кто посмеет обидеть девушек, попутчик собственноручно в пыль сотрет!
И, видя недоверие «клиента», попыталась его убедить:
- Правда, правда! У нас клиентами даже инопланетяне были!
Повелитель дэвов, а это был именно он, понятия не имел кто такие эти инопла… как их там, но попутчиком он сильно заинтересовался.
-А где он твой Попутный Шеф?
-Шеф попутчик,- автоматически поправила Елена,- счас приведу…

Luxoria Прекрасная леди (30 Окт 2008 00:36)

Повелитель дэвов был занят. Можно даже сказать, очень занят. Потому что жизнь повелителя и так не мед с рахат-лукумом, а уж когда идут военные действия, и подавно.
И за собственным войском наблюдай, и за тем, чтобы противник соблюдал правила боя, присматривай, и следи чтобы никто не пересекал границу между армиями. А ведь еще нужно успевать отдавать команды, грозить кулаком этому наглецу Хоттабычу (так, для пущего устрашения) и слушать дурацкие советы военных советников. Военные советники, как всем известно, совершенно не разбираются в войне, а только в пирах и женщинах, но что поделаешь – каждому повелителю по статусу положено иметь военного советника. И чем больше советников, тем больше тебя уважают. Политика, так ее разэдак! И главное, не спрячешься от них нигде! Преследуют, шепчут что-то на ухо, суют в руки какие-то карты… Как будто повелителю нужны карты, чтобы командовать своим войском.
А не успеешь скрыться от этих дурошлепов и присесть тихонечко в тени пальм,
как тут же прямо на голову обязательно упадет какая-нибудь крыса совершенно неправильного цвета! Уже и отдохнуть спокойно нельзя! Хотя эта идея на счет Попутного шефа или шефа Папута… повелитель дэвов был уже согласен на все, лишь бы вернуть домой своих крошек.
- Простите, пожалуйста, - вдруг раздалось за спиной, - это вы тут главный?
Повелитель обернулся и вперил тяжелый взгляд в стоящую перед ним троицу – маленький человек, человек женского пола и джиния – та самая, доверенное лицо этого подлеца Хоттабыча! И как только посмела после всех своих преступлений явиться пред светлы очи повелителя!
Дэв взревел так, что стены дворца вздрогнули, а с ближайшей пальмы упало несколько кокосов.
- Да как ты посмела явиться сюда! Военным кодексом запрещено противникам появляться на противоположной стороне и пересекать границу! Ты нарушила традиции! Теперь я имею права требовать безоговорочной капитуляции армии джинов!
- Эй, уважаемый, а можно орать немного потише? – человек женского пола… как же ее правильно назвать?... человека? возмущенно уперла руки в бока. – Или вы барабанные перепонки из спортивного интереса лопаете? Так у меня еще осталась парочка целых…
Повелитель опешил… в смысле, удивился немного, совсем капельку, как это подобает настоящим повелителям. Какая-то человека посмела обратиться к нему в таком тоне? Это просто неслыханная наглость! И что теперь делать? Прихлопнуть ее на месте? Так военный кодекс запрещает дэвам убивать людей во время войны с джинами. Пожди потом докажи, что ты не верблюд… Нет, наверное, будет лучше делать вид, что этой человеки здесь нет, а есть… обычная муха, на которую не стоит обращать внимание.
И дэв снова повернулся к шпионке Хоттабыча.
- Так, на чем я остановился… Ах да! ты пересекла линию боя и…
- Ничего подобного! – снова встряла человека. Вот же настырное создание! – Ничего она не пересекала! Мы тихонечко, в обход, чтобы никому не мешать. Вы так миленько пулялись друг в друга камешками и огонячками, так что мы вас отвлекать ни стали…
Нет, это уже совсем ни в какие ворота не лезет! Разве можно выдержать такую наглость? Повелитель повернулся к человеке и рявкнул так, что все уцелевшие в битве стекла дворца осыпались мелкой сверкающей крошкой.
- Молчи, жалкая человека! Помни, перед кем ты стоишь и трепещи! Посмотри на своих спутников – они знают, как нужно себя вести в присутствии великого Повелителя дэвов. Никто не смеет открывать рот без моего разрешения!
- Вот еще! – чеовека надула губы и отвернулась. Подумать только, она повернулась спиной к повелителю!